Mass Effect Universe

ФРПГ "Горячий Снег" - Страница 8 - Форум

  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Горячий Снег" (ФРПГ в жанре Action)
ФРПГ "Горячий Снег"
Vulture
38 0%
Offline
1118
2019-09-26 в 11:53 # 1


FRPG "Горячий Снег"




В ролях:

Vulture
- Антон "Коршун" Джин -
человек, командир отряда

Вася_Штопор
- Листиния "Лира" Раэтис -
азари, информатор Альянса, контрабандист, разведчик

Sambian
- Даниил (Данила, Дэн) Ирбицкий -
человек, экзобиолог, биохимик, офицер Альянса в отставке

Михалыч
- Рихард Веленштейн -
человек, инженер, пилот

Дополнительные персонажи:
- Хилларт Анжелина - человек, Заместитель командира отряда, капитан
- Лайл Харс - человек, доверенное лицо командира отряда.
По совместительству, связной и неофициальный поставщик оборудования.

- Эдвард Молтер - человек, специалист по вооружению отряда.
- Коллет Ферроу - человек, капрал, пилот.
- Дуэйн Хикс - человек, капрал.
- Роберт Хадсон - человек, рядовой.
- Карен Форбс - человек, штурмовик
- Меррит - турианка, наёмница, пироманка
- Людмила Ковальчук (Лючия Фаббро) - человек, одна из главарей "Горгоны"




Мастер: Vulture | Обсуждение
Набор игроков открыт
Sambian
11 0%
Offline
511
2022-08-18 в 1:43 # 141
После оклика пара сразу же остановилась и обернулась, но ответа на вопрос всё же пришлось дожидаться с полминуты:
— Был бы я Хэкетом, ещё можно было бы рассмотреть обращение в стиле господин. — Не смотря на шутливый тон, было видно, что к этому вопросу Антон относится серьёзнее Данилы.
— Ну не кричать же мне через пол квартала: «Эй, ты, как там тебя? Стой! Есть разговор!» Ты всё-таки командир отряда, а не какой-то уличный бродяга.
Майор неопределённо хмыкнул и пожал плечами.
Ладно, проехали... — Ирбицкий резко поменял тему разговора. — Ну а что с советом по моему вопросу?
— Если по делу, то, если к чему-то лежит душа, и если есть возможность и желание, нужно слушать только себя.
— Если каждый будет слушать только себя, то не то что рок-группу, а даже дуэт сколотить не получиться, — попытался пошутить молодой человек, но заметил, что шутка как-то не зашла. — Тогда что, расходимся и до завтра?
Собеседники почти синхронно кивнули в ответ.
— Приятного вам отдыха, друзья!
— И тебе не напрягаться, дружище — усталым голосом напутствовала Анжелина, всем своим видом давая понять, что разговор окончен. Вскоре они скрылись из виду, оставив лейтенанта со смешанными чувствами и круговоротом мыслей в голове.
Млечный Путь. Одна из не слишком посещаемых и известных колоний людей.
Людмила сидела в одиночестве у окна за небольшим но очень массивным столом и наслаждалась блюдом из местных морепродуктов, запивая его очень даже неплохим свежим пивом местного же производства. За окном открывался живописный вид на огромное горное озеро, обрамлённое невысокими, заросшими лесом, горами. Все дела на этой, довольно приятной на вид планете, затерявшейся где-то на отшибе общегалактической цивилизации, были закончены и она решила немного отдохнуть и расслабиться перед возвращением на Цитадель. Это не было её первым посещением как самой планеты, так и колонии. Та расположилась на берегу огромного, занимающего почти всю межгорную котловину, озера, называемого колонистами «морем». Вода в нём была очень прозрачная, почти что пресная и необычно тёплая для такой высоты над уровнем океана, так что «морем» его можно было считать чисто условно, разве что за гигантские размеры. Это же относилось и к некоторым, с удовольствием поглощаемым ею «морепродуктам» которые, при более придирчивом подходе, следовало бы называть «озеропродуктами». Не смотря на пошлое, заезженное название и свои не слишком большие размеры, ресторан под вывеской «Таверна "Логово пиратов"» отличалась уютом и хорошей, домашней, хотя и без особых изысков, кухней. Место было спокойным и вполне безопасным, особенно в купальный или горнолыжный сезон. За этим строго следил шериф со своими помощниками, настойчиво «предлагая» особо буйным местным «орлам» поискать другое питейное заведение и, желательно, подальше от побережья. Всё-таки ресторан был одним из компонентов туристического бизнеса, который приносил неплохой доход в местную казну и давал работу для жителей. Но сейчас была середина осени и в межсезонье спокойствие ресторана иногда нарушалось серьёзными перепалками и даже драками. Правда официанты, спортивного вида парни, всегда заботились что бы выяснение отношений проходило за порогом их заведения. Вот и сейчас, когда посетителей немного поубавилось, Людмила, краем уха, смогла расслышать самый разгар чьего-то спора в дальнем углу зала. Повернувшись на лево, она увидела двух, обычного вида мужчин среднего возраста. Уже достаточно подвыпившие, они о чём-то отчаянно спорили, размахивая руками и очень неплохо использовали мимику, строя друг-другу очень колоритные рожи:
— Ой, да не надо только мне заливать! — громким и грубым голосом заявлял один из них, — Расскажи эти сказки туристам, когда следующий купальный сезон начнётся. Да и то, тебе только лопухи и подростки поверят, — с презрительным выражением на лице закончил он.
— Чт-о-о-о...? Да за такие слова... — Обвиняемый во лжи неожиданно резко поднялся со стула и стал тянутся руками через стол к своему оппоненту. Но тот, тоже встав, протянул руку и буквально придавил к месту возмущённого «сказочника». Тот был намного мельче и легче и как ни старался, так и не смог оторваться от стула, к которому его буквально «припечатал» более крупный и массивный «скептик».
— Слушай, Хулио, сиди и не дёргайся, — строго рявкнул здоровяк, — а то, как бы я тебя ненароком не повредил маленько!
Тот, поняв бесполезность сопротивления, расслабился, как-то весь обмяк и тихо возмутился:
— Но ты, Макс, тоже перешёл все границы...
— Ладно, прекратим этот бессмысленный спор! Но согласись, что трудно поверить в эту твою историю. Особенно учитывая все твои предыдущие - и о гигантских рыбах, и о чудовищах в глубинах озера. Да много чего ты тут понарассказывал после пары-тройки стаканов виски. Как теперь прикажешь после всего этого тебе верить.
— Хорошо, предположим тебе я вру, но зачем мне было рассказывать ту же историю шерифу? Правда он тоже не поверил, но я перерд ним, как на духу всё выложил!
— Ну не знаю, не знаю...
Разговор заинтересовал Людмилу и она решила переместиться поближе, усевшись за стойку бара.
— А я тебе говорю, что всё было именно так - и круглая дыра, окружённая молниями, в небе открылась, и жужжание раздалось, и барышня на лыжах в позе прыгуна с трамплина, вся синяя и заиндевелая, оттуда вылетела. Причём, как мне показалось, летела она и особенно теряла высоту, не так быстро, как следовало бы.
— Ну прямо таки - "с неба"?
— Не с неба, конечно. Дыра была на некоторой высоте от воды и в трёх сотнях метров от пирса, но было такое впечатление, что в небе дырку сделали. Ну не могу я тебе это по другому описать.
— Ладно, что дальше?
— Так вот. Сначала она кувыркнулась в воздухе и я уже думал, что в воду спикирует, но потом опять приняла ту же позу и продолжала лететь, пока не врезалась в стену моего офиса. Слава Богу, что она покрыта мягкой термоизоляцией из кусков нашего пробкового дерева, а то пришлось бы мне ещё стену и пирс от её мозгов отмывать.
— Ой, ну прям - «офис»! — Засмеялся тот, кого рассказчик назвал Максом. — Обычный пункт по прокату снаряжения для отдыха на воде.
Собеседник обиженно замолчал и насупился.
— Ну хорошо, пусть будет «офис», — примирительным тоном продолжил спорщик, — но как же она оказалась висящей над озером, вниз головой у причала?
— Так боковая стена моего офиса недалеко от края пирса находится. Вот почему она, отскочив и кувыркнувшись, упала вниз. Хорошо что ещё там кранцы подвешены и её лыжа аккурат между их запутавшимся креплениями и тросами застряла. Так я её и застал висящей вниз головой. Самому вытащить было сложновато, так что пришлось подмогу вызывать. Когда подняли её, то подумал, что всё, «готова». Но нет, сказали, что жива и в госпиталь увезли.
— Ну а что шериф сказал, когда ты ему всё это выложил?
— Да ничего. Только странно так на меня посмотрел и головой покачал.
— Но ты же протокол опроса подписывал! Что, не помнишь, что там было написано?
— А я что, читал? Я в таком шоке был...
— А надо было! Кто же теперь твоим россказням поверит?
— Я поверю! — услышав рядом чей-то возглас, приятели вздрогнули от неожиданности и подняли головы. Рядом с ними стояла высокая, спортивного вида женщина и с интересом разглядывала спорщиков.
— Не желаешь повторить для меня свой рассказ ещё раз? — обратилась она к Хулио. — Я в долгу не останусь!
— Послушай-ка, детка, — вдруг вмешался в разговор его приятель, — шла бы ты куда подальше отсюда.
— А то что?
— А то... — он вдруг осёкся и замолчал, наткнувшись на её жёсткий взгляд.
— Так вот, приятель, — продолжила она, — это тебе на выпивку и посиди пока у барной стойки. Можешь ещё и своим друзьям налить. Я сегодня угощаю.
После ухода лишнего свидетеля Людмила обратилась к его дружку, которому тоже стало как-то не по себе и он молча сопел в своём углу:
— Так расскажи-ка, дружище, свою историю ещё раз, для меня лично. Я подтверждаю, что в долгу не останусь. На выпивку себе заработаешь, да и в офис твой могу подойти и снаряжением твоим попользоваться. Не бесплатно, конечно. У тебя ведь сейчас там не особо посетителей - межсезонье. Разве не так?
Тот кивнул в ответ и успокоившись начал свой рассказ:
— Значит так. Было это вчера. Ранним утром. Не то, что бы я люблю часто на озере рассвет встречать, но в этот раз не пошёл домой после бара, а заночевал у себя в офисе. Хотя солнце уже поднялось довольно высоко над горизонтом, но на берегу и на пирсе было пусто. Туристов здесь уже почти нет, а местные всё ещё спали после позавчерашней праздничной попойки. Наверное и в городе слышно было?
— А, ну да, помню-помню! Шумно здесь было..., — соврала собеседница. Какое его дело, как далеко отсюда она находилась в это время.
— Да уж, повеселились... Так вот. Сижу значит я на пирсе...
— Что же, прямо так на пирсе?
— Нет, конечно. В кресле, на крыше моего офиса. Там смотровая площадка и вид отличный открывается. Приходи, не пожалеешь!
— Хорошо, зайду как-нибудь.
— Так значит сижу я и чай крепкий с похмелья попиваю... Наш, местный, очень даже помогает. Вкус - уникальный. Не пробовала?
— Пробовала, но ты не отвлекайся.
— Ладно, продолжу. Сижу себе спокойно и нашим утренним морем любуюсь. И вдруг...
После подробного, с ответами на уточняющие вопросы, рассказа свидетеля и участника необычного происшествия, Людмила покинула «Логово» в глубокой задумчивости. Согласно информации, полученной от него, эту необычную «курортницу» сразу же доставили в местный госпиталь. Уточнения в какой не требовалось - он был единственным на весь городок и она, после короткого раздумья, отправилась туда. Здраво рассуждая, было понятно, что это всё могло оказаться и заурядной галлюцинацией похмельного мозга Хулио, но с другой стороны - чем чёрт не шутит!
Очутившись в госпитале и довольно быстро попав на встречу с главврачём, не без помощи соответствующих «благодарностей» нужным сотрудникам, она сразу взяла быка за рога. «Легенда» была следующей - мол пропала кузина, отправившаяся сюда на отдых. Хотя до горнолыжного сезона ещё далеко, но она приехала пораньше, что бы ещё и на знаменитом море покупаться. Не сезон? Так мы из холодных краёв и к такой воде нам не привыкать. Ну а по городку ходят слухи...
— Да уж, ходят... — видимо поверив рассказу или сделав вид, что поверил, вздохнул доктор, — Странные, очень странные слухи. К тому же ещё и начудила тут у нас эта ваша Натали. Ох и начудила..., — он невольно проговорился с именем пациентки, сняв все дальнейшие проблемы с объяснениями.
— Что поделать, она у меня большая оригиналка.
— Да уж, да уж...— опять проворчал главврач. —Не дай Бог мне такую оригинальную внучку! Но скажите, почему она, в начале, назвалась так странно — Наташа? И в бреду на непонятном языке говорила. Какой-то славянский, как мне кажется.
— Это русский вариант имени. Она выросла в русской колонии.
— А фамилия-то у неё какая? Сколько мы не спрашивали, она никак не могла вспомнить. К тому же никаких документов и средств связи при ней не нашли.
— Может потеряла? Что, как в воду канули?
— Да, вроде и в воде, и на пирсе искали - всё без толку!
«Надо будет самой понырять» — про себя подумала Людмила, а вслух ответила:
— Ризова её фамилия. Ри-зо-ва. — девичья фамилия матери было первым вариантом, что пришёл ей в голову.
— Хорошо, так и запишем.
— Доктор, могу ли я её увидеть и поговорить прямо сейчас? Это так важно для меня.
— Ну знаете... — начал мяться собеседник, — её состояние всё ещё внушает опасения... К тому же она почти всё время спит. Мы даём успокоительные и снотворные препараты...
— Да-да, я понимаю. Ваша клиника несёт некоторые расходы и я желаю хоть как-то их компенсировать.
Доктор кивнул.
— Надеюсь эта скромная сумма пожертвования сможет хоть как-то компенсировать их?
— Ах, конечно-конечно! Это будет так кстати для нашего бюджета! — Радостно защебетал он. — Только в порядке исключения...
Первое, что увидела Людмила, когда вошла в палату, была большая больничная кровать, куча приборов и устройств с проводами и трубками, уходящими к ней и, прикрытое белой простынёй тело миниатюрной, стройной женщины. Возраст её было трудно определить из-за повязки на голове и различных, видимо лечебных, пластырей на лице. Казалось, что она крепко спит, но когда посетительница приблизилась вплотную к кровати, та резко открыла глаза, удивлённо уставилась на незнакомку и даже попыталась подняться:
— Лежи-лежи, — по-русски успокоила её Людмила. — Тебе пока нельзя слишком много двигаться. А уж головой крутить - тем более, — продолжала она, когда та несогласно замотала головой.
— Гд-е-е-е я? Кт-о-о-о ты и что те-бе нуж-но? — с трудом смогла выдавить из себя пациентка.
— Я — Людмила Ковальчук. Тебя зовут Наталья...
Пациентка продолжала молчать.
— Ну, ну? Попытайся вспомнить, — подбадривала её Людмила.
На лице Натальи отразилась растерянность и мучения, которыми сопровождались все её попытки что-то вспомнить:
— Ра-а-а..., Ре-е-е..., Ри-и-и..., — пробормотала она всё ещё очень слабым голосом, безуспешно напрягая память.
Видно было, что ответ немного удивил посетительницу, но она, неожиданно перебив собеседницу, продолжила:
— Ладно, хватит! Забудь и запомни другое. Ну, хотя бы пока, на время. Ты — Ризова. Наталья Ризова. Моя кузина по материнской линии. Мать у меня была из рода Ризовых. Ну ладно, сестричка, давай рассказывай кто ты, откуда и как очутилась здесь?
"Земля — превыше всего!" - Терра Фирма
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Михалыч
31 0%
Offline
430
2022-08-28 в 19:11 # 142
Рихард не спеша шел по космопорту к своему кораблю и был явно в хорошем расположении духа. Полученная амнистия, новый заказ на перевозку, а так же сообщение от механика Вито, что ремонт окончен, и судно "Стрекоза" готово к взлету - все это внушало здоровый оптимизм. Казалось бы, что могло пойти не так? Как оказалось - всё.

Оптимизм у Веленштейна тут же улетучился, когда Рихард подошел к "Стрекозе" и увидел результаты ремонта вблизи.

- Эй, кэп! - бодро отозвался Вито, идя навстречу, - Все готово к взлету! Груз по заказу забрал, провизия пополнена, запасы кислорода на максимуме, топлива на всякий случай даже с запасом набрал, - реакции Веленштейна однако не последовало. Все его внимание было приковано к самому кораблю, - Кэп? Все в порядке?

Рихард с каменным лицом молча смотрел на корму "Стрекозы". Не проронив ни слова, тот медленно достал сигареты из кармана и закурил. Сделав пару затяжек, Веленштейн все еще не спуская глаз с корабля наконец-то заговорил.

- Вито. Что это?
- В смысле? - механик на мгновенье растерялся, - А, так это ж двигатели новые!
- А почему они разного размера?
- Так основные - они всегда побольше, а те, что для маневрирования - чуть поменьше...
- Вито, я в курсе об этом! Я тебя спрашиваю почему ВСЕ двигатели абсолютно разного размера?!
- Что нашел, то и установил, - пожал плечами кварианец, - А что тут такого-то?
- Что такого? Что такого?! - Рихард явно начал терять терпение, - У каждого из них разная реактивная тяга, разная масса, Вито! Как я ими управлять-то буду?! И ты хоть считать научись, Вито, у нас теперь на один двигатель больше!

Веленштейн перевел взгляд с двишателей на грузовой внешний отсек и увидел, что везде были свежие лужи от топлива.

- Топлива с запасом набрал, говоришь? Так вот почему из-под отсека течет! Ты закрыл отсек, защемив шланг, Вито! И он все еще свисает аж до самой площадки!
- Ну так это... торопился, грузил и заправлял так быстро как мог. Разлил маленько. Уберем, вытрем, ничего страшного, - Вито опять пожал плечами, будто речь шла о какой-то незначительной мелочи.

Рихард лишь злобно матернулся и направился к боковой стороне корабля, где раньше была пробоина. Результат ремонта выглядел так, будто кто-то наспех скрепил огромное количество металлических бронелистов разной толщины и материала. Увидев результат, он схватился за голову и разразился матом громче прежнего.

- А с пробитым жилищным отсеком ты что сделал?!
- Здесь-то что не так, кэп? Заделал как ты и просил - надежнее некуда.
- Прикрепив заклепками куски металла разной толщины?! Ты бы еще их изолентой к корпусу примотал!
- Так для надежности же. Чтоб было труднее пробить второй раз.
- Вито, у нас корабль с таким балластом перевешивает по левому борту! А о герметичности я вообще молчу!
- Насчет герметичности учел, кэп. Внутри все обустроил. Да и масса не страшна, сменил посадочную платформу у левого края на более прочную. Вес выдержит, гарантирую!

Веленштейн перевел взгляд на платформу и устало вздохнул.

- Отлично. Просто замечательно. Ты посмотри на бетон, Вито, из-за смещенного центра тяжести из-под "ноги" корабля уже трещины пошли!
- Ну так это уже не наша проблема, а космопорта, - пожал плечами механик.
- Когда мы приземлимся на какую-нибудь планету, и у нас корабль на полноги уйдет под вязкую почву - проблема уже станет нашей!
- Кэп, да все в порядке! Найдем просто место с почвой поплотнее, и... ой, только не это!
- Что?
- Они идут!

Вито кивком указал на две приближающиеся фигуры, а затем резко развернулся и побежал к кобраблю. Рихард прищурился, пытаясь разглядеть двоих незнакомых, что быстрым шагом подходили к "Стрекозе": один был турианец в форме СЦБ с твердой солдатский походкой, другой - саларианец в официальном костюме с датападом в руках и бегающим туда-сюда взглядом.

- Солдатня и бюрократия. Только таких мне не хватало. - устало пробормотал Рихард, вышвыривая окурок в сторону, - Чем могу помочь?
- Рихард Веленштейн, капитан корабля "Стрекоза" - проговорил турианец, - С вами говорит офицер космопорта Цитадели.
- А также официальный представитель отдела по жилобеспечению и управлению, - продолжил саларианец.
- Ваш корабль нарушил правила при приземлении на посадочное крыло номер А тридцать шесть, дробь восемь, - турианец перевел взгляд на площадку и дополнил, - А также за вами числится порча поверхности вышеупомянутого посадочного крыла.
- Учитывая, что данный корабль является жильем для кварианца, замечены нарушения правил обеспечения жильем на территории Цитадели, - теперь уже заговорил саларианец, бросая мельком взгляд на корабль, что-то шустро набирая в датападе, - А также угроза воспламенения, нарушение пожаробезопасности и так далее, и тому подобное.

Однако на удивление Рихард отнесся спокойно к заданным обвинениям и даже заулыбался в ответ.

- Корабль совершал аварийную посадку и был в неисправном состоянии. В таком случае часть правил снимает ответственность с капитана судна.
- В данном случае, - заговорил офицер СБЦ, - У ответственного лица за корабль есть 20 часов на освобождение занятой посадочной площади. За превышение полагается штраф.
- Что ж, ну тогда это - официально оформленная жилплощадь для одного кварианца, коим является мой механик. И у вас нет полномочий выдавать штраф за жилье.
- Если вы подтверждаете, что это - жилье, в таком случае это - незаконная постройка в неположенном месте, - вступился саларианец, - и полномочия штрафовать за подобные нарушения есть у меня.
- Ну тогда это - не жилье, а корабль, который совершил аварийную посадку. Так кто ж будет штрафовать? Он или ты? - Рихард махнул рукой и уже было собрался уходить, - Вы пока решите без меня, а я...
- Мы уже решили, господин Веленштейн, - прервал его саларианец, - Штрафовать мы будем оба. И как корабль, и как жилье.
- Ха! И что с того?! У меня амнистия! - Рихард прямо сиял от счастья, - Все нарушения уже списаны! Думаете, что я это не продумал?! Думаете, что поймали меня?!

На сей раз в ответ заулыбались его собеседники

- Господин Веленштейн, мы обо всем в курсе. И о амнистии, и о даче взятки для ее получения. В дополнение вы обвиняетесь в незаконном оформлении документов, - заговорил саларианец.
- И наш ответ на вопрос - да, думаю что на этот раз ты попался. И не таких ловили, - завершил турианец.

Такого поворота Рихард уже совсем не ожидал. Он знал, что Цитадель - не какая-нибудь мелкая колония, но и не думал, что его с такой легкостью раскроют. Не зная что и ответить, он так и замер с открытым от удивления ртом, и на этот раз запасного плана у него совсем не было. Тишину однако прервала подбегающая к кораблю Меррит.

- Эй, Веленштейн! Доброе утро! Когда отлетаем? - бодро проговорила она. Поровнявшись рядом, турианка однако не придала значения двум новым собеседникам, а лишь удивленно наклонила голову чуть вбок созерцая новый вид "Стрекозы", - Слышь, Веленштейн, а это... оно вообще взлетит?
- Если и взлетит, то только на воздух, - вяло ответил Рихард.
- Оно и видно. Красиво горит!
- Меррит, заткнись. Не видишь, что у меня и так проблем хва... что значит горит?!

Вместо слов турианка кивком показала на горящий топливный след в котором одиноко догорал небрежно брошенный окурок. Проследив взглядом, Рихард увидел, что след протянулся прямо до свисающего шланга, а из щелей грузового отсека уже валил дым.

- Меррит, у нас корабль сейчас взорвется! - в панике вскрикнул Рихард, - А вместе с ним и груз по контракту! И Вито!
- Ага! И мы кстати стоим в радиусе взрыва! - та отозвалась довольным голосом, - Может отойдем маленько? Вон твои новые знакомые уже бегут что есть силы.

Рихард однако не слушал и сломя голову бросился внутрь корабля по трапу. Меррит лишь легким бегом отправилась за ним.

Оказавшись внутри, он тут же спустился внутрь грузового отсека, где механик Вито с флегматичным видом тушил дымящийся обрубок топливного шланга.

- Все в порядке, кэп, - проговорил он спокойным тоном, - Не беспокойся, горел лишь один топливный шланг. Да и то он ни к чему не подсоединен.
- А груз?!
- Вон он там, в уголке сложил - кварианец жестом указан на продолговатые ящики у дальней стенки, - Спрятал под теми контейнерами с медикаментами. А ты кстати здорово с окурком-то придумал. Рисково, но здорово. Теперь можно взлетать пока они не опомнились.
- Что? А. Ну да! Ну конечно же! Все так и было спланировано! Иногда моя гениальность пугает даже самого меня! - судорожно проговорил Рихард, стараясь принять спокойный вид. Получалось не очень. Он резко развернулся и направился к кабине пилота, - Меррит, закрывай отсек и отстыковывай трап, мы взлетаем!

---

Спустя полтора часа корабль "Стрекоза" хаотично дрейфовал в соседней с Цитаделью системе.

- Чертов кварианец! Чтоб я хоть раз доверил ему ремонт судна, - сквозь зубы проговорил Рихард, сидя на месте основного пилота и устало вытирая пот с собственного лба, - Из-за этих двигателей корабль абсолютно неуправляем. Корабль не расчитан на такую мощность, а я - тем более! Я чуть сознание не потерял от таких нагрузок!
- А мне понравилось! У меня аж цветные пятна в глазах поплыли! - проговорила Меррит, сидящая рядом. Она закрыла один глаз и довольно улыбнулась, - В правом вон до сих пор плывут. Ничего не вижу, зато красиво!
- Кэп! - из прибора бортовой связи донесся знакомый голос кварианца, - Хорошие новости, кэп!
- Чего тебе еще? - устало проговорил Рихард.
- Помнишь, ты ругался, что у нас на один двигатель больше прежнего?
- Ну?
- Теперь все в порядке!
- ...
- Кэп?
- ...
- Кэп, ты тут? Прием? Все в порядке, говорю! Один из двигателей оторвался когда мы улетали с Цита...

Рихард лишь молча отключил устройство связи и пустым взглядом уставился на равнодушные ко всему звезды. Полтора часа назад где-то далеко на Цитадели ровно с таким же пустым взглядом Анжелина смотрела на свалившийся из ниоткуда двигатель для малых судов.
Vulture
38 0%
Offline
1118
2022-08-29 в 20:59 # 143
Сразу после окончания очередной встречи с их продюсером, участники группы разбрелись по своим делам. До завтрашней вечерней репетиции оставалась куча времени, если подумать. Но, после сытного обеда, беспокойство лишь усилилось. Что-то было явно не так. Это было невозможно описать словами. В воздухе буквально витала аура опасности.
- Чтобы на Цитадели было такое? Да в жизни не поверю! – Антон не поддался охватившим девушку чувствам.
- Говорю тебе, здесь что-то не так! Я пойду прогуляюсь, а ты будь на связи.
- Может, пойдём вместе? Так и тебе лучше будет, и мне спокойнее.
- Нет, поверь, сейчас именно так будет лучше.
Иногда с Анжелиной спорить было себе дороже. Именно сейчас, именно сегодня был такой день. Антон не без внутреннего протеста согласился с ней. Взяв напрокат аэрокар, девушка решила для начала сделать круг по Президиуму, на максимально допустимой малой высоте. Неизвестно, кто сотворил эту станцию, но она была великолепна. Рассуждая о великолепии станции, она сидела на скамейке, недалеко от доков. Набирающий обороты чёрный дым, заставил её насторожиться. Появление пары чиновников – саларианца и турианца, лишь усилило беспокойство.
- Эй, что происходит?! Вы куда?!
Но пара не просто появилась, она пронеслась мимо, чуть не сбив её, когда она встала со скамейки, в надежде выяснить суть происходящего. Вокруг уже сновали техники, и работники СБЦ, едва заметно запахло гарью, и в тот самый момент, когда Анжелина подняла глаза на улетающий в спешке корабль, с его борта отоврался маршевый двигатель. Её равнодушный взгляд оставался таким ровно до того момента, как устройство, не успев отработать топливо, к тому же лишённое всякой стабилизации, решило, что место где стояла капитан будет идеально для посадки. Как нарочно, местность почти не располагала укрытиями. Не считать же за укрытие потрёпанную скамейку, урну рядом, и кустарный автомат с напитками и закусками. До ближайшего склада было около минуты спринтерским бегом, до малого торгового центра, пять минут. Склад то ли открыт, то ли нет. Выяснять это будет трудно и долго, до магазинов она не успеет добежать. На инструметрон, пришло предупреждение по официальной волне доков, о нештатной ситуации. Из всего потока информации, она успела выделить лишь несколько слов - Кварианец, «Стрекоза» (та самая?!), и пилот Рихард Веленштейн.
Разумеется, кто бы сомневался! Опять решил денег зашибить! А ты чего, дорогуша, стоишь? Красивый вид? Красивый! Правда, если с места не сдвинешься, сейчас же, он будет для тебя последним, что ты в этой жизни увидишь! Шевели поршнями! – Пронеслись у неё в голове мысли, в то время, как она, будто в замедленной съёмке, срывается с места, и чуть не подворачивая правую ногу, бежит прочь от эпицентра будущего взрыва. Мысленно отсчитывая секунды, что остались до конца её жизни, Анжелина успевает выдать пару «лестных слов» в адрес Веленштейна, который и здесь, на Цитадели, находит приключения. Какая-то вентиляционная ниша привлекла её внимание.
- Сейчас или никогда! – Сквозь зубы, уже тяжело дыша от резкого ускорения, и скорости бега, прошипела девушка, готовясь к ударам. Сверху вот-вот прилетит «подарок» от Веленштейна, спереди её ждёт встреча с бетоном. Наконец, её правая нога, не справившись с нагрузкой, что выдалась столь внезапно, подвела свою владелицу. Вскрикнув, капитан упала на пол, и по инерции пролетела оставшиеся несколько метров до ниши, по полу, на правом боку. За эти несколько метров пришлось расплатиться огромной дырой на кожаной куртке, которую она предусмотрительно одела (как ей показалось, сегодня было прохладно), выдранным клоком волос, и ударом в спину, от которого в глазах заплясали пятна, и из лёгких вышибло остатки воздуха. В следующее мгновение, мир перед глазами залило ослепительным белым светом, затем сменившимся на ярко оранжевый, с примесями чёрного, красного, белого, и ещё бог знает, каких цветов. В нос и лицо ударили волны вони сгоревшего горючего, железа, пластика, горячего воздуха, и остальных явлений от близкого разрыва столь необычного снаряда. Анжелина с содроганием ожидала, зажав руками уши, когда наконец её мучения прекратит бело-голубая вспышка нулевого элемента, вырвавшегося из заточения на свободу. Уж от него она бы не спаслась, это она знала точно. Но её всё не было. Не дождавшись реквиема, постепенно её слух стал полниться завываниями аэрокаров, заходящих на посадку, воплями, приказы, ответы на них, в поле зрения вместо пятен появились клубы белого дыма, вместо чёрного.
- …Место происшествия оперативно оцепили оперативники СБЦ. То, что корабль улетел в нарушение всех протоколов, ещё полбеды. Но то, что произошло дальше, явило собой грубейшее нарушение техники безопасности. Если не подтвердится наличие жертв, то «Стрекозу» ждёт административная ответственность на всей территории, на которой Альянс осуществляет свою юрисдикцию. В противном случае, приговор может быть изменён на уголовную ответственность. – Мэри-Джейн Остин, ЦБН Цитадели.
То, что только что передали по новостям, уже привычно укладывалось в привычную картину. Рихард Веленштейн всегда и везде умел находить занятия для себя и других, и получать максимум впечатлений от приключений на свою голову и другие части тела.
- Сэр! Жертв нет, пострадавших тоже. – Объявил итог сканирования местности сотрудник СБЦ своему командиру.
- Везде проверил? В каждый угол залез?
- Да, конечно! Погодите! Странный сигнал. Обнаружена биологическая форма жизни! Но, сигнал странный, как будто из-под пола. Там же нет ничего, там только вентиляция…
- Идиот! Крайтоса бы мне обратно, вместо таких как ты! Дай сюда! – С этими словами, командир-турианец отобрал у своего подчинённого сканер, и потратив несколько секунд на осмотр места предполагаемого места нахождения жизни, дал команду на вызов врачей и спасателей.
Девушка вскрикнула от неожиданности появления саларианца в форме спасательной службы.
- Всё в порядке, вам ничто не угрожает. – Спокойный голос гуманоида звучал очень быстро, и, контуженная девушка едва успевала переварить его слова. – Если можете, дайте мне руку, я помогу вам выбраться.
Саларианца пустили в вентиляцию как раз из-за его малых размеров и большей гибкости, нежели остальные члены команды, прибывшие на место происшествия в полной экипировке. Выбравшись наружу из неглубокой вентиляционной шахты, Анжелина зажмурилась от света, ударившего по глазам, привыкшим к почти полумраку. Оглядевшись по сторонам, она поняла, насколько верным было её решение, спрятаться именно в шахту. Везде царил разгром. На месте взрыва образовалась неглубокая воронка, в радиусе поражения в несколько десятков метров, от воспламенения горючего обгорела вся скудная растительность, пол, и стены покрыл чёрный налёт нагара и копоти, от скамейки, на которой она предавалась рассуждениям, остался лишь остов, от которого струился дым. От кустарного автомата с закусками не осталось вообще ничего, как раз рядом с ним и произошёл взрыв. Зрелище удалось на славу, одним словом. Впечатлений хватило всем. Самой Анжелине пришлось отбиваться от настырных врачей, и других заинтересованных в её персоне лиц. Одни требовали, чтобы она немедленно отправилась в больницу, других интересовали подробности происшедшего.
- Анжелина Хилларт. Группа «Вспышка». Скоро у нас дебют на Цитадели. Если интересует, приходите! Отвяньте от меня, дайте пройти! – Ответила она, замученная вконец самым назойливым репортёром, которого пришлось хорошенько толкнуть более-менее здоровым левым плечом, дабы тот соизволил уступить ей дорогу. Что за народ! Лишь бы быть в числе первых, кто урвёт информацию, да осветит событие в удобном для себя или для начальника виде!
Всю дорогу до дома, ловя на себе взгляды других пассажиров, девушка жалела о своём решении, воспользоваться общественным челноком. Сколько сервисов, аналогичных земным такси было, но нет, она же гордая, решила поступить по-другому. Вот и получай теперь. Немного хромая на правую ногу, поддерживая ушибленную правую руку, в разодранной по правому боку куртке и брюках, с чёрными пятнами грязи и копоти на лице, она производила впечатление человека, который несколько часов пил, гулял и чёрт-те чем занимался, но не проводил время с пользой для себя. Вернувшись домой, она поцеловала Антона, и ёмко, но коротко обрисовав ему ситуацию, в которую попала, ушла приводить себя в порядок. Куртка, и брюки сослужили ей верную службу, предотвратив более тяжёлые травмы, в том числе ожоги третьей Б степени. Всё-таки, кожа варренов не зря используется в производстве одежды. Но насколько бы прочной она не была, даже ей не удалось полностью уберечь свою хозяйку от беды. Раздеваясь, Анжелина шипела от боли, пронзавшей все поражённые участки тела, коих оказалось великое множество. Болела подвёрнутая правая нога, правая рука, на которую она приземлилась, правый бок, на котором она проехала несколько метров, спина, на которую пришёлся удар, список получился короче, когда в него были включены участки, которые не болели. Девушка едва не закричала, когда струи горячей воды обожгли её спину, на которой уже виднелся синяк в половину лопатки. Чуть убавив температуру, она подставила остальные участки тела под воду. Постепенно, боль начала отступать, но она знала, что это временно. Все процедуры заняли у неё больше часа, зато смыв с себя по внутренним ощущениям, тонну грязи, приведя в порядок все участки тела с помощью лазерной бритвы, Анжелина, вышла из ванной комнаты почти на ватных ногах.
- Не зря, солдат, мы каски брали! – Донесся до неё очередной афоризм от Антона. Видимо, адресованный ей.
- Да уж, не зря! Если бы не куртка и брюки, неизвестно какую степень прожарки бы я получила в той шахте.
- Я ведь тебе предлагал пойти вместе? Глядишь, всё бы обошлось.
- Всё и так обошлось. Нет, ну Веленштейн, ты погляди, чего удумал!
- Ага! Это он в тебя метил! – Всё так же, с улыбкой ответил он ей, осторожно пытаясь приобнять за талию. – Я думаю, он тебе мстит. Авис, Астра-Полярис, в общем, синдром непереносимости тебя у него выработался. А. если серьёзно, то, наверное, мне стоит этим заняться лично. Вито, конечно, башковитый парень, многое может починить, но как показала сегодняшняя практика, не всё, что он чинит, работает нормально. Надо обеспечить им нормальное возвращение и основательно их колымагу починить.
- Сумасшедший ты, вот что я хочу сказать! Вместо того, чтобы покарать его, за то, что он сотворил со мной за день до репетиции, ты готов его чуть не расцеловать? Странный ты, Джин!
- Я ему обязан нашей с тобой встречей, прежде всего. Не прилети мы на Авис, не зайди мы в тот гадюшник, где бы мы с тобой сейчас были? По разные стороны галактики, а может, и в разных мирах. Особливо я, со своей биотикой. – Он наконец, решился, и всё-таки приобнял свою избранницу, и поцеловал в лоб, где красовалась свежезаживающая царапина. Нынешняя медицина, вместе с панацелином, творили чудеса. Если человек не погибал мгновенно, то при должном медицинском уходе впоследствии, и оказанной помощи на месте, его можно было уже через неделю выписывать, дабы он не занимал место в госпитале.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
11 0%
Offline
511
2022-09-02 в 0:49 # 144
Млечный Путь. Одна из не слишком посещаемых и известных колоний людей.
Разговор с неожиданно появившейся «кузиной» произвёл на Людмилу Ковальчук удручающее впечатление. Если перед встречей она ещё лелеяла надежду на получение хоть какой-то полезной информации от странной лыжницы, способной пролить свет на происшествие на озере, то теперь она была полностью разочарована результатами дознания потерпевшей. Вспомнить что-то действительно полезное для расследования она так и не смогла, а тот бред, который переодически вставляла в разговор, мог помочь раве только психиатрам для определения диагноза и начала серьёзного лечения. Единственное, что давало хоть какую-то надежду, так это твёрдое убеждение пациентки в том, что она потеряла свою котомку с вещами в озере, недалеко от пирса. Ещё она постоянно твердила о каком-то «айфоне» и паспорте, который, скорее всего выпал там же из карманов куртки после её кульбита во время полёта.
«Ладно, нужно будет нанести визит в «офис» этого самого Хулио. Хотя надежды мало, но всё же надо бы использовать и эту возможность для установления её личности, — решила Ковальчук. — Хотя бы для очистки совести. Но это - завтра. На сегодня хватит приключений.»
Быстро покинув госпиталь и перенеся очередную встречу с главврачём на завтра, она быстрым шагом направилась в гостиницу, мечтая поскорее погрузится в мягкое кресло и выпить пару чашек местного, очень крепепкого и необычно ароматного, кофе.
На следующий день Людмила появилась на пирсе около «офиса» Хулио ближе к полудню. Всё-таки предстояло нырять для поиска, предположительно утонувших вещей «кузины» и, не смотря на хорошую прозрачность воды, было необходимо хорошее освещение. Как обычно для этих мест, середина осени выдалась сухой и солнечной. Вот и в этот день погода оказалось прекрасной, на небе была только обычная прозрачная осенняя дымка и яркое, тёплое солнце ласково касалось её лица, рук и других обнажённых частей тела. Для Хулио её приход стал полной неожиданностью и он, не проронив ни слова, на короткое время, даже впал в ступор:
— Ну чего застыл, как статуя? — С весёлым смешком прервала затянувшееся молчание гостья. — Да не смотри ты на меня, как баран на новые ворота! К тебе клиент пожаловал! Принимай и покажи уровень твоего сервиса.
— Да-да, конечно! — Засуетился тот. — Добро пожаловать, госпожа э-э-э... Извините, я, к сожалению, забыл ваше имя.
— А тебе его и не обязательно знать. Называй меня просто - «госпожа». Так тебе будет проще и спокойнее жить. Уразумел?
— Намёк понял. Как не понять.
— Вот и хорошо. Ну что же, показывай своё хозяйство. Что ты там имеешь для активного отдыха туристов на воде.
К удивлению Людмилы выбор снаряжения был вполне приличный. Сразу отбросив различные виды дыхательных аппаратов из-за нежелания тратить время на декомпрессионные процедуры, она подобрала для себя только лёгкий и тонкий, красный гидрокостюм «мокрого типа» с электроподогревом. К сожалению ласт, усиленных миниатюрными гидроэжекторами здесь не оказалось, так что пришлось довольствоваться обычными, а для экономии сил и времени взять компактный, но мощный ручной подводный скутер с небольшим прожектором. Электрический фонарик для глубоководных погружений тоже к счастью нашёлся, а вот никакой аппаратуры для подводного сканирования найти не удалось. Зато маска оказалась очень даже хорошего качества, к тому же с прибором, передававшим информацию о необходимых параметрах прямо на стекло, выполнявшее роль монитора.
Видя, что посетительница не до конца удовлетворена полученным снаряжением, владелец пункта проката начал оправдываться:
— Я очень сожалею, — вполне искренне начал он, — но это всё, что у меня есть в наличии. Я не так богат, что бы закупать снаряжение, не пользующееся большим спросом у туристов и...
«Пить надо меньше. Надо меньше пить!» — подумала Людмила, но вслух произнесла:
— Ладно-ладно, обойдёмся и этим, раз уж ты такой бедный. Пошли на верх, на смотровую площадку и покажешь, где там то место, та «дырка в небе», откуда вылетела эта твоя лыжница.
— Во-о-о-т там. Примено в трёхстах метрах отсюда, — указал рукой направление Хулио, — и в метрах так тридцати над водой. Ориентир - заснеженная вершина на горизонте.
— Однако долго же она летела. Да и странно как-то.
— Вот и я сразу подумал, что слишком далеко. Хотя, если разогнаться...
— Вот именно, если разогнаться. Но давай продолжим. Значит так, сейчас я плыву на твоём катере в том направлении, ты, по радио, останавливаешь меня на том месте, где, по твоим прикидкам, появилась лыжница, я оставляю там буй с флажком и возвращаюсь обратно. Надеваю снаряжение и начинаю поиски пропавших вещей прямо от этого пирса.
— От пирса и до...
— До буя.
— Так ведь там метров семьдесят будет!
— Да, может даже и под восемьдесят. Я смотрела карту глубин у тебя в офисе.
— И вы собираетесь без снаряжения нырять на такую глубину? — глаза собседника округлились от удивления.
— Нет, конечно.
— А как же...?
— А ты здесь для чего? Вот тебя и заставлю! Под дулом автомата, если по-хорошему не захочешь.
Хулио на секунду поверил её словам и его лицо выразило искренний испуг, но потом, увидев как та заулыбалась, облегчённо произнёс:
— Издеваетесь?
— Да нет, шучу я так. Неужели поверил?
— Ах, шутите...Так вы не будете нырять?
— Нет, вот как раз насчёт этого всё серьёзно - буду.
— Воля ваша. Моё дело - предупредить.
— Да, и ещё. Дай-ка мне штук пять миниатюрных буйков, что бы я могла отметить точку всплытия перед следующим погружением. Ну и последнее. Можешь начинать беспокоиться только если я не появлюсь на поверхности более десяти минут.
После всех подготовительных действий и отметки буем места предполагаемого открытия портала, с первым же погружением Людмила приступила к поискам. Глубина в том месте, где на пирсе стоял «офис» была уже достаточно большой, но эти семь-восемь метров для неё были просто хорошей разминкой перед более серьёзными этапами. Используя скутер, она шла небольшими зигзагами, придерживаясь основного направления с помощью компаса. Это давало возможность расширить площадь поиска. Вода была чистой и прозрачной, но после двадцати пяти метров всё же пришлось включить прожектор - осеннее солнце стояло не столь высоко над горизонтом и видимость ухудшилась. На дне иногда попадался различный мусор, подавая ныряльщице ложную надежду, но в итоге результат оказался нулевым. Первое погружение она завершила всплытием с тридцати пяти метров. Второй, с сорока девяти, оказался столь же безрезультатным. На середине третьего погружения рельеф дна резко изменился и она, неожиданно, оказалась у края каньона, достаточно круто уходящего в мрачную бездну. Хотя это было не так и, как она помнила, глубина в этом небольшом заливе озера не превышала ста сорока метров, но ощуение было не из приятных. Четвёртое погружение оказалось более успешным, но не для неё, а для Хулио. На дне обнаружилась пара пластиковых ящиков с виски. Глубиномер показывал семьдесят девять метров. Пометив их буем и проплывя ещё пару десятков метров, Ковальчук всплыла у последнего, с флажком. Здесь, предположительно, и было место недавнего необычного явления.
«— Ну вот и всё. Что и требовалось доказать! От того, кто в бреду, можно услышать только бред.»
Она уже почти развернулась по направлению к берегу, но вдруг резко остановилась, махнула рукой и тихо прошептала:
— А ладно, так и быть! Для очистки совести. Ещё одно, последнее погужение. На сколько хватит сил и кислорода. Всё-таки высота открытия предполагаемого портала довольно большая и выпавшие вещи могли спланировать куда-нибудь подальше.
Вдох-выдох, вдох-выдох... Диафрагма-рёбра-грудь, диафрагма-рёбра-грудь... «Дыхательная машина» работала безупречно, доведённая до автоматизма многолетними тренировками и до предела насыщая кровь и весь организм живительным кислородом.
«Максимально возможный вдох, максимальное расслабление всех мышц и... Поехали!»
Не особенно придерживаясь ориентиров Людмила начала дополнительное, сверхплановое погружение.
«Десять... Двадцать... Тридцать... Шестьдесят... Восемьдесят...» — Скорость погружения была быстрее обычной, без всякого риска повредить барабанные перепонки. Сказались тренировки и сегодняшнее применение сока какого-то местного аналога эфедры, со спазмалитическим эффектом. Пару капель в каждую ноздрю - и никаких проблем с погруженем при насморке. Ну или при слишком быстром погружении.
«Девяносто... Ого! Сто... А вот и дно показалось! Ну что, поплывём наудачу. Куда глаза глядят.»
Остановившись, она повернулась паралельно дну и медленно поплыла вперёд, освещая окрестности ярким прожектором скутера.
«Девять минут... Сто четырнадцать метров... Десять минут... Пора на верх... Стоп! Что это там блеснуло справа впереди?» Ковальчук ускорила движение и остановив скутер в паре метров от объекта, что бы случайно не замутить воду, сама подплыла к нему. Тот представлял из себя правильный прямоугольник, с ладонь величиной, покрытый похожим на стекло материалом с одной стороны и каким-то белым, блестящим металлическим чехлом, с другой. Благодаря отражённому свету этого полированного металла и удалось его заметить.
«Ага, это и есть тот самый пресловутый «айфон» или как там его? Ладно, потом внимательно рассмотрим и изучим, а сейчас пора наверх. Вот чёрт! Уже одинадцать минут. Скорее наверх!»
Вернувшись к скутеру, она с ужасом обнаружила, что тот не подаёт признаков жизни. Первоначальный порыв осыпать ругательствами Хулио был остановлен всплывшими в памяти словами:
«Не более девяноста метров, госпожа. Ну сто – максимум! Если глубже, то я ничего не гарантирую. Может вырубиться сразу и без всякого предупреждения
«Проклятье! Как же это я так? Нет, без паники, только без паники. — Успокаивала себя Людмила, незамедлительно начав подъём с помощью одних только ласт. — Время ещё есть. Времени ещё много. Но нужно немноо побыстрее, иначе если придёт контрольное время и сработает автоматика, то спасательный нагрудник надуется на слишком большой глубине и я пулей вылечу из воды. Так нельзя, это опасно! Тогда нужно быстрее... Быстрее...»
Затянутое в гидрокостюм, с очень длинными, гибкими ластами, стройное и пластичное тело молодой женщины было похоже на какое-то диковинное морское существо, вытянувшееся в струнку и красной стрелой стремительно летящее вверх к солнцу, свету и спасительному, но такому далёкому воздуху...
«Ну вот и всё! Осталось совсем немного, совсем чуть-чуть. — Успокоительная мысль, едва родившись в угасающем сознании, тут же исчезла вместе с ним в бесконечной черноте небытия. — Всё-ё-ё...»
И-и-и... Блэкаут!*
-------------------------------------------------------------------------------------
*Блэкаут – потеря сознания при сохранении биения сердца. Если потеря сознания произошла под водой, значит фридайвер превысил свой физиологический предел. Блэкаут — последний уровень защиты организма от гибели.
-------------------------------------------------------------------------------------
Млечный Путь. Космическая станция Цитадель.
Данила проснулся под утро от ощущения какого-то толчка, а потом и довольно громкого окрика — его кто-то позвал по имени. Он открыл глаза и огляделся - в спальне никого не было и только гиперборейская зелёная луна слабо освещала комнату. Конечно, это была только иллюзия, проекция на внутреннюю поверхность окна, но всё-равно она создавала уют и успокаивала.
«Что-то случилось с кем-то из близких, — это было первое, что пришло в голову. Такое уже не раз случалось и никогда интуиция не подводила его. Совсем не обязательно что бы неприятность была очень серьёзной, но достаточно серьёзной, что-бы эмоциональный всплеск каким-то неведомым образом достиг его сознания. — Мама? Брат? Люда? Нужно опять попытаться связаться с каждым из них.»
Он решил, что всё-равно ему уже не уснуть и быстрым шагом направился в душевую комнату, что бы разогнать остатки ночного сна и обрести, хотя бы какую-нибудь бодрость, если это вообще возможно в столь ранний час.
Расположившись перед монитором и попивая, вопреки своим привычкам не утренний чай, а крепкий кофе, он углубился в поиски, паралельно отправляя маме и брату вызов по квантовой связи. Никаких результатов, как и прежде, не наблюдалось. С Людмилой же, к его глубокому сожалению, квантовая связь пока ещё не была настроена, а обычные его виды почему-то сейчас выдавали полное молчание. Произведя пару десятков попыток и поняв всю бесполезность что-то наладить, Ирбицкий решил пока занятся неотложными делами, требующими присутствия в Сети. За одно послал сообщение майору с просьбой освободить его на весь сегодняшний день от репетиции, объяснив это семейными обстоятельствами.
Обед в этот раз прошёл не дома, а в ближайшем ресторане. Наслаждаясь на десерт фруктами и попивая свой любимый сок из плодов красной гуавы, он вдруг резко замер, стукнул себя ладонью по лбу и почти прокричал вслух:
— Ч-ч-ё-ё-рт! Совсем вылетело из головы! Сегодня же Веленштейн с моим грузом отчаливает!
На непрерывные вызовы Рихард никак не отвечал и Данила решил как можно быстрее прибыть к докам, для чего быстро вскочил в аэрокар и на масимальной скорости, помчался к месту стоянки «Стрекозы». Уже на подлёте к месту, он заподозрил что-то неладное - даже издалека было видно, что над доком стоит какая-тостранная дымка. Подлетев поближе и припарковав аэрокар на высокой, с хорошим обзором, стоянке, лейтенант достал свой небольшой бинокль, что бы получше рассмотреть происходящее. То, что он увидел, ударило как обухом по голове - из дока, во всю прыть, неслись прочь несколько человек, а «Стрекоза», это была именно она, была окутана клубами густого дыма, через который просвечивали ещё и языки пламени.
— Что за бляд-ст-в-о-о-о...? — Тихо произнёс Данила, настраивая бинокль, что бы поближе рассмотреть место действия.
Более внимательный осмотр показал, что не все поддались панике и покинули место происшествия. Два гуманоида, в которых он узнал Рихарда и Меррит, вместо того, что бы сломя голову бежать прочь, спасая свои жизни, ринулись в обратном направлении - во внутрь судна.
— Идиоты! — Уже во всё горло заорал Ирбицкий, как буд-то кто-то на причале мог его сейчас услышать. — Назад! Хрен сним, с грузом —
жизнь дороже! На-за-а-а-а-д!

Он уже зажмурился, приготовившись к неизбежному взрыву, но шли секунды, минуты, а к его удивлению, ничего не происходило. Потом неожиданно, как ни в чём не бывало, «Стрекоза» приподнялась, взлетела и вскоре совсем скрылась из виду. Правда не вся — видимо какие-то её части не были согласны покинуть столь гостеприимное место. Проводя взглядом удаляющееся судно, лейтенант заметил точку, стремительно приближающуюся обратно, к Цитадели. Через некоторое время, уже даже без бинокля, можно было различить, что это маршевый двигатель, при виде которого, немногочисленные фигурки зевак внизу, разбегались во все стороны от предполагаемого места его «посадки». Даже при быстром взгляде на место действия, можно было заметить, что отличии от остальных, у одной из них шансы оказаться целой и невредимой приближались к нулю. Внимательно присмотревшись, Данила с ужасом узнал в ней свою недавнюю знакомую — Анжелину.
— Ну всё, это конец! Ей ни за что не уйти... — Тихо прошептал он. В горле застрял комок.
И уже во весь голос:
— Из-за какого-то придурка!
Но, видимо, боевую подругу майора было не так уж легко догнать. Даже с помощью маршевого двигателя. Продолжая наблюдать , Ирбицкий заметил, что девушка не бежит не разбирая дороги, а имеет определённую цель, которая вскоре была обнаружена — не то какая-то щель, не то труба большого диаметра. Казалось успеть туда уже невозможно, но всё-таки беглянка оказалась проворнее падающей «железяки» и, за несколько секунд до взрыва, успела нырнуть в укрытие.
А через минуту, облегчённо выдохнув и обхватив голову руками, Данила, обессиленный и уже безразличный ко всему, медленно сполз по стенке ограждения на тёплый бетон парковки.
"Земля — превыше всего!" - Терра Фирма
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1118
2022-09-02 в 22:58 # 145
- Как, через два дня?!
- А, в чём проблема? Я вижу, что есть прогресс.
- Да, мы ещё даже не сыграны толком. Нас на смех поднимут!
- Ребята, если вы и дальше думаете только тренироваться, то так ничего не добьётесь. Это всё равно, что ходить в тир, вместо того, чтобы участвовать в боевой симуляции, или в настоящем бою.
Недавно пришедший на их очередную репетицию Антон, заявил, что планируется первое выступление группы послезавтра. - Для начала, попробуем Империю. Вы тут уже примелькались, и кое-кто вас уже знает.
- Вот это здорово! Нас уже кто-то знает! Вот это новость, так новость! – Майор не удержался от сарказма. В свою очередь, их продюсер, не без усилий, удержался, чтобы не поставить на место своего двойника.
- Вы абсолютно уверены в том, что всё пройдёт как надо? – Не тая сомнений спросила Анжелина, сидя в кресле, в офисе компании звукозаписи, куда их всех любезно пригласили сегодня.
- Безусловно, вам есть куда расти. Но, отсиживаться за бесконечными репетициями, это несерьёзно.
Наверное, тон его был настолько убедительным, а скорее слова, что он произнёс. Все они были боевыми офицерами, немало повидавшими за всю свою жизнь, даже до войны. В конце концов, что они теряют? Любовь и уважение публики, которого у них ещё нет?
- Решено. Если через два дня выходить на сцену, нужно быть во всеоружии! С меня костюмы, и вообще техническая составляющая проекта, с вас, ребята, готовность номер один. – Заявила Анжелина с несвойственной ей, и неожиданной для всех решимостью. Уже через полчаса она провела всех через десяток магазинов и торговых центров, коих на станции было не счесть. Результатом этих похождений стало приобретение чуть не сотни контейнеров различных размеров, содержащих в себе одежду, различные аксессуары, косметику, и прочие атрибуты гардероба обоих полов.
- И откуда в ней столько энергии? – Удивился Данила, когда они решили сделать небольшой перерыв, чтобы отправить покупки, предварительно распределив их по принадлежности. Не будут же мужчины выступать в женском костюме. Антон же только пожал плечами, и покачал головой в ответ на вопрос товарища. На этот вопрос он и сам не знал ответа. Но сделать перерыв всё-таки нужно было. Кафе что попалось им по дороге, как раз послужило заправочной станцией. У Антона начали уставать ноги, от обилия информации о типе, цвете, фасоне, составе материала всего, что девушка отнесла к будущим костюмам, в голове образовался завал, который необходимо было разобрать, и разложить по виртуальным полкам. Причём срочно, иначе этот завал так и останется, и, возможно приумножится, ведь им ещё предстоит сформировать свои образы.
- Чего хочет женщина, того хочет бог. – Изрёк Антон, чтобы хоть как-нибудь привести свои чувства в равновесие. На удивление, это подействовало. Тёмно-синяя футболка, без горла, прямые чёрные брюки, и в завершение образа, чёрная кожаная куртка, не из самого дешёвого варрена, в сочетании с чёрными ботинками. Именно такой образ выбрал он себе. Чего не скажешь про его спутницу, которая, видимо, решила стать законодательницей моды. Правда, стоило оправдать её решение, ни одной лишней вещи не было куплено просто так. Каждый элемент был дополнением или частью очередного образа, коих насчитывалось не меньше пяти. Рокерша 20-21 века, поп-дива 20-21 веков, перечислять можно было долго. Но практически ни одного образа в современном стиле.
- Люди и гуманоиды могут тебя неправильно понять. Ты же не уважаешь их взгляды… - Попробовал сострить на эту тему майор, однако, его спутница так не считала.
- Мне плевать на современную моду! – Ответила она, и в шутку шлёпнула себя по туго обтянутой очередным изделием пятой точке, повернувшись к воображаемым зрителям.
Антон и Данила, наблюдавшие за ней, недолго думая, засмеялись, чем вызвали лишь удивлённое приподнятие её брови, и лёгкую улыбку.
Капитан Хилларт действительно считала себя лучше других, по крайней мере, тех, кто тщательнейшим образом следит за последними веяниями моды и всячески пытается навязать своё мнение окружающим. Одним из важных шагов на пути становления всех участников коллектива ВИА был выбор названия группы. От этого тоже зависело немало. Совершенно немыслимые названия предлагались участниками. В итоге, решено было остановиться на «Вспышке».
- Неплохо звучит. Броско, и одновременно, не столь мощно.
- Это как посмотреть! Вспышка может быть разной. Ядерную вспышку, к примеру, не заметить трудно.
- Именно! Я думаю, это просто идеальное название будет. Воображение будет чем занять. Ты как думаешь, Данила? – Не так часто она обращалась к Ирбицкому напрямую. Но что-то подсказало ей, что не всё нужно решать вдвоём. Тем более, вид лейтенанта, сидящего хоть и недалеко, но всё же чуть в стороне, говорил сам за себя. – Не стесняйся, на троих соображать лучше! Твоё мнение тоже должно быть, не всё же решать исключительно нам.
Антон решил чуть ускорить процесс формирования коллектива как музыкальной группы специально. Да, сыграться и спеться нужно было непременно. Но от того, насколько быстро это произойдёт, будет зависеть его основное задание. Относительно молодая группа, нигде не засвеченная, обладающая отменными взглядами на современную жизнь, и дерзко об этом заявляющая, да ещё и состоящая из действующих военных, будет не в пример эффективнее, чем обычные штатские, которым судьба Галактики и Альянса как такового, сводится к доступу ко всем удобствам, что можно себе позволить за деньги.
За время, проведённое на Цитадели, ещё до того, как он раскрыл свою легенду, бывший майор увидел и услышал многое.
- Куда сегодня пойдём? Я знаю классное местечко, где можно разжиться «красненьким».
- Да ну! Это уже прошлый век! Ты зацени, как я свой инструметрон прокачал! Теперь за вторжением на Палавен могу смотреть хоть когда!
Проходя мимо, Антон натурально сплюнул от возмущения. Подойдя к паре юнцов, ведущих столь праздные и бестолковые разговоры, он взял за грудки одного так, что затрещала ткань пиджака.
- За вторжением говоришь, будешь следить? За вторжением, мать твою, так, и до седьмого колена?! Ты, молокосос, хоть в одном бою побывал?! Хоть одного хаска убил?! Хоть одного друга потерял, чтобы следить за вторжением? Там турианцы свои жопы рвут, чтобы ты, скотина, мог поспать подольше! И не только турианцы, там ещё куча народа, который за тебя воюет! Вместо того, чтобы «красненьким» баловаться, пошёл бы и записался добровольцем на войну!
- Ты чего, чувак? Я ж просто так… Я ничего… Я ничем не баловался! – Заикаясь от неожиданности происшедшего, и того, что его на полметра от пола держит явно солдат, да ещё и светится биотикой, пробормотал юнец.
- А ты чего вылупился? Тоже захотел? Щас устрою обоим! – Антона трясло от ярости. Столь наглое поведение в самый разгар боевых действий, его в самом деле вывело из себя. Хотя казалось бы, какое ему дело, он просто не смог просто пройти мимо, наплевав на увиденное и услышанное. – Знаете, что с такими делали в моё время?! Брили наголо, от головы до задницы, и в армию! В армию, мать вашу, перемать! Ещё раз увижу здесь, ещё хоть раз услышу, что вы, дряни малолетние тут устраиваете, найду, где бы вы не прятались, и лично доставлю на Менае, а может, и на сам Палавен, чтобы жизнь малиной не казалась! Пшли прочь, сосунки!
Упав на пол, парень что было сил, при поддержке своего товарища, убежал прочь. А, ведь какими бы ни были высокомерными турианцы, и хитрыми саларианцы, погибали они ежеминутно, давая возможность остальному населению галактики подготовиться и дать отпор жнецам.
Встретившись за день до первого выступления со «Вспышкой», он был весьма удивлён. Хотя бы тем, что его слова были восприняты всерьёз. Основной состав из трёх человек был подготовлен не хуже профессионалов, стоило хотя бы посмотреть на вчерашние их траты, которые отразились на его счету. Как раз, сидя с Ибрагимом-беем, в Империи, в компании с местным руководством клуба, майор рекламировал своих подопечных. В это самое время ему поступило сообщение о списании весьма внушительной суммы кредитов, что могло быть ничем иначе, как началом финальной подготовки к выступлению.
- И что же это за «Вспышка», о которой вы, мистер Джин так увлечённо нам рассказываете? Вы просите меня организовать им окно в несколько часов, дабы они спели всеми давно забытые песни? Я вас правильно понимаю? Какой смысл во всём этом? – Поинтересовался владелец клуба, начинающий седеть и потихоньку лысеть, Арнон Прутц. Был ли он евреем, или немцем, Антону было неведомо. Но то, что тот колеблется, было видно отчётливо. Посему, необходимо клиента «дожать».
- Вы понимаете, Арнон, это же новое веяние в мире моды. Хорошо, позвольте мне быть откровенным. Я ни хрена не смыслю в мире моды, где я полный болван! Но я уверен, что именно такой подход, в условиях современности, будет иметь успех! Посмотрите на того человека на сцене, что готовится выстрелить свой продукт, скажем так. Он долго и упорно его выдумывал, вкладывал душу в него. И это хорошо. Правда, всё это можно смело перечеркнуть моими аргументами о том, что его шедевр или шедевры публика проглотит, и уже через месяц не вспомнит. – Действительно, на сцену вышел молодой исполнитель, и под начавшуюся музыку, стал дёргаться и напевать каким-то тошнотворным голосом о том, как хреново живётся в условиях войны. Тем не менее, заводной «бит» завёл очень немногих, и то, наверное, лишь тех, кто был не в курсе происходящего за пределами Цитадели. По прошествии нескольких минут, его выступление закончилось. И на лицах многих отразилось недоумение. Что же это было и о чём пел исполнитель?
- Согласен, что по одному примеру трудно судить, но позвольте мне заметить, что он исполнял свой «хит» без души! По большому счёту, это халтура. Тупое выкачивание денег из аудитории, попытка понравится всем и сразу. Подход моего коллектива отличается хотя бы тем, что они понимают, о чём будут петь. Да, песни, что они будут перепевать, были написаны и исполнены задолго до нас, но вы только посмотрите, КАКИЕ песни они выбрали! Да, они могут перекликаться с тем, что мы услышали сейчас. Но опять, но! Душа! Вот, чего не отнять у моих ребят, так это их души. У каждого по отдельности, и общей на всех. Ибо сочетание даже нескольких душ даёт эффект гораздо больший, чем тупое блеяние мальчика, мечтающего только о славе. – Антон сделал паузу, ещё и потому что у него пересохло в горле от волнения, и попытки достучаться до собеседника, всё это время хранившего невозмутимое молчание. – Я могу долго и нудно излагать достоинства моего коллектива. Но, вам же ведь не это интересно, верно? Поэтому, я предлагаю вам возможность увидеть их в деле.
- Мистер Джин, вы хоть понимаете на какой риск вы идёте? Если ваш проект провалится… - После долгого раздумья произнёс Прутц, но его тут же оборвал Антон.
- Я предлагаю пари! Сделку. Если удача улыбнётся нам, вы гарантируете нам три выступления здесь, и половина дохода от продажи билетов будет ваша. Для начала. Если же мы проиграем, мы возмещаем вам все расходы. Что скажете?
Столь резкое заявление достаточно молодого продюсера, поначалу, удивило владельца клуба. Не каждый день такие выскочки позволяют себе торговаться с ним, да ещё в таком тоне. С другой, было что-то в нём такое, что нельзя было описать словами. Уверенность? Нет. Высокомерие? Тоже, нет. Шрам на левой щеке получен явно не в драке в дешёвом кабаке. Вера! Вот, что буквально излучал молодой продюсер. Он искренне верил в то, о чём говорил. И его предложение о заключении пари, вот что по-настоящему оценил Арнон Прутц. Рискнуть поставить всё на своего варрена, дабы он победил. Ну, группа, конечно, не варрен, но всё-таки…
- Была, не была! Договорились! Три выступления с меня, в случае успеха, и пятьдесят процентов от продажи билетов. Мы договорились!
- Благодарю вас за доверие, мистер Прутц! – Пожав протянутую руку, Антон слегка наклонил голову, добавив немного театральщины.
- Аазаны сычим! Как ты его уломал? Мамой клянусь! Аллахом клянусь! – Завороженно глядя на Антона, залпом выпившего после ухода владельца и его помощника, полный бокал шампанского, словно обычную воду, шептал турок. Несмотря на свой взрывной характер, он был немного трусом. Бывший майор считал это нормой. Как и его двойник, из этой реальности, он много читал литературы о психологии. Пусть, и не стал психологом, но всё же, кое в чём превосходил людей, не знакомых с наукой о душах.
- Вот так вот, эфенди! – Произнёс он немного осипшим от напитка голосом, глядя как турок всё больше проникается к нему не сказать уважением, но вес в его глазах Антон приобретал всё больший. – Учитесь, товарищи! Две ракеты, две цели!

- Итак, завтра вы будете выступать в Империи. Сам владелец будет в зале, будет смотреть на вас, оценивать. Не буду просить вас сделать невозможное, сделайте то, что вы умеете лучше всего. Вложите в ваше выступление душу! Именно поэтому я за вас взялся, и связался с вами.
- Гонорар? – Негромко спросил Ирбицкий. Не за спасибо же всё-таки пятую точку рвать. Примерно те же мысли одолевали всех, просто он успел высказать их вслух раньше.
- Не буду врать, миллионерами вы не станете в одночасье. Вчера я имел разговор с владельцем Империи, Прутцем. В случае нашего успеха, он организует три выступления за свой счёт, но половина от продажи билетов мы отстегнём ему. Знаю, знаю! Много. Но так надо. Мы пока что, не в праве торговаться на лучших условиях. Мы пока никто, и звать нас только лишь «Вспышка». И всё же, я верю, что мы добьёмся успеха.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
11 0%
Offline
511
2022-09-14 в 11:59 # 146
Млечный Путь. Одна из не слишком посещаемых и известных колоний людей.
Тьма казалась бесконечной. Её внутреннее зрение не могло уловить ни единого лучика света, никакой, даже ничтожно малой, световой точки — только однородная и какая-то вязкая чернота пространства, без ощущения времени. Для Людмилы его не существовало в нашем понимании и скажи ей, что в нашем мире прошли мгновения, годы или миллиарды лет — все эти утверждения воспринимались бы ей, как одинаково вероятные. Но не смотря ни на что, сознание возвращалось пусть и медленно, но бесповоротно. Она пробивалась сквозь плотный слой сна, вырывалась из этого начала всех начал — абсолютной тьмы, и, как ей казалось, прокладывала дорогу сквозь само Время. Смутные, расплывчатые мысли и образы возникали, а потом исчезали, не оставляя никаких следов в памяти, как буд-то растворялись в этой вездесущей тьме, но всё же мышление постепенно приобретало устойчивость, а туманные образы стали принимать более чёткую форму. В конце концов настал момент, когда она почувствовала, что как бы просыпается от очень глубокого сна. Первым ощущением, пробившимся из реальноо мира, был свет. Он очень сильно контрастировал с прежней чернотой пространства и казался настолько невыносимо ярким, что пропадало всякое желание открыть глаза. Что бы сделать это, ей пришлось произвести некоторое усилие над собой. Вторым ощущением, вернувшим её к реальности, как ни странно, были запахи. Это были запахи какого-то водоёма, древесины, железа, краски и ещё каких-то непонятных веществ и предметов. Всё это - и яркий свет, и запахи, и солёный привкус во рту, никак не могли помочь ей понять где эже она сейчас находится и что с ней случилось. Но новых ощущений появлялось всё больше и когда обоняние уловило далёкий запах водорослей, рыбы и другой озёрной живности, объём информации превысил некий барьер и мозг мгновенно восстановил недавние события — она вспомнила всё. Вспомнила и резко открыла глаза, что привело к восстановлению не только зрения, но и слуха. Первые слова, которые услышала Ковальчук, отнюдь не предназначались для того, что бы ласкать чьё-то ухо, но звучали они лучше всякой музыки, подтверждая то, что она вернулась в этот, а не осталась навечно в «том», другом мире. Кто-то громко наполнял окружающее пространство руганью как на нескольких земных и неземных языках и шумно суетился в этом, не таком уж просторном, помещении:
— Ну где же этот долбаный баллон с кислородной смесью?! Только вчера я его видел! Кто и какого хера здесь весь этот хлам навалил?! Неужели я по пьяне?
Тем временем, Людмила приподнялась, села, прислонившись к стенке и повернула голову в сторону источника суеты и шума. Не смотря на небольшое головокружение и лёгкий туман перед глазами, она увидела мужчину, суетливо роющегося в каком-то нагромождении различного снаряжения. С неожиданной для себя радостью, она узнала в нём своего недавнего знакомого и владельца прокатного пункта для туристов
- Хулио. Тот, так и не заметив её пробуждения, не прекращал свои поиски, которые, в конце концов, увенчались успехом:
— Ага, вот куда ты закатился паршивец! — Наконец-то победно провозгласил он, вытаскивая из какой-то щели небольшой голубой балончик и, проверив исправность дыхательного прибора, решительно направился в сторону своей посетительницы.
— Привет, Хулио! — Тихо произнесла она, стараясь принять как только возможно более бодрый вид. — Не стоит беспокоится, я в порядке. Оставь там этот твой аппарат!
— Матерь Божья! Дева Мария! — От неожиданности тот чуть не уронил свою находку. — Слава Богу, вы прямо с того света вернулись! Очнулись, наконец!
— Я-то очнулась, а ты, кажется, бредишь! Какая я тебе Мария и, к тому же, дева?
Но её попытка пошутить не вызвала никакой ответной реакции:
— Шутите? А мне было не до шуток, когда вы всплыли не подавая признаков жизни.
— Ладно, извини. Я просто хотела немного поднять тебе настроение и разрядить обстановку.
— А вот я бы посоветовал разрядить немного воздуха в ваши лёгкие из этого баллончика. Вернее - не воздуха, а смеси. Здесь у меня газовый коктейль с повышенным содержанием кислорода.
— Хорошо, так и быть. Давай его сюда, раз ты так настаиваешь.
Дышать действительно было легко и приятно. С каждым вдохом к ней возвращалась бодрость, а мышление приобретало былую быстроту и чёткость. Наконец она, отложив в сторону дыхательную маску, уставилась на наблюдавшего за ней собеседника:
— Вот ты говоришь, что я всплыла не подавая признаков жизни?
Тот утвердительно кивнул головой.
— Ну а как же я тогда здесь, в твоём «офисе», оказалась?
— Так я, как вы предупреждали, стал волноваться после десятой минуты, поспешил туда на катере, вытащил вас из воды, подвёз к пирсу и перенёс в офис.
— Ты? — В голосе Людмилы чувствовались нотки сомнения.
— Я. А что в этом странного?
— Нет, ничего. Но как ты меня поднял на пирс? Это ведь довольно высоко.
— Как-как? Да вот так - взял на руки и поднялся по трапу. Ступени здесь не слишком крутые.
Заметив сомнение во взгляде собеседницы, Хулио продолжил:
— Вы не смотрите на мой рост и худобу - я жилистый и сильный. Хотите, повторю это для вас? Ну что, проверим?
— Нет-нет, верю! — Ковальчук поспешным жестом остановила своего спасителя. — Ну а потом?
— Потом я всё делал по инструкции - проверка пульса, искусственное дыхание... Всё как на курсах учили.
— Ну а я?
— С вами была одна проблема. Пульс у вас прощупывался, но дыхания не было. Так что пришлось заняться его восстановлением. Потом оно появилось, но сознание никак не возвращалось. Пришлось отойти на поиски кислорода. К сожалению это заняло некоторое время и...
— Спасибо тебе... — тихо произнесла она, прервав его монолог, — ты спас меня и я этого никогда не забуду.
Она поднялась, быстро переоделась и подошла к притихшему Хулио. Затем, звучно поцеловав своего изумлённого спасителя в щеку, продолжила:
— Как я могу отблагодарить тебя? Проси, что хочешь!
— Да ну что вы, что вы... Не стоит благодарностей... Я же не из-за награды...
— Я понимаю, но всё же может есть в чём нужда?
Тот опустив голову и заикаясь от чувства неловкости промямлил:
— Ну разве что новый скутер. Старый ведь там, в каньоне так и остался лежать?
— Да, сдох неожиданно.
— Я в этом не виноват. Я же предупреждал.
— Да-да, я помню. Это моя оплошность. Завтра или послезавтра тебе доставят парочку лучших скутеров, которые только имеются в вашем районе.
— Спасибо! — Видно было, что такой неожиданный и щедрый подарок очень взбодрил неудачливого бизнесмена.
— Послушай, Хулио, я как-то забыла у тебя спросить, - а фамилия у тебя какая?
Кортез.
— Ах, даже так?
— А что?
— Да ничего. Звучит красиво! — Собеседница улыбнулась и продолжила. — А вот скажи мне Хулио Кортез, это твой пирс?
— Ну что вы, нет конечно. Я не на столько богат. Приходится арендовать, да и то не весь, а только этот небольшой участок. Но зато в конце, на самом краю!
Было видно, что полученная информация очень обрадовала Людмилу. Всё это время, ведя беседу, она мысленно перебирала различные варианты, как отблагодарить своего спасителя и в то же время не задеть его самолюбие своей благодарностью. Вариант с покупкой пирса смотрелся очень даже привлекательно.
— Послушай, как ты смотришь на то, что бы арендовать этот пирс у меня?
— Как это у вас? У него уже есть владелец!
— Так я договорюсь с ним о продаже.
— Ну что вы, ничего не получится! Мистер Фрайман ни за что не пойдёт на это! Это же надёжный и стабильный доход.
— Получится. Я знаю волшебное слово и сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться.
— Сомневаюсь я...
— А ты не сомневайся и будь уверен!
— Хорошо, а какая будет арендная плата? Сколько и как часто мне придётся вам платить?
— Да нисколько.
— ???
— Давай договоримся об оплате не в денежном выражении. Просто у меня будет привелегия иногда появиться здесь и попользоваться твоим снаряжением для отдыха на воде. Вот и всё.
Кортез ошарашенно смотрел на неё, всё ещё не веря всему происходящему.
— Да, и ещё. Я оставлю тебе доверенность на право сдачи в аренду остальной части пирса. Конечно если ты этого пожелаешь.
— Что делать с доходом? — Предвосхитила она вопрос. — Пока храни на своём счёте, за вычетом расходов на содержание, а там - посмотрим. Кстати, какой у тебя номер счёта? Запиши. Я переведу туда некоторую сумму.
— Да нет, что вы, не надо...
— Никаких возражений! Я тебе не на выпивку даю. Приведёшь в порядок пирс и офис перестроишь. Я должна быть уверена, что не будет стыдно всё это хозяйство людям показать.
— Я конечно всё сделаю, госпожа, но ваша благодарность слишком щедра для меня, всё так дорого и я...
— А я ценю свою жизнь ещё дороже! Или ты думаешь иначе?
— Да нет, что вы госпожа...
— То-то! После завтра зайдёшь в ваш муниципалитет и заберёшь все документы о купле-продаже и аренде.
— Будет сделано.
— У меня есть ещё один вопрос. Ты, случайно, не обнаружил при мне что-нибудь необычное? Ну такой прямоуголный, плоский предмет, в блестящем металлическом чехле. Он принадлежал той лыжнице.
— Нет. Ничего такого не заметил. Неподумайте чего, я бы сразу отдал!
— Да нет, я верю. Видимо где-то обронила. Тогда тебе ещё одно поручение. Купи хороший подводный сканер и если будет время, постарайся его обнаружить и поднять. Используй для этого какое-нибудь подводное устройство. Можешь выбрать на своё усмотрение.
— Хорошо, попробую поискать.
— Ну что же, потомок конкистадоров, давай прощаться. Я очень признательна тебе, за моё спасение. Надеюсь, что ещё увидимся.
Она ещё раз поцеловала его в щеку, развернулась и уже на ходу, стукнув себя ладонью по лбу, обернувшись крикнула:
— Ай, совсем забыла - небольшой бонус для тебя! Там, к предпоследнему буйку, на тросике привязаны пару ящиков виски. Не забудь поднять их. Выпейте с мужиками за моё здоровье.
— Хорошо, госпожа!
— Да, и не называй меня больше госпожой.
— Как же мне вас теперь называть?
— Зови меня просто - Лючия.
«А всё-таки приятно признать свою ошибку, когда человек оказывается намного лучше, чем я раньше о нём думала! — Размышляла Ковальчук, спускаясь по трапу с пирса на берег. — Неплохой, оказывается, человек, этот Хулио, хотя и разгильдяй в какой-то степени.»
Время близилось к вечеру, а незаконченных дел было ещё много, так-что она прибавила шагу, направляясь к ближайшей парковке арендуемого транспорта. Нужно ещё было успеть встретиться в госпитале с главврачём для принятия совместного решения о судьбе этой, неожиданно появившейся, странной женщины. Странной, если не сказать больше, хотя всё-таки один факт из её рассказа подтвердился. Но с другой стороны, это ещё ничего не значило. Ну предмет, ну похож на старинный, да мало ли вокруг антиквариата встречается. В общем, пусть пока побудет в госпитале, под наблюдением, ну а потом решим, как с ней дальше быть. Насчёт покупки пирса у мистера Фраймана дело обстояло попроще. К счастью Людмила уже не раз встречалась с этим местным дельцом и хотя он не имел прямого отношения к «Горгоне», но входил в круг её бизнес интересов. Так что сделка по предстоящей покупке не должна была представлять каких-то затруднений. Тем не менее, из-за недостатка времени для этого, встречу пришлось перенести на завтра.
«Кстати, и с Даней связаться нужно. Вон сколько сообщений послал, волнуется наверное. Хотя с какой стати? Я ведь и до сегодняшнего дня не особо часто выходила на связь. Неужели что-то почувствовал? Придётся ответить на вызовы.»
Млечный Путь. Космическая станция Цитаель.
То, что репитициям подходит конец и через пару дней придётся участвовать в самом настоящем выступлении на сцене, перед зрителями, было полной неожиданностью для вех, в том числе и для майора. Данила с интересом налюдал, как тот что-то возражал своему двойнику, пытаясь привлечь на свою сторону и Ангелину, но та, на удивление, не поддержала позицию своего возлюбленного. Дело принимало неожиданный поворот и это заинтересовало лейтенанта. Подойдя поближе, он отметил, что руководство новоиспечённой группой постепенно переходит в женские руки и уже приготовился услышать от неё заявление типа:
«Командовать парадом буду я!»
Как оказалось, он ошибся по форме, но звучало оно не менее твёрдо:
— Решено. Если через два дня выходить на сцену, нужно быть во всеоружии! С меня костюмы, и вообще техническая составляющая проекта, с вас, ребята, готовность номер один.
Заявление было сделано с неожиданной для всех решимостью и уже через полчаса она проводила группу через десяток магазинов и торговых центров. Результатом этих путешествий стало приобретение большого числа различных контейнеров с одеждой, аксессуарами, косметикой, и прочими атрибутами гардероба для обоих полов.
— И откуда в ней столько энергии? — только и смог удивиться Ирбицкий, обращась с этим вопросом к Антону.
Ответом была давно известная мудрость:
— Чего хочет женщина, того хочет Бог.
Когда с покупками и их распределением наконец-то было покончено, настало время обсудить название их группы. После жарких дискуссий и множества самых различных вариантов, было решено остановится на «Вспышке». Этот вариант все стали рассматривать под разными ракурсами, искать скрытый смысл и даже Ангелина, немало удивив лейтенанта, обратилась к нему напрямую:
— Ты как думаешь, Данила? Не стесняйся, на троих соображать лучше! Твоё мнение тоже должно быть, не всё же решать исключительно нам.
Пришлось и ему проявить побольше активности, правда не на долго. Наконец-то пришёл ответ на его вызовы, посланные подруге и он, извинившись, отошёл подальше, что бы спокойно поговорить. Неожиданно для себя, разговор он начал с упрёков, вызвав искреннее удивление любимой:
— В чём дело? Почему столько нервов? Вроде бы пребои со связью и раньше случались, но ты никогда так резко не реагирвал на них.
— Извини, дорогая, я сам не пойму, что со мной. Наверное перерепитировался. У нас тут на днях первое выступление намечается.
— Да? Ну ничего себе заявки!
— Прилетишь на дебют?
— Очень сожалею, но не получится. А вот на следующее обязательно заявлюсь. Надеюсь ваши концерты будут продолжаться?
— Если публика не забьёт нас, как мамонтов, тухлыми яйцами и гнилыми овощами! — рассмеялся он.
Когда, поболтав ещё немного и окончательно успокоив любимого, подруга, сославшись на занятость, отключила коммуникатор, Данила наконец-то с облегчением тихо произнёс:
— А всё-таки, что бы кто не говорил, предчувствия иногда обманывают нас!
Как далеко от истины было это утверждение, знала только Людмила Ковальчук.
"Земля — превыше всего!" - Терра Фирма
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1118
2022-09-19 в 21:42 # 147
Смена суток на Цитадели практически не замечается. Нет, отличия, от привычного времени, конечно видны. Это слегка изменённое освещение, температура воздуха, и воды в водоёмах. По пока что непознанной закономерности, все эти параметры по-разному влияют на обитателей станции. Хотя, тут скорее вопрос к биологам. Именно они обычно занимаются подобными вещами. Тем не менее, на Цитадели готовилось наступить утро нового дня. Для всех оно разное. К примеру, для очередной партии беженцев, оно являет собой началом новой эпохи, возможностью отсрочить конец привычной жизни. Для тех же, у кого в избытке водились деньги и власть, вторжение жнецов приобрело не столь драматическую окраску. Но и они расстроились, потеряв контроль над территориями, что приносили прибыль. Но враг постепенно и неумолимо наступает по всем направлениям. Неимоверным напряжением всех сил и средств, пока что, держаться турианцы. Саларианские войска жнецы тоже испытывают на прочность, равно как и азари, которые тоже столкнулись с превосходящими их по численности войсками разумных машин. От Гегемонии батарианцев уже давно ни весточки, исходя из этого можно ставить на них жирный крест. Антон, после встречи в Империи, вопреки распространённой практике, не пошёл к себе домой. Вместо этого, он направился в маленькое кафе, расположившееся недалеко от Сильверсан Стрип. До времени, именуемого людьми по привычке рассветом, было ещё долго. А коротать его в одиночестве, в пустом доме, который был и не домом вовсе, а лишь конспиративной квартирой, явкой, очень не хотелось, особенно сегодня. Расположившись у столика возле окна, Антон привычно оглядывал прохожих, что мелькали за стеклом. Одиночки, пары и группы людей, гуманоидов, и даже людей с гуманоидами. Одни куда-то спешили, на Цитадели, наверное, никогда не останавливается время. Другие проходили не спеша, и бывший майор успевал даже разглядеть их лица. В очередной раз он улавливал настроения окружающих. Повсеместной паники не было, и, если очень повезёт, то есть вероятность, что получится если не уничтожить, то хотя бы остановить продвижение врага. Ход его мыслей прервал вызов по инструметрону.
- Джин на связи. – Коротко ответил он.
- Скат здесь. Подтверждаю присутствие крота. На Цитадели скоро станет очень жарко! Конец связи! – Короткое сообщение от связного заставило его прервать свои размышления. Необходимо было в срочном порядке придумать что-то, что могло бы помочь обнаружить доносчика. Что-то серьёзное должно было произойти очень скоро, раз так всполошился связной. Сожалея об упущенной возможности спокойно посидеть, и обдумать свои мысли, он расплатился за заказ, и направился встречать рассвет во сне, у себя дома.
Бесконечные репетиции, наконец, закончились. Проснувшись с утра, после последнего прогона, который закончился далеко за полночь, пара окончательно уверовала в тяжесть шоу-бизнеса. Тем не менее, сегодня намечается знаковое событие для всех, кто захотел принять в нём участие. Окончательный состав «Вспышки» вылился в трио. Антон, Данила и Анжелина. Последняя еле успела залечить и замаскировать полученные накануне травмы от срочного старта «Стрекозы» Веленштейна. Встав, Антон быстро наметил план действий на ближайшие пару часов. Заправить постель, сбрить отросшую за пару дней щетину, привести себя в порядок, проверить почту и журнал звонков, вдруг кому они с Анжелиной могли понадобиться среди ночи. Пока его спутница наводила красоту, майор собрал быстрый завтрак, потому как понимал, что долго засиживаться нельзя. Капитан наметила пробежаться ещё по нескольким магазинам, докупить кое-каких мелочей. После обеда коротенькая передышка, ну а к вечеру, начнётся самое интересное, последние приготовления к их дебюту. Костюмы, личные вещи, и всё необходимое для успешного выступления, участники трио решили оставить в подсобке Империи. Их продюсер заверил, что за помещением приглядят, и головой ответят в случае чего. Антон не имел оснований сомневаться в его словах. Всё больше его полный тёзка напоминал ему самого себя. Это было очень странно, потому что так не может быть, по крайней мере, не должно.
- Ты Ирбицкому сообщил, что встречаемся в семь часов?
- Конечно.
- Я почему-то нервничаю. Я никогда ещё не выступала перед публикой. Школа, университет не в счёт. Там всё было не всерьёз, в случае чего, полгода на тебя будут пальцем показывать, или в сети будут твоё имя «упоминать». Сейчас всё по-другому.
- Понимаю. Думаешь, мне легче? В офицерском кружке пару раз подурачился, сказали неплохо. Надо лучше подумать, с чего начнём, с какой песни. Я вот думаю, что нужно что-нибудь полегче. Сначала сделаем пристрелку, посмотрим на реакцию народа. Если всё нормально, ещё раз повторим. Дальше нужно уже помощнее что-то зарядить.
- Я хочу «Мамину дочку» исполнить, от Цирус. – Заявила девушка, вдруг.
Чтобы особо не привлекать к себе внимания, пара воспользовалась общественным челноком, опасаясь возможной прослушки в конторах частного извоза. Конспирация на Цитадели, вещь, безусловно, нужная, но не всегда, действенная. И всё же, в общественном месте, где полно народа, возможность быть узнанным, даже если ты знаменитость, чуть меньше. По крайней мере, мало кто поверит в то, что медийная личность будет пользоваться таким видом транспорта. Наверняка, какой-нибудь косплейер, или косящий под знаменитость.
- Знаешь, кого я сегодня видела по дороге на работу?
- Кого?
- Далатрессу!
- Да ну! Серьёзно? И что она тебе сказала?
- В смысле? Я с ней не разговаривала…
Нечто в этом роде может получится.
Голос Авины объявил об очередной станции, к которой прибыл транспорт. Антон с Анжелиной, и ещё с десяток пассажиров, когда открылся шлюз, ступили на поверхность посадочной площадки, откуда пешком можно было дойти до Империи за двадцать минут. До назначенного времени встречи оставалось как раз, двадцать минут. Благополучно добравшись до клуба, пара встретилась с Ирбицким. Новоявленное трио, предъявив спецпропуска, добытые их продюсером накануне, проследовало за охранником в подсобку, определённую им в качестве гримёрки. Дёшево и сердито. Видимо, не предполагалось, что кто-либо задержится здесь дольше, чем на один вечер.
- Я предлагаю начать с Санта Марии. Неотон Фамилия, был такой коллектив, судя по архивным записям, эта песня прошла на ура. Как раз, то, что нам нужно. Слова простые, музыка тоже несложная. Аранжировщики, во главе с Антиповым, только бы не подкачали. Мы ж толком играть не умеем. В ноту не попадём, и привет! Сложных модуляций здесь не так много, но от бас-гитары будет многое зависеть. Так что, Данила, тут на тебя большая надежда возлагается. Дальше. Эндж, вокальная партия твоя, вторая по счёту. То есть, сначала мы с Данилой, потом подключаешься ты. На словах Санта Мария вступаем все вместе. Последние слова в припеве поются почти что басом, пропою их я. Самое главное, не спешить, и следить за ритмом. С залом зрительный контакт попробовать установить сразу. Слишком резких движений не делаем, мы не в бою. Играем и поём в спокойном темпе. Заканчиваем песню фразой Санта Мария, все вместе, и на этом всё. Тут разобрались.
- Вроде, понятно, но как оно на самом деле будет? – Спросила девушка, пытаясь разобраться с крепежом микрофона.
- Если время позволяет, можно попробовать и посмотреть. – Предложил Ирбицкий.
- Предложение принимается. Идём дальше. Вторая песня. Вот тут нам предстоит поработать. Джоан Джетт. Та ещё штучка была. Даже к своим музыкантам клеилась.
- Уж поверьте, мальчики, что я это смогу! – Озорно проворковала капитан, подойдя вплотную к Антону, и томно заглянула ему в глаза. Но, как только стало понятно, какая реакция за этим может последовать, Анжелина тут же отошла на шаг в сторону, приготовившись слушать дальше.
- Итак, Данила и я. Бас-гитара и соло. Вступаешь ты, Данила, я на подхвате. Эндж, вокальная партия твоя, мы тебе помогаем только в припевах. Голос попробуй чуть погрубее, вспомни Меррит. Но и полностью Джоан не нужно копировать. По ходу дела разберёмся, как быть дальше, всё же песня не такая строгая, как некоторые другие, что есть в нашем репертуаре. Третья песня, после которой идём на перерыв. Крис Ри – В поисках лета. Вступление твоё, Данила. Потом присоединяюсь я. Эндж, на тебе бубен. Справишься?
- Ты шутишь?! Я что, похожа на колдунью вуду?
- Колдуны тут не при чём. – С этими словами Антон раскрыл очередной контейнер с надписью «Аппаратура 02», и достал оттуда круглый деревянный инструмент, с многочисленными прорезями, в которых виднелись маленькие металлические пластины. При любом неосторожном движении эти пластины издавали стук. Наглядно продемонстрировав применение инструмента, он вручил его девушке. Та, попробовав его в действии, решила, что всё не так уж и плохо, и справиться с ним ей не составит труда.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Горячий Снег" (ФРПГ в жанре Action)
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe