Mass Effect Universe

ЛитРПГ "Обреченный" - Страница 6 - Форум

Страница 6 из 6«123456
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ЛитРПГ "Обреченный" (ЛитРПГ в жанре Action, AU)
ЛитРПГ "Обреченный"
Роса
147 0%
Offline
2980
2015-08-19 в 15:32 # 1


ФРПГ "Обречённый"


В ролях:

Роса
- Генри Уэйфар -
человек, торговец древностями

silicium
- Джек Харпер "Призрак" -
человек, глава организации "Цербер"

Andreyka
- Фил Питкэрн -
человек, журналист-блогер

Я-туман
- Хейла Дженс -
человек, оперативник "Цербера"
Дополнительный персонаж: - Артур Стюарт Лемм -
человек, следователь "Галактической Стражи"

Ilostana
- Лу Энн Темплтон -
человек, коллекционер
Дополнительный персонаж: - Макс Темплтон -
человек, коллекционер

Silverhound
- Джеймс Сэмюель Крастер-Вольф -
человек, бывший корсар, путешественник

Cyborg_Commander
- Серый Стрелок (Меркури Ривз) -
человек, наёмник-диверсант, шпион

Osiris
- Томас "ТоТо" Тонг -
человек, пилот





Мастер: Роса (партия), silicium (контр партия) | Свободные места: 1 | Обсуждение ФРПГ "Обреченный" | Хронология
ЛитРПГ "Обречённый"

ФРПГ "Закера. Районная больница"
Mandragora
40 0%
Offline
408
2017-05-31 в 22:14 # 101
День 37. “Под тенью ириса”

Every day I'm a Star in the city
Walk the streets like a wanted Man
All the time got my shine lookin pretty
Mother fuckers all know who I am


Фил одёрнулся и снял правый наушник, не выдержав грубые толчки сбоку.

- Эй, человек, а можно слушать свою ерунду чуть потише?! - ворчливым тоном проговорил турианец с белыми отметинами с правой стороны лица.

- О, - Фил наигранно улыбнулся, снимая второй наушник, - Извините, я и не знал, что они такие громкие.

Он даже и не пытался спорить с недовольным попутчиком… Турианцы всегда славились специфическим музыкальным вкусом. Им были по душе военные баллады и торжественные марши… А танцующий турианец под электронную музыку - событие столь же редкое, как и турианец, умеющий плавать.

- Тоже мне музыка… - не выдержав паузы, вставил свои пять кредитов турианец.

Помимо турианца, здесь сидели двое мужчин в офисных строгих костюмах с угрюмыми и уставшими лицами. Один из них прислонил лицо к окну и просто уснул, другой же молча уставился в одном направлении, приведшее к очаровательной азари, потиравшей глаза, в которых тоже читалась сильная усталость. Ещё вдали сидел саларианец, неотлипавший с начала пути от какой-то игрушки на инструментроне.

Спустя пару остановок, надоедливый турианец покинул журналиста, оставив его наедине с самим собой. Фил ещё раз оглянулся по сторонам, надеясь, что в этот раз его никто не побеспокоит, и одев наушники, снова включил плеер.

Every day feel the heat in the city
Like the barrel of a smoking gun
Read the signs see the lights they're so pretty
You're the one now turn me on

***

- Это, ведь, шутка, да? Мне - одной из лучших оперативниц Оникса… Приглядывать за каким-то экстранет-брехуном! Я думала у нас проблемы посерьёзнее.

Она сложила руки, отчётливо выражая свой протест. Порой девушка даже сама себе удивлялась… Ведь, никто не стал бы говорить с ним в таком тоне.

Ирис, несомненно, считалась одной из самых талантливых агентов Шепарда, тех кому приходилось следить за порядком из тени, несмотря на юные годы, у неё был огромный опыт в шпионаже и диверсиях, её навыкам позавидовали бы многие, бонусом ко всему была потрясающая внешность, способная обескуражить любого. Маленькое круглое личико. Тёмные, немного мелированные, волосы были аккуратно подобраны вверх и связаны в узел. Изящные густые брови, выразительные карие глаза, слегка вздёрнутый носик и тонкие губы. Роковая девушка…

- Это приказ, - без тени эмоций ответила голограмма. Дело с Питкэрном приобретало всё новые масштабы, и тратить время на долгие пререкания и капризы Шепард не желал. - Объект не менее важен, чем остальные. Даже более важен, чем многие другие, но его действия и мотивы не поддаются расчётам, а мне необходимо знать всё. Твоя задача: наблюдение, контроль и подстраховка. Аккуратно. Ни при каких обстоятельствах он не должен знать, кем ты являешься на самом деле.

“Опять он прикрывается своим проектом” - подумала девушка, хотя ей казалось, что Шепард всё равно прочитал её мысли, поэтому она сдалась, сделав глубокий выдох.

- Хорошо… Что-нибудь ещё?

- Совет, - Шепард держал паузу, пытаясь сконцентрировать внимание девушки. - Не недооценивай ситуацию. Как же я уже сказал, с объектом много неизвестных переменных.

- Да, да… Будь бдительна и так далее. Я этого в учебниках ещё начиталась. Конец связи.

Шепард не стал возражать, а Ирис в очередной раз мысленно отругала себя за очередное детское поведение, хотя прекрасно знала, как он к ней относился… Как к дочери? Может быть. Он до сих пор не может простить себе смерть её брата. Может или нет? Ирис старалась не вникать в это.

- Ну что ж… - сказала вслух оперативница, листая его досье, - Хотя бы, ты родился на Иден Прайм. Будет общая тема для разговора.

Она подошла к своему кабинету, чтобы уединится и изучить Питкэрна со всех сторон. Всё-таки, если считаешься лучшей - надо соответствовать.
Дверь с надписью “Старший оперативник, капитан-лейтенант, Ирис Дженкинс” загорелась красным цветом и долгое время оттуда никто не выходил...
Люцифер
4 0%
Offline
66
2017-06-02 в 17:19 # 102
День 23 “Загнанный в угол...”

Соместно с silicium

Иллиум - красивая жаркая планета, утопающая в роскоши и пороках, где возвышается сотня аркологических небоскрёбов, сверкающих словно отполированное лезвие, покоряющих небеса. Но несмотря на завораживающий вид, который так и манил отовсюду туристов, соблазнившийся её благолепием и гарантированной безопасностью, которую обеспечивало почти тотальное слежение за каждым жителем,
на планете активно процветало рабство и производство незаконного оружия, что было не по душе такому солдату, каким был Адолард. Конечно, за двадцать лет, что он провёл в криосне, многое могло измениться, но в это не слишком верилось, Иллиум служит перевалочным пунктом между беззаконными системами Терминус и Республиками Азари, тут всегда будет ели заметно веять преступным миром.
У турианца нервно подёргивалась единственная мандибула, пейзаж за стеклом аэрокара навевал воспоминания о прошлом, напоминая о всех ошибках, что он когда-то совершил по собственному эгоизму. После Инцидента Адолард много странствовал, пытаясь отыскать себе постоянное пристанище, Иллиум был из немногих мест, которые ему хотелось стереть из своей памяти, но от прошлого не убежишь, оно всегда будет преследовать, где бы он не прятался.
Теперь он снова здесь, да ещё и в унизительном для себя положении. Перспектива в виде послушного зверька, лестно виляющего хвостом и исполняющего любые прихоти этого премерзкого человечка Джека Доннована, не слишком радовала. В последний раз, когда турианец встречался с человеческой расой, он свернул до характерного хруста шею их солдату, перед этим заставив вопить от боли как ребёнка. Его методы допроса всегда ужасали, но приносили результат. Прошло много времени, но Адолард всё ещё хорошо помнит, где у шельтов[1] есть слабые места, на которые надавив, можно получить нужную информацию. Но сейчас в этом не было нужды, он здесь, не чтобы убить человека, а совсем наоборот. «Зверь» не был обозлён на генерала Арктуса за этот оскорбительный приказ, слова начальства всегда были для него законом, не важно насколько они противоречат его собственным принципам, свою накопившуюся злобу он мысленно выплёскивал на незнакомого ему человека. Ну как незнакомого, отчасти он знал его по тем данным, что ему предоставили, но этого было мало. Если он хочет узнать о нём больше, придётся быть всегда рядом, кажется, у людей есть на этот счёт цитата «Своих врагов надо знать лучше, чем самого себя, и держать к себе ближе, чем лучших друзей», ну чтож, ему предстоит работать с Доннованом, а значит будет возможность сблизиться с ним и узнать его получше.
Отведя задумчивый взгляд от окна, «Зверь» заметил, что всё это время на него бесцеремонно пялилось два огромных саларианских глаза, которые периодически поглядывали на дорогу. Турианец хищно оскалился, резко подавшись вперёд, уперевшись рукой в водительское сиденье, от чего саларианец невольно вздрогнул.
- Что такое, долговязый, никогда турианца не видел? - его вибрирующий голос прозвучал как гром в ясное небо, Адолард сверлил амфибию недобрым взглядом.
- Видел. - тихо ответил водитель, устремив свой взор на дорогу, стараясь не пересекаться с жёлтыми глазами «Зверя». - Но таких как вы - нет.
- Вот как. - усмехнулся турианец, сменив оскал на кривую улыбку, а затем вернулся обратно на сидение. - Чтож, теперь увидел.
Какое-то время они ехали молча, Адолард вновь вернулся к стеклу, погрузившись в размышление, но саларианец не успокоился, он постоянно нервно бросал взгляд на него, и в конце концов не выдержал, выдав:
- Простите меня, если мои слова вас как-то задели.
«Зверь» удивлённо взглянул на него, уже и забыв о том, что случилось пару минут назад.
- Просто, мне ещё не доводилось видеть турианца без… - водитель резко завернул в какой-то престижный квартал.
- Колониальных меток?
- Да. - кивнул ему саларианец.
- Это проблема? - в его вибрирующем голосе прозвучала скрытая угроза, Адолард снова криво улыбнулся, дёрнув мандибулой.
- Нет. - отрицательно мотнула головой амфибия, нервно взглотнув. - Просто это необычно.
- Хорошо… - турианец расслабился на сиденье, проведя когтистыми пальцами по её обивке.
«Зверя» нередко спрашивали про отсутствии на его лице колониальных меток, довольно часто употребляя турианский термин «чистый лицом», означающий обманщика, которому нельзя доверять. Отчасти это было правдой, того честного солдата, каким он был раньше, давно уже нет, осталась только оболочка, а содержимое прогнило, превратив турианца в машину для убийств.
- Далеко ещё до агентства? - просил Адолард, постукивая когтями по сидению, утомляюще наблюдая за тем, как их аэрокар петляет из одного квартала в другой.
- Мы уже на месте. - саларианец плавно остановился возле большого здания.
Покинув транспорт, чёрный турианец смерил оценивающим взглядом Иллиумское охранно-экспедиторское логическое агентство.
- Ну здравствуй, мистер Доннован… - плотоядно сверкнув жёлтыми глазами, «Зверь» вошёл в здание.

***


Доннован сидел в переговорной комнате вместе с Ами и ждал офицера, которого обещал прислать Арктус и чьё дело ему передали несколько дней назад. В графе “Имя” значился только его позывной: “Зверь”. Информация была расписана сухо, если не сказать скупо даже для турианского досье, и Доннована это заинтересовало даже больше, чем если бы биография офицера была бы расписана подобно приключенческому роману.
Ами погрузилась в себя, и единственное, что можно было понять по её рассеянному взгляду - то, что она размышляет о нечто отвлечённом, не имеющем отношения к рабочим делам. Седьмой же прикидывал, решение какой задачи сейчас стоит поручить этому турианцу. Сразу же напрашивалось решение вопроса с “дыроколом”: местонахождение прибора и примерный круг, у кого он может находиться, был отчерчен Доннованом. Оставалось лишь пойти и забрать, но… но неизвестно, что такой как Зверь может на Земле натворить и какими последствиями это обернётся в будущем. Нет. Отправлять кого-либо в осиное гнездо было пока что рано. А потому оставался ровно один вариант - не менее, а, возможно, даже более важный.
Через несколько минут в комнату вошёл твёрдой походкой чёрный турианец, одетый в военную темно-синюю форму, высоко задрав голову, он уже на ходу обратил свой пристальный взгляд на голубоглазого, лет так тридцати пяти, светловолосого человека. Оказавшись у стола, где сидел Доннован и Ами, он протянул когтистую руку, помня, что у людей жест рукопожатия означает «приветствие». Крепкой хваткой пожимая руку Джеку, он одновременно представился:
- Мистер Доннован. Лейтенант-коммандер «Зверь» по приказу генерала Арктуса прибыл в Ваше распоряжение, - вибрирующий голос звучал жестко и напряжённо, но лицо турианца оставалось безэмоциальным, а взгляд холодным.
- Насколько я понимаю, вы специалист по спецоперациям, - сразу же перешел к делу Доннован. - Это прекрасно! Генерал Арктус отлично понял мою просьбу, за что я ему безмерно благодарен. Дело в том, что сейчас нам необходимо очень тихо провести разведывательную операцию, и ваша помощь может оказаться бесценной. Ами, введи господина офицера в курс дела.
Ами встрепенулась, повернулась к экрану, на нем появилась схема Солнечной системы.
- Несколько лет назад мы обнаружили на девятой планете Солнечной системы, - монотонным голосом заговорила Ами, - аномалии. По официальным данным, там нет ни баз Альянса, ни кого бы то ни было ещё, однако же зафиксирован ряд странностей. Первое, планета находится в карантине. Второе, туда направляется снабжение Альянса, и снабжение это сильно отличается от снабжения обычных баз, - на экране мерцнула Сол-9, и на экране побежали строчки с параметрами орбиты и климатическими условиями планеты.
- Мы считаем, - продолжил Доннован, - что там находится тайная база Альянса, скрытая даже от его высшего руководства, и эту базу охраняют не бойцы Альянса, а геты. У нас есть подозрения, что на ней хранится очень важный для нашей общей миссии объект, но необходимо увидеть его глазами и собрать как можно больше информации по самой базе. Ваша задача: проникнуть на эту базу незамеченным, провести разведку, найти объект, сфотографировать его, и вернутся. Объект огромный и имеет длину не менее 10 км. Поскольку он скрыт, размеры базы должна быть ещё больше, хотя, весьма вероятно, что не на много.
На Адоларда сваливалась многотонная информация, переваривая её, офицер переменился в лице, ели заметно появилась хмурость, взгляд стал задумчивым и сосредоточенным, а единственная мандибула плотно прижалась к челюсти. Он сложил руки на груди, заострив своё внимание на словах Ами и Джека. Раньше ему уже доводилось участвовал в спец разведывательных операциях, сотню раз рискуя собственной жизнью ради достижения поставленной цели, и он всегда подходил к этому серьёзно.
- Для реализации данной миссии, - продолжила Ами, - мы предоставим вам разведывательный костюм “Стрикс”, модифицированный для действий в условиях крайне низких температур и с улучшенной функцией подавления систем обнаружения и наведения. Дополнительно - разведывательный корабль, управляемый ИИ, который вас доставит в Солнечную систему и заберет оттуда после выполнения задания.
- Ну, что? Готовы снова погрузиться в холодную тьму? - подвел итог Доннован, своей фразой давая понять, что в курсе истории Адоларда. - Если вам что-то нужно ещё из оружие или снаряжения, составте запрос, мы его постараемся выполнить. Вопросы есть?
«Зверь» повернул голову, неодобрительно посмотрев на человека после его фразы «Ну что готовы снова погрузиться в холодную тьму?», он не любил, когда ему напоминали о прошлом, тем более человек, который не мог знать, каково это потерять всё. Турианец несколько секунд буквально прожигал его взглядом жёлтых глаз, но затем довольно быстро вернулся к экрану, механически ответив:
- Нет, сэр. Вопросов нет. Задача предельна ясна: незаметно проникнуть в засекреченную базу Альянса, обнаружить объект, сфотографировать его, вернутся с добытыми данными.
Миссия состояло из довольно простых задач, но Адолард понимал, что даже имея столь первоклассное разведывательное снаряжение, о котором можно было бы только мечтать, и корабль оснащённый управлением ИИ, её будет не так просто выполнить. Тем более, база засекречена, неизвестно, что его будет ожидать внутри.
- Если вы готовы, я вас провожу на корабль, - сказала Ами.
Турианец кивнул в знак согласия и они покинули переговорную комнату.
Корабль “Молния-23” был сделан по последнему слову техники, в сине-черных тонах, и был идеален во всём с поправкой на то, что экипаж на нём не предусматривался.
- Молния-23 - автономный разведывательно-диверсионной корабль, созданный для наших ЧВК, 16 метров длиной, вместимость до 5 человек, автономность 60 дней, максимальная скорость 6 светов при ССД, 80 % скорости света - маршевая, 5 звуков в атмосфере. Давайте перейдем к костюму. “Стрикс” - турианский диверсионный костюм, запланирован к поставкам в спец части ТИ. Обладает собственной силовой установкой, позволяющей совершать полёт в атмосфере планеты, производить посадку на её поверхность, а также возвращаться обратно на корабль. Имеет средства проникновения сквозь обшивку, систему скрытности, 23 мм-тровую авиационную пушку, может отцеплять костюм для действий внутри корабля или на планете, при этом становясь просто броней. Все подробные данные по кораблю, костюму, планете и других деталях миссии я вам уже переслала. Для проведения испытаний предлагаю вам планету в секторе, который я вам тоже переслала. Данная планета обладает сходными характеристиками, и в её атмосфере можно без особого риска произвести тестирование костюма. По завершении испытаний докладываете о результатах и приступайте к выполнению основной задачи.
Адолард поблагодарил Ами за предоставленную информацию о корабле и костюме, проверив сообщения на своём КПК.
- Чтож, мистер Доннован, если вы больше ничего не хотели обсудить со мной, то я не стану более отнимать у вас время и незамедлительно приступлю к испытанию костюма. - «Зверь» привык исполнять приказы сразу, без задержек.
-Да, приступайте. Удачи вам - ответил Донован.
- Бэнерисцисс[2], сэр. - кивнув, чёрный турианец направился в сторону корабля.
_________________
1. Шельт - выскочка (тур.) Название людей турианцами.
2. Бэнерисцисс - благодарю (тур.)
Я рождён убивать (с) Люцифер.

ФРПГ "Закера. Районная больница" - Алан Джейсон, альтер эго - Крилл, человек, психопат.
ФРПГ "Древний" - Джакор Э'шта Адэ'рон - Джако, саларианец, ксенобиолог.
ЛитРПГ "Обречённый" - Адолард Кривен - «Зверь», турианец-киборг.
Cyborg_Commander
7 0%
Offline
41
2017-07-15 в 9:13 # 103
День 38. Цитадель.

Полет до Цитадели прошел спокойно, Меркури был несколько удивлен. Ему оставалось только благодарить судьбу за то, что та дала ему возможность хотя бы спокойно поспать на пути к своей цели. Но, как и всегда, покой рано или поздно заканчивался, о чем поспешил напомнить треск коммуникатора.
-“Наконец-то - Подумал наемник, слушая, как пилот запрашивает разрешение на стыковку, - Сидеть неподвижно в этой коробке начало надоедать”.
Весь полет киборг просидел на одном месте, неподвижно, но без напряжения. Это был его далеко не первый полёт в качестве “груза”, и после нескольких попыток наемник научился не бояться пошевелиться в грузовом отсеке, но следить за каждым звуком корабля.
Хотя шаттл и достиг пространства Цитадели, до стыковки оставалось как минимум час, даже со всеми привилегиями Темплтонов. Летный траффик станции всегда был очень нагружен, и это без учета мер безопасности, принятых после Жатвы. Меркури ждал, когда корабль наконец отправят к свободному доку, вспоминая, к кому можно будет обратиться за информацией. Наемник немного жалел о том, что не воспользовался предложением нанимателя отправиться сюда в качестве официального лица, ведь это могло сократить время и расходы на поиски укрытия, но паранойя давала множество поводов против.
-“Сожаление - бессмысленная трата времени” - подумал наемник, заключив, что он скорее предпочтет бродить в одиночку по коридорам Цитадели, нежели даст кому-то лишнюю возможность следить за собой. Меркури давно пришел к выводу, что лучший способ охотнику за головами выжить, это предполагать, что все хотят тебя убить. Но про себя он отметил, что в большинстве случаев так и было, и что такая жизнь становилась невыносимой.
Спустя некоторое время Шаттл наконец-то пристыковался к доку. Услышав шипение шлюза, Меркури взял в руку чемодан с вещами и приготовился к высадке. Все, что ему оставалось, это дождаться, когда его контейнер извлекут из грузового отсека и откроют, чтобы проверить содержимое.
Киборг почувствовал сильный толчок. По стенкам контейнера раздалось несколько щелчков: механическое устройство для разгрузки контейнеров сжало контейнер своими клешнями с двух сторон и подняла его. Меркури чувствовал, как его подняли с пола и начали переносить в другое место, но он был спокоен. Ему нужно было только дождаться, когда его коробку откроют.
Контейнер опустили на пол, машина отпустила груз и принялась вынимать другой товар из корабля. Сквозь скрежет машин и шум дока киборгу удалось расслышать шаги. Как только створки контейнера начали раздвигаться, Меркури включил оптический камуфляж. Саларианец, выполняющий разгрузку товара, не смог разглядеть в темноте прозрачную фигуру, стоящую в самом конце. Бегло осмотрев ящики, он ввел несколько команд в уни-инструмент, и два робота модели «Локи» принялись бережно выносить груз. Дождавшись, когда «бригадир» отойдет, чтобы дать своим «рабочим» больше места, наемник юркнул между роботами и направился прочь из доков. Меркури спешил, ведь его маскировка не могла надолго спрятать его от сенсоров, которых в Цитадели было предостаточно.
Оказавшись на безопасном расстоянии от рабочих, Меркури выключил маскировку и отправил короткое сообщение нанимателю:

- "Прибыл на место. О моем присутствии никто не знает. Нужны данные о том, на каком корабле Клиент прибыл на место действия."

Меркури составил себе план дальнейших действий. Перед тем как начать поиски Питкэрна, ему надо было решить жилищный вопрос. Наемнику нужно было укрытие, где он мог без опаски оставить свое снаряжение, ведь он не мог бродить по Цитадели в своей броне, не привлекая излишнего внимания СБЦ. Этим он и решил заняться в первую очередь.
Найдя ближайший терминал вызова аэрокара, он вызвал себе такси. Направившись в жилой район Цитадели, Меркури начал пролистывать список контактов, которые могли ему помочь в его деле.
ЛитРПГ "Обреченный": Серый Стрелок - убийства и саботаж по разумной цене.
silicium
14 0%
Offline
33
2017-07-24 в 16:32 # 104
День 12.

От: Чхоль Пак <cpak@cerberus.sa>
Кому: Призрак <im@cerberus.sa>
Тема: Новый тип влияния на разум

Шеф,
наши осведомители доложили: на Омеге обнаружен любопытный субъект. Это азари с удивительными способностями. Если кратко, то при физическом контакте с ней происходит эффект, похожий на таковой при контакте с маяком. В память забрасываются бессистемные образы, похожие на воспоминания. Любопытно, что на энцефалограмме есть изменения, похожие на одурманивание. Запрашиваю разрешение провести полноценное расследование.

Пак.

От: Призрак <im@cerberus.sa>
Кому: Чхоль Пак <cpak@cerberus.sa>
Тема: Новый тип влияния на разум

Агент Пак,
Если это правда, это действительно очень интересно. Работу по теме разрешаю. В случае необходимости запрашивайте дополнительные ресурсы.

Призрак.

***

“Есть места, которые никогда не меняются. И пусть пройдёт даже тысяча лет, Омега останется всё такой же засраной дырой, несмотря на все старания Шепарда. Он сейчас хочет, чтобы во всей галактике были тишь, гладь, и грёбнное благоденствие, однако же есть места, которые даже с его властью и волей проще сжечь дотла, чем очистить,” - думал Чхоль.
Высокий, около двух метров ростом, атлетического телосложения - по коридорам Омеги шёл мужчина, озираясь по сторонам. При взгляде на некоторых прохожих, на его плоском, загорелом, с яркими монголоидными чертами лице, отображалась гримаса отвращения. На мужчине была угольно-чёрная, словно закопченная броня, с оранжевыми узорами в виде языков пламени на нагруднике и наплечниках. На шее виднелся доходящий до левого уха шрам, крупный, оставшийся от сильного ожога.

Сведения были точные: группа вместе с объектом, понеся урон от взрыва, отступила в эти коридоры. Приходилось торопится: объект скорее всего ранен, а смерть её была бы провалом этой миссии.
- Уголь, это Браво, прием, - послышалось в рации Пака.
- В канале, - ответил тот.
- Мы спозиционировали их. Они в E113, этажом ниже, остановились, вероятно пытаются оказать медицинскую помощь.
- Принял. Двигаюсь туда.

Опять грязные лестницы, плохо освещенные коридоры, мусор, даже чьи-то полуобглоданные останки со следами ворочьих зубов на костях и обрывках одежды. Чхоль достал со спины огнемёт и включил в нём фонарь, готовясь к возможному боевому контакту. Да, в этих узких коридорах его любимый М-451 превращался в крайне эффективное и страшное оружие. Главное, не подпалить кого-то, кого не надо.
- Так, E116, E115, - отсчитывал Чхоль.
В этот момент на радаре возник странный шум: лёгкие помехи, не особо мешавшие работе прибора. Возник - и через пару секунд исчез.
- Это ещё что?.. - Чхоль продолжал двигаться, подобравшись в комок, готовый в любой момент атаковать. - E113.
Он нажал на кнопку вызова у двери, сделал шаг назад, встав напротив выхода, настроенный, по ситуации, и вести переговоры, и открыть огонь. Осмотрелся по сторонам: вроде всё тихо, только из этого самого E113 доносились голоса.
Мобильная платформа 0xff12ec14
Роса
147 0%
Offline
2980
2017-08-10 в 21:11 # 105
День 21.

Шепард предоставил роевиков без проволочек и лишних расспросов. Лояльность Шефа удивила Чеглокову: тот всегда в случае необходимости привлечения “полуживых спецвойск”, интересовался, в чём именно состоит эта необходимость. Выпускать из недр Цитадели хасков он не любил и делал это только в самых крайних случаях. И вот в течение получаса в распоряжение Ольги предоставил порядка десятка маленьких рабочих рахни. Себе шефскую щедрость Чеглокова объяснила сверхсрочностью расследования и важностью утерянной технологии.

Роевики скрылись в коммуникациях по периметру съёмной квартиры Браун, заступив на своё круглосуточное дежурство. Наблюдение продолжалось четыре дня, и всё это время квартира оставалась пустой. С каждым днём пустившая все остальные дела по боку и едва ли не поселившаяся по соседству Чеглокова нервничала всё больше. На пятый день ей начало казаться, что хозяйка забросила съёмное жильё и она лишь попусту тратит время, но тут от роевиков поступило сообщение о зафиксированной в квартире активности. Врубив на планшете трансляцию происходящего, Ольга вызвала служебный аэрокар и помчалась к элитной жилой зоне Президиума.

В квартире обнаружилось двое: средних лет женщина, по описаниям очень похожая на Элизабет Браун, и молодой мужчина, которого аппаратура по картотеке опознала как Клода Дидье, прибывшего на Цитадель вчера по вопросам научного характера. Любовный подтекст встречи, который, первым делом, можно было заподозрить, Чеглокова отвергла через несколько минут: никаких амурных поползновений в отношении друг друга ни Браун, ни Дидье не предпринимали. Увеличив громкость, Ольга внимательно слушала их диалог:

- И всё же, уважаемая мадемуазель Браун, назначать встречу на Цитадели было крайне опасно.

- Я не делаю ничего противозаконного, чтобы опасаться Стражи и, тем более, СБЦ. Кто я? Всего лишь частное лицо, временами посещающее Цитадель исключительно по личным делам.

- Цитадель — это место, где даже в уборной не чувствуешь себя в одиночестве. Здесь слушают стены, пол, даже вода в сливном бачке.

- Я надеюсь, месье Дидье, что вы прибыли не для того, чтобы выговаривать мне, словно провинившейся школьнице. Вы сказали, у вас есть дело ко мне и моему шефу. Чем быстрее вы мне его сообщите, тем быстрее сможете покинуть столь пугающую вас Цитадель.

- Вы правы.

- Кстати, откуда вы вообще знаете про моего шефа?

Послышался звук наполняемого бокала.

- Неплохое вино, - одобрил Дидье. Похоже, он не был настроен выдавать источники своей осведомлённости. - Специально подбирали?

- Если делать себе алиби, самое простое — выдать собеседника за любовника.

- Весьма, весьма может быть… Так вот, у меня есть дело научно-технического характера. Единственное что, я прошу пока хранить наш с вами разговор в тайне от моего начальства.

- Хотите сказать, что Призрак ничего не знает?

- Ни Призрак, ни его зам, ни даже мой непосредственный начальник Гроссмюллер. Это инициатива очень узкого круга лиц, которые понимают, что без вычислительных мощностей, которыми владеет ваш хозяин, задачу не решить.

- Вы не боитесь мести «Цербера»? Для учёного вы слишком смелый человек.

- Боюсь, потому и прошу о полном сохранении тайны.

- Что ж, я даю вам свои гарантии. Итак, в чём именно состоит ваше дело?

Чеглокова слушала и не верила своим ушам. По обрывочным сведениям она знала про то, что «Цербер» был восстановлен после войны, но вот про то, что его хозяин жив, слышала впервые. Увлечённость диалогом настолько поглотила её, что Ольга не сразу обратила внимание на вибрацию инструментона. Когда же она, наконец, посмотрела на омни, глаза её округлились ещё больше: звонил Шеф.

- Встречу прервать немедленно, - один за другим посыпались приказы. - Произвести задержание. Приоритет: Клод Дидье. Объект доставить в Центральное Управление. Протокол исполнения: 1.

- Да, но встреча ещё не закончена... - попыталась мягко выразить сомнение в необходимости столь поспешных действий Чеглокова, но договорить ей не дали.

- Выполнять немедленно! - проревел коммандер, и связь прервалась.

В голове пошёл лёгкий, едва различимый шум, сменившийся непонятной отрешённостью и потерей ощущения собственного тела, словно оно растворилось невесомой дымкой. Затем “дымка” проявила волю: Ольга вскочила на ноги, выхватила пистолет и побежала в номер Браун. Чеглокова вдруг с ужасом поняла, что тело её двигается само, не нуждаясь, а порой и противясь её желанию или нежеланию делать то, что она делает. Биотический заряд вынес дверь, и Ольга увидела их обоих — пепельно-блондинистую с идеальными формами женщину и высокого худощавого смертельно бледного мужчину.

- Ни с места! - как не своим голосом громыхнула Чеглокова. - Галактическая Стража!

- Мразь! - Браун сверкнула глазами, отступила в сторону и что-то нажала на омни. Фигура женщины дрогнула и растворилась в воздухе. Включив маскировку Браун начала отступать к окну.

За спину Чеглоковой прилетела светошумовая граната. Прогремел взрыв. На секунду голове у Ольги пошёл звон, а мир вокруг превратился в сплошное белое пятно. Ошеломлённая, она опустилась на пол на колени, пытаясь прорваться сквозь окружившую её пелену белого света и звона, и вдруг поняла, что вновь видит и слышит…

Пространство перед глазами расширилось и ушло вперёд. Она видела, но то, что она видела, плыло где-то по грани реальности и… графики, какой вырисовывают фильмы. Мир перед её глазами буквально собирался заново у края глаз при малейшем повороте головы. А звуки теперь раздавались внутри неё, внутри головы, словно через встроенный в слуховой анализатор передатчик.

Ольга посмотрела прямо перед собой и - как оазис в пустыне - увидела сквозь маскировку Браун, остановившуюся и отпрянувшую назад с выражением ужаса на лице. Да и сама Чеглокова ужаснулась бы, увидев себя со стороны. Увидев, как её глаза светятся расходящимися в стороны от зрачков синими дорожками. Желание сломать непрошенной Стражнице шею сменилось у Браун животным страхом. Развернувшись, она подбежала к окну, рассадила стекло и выпрыгнула, забыв про Дидье, которого зацепило волной от её гранаты.

Зато про него не забыла Ольга. Подняв мужчину с пола за ворот, она запустила пальцы в нагрудный карман его рубашки и вынула из него небольшой информационный носитель. И в этот момент вернулись повиновение телом, звон в ушах и белёсая, но уже вполне проглядная пелена перед глазами. Ольге стало страшно и холодно.

- Отлично, офицер! Доставьте задержанного в Центральное Управление немедленно, - голос Шепарда вернул её к реальности. Он звучал с омни ровно, без тени той ярости, с которой он выкрикнул приказ взять Дидье вместо Браун. - Жду вас через пятнадцать минут. Аэрокар у порога дома.

Ольга согнулась и отступила назад - настолько сильно у неё заболела голова, словно что-то разрывало её изнутри. Она привыкла выполнять приказы Шефа, но всегда делала это добровольно, сохраняя критику к тому, что именно и как делает. Но не в этот раз. Её действия были действиями наделённой разумом машины. Разум безразлично созерцал, что делает тело-машина, и детально помнил, что именно происходило. Но остановить действия машины не мог, как будто кто-то перехватил контроль над телом. И сделать так - Чеглокова с какой-то тупой обречённостью признала это - мог только Шепард.

Дверь открылась, и в комнату вошли два налётчика.

- Приказ обеспечить безопасность и сопроводить вас и задержанного в Центр, - дребезжащим механическим голосом ответил один из них прежде чем Ольга успела озвучить свой вопрос. Дальше ей показалось, что под конвоем до машины сопроводили не только Дидье, но и её саму.

Ольга старалась не смотреть на людей на улице, когда налётчики под руки вывели задержанного мужчину из здания и повели его к стоявшему тут же аэрокару. Она просто шла впереди, провожаемая полными страха взглядами, неспособная сейчас рассуждать и делать к каке-либо выводы, а на тыльной стороне её левой ладони светился знак Галактической Стражи.

Десять минут дороги едва ли позволили ей успокоиться и взять себя в руки. Единственное, что она смогла сказать офицеру на входе в Управление, было распоряжение препроводить задержанного в четвёртую допросную комнату. Но и этот её приказ был отменён через пару мгновений: Ольга увидела, что налётчики своё место по бокам от Дидье не уступили человеческой охране и повели задержанного на нижние уровни здания.

Ольга шла за ними в попытке выяснить, что именно замыслил Шеф. Дидье вяло пытался отбиваться и что-то лепетал о своей абсолютной готовности сотрудничать, о почти полной, по сути, невиновности и рыдал, умоляя своих охранников отпустить его. Не в первый раз наблюдая подобную картину, Чеглокова испытывала сейчас тяжёлое, гнетущее, тошнотворное чувство омерзения перед происходящим. Омерзения и безысходности для этого человека, словно со стороны наблюдала за медленной публичной казнью, когда для преступника уже нет исхода, кроме смерти, но исход этот надвигается на него неведомым нечто, которое унесёт его в небытие.

Мужчину завели в помещение, похожее на обычную переговорную комнату - серая дверь, стены, пол, потолок, серый, ни холодный, ни тёплый, свет ламп внутри. Налётчики вышли и остановили Ольгу, желавшую войти в комнату следом. Вопрос, почему её не впускают, они оставили без внимания. Ответом Ольге послужила показавшаяся с другого конца коридора фигура баньши.

Чеглокова обмерла. Впервые за свою работу в ГС она вживую видела применение к задержанному высшую степень устрашения на допросе. Да и не была она, по сути, степенью устрашения, потому что заканчивалась для допрашиваемого всегда одинаково.

- Ты этого не видела… - услышала Ольга шепчущий бесплотный голос Шепарда. - Всё, что тебе нужно будет знать, ты узнаешь…

Словно она и не была офицером Стражи и не знала, что подобное изредка происходит в здешних стенах, Ольга, каменея телом, наблюдала, как баньши заходит в комнату, как за ней закрывается дверь, и услышала полный безумного ужаса вопль человека.
ЛитРПГ "Обречённый"

ФРПГ "Закера. Районная больница"
Ilostana
112 0%
Offline
1094
2017-08-11 в 14:10 # 106
День 42. "Chi tace acconsente" (Молчание - знак согласия, итальянская поговорка)

Макс поправил воротник пальто, спасаясь от летящего в лицо мокрого снега. В Лондоне всегда с этой долбанной погодой было все не как у людей: то снег, то дождь, то туман. И после Рождества все были бы рады променять холод промерзших мостовых на зной каменных джунглей: “маленько присыпало снежком, но подарки на святки уже получены, да и праздники прошли. Всем спасибо, зима, можешь быть свободна”, да вот до лета было еще очень далеко.

Если бы это было так просто…

Качая головой своим мыслям, Темплтон поморщился и поднял голову вверх, словно тяжелое небо могло предсказать его ближайшие перспективы - тучи висели низко, задевали толстыми боками шпили крыш и отражались в зеркальных высотках офисов сити. Угнетающее зрелище, но Темплтону было наплевать - у него-то к зимней хандре с годами фактически выработался ммунитет: это ж надо столько лет прожить в холодной, унылой пародии на фильм ужасов - иначе поместье и не назовешь. Хотя проблема была скорее в атмосфере. И за это спасибо сестре: та безбожно пребывает в унынии последние… Черт. Да всю жизнь. А смаковать ее мысли, бултыхаться в этих самокопаниях, терзаниях и прочем дерме - это не сахарную вату в цирке жевать. Хотя он бы не предпочел цирк общению с Лу. Та хоть и с особенностями, но добрая половина его целого.

Стеклянная дверь автоматически распахнулась, выпуская легкую на помине Лу - та, как и всегда впрочем, прямая и невозмутимая прижимала к груди планшет, а сама равнодушно выслушивала отчет ВИ на ухо. Макс слышал отголоски ее мыслей, но сейчас это казалось слишком утомительным и неинтересным - куда любопытнее было пялиться на серые облака и мечтать о лете.

Натянув на руки перчатки (черные, разумеется, как и все ее одежда - радость для притомившегося глаза), Лу самостоятельно распахнула дверцу аэрокара и нырнула на заднее сиденье. И Максу ничего не оставалось, кроме как сесть за руль. Это было его маленькой слабостью - водить кары. Пусть и автопилот сам мог справиться не хуже, Темплтон предпочитал все держать под контролем. И свою жизнь, и жизнь Лу, и руль машины, черт бы ее побрал.

- Н-ненавижу с-советы директоров, - бросила Лу недовольно минут через двадцать, когда они миновали съезд за город.

- Если бы заседал я, было бы хуже, - он посмотрел в зеркало заднего вида и ободрительно улыбнулся.

“Разнес бы там все...” - мелькнула мысль сестры.

- П-пожалуй, - сказала она вслух и устало потерла лоб.

За последнее время Лу похудела еще сильнее, и Макс мог бы побиться об заклад, что в этом виноват Питкерн. Вернее, ее к нему отношение. Взять хотя бы ту ее выходку: прошмыгнуть ночью в сад, вырубить к чертям все кусты, начиная с гортензии, заканчивая мимозой, а потом колотиться на кухне, остервенело выпивая одну кружку какао за другой. И лицо у нее тогда было совершенно невменяемое - поддразни ее Макс детской любовью к горячему шоколаду, отхватил бы по первое число. Поэтому Лу никто и не трогал весь день, хоть простыла она тогда знатно. Может, это и к лучшему? Может, перестанет думать об этом идиоте и вспомнит о том, что куда более важное место в ее жизни занимает брат?

- Я р-рада, что м-мы выяснили о… - вдруг проговорила Лу негромко, глядя в окно.

- Сейчас разберемся с Карлом по поводу дырокола, - согласно кивнул он, запуская на визоре карту пробок - к вечеру пятницы за чертой Лондона вечно что-то происходило, а болтаться лишних полчаса не хотелось решительно.

“Что если на нас выйдут? Это не махинации с артефактами. Это невероятные технологии...” - Лу словила его взгляд в зеркале и поджала губы. Ну, что за дурацкая у нее привычка все переводить в плоскость терзаний и мучений.

- Выкрутимся, - ответил Макс, чувствуя, как передается ему волнение сестры. Вот только он на самом деле все эти страдания не переносил - начинал раздражаться и тут же бесноваться как сумасшедший.

- Я т-тут п-подумала о Л-лемме.

- Ты, я смотрю, только о хорошем думаешь, - едко заметил Макс и неловко дернул рукой, едва не вырулив на встречку. Мягкий голос ВИ тут же назойливо порекомендовал перевести режим управления на автомат. А Макс убедительно порекомендовал ей пойти к черту.

- Он еще т-тогда стал ч-что-то подозревать, - словно бы не заметив его раздражения, продолжила сестра. В салоне становилось жарко (Макс на уровне рефлексов всегда старался прогреть для Лу кар - беспокойство о ее здоровье стало частью его жизни), так что она сняла пальто и уложила его рядом, незаметно поглаживая тонкими сухими пальцами азарийский шелк на его изнанке.

- Подозревать он может все, что угодно, - злясь, нахмурился Макс. - Пусть попробует что-то предъявить.

“Он попробует,” - подумала Лу.

- Вот тогда и будем решать эту проблему, - пробурчал Макс и поддал газу: пробка, наконец, рассосалась.

***

Эта небольшая фабрика в ста милях от Лондона терялась в череде таких же неприглядных построек. Огороженная от любопытных зевак серым забором, она работала круглосуточно, снабжая продукцию Templton Technologies мелкими деталями - дочернее предприятие, незаметный балласт. На первый взгляд.

Макс припарковался с торца здания, чтобы об их визите знало лишь несколько человек. Положиться можно было, конечно, тут на всех - случайных людей на работу они не брали, вот только доверять, но проверять Темплтон научился едва ли не раньше, чем ходить. К слову, этот его пунктик был еще одной причиной, по которой он так злился на сестру в последнее время: ее необъяснимая вера в непогрешимость Филиппа была бельмом на глазу.

Какое счастье, что у него визор.

Лу шла впереди, конечно же, острыми своими лопатками угадывая и его настроение, и его мысли. Хуже всего, что она не реагировала - приправляла ситуацию спокойствием как гаспаччо перцем. К слову, Макс томаты не переносил, но это было единственное, что Лу умела готовить, а угощаться домашней едой из рук сестры было куда важнее его персональных предпочтений. Возможно, это была ее неосознанная месть за все годы его капризов - холодный кроваво-красный суп с плавающими на поверхностями листиками базилика. Неосознанная, потому что осознанно Лу никогда не смогла бы сделать ему неприятно. В этом-то вся и беда - ее чрезмерная слепая любовь к собственному брату.

Ну, и слава богу. И лучше пусть ничего не меняется. А гаспаччо он перетерпит.

- Ты же предупредила Карла? - уточнил он, довольно улыбаясь - еще одна его особенность: перемена в настроении как смысл жизни.

- Д-да, - кивнула Лу и оглянулась, демонстрируя розовое ушко за прядками коротких волос.

- Это очень хорошо, - кивнул Макс и сжал ее плечо - контрастное и угловатое в свете коридорных ламп. Поразительно, насколько Лу внешне на него непохожа. Поразительно, насколько же она от него неотличима в то же время.

Он толкнул дверь, пропуская ее вперед, и, предупреждая встречу со старым знакомым, заблаговременно растянул губы в улыбке.

- Белиссима! - послышался звонкий голос из-за стола, и им навстречу поспешно поднялся мужчина - Карл Эскобар - гениальнейший ученый и креативнейший человек. Он, со всей своей типично-итальянской галантностью, потянул на себя ладонь поморщившейся Лу (та никогда не любила таких вот проявлений дружелюбия и нарушения ее собственных границ), а потом поцеловал ее пальцы. - Какая сладкая встреча!

- Карл, - проговорил Макс и протянул ему руку. Не для поцелуя, конечно, а для рукопожатия. Тот тряхнул своими черными кудряшками, радостно заулыбался, демонстрируя ослепительно-белые зубы, и крепко ухватил ладонь Макса, сжав ее от всей души.

- Всегда рад видеть вас в моей лаборатории, сеньор Темплтон, особенно, когда вы навещаете меня вместе с очаровательной сеньёритой Темплтон! - последовал гостеприимный жест, предлагающий заходить и располагаться.

Лу незаметно вытерла руку о полу пальто и присела на диванчик - потертый и темный, но максимально удаленный от стола Карла - Макс же, тихонько посмеиваясь, уселся напротив, ничуть не смущаясь такой непосредственности и громкости профессора.

- Как поживаешь, Карл? - устраиваясь поудобнее, поинтересовался Макс. Дела делами, но правила вежливости никто не отменял. - Последняя партия линз уже раскуплена. Потрясающая работа.

- Благополучно, граце, - Карл расплылся в улыбке ещё больше, делая руками широкий жест и с озорством, более присущем скорее юному стажёру, чем средних лет профессору, посмотрел на Лу. - Иного я и не ожидал, учитывая отменный материал и профессионала, который контролировал каждый этап изготовления. Спешу задать встречный вопрос о вашем благополучии и благополучии сеньориты.

Как и все итальянцы, Карл говорил витиевато, быстро, с приятной мягкостью произнося английские слова, наполняя каждую фразу той живостью, которая присуща рождённым в тёплой, омываемой морем южной Европе. И каждый раз сдерживал себя, когда темпераментная натура южан подталкивала его сделать пару шагов вперёд, сократив расстояние до тех, с кем говорил, до полушага: более сдержанным собеседникам северянам это бы не понравилось, и показывать себя бестактным Карл не хотел.

- Мы… в полном порядке, приятель, - улыбаясь и мысленно отмахиваясь от недовольства Лу, проговорил Макс. Казалось, он мог видеть, даже сидя спиной к сестре, как та морщится и пальцами впивается в подлокотник, как отводит глаза от дружелюбных подмигиваний Эскобара и откровенно скучает. Но, чего уж греха таить, Максу это очень нравилось - то, что Лу ничуть не отдавая себе отчета, легко переступает через свои неудобства в угоду брату. Это значило лишь то, что на самом деле та и не думала меняться, а Питкерн никак не мог занять в ее мыслях хоть сколько-нибудь устойчивое место. Не то чтобы Макс действительно переживал на этот счет, но легкое беспокойство действительно присутствовало.

Он самодовольно улыбнулся и прищурился, думая, что кругленькие суммы, ежедневно переводимые на счет Меркури - мелочи по сравнению с возможной перспективой терпеть Филиппа на расстоянии вытянутой руки. Щепетильность и трогательная забота Лу об этом придурке была, конечно, забавна, но Макс почему-то был уверен, что приставь к блоггеру хоть сто телохранителей, тот все равно найдет на свою пятую точку приключения. Ну, и черт с ним - главное, подальше от Лу…

И, чуть нахмурившись, Макс подумал, что ему все же стоило оставаться в больнице все время - но запоздалые сожаления не были его уделом. Да и, в конце концов, он был научен горьким опытом с Клавом и больше такого не хотел переживать. Ничего не поделаешь с тем, что маленькая его старшая сестренка была такой непередаваемо нежной - в глубине своей души, конечно. Об этой ее ранимости мало кто догадывался, и Макс был этому несказанно рад.

- Честно говоря, - отбрасывая в сторону лишние сейчас мысли, наклонился вперед Темплтон, - мы по этому поводу и приехали к тебе, Карл. Все настолько хорошо, что мы… - в виске кольнуло, когда Лу мелочно пустила прыгать по руке биотическую белочку, - … я решил пустить еще один проект. Очень любопытный, но не слишком законный.

И Макс довольно улыбнулся, не обращая внимание на головную боль.

- Не совсем законный? - переспросил Карл, и озорные огоньки в его глазах из игриво-флиртующих сменились на совсем ребяческие, какими загораются глаза мальчишки, увидевшего новую рогатку. - Не совсем законный потому, что о нём не узнают налоговики, или потому, что о нём не узнает совет директоров? - Эскобар, как руководитель лаборатории, которому положено быть в курсе ряда “политических вопросов”,  пребывал в некоторой осведомлённости и относительно взаимоотношений Темплтонов с ретроградами из совета.

- Потому что о нем не знает никто, - с удовольствием подхватывая настроение Карла, в тон ему ответил Макс. - Что ты, Карл, знаешь о технологиях протеан?

И выжидательно замер в кресле, щурясь и покусывая губу.

- То, что они есть, - развёл руками Эскобар, плюхаясь в кресло, - то, что единичные мелочи исследуются в закрытых лабораториях, и то, что на львиной доле технологий широкой задницей развалилась Цитадель. Сам я, например, с ними никогда особо не работал.

- А не хочешь поработать? - хитро улыбнулся Макс и, положив локти на колени, подался вперед, предвкушая реакцию Эскобара. Лу за его спиной едва слышно вздохнула и, он почувствовал, нахмурилась еще сильнее. Ее подавленное недовольство и привычная покорность раздражали уже и его, и Макс тряхнул головой.

Карл недоверчиво, в сомнениях переводил взгляд с Макса на Лу и обратно, пытаясь понять, разыгрывают его или говорят серьёзно.

- Ты шутишь сейчас? - но что-то в выражении глаз Макса говорило об обратном. - Настоящая протеанская технология? Работающая? Или просто кусок непонятно чего, на котором стоит пара кривых иероглифов?

- Неработающая, - неохотно признался Макс и постучал пальцами по столешнице. - Пока. Поэтому мы приехали к тебе, Эскобар.

- Пока? - глаза Карла полезли на лоб. - Чем я-то могу помочь? Взглянуть-то на неё можно?

- Пока, потому что на тебя вся надежда, - серьезно объяснил Макс и дал знак Лу достать темную прямоугольную коробочку из кармана ее пальто - такое небрежное обращение к величайшему сокровищу, которое только попадало в их руки.

Сестра медленно вытянула дырокол, повертела его в ладони, а потом, отпустив нежно-голубое щупальце биотики, подцепила артефакт и неспешно передала его в руки Макса.

- Смотри, Карл, - призывно постучал ногтем по коробочке Темплтон. - Смотри и думай. Твой мозг сейчас ох как нам пригодиться.

Карл принял артефакт, словно тот был сделан из тонкого китайского фарфора, и долго с восхищением смотрел на него.

- Си, изумительно… Признаться, впервые держу в руках подобную вещь. Гранде… Прежде мне попадались только отрывчатые описания, никогда не думал, что увижу сам. Только одного элемента не хватает, - Карл указал на повреждённый небольшой участок на узкой стороне “дырокола”. - Кажется, здесь должно было быть что-то типа блока питания. Насколько мне известно, такие штуки протеане использовали на звездолётах. По крайней мере, так утверждают археологи. Тезоро… Даже не спрошу, откуда он, - Эскобар говорил, словно читал лекцию студентам об истории технологий.

- А мы и не ответим, - криво ухмыльнулся Макс. Он прищурился, облизнул пересохшие губы и спросил: - Так что скажешь, амиго? Возьмешься за работу?

И Эскобар солнечно улыбнулся.
Cyborg_Commander
7 0%
Offline
41
2017-08-11 в 15:42 # 107
День 38. Торговые районы Цитадели.

Из всех, кого Меркури знал, только один человек находился на Цитадели. Получатель не сразу ответил на сообщение наемника, в котором он потребовал встречи. Со стороны Меркури было конечно грубым требовать встречи, не спрашивая собеседника о его планах, но у киборга не было времени ждать. В ответ на коммуникатор пришел адрес магазина в торговых районах Закера. Видимо, контакт Меркури посчитал отсутствие любезностей его отличительным признаком. Включив голографический дисплей на панели аэрокара, киборг выбрал место назначения и включил режим максимальной скорости. Летающая машина устремилась на рынок.

- “Торвальд еще жив - Думал Меркури, углубившись в кресло и скрестив руки на груди, - Впрочем, это моя заслуга. Однако интересное место он выбрал, чтобы осесть: под носом у Галактической Стражи.”

Наемник знал, что его контакт ведет сомнительный бизнес с сомнительными личностями. Ему было любопытно узнать, как его давний знакомый устроился на этой станции и чем он занимается сейчас.
Когда Меркури прилетел к точке назначения и вылез из аэрокара, перед ним предстали открытые ворота. Несколько рабочих возились с каким-то оборудованием, предназначение которого наемник не мог и не особо хотел представлять. Он обратился к одному из механиков, вышедшему на перекур, и тот указал ему на дверь со светящейся табличкой.

- “Только посмотрите - усмехнулся киборг, прочитав название над дверью, - Неужели старик решил заняться легальным бизнесом?”

Оглянувшись, он пошел внутрь. Механические двери раскрылись перед наемником, и он увидел, что представляет из себя “Узел Торвальда Онтиса”.
Помещение было буквально забито шкафами и полками, на которых расположились устройства и приборы. Что-то из этого богатства было сделанным на заказ (они были аккуратно сложены в определенном порядке на полках повыше), что-то было сломанным (было сброшено в кучи в железные ящики), а что-то было и вовсе украденным. Посреди всего этого стоял очень большой стол, который еще и служил станком. За ним, словно на троне, расположился пузатый старик Торвальд. Он был похож на карикатурного механика: с густой бородой и усами, большим красным носом и блестящей лысиной. На его глазах был визор инженерной модели, а в руках он вертел очередное творение своего гения.

- “Да, Торвальд совсем не изменился” - Подумал Меркури, созерцая, как из под крышки устройства летели искры. Их первая встреча была такой-же: наемник прервал одиночество старика когда тот что-то мастерил.

Торвальд Онтис, которого Меркури знал как торговец всем, чем только можно, будь то детали для очистителя воздуха или оружие. Человек, якобы работающий в интересах независимых колоний, наживающийся на нуждах и страхах людей. В прошлой жизни Торвальд был “изготовителем игрушек”.

- “Не тех, которые призваны угождать желаниям капризных детей - подумал киборг, - А тех, которые работают в очень тяжелых условиях.”

Прошлой жизнью Меркури называл жизнью до Жатвы. Бизнес Торвальда был обрушен волной беженцев, а киборг был единственным, кто мог помочь ему спасти его дело. Конечно, Серый Стрелок ничего не делал из доброты, и “творец игрушек” остался у него в долгу.

- “Такие как он полезны - думал наемник, - могут что-то достать, знают много людей”

Когда старик оторвался от работы и посмотрел на Меркури, он подошел вплотную к столу. Торвальд откинулся на спинку кресла, скрестив руки на животе. Голодисплей визора выключился, он смерил посетителя хмурыми глазами. Онтис был не очень то рад нежданному визиту своего спасителя, но он ко всему относился с деловым подходом.

- Ну здравствуй, парень! - Прохрипел Торвальд, - Давно не виделись. Что-то нужно починить?

- Здравствуй, старик - Ответил Меркури, сняв шлем, - Мне ничего чинить не нужно, спасибо. Мне нужно кое-что другое.

Торвальд предложил киборгу присесть, но он отказался, сославшись на недостаток времени.

- Ну ладно тогда. Ты сюда надолго прибыл? - Спросил торговец.

Меркури мог разглядеть в его взгляде, на какой ответ тот надеется, и ответил:
- Нет. Можешь не волноваться, дед, я здесь ненадолго.

Торвальд выдохнул, тихо прошептав нечто похожее на “ну слава богу”. Киборг не удивился такой реакции, и лишь продолжил:

- У меня есть одно дело здесь. Я хочу его выполнить как можно быстрее. Мне нужно место, где я могу спрятать свое снаряжение и переночевать.

- Малыш, я что, на риелтора похож? - Ответил Торвальд, разведя руками, но его полушутливый риторический вопрос разбился о суровый взгляд киборга, - Ладно, у меня есть одно место. У меня одно из хранилищ было переделано для ремонтных работ. Оно сейчас не занято, там можешь сложить свое барахло. Рядом же есть ночлежка для рабочих, можешь устроиться там.

Подумав над предложением торговца и придя к выводу, что лучшего предложения он не получит, Меркури согласился. Торвальд хорошо следил за своим хозяйством, и обычно никому не давал лишний раз шариться в своих владениях. И если что-то случится с имуществом наемника, у него будет с кого спросить.

Наконец решив жилищный вопрос, Меркури спросил:
- Хорошо. И еще кое-что: мне нужна кое-какая информация. К кому я могу за ней обратиться?

- Малыш, ты же ведь не собираешься никого убивать здесь, нет? - Спросил Онтис, подняв бровь. Он конечно понимал, что это был дурацкий вопрос для убийцы, но ему нужно было знать, чего ожидать.
Глубоко вдохнув носом, Меркури ответил кратко:
- Не планирую.

Смерив киборга взглядом еще раз, он задумчиво хмыкнул и включил уни-инструмент. Покопавшись в списке контактов, он вытащил небольшую голографическую карточку и протянул ее Меркури.

- Знаю одного агента, который торгует информацией. Наверное, ты его тоже.
Когда наемник посмотрел на нее, его лицо скривилось в изумлении и отвращении.

- “Какое совпадение - Подумал Меркури, - еще один старый знакомый, мда.”

- О́на, серьезно? - Спросил он, недоверчиво посмотрев на старика, - Этот змей все еще жив?

- Жив, жив - ответил Торвальд, оперевшись на подбородок, - О́на заделался агентом Серого Посредника. Если ищешь достоверную информацию, то к нему. Он, наверное, с тебя кредитов сдерет, но других не знаю.

Перспектива работы с ним Меркури не радовала.
- “О́на - жадный до денег падальщик, каких еще поискать надо” - вспоминал киборг.
Наемник познакомился с саларианцем О́ной в похожих обстоятельствах, что и с Торвальдом, но с инопланетянином у него сложились натянутые отношения, чему способствовал жадность последнего. В прошлой жизни О́на тоже пытался торговать информацией, но соперничать с агентами Серого Посредника на этом поприще ему было не по силам. Во время Жатвы многие агенты погибли, и саларианец попытался воспользоваться этим. Он нанял Меркури для уничтожения нескольких особо неприятных личностей, не говоря ему о том что они являлись агентами Посредника. Выполнив половину заказа, Меркури узнал об обмане О́ны. Поскольку киборг не хотел становиться врагом Посредника, он решил отказаться от работы. На претензии саларианца он устроил ему серьезную разборку, из которой потом что им вдвоем кое-как повезло выбраться живыми.

- Ладно, - буркнул наемник, - буду договариваться об аудиенции с этим засранцем. Спасибо Торвальд. Я еще зайду к тебе.

- Ага, иди - Ответил торговец. Включив визор, он снова принялся за работу. Меркури направился к месту, которое ему в будет служить базой операций.
ЛитРПГ "Обреченный": Серый Стрелок - убийства и саботаж по разумной цене.
Я-туман
60 0%
Offline
1626
2017-08-24 в 22:28 # 108
Совместный пост с Роса, Osiris.

День 18.
Путешествие. Шаг в бездну.

Купить второй билет для Хейлы они не успели. Туристический сезон был в самом разгаре, и отдыхающие места на рейсы расхватывали быстрее, чем толпа голодных ворча - свежее мясо. Ближайший звездолёт, на который оставалось хоть что-то приемлемое в плане билетов отбывал только через три дня, а терять столько времени Уэйфар себе позволить не мог. Как и признавать положение безвыходным. Обзвонив с десяток своих знакомых на Беккенштейне, Генри нашёл вариант, выходивший в рейс через четыре часа. С одним нюансом, который был приемлем для него самого, но мог оказаться неприемлемым для Хейлы.

- Что ты думаешь о недельном путешествии на грузовом судне, следующем к Бездонью через Иллиум и Омегу? - спросил Уэйфар в ответ на немой вопрос в глазах женщины относительно успехов с поиском билетов. - Отдельная каюта, кроме нас на борту лишь пилот и… почти неограниченный объём для багажа.

- Думаю, я смогу на такое пойти, - ответила девушка, удивленно выгнув бровь, и добавила с легкой смешинкой: - А ты затейник, Генри.

Сборы не заняли много времени, учитывая что багаж Хейлы составлял один небольшой чемодан с одеждой. А вот на поход за продуктами ушло почти всё то недолгое время, что им оставалось до вылета. Централизованное питание в сервис грузовоза также не входило. И дела продуктовые вызвали у Генри сложностей больше, чем поиск билетов с Беккенштейна: вкусов Хейлы он не знал и от того чувствовал себя мальчишкой, заглянувшим в первый раз с девушкой в продуктовый магазин за мороженым и газированной водой. Развязка наступила быстро: вперёд вышла Хейла, а Уэйфар послушно последовал за ней, временами указывая сопровождавшему их дрону-носильщику на те продукты, которые хотел взять для себя. Выбор девушки немного удивил Уэйфара, потому что она взяла только два десятка питательных брикетов и почти столько же бутилированной воды глубокой очистки. То ли девушке было всё равно что есть, то ли она отправлялась в подобную поездку в первый раз, то ли она сидела на какой-то непонятной диете. Однако спорить Генри не стал, оплатил покупку, уложил всё в транспортный ящик и отправил на грузовоз для погрузки.

По прибытии в космопорт Генри разыскал обещанного в проводники саларианца, который сопроводил их к погрузочной зоне и выходу на космодром, где открывался вид на судно со странным для грузового транспорта названием “Один”. Корабль оказался небольшим и, судя по заверениям знакомого, должен был быть быстроходным.

- Лайнер к нашим услугам, - махнул рукой в сторону корабля Генри. - Только надо разыскать пилота.

- Думаю, это будет не лишним, - девушка задумчиво разглядывала средство передвижения. “Один” значит... Надеюсь, в Валгаллу он нас не унесёт,” - подумала Хейла, но вслух своих мыслей решила не высказывать. Конечно, после “Урании” все другие корабли были для неё “медлительными увальнями.” - Генри, как думаешь, наш пилот не напивается в ближайшем баре? - задумчиво произнесла она.

- Не должен. Его рекомендовали как человека адекватного.

***


Том сидел в дорогом пабе (впрочем, дешевых на этой планете не было) и пил травяной напиток, чем приводил бармена в замешательство. Алкоголь Тото не любил: это мешало его работе, да и зачем, если есть чай, который культивировали его далекие предки на далекой Земле.

Пискнул уник на руке: поступил заказ - на перевозку двух пассажиров. “На кой черт им сдалась грузовая посудина без особых удобств?” - подумал Тонг, разглядывая голограмму омнитула. Впрочем, ответ не заставил себя долго ждать, когда пилот прочел конечный пункт: Бездонье. Тут же пришло сообщение с банковского счета о положительной транзакции от анонимного отправителя. Довольно крякнув, человек расплатился за напиток и покинул заведение, попутно отправляя сообщение “Одину” на предполетную подготовку и проверку систем.

Миновав пропускной пункт космопорта, Том подошел к шлюзу, ведущему к кабине пилота. Один встретил его тишиной пустого корабля, лишь только приборная панель светилась как новогодняя елка - ИИ проверял системы корабля.

- Привет, Один, - Тото плюхнулся в кресло. - Как у нас дела?

- Практически все готово. Со стороны складских помещений к нам направляются два человека с небольшим количеством багажа, по всей видимости наши клиенты, - ИИ вывел на экран изображение с одной из обзорных камер.

- Открой пассажирский шлюз, - приказал пилот, покидая кресло и направляясь к шлюзовой камере встречать его странных клиентов.

Гравилифт на данном корабле предусмотрен не был, взамен этого от внешнего шлюза до земли разложился обычный пандус. Тонг стоял заложив руки за спину и смотрел на то, как пара постепенно приближалась.

- Похоже, нас встречают, - Генри кивнул в сторону открывавшегося шлюза.
Поднявшись по рампе, он поприветствовал стоявшего там человека.

- Томас Тонг, верно? - Уэйфар протянул руку. - Я Генри Уэйфар, дама со мной.

- Даму можете называть мисс Дженс, - представилась девушка и слегка кивнула. - Мисс Хейла Дженс.

- Он самый, добро пожаловать на борт “Одина”, - пилот пожал протянутую руку. - Багажа у вас, я смотрю, не много - можете расположиться в любых каютах: вы у меня одни. На корабле три палубы. Мы сейчас на палубе А, на ней пассажирский и грузовой шлюз, грузовой отсек и отсек с двигательными установками. Выше находится палуба B и C, на B находятся ваши каюты, две трехместные и три одноместные, камбуз и медотсек с автоматическим диагностом, на палубе C находится капитанский мостик и технические помещения. Вылет через 40 минут.

- Спасибо за разъяснение капитан, - Первой взяла слово Хейла. - А почему нет двухместных кают?

- Обычно либо семьи меня нанимают, либо один человек. “Один” все-таки грузовой корабль, - пилот неопределенно мотнул головой, - пусть и с гиперпространственными двигателями, позволяющими, позволяющими совершить переход между системами без масс-ретрансляторов.

- Насколько мне известно Масс-ретрансляторы нужны для перелета между скоплениями и спиральными рукавами? - ответила девушка, сняла изящные очки и удивленно выгнула бровь. - Впрочем, это не так важно. Ну, что же, это все таки не круизный лайнер. Думаю, пойду в каюте расположусь, - не дожидаясь ответов от мужчин девушка отправилась к каютам, ориентируясь по указателям на стенах.

- Располагайтесь и вы, - обратился пилот к Генри. - Я пока выполню предстартовую подготовку. Через 30 минут уже взлет.

Поблагодарив пилота, Уэйфар вслед за Хейлой исчез в недрах корабля.

Судно, к удивлению Генри, привыкшего к бестолковой планировке грузовозов, было сделано на удивление грамотно и удобно. Ни он сам, ни Хейла не заблудились, пока шли к каютам. Оказавшись на палубе В, Генри увидел, что дверь в одну из них открыта. Хейла, выгрузив, что было с собой, в один из шкафчиков, рассматривала обустройство каюты.

В целом, ничего сверхъестественного, как и ожидалось, в каюте не было: чистая, вполне просторная, с тремя койками у стен, небольшим столом, тремя стульями, недавно покрашенными шкафчиками для вещей и даже небольшой встроенной душевой кабиной. Возле двери в душ к стене был приделан рукомойник, над которым висело небольшое зеркало.

- А здесь комфортно, - заметил Генри. - Если честно, я ожидал худшего.

- Я доверюсь твоему опыту, - ответила девушка, также скептически осматривая каюту. Странник был прав, каюта была вполне сносной. Хейла сняла очки и повесила их на прорезь воротника своей рубашки - там, где сходились ключицы. После чего откинула волосы назад и недолго думая села на один из лежаков. - Чем займёмся?

- Скоро должен быть старт, - ответил Уэйфар и проверил время. - А потом можно прогуляться по кораблю. Как ты на это смотришь?

В этот момент из динамиков раздался голос пилота: “Внимание, шестидесяти секундная готовность к старту!” Генри улыбнулся и тоже присел на койку - напротив той, что выбрала себе Хейла.

- Пожалуй, сам старт стоит переждать здесь. Корабль, с виду, неплох, но у грузовиков слишком часты проблемы с системой стабилизации, чтобы проверять, какова она здесь. Не хочется приложиться головой о какой-нибудь вентиль или трубу. Тем более теперь, - Генри нежно посмотрел на Хейлу.

- Тогда путешествие будет не слишком долгим и приятным, - улыбнулась в ответ девушка. - Конечно, это не набережная Золотой бухты но главное - не где, а с кем.

Корабль вздрогнул, Генри и Хейлу немного вжало в койки, но на том перегрузки и кончились — на небольшом корабле стабилизаторы работали лучше, чем на крупных грузовозах, на каких, по большей части, доводилось летать Уэйфару. Пару часов спустя по судну прошло новое оповещение - о приближении. Мгновение - и корабль через ретранслятор ушёл в сектор Иллиума. В полёте к Бездонью им предстояло провести около семи стандартных суток.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Роса
147 0%
Offline
2980
2017-08-24 в 22:31 # 109
Совместно с Я-туман

День 18
Моей любви хватит на нас двоих

- Значит, она из «Цербера», - документация на Хейлу Дженс пришла Шепарду через Лиару.
Преследовал этим он две цели. Во-первых, со стороны поиск казался не более чем интересом Серого Посредника, и Шепард не рисковал вспугнуть интересующий его объект, просочись информация о сборе данных в широкие круги. Во-вторых, он никогда не упускал случая обратиться к Лиаре за помощью, зная, что ей приятно будет что-нибудь сделать для него. Она понимала, что это всё не более, чем фикция: и то, что голограмма коммандера внимательно изучает переданные ею данные, и выражение заинтересованности на лице Шепарда, и даже его замечания по поводу данных, которые он изредка выдавал. Но эта фикция являла собой то немногое, что он мог дать ей, проявляя свои хоть в какой-то мере оставшиеся чувства. И это Лиара тоже понимала.

- Интересно, зачем ей Странник? - вопрос уже был произнесён не вслух, а адресован Джету. - Вероятность наличия к нему искренних чувств: 0,0789. Но она решила сопровождать его в перелёте до Бездонья и обратно.

- Подозреваешь, что ей дана задача изучить объект?

- Любая иная причина несостоятельна.

- Цель изучения?

- Вероятность 0,83 - глубокие познания в области артефактов прошлых циклов. Им может быть интересно, откуда у него столь обширная информация, часть которой не найти в справочниках. А также перспективно сотрудничество с ним. «Цербер» хочет изучить его.

- Для этого они послали киборга, одного из лучших офицеров? Слишком высоки затраты. Что входит в оставшиеся 0,17?

Пауза до ответа Шепарда составила несколько секунд.

- Им удалось перехватить передачу по каналу «Странник-Цитадель». Если так, то все затраты «Цербера» оправданы. Хейла Дженс сопровождает объект с целью подтверждения версии.

- Всё же следовало установить фильтр в канале. Если они смогут подключиться через Странника, то получат возможность произвести атаку на серверы Цитадели. Саботаж.

- Саботаж вызовет временные проблемы, которые я смогу ликвидировать за период от двух до семи часов.

- Да, но в это время Цитадель будет уязвима.

- Я смогу решить данную задачу.

- Уверен?

- Абсолютно.

- Ты не возьмешь прямое управление Странником и не ликвидируешь Хейлу Дженс сейчас? Не отправишь группу зачистки и не уничтожишь перехватывающий прибор и саму технологию его создания вместе с разработчиками?

- Нет. Хейла Дженс и «Цербер» мне понадобятся. Держи друзей близко, а врагов ещё ближе.
Шепард не мог видеть лица Джета, но готов был чем угодно поклясться что тот улыбается.

- Что-то не так? - Лиара обеспокоенно смотрела на голограмму. Она не знала, как именно, но она чуяла его состояние даже сейчас, сквозь миллионы тонн железа.

- Всё в порядке, - она ощутила у губ плотный влажный и тёплый воздух, когда Шепард наклонился, чтобы поцеловать её. - Хочешь прогуляться по зелёному карнизу Президиума? Зелени там больше, чем у прудов, ручьи, звуки птиц. И никого, кроме нас.

- Тебя давно не тянуло на романтику, - Лиара поднесла к лицу Шепарда ладонь, хотя знала, что её пальцы найдут лишь плотный прохладный воздух. - Я начала думать, ты забыл, что это такое.
Веснушки на её щеках стали ярче, словно кожу залил румянец, а глаза — темнее и глубже.

- Так ты идёшь?

- Да.

***


Генри и Хейла стояли у большого иллюминатора, что располагался недалеко от кают. Видимо, коридор палубы В играл роль этакой «прогулочной» зоны на пути к камбузу. Здесь было тихо и пусто. Что более чем устраивало Генри.

- Сейчас мне кажется, мы многое теряем, путешествуя на шумных лайнерах, - он легко коснулся губами затылка Хейлы.

- Ты ищешь покоя в уединении, Генри, - ответила девушка, слегка прижавшись к мужчине.

Уэйфар уловил запах её волос и кожи, такой странно теплой, мягкой и нежной. Генри ощутил неясное мимолетное чувство, будто его обманули и вместо драгоценного артефакта всучили дешевую подделку. Но чувство появилось и исчезло, а Хейла осталась, такая живая, настоящая, совершенная и любимая.

- С недавних пор, - сказал он. - Совсем недавних. Никогда не думал, что захочу покоя, захочу остановить бесконечные скитания по галактике.

Генри смотрел вперёд, понимая, насколько устал и насколько через силу заставляет себя лететь куда-то к чёрту на рога, когда всё, что ему нужно, стоит сейчас рядом с ним. Деньги? - Чушь. Деньги можно заработать и банальным консультированием, без необходимости поиска приключений по сомнительным уголкам космоса. Ведь по большей части то, что он делал, было вызвано маниакальной жаждой путешествовать, не засиживаясь подолгу на одном месте. Но теперь с этим было покончено. Теперь он бесповоротно решил для себя, что этот заказ с долгими перелётами - последний.

- Наверное, это моё дурное влияние, - игриво ответила девушка, повернулась к мужчине и ласково провела ладонью по его щеке. - И кем же ты станешь после того, как перестанешь быть Странником?

- Просто Генри Уэйфаром, - ответил он Хейле и поцеловал её.
ЛитРПГ "Обречённый"

ФРПГ "Закера. Районная больница"
Osiris
4
Offline
144
2017-09-01 в 20:14 # 110
Совместно с Роса и Я-Туман


Она спала так тихо, что едва ли можно было уловить звук её дыхания. Лёжа позади неё, опершись на локоть, Генри смотрел на Хейлу. Нежная, кажущаяся почти прозрачной кожа, строгая линия бровей, чуть подрагивающие длинные ресницы, изящная чувственная шея, округлое плечо, очаровательно выглядывающее из-под тонкого одеяла - черты женщины были совершенны, подобно чертам Галатеи. Но последнее Генри быстро прогнал прочь: его Хейла была живой и любящей, в отличие от холодной мраморной статуи из легенд. Он наклонился к её плечу, едва касаясь губами, поцеловал белоснежную кожу и улыбнулся, видя, как Хейла повела плечом во сне, уводя его глубже под одеяло.

Прошло около часа с того момента, как “Один” вышел из ретранслятора, и Генри колебался между навеянным усталостью желанием подремать и тем странным состоянием, когда усталость уже слишком велика, чтобы просто так уснуть. Промучившись несколько минут, Уэйфар решил немного пройтись.

Хейла спала, и будить её не хотелось. Стараясь не шуметь, Странник, поднявшись, оделся и вышел из каюты. Коридор был пустынен и тих. Генератор и ЯЭМ размещались сильно ниже жилой палубы, и единственное, что доходило сюда, была небольшая почти не ощутимая вибрация. Оглянувшись на дверь в каюту и убедившись, что она плотно закрыта, Генри побрёл в сторону камбуза.

Мерзкий дребезжащий звук разбудил пилота - корабль вышел из ретранслятора. Потянувшись, он отключил зуммер корабельной связи и направился в рубку.
- Мы вышли, из ретранслятора 40 минут назад, легли на курс сближения с планетой, - произнес Один, - рассчитываю гиперболическую траекторию для подхода к планете.
- Подожди, - Том взглянул на полетный компьютер, - мы же опережаем график. На целых 10 часов. А Иллиум просто оберет до нитки за Гелий-3 и за прилет раньше срока, бюрократы там еще те сволочи.
- Вы предлагаете выбрать экономичную траекторию?
- Да, - Тото, включил один из терминалов и несколько минут что-то считал, - давай по траектории Гомана, извести, когда приблизимся к полярной орбите.
- Добро, - ответил искин, - выбрана гомановская двухимпульсная траектория, ожидаемое время до выхода на полярную орбиту: 6 часов 20 минут. Текущая скорость: 1825 км/с. Тангаж: 21 гра…, - Тонг не стал дослушивать подробности курса, которые Один надиктовывал вслух, как того требовали правила, а отправился в камбуз, где намеревался поесть.

- Хороший звездолёт, - раздался с порога мужской голос. Генри вошёл в помещение камбуза. - Давно летаете на нём?
- А?! - Том невольно дернулся от неожиданности, немного расплескав кипяток. - А, да, спасибо, несколько лет уже. Будете? - пилот кивнул на чашку с ароматным напитком, не дожидаясь ответа вошедшего, заварил еще одну. - Юннаньский красный чай.
- Не откажусь, - Генри с благодарностью принял кружку и сделал пару глотков. Мягкий, чуть сладковатый, с тонким оттенком сухофруктов напиток согрел горло и разогнал в голове остатки сонливости. - Приятный чай. Люблю китайские сорта. Вы шли с Земли сейчас? Перед заходом на Беккенштейн?
- Нет, - уклончиво ответил Тото, - просто всегда держу небольшой запас и пополняю его при любой возможности. Кстати, разрешите поинтересоваться? Почему вы выбрали грузовой корабль для путешествия?

Взгляд Генри на пару секунд изучающе замер на пилоте. Улыбнувшись, Уэйфар ответил:
- Немного изменились обстоятельства. Не смог отправиться лайнером, а дело срочное. Пришлось искать альтернативное решение.
- Что ж, - приветливо улыбнулся пилот, - добро пожаловать на борт, мне редко попадаются пассажиры, в основном бездушный и немой груз.

Корабль чуть заметно качнуло - по всей видимости включились маневровые двигатели, корректирующие курс. Тонг еще раз улыбнулся человеку и сказал:
- Я буду в рубке, если что-нибудь нужно, можете связаться через любой интерком на корабле или прийти лично. Мы будем на Иллиуме примерно через 6 часов.
Генри кивнул. Пока что всё шло в пределах графика с небольшой погрешностью, которую он мог себе позволить.
- Мы долго пробудем в порту?
- Чем меньше, тем лучше, - ответил Тото. - Мне практически ничего не нужно там, поэтому как только наладятся все бюрократические дела, связанные со стоянкой корабля, всё дальнейшее время пребывания на планете целиком зависит от вас.
Генри отрицательно мотнул головой.
- Не. Только если до ближайшего магазина. На Беккенштейне выбор хорош, но и цены заоблачные.

Он сделал большой глоток, прикидывая, чего именно стоит закупить перед тем, как как корабль пересечёт границу Терминуса. “Азарийское вино… обязательно санвенское - оно слаще и нежнее, в отличие от терпковатого тессианского или приторного лусийского. А вот шоколад лучше наш, земной. Фрукты… местные - они самые свежие, - Странник задумался. - И цветы! - едва не крикнул он вслух, ругая себя, что до сих пор ни разу не подарил Хейле ни одного цветка. - Интересно, какие бы ей понравились?..”
OPENPGP4FPR:F9D879EC0EE0D0D3C62DE5835961B9C7AA1E8B5E

FRPG "The Last Vigil" (Конрад Йост, полусинтетик; T8, гет/ИИ)
LRPG "Doomed" (Томас Тонг, человек)
Роса
147 0%
Offline
2980
2017-09-25 в 12:06 # 111
День 21
А у меня есть вам подарок…

Руки безвольно лежали на подлокотниках. Склонив голову набок, из-под упавших на лоб, потемневших и спутанных рыжих локонов Ольга смотрела, как по чёрной поверхности кофе медленно плывёт светлая бежевая пенка, чуть посыпанная корицей. Постепенно он остывал, а Чеглокова всё не могла отрывать глаз от лопающихся один за одним пузырьков. Пережитое настолько её потрясло, что сейчас она не имела ни малейшего понятия, как и что ей делать дальше. Нет, потряс её не допрос с участием баньши, в большинстве случаев заканчивавшийся для допрашиваемого переходом в состояние едва ли разумного овоща. Это было делом, не то, чтобы привычным, но не неожиданным. Нет. Ольга снова и снова возвращалась к моменту, когда тело отказалось ей повиноваться, а критика к собственным действиям пропала, словно её и не было никогда. Будто со стороны наблюдала она, как биотическое пламя срывается с её рук, крушит двери, мебель… Оставались только память и понимание...

Ольга не задавала себе вопроса, что с ней тогда произошло. Она знала: видела в детстве, а потом изучала в архивах Стражи. Контроль… Почти полный, тотальный контроль над телом и разумом. Вопросы её был иными: почему ей позволили осознавать себя в миг атаки? Почему позволили сохранить воспоминания? Почему Шепард так поступил?

- Чеглокова, с тобой всё в порядке? Ты бледная. Хорошо себя чувствуешь?

Ольга повернула голову и увидела возле себя Торела. Саларианец встревоженно смотрел на неё, уже готовый вызвать на этаж дежурного медика из расположенного в этом же здании небольшого медблока.

- Да, - тихо ответила она, откидывая со лба растрёпанные пряди. - Я в порядке. Устала…

- Не удивлён, - кивнул саларианец. - Три бессонных дня, задержание. Тебе бы домой, поспать. Тэнакс тебя отпустит. Ты заслужила отдых, - от волнения Торел тараторил едва ли не вдвое быстрее обычного.

Но Ольга покачала головой. Она не уснёт. Только зря потратит время. Лучше допить кофе, добавив в него - хотя и не было у неё привычки пить на работе - пару ложек бурбона или коньяка, и вернуться к делам. Так, по крайней мере, она перестанет думать об ужасе беспомощности, страхе, граничившем с помешательством, и об открывшейся ей вдруг чудовищной сущности Шепарда-Цитадели.

- Лейтенант Чеглокова, прошу вас спуститься в симуляционный зал номер “5”.

От металлического голоса, донёсшегося из невидимых динамиков, Ольга вздрогнула, как от удара хлыстом. К счастью, Торел, оглянувшись на звук, этого не заметил.

- Ого. Похоже, Шефу от тебя снова что-то нужно. У меня тут тоже кое-какой материал, чтобы ты посмотрела. Оставлю у тебя на столе, - саларианец положил датапад рядом с голографической клавиатурой и ушёл.

Снова идти в подвал Ольга не хотела. Хотя симуляционный залы располагались в другом углу цокольного этажа Управления ГС, сам факт, что придётся вновь оказаться пососедству с…

- Повторяю, лейтенант Чеглокова Ольга, спуститесь в симуляционный зал номер “5”.

“Или что?.. - она впилась пальцами себе в локоть. - Ты меня снова заставишь?..” Ольга дёрнула головой, шокированная собственными мыслями, ожидая, что за дерзость придёт расплата. Но ничего не произошло, и даже оповещения в третий раз не последовало. Кинув обречённый взгляд на оставленный Торелом датапад, а потом - на уже начавшие увядать розы, подаренные Леммом, Ольга пошла вниз.

У симуляционных залов цокольный этаж был столь же пустынен, как и у допросных комнат. И если второе ещё можно было объяснить незагруженностью помещений на других этажах, то первому объяснения не находилось. В симуляционных классах всегда кто-то был: отрабатывал схемы задержания или же просто убивал время в виртуальном тире, принимавшем любой вид - от обычного стрельбища, до омегианских трущёб, полных голодных ворча. Словно никто не должен был увидеть Ольгу сейчас, хотя оповещение прозвучало на весь этаж, и сослуживцы были в курсе, куда она направилась.

Тишина в коридорах стояла такая, что казалось, во всём здании нет ни одной живой или даже полуживой души. Ольга невольно поёжилась при мысли, зачем именно Шеф мог вызвать её на разговор, а перед этим разогнать всех, кто находился поблизости от помещения, где этот разговор должен был происходить. Ледяными пальцами она коснулась панели возле двери с пометкой “5” и вошла внутрь.

Зал пустовал. Совсем. Просторное помещение с металлическими стенами, полом и потолком. Но едва Ольга сделала пару шагов, как обстановка зала изменилась. Стены из серых стальных стали белыми. Потом пространство вокруг неё резко расширилось и пошло пятнами собирающейся голограммы. Ещё секунда - и Ольга оказалась… на смотровой площадке, с которой открывался великолепный вид на закат над Гранд каньоном в Колорадо. Площадка, как и коридоры перед залом, была пуста. Повеяло горячим воздухом с каньона. В какой-то момент Ольге показалось, что она даже различает тонкий запах сухого песчаника, из которого были сложены скалы. Она подошла к ограждению и дотронулась рукой до тёплого металла решётки. “Это часть симуляционного зала, или внушение?” - понять было сложно. Оба варианта могли оказаться правдой.

- Это одно из моих воспоминаний. Я решил, что оно более других подойдёт для нашего с вами разговора, - Чеглокова резко развернулась и увидела, как со скальной породы на стеклянный пол площадки ступает Шепард. В неизменной офицерской форме старого образца, безупречная в своей реалистичности голограмма. - Хотя, если вам неприятно, я могу сделать любую другую обстановку, какую захотите вы.

- Взяв её из моих собственных воспоминаний против желания? - спросила Ольга. Слова выходили из неё с трудом. Привычный мир рушился, а его осколки, подобно камнепаду, летели на дно Великого каньона.

Шепард подошёл к ограждению, сложил руки за спиной и замер в принятой на Флоте позе “вольно”.

- Я прошу вас выслушать меня, лейтенант Чеглокова. Разговор, по моим расчётам, займёт от двадцати восьми до пятидесяти четырёх минут. Мучающие вас вопросы отпадут. Вы готовы слушать?

Ольга сделала неопределённое движение головой, которое можно было трактовать и как согласие, и как нежелание. Но Шепард расценил его как согласие.

- Хорошо, - он сделал паузу, как сделал бы её в этом месте человек, подбирающий слова для начала рассказа. - Девятнадцать лет назад, когда галактика только начинала принимать новые реалии и меня в качестве гаранта мира и порядка, возникло множество течений резко негативного в отношении новой Цитадели толка. Появились они у многих рас, но наиболее сильную и сплочённую структуру создали люди. Люди… - Шепард словно посмаковал это слово. - Снова люди... Структура возникла не на ровном месте. Несколько течений договорились между собой и сформировали достойного преемника былому “Церберу”. Сам же “Цербер” вошёл в новообразованную организацию как научно-силовое подразделение. Насколько мне известно, организация получила название “Уроборос”.

Впервые с момента начала разговора в глазах Ольги промелькнуло нечто противоположное апатии и пустоте. Жилка сыщика дала о себе знать, слова Шепарда вызвали у Чеглоковой пусть и вялый, но интерес. Коммандер заметил, что внимание лейтенанта к тому, что ей говорят, увеличилось.

- Главы “Уробороса”, - продолжил Шепард, - сочли, что человечество было обижено мною, когда я не предоставил людям доступа к технологиям прошлых циклов и не вывел породившую меня расу в абсолютные галактические лидеры. Они стали собирать силы, информацию, развивать технологии, занялись скрытой пропагандой - словом, начали делать всё, чтобы набрать достаточную мощь, бросить мне вызов и устроить передел базы данных Цитадели.
Впервые “Уроборос” попал в моё поле зрения в 4-м году после Разлома Циклов. То есть, почти сразу после своего образования. Все эти годы я по крупицам собирал и обрабатывал информацию о нём, составлял картину его внутреннего устройства, пытался вычислить лидеров, прогнозировал, устанавливал их ближние и дальние перспективы. Но тайны организации хранились намного лучше, чем я себе представлял в своих первых расчётах. У глав “Уробороса” был накоплен хороший опыт. Мне удалось узнать, что часть течений, влившихся в него - наследие тайных организаций, чей возраст насчитывает несколько сотен лет. Я и сейчас знаю о верхушке “Уробороса” крайне мало для того, чтобы начинать какие-либо радикальные действия по ликвидации организации. Если уничтожить часть, со временем уцелевшие восстановят свои позиции. Мне нужно собрать больше входных данных.

Мысли Ольги медленно перетекали в русло непонимания, зачем Шепард рассказывает ей всё это, хотя разговор, бесспорно, был интересен. И незамедлительно получила ответ на этот свой вопрос.

- Сегодняшнее задержание и допрос Клода Дидье дали мне столько ценной информации, сколько я не получил за три последних года.

Чеглокова подняла глаза на голограмму Шепарда и, тяжело размыкая губы, спросила:

- Каким образом?

Стеклянный пол смотровой площадки раздвинулся в стороны, перед Ольгой из-под пола поднялся квадратный стол, на котором лежала небольшая чёрная коробочка.

- Откройте её, - велел Шепард.

Ольга протянула к коробочке руку и подняла крышку. В коробочке лежали две серебряные запонки с зелёным поделочным камнем (кажется, змеевиком, насколько могла понять Чеглокова). На камне была вырезана змея, кусающая себя за хвост.

- Это символ уробороса, - пояснил Шепард. - Запонки принадлежали Клоду Дидье. Он состоял в организации и был введён в третий круг посвящения. Насколько мне известно, всего кругов - четыре, от первого к четвёртому. Выше - сами главы. Клод Дидье стоял достаточно высоко, чтобы иметь при себе большой объём информации. В отличие от Элизабет Браун, имевшей лишь второй круг. Эти данные заполнили многие пустые ячейки в моей схеме. В двух из её секторов, которых больше пяти. Это заметно усложняет задачу по сбору данных: члены одного сектора практически ничего не знают о членах другого. Поэтому информации собрано так мало. Но даже проанализировав её незначительный объём, я пришёл к выводу, что “Уроборос” представляет собой огромную опасность для галактики. Его главы дестабилизируют обстановку, пытаются разрушить и без того хрупкий мир. На фоне угрозы новой галактической войны кража “дырокола” может показаться ничтожной мелочью, хотя это не так. Да, - кивнул коммандер, увидев изумлённый взгляд Ольги, - согласно тем данным, которые у меня есть, артефакт похищен агентами “Уробороса”. Мне неизвестны личности заказчиков, но вероятность, что они входят в высший круг иерархии организации - 0,9895. Именно поэтому меня так беспокоит кража “дырокола”. Данная технология в их руках представляет собой реальную угрозу. Но, с другой стороны, с момента его похищения объём получаемой мною информации об “Уроборосе” увеличился на 386 процентов. Внутри него началось движение. Между главами секторов возникли разногласия. Я не исключаю вероятности, что эти разногласия готовы перейти в серьёзную конфронтацию. Тогда они станут совершать больше ошибок, и объём информации по организации возратёт настолько, что я быстро заполню пустые ячейки и смогу одним ударом обезглавить её.

Шепард замолчал, наблюдая за реакцией Чеглоковой. Больше изнутри, чем снаружи - отслеживая ход мыслей в её голове и выдавая именно тот объём информации, который она могла сейчас принять и не сойти с ума. Незаметно для неё самой отлаживая нужные логические связи, он помогал ей связывать кусочки мозаики в единую картину, не лишая ни в малейшей мере права сделать из этой картины собственные, независимые выводы.

Она усвоила услышанное. Приняла колоссальный объём информации, осевший внутри неё ровным прочным пластом, чтобы потом позднее обработать его. А сейчас внимание привлекли “шероховатости” этого пласта - отдельные слова коммандера, больно задевшие за ещё столь живое.

- То, что произошло сегодня - один из способов добычи информации?

- Да. В порядке исключения. Ситуация требовала немедленных действий. И я лишил вас права возражать. Клод Дидье был приоритетной целью, и я должен был его получить.

- Я не знала, что… это возможно теперь. Я… верила вам. Как все мы. Все Стражи. А вы превратили нас в живое мясо. Содрали кожу и отправили драться в кипящей воде, не сочтя нужным лишить способности чувствовать и мыслить. Жнецы были милосерднее, дурманя нам разум, превращая в хасков.

Шепард приблизился к Ольге вплотную и заглянул ей в глаза. Мир внутри женщины держался на последнем ржавом гвозде, вбитом теперь в массив только что полученной информации. Она пыталась удержаться на этом гвозде, добраться, дотянуться до холодной логики, ставшей бы для её воспалённого сознания спасением, но ослабевшие после пережитого пальцы соскальзывали, не находя опоры.

- Скажите, лейтенант, а как бы вы поступили в этой ситуации, если бы уже имели на руках сведения, что получили от меня сейчас?

Пальцы нашли не трещинку - целый уступ, за который Ольга ухватилась обеими руками, сделала усилие, выбралась из пропасти и в бессилии повалилась на прочную твёрдую поверхность. Из немигающих глаз выкатились две слезы, пробежали по щекам и упали на стеклянный пол. Ольга поняла, что поступила бы ровно так, как сработало её тело: взяла бы крупную дичь, оставив более мелкую на потом. Взяла бы незамедлительно и без лишних рассуждений.

- Почему… - она проглотила слезу. - Почему вы не сказали мне всего прежде?

- Ответ очевиден, - лицо Шепарда словно смягчилось. - Я не хотел впутывать своих сотрудников активно. Вы - первая. Вынужденно первая.

- И вы использовали моё тело…

- Да. Я должен был заполучить Клода Дидье, и я его заполучил. Надеюсь, вы понимаете, что времени на объяснения у меня не было.

Потрясённая Ольга слабо кивнула. Это не уменьшило ощущение мерзости внутри неё, но хотя бы дало понимание причин мерзости. На мгновенье ей вдруг показалось, что весь этот затеянный Шепардом разговор - попытка извиниться за совершённое им. Неумолимая логика шептала обратное, но эмоциональное намертво вцепилось в это призрачное оправдание, не желая отпускать. Однако же мысли текли, огибая эмоции и завязывая логические выводы, и Чеглокову снова вдруг как окатило ледяной водой. То, что говорил ей Шепард более всего напоминало безумную шахматную партию, разворачивающуюся на доске размером с целую галактику.

- Да, - донёсся до неё голос коммандера, - шахматная партия - максимально точное определение.

Ольга предпочла думать, что нечаянно сказала это вслух, чем о том, что Шепард продолжал копаться в её голове и следил за ходом мыслей напрямую. Но в полной мере сдержать эмоции у неё не получилось.

- Значит, мы все - лишь пешки на вашей доске?

Ответ был жесток в своей категоричности:

- Да. Почти все.

- Но ведь мы - живые люди, - Чеглоковой казалось, что ещё немного, и слёзы истерикой прорвутся наружу. - Почему? За что вы обрекли нас на всё это?

- Ради блага галактики.

Ольга закрыла глаза. Она всё поняла. За секунду осознала сущность организации, в которой работала, как ранее увидела сущность её руководителя.

- Это тяжело принять, - продолжил Шепард. - Но вы примите.

- Вы так уверены в этом?

- Да. Вы уже почти приняли. Осталось совсем немного.

Ей показалось, или в голосе Шефа скользнули интонации печали и сожаления? Она снова заставила себя взглянуть на Шепарда - тот смотрел на неё с пониманием. Душа Ольги горела. Живая. Медленно и мучительно. Чеглокова знала, что он прав. Да, пусть через чтение её мыслей сейчас, неприкрытое, беспардонное. Это уже не имело значения… Она приняла до конца простую фразу: “Ради блага галактики. Ради блага… Всё...”

- Я могу вам задать один вопрос? - спросила Ольга, когда к ней вернулась способность говорить.

- Да, можете, - Шепард вернулся обратно к ограждению, снова сведя за спиной “в замок” руки.

- Почему вы решили рассказать мне всё это? Почему просто не стёрли память? - странным образом буря в Ольге рассыпалась без следа, как рассыпается иссякший силой смерч. На месте бури воцарились покой и кристально-прозрачное спокойствие.

- Год назад я бы так и поступил. Сейчас я счёл стирание памяти неправильным решением. Это… не по-человечески.

Взгляд отрешённый сменился взглядом изумлённым.

- Вы знаете, что такое человечность?

- Второй вопрос, но я отвечу, - откликнулся Шепард с задержкой. - Да, знаю. Снова знаю.

- Как это снова?

До Ольги донёсся звук, похожий на вздох учителя, который уже сказал ученику много больше положенного, а ученик требует продолжения.

- Это третий. Но даже если бы он был первым и единственным, отвечать я бы не стал, - Шепард не дал Ольге времени подумать и подойти к логичному: “Почему?” - Раз у вас всё, можете быть свободны, лейтенант. Вам два дня на отдых. После - возвращайтесь к расследованию по “дыроколу”. И подойдите сюда с новыми вопросами. Они у вас появятся.

Уже когда Ольга повернулась к выходу, а комната приобрела свой обычный серый вид, Шепард снова окликнул её.

- Лейтенант! Заберите запонки. Приобщите к делу.

- Да, конечно, - она быстро вернулась к столику, закрыла коробочку и положила её в карман пиджака. - Что-то ещё?

- Нет, - Шепард отрицательно мотнул головой. - Ступайте. Хотя, постойте. Я хочу принести вам свою благодарность, капитан-лейтенант Чеглокова Ольга, офицер Галактической Стражи.
ЛитРПГ "Обречённый"

ФРПГ "Закера. Районная больница"
Я-туман
60 0%
Offline
1626
2017-10-16 в 22:10 # 112
День 21.
Вино, цветы и… наваждение

Где-то внутри горела мальчишеская мечта: принести букет до того, как она проснётся. Генри уже видел перед глазами картину: Хейла приоткрывает веки, долго и сонно смотрит на цветы, а потом улыбается. Он очень хотел, чтобы так и вышло, хотя знал, что, скорее всего, она уже не спит и просто ждёт, когда корабль отправится дальше. Или тоже вышла за покупками и вернётся в одно время с ним. Но затушить мечту даже таким ушатом воды было нельзя.

Никогда прежде он не думал, что купить любимой женщине цветы намного сложнее, чем разыскать и доставить указанную в контракте протеанскую реликвию. Белые, жёлтые или красные? Крупные, в две-три кроганские ладони, или крошечные, словно блестящие глазки пыжака? Генри признал, что понятия не имеет о вкусах Хейлы, и стоял посреди цветочного магазина, как потерянный. Его окружало с сотню видов цветов со всех уголков галактики - выбрать из подобного изобилия именно то, что понравится любимой женщине, не представлялось возможным. Из-за высокой влажности было тяжело дышать, а запахи лавиной из тысяч оттенков, казалось, вот-вот станут осязаемыми и сшибут его с ног.

- Могу я вам чем-то помочь? - услужливо проговорила тонкая, немного похожая на нежную тессиансую лилию, азари с нежно-голубым цветом кожи.

- Не знаю, - Уэйфар замялся, осознав, что не может подобрать слова, чтобы описать, что именно он хочет приобрести. - Мне нужен букет. Только я не знаю, какие цветы.

- Для женщины, мужчины? Свидание, концерт, торжество? Раса? - деловым тоном перечисляла продавец, а Генри рассеянно посматривал на уходящие вверх, заставленные цветами полки.

Он медленно отвечал на вопросы азари о расе, предпочтениях в одежде, внешности Хейлы, даже о том, какие она использует духи, и про её любимые блюда. По итогам расспросов она подобрала Уэфару на выбор шесть или семь видов цветов, из которых он, наконец, смог выбрать те, которые, по его мнению, должны были Хейле понравиться. Расплатившись, он чертыхнулся, посмотрев на время, и помчался к терминалам, через которые можно было заказать продукты в рейс.

***


Хейла слышала, как Генри вышел из каюты. Вставать не хотелось, и девушка решила предаться такой несвойственной ей неге и дремоте и поваляться в кровати. Вскоре это ей наскучило и, перевернувшись на спину и открыв глаза, она уставилась в потолок каюты. Решила дочитать до тысячи, а потом встать. Но не выдержала и на цифре 361 поднялась “досрочно”. Быстро одевшись и приведя себя в порядок, Дженс заправила кровать и хотела выйти из каюты, уже протянув руку к электронному замку, но остановилась. Резко развернувшись, она удобно разместилась в одном из кресел. Связь была, и девушка решила написать письмо своему "отцу".

"Дорогой папа, - мелочь, но старику будет приятно, решила Хейла и продолжила: - наше путешествие продолжается. Прошу тебя не волноваться, вспомни о своем сердце. У меня всё хорошо.
Твоя дочь.
Х. Д."


Агент перечитала сообщение пару раз и потом решила, что оно вполне годится, так как сообщать, по большому счёту, было нечего, но написать хоть что-то было нужно. Дженс отправила письмо. Через пару минут высветилось сообщение, что письмо прочитано, а потом пришел и ответ:

"Очень хорошо, дочка. Спасибо, что не забываешь о своём старике. Впрочем, у меня тоже все хорошо. Скучаю.
Твой отец.
С. Д."


Все эти мелодраматические подробности говорили о совершенно ином, а не о несвойственных агентам "Цербера" чувствах. Доктор писал, что следует за ними и постоянно готов к неожиданностям, а также о том, что от командования новых приказов не поступало.

Хейла ненадолго задумалась: неплохо было бы прогуляться по космопрту Нос-Астра. Но следом она поняла, что от такого обилия синих баб ей станет нехорошо, даже несмотря на обилие в ней имплантов. Поэтому Дженс осталась сидеть в каюте, вперив взгляд в стену и поигрывая медальоном, подаренным Даунволлом.

***


Последним был винный магазин. Доверить бездушной машине покупку и доставку такой важной вещи, как вино, Генри не мог и остававшиеся у него полчаса потратил на изучение содержимого длинных стеллажей, где были собраны, пожалуй, все или почти все марки, какие только можно было найти в галактике. Иллиум не переставал являть собой сердце галактической торговли, не уступая ни Цитадели, ни Тессии, ни какой либо иной планете или станции.

Здесь Генри сопровождали уже две консультантки азари, с порога распознав в нём клиента из разряда тех, кто не хуже, а быть может и лучше их самих разбирается в представленном в магазине товаре. Уэйфар уверенно шёл вперёд, задавая вопросы и указывая дрону-носильщику на нужные бутылки.

- Не желаете взять на пробу агессианское молодое белое? - одна из консультанток направилась к дальнему концу длинной винной стойки. - Похоже на прохладный фруктовый сок, нежный, с лёгкой кислинкой. Аромат, как от корзины со свежими ягодами на лугу.

Генри невольно залюбовался изящной, словно плывущей по воздуху фигурой азари. Внутри появилось давно привычное ощущение, простое, влекущее, с тенью натянутой струною тоски. Возникло желание сказать ей что-то, не относящееся к винам и сортам винограда и фруктов, из которых они были изготовлены. Но в следующее мгновенье поднимавшийся в груди жар обдало такой мощной волной холода, что Генри едва ли не качнуло. Два мнения, две натуры, два чувства сошлись внутри него: одно - ставшее уже давно таким обыденным, второе - то самое незнакомое, тревожное и по-юношески огненное. Голова стала тяжёлой и усталой, словно он уже много часов ходил по этому магазину, а вместе с ним ходила огромная толпа других покупателей. Образ тонкой, воздушной азари поплыл перед глазами, уступая место много более явственному и близкому образу Хейлы, грубо оттеснившему “соперницу” куда-то далеко на задворки.

- Нет, благодарю. Только то, что я уже выбрал, - с мягкой улыбкой возразил Уэйфар, поворачивая к кассе.

***


Они были нежно-розовые, переходившие в ослепительно белый, не большие, не маленькие, с нежными лепестками, края которых переходили в ещё более нежные прозрачно-белоснежные “реснички”. Благоухавшие едва различимым свеже-сладковатым ароматом орхидеи возникли перед Хейлой, нарушив её медитативное и, как казалось Генри, печальное созерцание стенки каюты.

- Спешу исправить свою ошибку, - проговорил он, протягивая женщине букет.

Девушка медленно повернулась, на фразу мужчины. Оглядела Генри и букет, после чего одна её бровь удивленно приподнялась, а губы растянулись в легкой улыбке.

- Право, Генри, не стоило, - проговорила девушка, поднимаясь с кресла. - Это так мило, - Дженс взяла протянутый букет и поднесла к лицу. Рассмотрела бутоны и вдохнула приятный цветочный аромат. - Мне очень приятно, - девушка приблизилась к Генри и нежно поцеловала его.

- Если тебе приятно, то это точно того стоило, - Уэйфар приобнял её за талию. - Я должен был ещё на Беккенштейне… но… Чёрт! Не знаю, как я не подумал об этом, - с видом искренне раскаявшегося он посмотрел на Хейлу, а потом уже сам её поцеловал.

Когда Генри не без труда оторвался от неё, Хейла решила вставить свое замечание:

- Для цветов нужна вода и какая-нибудь посуда, а то быстро завянут. Как думаешь, у нашего капитана есть что-то подходящее?

- Мне дали с собой, - покопавшись в рюкзаке, Генри поставил на стол узкую капсуловидную вазу с тяжёлым толстым непрозрачным основанием и запечатанным горлышком и уже наполненную какой-то жидкостью. - Сказали, цветы будут стоять до двух недель. Мы успеем вернуться с Бездонья, и я подарю тебе новые.

Он снял крышку, после чего сразу же в жидкость “умная ваза” впрыснула какое-то дополнительное вещество, отчего вода приобрела едва заметный бирюзовый оттенок.

- Посмотрим, насколько работает азарийская химия для цветов, - довольно хмыкнул Уэйфар.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Osiris
4
Offline
144
2017-10-17 в 23:18 # 113
Совместно с Роса

День 21

Том сидел в кресле пилота, и хотя корабль находился на стоянке космопорта и фактически управление было блокировано, он периодически включал и отключал тумблер предполетного запуска, пока корабельный ИИ не отсигналил ему в интерком, мол определись уже. Тото думал, думал, что пассажиры у него немного странноватые. Пылкий мужчина, который представился Генри и красивая, если можно назвать красивым лезвие клинка или грацию десантниц азари, женщина, которую звали Хейлой.
Звякнул мелодичный сигнал, известивший о разблокировке пассажирского шлюза - Уэйфар вернулся из города, неся большой бумажный пакет, по форме напоминающий букет.

- Мистер Уэйфар, - Тонг встретил пассажира, когда выходил из лифта на пассажирской палубе, - как вам Нос-Астра? Купили что нибудь?

- Как видите, - кивнул Генри на букет. - Скоро ещё должен прибыть дрон-погрузчик. Я… пополнил некоторые свои запасы. Путь неблизкий, да и на Бездонье подобный ассортимент имеет безумную стоимость. А вы только меня ждёте?

- Ваша спутница в каюте. - Тонг кивнул на коридор ведущий в жилой отсек. - Так и провела все время на корабле. А так только скажите и мы взлетаем. Только желательно предупредите заранее, когда дрон-погрузчик прибудет, чтобы системы Одина его пропустили.

- Он следует за мной. Думаю, он появится в ближайшие десять-пятнадцать минут, как только груз пройдёт таможню. Собственно, по факту погрузки меня здесь больше ничего не держит, - улыбнулся Уэйфар.

- Отлично! Тогда как только вам поступит информация о прибытии погрузчика, сообщите ее корабельному ИИ, после чего можете проверить груз в малом грузовом отсеке, палуба D, - Томас набрал соответствующие команды на инструментроне, - как только погрузка будет закончена, то примерно через час будем готовы к отлету.

- Благодарю. Конечно, - кивнул Генри, хотя по выражению его лица было заметно, что капитана “Одина” он слушает через слово. Мысли Странника сейчас гораздо больше занимало то, как примет Хейла его букет. - У вас ко мне пока всё?

- Я предупрежу по громкой связи о времени старта, а пока будем ждать ваш груз. Если понадоблюсь, я буду у себя в каюте, либо на мостике. - пилот наклонил голову в восточном стиле, показывая, что диалог окончен.

- Хорошо. Я сообщу, если у меня возникнут вопросы, - уже не глядя на Тома, Уэйфар быстрым шагом направился в сторону лестниц, ведущих на уровень с жилыми каютами.
OPENPGP4FPR:F9D879EC0EE0D0D3C62DE5835961B9C7AA1E8B5E

FRPG "The Last Vigil" (Конрад Йост, полусинтетик; T8, гет/ИИ)
LRPG "Doomed" (Томас Тонг, человек)
Роса
147 0%
Offline
2980
2017-10-18 в 0:04 # 114
День 21
Спустя пять часов после отлёта с Иллиума...

Он протягивает ей букет, а она улыбается. Улыбается и целует его. За её спиной едва заметно мерцает лампа, а через окно каюты видно, как в огненно-алое озеро погружается раскалённое вечернее солнце… Он касается рукой её русых волос, она наклоняет голову, и на его лицо сыпятся озорные рыжие кудряшки… Она смеётся и тащит его за собой в желтеющий сад… “Эмми, подожди, твой плащ у меня…” - но девушка выбегает в сад одна и под первыми каплями дождя начинает исчезать, подобно колдунье из старой сказки… “Почему “Эмми”?” Мгновенье - и над заливом горит золотой закат, а рядом идёт она… русоволосая… Хейла… И растрепавшиеся в порыве ветра длинные белые пряди хлещут его по лицу, а рыжее солнце рассыпается на щеках девчонки смешными веснушками… И она снова хохочет, а за спиной у неё вырастает уродливый чёрный “богомол”, переливающийся голубыми мертвенно-холодными огнями...

Холодом сдавило сердце, стало нечем дышать… Странник открыл рот, беззвучно ловя губами воздух, дёрнулся - и проснулся… От ледяного пота простыня была насквозь мокрая. Голова разрывалась на части, в ушах всё стоял далёкий заливистый смех, а перед глазами рыжие кудряшки мешались с белоснежными локонами… Дикий страх вызвал новый прилив пота. Странник сел, наклонившись вперёд, и на подушку упали капли крови. Он провёл по лицу и понял, что кровь его и что она ручьём течёт из носа. Схватив первое, что попалось под руку (кажется, это была его рубашка), Генри смахнул кровь и прижал скомканное “что-то” к лицу.

- Что случилось, Генри? - рядом раздался обеспокоенный голос Хейлы, а её ладонь легла ему на плечо.

Он не нашёлся, что ответить. Только неопределённо покачал головой. Скрывать волнение ему было сейчас не под силу. По телу то и дело пробегала дрожь, а кровотечение из носа и не думало останавливаться.

Нечасто люди просыпаются посреди ночи, задыхаясь, и мокрые от пота. Хейла была удивлена, и не сказать, что приятно. Видимо, у Генри имелись серьезные и глубокие проблемы в психике.

- Приснился страшный сон?.. - Хейла приблизилась к мужчине и вскрикнула, заметив темно-алые капли на подушке и лице Генри. - Да у тебя кровь. Нужно приложить лед, к затылку.

- Да, - наконец, смог выдавить из себя Уэйфар. Холодный компресс вернул его в реальность, кровотечение начало стихать. - Сон. Спасибо, - слова сыпались рублено и тяжело. - Прости. Я напугал тебя, - он снова выпрямился и сделал попытку улыбнуться.

- Не волнуйся милый, - Хейла улыбнулась. - Чтобы напугать меня нужно больше, чем кровь из носа.

- Ты не только красива, но и бесстрашна, - Генри вовремя вспомнил, что перемазан кровью и желание поцеловать Хейлу сдержал. - Я сейчас, - поднявшись, он скрылся за дверью в душевую комнату.

“Хорош… - подумал он, рассматривая себя в зеркале, после чего открыл воду. - Что это? Нервы? Откуда? Или просто усталость? Наверное, после Бездонья действительно стоит сделать перерыв. Надеюсь, Хейле понравится Мендуар. Хотя, можно и на Беккенштейне задержаться подольше…” - мысли о предстоящем отдыхе окончательно успокоили его. Как и прохладный душ, смывший остатки кошмара вместе с кровью.

***


День 22. Цитадель
Хамелеон

Часы возвестили о том, что наступило утро, а большие панорамные окна из прозрачных стали матовыми белыми. Светильники загорелись ярче, и привычный сумрак жилых секторов сменился ярким утренним светом.

Девушка, лежавшая в номере отеля, устало открыла глаза и уставилась в высокий потолок. Глаза её, как и она сама, удивили бы любого, кто бы ни заглянул сейчас в её номер. Белая, казавшаяся прозрачной кожа, глаза блеклого серого цвета и светло-серые, почти белые волосы. Чистый лист - один из многих, что лежат в папке художника.

Прошла пара минут. Девушка, сладко потянувшись, встала на ноги. Её идеальное обнаженное тело могло показаться крайне соблазнительным, если бы не его неестественная бледность. Она прошла в ванную, прихватив с кухни высокий стеклянный стакан. Остановившись перед овальным зеркалом, висевшим над ванным столиком, девушка вытащила из стоявшего под столиком большого чёрного рюкзака невысокий цилиндрический тубус. В белую ладонь упали две белоснежные таблетки, стакан наполнили водой, после чего туда перекочевали и таблетки. Вода забурлила и из прозрачной стала маслянисто-чёрной, как нефть.

Девушка активировала инструментрон, и на дисплее устройства появились снимки людей: личины, которые она могла накинуть. Всего их было около двух десятков. Разнообразие внешностей ограничивали лишь раса, пол, рост и масса тела. Остальное же могло варьироваться, даже комплекция. Портативный нано-конструктор, способный менять внешность своего владельца.

Однако же в этот раз существовал ещё один параметр, ограничивавший фантазию обладателя “конструктора”: приказ. Приказ руководства, пожелавшего, чтобы белоснежная девушка стала смуглокожей жгучей брюнеткой, похожей на уроженку земного Ближнего Востока. Элизабет Браун умерла, а на её место пришла Рахиль Шеннон.

Она вспомнила вчерашний день, и внутрь снова закрался страх, казавшийся Браун уже таким давно забытым, но напоминающем о своём существовании, когда она увидела “живое подтверждение” баек, ходивших вокруг ГС. Эта сучка-следователь подобралась слишком близко... И чтобы не оказаться в казематах верных псов Шепарда, смена личности не самый плохой вариант. Но только, чтобы скрыться. Как не крути, но сама миссия провалена. Всё-таки ошибкой было встречаться в том номере. Что же он так хотел передать её хозяину, этот перебежчик из “Цербера”?.. В любом случае, теперь придётся искать ещё одного такого же. Браун была уверена, что, раз правдой оказалась одна “байка”, правдой будет и другая: такую добычу зверьё Цитадели обратно живой и в здравой памяти назад не выпускает. Дидье был мёртв, или даже что похуже - в этом она не сомневалась.

Девушка нажала на снимок на инструметроне и залпом выпила напиток, в который превратилась чистая вода - вязкий, густой и безвкусный сироп. Взглянула на свое отражение в зеркале и заметила, как лицо как будто завибрировало, и его черты начали меняться. Потом потемнели волосы, начав с корней, превратились из пепельно-белых в иссиня-черные. Кожа тоже начала меняться, становиться смуглой - неровно, отдельными тёмными пятнами, делая девушку немного похожей на панду. Пятна быстро росли, сливаясь друг с другом и постепенно покрывая всё тело ровным бронзовым оттенком. Последними изменились глаза, став темно-карими, почти черными, словно наполнились темнотой первой ночи творения. А следом за изменениями пришла боль - такая, что девушка судорожно вцепилась в столешницу, так, что пластик затрещал под её пальцами. Когда боль прошла, девушка посмотрела на себя "новую", к которой в очередной раз ей предстояло “привыкнуть”.
Девушка повертела головой отгоняя не самые приятные мысли и с тоской посмотрела на свое отражение. Весьма некстати нахлынули воспоминания об всех её прежних образах, она все помнила кроме самого первого, и родного. Того, что она давно уже успела позабыть. Девушка напоследок повернулась перед зеркалом, и увидела проявляющуюся на спине татуировку: черный дракон-змей, который закрутился в спираль на месте позвоночника девушки, а увенчанная рогами голова оказалась на левой лопатке.
ЛитРПГ "Обречённый"

ФРПГ "Закера. Районная больница"
Я-туман
60 0%
Offline
1626
2017-11-21 в 18:20 # 115
Совместно с Роса
День 24
В пламени возродившись...

Ольга проснулась от сигнала будильника. Открыв глаза, она посмотрела на время: два с половиной часа до выхода из дома на службу - и перевернулась на спину. Будильник тактично замолчал, что заставило Ольгу снова на него посмотреть: функция реакции на движение не была заложена в устройстве. Однако же прежде, чем в её голову начали закрадываться вопросы, она почувствовала, как что-то соскальзывает с её головы. Это было полотенце. Ольга подхватила его и тут заметила, что под ней находится второе - почти такое же, только побольше размером. Приподняв голову, она увидела, что лежит на заправленной кровати совершенно голая.
Попытка вспомнить вчерашний вечер далась не без труда. Время прошло, как в тумане. Ольга помнила, что вернулась домой почти неживая после услышанного от Шефа. Механически проследовав в душевую, она разделась и вползла под горячие водяные струи. Стало как будто легче, но полностью унести с собой всю грязь, которой, как Ольге казалось, было в тот момент пропитано её тело, вода не могла.
Под душем она провела не меньше получаса, после чего, завернувшись в полотенца, вошла в спальню, прилегла на кровать и… Ольга поняла, что, по всей видимости, тут же уснула, расслабленная горячей водой. А значит, она проспала так всю ночь. Не замёрзнув.
Повернувшись к датчику температуры в комнате, Чеглокова не поверила своим глазам. На табло значилось двадцать девять градусов. При том, что сама она никогда не выставляла там больше двадцати пяти. Соображения вернулись обратно к будильнику. Она бы не была б одним из лучших следователей Стражи, если бы не умела сопоставлять подобные факты. Вывод напрашивался сам собой: ей не дали замёрзнуть и её разбудили целенаправленно, задав будильнику время побудки.

- Теперь вы будете контролировать каждое моё действие? - спросила она пустоту.
Ответ пришёл на удивление быстро, одним своим фактом подтвердив догадку Чеглоковой:
- Вы могли проспать и опоздали бы на службу, о чём потом стали бы сожалеть, - голос был ровным и слегка дребезжащим из-за динамиков. Но не узнать его было нельзя.
- Вы мне дали отгул, если это не было иллюзией.
- Да. Ровно 71 час и 28 минут назад. (1)
- Что? - Ольга повернулась к часам, теперь обращая внимание не только на время, но и на дату. И не поверила своим глазам: с момента, как она вернулась домой, прошло целых два дня. Два дня, которые она не помнила. - Я спала двое суток?
- Да. Почти.
- Твою мать… - она прикрыла пальцами глаза, чувствуя, как у неё начинает болеть голова.
- Зайдите по пути в медблок, возьмите лекарства, - посоветовал Шепард.
Ольга поморщилась. На неё накатила волна отчаяния и безысходности. Так до сих пор и не выплеснутые эмоции отчаянно искали себе выход. Захотелось разрыдаться, прямо здесь и сейчас. С болью, навзрыд, будто по близкому человеку. Она свернулась калачиком, её плечи вздрогнули в первом, пока бесшумном всхлипе.
- У вас осталось два часа, чтобы прибыть на службу, - неумолимый, беспощадный голос остановил начинавшуюся истерику. - Даю пятнадцать минут, чтобы вы привели себя в порядок, капитан-лейтенант.
Последние слова пронзили внутренности калёным железом. Ольга впилась зубами себе в губу, тонко и сдавленно застонала, но не зарыдала. Слеза тихо скользнула по щеке, упала на одеяло и исчезла. Женщина судорожно втянула воздух, но следующий стон сдержала.
- У вас двенадцать минут.

Ногти вцепились в подушку, пальцы побелели от напряжения. Тело дрожало, как в лихорадке. В какой-то момент Ольге показалось, что она умирает - настолько долго не приходил следующий вдох…
И вдруг всё кончилось. Эмоции провалились, оставляя после себя пустоту и неподвижность. Каждая клеточка её существа замерла, точно начисто потеряла способность чувствовать. Ольга подняла голову, уставившись пустым отрешённым взглядом на окно. Сквозь жалюзи на пол падали тонкие полоски лилово-серого света. Женщина встала, не чуя ног, подошла к окну, приподняла одну из пластинок и выглянула на улицу, где никогда не засыпавший мир Цитадели продолжал жить своей жизнью.
- Не забудьте зайти в медблок, - голос оборвался, и Ольга поняла, что разговор окончен. Внутри царили усталость и эмоциональная немота. Ни страха, ни боли, ни отчаяния, ни безысходности - ничего. Словно заново вдохнули душу, обратив прежнюю в пепел. Даже тело казалось каким-то полупрозрачным, готовым раствориться, превратившись в бесплотную дымку.
Внешнюю сторону левой ладони начало покалывать. Это ощущение вернуло Ольгу в реальность, она посмотрела на руку и увидела на ней слабое мерцание знака Стражи. Женщина потёрла кожу - покалывание ушло, а вместе с ним ушли и мерцание, и “полупрозрачность” тела. Выражение глаз вновь стало осмысленным, спокойным и уверенным. Чеглокова потянулась к стулу, где лежала приготовленная ею ещё два дня назад чистая одежда.

***

Офис ГС встретил Ольгу привычной утренней пустотой. Только Торел со свойственной всем саларианцам гиперактивностью уже был на службе. Стоя у стола Чеглоковой, он растеряно крутил в руках небольшой стеклянный шар. На самом столе лежала небольшая картонная коробка, обёрнутая в праздничную бумагу зелёного цвета в белый горошек и перевязанная бантом из темно-зеленой ткани. Рядом с коробкой стоял стаканчик с кофе из “Кофейни Твиста”, что находилась за два здания от ГС.
Ольга перевела взгляд на стол Торела - там была похожая коробка, только уже открытая. Третья находилась на столе Саара.
- Лемм вернулся, - Чеглокова скорее констатировала факт, чем спрашивала.
- Да, оставил коробки и ушел, - саларианец перестал крутить прозрачный шар и, кивнув на него, спросил: - А что с этим делать? Для чего оно вообще?
- Снежный шар, - сухо сказала Ольга. - Традиционный человеческий подарок на Рождество.
- Ваш религиозный праздник? - уточнил Торел и после утвердительного ответа повторил свой первый вопрос: - Так что с ним делать-то?
Ольга безразлично пожала плечами, присела за стол и отпила из стакана. Видимо, Лемм побывал в офисе не менее получаса назад: кофе уже начинал остывать, хотя и оставался всё ещё очень вкусным.
- Не знаю. Можно просто оставить на столе собирать пыль. Так всегда обычно бывает со сноуболами.
- Тогда зачем вы их дарите друг другу? - резонно спросил саларианец.
- Не все человеческие традиции имеют логическое обоснование, - Ольга открыла свою коробку и вынула из неё похожий стеклянный шар, внутри которого красовался крошечный Биг Бэн.
- По крайней мере, у тебя он со смыслом, - ехидно заметил Торел. - Точна, как часы - это про тебя. А у меня... - он прочитал надпись на подставке шара, - “снежный человек”?..
- Снеговик, Торел, - на лице Ольги появилась первая за сегодняшний день улыбка. - Тебе надо внести поправку в переводчик. Эта штука называется “снеговик”. Когда выпадает снег, дети катают из него шары и лепят фигуру, которую называют снеговиком.
- Тоже традиция? - по саларианцу было заметно, что о человеческой культуре, во всяком случае, той её части, что касалась зимы, за эти пять минут он узнал больше, чем за несколько месяцев работы в одном офисе с людьми.
- Да, Торел, традиция.
Он смотрел на напарницу с недоверием, подозревая, что его разыгрывают. Однако же в глазах Чеглоковой не было и тени иронии. Вздохнув, Торел поставил шар под возле своего рабочего терминала и добавил в лексикон омни уточнение перевода относительно снеговика.
- Кстати, - начал он, переходя на другую тему, - ты не сказала про новое звание. Позавчера твой уход с работы был столь стремителен, что мы даже поздравить тебя не успели. Так что я поздравляю тебя сейчас!
Лицо Ольги чуть помрачнело, и она поспешила отвернуться. Торел радовался искренне, зачем было его огорчать?
- Спасибо, Торел, - ответила она и, постаравшись придать себе непринуждённый вид, постаралась уйти от темы о новом звании. - Какие у нас новости, кроме подарков?
Уловка не удалась.
- Сразу видно, что звание присвоено за дело. Ни слова о праздновании. Всё только о работе. Или… - Торел хитро прищурился, - ты уже отметила? Тебя не было два дня.
- Шеф дал мне отгул, - ровно отозвалась Чеглокова, протягивая руки к накопившейся стопке датападов, и сделала вторую попытку: - Так что нового?
Торел помолчал, размышляя, стоит ли начинать разговор о работе с печальной новости, но потом всё же сказал:
- Из службы внешнего контроля пришли сведения, что пеленгатор Генри Уэйфара уже неделю передаёт одни и те же координаты. Похоже, устройство было обнаружено и извлечено из тела, после чего выброшено.
Ольга резко выпрямилась в кресле. Стопка датападов развалилась и едва не оказалась на полу.
- Как?.. Он нашёл наш передатчик?
- Похоже, что да, - кивнул Торел, глядя, как она собирает стопку обратно. - Слабо себе представляю, как такое возможно, но это факт, - он протянул ей выписку из извещения службы контроля.
Зарывшись пальцами в волосы, Ольга перечитывала сообщение. Новость была не просто плохой - хуже некуда, учитывая тот факт, что Уэйфар имел прямое отношение к делу о “дыроколе”. Исчезновение Странника, то, что он целенаправленно избавился от пеленгатора, наводило на крайне нехорошую вещь о его возможном прямом отношении к краже аппарата.
- И откуда идёт сигнал? - она пробежалась глазами ниже по тексту. - С Мендуара…
- Да, - сказал саларианец. - Точка пеленга в двух милях от городка, где у Уэйфара находится дом. В доме он появляется редко. Но я проверил сведения с пассажирских лайнеров за тот период - Уэйфар прибыл на Мендуар за два дня до того, как пеленгатор переместился в настоящее место своего пребывания.
- А про отлёт с планеты, разумеется, сведений нет, - повела бровью Чеглокова.
- Именно, - откликнулся Торел. - Данные, что Уэйфар покинул Мендуар, отсутствуют.
- Ну, ещё бы, - Ольга кусала губы, чувствуя раздражение на саму себя, что отпустила Странника под опёку внешнего контроля. - Новые документы - и поминай, как звали. Тварь… как же он, мать его, нашёл микродатчик?..
Торел вздрогнул, услышав непохожую на Чеглокову резкость.
- Возможно, у него есть спецапаратура, - предположил он, сам не уверенный, что такое возможно, и вздохнул. - Что будешь делать?
Ольга думала, постукивая ногтем по столу. Вариант виделся один. Она и так наделала уже слишком много ошибок, включая оплошность, приведшую к побегу Странника. Да и Торел был более полезен здесь, в офисе, имея возможность перебирать и анализировать информацию, ища новые зацепки.
- Надо мне лететь туда.
Торел вздрогнул во второй раз. Теперь уже от явной нерациональности решения.
- На Мендуар? Это на другом конце галактики. Пошли оперативников.
Ольга отложила датапад с выпиской в сторону.
- Других вариантов нет. Я должна сама посмотреть. Попрошу у Шефа транспорт. За пару дней доберусь. Может, подберу на Мендуаре ответный подарок…
Подстать её мыслям, на экране терминала высветилось сообщение от Лемма. Открыв его, Чеглокова чуть приподняла брови. Артур приглашал её сегодня вечером в свой клуб. Повод он не указывал, за исключением туманной фразы о том, чтобы “иметь возможность без посторонних глаз обсудить его впечатления от поездки на Землю”.
Напоминание о специфическом стиле работы Лемма заставило Чеглокову уже в который раз нахмуриться.
- Тогда желаю удачи! - раздался над ухом голос Торела. - Я тебе ещё нужен сейчас?
Погружённая в размышления о Лемме, Ольга отрицательно покачала головой.
- Хорошо, - протараторил саларианец. - Тогда я пойду продолжу искать сведения по сектам.
- Сектам? - рассеянно переспросила Чеглокова.
Торел удивлённо распахнул глаза.
- Я про имитацию средневековых орденов.
- А, да… - Ольге показалось, что ещё немного, и её голова взорвётся от обилия вопросов, которые она не в состоянии была сейчас разрешить.
- Шеф поскупился, - заметил Торел. - Тебе стоило отдохнуть ещё пару дней. Если что, я у себя.
Ольга хмуро глядела в спину саларианцу, пока он шёл к своему столу. Осознание того, что у неё даже нет возможности поделиться с кем-либо тем, что она пережила два дня назад, угнетало её. А теперь ещё ближайшие несколько дней её будут поздравлять с присвоением нового звания и прочить в замы Тэнаксу… Ольга закрыла глаза и заставила себя вернуться мыслями к сообщению Лемма и тому, какие ещё секреты скрывает его биография. “Надо запросить его личное дело, - мелькнула мысль. - Вот только за каким основанием?..”
На мониторе дрогнул курсор, и пошла набираться надпись:
“Ни за каким. Артур Лемм состоит в звании старшего офицера Галактической Стражи. Моё доверие к нему полное и абсолютное, и не нуждается в проверке.”
Чеглокова убрала руки под стол, словно из неуверенности, что это не они только что набрали на экране эти три предложения. Убрала скорее “автоматически”. Она прекрасно поняла, от кого исходит набранное сообщение. И тут же расслабилась. Впервые с того момента, как узнала про причастность Лемма к делу Проныры годичной давности. Расслабилась по одной простой причине: если Шеф мог контролировать её, но точно также контролировал и его. И здесь ошибки уже быть не могло. Мир вокруг изменился, став проще и прямолинейнее. Как логические цепочки в компьютере. Удивляла лишь скорость и категоричность запрета лезть в прошлое Лемма. Это подогревало интерес. С одной стороны. Но с другой Ольга понимала, что теперь не получит копию его личного дела, даже если начальник архива лично подпишет ей разрешение.
“А сам он вряд ли расскажет…” - нежелание идти вечером в клуб усилилось. Но не просто же его отпускали в командировку. “Может, он тоже что-то знает? - мелькнула мысль. - Учитывая хитрожопость Лемма, Шеф вполне мог поручить ему что-то, касающееся этого “Уробороса”. Хороший засланец в тайные общества…”
Взгляд Ольги упал на планшет с заключением судмедэксперта, где красовалась трёхмерная модель клинка, которым закололи Проныру. “Тамплиеры…” - хмыкнула про себя женщина и потянула к себе картинку. Взгляд её замер. А ведь они тянули на тайное общество, дожившее до современности… Во всяком случае, это объясняет многое из истории с Пронырой. Но не мог же пережить тысячу лет в безвестности. Или мог?.. И потом стать частью организации “Уроборос”... Нет, всё же скорее секта, которую наняли для грязной работы. Ольга посмотрела в сторону стола Торела. “Может, нароет что-нибудь ещё… Хоть что-то, что либо подтвердит, либо окончательно опровергнет версию о возрождённом рыцарском ордене,” - Чеглокова открыла сводную таблицу по расследованию кражи и убийства и принялась вводить в неё новые данные - и касающиеся версий о тайном сообществе, и подозрения относительно Уэйфара. Не внесла только то, что узнала от Шефа об “Уроборосе”. Эти знания предназначались ей лично и не подлежали огласке.
Исключительность положения, которое досталось ей слишком неожиданно и слишком дорогой ценой, вызывало в Ольге странные чувства. Знание о своём участии в большой шахматной игре Шепарда ложилось на неё тяжёлым грузом. Снова посмотрев на Торела, на пустующее место Саара, на коллег, которые понемногу заполняли офис, она испытала непонятный безотчётный страх за каждого из них, не знавших подлинного положения вещей и потому похожих на бессловесное пушечное мясо, наделённое в отличие от хасков, сознанием и чувствами. “Всё ради блага галактики…” - девиз Галактической Стражи представал с новой стороны, и только теперь Ольга понимала его смысл до конца. “Всё” включало в себя не только их жизни, но и нечто большее - личности, души, в конце концов…
- С новым званием! Мои поздравления! - Чеглокова подняла голову - над ней стояла азари - офицер из Спецхрана. Значит, уже и там знают. День предстоял не из простых…

И она сбежала с работы раньше времени под благовидным предлогом, что ей ещё предстоит обсудить пару важных вопросов. Где, с кем - об этом не спросил даже Торел, и Ольга была ему благодарна.
Часы показывали, что у неё в запасе есть ещё три часа. Ольга прошла в соседний квартал и устало присела на лавку у остановки монорельса. Наверное, сейчас она собой представляла странное зрелище со стороны: молодая женщина-человек в форме офицера Галактической Стражи, сиротливо сидящая на остановке и с загнанным видом взирающая на проходящие мимо вагоны. Однако же обитатели Цитадели привыкли не обращать на Стражу внимания и, едва ли бросив на форму торопливый взгляд, проходили дальше.
“Надо что-то другое нацепить, - забралась в голову ленивая мысль. - Не ехать же в клуб “при полном параде”. Лемм тоже заинтересуется новой полоской на погонах. И привяжется покрепче наших…” Нужно было вернуться домой переодеться. Но не хотелось. Мучительные попытки заставить себя подняться успеха не имели. Потому что, если она переступит порог дома, то визит в “Бездну” сегодня не состоятся…
Внимание Ольги привлекла яркая вывеска магазина одежды. “Зайти?..” - шальное полубезумное желание пришло словно из пустоты. Ноги сами понесли вперёд, к ярким огням и разнорасовым манекенам за стеклом. Захотелось простого, элементарного - переключиться, забыть, выбросить накопившееся. Хотя бы на один вечер, хотя бы на пару часов позволить себе быть другой… свободной...
Продавщица-дреллка была удивлена, но вслух не произнесла ни слова, когда, пройдясь вдоль стеллажей, покупательница из ведомства, расположенного через три улицы, выбрала себе стильный чёрный костюм - куртку и штаны - натуральной кожи, плотно, но не вульгарно севший ей по фигуре. Далее последовала такая же обтягивающая чёрная майка без рисунка и аккуратные чёрные полусапожки с крепким, но изящным трёхдюймовым каблуком. Упаковав вместо купленного служебную форму, Ольга надела на себя обновку, распустила волосы и, удовлетворённая увиденным в зеркале, отправилась в клуб.

***

Едва подойдя к “Бездне”, Чеглокова заметила огромный голоплакат, переливавшийся сотнями светодиодных огоньков. Содержание немного смутило офицера ГС: две танцовщицы - кварианка с роскошной копной черных волос и азари с пышными бёдрами - без стеснения прижимались друг другу, переплетаясь телами в самые нескромные позы. Азари держала в руках мятную трость, повернутую рукояткой к земле. По всей видимости, трость играла роль своеобразной грани между двумя девушками, касавшимися языками кондитерского изделия - каждая со своей стороны. Обе они кокетливо посматривали на прохожих, а под всей этой конструкцией красовалась надпись: ”Рождество на Цитадели.”
Охрана на входе в заведение Артура помнила Ольгу в лицо и пропустила внутрь без вопросов. В зале было шумно. Играла странная музыка - похожая на танцевальную, но в её звучании Ольга угадала традиционные рождественские песни. Она не особо любила подобного рода “модификации”, но сейчас это не имело значения.
В зале и в VIP-зоне Лемма не было. “Я за ним ещё и бегать должна?” - поморщилась Чеглокова. Поправив зацепившиеся с непривычки за застёжку куртки волосы, она двинулась к лифтам. Красное свечение панели замка заставило Ольгу нахмуриться ещё больше. Однако же едва она прикоснулась к пластине на дверях, как панель сменила цвет на зелёный и двери гостеприимно пропустили женщину в кабину.
В полумраке кабинета царила тишина, нарушаемая лишь звуками чужого веселья, идущих из зала и с улицы. Лемм стоял позади стола и через обзорное окно поглядывал на мероприятие, уперевшись рукой, согнутой в локте, на стекло и удобно положив лоб на сгиб руки. На правой стене в головизоре с выключенным звуком миловидная азари, судя по бегущей снизу строке, рассказывала об изменении котировок и цен на акции.

- Никогда не понимала традиции начинать праздновать за неделю до самого праздника, - сказала, заходя в кабинет, Ольга. - Как прошла рождественская поездка в Лондон?
- Прекрасно, - резко ответил Лемм, не отрываясь от разворачивавшегося на сцене действа. - Может, для начала, поздороваемся? Здравствуй, Ольга, я по тебе скучал. А ты... - Артур повернулся и замер на мгновение, удивленный внешним видом Чеглоковой. - Ого! - залюбовавшись, мужчина прицокнул языком. - Тебе определенно идет чёрная кожа. Решила сменить стиль?
- Здравствуй, Артур, - ответила Ольга, присаживаясь за стол напротив Лемма. - Да. Новый год… Почему бы не попробовать что-нибудь новое? Спасибо за подарок. Очень красивый Биг Бен. Тебе Шеф ничего не предъявлял по поводу нецелевого использования его корабля? Сноуболы на Жнецах ещё не возили.
- Да, я надеюсь, что ты про эту маленькую контрабанду не доложишь руководству, - Лемм, лучезарно улыбаясь, прошелся по комнате и сел на диван рядом с Ольгой. - Тем более, насчет багажа, строгого запрета на провоз всякой хрени нет. - Лемм расстегнул пиджак и повесил его на спинку дивана, оставшись в белоснежной накрахмаленной рубашке и жилетке. - Тебе налить что-нибудь?
- Виски со льдом, - Ольга чуть откинулась назад, кладя руку на подлокотник дивана. - Ты хотел меня видеть по какому-то конкретному поводу или просто потому, что соскучился?
- Хм, - Артур удивился выбору напитка, но, не подав вида, направился к барной стойке. - Разумеется, я знал, что мои душевные терзания тебя мало заинтересуют, - разливая напитки, он решил последовать примеру Ольги и тоже налил себе виски. - Я хотел спросить, как прошло задержание Элизабет Браун?

Она приняла протянутый стакан, украдкой задержала взгляд на Лемме и пригубила виски.
- Мне изменили цель. Шефу понадобился её собеседник. Я взяла его. А вот Браун дала дёру, - кажется, впервые с начала разговора в голосе Чеглоковой промелькнул оттенок эмоции, и это было сожаление. - Кстати, ты знал, что она перевёртыш? Наша лаборатория нашла в её помаде следы нанороботов. Инженеры сказали, что такие можно использовать для перемены внешности.
- Как интересно, - Артур присел рядом и зажал бокал с виски между ладоней. - Ты сказала, она дала дёру? В смысле? Через дверь? - Лемм повернул голову к Ольге и удивленно поднял брови вверх.
- Через окно, - Ольга сделала второй глоток. - Она высадила окно и выпрыгнула в Президиум.
- Полный киборг... Там, вроде, был явно не первый этаж, - Артур откинулся на спинку дивана. - Прости, Оля, я должен был быть с тобой, а не развлекать британских аристократов. Надо было ей ногу прострелить... или обе… - за кажущейся иронией в голосе Стража Ольга уловила нотки искреннего сожаления, что его не было с ней в столь важный момент. - Если она перевертыш и успела сменить облик, её теперь фиг найдешь, - Лемм замолчал и отпил немного из стакана.
- У нас есть её ДНК. Образец грязный, вероятность ошибки при опознании около двадцати процентов. Но это лучше, чем ничего, - Чеглокова отрешённо наблюдала за тем, как медленно тает в её стакане лёд. - И я не удивлюсь, если она киборг. Там был третий этаж - посадка вышла не из мягких. Кроме того, если её наниматель может себе позволить технологии переднего края, он может себе позволить и кибернизацию нанимаемого. Если так… найти её будет действительно очень сложно. Даже имя может оказаться ненастоящим. Раз она меняет внешность, скорее всего, она меняет и документы. Как цвет волос - щёлк… - Ольга прищёлкнула пальцами и вдруг задумалась. В мозаике промелькнул яркий просвет-озарение - и тут же пропал. От досады женщина прикусила губу и дёрнула рукой со стаканом так, что едва не расплескались остатки виски.

- Мне показалось, или у тебя возникли какие-то соображения? - спросил Лемм, заметив её реакцию.
Он активировал инструметрон и увеличил освещенность в помещении, попутно зашторив окно. Свет резанул по глазам, Ольга отвернулась, ненароком посмотрела на стол и заметила небольшое блюдце, в котором лежали две ромбические запонки с камнями глубокого синего цвета.
Чеглокова, не отрываясь, смотрела на них, что-то прокручивая в своей голове. Синие, зелёные… Она встала, прошлась по кабинету.
- Подожди… Артур… А что если она меняет цвет, когда меняет личность? - на первый взгляд фраза казалась безумной, но она наиболее точно отражала сейчас её мысли. - Что если, те, кого мы считали разными личностями, на самом деле - один и тот же человек?
- Грин, - сказал Лемм, не отрывая взгляда от Ольги. - Похоже, мы неправильно всё истолковали. Грин - это было не фамилией или именем, это был цвет. Зеленый. Эта Браун случайно не ходила в зеленом костюме?
- Не думаю, что дело в костюме, - Ольга покачала головой. - Она просто перещёлкивает фамилии вместе с внешностью. Мистер Грин… Она могла прикинуться мужчиной и под этим именем отдавать распоряжения Проныре. Мы сочли, что это два разных человека, две конкурирующие организации. Но, если моя догадка верна, то Грин - это Браун. Или как там может быть её настоящая фамилия… Тогда у нас остаётся одна неясная сторона - убийцы. Они сами по себе. Ни к Грину, ни к Браун их теперь не прицепишь.
- Но Проныра же встречался с Браун? - вставил свое замечание Артур. - А в остальном действительно что-то есть. И моё чутье мне подсказывает, если это и ошибка, то несильная. А насчет убийц - я и не думал, что они заодно с Грином или Браун.

Ольга смерила его насмешливым взглядом. “Ну, конечно… давай, умничай, мистер Всезнайка… Ты не думал…”
- Я тоже теперь сомневаюсь. Кибернизация и нанотехнологии - слишком прагматичные вещи, чтобы их использовали те, кто пытается подражать средневековому рыцарскому ордену, - Ольга села обратно на диван и залпом допила остатки виски.
Слишком непохожим на неё был жест. Лемм на мгновенье позабыл, что хотел спросить у неё. Наконец, он всё же нашёлся:
- Почему ты решила, что это средневековый рыцарский орден?
- Помнишь слово, которое нам сказал бездомный из переулка, где произошло убийство? Босян. Я очень долго пыталась понять, что оно означает, пока не наткнулась на упоминание клича ордена рыцарей Храма, тамплиеров: “Босеан”. Бездомный передал нам слово, как услышал. Но ведь он не вслушивался наверняка. Мог не расслышать, - Чеглокова поджала губы. - И ещё орудие, которым Проныру закололи… - она вывела на омни голограмму мизерикорда. - Такими пользовались рыцари ещё тысячу лет назад. Этот просто сделан из современного сплава. Так что… мы имеем секту. Секту, которая неравнодушна к древнему рыцарскому ордену.
- Хм, - Лемм вытянул губы в трубочку и причмокнул языком. - Интересно. Сектанты-крестоносцы и кибер-девка - странная компания.
Ольга кивнула.
- Да, странная. Вот только вопрос, зачем подобной секте протеанский артефакт? И как они вообще узнали, где и когда его вынесут из нашего хранилища?
Она мусолила в руках стакан и думала о словах Шепарда про “Уроборос” и про конфликт внутри него. Если всё так, то, выходит, секта тоже к нему причастна. Если только это не… второй раз за день, правда, уже менее категорично она отмела от себя мысль, что секта может быть и не сектой, а настоящим орденом. Раз уж в “Уроборосе” есть и тайные организации. Но принять это даже за версию далекая от мистики Чеглокова не спешила. Секту могли и нанять. Использовать как слепое оружие, чтобы иметь возможность легко обрубить любые подходы к заказчику. С сектантов особо многого не возьмёшь…
- Нальешь ещё? - Ольга протянула Артуру пустой стакан.
- У меня есть идея получше, - Лемм поднялся с дивана и вскоре вернулся с бутылкой. Поставив виски на стол, мужчина поделил оставшийся в бутылке виски между своим и ольгиным стаканами. - Оля, а кто знал про то, что артефакт выносят и когда выносят?

Чеглокова задумалась.
- Если не считать хаска, который нёс прибор, должны были знать четверо: я, офицер охраны у допросной комнаты, который мог видеть прибор, ответственный приёмщик, который регистрировал выдачу - приём в хранилище, и Тэнакс, который подписывал документы на артефакт. Теоретически, коробку в руках хаска мог видеть техперсонал на нижних уровнях, но догадаться, что в ней - вряд ли.
- Ну, из всех троих самый вероятный - Тэнакс, - сказал Лемм и слегка улыбнулся. - Что-то это слишком просто. Поэтому маловероятно.
Ольга странно посмотрела на него, а затем, поджав губы, сказала:
- Я скорее поверю, что про артефакт растрепал хаск, чем в муру про Тэнакса. Кстати, - от ответного вопроса она удержаться не смогла, - а ты знал про “дырокол”? Ты же у нас всегда всё про всё знаешь.
- Про что именно я “знал”? - Артур удивленно поднял брови. “Если бы он мне был нужен, то он бы исчез так что никто про это бы и не узнал,” - Лемм, конечно, немного “перегнул палку”, преувеличивая свои возможности, но, тем не менее, из Спецхрана, несмотря на кажущееся всемогущество Шепарда, периодически что-то тырили. Великой трагедии из этого не делали только потому, что большая часть древних артефактов представляла лишь художественную ценность и была никуда негодной рухлядью. А вот с “дыроколом” вышел откровенный провал…

- Про прибор, - отпивая из стакана, ответила Ольга и снова задумалась, давая понять, что предыдущий вопрос был скорее риторическим. - Есть ещё вариант. Про то, что “дырокол” унесли в Спецхран, знал задержанный Уэйфар - Странник. Конечно, он тогда сидел у нас, но… кто знает… Он мог быть наводчиком. Про артефакты ему известно едва ли не больше, чем нашим спецам-экспертам. И он смылся от нашей слежки, едва прилетел на Мендуар… Не знаю, не могу представить, как именно, но он нашёл датчик слежения, извлёк его и выбросил в двух километрах от городка, где останавливался. Там у него свой дом. В котором он почти никогда не бывает. Сомневаюсь, что это совпадение. Слишком много на чёрном рынке стоит работающая протеанская технология.
- А вот это, кстати, весьма резонно: покупателей не так много. Мне кажется, Уэйфара надо найти. Можно отправить “Белоснежку”, кстати куда он пропал?
- Мне больше интересно, куда пропал Уэйфар, - чувствуя, что погорячилась с каблуками, Ольга, старательно скрывая свой дискомфорт, вытянула вперёд ноги. - Белоснежка пропала в лесу, похоже. Но… Шеф сказал, Саар чем-то занят. Я сама слетаю на Мендуар. Должно же быть и у меня небольшое праздничное турне.
Лемм покачал головой и скептически изрёк:
- Сомневаюсь, что Уэйфар всё ещё там. Может, лучше слетаем вдвоем туда, где море и солнце, и поищем там его? Вдруг нам повезёт? Твоя целеустремленность и моя харизма - у нас определенно что-нибудь, да получиться.
- В другой раз, - сухо отклонила предложение Чеглокова, чувствуя, как от сарказма Лемма начинает терять самообладание. - Даже если Уэйфара на Мендуаре нет, там его дом. Наверняка что-то осталось: записи, свидетели. Я должна сама всё выяснить. Если он наводчик, через него достанем и Браун-Грин, и заказчика.
- Хочешь, я полечу с тобой за компанию? - не сдавался Лемм.
- У тебя нет других дел? Два Стража для одной рабочей поездки - это не слишком много?
- То есть ты хочешь оставить меня тут? - Артур сделал широкий жест. - На Цитадели? За главного?
Ольга скрестила руки на груди и многозначительно приподняла бровь.
- От этого тоже может быть польза. Вдруг Браун снова решится на встречу с кем-нибудь?
Лицо Артура отразило слишком глубокую растерянность, чтобы принять её за правду.
- И ты хочешь что бы её встретил я? Конечно, мне нравятся бойкие девушки. Но всё-таки не настолько, тем более сейчас она совсем другая. Но, если ты решилась на поездку, я не буду тебе мешать. В Жнеце бери место у окна.
- Может, тебе удастся распознать её новую личину, - Ольга предприняла попытку ободрить Лемма, и попытка эта также выглядела неправдоподобной. - Тем более, что теперь у нас есть образец её ДНК. Его замаскировать сложнее.
- Буду рыть землю, как землеройная машина, ангел мой. Можешь на меня положиться. Ведь для чего, как ни для этого нужны друзья?
- Может быть… - Ольга в который уже раз отмела от себя комплимент Лемма. - Во всяком случае, постарайся покопать. Это уже хоть что-то весомое. До моего… - она запнулась и как будто немного побледнела. Тон её снова вернулся к деловому, словно и не было этого обмена колкостями, - до задержания у нас не было вообще ничего, - она мельком взглянула на Лемма, словно в попытке проверить, заметил ли он её секундную слабость, и повернулась к двери. - Надеюсь, ты что-нибудь найдёшь. Я пойду. Много дел.
Она быстро зашагала к выходу, не давая Артуру времени, чтобы задать ещё хоть один вопрос, и скрылась за дверью.

________________________

1. В одних стандартных галактических сутках 28 часов.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ЛитРПГ "Обреченный" (ЛитРПГ в жанре Action, AU)
Страница 6 из 6«123456
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe