Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Обреченный" - Страница 2 - Форум

Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Обреченный" (Предупреждение: NC-21 (18+))
ФРПГ "Обреченный"
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-08-19 в 15:32 # 1


ФРПГ "Обречённый"


В ролях:

Роса
- Генри Уэйфар -
человек, торговец древностями

silicium
- Джек Харпер "Призрак" -
человек, глава организации "Цербер"

Andreyka
- Фил Питкэрн -
человек, журналист-блогер

Fox666
- Ольга Чеглокова -
человек, следователь, старший офицер "ГС"

Я-туман
- Хейла Дженс -
человек, оперативник "Цербера"
Дополнительный персонаж: - Артур Стюарт Лемм -
человек, следователь "Галактической Стражи"

Ilostana
- Лу Энн Темплтон -
человек, коллекционер
Дополнительный персонаж: - Макс Темплтон -
человек, коллекционер

Silverhound
- Джеймс Сэмюель Крастер-Вольф -
человек, бывший корсар, путешественник

Cyborg_Commander
- Серый Стрелок (Меркури Ривз) -
человек, наёмник-диверсант, шпион







Мастер: Роса (партия), silicium (контр партия) | Свободные места: 1 | Обсуждение ФРПГ "Обреченный" | Хронология
DV
145 0%
Offline
3033
2015-12-09 в 19:41 # 21
Юджина смотрела в бездонную глубину космоса, по крупицам собирая обрывки воспоминаний. Порой ей казалось, что сквозь толщу стекла, из звёздной бездны на неё что-то смотрит. Она поёжилась, и обняла себя за плечи. После случившего в экспедиции она стала, как выразился Мак Кринни, вести себя абстрагировано. Что послужило толчком к такого рода поведенческим изменениям, сказать сложно, возможно, смерть биолога, возможно то, что Нивер предал её, а её "Тёмный ангел", так она порой называла Мак Кринни, узнал об этом, а возможно, просто, то, что она уже месяц в тайне от дворецкого, не принимала препараты.
- Ваш Эрл Грей с мёдом и лимоном. - голос дворецкого приглушённым эхом, затерялся где-то в глубине отсеков Эха воспоминаний. Рид вздрогнула и прикусив в кровь губу, обернулась к нему.
- Не смей! Слышишь не смей, так подкрадываться ко мне! Я... Я могу убить тебя! Ты понимаешь это ?!
- Как давно вы не принимаете лекарства, мис Рид? - лицо мужчины было непроницаемый, он не смотрел на неё, его взгляд терялся где-то в тёмной бездне космоса.
- Что? Да как ты... Кто ты такой?! Чтобы задавать такие вопросы? - Юджину трясло, то ли от озноба, то ли от ярости.
- Потому что я забрал тебя оттуда, потому, что я могу спеть тебе колыбельную. - он говорил тихо, спокойно, словно пытался успокоить маленькую напуганную девочку.
- Прости меня, мне надо поспать, пришло сообщение от заказчика, он назначил встречу. Координаты будут чуть позже, прими и проложи курс.
- Как прикажите мис Рис, и Юджина, Ваш чай. - он протянул ей фарфоровую чашку, работы итальянских мастеров восемнадцатого века, с геральдикой её рода.
- Надо полагать оно там? - Она хитро посмотрела и устало улыбнулась.
- Надо полагать мис Юджи. - он улыбнулся в ответ.




Она была в глубокой депрессии, мысли о смерти не покидали её. Она смотрела на дождь, глаза были стеклянными от слёз, в них отражалось серое небо. Юджина ощущала себя потерянной и не нужной. Она не знала кто она и зачем. «Смерть и я стану свободной, свободной от самой себя» - она повторяла снова и снова. Боль, постоянная боль, как бы она хотела, чтобы та стала физической, тогда агония и смерь. - «Я устала. Я не хочу жить.» - Слёзы медленно катились по бледным щекам, она смотрела на потоки воды за окном, затапливающие улицу. «Я тону. Я одна, одна среди бурлящего потока, я не хочу жить, но не могу захлебнуться. Какая пытка.» она медленно сползла с подоконника и уткнувшись лицом в калении, захлебнулась в рыданиях. Юджина физически ощущала тяжесть в области сердца, как гнетущее тошнотворное ощущение поднимается вверх, отзываясь во всём теле судорогами. В голове шумела и пульсировала кровь, казалось ,что от боли и жара она взорвется. Конечности холодели , в дрожащих руках она сжимала промокший от слёз платок. Ощупью, слегка покачиваясь из стороны в сторону, Юджина подошла к зеркалу. Косметика расползлась по лицу, две чёрные полосы, как извивающиеся змеи, протекали от глаз через всё лицо злобными каплями разбивались о грудь. Глаза Елены были пусты, они были наполнены черным холодом, болью и безысходностью, где-то очень глубоко, на самом дне этих бархатных глаз была похоронена жажда жизни. В них больше нет блеска, задора и её, той самой искры, она безвозвратно угасла, потерялась в водоворотах переживаний и разбитых надежд. Ощущение пустоты поглотило всё вокруг и внутри её. Ей казалось что в каждом мгновении она теряет себя. Ни кто не видит и не понимает её боли, не ощущает яда одиночества, гнёта отчаянья.
Зло и добро она не верила ни в то ни в другое. Между ними нет разницы, и те и те заставляют страдать, они только берут и ни чего не дают взамен. «Печально, но всё прекрасное умирает рано, отдавая себя в жертву вечности. Это не мои слова, но подмечено, верно.» - и она склонилась над пузырьками с лекарствами.
Что я видела от них, только горе страдания и лишения, они диктуют мне правила и принципы, по которым я должна жить, я должна, должна служить высшим идеалам, безоговорочно верить светлой стороне бытия, а почему? Они отняли у меня мое детство, мою юность, мою жизнь! Они хотят чтобы я отдавала им всю себя ни чего не получая взамен. Они не дают мне силу и знания и не дают нормально жить! Чего они добиваются! Я не хочу больше страдать, я не хочу, чтобы страдали близкие мне люди. Я не могу испытывать боль двадцать четыре часа в сутки. Я хочу дышать полной грудью, думать о чём хочу принимать решения не руководствуясь навязанными мне принципами. Возврата к прежней жизни нет и я это прекрасно понимаю. Они искалечили меня до неузнаваемости, надо что-то менять и срочно. Я понимаю, что меня не спасти я разуверилась во всём, моя вера оказалась иллюзией, любовь фантазией, меня предали те кому свято верила. Ни кто не понимает меня, да и не хочет понять. Ложь и предательство – болото в котором я увязла. Они прикрывают светом грязь, для них цель оправдывает средства, даже если это средства тёмной стороны. Другие, по крайней мере, действуют открыто, там вещи называют своими именами. Лицемерие, как я от него устала.
Я одна, у меня нет жизни, нет цели, нет силы, давно нет моей "империи". Я никто, неузнаваемая тень прошлого. Мысли о смерти притупляют боль, но я не могу, не могу сделать последний шаг. Однажды я поняла, у меня нет желаний, эмоции разрушают меня, а мысли указывают на мою ничтожность.
Грань между добром и злом для меня стёрлась, страх постепенно отступает, и мысли о других приходят всё чаще и чаще. Если они дадут мне власть и силу я приму их сторону. Я хозяйка себе и терять мне нечего. Тьма всегда была во мне, с самого рождения, она часть меня. Мой отец не способен любить, но я нужна ему, я всегда была ему нужна. Я приду к нему, и мы уничтожим этот грязный и фальшивый мир. Я кровью смою свою боль и построю новую правду жизни. Человек во мне почти умер. Я чувствую как беру над своей памятью, над той кем была. Она тормозит меня эмоциями и чувствами, но я справлюсь. Она тоже страдает, у неё тоже всё отняли, лишили привычной жизни, заставили усомнится в мире. Она как выродок, не как все, а здесь если ты не как все, то все против тебя, ты изгой. Чем дальше тем больнее. Это роднит нас, делает сильнее. Мне нужно время, чтобы подавить её сомнения, до конца раскрыть глаза.
Многие скажут, что это бред, что это болезнь, но если я не буду верить в то кто я, мне будет не во что верить. Порой я задумываюсь, а если мои ощущения всего лишь больная фантазия и в эти моменты мне становится очень страшно.




Рид открыла глаза. Холодные струйки пота медленно стеками ей на глаза. Она часто моргала. В последнее время ей часто снилась клиника Ленга. Всё чаще и чаще она видела череду повторяющихся снов, вернее, это даже были не сны, а мутные и очень болезненные воспоминания, визуализированные во сне. Она села на край кровати и обхватила голову руками, на пороге появился Мак Кринни.
- Курс проложен, мем.

Небольшая транспортная станция плавно вращалась вокруг небольшой звезды, в компании пары лун. Несколько десятков лет назад её облюбовали пираты и контрабандисты, и она стала перевалочным пунктом и станцией технического обслуживания. В стандартные галактические сутки, через этот небольшой кусок металла и композитов, проходили сотни кораблей, представителей теневого бизнеса рас галактики. Одним из этой череды, стал «Эхо воспоминаний».
Юджина сидела в кресле второго пилота с чашкой чая, закинув ноги на приборную панель, а Мак Кринни невозмутимо выполнял стыковку. Не то он не доверял ВИ корабля, не то сам любил пилотировать, но скорее всего, просто хотел держать всё под контролем.
- Мне холодно. – прошептала в пустоту Юджи.
- Чай остыл, мисс Рид?
- Нет. Холодно внутри.
- Как вы узнаете заказчика? – проигнорировав её слова, спросил бывший дворецкий.
- Как обычно. – недовольная тем, что он не хочет обсуждать её состояние, буркнула женщина.
- Обычно, это сопровождается и заканчивается неприятностями. – он прочистил горло и покосился на неё.
- Да ладно тебе, наговаривать! - она хихикнула и хитро прищурила глаза. – Мне пора. – Она поставила чашку на приборную панель, совершенно сознательно, зная, как это бесит Мак Кринни. Мужчина старался не подавать вида, но маленькая, вздувшаяся у виска жилка, предательски выдавала его гнев.
- Застегните комбинезон. – раздражённо буркнул он, бросив взгляд, на вызывающий и дразнящий вырез декольте.
- По-моему, отличный вид.
- Вот-вот! – он что-то невнятное буркнул себе под нос.
- Ну, позлись по-настоящему, хоть раз, а! Наори на меня, скажи какая дрянь. Ну что за «официоз проигранной войны»! - она подошла к нему сзади, и обняв, поцеловала в ту самую, пульсирующую жилку у виска.
- Хочу напомнить Вам, что Вы леди, мисс Рид.
- Леди умерла в учреждении, которое гордо носит имя Лэнга, известного в узких кругах садиста, насильника и наркомана.
- Мис Рид…
- Не надо, всё хорошо, я в порядке. – Она прикрыла его рот ладонью, в которой он скрыл свой по–отечески нежный поцелуй. – Возможно, я когда-нибудь смогу найти себя новую, а ты наконец-то увидишь в моих глазах, то, что так отчаянно хочешь.




Узкие коридоры станции лабиринтом уходили в её недра. Тусклое люминесцентное освещение создавало соответствующую атмосферу. Рид быстро нашла нужный сектор и присела в баре, ожидая заказчика. Приятный мужчина средних лет дорого, но не вызывающе одетый не заставил себя долго ждать. Узнать его было легко, он приятно выделялся среди толпы полупьяных и грязных контрабандистов.
- Мис Рид, вечер добрый.
- Я не буду спорить с Вашей уверенностью, касательно времени суток. – она улыбнулась, жестом предлагая есть рядом.
- Такую очаровательную леди, можно наблюдать только вечером, поскольку как чарующие нимфы она приходи с наступление сумерек, чтобы рассеивать его, своим сиянием.
- Ваша галантность и манеры, приятно удивляют, и одновременно настораживают. Поймите меня правильно, это место диктует предельный тон беседы и стиль поведения, но не скрою, что подобные слова тепло отзываются в моём сердце, и располагают к беседе.
- Вы позволите угостить Вас? – он присел на соседний стул.
- Возможно, после того, как мы обсудим все нюансы нашего дела.
- Отлично, Вы не просто очаровательная женщина, но и настоящий предприниматель. Я много слышал о Вас, мисс Рид.
- Не верьте ни чему, что Вы слышали, ни хорошему, ни плохому.
- Мне достаточно верить в то, что я вижу.
- Переедем к предмету нашей встречи?
- О, да, конечно. Я заказал столик в местном ресторане, это конечно не «Ордевуар», но…
- Пойдёмте. – Она встала, оперившись на его руку, и они направились в местное заведение, на верхних уровнях станции.




- Вот – он протянул ей датпад, как только они сделали заказ – Это деревня фреска. – Пояснил он.
- На самом деле это карта, ей около ста, возможно больше, тысяч лет. Судя по стилю изображения и материалу, из которого изготовлен артефакт, пятый-седьмой сектор галактики, периферическая область. Довольно далеко. Хм… интересно - она нахмурила брови, и прикусила нижнюю губу – И, я так понимаю, Ваш… Вы хотели бы получить артефакт, к которому ведёт этот памятник культуры. Она вскинула брови и требовательно посмотрела на него.
- И… Всё же, я поверю в то, что о Вас слышал, потрясающе. – он усмехнулся.
- Я не разделяю Ваш оптимизм, мои услугу стоят намного дешевле, чем мой интеллект, вы понимаете, о чем я?
- Вполне.
- С картой придётся работать, плюс мне понадобиться команда для проведения извлечения и транспортировки, так же, медицинская страховка и личный стилист. – Она прищурила глаза, а затем, звонко рассмеялась, как только дежурная улыбка, сползла с лица собеседника.
- Чувства юмора Вам не занимать. – он прочистил горло - Мой клиент, готов оплатить необходимые расходы, но только необходимые.
- Я могу представить Вам смету затрат.
- Даже так?
- Даже так, я профессионал, и именно поэтому, Вы обратились ко мне.
- Не могу не согласиться.
- Раз так, то, помимо сметы, нужно оговорить сроки, для меня лично, и думаю, для Вашего клиента и Вас лично, важна конкретика, не только в суммах, но и в сутках.
- Порой даже в часах.
- Я Вас слушаю.
- Это не терпит отлагательств.
- Идёт война, и мы обязаны учитывать это, как один из весомых факторов.
- Как Вы мисс Рид, оцениваете временные рамки?
- Семь дней, плюс минус десять часов.
- Почему десять?
- Профессиональная тайна.- Она очаровательно улыбнулась, и опустила ресницы.
- Вы не перестаёте меня удивлять и очаровывать. – Он осторожно взял её реку и поцеловал. – И всё же, дорогая мисс Рид, я заинтригован.
- О, друг мой, это время необходимое леди, что бы привести себя в порядок.- Она смотрела ему в глаза, в то время как он сжимал её ладонь в своей руке.
- У меня отличная память на лица и «их обладателей», но вот странность, я уверен, что мы встречались раньше, но я, ни как не могу вспомнить.
- Возможно, это коварное азарийское вино путает Ваши мысли, заставляя блуждать в лабиринтах памяти.
- Единственное, что может путать мои мысли, так это Ваши удивительные глаза… Я невольно тону в них. – Под струящимися комплиментами мужчина старался скрыть внутренне напряжение. Он редко ошибался, вернее сказать никогда, и в данном случаи, он был полностью уверен, что не однажды встречал её.
- Ну что ж, благодарю Вас за приятный ужин, всегда приятно иметь дело с джентльменом. Можете не сомневаться, лучше меня, Вы ни кого не найдёте. Смету расходов вышлю, как только поднимусь на борт, – она встала внимательно посмотрела на его руки - и до встречи, через восемь дней плюс-минус десять часов. – Она оторвала взгляд от его рук, и улыбнувшись на прощание, направилась на «Эхо воспоминаний»


Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2015-12-11 в 21:16 # 22
День 5.

Неприметный кораблик, не то фрегат, не то эсминец, окрашенный в странный бежево-серый цвет; на фюзеляже судна красовалось название «Урания». Крошечный клочок родного мира, укрытый от опасностей и тьмы космоса кинетическим щитом и тонкими переборками. Корабль двигался в плотном транспортном потоке прямиком к ретранслятору, пролетая мимо громоздких «Коулонов» и стремительных пассажирских транспортников.
А на борту «Урании» в полутемной капитанской каюте сидела оголенная по пояс Хейла Джонс. Полет продолжался уже третий день, и она всё это время изучала работу Гроссмюллера. Хейла, конечно, разбиралась в физике, но явно не настолько, чтобы понять такое. Ладно хоть инструкция к этой шайтан-машине была написана понятным, человеческим языком. Отложив с сторону датапад, Хейла рухнула на кровать, раскинув руки в стороны. Взгляд уперся в довольно всё таки низкий потолок. Девушка размышляла о предстоящей операции. К счастью, пока всё складывалось вполне успешно. Корабль был хороший, даже очень хороший. Экипаж судна, состоявший из пилота, капитана и пары инженеров, казался командой призраков: они редко попадались на глаза, а как попадались, то сразу же «улетучивались» по делам. Капитан тоже, в основном, помалкивал, и летел туда, куда приказывали. Команда самой Хейлы, состоявшая из двух умников Доунволла, молодых, но полных почти что детским восторгом от своих “болванчиков”, двух бойцов и двух же, собственно, самих “болванчиков”, вольготно расположилась в трюме.
Помнится, эти умники с горящими как у детей глазами, которым дали порулить настоящим звездолётом, говорили ей, что продемонстрируют включение одного из големов. Пропускать такое знаменательное событие Хейла не захотела и, поднявшись с койки, направилась к выходу из каюты. Остановившись у самой двери, она вспомнила, что почти раздета. Натянув на свой стройный торс свитер, Хейла отправилась в трюм. Пока девушка шла до лифта, она ощутила нарастающую вибрацию пола — видимо, корабль готовился к прыжку. Голос капитана из динамиков предупредил о скором прыжке экипаж и пассажиров. Дженс схватилась за ближайший поручень и почувствовала лёгкую и уже привычную дурноту, но скорый легкий толчок прекратил мучения. Хейла дошла до лифта и отправилась на первый уровень корабля.
В трюме почти ничего не изменилось с её прошлого посещения. Разве что бойцы собрали из пустых контейнеров какое то подобие стола, на котором раскладывали проверяемое оружие. Эти бойцы попали на корабль по требованию Хейлы, так как прототипы оставались прототипами, и никто не мог сказать точно, как они себя поведут. Ей нужны были люди, на которых можно положится. И ей в подчинение прикомандировали двух бойцов: Доминика Ортегу и Льюиса Ферелла, которые волей случая оказались на «Аиде». Первого Дженс встречала, они даже вместе участвовали в паре операций, и темноволосый, смуглокожий и немногословный громила производил приятное впечатление. Из его личного дела Хейла узнала, что в дни своей молодости он был подающим большие надежды боксером. Но, однажды разорвал связки, и один его знакомый хирург сделал ему подпольную операцию, по замене поврежденных связок на синтетические. Всё бы ничего, но после операции сила удара Доминика возросла. Карьера рванула вверх, но когда перед одним крупным соревнованием узнали об произведенной операции, разразился грандиозный скандал. После этого его спортивная звезда угасла, а сам он оказался не у дел. Также она знала и то, что после “феерического” завершения своей спортивной карьеры, он заменил себе почти все мышцы на искусственные, и в этом плане они с Хейлой были похожи. С той лишь разницей что Ортега был синтетиком, в той же мере в какой мере Хейла была человеком. А вот Ферелла девушка видела впервые, и рыжеволосый и зеленоглазый худощавого телосложения паренек с постоянно бегающими глазками вызывал непонятное отталкивающее чувство. Кроме того, девушка весьма скоро узнала о нем еще один немаловажный факт: если он начинал болтать - его не заткнешь.
Несмотря на всё это и Ортега и Феррел свое дело знали. За время полета они проверили все боевое снаряжение и оружие и сами подготовились к заданию. По крайней мере, когда Хейла спустилась к ним, оба солдата были одеты в броню - простой “Оникс”, которых миллионы, без отличительный знаков. А остальные четыре комплекта были аккуратно извлечены и разложены на столе. Бойцы поприветствовали Хейлу кивками, и продолжили свое занятие.
В центре трюма обосновались умники, установив там свое оборудование и свою главную ценность: два больших ящика, в которых находились их обожаемые “болванчики”. Ящики эти, к слову, больше всего напоминали металлические гробы с иллюминаторами на уровне головы. Ребятишки занимались тем, что с помощью небольшой потолочной кран-балки старались поставить один из ящиков с “болванчиками” в вертикальное положение. Оба паренька были молодыми и казались братьями, хотя вряд ли приходились друг другу родственниками, даже дальними. Всё те же горящие восторгом глаза, взлохмаченные волосы и неуместные белые халаты. Несмотря на весь свой изрядный интеллект, управится с кран-балкой у них выходило не очень.
- Руперт, давай еще, как там? Майна, майна! - орал один из них второму, аж подпрыгивая и размахивая руками. Что выглядело весьма потешно, учитывая, что расстояние, которое их разделяло, едва ли достигало двух метров.
- Не ори, Генри, у меня уже от твоего визга уши закладывает, - отозвался второй.
- Не у тебя одного, - донесся из уголка наемников комментарий Льюиса.
- Я смотрю, веселье в самом разгаре? - решила прервать весь этот балаган Дженс.
- Добрый день, то есть утро, мисс Дженс, - с задором в голосе отозвался Руперт.
Его приятель, взглянув на начальство щенячьим взглядом, весело закивал головой.
“Детский сад, - Хейла сплюнула в сердцах. - Хорошо хоть эти ребятишки с корабля вылазить не будут. Уж я к этому приложу все усилия».
-Учтите на будущее, что я миссис, а еще лучше, если вы будете меня называть агент Дженс, - ответила Хейла на такое выражение верноподданнических чувств, и холодно улыбнулась. - К демонстрации все готово?
- Абсолютно, - разрубив воздух ладонью, рявкнул Генри. Хейла удивленно приподняла одну бровь, перевела взгляд на второго.
- Вообще-то ящик бы не мешало все таки поставить вертикально, - стушевавшись, ответил второй, на бейджике которого красовалась фамилия Фишман.
- Вы ведь не будете против, если я вам помогу, - Хейла прошла к Фишману и, взяв пульт управления кран-балкой без особых трудностей поставила ящик стоймя.
Руперт и Генри растерялись, но лишь на пару секунд. Пока Хейла ставила ящик, один извлек из ящика небольшую ёмкость. А второй, как только ящик оказался на полу, бросился к электронному замку и открыл крышку. Когда Дженс обошла ящик, “болванчик” предстал перед ней во всей красе. Скупо блеснул в свете корабельных ламп сероватый металл корпуса. Хейлу смутило почти полное отсутствие шарнирных соединений. Вместо них почти весь корпус и районы суставов и сочленений были покрыты каким-то покрытием из очень тонких, но соединенных друг с другом волокон, отдаленно напоминающем мышцы. Внешне “болванчик” определенно напоминал человека - и по пропорциям и внешне даже: пальцев на конечностях было по пять. Голова, напоминающая человеческий череп только без рта и носа. Из темных провалов глазниц на Хейлу смотрели горящие недобрым синим светом “глаза”. Шею тоже покрывало такое же волокно, что и весь основной корпус.
Хейла приблизилась и постаралась рассмотреть голема поближе. Только теперь она заметила проем в грудине и то, что робот был покрыт инеем.
- Для исключения спонтанной само активации мы их замораживаем. Но в данный момент он неактивен. Так как его мозги у меня в руках, - ответил Руперт на невысказанный вопрос агента и слегка приподнял емкость которую держал в руках, давая понять что это они и есть - в смысле, мозги.
Хейла согласно кивнула и все же решила задать мучившие её два вопроса:
- Что это за покрытие, похожее не мышцы? И зачем этот проем в груди - туда можно голову просунуть?
- Покрытие - это нейроматериал, полимер из свехпрочных волокон, который под действием электричества способен выполнять различные функции.Из него созданы жесткие элементы констркуции, и миоволокно которое и приводит голема в движение. В проекте “Легион” мы сначала упорно старались добиться применения этого материала на ограниченных участках, - ответил Генри. Видимо, за материал отвечал он. - Но постоянно терпели неудачу. А потом профессор Доунволл решил сделать корпус целиком из этого материала. И вот, что у нас получилось. Миоволокно неуязвимо для большинства видов оружия, также невосприимчиво к биотике и техническим способностям. Разве что заморозка слегка снижает подвижность, - ответил Генри. - И, к тому же, дает голему сверхчеловеческую скорость и силу.
- И что он может, к примеру? - спросила Дженс.
- Ну, на испытаниях он завязывал в узел стальной прут толщиной в четыре сантиметра и прошибал бетонную стену, - ответил за товарища Фишман.
- Своим телом, - добавил Генри. Только теперь Хейла прочитала фамилию на его бейджике: Ланс. - И без каких-либо серьезных последствий.
Ферелл присвистнул, даже Ортега что-то уважительное пробормотал.
- Профессор также упомянул про невозможность взлома. И что-то я не пойму про невоприимчивость к биотики - это как? - продолжила свои расспросы Хейла.
- Ну, про взлом - это все от вещества, которое используется в качестве м-м-м, скажем так мозговой жидкости, - Фишман подошёл к “болванчику” и присоединил к отверстию в районе виска тонкий прозрачный шланг, а другой - к ёмкости. Хейла увидела, как в черепушку потекла какая-то белёсая прозрачная жидкость. - Это и не органика, и не синтетическое вещество - этакий ДНК-компьютер нового поколения. На него не действует ни взлом ИИ, ни такая экзотика как “господство”.
- А биотика, например удар, бросок или деформация, поглощаются волокном. Грубо говоря, миоволокно начинает вибрировать, и поглощает кинетическую энергию способностей, вот и всё.
- А что насчет дыры?
- Для экономии материала, в основном, - ответил Фишман. Похоже, жидкость уже перетекла, и он отсоединял шланг. - Но туда можно вставить какое-нибудь устройство, скажем, генератор маскировки.
- Или генератор кинетического барьера, - добавил Генри.
- Ну, да. Ну, да, - согласился Руперт.
- Хм, неплохо, - пробормотала Хейла. - Это будет не лишним, - Дженс сразу нашла применение для такого удачного конструкторского решения.
- А какие-то недостаки у них есть? - спросила Хейла и заметила как ученые сразу погрустнели.
- Ну, их несколько. Первое, следует отдавать только голосовые команды, - начал Фишман.
- Как для собаки или варрена. Причем, количество команд весьма ограниченно, - добавил Ланс.
- Второе, они не могут прицелится из оружия, то есть, если дать ему винтовку, стрелять он будет, но навряд ли сможет попасть, - продолжил Руперт.
- Они только для ближнего боя, - внес свое замечание Генри.
- Ну, и третье, они весьма дорогие, и время активации весьма длительное, - закончил Фишман, и сокрушенно вздохнул, и даже взмахнул руками.
- Один килограмм нейроматериала стоит около ста тысяч кредитов. А превращение его в нити удесятеряет эту цену. И это только волокна. А про производство всего остального я промолчу.
- Ну, если бы все было так просто, было бы невесело. Хорошо, и еще последний вопрос, после чего я не буду вас отвлекать.
- Мы вас слушаем? - хором отозвались умники.
- На них можно надеть броню?
- Да, - ответил Фишман.
- С этим проблем не будет, - Ланс, в свою очередь улыбнулся. Неужели он догадался что задумала Хейла?
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Maur
15 20%
Offline
110
2015-12-21 в 11:41 # 23
День 6.

Отдых. Отдых… Отдых-отдых-отдых. Простое слово, но такое недосягаемое действия для некоторых людей. Для толпы - это один из пунктов в их повседневной рутине, такой далекий, порой слишком короткий, но такой желанный. И этот распорядок не слишком-то разнится от гуманоида к гуманоиду: пробуждение, напяливание маски, дорога к работе, работа, дорога домой, отдых и все по новой изо дня в день. Счастливцы… Ведь есть те, чей распорядок включает всего лишь один пунктик - работу. Работа днем, работа ночью, работа в обед, работа в отпуске, работа во время работы. (Бред) Работа-работа-работа…
- Мррр? - донеслось вопросительное урчание из-за плеча - удивительно, как это ушастое чудо чувствовало настроение своего нового “родителя”.
- Ты прав, Алкашик, - Эл погладил зверька - Jeg også flagrende...*
Наконец-то рабочий день был окончен и можно было спокойно отправиться домой. Надо бы сказать, что Эл не особо любил кары, предпочитая им прогулку на своих двоих. Благо виды, которыми щеголял бывший президиум, не давали заскучать уставшему разуму. А вид на туманность, открывавший из гротескного «окна», еще при первом визите на Цитадель покорил душу Элайи. Именно поэтому он, обычно безразличный к новомодным понтам, буквально выгрызал огромный пентхаус с видом на туманность у какого-то богача. Два этажа и огромное окно, приводили в восторг и вызывали удивление: как это он – обычный офицер, хоть и служащий в Страже, сумел отхватить себе столь лакомый для многих «кусок». Саар предвкушал, как он будет наблюдать «закат», вызванный вращением станции, с кружечкой приготовленного своими руками латте, зерна, которого были привезены с одной из колоний, славящейся своими кофейными плантациями… Его негу прервало, болезненное покалывание острых коготков на тыльной стороне ладони. Эл сфокусировал взгляд и увидел, как Алкашик пытается поймать мерцающую точку, то появляющуюся, то исчезающую в знаке Стражи.
- Вот черт… - расстроено произнес лейтенант – похоже отдыха сегодня не предвидится. – Слушаю.
- Лейтенант Саар, - приятный голос Камины вернул Эла в прежнее расположение духа, - Мы отследили корабль «Бахак», координаты переданы на борткомп, закрепленного за вами корабля ГС. Желаем вам удачи во время выполнения задания. Все ради блага Галактики!
Казалось Камина окончила связь, но через пару мгновений в голове Саара вновь раздался ее голос:
- Постарайся в этот раз вернуться в сознании… Береги себя. Камина, конец связи.
Ну вот – накрылся его отдых. Раздраженно прорычав что-то в полголоса, лейтенант направился в ангар Галактической Стражи.

Экраны оживали один за другим, слышался шум работающей аппаратуры – корабль оживал. Вокруг был тихо, но было ясно, что кто-то из команды Эла уже был на корабле.
- Приветствую вас, Инши, - раздался в голове мужчины, будто бы сразу отовсюду приятный, но безликий мужской тенор, - Я рад вашему возвращению. Спешу сообщить, что следователь Свенсонн и госпожа Вас Раннох, уже прибыли на борт корабля.
- Привет, Умник, - Саар улыбнулся и погладил стенную панель внутренней обшивки, - Как у тебя дела, дружище?
- Все показатели в норме. Ходовые двигатели…
- Ты не понял. Я спросил – как у тебя дела?
- Ах, это, - нотки облегчения появились в "голосе" ИИ, - Ты столь редко приходишь сюда С’аар, что я скоро сойду с ума от скуки – все эти хранители и прочая бездушная шебушень, даже и слова связать не могут.
- Мда, тяжело тебе… - подумал Эл и вслух сказал, - Запускай двигатели и общую диагностику. После отстыковки выходи из туманности и держи курс по полоченным координатам. А наш разговор продолжим по дороге… Дай-ка связь с нашими голубками.
После дежурного «Есть!», лейтенант включил омни-линк*:
- У вас 20 минут, ребята. После взлета в оружейный отсек. С’аар, конец связи.
Просмотрев глазами, несколько строчек, оповещающих об успешной проверке основных частей корабля, Эл направился в оружейный отсек, дабы подготовиться к миссии.

Спустя 3 часа.

“...нант! Они ..еплохо укрепились. Мы ...сем пот..ри. Нам ...жна помо.. ...наче мы ..олго не пр..жимся.”. Сообщение, “украшенное” окровавленным лицом сотрудника ГС, обрывалось жутким взрывом “синги”*, зацепившим бедного вояку. Все трое молчали, даже Алкашик притих - похоже это дело не будет простым рейдом. Первым подал голос, конечно же, С’аар:
- Арт, бери стелс-комплект* и активируй “заглушки”*. Я отвлекаю на себя внимание, а ты под руководством Мими вырубаешь питание станции. - Арт кивнул, - Мими, - девушка подняла свои прекрасные глаза на командира, - После всего этого, ты вместе с Умником должна аккуратно пристыковаться к ней и продержаться как можно дольше - у нас приказ захватить главаря и всех сдавшихся.
- Я поняла, Элли. - Ханну мило улыбнулась и зафиксировала тактический экран на голове. - Постараемся, Умничек.
- Так точно, госпожа Вас Раннох, - нотки предвкушения теперь преобладали в голосе ИИ, - Инши, мистер Свеннсон, пройдите в стыковочный отсек для дальнейшего перемещения к станции.
Спустя 10 минут, две фигуры едва видневшиеся на дисплее корабля, оказались на обшивке станции. “Все показатели в норме”, - как то дежурно прозвучало в омни-линке Мими. “Начинаем проникновение. Сохранять радиомолчание в эфире до отмены приказа…”

Внутри станции.

- Алекзандер, мать твою! - надрывно крикнула турианка в форме офицера особотяжа Стражей, - Джей! Помоги оттащить его!
Молодой парень, отстреливавший высовывавшихся батарианцев, знаком попросил немного подождать. Глубоко вздохнув, он нажал на спусковой крючок. Звук вырывающегося снаряда перекрыл какофонию винтовочных очередей. Вслед за этим последовали жуткий вой и проклятья произносимые на батарианском.
- Промазал, - спокойно, но разочаровано пробормотал парень, - Я ранил его, но и только…
Закончить парень не успел, так как наткнулся на испепеляющий взгляд командира. Быстро, но аккуратно, стараясь не попасть под выстрелы он перебежал к женщине и помог оттащить раненого товарища к медику. Ею была женщина средних лет с угольно-черными волосами и заметным шрамом на щеке. Пот, выступивший на лбу давал понять, что она еле успевает осматривать каждого раненого.
- Китти, ты как? - спросила командир, поднося вместе с Джеем раненого, - Прости, что нагружаем. Эти ублюдки ранили Алекзандера…
- Да-да, - пробормотала докторша, - положи его туда - я займусь им, как только закончу с этим. - увидев, что те стоят сконфуженно молча, Китти добавила, - Не волнуйтесь - я справлюсь. Благо мы заняли позицию у лазарета…
В этот самый момент на омни турианки поступил вызов от одного из подчиненных, защищающих подходы к мед. отсеку. Выслушав доклад, турианка устало вздохнула:
- Ну наконец-то, - она повернула голову к присутсвовавшим, - Он соизволил явиться.

- Отменить радиомолчание, - отдал короткий приказ лейтенант, - Арт, Мими действуем по плану.
Арт кивнул и включив стелс-режим отправился к рубке управления, а в линке раздалось, слегка раздражающее “Так точно, Элли”. Достав пистолет, Эл направился к позиции четырехглазых. Спустя пару поворотов, лейтенант отчетливо услышал звуки выстрелов, а спустя минуту и мощный выстрел из СВнМП*. Видимо стрелок промазал, так как вместо предсмертных всхрипов раздался батарианский мат. Еще через пару минут, ориентируясь на звуки мата, С’аар вышел к батарианцам - по примерным оценкам их было около двух десятков.
- Арт, ты на месте?
- Так точно.
- Подключи к местной системе оповещения.
- Слушаюсь, - ответил Свенсонн и через мгновение на омни замигал огонек, обозначающий соединение.
- Балак! - начал лейтенант, - Это С’аар. Думаю, что ты уже догадался зачем я здесь - сдавайтесь. Иначе я не ручаюсь за вашу сохранность.
Выстрелы закончились и пару минут стояла напряженная тишина. Видимо осознав, что за ними прислали не абы кого, а именно Стража - батарианцы решали, что же делать дальше. Вскоре из отсека, где прятались ксено раздался хриплый голос:
- Давно не виделись, Белый. - голос, несомненно принадлежащий Балаку, закашлялся, - Я почему-то знал, что это будешь ты - одна из любимых цепных псин Шепарда.
- Ауч, - саркастично ответил Эл, - Ты задел меня за живое, Скиталец*...
Снаряд штурмовой винтовки прошелся в паре сантиметров от уха лейтенанта. Чертыхнувшись, Эл перевел кулон в боевой режим и проверив, по привычке, пистолет, дал пару ответных.
- О, неужели я обидел тебя?
- Заткни свою вонючую пасть, человечишка!!! - буквально прорычал батарианец, - *отдает приказа на батарианском*
- Ну началось, - пробормотал Эл, - Арт, ты готов?
- Так точно.
- Отлично. На счет три вырубай и пулей ко мне. - мужчина включил сканер на визоре, - Раз. Два. Три…
В следующие минуты, в полумраке, созданном аварийным освещением, с трудом можно было разглядеть проносящиеся темные тени. Кое-где сверкали синие и красные вспышки, слышались вскрики ксено. Когда все было закончено, освещение включилось вновь и в живых остался только Балак. Он был серьезно ранен в шею, но глаза его излучали ненависть и бессилие одновременно.
- Так где разработки, четырёхглазик? - стряхнув с пальцев красное свечение, спросил Эл, - Я знаю, что ты не успел их вывезти.
- Кха-кха, мразь человечья, - Балак находился не в лучшем состоянии, - Кхар-кха, черт бы тебя побрал. Ты от меня ничего не узнаешь. Я… лучше… сдохну…
Батарианец закашлялся, его глаза закатились. Эл опустился на колени и проверил его пульс:
- Жив, - Эл применил панацелин и повернулся к Артуру, - скажи Мими пусть подготовит медотсек.
- Данные…
- Да, точно, - мужчина провел несколько манипуляций с омни, - Как я и думал - все данные на омни. Похоже кое-кого жизнь совсем ничему не научила. Эх… Возвращаемся на корабль. Скажи нашим пусть остануться здесь - вскоре прибудут медики и эксперты. А данные нам необходимо доставить Шепарду.
Отдав приказ лейтенант закинул главаря на плечи и направился к стыковочному отсеку. На корабле Мими, которая помимо всего прочего была еще и доктором, сказала, что его жизни ничего не угрожает - до Цитадели он дотянет. Обратный путь прошел без осложнений. Прибыв на цитадель, Эл отдал Балака группе медиков, а голубков отправил отдыхать. После, отчитавшись Наркусу и вернув данные НИЦЦ, Инши отправился к себе, предвкушая долгожданный отдых. Но похоже таки существовал какой-то всеобщий заговор лично против него - как только Эл вошел в квартиру, активировался месcенджер и воспроизвел последнюю запись:
- С’аар, чорт бы тебя побрал! У нас ЧП! Руки в ноги - и в отдел! - надрывалась Рыжик. - Быстро!!!

* Я слишком уж загоняюсь...
* Тип портативная омни-гарнитура
* “Синга” - граната, создающая псевдо-сингулярность.
* Переработанная и усовершенствованная амуниция Фантомов.
* “Заглушки”- омни-прога, обрывающая все линии связи в определенном радиусе.
* СВнМП - снайперская винтовка на масс-полях
* Скитальцами батарианцы называют бездомных. Данное обращению к Балаку, было особенно оскорбительным для него.
TRICK OR THREAT
Krolikmen
21 0%
Offline
137
2015-12-27 в 11:28 # 24
Совместно с Ilostana
День 6. Звонок (2 часть)

Макс со вздохом откинулся в кресле. Хоть его синтетическое тело и не ощущало усталости, но давление на психику было колоссальным. Компания, мать её, технолоджи, упорно старалась пойти ко дну. Послевоенная разруха. Непомерные налоги. Бешеная инфляция. Нехватка, а зачастую и полное отсутствие кадров необходимого уровня подготовки. Еще и давление со стороны конкурирующих компаний экономика которых построена на ограниченных технологиях нул-элемента, видящая угрозу в Альтернативных технологиях, внедрением которых занимается компания ТТ. И члены совет директоров в придачу - спят и видят, как они будут рвать на части корпорацию.
- Хрена вам лысого...
- Хрена вам лысого, - повторил за ним женский голос ИИ. - Отправить сообщение?
- Нет!!! - испуганно вскрикнул парень. - Сомневаюсь, что генеральный директор меня поймет.
Макс уже ответил на больше сотни писем: гневных, жалостливых и вымогательских.
- Хм, - задумчиво протянул молодой человек и, сделав большой глоток кофе из кружки, откинулся на кресле, еще раз перечитал открытое электронное письмо.
В письме просили увеличить фонд стипендий. Довольно простая и действенная практика, студентам набравшим наибольшее количество баллов оплачивали дорогостоящее обучение и обязывали погасить долг перед компанией и отработать в ней определенный срок. На данный момент это позволяло худо бедно обеспечивать научные центры новыми кадрами.
- Ну, и где я их возьму? - с сожалением протянул Макс.- Отклонено.
- Отклонено, - бездушным голосом повторил ИИ. - Отправить?
- Да, - сказал юноша и продолжил отвечать на письма.
Изменение сметной стоимости, срыв сроков, статистика несчастных случаев, корпоративные пенсии, требования профсоюзных организаций, нерентабельность научных разработок, нападения на корабли компании...
- Что?! - взревел Макс, его руки уже набирали телефон начальника охраны. - Да вы совсем охуели, еще ебаных пиратов тут не хватало!
- Господин Темплтон?
- Пираты? - со стороны могло показаться, Темплтон младший спокоен, но только со стороны.
- Да, сэр, обычно это кучка отбросов для борьбы с которыми достаточно охотников за головами, но не в этом конкретном случае, - Ра́са немного подумал подбирая слова. - Были уничтожены две группы наемников, даже патрули Альянса не смогли их ликвидировать.
- На них что-нибудь есть? - поторопил его Максим.
- Главарь шайки некая азари Кальпурния, несколько кадров их корабля, данные с черных ящиков, свидетельства очевидцев.
- Отправь мне все, что есть, и на азари тоже, - парень мельком глянул на заинтересовавшее его слово в письме "Омега".
Лу незаметно вошла в кабинет и прислушалась к раздраженному голосу Макса. С момента ее выступления на совещании совет директоров не упускал возможности насесть на них еще сильнее. И это угнетало.
“Что за пираты?” - мысленно спросила Лу, и Макс тут же оглянулся.
- А?
"Похоже совсем заработался", - подумал про себя он и уже вслух добавил: - Простые воры, ничего неординарного.
Лу подошла ближе и бегло прочитала последнее открытое сообщение на датападе.
- Мне не нр-равится эт-то, - поджала она губы и ткнула пальцем на имя азари. - Кто о-на? Ник-когда не слышала.
- Я тоже, - брат близнец прикусил губу. - Я тоже её не знаю.
Макс взял сестру за руку и потянул, вынуждая её сесть ему на колени. Она, не удержавшись на ногах, смешно плюхнулась.
- Ты и вправду хочешь поехать на встречу с этим журналюгой? - прошептал он нежно, прижимая к своей груди самого дорогого человека в своей жизни. - Омега страшное место, тебе там не место.
Лу серьезно посмотрела в глаза младшего братика. Совсем взрослого, к слову.
“А есть иной выход?” - приподняла она бровь.
К этому разговору они возвращались снова и снова. Любые доводы, приводимые Максом, нещадно отклонялись. Казавшееся когда-то невероятно прибыльным предприятие, начинало превращаться в очень опасную авантюру.
- Есть, - Макс начал заводится. - Всегда есть другой выход.
“Если для того, чтобы ты стал Четвертым, мне придется убить этого парня, я сделаю это,” - просто ответила Лу. - Я х-хочу для теб-я всю Гал-лактику.
- Но не такой ценой, - горячо прошептал он, уткнувшись лбом сестре в плечо.
- Т-тебе стало его жал-ль? - криво усмехнулась Лу. - Не нуж-но.
- Ты больше не будешь прежней если лишишь кого-то жизни, прошу не надо, - брат взял сестру за руки.
“Ты не изменился,” - она нахмурилась. “Почему я должна стать другой?”
- Я пройду страной мрака за нас обоих.
Лу усмехнулась. На сей раз очень даже искренне.
- Ск-колько пате-тики, - она провела рукой по его волосам и, вновь став серьезной, ответила ему в тон: - Ч-что мне лег-гионы мертвых, если ты нес-частлив?
- Сдаюсь, - невесело усмехнулся близнец. - Но при одном условии.
Она приподняла брови, внимательно слушая.
Макс спихнул сестру с коленей и медленно встал на одно колено, приложив кулак правой руки к сердце и склонив голову.
- На небе иль на земле, в пучине морской, - на распев начал Макс. - В странствиях иль на родной земле, клянусь хранить от горестей и невзгод свою госпожу. Лорд Максимилиан Темплтон младший из семьи Темплтонов - отрекаюсь от своего имени. Отдаю всю кровь и плоть свою во служение юной госпоже, леди Темплтон.
Лу наклонила голову на бок, удивленно слушая слова старой клятвы и качала головой.
“Ты хочешь полететь со мной?”
Парень хранил молчание, застыв словно статуя и, казалось, даже не дышал.
- Я пр-ринимаю твою клятву, Без-зымянный, твою кровь и твою плоть, и пусть меч там-мплиера нас-стигнет тебя, если не ис-сполнишь, что должно, - заикаясь ответила Лу, прекрасно понимая, что обратного пути нет. И эта, такая древняя, как и их род, клятва станет печатью, которую сломать вряд ли уже получится.
“Я не могу клясться тебе, Макс, но ты и так знаешь, что моя жизнь всегда принадлежала тебе,” - добавила она про себя.
Юноша без имени поднялся, что-то в нем переменилось, а в глазах горел огонь фанатика.
Andreyka
33 0%
Offline
351
2015-12-27 в 11:45 # 25
Совместно с Ilostana

День 7. Место встречи изменить - можно?...

Прошло четыре дня. На улице было… Утро? День? Ночь? Непонятно…
Теперь, вместо уютной квартире в Элизиуме, приходилось существовать, ибо по-другому это не назвать, на Омеге в грязном и вонючем захолустье с убогой вывеской, которая переводилась с ханарского, как “Пристанище Родных”.

Проживание обошлось недешево, Фил заплатил пятьсот кредитов за несколько дней вперёд. Ханар, которого звали Мелландрис, с огромной радостью протянул свои щупальца, забирая деньги, а также вежливо предупредил молодого человека, что в случае преждевременного отъезда обратно он денег не получит. Филу лишь оставалось удивляться такому поведению “вечно вежливых” медуз, однако этот ханар не задавал лишних вопросов, за что журналист был премного благодарен. И удивление парня вскоре рассеялось - он осознал, что Омега способна и не такое сотворить со своим обитателями.

Гуляя по улицам полного преступности астероида, он периодически задавался вопросом “почему Омега?”. Массы отъявленных негодяев окружали юношу на каждом углу, вонявшими инопланетными феромонами смешанными с дешёвыми средствами парфюмерии, которые в первый день приезда вызывали у Фила приступ рвоты, но, несмотря на колоссальную кучу неудобств, тут находились весомые плюсы.
Во-первых, всем было глубоко наплевать на расследование Питкэрна, касающееся мёртвой организации. Им было важнее не оказаться убитым от руки пьяного соседа.
Второе, Омега всегда оставалась “столицей беззакония”. И Стража подумает дважды перед тем, как совать свой нос в это проклятое место.

Сейчас же Фил сидел у себя в комнате, благо, что тут был свой терминал связи, который, правда, приходилось оплачивать отдельно, и ждал звонка Лу, которая вскоре должна была прибыть на Омегу.

“Мистер Питкэрн, прошу Вас выслать адрес, где мы могли бы с Вами встретиться. Мой корабль прилетает на астероид примерно через час. Боюсь, ориентироваться на расписание невозможно - таможенный контроль на Омеге непредсказуем.
Искренне Ваша, леди Лу Энн Темплтон”

А Лу и не собиралась ему звонить. Не хотелось лишний раз напоминать и Филу, и себе о том провальном разговоре - к лицу до сих пор приливала краска, едва она вспоминала и фамильярное подмигивание Питкэрна, и ласковые подтрунивания брата. Макс понимал, чего ей стоило вообще набрать номер на терминале. Не говоря уже о самой попытке вести связную речь.
Она выдохнула и откинулась на жесткую спинку кресла - брат вылетел следующим рейсом, и теперь ей было очень одиноко. В салоне бизнес-класса, не смотря на переплаченные почти в два раза билеты, было душно и неприятно. Наверное, просто потому, что лететь на Омегу человеку, привычному к роскоши, не захочется. Лу поморщилась от такого вывода и снова перевела взгляд на терминал. Подмигивая издевательским зеленым светом, тот навязывал ей принять вызов от абонента под именем “Филипп Питкэрн”. Неугомонный парень. Не любит сообщения, что ли?

- Я в-вас с-слушаю, - как можно тише ответила Лу.
- Доброго времени суток, Лу, - заигрывая, проговорил Фил. - Предлагаю уже перейти на “ты”. Надеюсь, ты не против?
Девушка нахмурилась.
- Раз-зумеется, не против, Филипп. Я-я отправляла вам… т-тебе сообщение о моем п-прибытии. Вы… т-ты получил?
- Грёбаная медуза, - злобно крикнул журналист, но, быстро вспомнив, с кем разговаривает, сменил тон. - Ой, прости, то есть ханар не предупредил меня о том, что на его терминале работает только голосовая связь! Поэтому пришлось названивать. Я, собственно, что хотел узнать: ты в курсе, в каком порту пристыкуется твой корабль?
Лу задумчиво пожевала губу.
- Вы… то есть т-ты х-хотел бы меня вс-стретить? - она нервно поправила рукав платья.
- Именно. Тут тебе не Цитадель. Да и опасно с твоей внешностью ходить по улицам Омеги, - Фил сделал комплимент, предпринимая пустые попытки расслабить Лу.
Она покраснела. Принимать похвалу она так и не научилась, да и, честно говоря, говорливых доброхотов, склонных к превозношению ее сомнительной красоты, до этого не встречалось.
- Я уже не р-раз бывала на Ом-меге, Филипп, - она прокашлялась, прежде чем говорить это. - Не с-стоит себя утру…
- О как! - подумал Фил, и не заметил, как выкрикнул это вслух. - Прости. Я же забыл, что ты и твой брат - профессионалы в подобных делах, но всё равно я не могу отказаться от встречи. Воспитание не позволяет, - усмехнулся парень. - Сообщишь свои координаты?
Лу неохотно кивнула и только потом вспомнила, что Фил ее не видит.
- Да, кон-нечно. Жди меня в тер-рминале В178, корабль уже скор-ро будет пристыковываться.
- Отлично. Буду через полчаса, - он отключил терминал.

Оторвавшись от экрана, Фил тут же рванул в свою комнату, чтобы переодеться и прихватить некоторые вещи. Первым делом, юноша надел на себя чёрную майку и такого же цвета мешковатые штаны, сверху он накинул плащ с капюшоном. Далее, настала очередь необходимых вещей - документы, кредиты, носитель с доказательством, которые он постоянно носил с собой. На Омеге ничто не могло быть в безопасности и даже жизнь, но и на этот случай Фил нашёл небольшую лазейку. По прибытию на станцию, он повстречал на рынках одного торговца, который любезно предоставил юнцу муляж пистолета стандартной модели войск Альянса. Конечно, о полной безопасности мечтать было нельзя, но желающих докучать Филу резко уменьшилось.
Уже через несколько минут Питкэрн вышел на улицу, двинувшись к монорельсу, чтобы уже потом попасть в доки.
***
- Дамы и господа, наш корабль приземлился в космопорте Омега-1. Просим соблюдать правила безопасности и не забывать свои вещи в ячейках. Благодарим, что выбрали межгалактические перелеты вместе с Cosmo Fly.
Лу подтянула повыше на плечо сумку и поправила собранные в хвост волосы. Перелеты она любила, но только не в одиночестве, а особенно не в этом случае - лететь непонятно к кому да еще и непонятно до конца зачем...
Длинная кишка транспортировщика освещалась скудно, а стоящие на выходе мехи-помощники СБ выглядели недружелюбно - собственно, как и все на Омеге.
- Ваши документы, мэм, - сухой металлический голос, холодные пальцы робота, цепкие взгляды СБэшников, и вот лента очереди путешественников может рассосаться по периметру всего терминала, расталкивая друг друга на пути к конвейеру с багажом. Но Лу направилась сразу к выходу, разыскивая Фила.

Пробиваясь через огромное столпотворение, Фил уже несколько раз успел столкнутся с местными обитателями, замечая их злобные выражения лиц. Юноша даже чувствовал себя слегка напряжённо, особенно, зная, что в случае какой-либо неприятности фальшивый пистолет вызовет разве что насмешки противника. К счастью, конфликты обходили его стороной.
- Фил-ипп? - прозвучал знакомый голос в толпе, но журналист был настолько погружен в мысли, что ничего не услышал, продолжая свой путь, - Филипп! - крик громко пронёсся сквозь толпу проходящих, что наконец-то вернул его в реальный мир.
Обернувшись назад, он увидел прекрасную темноволосую девушку и тут же узнал в ней Лу. Конечно, они уже видели друг друга при помощи экстранета, но ему было приятно заметить, что в реальности Лу выглядит гораздо лучше, чем на голографической картинке.
- Рад личной встрече, Лу, - несколько ласковым тоном произнёс Фил, чувствуя некоторые радость и облегчение. - Надо бы тебе помочь с багажом, - добавил парень, выхватывая из её рук небольшой чемодан.
- Я… тоже р-рада, - сухо ответила Лу, стараясь не показывать, что слегка огорошена его общительностью и непосредственностью. - Пол-лагаю, я вас… тебя не от-влекла?
И она нервно поправила ворот платья - толпе она чувствовала себя неловко, а с незнакомцами так и еще хуже, вот и сейчас просто лихорадочно подыскивала тему для разговора. Хотя искренняя улыбка Фила и обезоруживала, она никак не могла расслабиться.
- Ты нед-давно на Ом-меге? - снова заикаясь, уточнила она, так и не придумав ничего пооригинальнее.
- Несколько дней. Я даже успел познакомится с несколькими “приятными” персонажами: ханар-арендатор, волус-попрошайка, батарианец-торговец песка и прочие ребятки. Кстати, как тебе моя недавняя покупка? - Фил достал “пистолет” с задней стороны пояса.
Лу серьезно протянула руку, по привычке притянув голубыми “щупальцами” силы желаемое и чуть удивленно приподняла брови.
- Боюсь, Фил, те-бя обман-нули! - от удивления она даже сбросила с лица обычную маску строгости и на короткий миг стала как будто еще моложе. - Он не-ненастоящий!
“Так как, она ещё и биотик,” - осознал Питкэрн, когда неизвестная сила отняла пистолет из рук.
- Именно, - рассмеялся юноша, забирая пистолет из её рук. - Мне и фальшивки пока что хватает, а будь у меня настоящий ствол, то я бы искренне надеялся, что мне не придётся нажать курок, - заметив небольшое напряжение у Лу, Фил сменил тему, - Ну, что-то я отвлёкся. Не хочешь заглянуть в одно местечко? Там прекрасно готовят земную кухню! Лазанья, какой-нибудь десерт и кофеёк. Мм-м.
Лу кивнула, покрасневшая от того, что выдала свое удивление и смущенная новым знакомством. Она снова строго поджала губы и последовала за Филом.
Роса
118 0%
Offline
2188
2016-01-26 в 18:01 # 26
День 6.

В это время на нижних уровнях главного здания ГС практически всегда было пусто. Основное рабочее время закончилось часа два назад, а дежурная смена без особой надобности сюда не заглядывала. Мерно горели лампы освещения, наполняя серый коридор холодным белым светом. И единственное, что нарушало отрешённую пустоту и тишину этажа - шарканье шагов хаска и дребезжащее подобие мурлыканья, которое он издавал себе под нос. В руках у хаска был небольшой ящик, в котором лежал аппарат, недавно предъявленный Съёнберг в качестве вещьдока - “дырокол”.
Изувеченное горло не позволяло издавать ему действительно музыкальные звуки, но даже вот такое дребезжащие негромкое “мур-мурканье” ему нравилось. Нравилось ли? Для него этот вопрос уже был из разряда сложных. Возможно, наиболее точно здесь можно было бы сказать, что он испытывал неясную потребность постоянно что-то напевать. Откуда явилась сама потребность, хаск никогда не задумывался и даже не подозревал, что об этом можно задуматься. Всё, что он знал - что когда-то раньше был человеком, знал, как стал тем, кем был сейчас, знал про войну и про новую жизнь после неё, где он носил форму рабочего “Галактической Стражи” и где его все звали Джимом. Но о жизни старой он не думал, не помнил её, да и не должен был помнить. Шепард для себя определил это как милосердие, но насколько оно действительно являлось таковым на самом деле?..
До спецхрана оставалось идти совсем немного, когда на ковыляющего по коридору хаска напали. Мощный электроразряд закоротил контакты и сжёг остатки нервной системы. Ящик с “дыроколом” выпал из рук и шмякнулся на пол. В следующее мгновенье рядом с ним неуклюже завалился хаск.
Вернувшуюся на пару секунд обратно абсолютную тишину нарушило тихое шуршание. Из-за угла показалась невысокая щуплая фигура мужчины в одежде техперсонала Стражи. Быстро оглядевшись по сторонам, он подхватил ящик, выскочил на служебную лестницу и помчался на подвальные уровни здания, где был выход на технические этажи. Ещё через минуту по зданию завыл сигнал тревоги.

***


Час спустя…

- Какого чёрта! - пожалуй, это были единственные слова, сказанные достаточно громко, чтобы их можно было назвать криком. Дальше голос говорившего стал тише, что лишь добавило ему “концентрации”. Чёткий, чеканно-жёсткий, с нажимом, настолько богатый на палитру, что пронимал до глубины нутра. Безупречного вида голограмма офицера замерла перед руководством Галактической Стражи в позе “вольно”, сжав за спиной руки “в замок”. По воспоминаниям и по характеру эмоций нового источника сейчас он должен был вести себя именно так. Вроде бы… И Шепард вёл себя так, что ему более чем удавалось.
В кабинете главы ГС, вице-коммандера Стенфорда, по тревоге были собраны начальники всех Управлений Стражи, а также старшие офицеры, руководившие силовыми отделами. Не часто им приходилось видеть шефа в подобной ярости, если только подобное слово могло охарактеризовать его состояние сейчас. И уже совсем редко он отчитывал их так, как учитель отчитывает нерадивых учеников. На взрослый манер...
- Диверсия внутри периметра Центрального комплекса Галактической Стражи… Кто-нибудь, вашу мать, объяснит мне, как такое вообще оказалось возможным? Что, в башке засела вера в собственные силы безопасности Цитадели? Что, если облажаетесь, налётчики и твари придут и спасут ваши нежные тушки? Я вам не нянька, чтобы подтирать задницы. И прикрывать в случае разпиздяйства не буду. Не умеете - учитесь. Не можете - признайтесь в недееспособности. Тогда я научу. Но принимать решения за вас я не собираюсь.
Умение коммандера доводить до сознания все аспекты содеянного приближалось к совершенству. Разнос продолжался около часа. В конце концов, решив, что сказано достаточно, Шепард разрешил руководству Стражи разойтись.
- К завтрашнему дню рапорты от начальников Управлений и всех, кто находился в том секторе в момент нападения, должны быть пересланы мне. Можете быть свободны. Лейтенант-коммандерам Тэнаксу и Наркусу остаться.
Когда в кабинете помимо его голограммы остались лишь начальники Отдела по контролю за оборотом артефактов и технологий прошлых циклов и Отдела по особо тяжким делам, Шепард продолжил говорить.
- Значит так, к расследованию подключить лучших следователей. Все остальные дела по боку. Разыскать аппарат и воров! Найти и вернуть! Доставить мне тех, кто это сделал. На всё даю вам два, самое большее - три месяца. Я ясно выражаюсь?
- Да, сэр!
- Выполнять!
- Да, сэр!

***


Первое, что сделал Уэйфар после того, как разместился в каюте корабля, следовавшего курсом в звёздное пространство Альянса, - направился в бар транспортника, присел за стойку и заказал двойную порцию виски сразу.
- Сука… - процедил он сквозь зубы и одним махом опустошил стакан. - Вот же сука…
Сей эпитет был адресован офицеру Чеглоковой и связан со сказанными ею словами относительно его нового поднадзорного статуса, что могло означать только одно: за время его пребывания в стенах ГС на его теле установили пеленгатор слежения. И сказать, что Генри был не в восторге, означало не сказать ничего. Первые сто грамм виски он не почувствовал. Только после третьей порции по телу начала вяло разливаться приятная расслабляющая теплота. Генри задумался над тем, что ему делать дальше с “подарочком”. Потом ещё раз взглянул на маршрут звездолёта, лишний раз убеждаясь, что конечным пунктом его следования является Мендуар. До него оставалось ещё трое суток пути. Сама собой напросилась мысль про Карла - старого знакомого и приятеля проживавшего там и работавшего на инженерной должности в крупном фермерском хозяйстве. Генри заглядывал к нему почти всякий раз, когда межзвёздные пути приводили его на Мендуар, и доверял ровно настолько, чтобы посвящать в свои дела и просить присматривать за небольшим схроном ценных безделушек и не совсем безделушек в своё отсутствие. Разумеется, Карл не обладал квалификацией технарей Стражи. Но вот аппаратуре, находившейся в их распоряжении, благодаря Уэйфару, мог позавидовать кто угодно…
“Надеюсь, его ещё не пришили и не посадили за моё барахло...” - подумал Странник, заказывая сразу бутылку бренди. Расплатившись, он вернулся в каюту.


День 9

Мендуар… Гостеприимная планета-сад, голубоватым топазом поблёскивавшая на орбите у огромной звезды. Далёкий мир, лежащий у границы Траверса, подаривший галактике шанс на спасение. И много раз уродованный бедой. Первой большой был налёт батарианских работорговцев. Второй - война со Жнецами, опустошившая колонию. Но потом, во многом стараниями Шепарда, не оставившего свою родную планету, всего за несколько лет жизнь на Мендуаре вернулась к привычному своему течению, и колония расцвела.
Здесь было спокойно, как бывает только в родном доме, многое видавшем, хранившем и счастливые, и тяжёлые воспоминания. И Странник держал путь домой…
Голубой, в едва заметную серебринку небосвод понемногу темнел у восточного горизонта от серых туч, а воздух был раскалён и тревожен. Дождя не было уже давно. Генри понял это, едва покинув космопорт и направляясь к монорельсовой дороге, ведущей к ближайшему городу. Травы были сухи, как порох, а на листьях деревьев лежал слой светло-серой пыли. Но с холмов понемногу начинало тянуть влажной сладковатой свежестью, обещавшей скорую грозу.
Вдохнув её, Генри ощутил внутри смутную беспокойную радость. “Я дома…” - пронеслось где-то в глубине его сознания, и слова, коснувшись чего-то сокрытого внутри него, словно повторились, подобно эху в горах. Сам того не замечая, он жадно впитывал всё, что видел, слышал, чувствовал вокруг себя: виды, звуки, запахи, само настроение пространства вокруг него. Это рождало в нём своё настроение и эмоции, впитываемые словно изголодавшимся непонятно почему и зачем нутром. Как путник, вышедший из пустыни к оазису, захлёбываясь, пьёт сладкую воду из его источника, так Странник “пил” рождавшиеся в нём самом чувства, не обращая на то внимания и не придавая значения происходящему.
Воздух вздрогнул от громового раската. До дождя оставалось совсем немного, и мужчина поторопился в сторону станции монорельса. Спустя ещё пять часов он прибыл в Эри - большой посёлок, основная часть населения которого была занята фермерством и переработкой того, что выращивалось здесь. Основывая города на планетах у далёких звёзд, люди везли с собой с Земли названия любимых мест. И Эри был назван так в честь одного из Великих озёр североамериканского континента. Здесь тоже было озеро неподалёку - за поросшими лесом холмами. Из озера вытекала широкая полноводная река, на берегу которой и располагался посёлок.
Генри помнил место, где родился - на противоположном берегу озера. После нападения работорговцев городок оживал медленно, а война со Жнецами смела его до основания. Жители туда не вернулись, и место затянуло травой и кустарником, какой всегда растёт на берегах озёр.
У Уэйфара был свой небольшой дом недалеко от центральной части посёлка, почти у реки. Один этаж и подвал - вечно неухоженные и пыльные. Наводить порядок у хозяина не хватало времени, а и не особо было нужно: даже здесь Генри не задерживался надолго. Неделя отдыха, решение рабочих вопросов - и он снова покидал Мендуар, не имея ни сил, ни желания подолгу засиживаться на одном месте.
Набрав на дверном замке код и разбудив местную интерактивную систему управления домом, Генри убедился, что с момента его крайнего пребывания здесь никто, кроме Карла в дом не заходил. Это радовало, и Уэйфар позволил себе, наконец, немного расслабиться. Значит, скорее всего, с другом тоже всё было в порядке: иных “грехов”, помимо покрывания странствующего торговца артефактами и мелких правонарушений по части информационной безопасности, за Карлом он не знал.
Конечно, зная, что за тобой ведётся наблюдение, может, сюда и не стоило прилетать, но, с другой стороны, ГС наверняка было известно про этот его дом. Известно, но пока никто из Стражей, да и просто из местной полиции к нему почему-то ни разу не наведывались. А, в прочем… не наведывались - и прекрасно.
Генри открыл буфет, вытащил из него бутылку настоящего бурбона, раздобытую по случаю, и налил себе немного в стакан.
- Ну, с возвращением… - сказал Странник сам себе и сделал маленький глоток. Теперь оставалось только дать знать Карлу, что он приехал и что у него есть к нему серьёзное дело.
silicium
11 0%
Offline
27
2016-02-14 в 0:45 # 27
День 6

Он долго прислушивался к шарканью шагов хаска. Потом активировал маленький электроимпульсный пистолет, сделал шаг за угол, оказываясь перед хаском, и нажал на спусковой крючок. Заряда хватило ровно на один выстрел, но второго не потребовалось. Хаск выронил из рук ящик и рухнул на пол. Тщедушный человечек в одежде технического персонала подхватил ящик, удивившись его лёгкости, и побежал к служебной лестнице, а по ней - вниз, на технические этажи.
Ради этого одного-единственного случая он проработал здесь почти год. Он знал, что случай представится. Не знал, какой и когда, но точно был уверен, что представится. Его хозяин никогда не ошибался. Даже удалось пройти отбор на работу в “Стражу”, следуя его инструкциям. Значит, не будет ошибки и здесь. Хозяин точно рассчитал, что хаск вынесет прибор из хранилища и вернёт его обратно в тот же день. Теперь оставалось только выбраться отсюда и покинуть Цитадель. Похоже, Шепард совершил ошибку, сведя к минимуму охрану станции собственными силами. Глупая, самонадеянная машина…

Крыской выглянув в проём шлюза и убедившись, что переходы и балконы пусты, человечек рысью побежал мимо огромных низко гудящих труб (если это были трубы) на нижние уровни, чтобы потом выйти в глухих районах Закера. Пара балконов-лестниц, мост над бездной на противоположную сторону, ещё пара балконов-лестниц. Шум вокруг нарастал. За очередным поворотом человечек-”крыска” вжался в стальную стену, заметив невдалеке пару Хранителей, возившихся с панелью управления подачи электроэнергии. Но, казалось, Хранители не заметили появление незваного пришельца и, осознав это, человечек побежал дальше. Ещё несколько минут - и он через вентиляцию вышел в одном из нижних закеровских районов.
Даже после “смены власти” Закер оставался Закером с той лишь разницей, что теперь в нём было не встретить работорговцев и экстремистов. Стало, быть может, чуть почище, чуть поспокойнее, но как и прежде соваться сюда несведущим, не посвящённым в местные правила было рискованно. Львиную долю правопорядка по прежнему обеспечивалось СБЦ, а СБЦ изменений не претерпело, по-прежнему оставаясь в ведении Совета Цитадели.
Человечек с особенностями и картой Закера был знаком, быстрым шагом миновал несколько улиц, стараясь не привлекать к себе внимания. И осторожность его имела бы эффект, если бы не вмешались силы, более серьёзные и опасные, нежели закеровские обитатели…

За пару переулков до лифтов, идущих к грузовым докам, человечка обступили люди в плотной серой облегающий одежде, больше походившей на лёгкую броню, чем на простой термо-комбинезон. Людей было трое: один постарше, русоволосый, с резкими чертами лица и маленькой бородкой, и двое более молодых - на вид человечек не дал бы им больше двадцати пять лет. Оружия ни при одном из них заметно не было. Но… почему-то верилось, что даже в Хакере мало кто рискнёт подойти к ним с недобрым намерением.
Люди обступили человечка, отрезая тому пути к бегству.
- В чём дело? - пробормотал человечек, бледнея и крепче сжимая в руках ящик и словно пытаясь стать меньше размером. - Что нужно?
- Прибор, - коротко ответил старший, не спуская глаз с человечка.
- Какой прибор? - сделал тот попытку улыбнуться. - Вы кто?
Вместо ответа старший дал короткий знак своим подчинённым. Те молча подошли вплотную к человечку. Один выхватил у него ящик. Второй пнул в колено, заставив рухнуть на пол, и вогнал в ямку между шеей и ключицей лезвие ножа - узкое, но массивное, у основания похожее очертаниями на ромб. “Кинжал милосердия” прошёл сквозь века, не изменившись внешне. Только материал и заточка стали другими, сделав его лишь более смертоносным.
Из раны ударила пульсирующая алая струйка, и человечек, ещё больше бледнея, с глухим хрипом завалился на бок.
- Босеан… - прошептал старший и уже громче скомандовал: - Уходим! Связаться с кораблём. На всё четверть часа.

Но уже через пару минут пришёл ответ от экипажа, в доки не соваться. По тревоге были поднята не только Стража, но и офицеры СБЦ. Вылеты кораблей с Цитадели отложили на сутки.
Один из молодых парней, державший в руках ящик, поднял глаза на старшего.
- Сэр лейтенант, как теперь?..
Вопрос был уместен. Промедление в эвакуации даже в пару часов означало провал операции. Взгляд лейтенанта встретился со взглядом его бойцов.
- Неужели тебе страшно, рыцарь? - он слабо улыбнулся и потрепал парня по плечу. - Не бойся. Запасные варианты есть всегда.
Запасной план действительно был. В технических доках, в отдельном отсеке, был приготовлен десантный челнок. Малая дальность перелёта, минимальный запас кислорода, но всё же шанс.
Они пробрались к челноку, запустили таймер небольшого взрывного устройства у технических ворот в открытый космос, заблокировали отсек и сели в челнок. Короткий хлопок, открывшаяся дверь, секунда на то, чтобы воздух покинул отсек. Приборы показали переход в вакуум, челнок стартовал, устремился к широкому поясу астероидов, лежавшему у границы системы, и затерялся в нём.
- Запросите на всех доступных внутренних каналах необходимость эвакуации, - приказал лейтенант.
- Сэр, но это же…
- Выполнять!
Сигнал бедствия прошёл на всех, доступных им зашифрованных каналах “Уробороса”. После этого оставалось лишь ждать. Спустя почти сутки их подобрал корабль, принадлежавший ордену.

***


День 7

Белый спортивный автомобиль несся по аэростраде вдоль Тихого океана в сторону Сан-Хосе, двигаясь с предельно разрешенной скоростью и огибая более медленный транспорт. За рулем сидел светловолосый голубоглазый мужчина в деловом костюме, рубашке, но без галстука, с расстегнутой верхней пуговицей. Солнце медленно заходило за океан, обещая достаточно красивый закат, но мужчине было не до него. Несмотря на запрет правительства Земли от 2209 года на использование ручного управления транспортными средствами на автомагистралях, кроме экстренных ситуаций, машину он вел сам. Этой машиной он предпочитал управлять сам. Ему нравилось ощущение управление мощью двигателя, какие ставят на некоторые истребители. И это ощущение мощи его успокаивало: ждать результатов всегда сложно и волнительно, но так необходимо в его профессии. Собственно, за рулем был Джек Донован владелец и генеральный директор холдинга “Альфа Инкорпорейтед”, сосредоточивший в своих руках заметную часть активов касающихся высоких информационных технологий. Уже впереди виднелась штаб-квартира его корпорации. Он свернул с трассы и переключился на автопилот, дав команду паковаться в отдельном отсеке на крыше здания. Пока машина паковалась, он переключил свое внимание на нейроинтерфейс и посмотрел, не приходило ли ему рапортов. Рапортов не было, и это начинало его беспокоить.
Специальный гараж вел сразу в приемную перед его кабинетом. Когда дверь открылась, он вышел из машины и торопливым шагом пошел в свой кабинет. Проходя мимо Амилии, кивнул ей и улыбнулся, она кивнула в ответ. Амилия д’Эрсан - хрупкая темноволосая девушка, на вид лет двадцати пяти, невысокого роста, с кожей, которая, как казалось, никогда не видела солнца, работавшая уже много лет секретарем у Донована. Её нельзя было назвать общительным человеком, что было странно для секретаря. Говорила она крайне мало, предпочитая отдавать распоряжения в виде коротких сообщений через внутреннюю интерактивную систему здания. Амилия, казалось, почти не разговаривала даже с шефом. В большинстве случаев при разговоре с ним ей хватало взгляда, чтобы понять, что делать.
Донован сел в кресло, и мгновенно экраны на его рабочем столе активировались и стали показывать текущее состояние рынков и отчетов о состоянии компании. Но сейчас его не волновали акции: отчета по-прежнему не было. Оставалось только продолжать ждать.

Через два часа раздался звонок от руководителя операции. Донован вздрогнул от неожиданности.
- Шеф, у нас серьезные проблемы, - начал агент без особых предисловий сильно взволнованным голосом. - Наш человек убит, устройство похищено. Мы ищем, кто это сделал, но ГС и СБЦ создают нам серьёзные затруднения. Есть странная зацепка: нестандартная форма клинка, которым убили человека. Я никогда ничего подобного не встречал. Отправил её экспертам. Скину и вам.
- Это. Очень. Плохо, - максимально пытаясь себя сдерживать, сказал Донован. - Ищите, кто это был. Делаете это всеми доступными средствами. Если вам кто-то нужен в помощь, говорите. Жду фотографии. Конец связи.
- Твою мать! - громко сказал Донован, и стал ждать фотографии, на этот раз не долго. Пришла фотография, выполненная по всем правилам криминалистики. Было видно левую ключицу человека, в которой виднелась рана ромбовидной формы. Рядом для масштаба была приложена специальная линейка.
“Что-то здесь не то подумал,” - подумал Джек и отправил фотографию на анализ в закрытую часть корпоративного ИИ, задав вопрос, каким клинком мог быть нанесен такой удар.
В это время Амилия зашла и поставила на стол ему чашку зеленого чая. Он начал отпивать, и в этот момент ИИ выдал ответ.
“Удар нанесен длинным четырехгранным кинжалом длиной около 300 мм известным также как мизерикорд. Удар нанесен был сзади сверху правой рукой, человеком, рост которого выше на 100 мм, чем у убитого.”
Донован задумался.
- Ами, - окликнул он секретаря, - ты когда-нибудь слышала про мизерикорд. Такой длинный клинок - посмотри.

Она подошла и взглянула на экран. Зрачки девушки странным образом вздрогнули, Амилия внимательнейшем образом изучила изображение.
- Шеф, могу допустить неточность, но, похоже, кому-то нанесли cope de grace [1], - помедлив, она добавила: - Не думала, что кто-то в наше время будет делать подобные вещи. Это скорее нечто из века рыцарей.
- Рыцарей?.. - в вполголоса переспросил Донован - и через пару мгновений его рука с слой ударила по столешнице. - Ах он, мудак!
- Кто, шеф? - на лице Амилии не дрогнула ни одна складочка.
Донован в раздумьях смотрел на секретаря.
- Есть тут один гребанный рыцарь, мать его, - процедил он сквозь зубы наконец. - Я бы даже сказал, гребанный храмовник. Вот только поступил он ни хера не по-рыцарски… Тварь...
- Шеф? Но орден храмовников уничтожен девятьсот лет назад.
- Им тогда лишь прорядили ряды. Видимо, пришло время это повторить… Ублюдок… Планы придётся несколько изменить. Он получит свой “крестовый поход”...
Седьмой откинулся в кресле и снова посмотрел на д`Эрсан.
- Ами, скажи, ты веришь в тайную мировую закулису?

____________________
Сope de grace - удар милосердия (фр.).
Мобильная платформа 0xff12ec14
Fox666
197 0%
Offline
3982
2016-02-14 в 14:24 # 28
Совместно с Я-Туман

День 6

Задержанная наёмница оказалась довольно сговорчивой и, благодаря «профессиональному опыту» общения со стражами правопорядка, Инге понимала, что лучше сразу пойти на уступки, чем в одиночестве протирать стенки в камере в череде бесчисленных немых допросов, которые рано или поздно приведут её и команду к длительному заключению. Сотрудничая, тем более со Стражей, у Съёнберг были шансы получить поблажки. В свою очередь, служба не брезговала взаимовыгодным сотрудничеством — специфика работы часто заставляла охранников Галактики прибегать к внедрениям и разведке на «поле боя», коим был практически весь Млечный Путь. Рисковать по пустякам своими специалистами, обученными и улучшенными профессионалами, Шепард не торопился. Поэтому нередко бывшие задержанные и обвиняемые в мелких преступлениях, расследованием которых были заняты Стражи, становились «засланцами» в криминальный мир взамен на смягчение наказания, уменьшение срока заключения, или, если это позволял здравый смысл, полное аннулирование ответственности за проступки. Конечно, большинство выступали как идейные преступники, ни за что не готовые предать свои принципы и служить на побегушках у Стражи. Съёнберг знала об этом, и, продолжая держать гордый и непоколебимый вид, рассказала всё, что знала о загадочном мистере Грине и месте, где она должна была встретиться с ним.
«Дырокол» тем временем отправили обратно в хранилище. С’аар, будучи занятым своими делами, был вынужден оставить Ольгу одну, пока она ждала результаты работы художника. Когда фоторобот был готов, выяснилось, что мистер Грин ни по каким делам не фигурировал. Чеглокова лишь поблагодарила сотрудников за работу и, озадачив саму себя, пошла прочь.
Место встречи — гостиница на Марсе — абсолютно ничего не значило. А таинственный мистер Грин с какой-то странной ухмылкой, понятной только Ольге, смотрел на лейтенанта с проецируемого изображения на датападе. Расследование с чистого листа, когда и преступления толком-то нет. Что может быть хуже? Оставалось тыкать пальцем в небо, ведь стоя на месте, Ольга точно ничего не выяснит. И она знала того, кто мог бы найти скупщика артефактов. Артур Лемм — один из Стражей отдела по особо тяжким преступлениям. Ольга не желала вдаваться в подробности его послужного списка, но была наслышана о его криминальном прошлом. Несколько раз Лемм принимал участие в операциях отдела контроля артефактов. Благодаря направленности, с его же слов, своей деликатнейшей работы, он неоднократно предоставлял «ботаникам» верные наводки на цели. Нарвавшись в паре дел на сотрудничество с Леммом, Ольга прониклась не только ценностью его знаний и опыта, о чем вслух ни разу не сказала, но и смекнула попытки Артура казаться острым на язык героем. Хотя, большинство женщин из Стражи, посылая томные взгляды в адрес Лемма, были другого мнения о нём, которого Ольга не придерживалась. Её раздражала манера поведения оперативника.
Скрепя сердце, Оля отправила Артуру сообщение с просьбой поговорить о деле, на что молниеносно пришел короткий ответ «Я на месте».
Путь до места встречи не занял много времени. Ольга дошла до двери кабинета, и остановилась в нерешительности, взглянула на табличку с надписью «А. Лемм». Девушка глубоко вздохнула, поправила одежду, мысленно готовя себя к неуместным шуточкам, и вошла.
Блеск металла и стекла мягко встретил лейтенанта. Небольшой кабинет Лемма был обставлен в стиле хай-тек — металл и стекло были основными его компонентами. Пара стеклянных шкафов у стены, металлический стол и сидящий в кожаном кресле сам хозяин. Играла классическая музыка, её источник — старинный граммофон, стоял на столе перед человеком. А сам Артур, откинулся на спинку, сложив руки на животе и прикрыв глаза. Одет он был не по форме, словно гангстер 20-тых годов ХХ века — рубашка жилет и галстук, а пиджак висел, на вешалке, что устроилась у входа.
Вольность Лемма в обстановке и одежде лишь подчеркивала специфику его работы. Он редко появлялся в квартале Галактической Стражи. Редко светился возле него. Появление Лемма на рабочем месте было, скорее всего, редкой вылазкой, чем ежедневной рутиной. Он работал «в поле», в самой гуще событий. Официоз и соблюдение трудового распорядка дня были бессмысленны и времязатратны. К тому же, подобная странность во вкусе минимизировалась тем, что увлечение «стариной» являлось недешёвым занятием.
— Привет. Есть дело. — Отрезала Ольга, не оставив Лемму ни шанса на приветственную колкость.
-И тебе не кашлять, Оленька, — Спокойно ответил Артур, проигнорировав слово «дело» и не меняя позы. Затем приоткрыв глаза, и, взглянув на девушку, он проговорил, — Хочешь кофе?
Утро выдалось загруженным, что Чеглокова не заметила, как пролетело время, и естественное чувство голода начинало подкрадываться. Промочить горло не помешало бы, поэтому лейтенант ответила:
— Не откажусь.
Пройдя к столу, она удобнее устроилась в кресле, в таком же — с кожаной отделкой, но поменьше размером, чем кресло хозяина кабинета. Артур достал из-под стола два бумажных стаканчика, закрытые крышкой с презабавной эмблемой и надписью «Кофейня Твиста» на боках.
— Лучший кофе на Цитадели. — Отметил мужчина, поймав недоуменный взгляд собеседницы. — И так, зачем наша лучезарная звезда Галактической Стражи решила обратиться ко мне? — Проговорив это, Лемм плюхнулся в кресло и повернулся к Ольге.
Завидев вполне знакомые стаканы, Чеглокова искренне удивилась, проигнорировав поставленный вопрос:
— Ты меня ждал что ли?
— Не совсем. Я всегда утром беру несколько стаканчиков. Так что в обед мне придется обойтись без кофе. Думаю, ты оценишь всю тяжесть принесенной мной жертвы, и ответишь на мой вопрос. — Лемм улыбнулся.
Ехидное выражение лица Артура заставило Ольгу напрячься: «Предусмотрительный ты наш!». Недолгое знакомство с ним приучило её ожидать от коллеги подвоха. Поэтому, притянув стакан с кофе, протащив его над столом в еле заметном облаке биотики, Ольга ответила:
— Надо найти одного человека. Есть возможность?
— Разумеется, если об этом человеке есть еще информация кроме его расы. — ответил Артур. — Оля! Всегда ты так, приходишь только по делам. Нет, чтобы поговорить с коллегой, поужинать при свечах. — Его плутоватый взгляд повис в направлении Чеглоковой.
— Это намек на условие? Цена твоей работы, так сказать. — Отметила лейтенант, пытаясь сдержать возмущение и отодвинуть момент, когда она в негодовании сама себя вгонит в краску.
— Ты так говоришь, будто я тебе не приятен. А если так, то ты разбиваешь моё любящее сердце.
День сегодня оказался довольно насыщенным и полным вопросов. А тут еще и Артур с умилительным выражением лица. И без того возмущенная, Оля норовила говорить спокойно и слушать внимательно. Но Лемм нарочно продолжал вести диалог в одном русле:
— Ну, да ладно. Чего уж там. Ради тебя я готов на любые жертвы. И так, что же там об этом замечательном человеке, который тебе понадобился?
Представив водопад, Ольга перевела мысли от неоднозначного ответа Лемма на его конкретный вопрос. Жестом предложив получить данные на инструментрон, она активировала свой омнитул:
— Есть его примерный портрет и информация о том, что этот человек — посредник, работающий на некую крупную корпорацию или баснословного богатея, собирающего различного рода древности. Последняя известная сделка должна была пройти на Марсе. Поможешь?
— Видимо, чудесная личность. — Ответил Лемм, активировав свой инструметрон, и скачал данные. —О! Марс! Обожаю эту планету. Такая интересная. Я имею в виду историческую ценность, — добавил мужчина, продолжая внимательно смотреть на Олю, — Если это всё? — Лемм многозначно взглянул на коллегу, которая в свою очередь удивленно взглянула на собеседника. — То я пойду. — Лемм с явной неохотой поднялся с кресла, прошелся до двери и надел пиджак.
Затем прошел к столу и остановил граммофон. Снова многозначно посмотрел на девушку и неожиданно выдал.
— Не поцелуешь на удачу? — Хотя ни его вид ни выражение лица, не говорили о том, что он действительно на это рассчитывал.
Захлебнувшись собственным смятением, Ольга остановила пристальный взгляд на Артуре, ошарашенная вопросом. Но неловкую паузу она мгновенно решила прервать не менее колким вопросом:
— То есть, тебе достаточно той скудной информации, которая у меня есть. Но чтобы выполнить работу, тебе нужен лишь поцелуй? — Чеглокова сощурилась, — это... очень удивительно. Обычно, твои сыскные операции требуют расширенного бюджета, а не поцелуя или... обнимашек... Например... — Последнюю фразу она говорила уже в сторону, поняв, что со стороны она ничуть не сострила, а произнесла чепуху. Лейтенант учтиво поднялась с кресла, дав понять, что у самой полно дел и промедление ей не на руку.
— Жаль. — Сухо отметил Лемм. — Опять лишь хлопки по плечу за все мои труды. — Лицо оперативника выглядело разочарованным. Лемм открыл один из настенных ящиков и вытащил оттуда небольшой металлический кейс. — Этого человека я найду. Вряд ли он не знаком ни одному из моих многочисленных друзей. Оля, ты согласишься поужинать с Артуром за такой поступок?
Шумно выдохнув после жалобой речи, Ольга процедила:
— Хорошо. Только если ты его найдешь. Или хоть что-нибудь накопаешь.
— В этом не сомневайся. Я человек слова. — С произнесенным заключением Лемм немного выпрямился, подмигнул Ольге и вышел из кабинета. — Жди вестей, Ангел мой! — Бросил он на прощание, будучи уже в коридоре.
— Ангел... Это шутка такая что ли? — попыталась возмутиться Чеглокова, но слова уже не дошли до адресата.
На остром слове и любви к старине странности Артура не заканчивались. Обычай быстро исчезать и порой внезапно появляться также запомнился Ольге из прошлой работы с ним. Поэтому, неторопливо выйдя из кабинета, Ольга бережно закрыла за собой дверь, на ходу поздоровавшись с мимо проходящим сотрудником Стражи, чье лицо она определенно видела и не раз. Лемма уже и след простыл. Только прикинув, чего ей будет стоить работа Артура, Ольга услышала писк омнитула — Торэл услужливо напоминал, что пора бы перекусить.

***

Спустя несколько часов

— Сэр! Разрешите спросить! — Выпрямившись по струнке, отчеканила Чеглокова.
Тэнакс нервно барабанил по столу угрожающего вида когтями. В моменты, когда всё катилось к чертям, его вид был более опасным, чем у какого-либо другого турианца. Бледная лицевая костистая маска, слово оживала — мандибулы то и дело поддергивались, в раздумьях турианец щелкал клыками, сжимая челюсти с силой, надбровные пластины напряженно пытались сдвинуться с места, изображая нечто схожее с человеческим нахмуриванием.
— Говори, — грозно выпалил Тэнакс.
— Это внутренне расследование, сэр. Я и агент С’аар под прямым подозрением.
— Что ты хочешь сказать?! — Фолгар выпрыгнул из-за стола и в два шага приблизился к Ольге, — Ты! В своем уме, человек?! Хочешь сказать, что лучший следователь отдела мне в данный момент врет?! У нас тут кроме вас двоих, не наученных правильно распоряжаться вещдоками, целый квартал сидит! Кто мог знать о запросе «дырокола» — с того и начинай! А не говори тут про внутренне расследование! Мне тебя учить?!
Виновато потупив взгляд в пол, Ольга проглотила стыдливое «Есть!», и, ожидая новый виток нравоучений в турианском стиле «Врать — не положено, иначе нахера вы здесь работаете?!» покорно замолчала.
Оценив всю напряженность ситуации, Тэнакс умерил гнев и отступил на шаг назад:
— У тебя сутки до первого отчета. Жду хороших новостей. Можешь подключить С’аара и кого угодно, кто будет полезен. Свободна.
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2016-02-14 в 21:35 # 29
День 6.
Решив больше не отвлекать умников, Хейла отошла к наёмнкам, что продолжали проверять оружие и снаряжение в своём уголке. Дженс решила немного получше узнать второго бойца Ферелла.
-С кем ты раньше работал? - Без всяких предисловий спросила агент.
-С Гансом Миллером. - Протяжно ответил наёмник от того, что проверял штурмовую винтовку, поднял на руки, поводил из стороны в сторону. Навёл на "болванчика" которого умники уже начали активировать. голем подавал признаки активности и выполнял простые действия.
- "Гробовщик"?- Переспросила Хейла удивленно приподняв бровь. Если уж человек получал такое прозвище, то уж явно добродетелей у него осталось немного. О Гансе рассказывали довольно много всяких историй, и не одна ей не нравилась. Но, сама Хейла с ним ни разу не встречалась воочию. Подход "Гробовщика" Ганса кардинально отличался от подхода Хейлы, хотя бы тем, что он предпочитал идти к цели по горам трупов. Например замаскировать заказное убийство под теракт, убив не только цель но и пару десятков случайных прохожих- его фирменный стиль Сама Дженс тоже довольно часто прибегала к силовым методам, но только тогда, когда других вариантов не оставалось. Несмотря на всё это Дженс и Миллер были одними из самых успешных агентов обновленного "Цербера".
- Ну и как тебе там нравилось? - Вывел Хейлу из раздумий вопрос Доминика.
-Жестковато, но эффективно. Ведь цель оправдывает средства? - Ответил Льюис и подмигнул Хейле.
-Это отчасти верно, но к цели ведут разные пути.- Просто ответила Хейла. - Я и моя команда использует силу лишь в крайних случаях. Надеюсь это понятно Феррел.
-Ну, да агент. - Ответил тот, особо выделив слово агент. - Но, тут у вас неплохой арсенал, такими игрушками можно неплохо пошуметь. Хейла в ответ л лишь разочарованно вздохнула, и добавила:
-У нас все таки тайная организация, и мы должны стараться не привлекать внимание. А если любишь шуметь, иди в Альянс или прибейся к каким нибудь наемникам из Терминуса.-Доминик покажи ему наши фирменные игрушки.
Второй наемник поставил на столик небольшой металлический ящик, по размеру похожий на армейскую аптечку. Ортега с преувеличенной важностью, отстегнул зажимы и открыл крышку. Внутри лежали разноцветные предметы напоминающие пуговицы, но без отверстий и сложенные в несколько рядов. Были там красные, синие, желтые и зеленые.
-Это что? –Спросил Феррел.
-Миниатюрные «глушилки».-Ответил вместо Хейлы Ортега. –Красные для людей, ну в общем они все для людей, желтые глушат электронику, а зелеными я еще ни разу не пользовался.
Хейла достала одну из красных «кнопок», и положив на ладони показала наемникам. Снизу глушилки находились четыре миниатюрных крепления похожие на лапки насекомых, и нечто похожее на иглу расположенное по центру.
-Надо прикреплять к объекту той стороной на которой зажимы. Эта штука которую мы называем Таблетка, перегружает нерную систему, нервным шоком, что гарантированно вырубает того против кого её используют на несколько часов. Одно но, прикреплять желательно на открытые участки тела, тогда вероятность становиться практически сто процентной.
-Мне кажется всё это детские забавы, когда есть такое ор…-Феррел не договорил, Хейла метнула таблетку прямо в лоб наемнику, и тот моментально рухнул, на пол.
-Много трендит? - Спросил Ортега.
-Да. –Разберись тут с остатками оружия и снаряжения и подготовь шесть комплектов брони «Оникс», без опознавательных знаков. Четыре мужских и один женский. А этому как очнётся объяснишь способ применения других таблеток.
Хейла покинула грузовой отсек, и пошла в свою каюту. Еще при разговоре с Феррелом, она почувствовала легкое периодическое покалывание в кончиках пальцев левой руки. Это было сигналом, что элемент питания имплантов, исчерпал энергию и требует замены. Сам элемент питания просто отдавал свою энергию имплантам , у которых к слову имелись свои батареи которых хватало на 48 часов работы.И это покалывание лишь показывало, что элемент больше не сможет подзаряжать батареи , и его следует поменять. Хейла при отлете с «Аида» взяла с собой, штук десять элементов, так что проблем с ними не должно было возникнуть. Войдя в каюту девушка стянула с себя свитер и скомкав забросила его в угол. Затем вытащила из под кровати небольшой чемодан, и открыв его отыскала коробочку с элементами питания : небольшими черными цилиндрами, которые по странным причинам напоминали батарейки которые использовали в конце XX века, и начале XXI. А затем плюхнулась на кровать, раскинув руки в стороны. «Интересно, какой умник додумался разместить над кроватью, зеркало».- Подумала девушка глядя на свое отражение. Светлая кожа, светлые длинные волосы цвета спелой пшеницы, прекрасные груди и тело, не девушка а картинка. «Интересно как бы она выглядела, если была бы обычным человеком». - Мелькнула странная мысль, мелькнула и погасла. А рука скользнув ноготками по одной из грудей, и плоскому животу направилась ниже и расстегнула замок на брюках. Хейла сняла с себя брюки и осталась в одних трусах. Затем любуясь на свое отражение, немного повертелась на кровати, усмехаясь. А затем просто легла, почти замерев, рука приспустила трусики с одного бедра девушки, обнажив татуировку, солярный символ Черная спираль, и несколько лепестков по бокам символизирующие свет, и огонь звезды. Пальцы девушки надавили прямо в центр татуировки, а затем повернули рисунок против направления движения спирали. Раздался легкий щелчок и из бедра девушки прямо из татуровки приподняв рисунок выдвинулся небольшой разъем в котором красовался старый элемент питания, девушка сменила его на новый и вновь нажала на татуировку, вернула всё в исходное положение. Покалывание в кончиках пальцев прекратилось, и девушка всё еще глядя на свое отражение, уснула.
…Кровать была огорожена от внешнего мира полупрозрачной занавеской. И в солнечные дни за ней маячили смутные, размытые тени. А над головой у лежащей в кровати маленькой девочки, перемигиваясь различными огоньками, и попискивая, висело множество приборов, от которых трубки шли к искалеченному детскому тельцу. Хейли даже придумывала им имена, в те редкие моменты когда сознание к ней возвращалось. Иногда появлялись врачи в белых халатах, с закрытыми масками и шапочками лицами, на которых открытыми оставались только глаза. Эти глаза девочка и старалась запоминать кто то смотрел равнодушно, кто то с горечью, кто то с сочувствием, а кто то и не мог на неё взглянуть без слез. А потом однажды появился он, прошел за ширму, подошел к девочке, и спустил с лица маску. Взору открылись аккуратные черные усы и бородка, а глаза и нос придавали ему сходство с хищной птицей, а взгляд был полон горечи и сострадания. Мистер Доунволл положил на лоб девочки свою ладонь в латексной перчатке, и проговорил еле слышно: «Теперь все будет хорошо Хейли»…
Противный писк интеркома, вернул миссис Дженс в настоящее. Пристав с кровати Девушка нажала на кнопку приема:
-Ну, и что у вас случилось? - Устало проговорила агент.
-Мэм, вы должны увидеть это сами. - Раздался голос капитана не терпящий возражений.
-Неужели Цитадель взорвалась? - Усмехнулась девушка.
-Несовсем .-Капитан не заметил ни шутки, а интонация оставалось прежней.
-Сейчас буду.- Буркнула девушка, и отключила связь.
Накинув на себя свитер и брюки, девушка прошла в кокпит. Пилот и капитан сидели в своих креслах, и что-то смотрели на свих терминалах.
-Прочтите вот это мэм.-Пилот указал на свои терминал.
Цифровое письмо, передаваемое по экстренному каналу «Цербера»:
«Кому:Всем отрядам «Цербера».
Приоритет:Бета.
Код: Красный.
«Всем свободным отрядам «Цербера» следует отправиться на Цитадель, и помощь в охране и транспортировке объекта».

-Мда, лаконично.-Проговорила Хейла.
-Какие наши действия мэм? - Спросил капитан.
-Никакие. Продолжаем выполнять наше задание .- Ответила Хейла.
-Но приказ аге…-Договорить капитан не успел.
-Во-первых у нашего задания выше приоритет, во-вторых в сообщение говориться о «свободных» отрядах, а мы на задание. Поэтому сидите и ждите.- Голосом ,не терпящим возражений ответила агент 020. Она могла быть строгой и жесткой, когда нужно.-Это понятно капитан.
-Да мэм.- Было ясно, что он и сам не рвался на Цитадель, просто боялся не исполнить приказ.
-Хорошо. Ждите моей команды.- И Хейла отправилась в свою каюту.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Maur
15 20%
Offline
110
2016-02-25 в 5:32 # 30
Cовместно с Fox666

День 6.

Она никогда в жизни так не волновалась. Да и захлестнувшее чувство трудно было назвать волнением. Рыжая Ведьма молча сидела в своем стеклянном кабинете, уставившись в размытый силуэт столика с ажурным сур’кешским кустом, приставленного к обратной стороне полупрозрачной стены. Она не хотела, что бы сейчас кто-нибудь видел её замешательство после разговора с Тенаксом. Даже Торэл, смекнув, что дела плохи, завидев мрачное лицо Оли, предпочел дождаться первых указаний на своем рабочем месте, попутно оформляя протоколы по минувшим мелким правонарушениям.
Лейтенант попыталась сконцентрироваться и пережить первую волну напряжения и замешательства. Перебирая возможные варианты произошедшего, Чеглокова, не двинувшись с места, проглядела, как прошло около получаса. Её отвлек приглушенный звук — С’аар осторожно постучал в приоткрытую дверь.
— Что за кипишь, Рыжик? — устало произнес лейтенант, — Я, конечно, польщен, что ты мне позвонила в такое время, но я не...
Заметив состояние Чеглоковой, Эл остановился на полуслове — видимо-таки, произошло, что-то по-настоящему серьезное, и ему повезло, что девушка оповестила его раньше Наркуса. Лишняя попоболь была ни к чему, и поэтому Эл, просто, напросто уселся на диванчик стоявший напротив рабочего стола Чеглоковой, ожидая ответа.
— Дырокол украли.
Ольга внимательным взглядом смерила реакцию Эла. Выражение его лица резко сменилось с уставше равнодушного на искренне удивленное — брови, скруглившись поползли вверх, неморгающий взгляд замер на Чеглоковой. Но просящийся наружу вопрос не был задан — С’аара опередила Ольга, поняв, что ему можно доверять:
— Его сперли, прямо здесь. В корпусе Стражи. Понимаешь, что это значит?
— То, что кто-то смог обдурить Шепа... Это не есть гуд, — удивление медленно сползало с лица Эла, становясь его обычным покерфейсом. — И, тем не менее, сам этот факт нам очень сильно помог.
Глянув на подсвеченные бирюзовым неоном часы, висящие над входом, Чеглокова с ужасом обозначила для себя, что уже как три часа назад должна была спокойно убраться из квартала восвояси. Но занимательная история мистера Грина не дала ей минуты отвлечься. Сделка с Грином и похищение «дырокола» были связаны. Кто-то очень влиятельный и упорный хотел получить эту вещицу. И, судя по всему, получил.
Лейтенант, молча, подскочила и, стянув со спинки дивана форменную куртку, вышла в офис Стражи. Кроме Торэла и пары уборщиков в помещении никого не было, не считая разъяренного Тэнакса в собственном кабинете за наглухо закрытой дверью. Заметив Ведьму, промчавшуюся мимо столов, саларианец оживился. Он не менее резко поднялся из-за рабочей станции, и шмыгнул следом за Ольгой. Неожиданно для самого себя, Торэл столкнулся с Элом, который вышел из «аквариума» Чеглоковой, и, не понимая куда рванула Рыжик, последовал её примеру.
— Простите, — пролепетал саларианец, — Чеглокова! Стой! Куда пошла?!
— Работу работать, — донеслось откуда-то с лестничного пролета.
— Вот так всегда, — шепнул саларинец уже мужчине. — Все домой идут, а она работать начинает.
Эл и Торэл едва успели проскочить в закрывающийся лифт.
— Мы опаздываем. — Отметила Ольга, смотря на табло подъемника.
Саларианец и человек переглянулись.
— Охранный блок скоро закроется, — без слов поняв повисший вопрос, ответила лейтенант.
Спустя несколько минут немого путешествия в лифте троица, наконец, оказалась в нужном крыле. Было тихо. Шаги отражались от гладких стен гулким эхом. Следователи быстро добрались до комнаты видеонаблюдения. Единственный дежурный сотрудник — кварианец, приготовившийся закрыть дверь на замок, замер в неловком положении возле порога, когда Оля потянула дверь на себя с обратной стороны. Охранник, не двигаясь, медленно кивнул, осматривая поздних гостей, но возмущаться не стал:
— Агенты? Чем обязан?
— Нам нужны записи сегодняшнего происшествия.
Кваринец впустил троицу в комнату:
— Записи есть, но это произошло на техническом этаже. Камеры там статичные. Низкое качество. Слишком разряжены.
Техник включил записи и подозвал троицу.
— Helvete...* — сухо бросил Эл, просматривая видеозапись, — Лица не видно. Ну что ж, Рыжик — Эл потянулся — пошли место осматривать.
— Да, — заметил кварианец, — но то, что сотрудник технического персонала знал, что вещдок запросили, не вызывает никаких вопросов о его компетенции.
Торэл с сомнением глянул на дежурного:
— В каком смысле?
— «Технички» редко пользуются правом доступа к реестру. Запрашивать информацию могут, но сделать заявку на выдачу из хранилищ — нет. Должно быть, человек долго ждал, когда именно эта вещь покинет застенки архива.
Чеглокова оценила проницательность кварианца коротким «Спасибо». Затем кивнула Торэлу, который уже подготовил омнитул:
— Мне нужен список всех сотрудников, — он тихо кашлянул, — «техничек». И обзор запросов от них.
— С поста видеонаблюдения вы этого не сделаете. — Пожал плечами дежурный.
— Отправляйся в операционный центр. — Скомандовала Ольга, — я и Эл осмотрим этаж.
— И служебную лестницу, — не сдержавшись, вставил кварианец и сконфуженно вжался в собственное кресло. — А что там было? В коробке?
— Не важно, — расстроено вздохнула Оля, уставившись в монитор.
— Вы нам тоже понадобитесь, — твердно отметил Эл и подключился через инструментрон к узлу связи комнаты наблюдения, — не отключайтесь, — человек хлопнул кварианца по плечу, дав понять чтобы тот расслабился.
Спустя двадцать минут они — Ольга и Эл — стояли на месте преступления. Бледный «ночной» свет пробивался сквозь узкие длинные окна, обрамляющие потолочный свод. Все признаки преступления давно уже убрали, предварительно тщательно всё зафиксировав на все возможные устройства и датчики — от анализаторов электромагнитного поля до спектральных аппаратов. Стража могла позволить себе бросить дорогое оборудование на расследование важных дел. А дело было важным. Более того, произошло в разгар рабочего дня в стенах самой Стражи — образца службы охраны правопорядка для всей Галактики. Если о подробностях этого инцидента узнает кто-нибудь посторонний, можно было рассчитывать на полное аннулирование доверия общественности, которое Стража и Шепард-Цитадель зарабатывали и собирали по крупицам все годы после войны со Жнецами.
— Вор направился в сторону служебного выхода. И здесь особо не задерживался. — Эл начал рассуждать, осматриваясь по сторонам.
— Его спугнула сработавшая сигнализация. — Предположила Чегклокова.
— А может быть, это был изначальный план? На видео он выглядел довольно проворным.
— Либо он уже репетировал возможный вариант побега. Пока не выясним, кто он — не поймем, в чем состоял его план, и почему понадобился «дырокол».
— Ты не думаешь, что это как-то связано с Уэйфаром?
— Если я начну так думать, то выйдет, что дырокол похитили по наводке моего босса. А я Тэнаксу привыкла доверять... как и он мне.
— Любопытно.
— Очень, — фыркнула Оля, и прошла по пути до служебного выхода.
«Дайте мне пару минут», — пробормотал в интрекоме голос Торэла.
— Что-то нашел?
— Ничего нового. Сами посмотрите. Вся информация сейчас будет у вас.
Омнитулы обоих агентов синхронно подали сигнал о входящем ссобщении. Получив данные по происшествию, зафиксированными в течение дня, С’аар и Чеглокова внимательно просмотрели отчеты.
— Почему закончили на осмотре здания?
— Установленная процедура, — на том конце провода отвлеченно ответил саларинец. — Видимо, к этому времени, наших боссов уже вызвали на ковер.
— Быстро. — Выдал Эл, будучи уже на лестничной площадке. — И... здесь нет камер. — Он вызвал дежурного с пульта видеонаблюдения, — как быть со служебной лестницей?
— О... Кхм... Простите, — кварианец был явно чем-то занят, но спустя несколько секунд голос стал более четким, — там автономные датчики движения и температуры, и открытия дверей. Всё-таки это аварийная лестница. Зачем камеры.
— Действительно, — полушепотом возмутился C’аар.
— Нам нужна информация со всех, — нетерпеливо перебила Ольга. — За время побега нашего товарища, разумеется.
— Минуточку. Сделаем.
Прождав в молчании некоторое время, они получили отчет на омнитулы.
— Открытые двери на нижнем уровне. На уровне М и на уровне D. По времени больше подходит технический этаж.
— Вижу. — Кивнула Оля, — Пошли вниз. Торэл, что есть по запросам?
— Тут. Как бы это помягче сказать. Тут полный...
— Говори как есть.
— В общем, наш человек, не такой глупый. Одновременно более полутысячи запросов с разных кодов допуска. И так в течение нескольких часов до и после выноса вещдока из хранилища. Интересно, почему на это не обратили должного внимания?
Мужской голос на заднем фоне булькнул что-то оправдательно невнятное, но саларианец выключил микрофон.
Спустившись на технический этаж, душный, с гудящими механизмами и пышущими горячим воздухом трубами, агенты остановились в начале длинного коридора, ведущего вглубь «подземной» конструкции квартала.
— Да... Отсюда куда угодно можно вынырнуть, имея при себе план коммуникаций.
— Торэл? Слышал?
— План коммуникаций — одно, — начал возмущаться из наушника напарник, — но, гадать в какую сторону он мог улизнуть — другое. Технические этажи, практически все связны друг с другом, если знать в какую дверь войти. Он мог оказаться в любом районе близком к кварталу Стражи.
— Значит надо найти дверь. — Эл уже начал осмотр, не дожидаясь четких указаний.
— Долго же вы будете там шариться. Я поищу приемлемые варианты. — Связь резко оборвалась.
Понимание того, что она вытащила людей в позднее время ради того, чтобы втроем обследовать все возможные пути отхода из квартала Стражи, быстро настигло Олю беспощадной лавиной отчаяния. Можно было отложить всё до завтра — результаты первичного обследования и предварительных анализов никуда бы не делись, но ноющее чувство упущенного времени не давало покоя.
Они разбрелись по этажу, молча выбрав направления, в ожидании ответа Торэла. С виду, всё было нетронутым с самой постройки Цитадели. Исключение составляло лишь четкое появление уборщиков и техников, а также нередкие визиты хранителей станции, которые имели полный доступ ко всему, на что падал взгляд. Осмотревшись, и, обойдя несколько отсеков крыла, напарники встретились возле выхода к вентиляционной шахте — одной из многих.
— Ближайший возможный путь — в Закер, — буркнул тонкий голос в интеркоме, — субтильный товарищ вполне мог воспользоваться вентиляцией.
Чеглокова вопросительно посмотрела на Эла:
— Я могу отправиться туда одна. Наведаюсь на пост СБЦ.
— Не глупи, Рыжая — Эл поправил волосы, растрепавшиеся во время поисков, — Отправимся вместе на каре, думаю, твой помощник и без нас может провести первичный осмотр. Верно, Торэл?
— Да-да... Можете не спешить, — пофигистически-саркастично отозвался саларианец.
Улыбнувшись, Эл неспешным шагом поплелся в сторону «моста», соединявшего части этого “полуподземного” квартала. Остановившись у безвкусно хромированных перил, он одним движением достал из кармана своей толстовки нечто похожее на дозатор. На крышке дозатора красовалось несменное лого «Marlboro» — дозатор оказался портсигаром с автоматической подачей сигарет, ничем в принципе не отличавшимся от него.
— Что ты делаешь?! — возмущенно воскликнула Чеглокова, — У нас нет на это времени — вызывай кар! И, вообще, это...
— Вредно? Не для меня. — Эл флегматично зажег в воздухе огонек сине-лилового цвета и прикурил сигарету, уже успевшую оказаться в его губах, — Не кипишуй — кар я уже вызвал, — сделав затяжку, продолжил Эл, — Наша карета прибудет... минут через пять. А теперь дай мне полюбоваться тем, чего я сегодня лишился по твоей милости.
— Но... — начала, было, Ольга, но замолчала, заметив, что парень не обращает на нее никакого внимания, — Ладно...
— Стой, — остановил Эл собравшуюся уходить девушку, приобхватил ладонями за талию и аккуратно развернул, — Cмотри.
Часть «потолка» уходящего куда-то вперед и вниз начала потихоньку менять свой цвет с фиолетово-черного на бардово-малиновый, далее переходя на более светлые тона. Спустя пару минут весь квартал был освещен мягким пурпурно-розовым светом части туманности, что была видна из технического отсека. И, тем не менее, картина была потрясающей — «переливы» цветов на лепестках туманности создавали ощущение чего-то сказочного, приносили душевное умиротворение. У Чеглоковой перехватило дыхание.
— Это...
— Красиво, не правда ли?
— Да, — согласилась Ольга, наблюдая за переливами над «горизонтом». Потрясающее зрелище оживляло Цитадель, отбрасывая тень сомнения в её искусственности и холодности. Редкий момент, когда можно было бы забыть о работе. Но, не сейчас.

12 минут спустя. Район Закера.

К удивлению Стражей, ВИ кара наотрез отказался вести их прямо к месту, предложенному Торэлом, заявив, что он не запрограммирован нарушать охранный периметр и противодействовать правоохранительным органам. И так как Стражи также являлись ими, был достигнут «компромисс», как бы смешно это не звучало. До места оставалось пару кварталов. Блондин, шедший впереди, насвистывал какую-то ритмичную мелодию — парень явно был в отличном расположении духа. Молчаливо-задумчивая девушка же следовала чуть позади, размышляя над полученным материалом. Спустя пару минут, лейтенанты наткнулись на саларианца.
— Торэл? — обратилась к своему напарнику Ольга, — Ты что-нибудь нашел?
— ...эти пустоголовые порождения ягов... — неразборчиво лепетал саларианец, не обращая внимания на слова Рыжика, — Мне одному кажется, что, учитывая объявленную тревогу, СБЦ уже давно сообщило бы обо всех происшествиях, способных заинтересовать Стражу? — Саларинец говорил всё это, не отрывая взгляда от проекции табло омнитула.
Перебирая тонкими длинными пальцами входящие данные и сортируя их на ходу, каждую секунду он менялся в лице — от заманчиво лукавого до отчаянно разочарованного. Эл пристально наблюдал за реакцией коллеги, и в какой-то момент поймал себя на мысли, что его неподдельное любопытство со стороны выглядело неприличным образом. Спустя пару десятков ясных только ему манипуляций, саларианец сверкнул глазами, настолько молниеносно переведя взгляд с омнитула на С’аара, что последний моргнул от неожиданности:
— К сожалению, я прав. Либо СБЦ Закера не успели передать отчеты, либо узлы связи закрыты от Стражи нарочно. Бюрократы! Пф... — прошипел Торэл, — Отдаленно мне не подключиться.
Нахмурив темно-рыжие брови, Ольга бросила задумчивый взгляд сквозь движущийся мимо них поток жителей Цитадели. Закер отличался от многих районов нарочитой мрачностью, пронизывающей всё свободное от пестрой рекламы пространство. Остатки «былой славы» криминального квартала то и дело напоминали о себе. Изредка появлялись сводки из Закера о теневых сделках, раскрытии мелких банд, промышляющих перекупом краденного. Всё это, вместе с отголосками свободолюбия местных горожан и жесткостью агентов СБЦ были знакомы Ольге не понаслышке. За короткую службу в «полиции» Цитадели и за время работы в рядах Стражи Чеглокова намотала на ус одну единственную истину о районе: «Если следы ведут в Закер — шансы, что они тебя выведут оттуда, равны нулю».
— Рыжик? — Осторожно произнес Эл, когда понял, что Ольга мысленно ушла вместе с разнорасовым потоком.
— Идем в отдел. — Шагнув навстречу народу, оставила за собой Ольга.
— Посидел после смены... разобрал свои дела, — недовольно пролепетал Торэл, послушно направляясь за лейтенантом. — Лучше дождаться официального отчета от СБЦ. Ты же знаешь, чем обернется наше появление в пункте Службы?!
— Не все ли равно! — разгоревшись мальчишеским энтузиазмом, отметил Эл. Нагнав Олю, он, предвкушая потасовку с «полисменами», одобряюще заявил, — что может быть лучше, чем полаяться с эсбэшниками перед сном?
— Очередная серия «300 кроганов», — выпалил саларианец, закатив глаза.
— Мы развлекались, как могли, — кинув хитрый взгляд через плечо, пропел Эл, на что Торэл сощурил огромные раскосые глаза.
— Постановка и актеры весьма приличные, — саларианец начал оправдывать свой интерес к несерьезному кинематографу, известному своим черным юмором, в большинстве случаев направленным в сторону саларианцев. Торэл не был противником собственного народа и правительства, но терпимо относился к качественному юмору и творчеству, высмеявшему расовые стереотипы.
Большая часть пути до ближайшего отделения СБЦ прошла в тишине, изредка нарушаемой взаимными комментариями Эла и Торэла. Ольга же не обронила ни слова. Возмущенное щебетание саларинца не раз провоцировало сказать что-нибудь резкое. Но уважение к врожденной саларианской самоотдаче в работе блокировало любые подобные мысли.

Лицо дежурного выразило явное кислое недовольство, словно, он прожевал целый лимон. Человек в серой форме, мысленно отгородился зацарапанным стеклом дежурки от «гостей в синем», нехотя бросив взгляд на троицу Стражей.
— Чем могу помочь?
— Нам нужен допуск к оперативным сводкам за последние сутки, — уверенно предъявив знак Галактической Стражи на тыльной стороне ладони, без запинки произнес Эл.
Вид галактики заключенной в символический пятиугольник заставил эсбэцешника странным образом стиснуть зубы и сморщиться еще сильнее:
— Не имею указаний на это. — Выделив отдельно каждое слово, ответил мужчина.
— Да неужели? — Эл приподнял правую бровь и уточнил. — И на сводки?
— И на сводки. — Вздохнул человек за стеклом.
— А кто дал указания на то, чтобы не было указаний? — Парировал Эл.
Эсбэшник с гордым видом отвернулся от прибывшей компании, всем видом дав понять, что он занят своим делом за монитором терминала.
— У вас личные претензии к Страже, капрал? — Подключилась к выуживанию информации Ольга.
Озвученный вопрос дежурный встретил с неохотой:
— Я час назад заступил на свою смену. Никаких особых распоряжений по Страже не было.
— Нам нужны лишь сводки за сегодня, — повторился Эл, приготовившись доканать дежурного, даже если это не привело бы к желаемому результату.
— Я же говорю... — в ответ мужчина начал заново одно и то же.
— И я говорю. Это прямое препятствие расследованию! — Довольно подмигнул Эл, смотря на дежурного сквозь стекло.
Сдвинув брови, мужчина твердо повторил:
— Последний раз говорю!..
— Послушайте, — оборвала Ольга, — я обязательно сделаю официальный запрос, и, несомненно, укажу в нём, что из-за того, что ваше начальство своевременно не передало необходимые данные и не дало распоряжений по содействию, наше расследование затягивается, и мы теряем драгоценное время. Только охота ли дежурному капралу брать на себя ответственность за раздутие межведомственного скандала? Ведь в СБЦ любят находить крайних и делают это быстро.
Молча потупив взгляд в монитор, дежурный сдался, сменив кислое выражение лица на нечто более нейтральное.
— Подключайтесь. За сегодня. По Закеру. — Пробубнив это, эсбэцешник вывел на экран нужные указатели и окна, чтобы дать доступ Страже.
Подключившись к дежурному терминалу без лишних разговоров, Торэл начал просматривать отчеты за сегодняшний вечер.
— Ханар избил волуса? — Удивленно моргнув, саларианец смерил взглядом напарников.
— Срочно в отдел особо тяжких, — саркастично отметил Эл.
На лице Ольги за весь вечер промелькнула улыбка. Эсбэцешник угрюмо наблюдал за действиями Стража на своём мониторе, и молча удивлялся тому, как живо одна сводка сменяется другой.
— Оу... — Остановился Торэл на появившемся отчете.
— Что там? — Поинтересовалась лейтенант.
— Есть неопознанный труп. По предварительным данным убит примерно в то же время, что и... — Торэл осекся и недоверчиво глянул на дежурного, вспомнив, что они втроем давно не на территории Стражи, — в общем, я не исключал бы его из списка интереснотей. Тем более, по нему совсем скудно всё написано.
— Что еще? — почти синхронно, в два голоса переспросили С’аар и Чегклокова.
— Мелочи всякие. Вижу сегодня у вас рейды в доках?
— На днях вскрыли корабль с красным песком. Теперь усиленные наряды. Проверки чуть ли не каждый час. Дополнительные патрули. В общем, чем...
— Сильнее припекло, тем хреновей вышло, — подхватила Ольга, на что эсбэцешник отозвался более расположенным видом. Посветлевши, мужчина откинулся на спинку стула и будто невзначай продолжил беседу:
— А по трупу. Делом займется детектив Мор. Пожалуй, только один этот факт заставил бы меня заинтересоваться этим трупом.
— Почему же? — Увлеченно спросил Эл.
— Мор — жесткий мужик. Говорят, знает множество секретов тех, с кем пересекался по жизни. По виду никогда не поймешь, то ли он знает и отшучивается, то ли — не знает и мотает на ус. А главное, порой эти секреты вылезают на свет не самым лучшим образом, против их же обладателей. Наверное, поэтому Мору за четвертый десяток, а в него даже комары не целятся. Если труп связан с чей-нибудь тайной, то Мор первый кто это разузнает.
Тайна могла быть связана с тем, что если трупом оказался бы работник Стражи, ведь он был в форме, огласки было бы не избежать. Одно дело — когда погибали сами Стражи в ходе операций. Другое — убитый член техперсонала посреди Закера в руках СБЦ.
— Нам бы пропуск в ваш морг, — сообразив всю патовость ситуации, предложил Эл.
— Ага. Сейчас. Уже выписываю, — отрезал эсбэцешник. — Это уже наглость.
— Пожалуй, да. — Отстранено согласилась Ольга. — Нам лучше встретиться с самим Мором. Он на месте?
— Нет. Дома, наверное. Его смена начинается в 10 утра. Он редко приходит раньше времени.
Переглянувшись, Ольга и Эл направились к выходу.
— Спасибо за сотрудничество, — широко улыбнувшись, Торэл кивнул на прощание дежурному и поспешил за своими коллегами. — Вы себя ведете как дикари. Говорил же, что ничего хорошего из затеи притащиться в СБЦ без прямых указаний не выйдет.
— У меня было одно прямое указание — найти дырокол. — Спокойно ответила Ольга.
Молча приняв бесспорность утверждения, Торэл выдержал пятиминутную паузу, пока они покидали здание СБЦ и снова оказались на бурлящей жизнью улице Закера:
— На сегодня всё?
— Да, пожалуй. — Вздохнула Ольга. — Увидимся в отделе.
Саларианец устало потряс головой в знак согласия и медленно направился вдоль улицы в сторону ближайшей станции аэрокаров. Эл неспешно шёл возле Ольги, которая тем временем просто молчала, скользя взглядом вдоль серых стен и мимо светлых лиц прохожих.
— Всё, действительно, настолько плохо? — нарушив молчание, рискнул спросить Эл.
— Пока рано судить. Если Мор ничего нам...
— Не, — протянул C’аар, — ну этого Мора. Завтра с ним поговорим. Я, вообще, про дырокол.
— Не знаю, — выдохнула Ольга, — я... впервые не уверенна в собственных выводах настолько, что не способна понять, зачем и кому это понадобилось. А тем более, в этом замешана Стража. Как... как мы могли допустить такое в собственных стенах? А что, если этот вор и убийца всё время был у нас на виду. Мы с ним здоровались каждое утро и даже не догадывались, что он способен нас предать.
— Не надо так сильно омрачать, Рыжик. Вполне вероятно, что это заезжий гастролер. Но, соглашусь, слишком уж дерзкий путь побега для мимо проходящего гостя. Даже я не знал, что у нас под задницами такие механизмы пыхтят. А уж что можно приползти из того улья в эту дыру каким-то волшебным образом — подавно, — Эл вымученно улыбнулся и приятельски коснулся плеча Ольги, — ладно, до завтра. Раз Мору нужно спать, то и нам тоже.
— До завтра.

*Черт...
TRICK OR THREAT
Ilostana
100 0%
Offline
1036
2016-02-25 в 11:42 # 31
Совместно с Andreyka

Омега. День 7. «Te Deum laudamus» [1]

“Ничто не может остановить карающую длань, что вершит дела свои во имя человечества и Господа”, - говорит дядя Ричард, попыхивая трубкой.

В детстве она внимательно слушала его, этого властного и, быть может, жестокого человека, приоткрыв рот, впитывая слова губкой. И верила. Верила, что есть безликий Бог с десятком рекомендаций для комфортного сосуществования букашек на Земле. Верила, что добро однобоко, ничуть не расходится с общепринятым мнением и вовсю являет себя во всех делах человеческих. Верила, что ее судьба - божественное провидение, ведь как иначе объяснить и присутствие рядом любимого и верного брата, и маленькое “волшебство”, позволяющее ей творить из голубого сияния летающих лошадок, и безбрежный достаток, который, потакая всем ее “хочу”, превращал желаемое в действительное.

В отрочестве Лу хмыкала, абсолютно разуверившаяся в дядиных словах, да и в его мудрости в придачу. Сначала она молилась, злая от разлуки с братом, испуганная от вторжения Жнецов, потерянная в смерти родителей. Но позже надолго замолчала, уже осознавая, что молитвы не помогут, ведь Бога-то и нет, а полагаться нужно только на саму себя. Она писала длинные письма Максу, полные любви и боли, замыкалась в себе все сильнее и училась - настойчиво и кропотливо, а главное молча, в полной уверенности, что сама прекрасно знает чего и как нужно добиваться. Понимая, что нет преграды и оправдания для нее, ведь единственное, ради чего стоит жить - Макс.

В юношестве утихли страсти, вернулся брат; и в тот же вечер их встречи, лежа на софе, молча глядя в его глаза, она вдруг поняла: Лу тоже делает все для человечества и Господа. Просто Господь у нее другой - лежит сейчас перед ней и смотрит, изредка моргая да поглаживая ее ладонь. А все человечество на самом деле заключено в них двоих. И в этот миг, варившаяся многие годы мысль, наконец, поспела: она будет вершить дела во имя брата, без оглядки и сожаления. И если не сможет бросить все к его ногам, то просто сама захлебнется в собственном ничтожестве.

И сейчас, глядя в честные глаза Фила Питкэрна, она опять вспоминала эту фразу и молчала. Молчал и он.

Тонкий приятный аромат кофейных зёрен вдоволь насытил Фила своей вкусовой палитрой, оставляя приятное послевкусие. Они сидели в небольшом кафе, которое находилось в трёх кварталах от гостиницы, где Питкэрн снял номер.

Во время ужина оба не обмолвились ни одним словечком... Журналист не хотел прерывать свою очаровательную спутницу, а лишь удивлённо наблюдал за её трапезой. Лу была биотиком, а манипуляции с тёмной энергией требовали очень плотного питания, в основном - белкового, поэтому, на столе вскоре лежали - сочный стейк из мяса варрена, банка фасоли, блюдо из печени какого-то Иллиумского зверька, а так же чай и с небольшим кусочком творожного пирога.
“И как можно столько есть и не толстеть?” - задавался классическим вопросом юноша, отмечая сухую фигуру Лу.

Наконец-то дождавшись конца, Фил потянулся в карман и достал пачку сигарет. Ловко вытащив и прикурив фирменной зажигалкой сигарету, он убрал её обратно. Первая затяжка сразу же даровала чувство наслаждения, и Питкэрн с удовольствием позволил табачному дыму проникать и дальше внутрь себя.

- Ты всегда так обильно питаешься? - решился спросить парень, делая ещё затяжку.

Лу прищурилась и непонимающе свела брови.

“Что ты имеешь ввиду?...” - подумала она и только потом вспомнила, что Фил не может читать ее мысли.

- Ник-когда не дум-мала, что что-то не так… - Лу провела рукой по впалому животу, чисто по-женски проверяя наличие лишнего веса.

Наблюдая за её реакцией, Фил просто не смог сдержаться и залился громким хохотом.
“Она всё равно остаётся обычной девушкой, даже несмотря на свои странности.”

- Не подумай ничего плохого, - улыбнувшись на мгновенье, добавил журналист. - У тебя хорошая фигура, но в меня и половина твоего ужина не влезет. Как тебе удаётся столько съесть?

Она серьезно оглянулась по сторонам, а потом наклонилась чуть ближе к Филу, предложив, без намека на улыбку:

- Я ммогу ва.. тебе пок-казать красоту... если ты не с-слишком рас-строишься, ч-что тебя с-сюда больше не пус-стят…

Она подхватила тонкими длинными пальцами серебряную вилку и, окутывая ее голубыми всполохами, приподняла над ладонью. Переливаясь как алмаз, податливый метал выгнулся пластилиновым комком, а спустя мгновение на его месте взмахивал крыльями серебряный дракон.

- Это тре-бует больших с-сил, - словно оправдываясь, протянула Лу, уже жалея, что продемонстрировала ему свои умения. - А я не и-имею пр-рава быть с-слабой…

И она снова замолчала, смущенная и чуть злая на саму себя. Филипп был слишком непосредственным и веселым, а она - зажатой и серьезной. В его руках был ключ к ее, Лу, стремлениям - видеозапись, которая могла стать гарантом дружбы Макса и Призрака, а она не справлялась.

- Впечатляет! - удивлённо воскликнул Фил, рассматривая биотическое произведение искусства, но спустя секунду он вспомнил недавние слова девушки. - Ты имеешь право быть самой собой со своими привычками, страстями и слабостями. Тем более, если ты так мастерски раскрутила вилку, то тем, кто встанет на твоём пути, точно не поздоровится.

Лу покачала головой.

- М-моя жизнь не пр-ринадлежит мне, - ответила она тихо.

- И ради чего же ты тогда живёшь? Или же ты просто инструмент в руках своего братца? Я ещё при звонке заметил твой замкнутость перед ним… - лицо Фила приняло разочарованные черты. - Ты хотя бы чувствуешь себя человеком? Не оружием, а причудливой девчонкой, которая съедает дневную норму за один присест…

Она непонимающе приподняла брови, а затем нахмурилась и, сама себе не отдавая отчета, смяла дракона в серебряный комок.

- Разве к-кому-то это может б-быть интересным? Я б-боюсь не Макса, я б-боюсь лишь п-потерять его, - серьезное и спокойное лицо Лу резко контрастировало со слегка разочарованным Фила.

- Жаль, что он не боится потерять тебя, - отрезал журналист, а после метко швырнул окурок от сигареты в урну. - Счёт, пожалуйста!

Лу кивнула, то ли в мрачном удовлетворении, то ли просто ставя точку в этой теме. Она знала, что разговоры - не ее конек, но оставлять все на самотек не хотела.

- Филипп, мы хотели тебе п-помочь, если т-тебя это еще интерес-сует, - заикаясь напомнила она, осознавая, что звучит это жалко.

- Я знаю, - ответил Питкэрн и снова засверкал в улыбке, поигрывая ямочками. - Ладно. У нас есть важное дело, но я так и не понял, что хочешь ты и твой брат? Правды? Славы? Денег?

Лу задумалась. Чего хочет она, было очевидно. Вот только стоит ли это говорить.

- К-когда ис-счез Призрак, все д-данные и его р-разработки канули в н-никуда. Вместе с н-ним и Ц-цербером, - медленно начала она, взвешивая каждое слово. - Н-наша к-компания “Templton Technologies”... т-ты ведь з-знаешь о н-ней?

Она провела языком по пересохшим губам. Фил кивнул.

- М-мы бы х-хотели выкупить н-некоторые раз-зработки… И е-если Призрак ж-жив…
Лу замолчала.

- То есть слабенький шанс получить эти разработки, а это, значит, что они крайне важны, иначе зачем бы вам гоняться за ними. О каких именно разработках идёт речь? У Цербера их было много… Некоторые были не самыми приятными, будучи ребёнком на Иден Прайм я видел синие глаза их солдат… Помню, их взгляды, словно их души в холодной пустоте, окружённые тьмой.

Фил снова вспомнил те ужасные картины из детства… Крики соседей на улице, автоматные очереди, со свистом летящие по проулкам, разрушенную школу. “Стоп! Не время! Останови эту чёртову киноленту и займись делом!”

Лу потемнела. Иден Прайм стойко ассоциировался с Клавом и его смертью, сюда же примешивалось чувство вины и нечто еще: то ли тоска о мертворожденной первой любви, то ли о так и не состоявшемся опыте первого увлечения. Так или иначе, вспоминать ни Клава, ни Иден Прайм ей совсем не хотелось.

- Я з-знаю, Фил, ч-что ты журналист, - она опустила взгляд на потертую столешницу. - Я-я могу т-тебе доверять?

И снова подняла голову - Фил улыбался. Не так как Макс, жестоко и прохладно, чувствуя свое превосходство над всеми. А просто, дружелюбно и искренне. Лу не часто видела такие улыбки.

- Можешь, но кроме меня тут ещё стены, а у них тоже есть уши, - дружелюбное выражение лица сменилось на деловое. - Нам нужно идти.

Лу почувствовала себя неловко. И почему она всегда говорит не к месту?

- Да, т-ты прав… - она потянулась к пальто.

Положив парочку сотен кредитов на стол, Фил ещё наскрёб немного денег и на чаевые. “Неважно где ты - на Омеге или на Цитадели, проявляй свои манеры,” - Питкэрн прочитал сам себе лекцию по этике, а после, вытерев лицо салфеткой, пошёл к входной двери. Приоткрыв её, он вежливо, как обычно с улыбкой, пропустил Лу вперёд.

Она рассеянно повела плечом. Длинный день подходил к концу, но вот разговор с Филом прекращать не хотелось. Едва ли Максу понравится то, что информации Лу так и не набрала и к разгадке таинственного отправителя так и не придвинулась. Ну, а хуже всего было, конечно, вот это ее какое-то глупое смущение, молчаливость и беседы ни о чем. И Лу отчаянно пыталась сообразить, часто ли люди встречаются для простого трепа или у них всегда есть цель?..

_______________________________________

«Te Deum laudamus» (лат.) - «Тебя, Бога, восхваляем»
Andreyka
33 0%
Offline
351
2016-02-26 в 13:17 # 32
Совместно с Ilostana

Омега. «In Te Deum speramus» [1]. Ночь с 7 на 8 день.

Девять лет назад, из воспоминаний Лу.

В последнее лето перед тем как родителей не стало, Макс вернулся из школы не один: у тяжелых дверей парадного входа, пропихнув руки в карманы и ухмыляясь выворачиваемуся от материнских поцелуев Темплтону, стоял смуглый мальчишка. Поначалу Лу, до смерти соскучившаяся по брату, хотела было повиснуть на шее Макса, привычно просчитать тонким слухом удары его сердца и проверить тепло ладоней, но, завидев незнакомца, переменила решение.
- ...ты еще больше вырос! Генри, посмотри, какой Макс стал высокий!
- Ну, мам! - и Темплтон-младший оскорблено покосился на приятеля. Но тот словно бы и не замечал - стоял расслабленно и кормил чем-то оранжевым сидящего на плече пыжака. На самом деле зрелище невиданное и неслыханное, ведь до этих пор Лу встречала пыжков только в Королевском зоопарке в Лондоне, но никак не на плече ребенка. - Мам, пап, это Клав. Клав Страдж.
И Анна, окрыленная и страшно довольная возвращением сына, переключила внимание на незнакомца: обняла его по-матерински горячо и тут же поинтересовалась, в каком клубе состоят его родители.
- Леди Темплтон, рад знакомству, - галантно протянул Клав и даже чуть поклонился, хитро улыбнувшись и залихватски подмигнув. - Лорд Темплтон, мое почтение.
Родители размякли, польщенные прекрасным воспитанием и трогательной и на удивление складной вежливостью подростка, тут же уверили его в том, что обращаться к ним стоит только по именам и чувствовать Клавдий должен себя как дома. И радость встрече сына, прерванная новым знакомством, занялась с новой силой: Макс наскоро расцеловал Лу в обе щеки, приказал первому из череды В2В унести вещи в комнаты, прыжками преодолел парадную лестницу и снова занялся торопящимися за ним родителями. У аэротакси остались стоять лишь Лу и Клав - наступила пора знакомится и им.
- Клавдий, - он улыбнулся широко, явив ровный ряд белоснежных зубов, которые казались еще ярче в контрасте со смуглой кожей. - А это Жмых.
Он легонько ткнул пальцем в пузико пыжака. Тот пискнул, обхватил лапками руку Клава и даже слегка куснул, требуя еще лакомства.
- На самом деле он добрый, - пояснил Клав и наклонил голову, с любопытством разглядывая Лу. И его прищур, и беспорядок в шевелюре, и пыжак на плече напомнили Лу о космических пиратах, приключениях и прочей чепухе, которой, как ей показалось, была забита голова этого мальчишки.
- Луция Анна Темплтон, - протянула она, так и не улыбнувшись.
- Лу, да? Макс рассказывал, - кивнул Клав. - Вы очень похожи. И оба какие-то странные.
Она оскорблено надулась, хотела было что-то ответить, но стушевалась и так и осталась стоять, поражаясь его наглости. Клав захохотал.
- Ты только не подумай! Странные в значении необыкновенные, а не чокнутые, - замахал он руками, но тут же спохватился и задумчиво добавил. - Хотя Макс и ведет себя иногда как псих.
- Он не псих, - процедила Лу сквозь зубы, пошла голубоватой рябью биотики и решительно сделала шаг, прикидывая, куда лучше двинуть обидчика. Но внезапно наткнулась взглядом на восторженную физиономию Клава и снова остановилась.
- Да ладно... - пораженно протянул он и даже чуть приоткрыл рот. От этого живого удивления с него тут же спала спесь и напускная таинственность, на место им пришли непосредственность и жаркое любопытство. - Биотик? Нет, серьезно?
И он почти протянул к ней ладонь, чтобы ощутить дрожание темной энергии собственной кожей, но быстро взял себя в руки.
- Ты можешь называть меня просто Клав и тискать Жмыха, если обещаешь показать всякие штучки. И, ей богу, я не дам никому тебя в обиду, - предложил он и протянул руку. И, глядя на эту ладонь, Лу вдруг поняла, что у нее появился первый настоящий друг.


***

“И почему я не проводил её?” - критиковал сам себя Фил. - “Нет… Она не похожа на тех девчонок, которые сохнут от подобных банальностей. Она другая.”

Было поздно, хотя на Омеге смена дня и ночи не была заметна визуально, атмосфера прониклась горячими позывами звериных инстинктов, пробудившихся у местных жителей: алчность, гнев, похоть, ярость, жестокость и жажда наживы. Этим жила Омега, и этого так пытался избежать Фил, гуляя по её мрачным улицам.

Оторвавшись от мыслей, журналист окинул взглядом находящуюся перед ним переулок. Он был практически пуст, и только вдали по углам виднелись отдельные силуэты, кругом висели вывески, которые были несколько раз закрашены краской, поэтому Фил не смог прочитать их. Стены тоже были разрисованы черепами разных рас, непонятными фигурами, символизирующих о принадлежности данного переулка уличной банды. Поняв, что ошибся, Фил развернулся в обратную сторону…

- Эй, парень! Проход здесь оплачивается, - самодовольно выкрикнул батарианец, заметив, что Фил повернулся к нему лицом.

- Хэй… Парни, а может я тут пройдусь за счёт заведения? - ответил юноша, запрятав внутренние страхи улыбкой.

Перед ним стояли два батарианца и ворка. Одеты в различные обноски, но на левом плече каждого был нарисован череп варрена, символ которого Фил видел на стене. Выглядели они угрожающе, но у Фила был “пистолет” на крайний случай.

- Наше заведение не славится таким гостеприимством, - вмешался другой четырёхглазый, засмеявшись после своей шутки, другие его не поняли, а Питкэрн всего лишь пожал плечами, недоумевающе смотря на него. Разозлившись батарианец добавил. - Нам не до шуток, человечишка! Хочешь выбраться с этой улицы - гони кредиты!

- Хаааа…. Ганиии кредитыыыы. Многааа кредииитов - это есть харашоооо! - внезапно закричал ворка, за что получил от напарников по шеям.

- Заткнись, придурок!

“Боже… Накручиваешь себе смерть от рук профессионального убийцы, но в итоге тебя забивает до смерти банда низкосортных бродяг,” - недоумевал Фил, глядя на своих грабителей, он даже не заметил как в руке оказался пистолет.

- Может договоримся по-другому? - с твёрдой уверенностью произнёс юноша, без дрожи нацелив оружие на врага.

Эффект сработал идеально! Почти... Ворка спрятался за спинами напарников, а один из батарианцев уже оглядывал окрестности, чтобы поспешно убежать, но другой лишь самодовольно ухмыльнулся и двинулся в сторону Фила.

- Парень, в следующий раз покупай настоящие пушки. Подделки Мелария меня не напугают. А теперь выбирай: или ты платишь, или тебе будет плохо. Хотя, ты можешь выстрелить в меня, - батарианец засмеялся, сделал шаг в сторону Фила и… тут же отшатнулся, получив скорее обидный, чем болезненный, удар в грудь. Он недоуменно перевел взгляд на свою видавшую виды броню и даже как-то обиженно отряхнул уже растворяющиеся в тусклом освещении всполохи биотики.

- Что за?!... - стоящий рядом ворка сжал когтистую ладонь в кулак, но тут же зашипел от боли: его руку крепко окутала темная энергия, играясь, обвила по всей длине и неестественно выгнула в другую сторону. Послышался хруст.

- У-уходите, - Фил обернулся. За его спиной стояла Лу, как обычно мрачная и незаметная, сильнее чем обычно похожая на тень. И фигурка ее, тонкая и какая-то даже вытянутая, напоминала слендермена из детских страшилок. Отчего-то именно здесь, в убогом квартале Омеги, леди Лу Энн Темплтон смотрелась более гармонично, чем в зале совета директоров ТТ. Наверное, потому, что проблема с кучкой батарианцев решалась куда проще, чем склоки в стае вредных стариков, заседающих в совете. - Я с-сказала, уходите.

Напрягая мозг в попытках осознать происходящее, Фил ошарашенно смотрел на своих обидчиков, которые так же вылупились на стоявшую сзади Лу, лишь болезненные крики ворки нарушали молчаливую пелену страха и удивления.

Питкэрн наконец-таки решил обернутся, чтобы полюбоваться на лицо своей спасительницы, и невольно сглотнул воздух. В глазах Лу отчётливо виднелась ярость тигрицы, защищающей своё дитя, но она сменялась кровавой жаждой… Вспомнив тот трюк с вилкой, юноша понял, что медлить нельзя, иначе прольётся кровь.

- Лу, отпусти, - произнёс он холодным тоном. - Они пойдут своей дорогой, а мы своей.

Лу быстро перевела взгляд на Фила, потом обратно на бандитов и покорно опустила руки. Длинные светящиеся “щупальца” биотики рассыпались в воздухе. Она равнодушно проводила удаляющиеся спины врагов и сделала пару шагов к Филу. Готовый слететь быстрокрылой птичкой, на языке вертелся вопрос, все ли с ним в порядке, но задать его Лу так и не решилась.

- Почему ты не пошла домой? А если бы у них оружие было?!

Лу удивленно хлопнула глазами, поправила рукав пальто и покачала головой.

- Ты в-ведь никогда не б-был на Омеге? - она кивнула на его пистолет, что Фил до сих пор сжимал в побелевшей от напряжения ладони. - Кто с-сильнее, тот и п-прав. Я п-просто решила п-перестраховаться.

Фил посмотрел на дрожащую руку и отшвырнул пистолет куда подальше.

- Я не люблю, когда из-за меня напрасно рискуют... То есть… Спасибо, Лу.

Она пожала плечами и неопределенно кивнула, мол, пойдем - нечего стоять и ждать новых напастей. Под кожей все еще клокотала разбуженная ярость, и Лу очень уж хотелось добавить, что нельзя вести себя так по-дурацки, разгуливая с фальшивым пистолетом по самым темным улицам Омеги; нельзя думать, что жизнь твоя в безопасности просто потому, что ты сам в этом уверен; нельзя действительно рисковать собой, если у тебя в руках есть видеозапись, имеющая большое значение для всей Галактики в целом и для Темплтонов в частности. Нельзя в принципе рисковать собой, если ты важен Лу.

Но вместо этого она прости тихо откашлялась и предложила:

- Я м-могу порекомендовать т-тебе торговца н-настоящим оружием, - и она покраснела, в который раз проклиная своеи косноязычие.

- Нет! Лучше уж я проявлю лишнюю осторожность, чем куплю оружие, - выпалил Фил тоном, словно мать ругающая своё дитя за игры со спичками. А Лу вздохнула, мысленно смиряясь с тем, что пока они тут, на Омеге, ей, так или иначе, придется следить за Филом.

Отряхнув одежду, он подошёл к ней поближе, даже слишком… И, улыбаясь, проговорил:

- Уверен, что ночные прогулки по Омеге - это не только убийства и грабежи, но и кое-что интересное. Прошу за мной, леди Темплтон, - он схватил её за руку.

Лу смутилась еще больше, ощущая, как по коже начинают бегать сотни невидимых мурашек. От удивления и чего-то непонятного, отдающегося где-то в животе, она, и так всегда неразговорчивая, сейчас вообще проглотила язык - очень уж странно было ощущать горячие ладони парня, которого знала она едва ли несколько часов, в своих руках.

______________________________________

1. «In Te Deum speramus» (лат.) - «На тебя, Боже, уповаем»
Krolikmen
21 0%
Offline
137
2016-02-29 в 14:25 # 33
Совместно с Ilostana

Отель Гранд Омега. «Te Deum confitemur» [1]. Ночь 8 дня.

- Леди Темплтон? - губы голограммы изогнулись в приветственной улыбке. - Ваш брат уже ожидает Вас.

ВИ доброжелательно повела рукой, приглашая пройти к лифту. Лу сухо кивнула, так и не соизволив улыбнуться, и быстрым шагом направилась к апартаментам. "Гранд Омега" считались лучшим отелем в городе - самое высокое здание выделялось среди потрепанных и хереющих в неоновых огнях развалин словно пестрая колибри в курятнике. Лу никогда не любила такой пафос, но знала, что Макс в другом месте жить не стал бы.

Стеклянная кабинка лифта медленно поднималась наверх, чуть дергаясь в такт тихой музыке. И уже через несколько секунд, даже не достигнув последнего этажа, Лу почувствовала, что он рядом. Она замялась в нетерпении, уже пылая ненавистью к бесконечно долго ползущей “тюрьме” и, стоило дверцам распахнуться, почти бегом устремилась к номеру.

В апартаментах было сумрачно, пахло смородиной в сахаре и хересом. У дальней стены в кресле дремал Макс, уставший после перелета и всех тревог. Стараясь не шуметь, Лу подошла ближе, на ходу снимая туфли, и опустилась на пол рядом с ним. Она действительно скучала, и сейчас положить голову на его колени, закрыть глаза и ни о чем не думать, чтобы не приведи случай, не разбудить его, казалось если не райским наслаждением, то просто маленьким чудом. И весь осадок от неловкого разговора и происшествия на улице с Филом улетучивался в никуда.

“Макс, как же я скучала...” - невольно пронеслось у нее в голове, и неслышная никому кроме брата мысль заставила Макса очнулся.

Юноша не без труда разлепил веки, медленно выходя из состояния похожего на кому. Имплантанты встроенные в мозг позволяли ему спать всего несколько часов в сутки без каких либо последствий. За исключением психического истощения. Долгие часы бодрствования давили, из-за чего он становился крайне раздражительным и нервным.

- Сколько раз тебе повторять, стучись, прежде чем входить, - проворчал Макс и легонько ущипнул сестру за щеку.

“Прости”, - она улыбнулась и потерлась лицом о его ладонь. - Я н-не хотела т-тебя будить…

- Ничего страшного, - Макс моргнул, заставляя свернутся открытое досье на сетчатке глаза. - Тебе тоже не помешает отдохнуть.

Макс погладил шелковистые волосы сестры.

“Я встретилась с Филиппом”, - губы Лу чуть дрогнули, она подняла голову и посмотрела в глаза Макса. “Не уверена, что разговор был очень продуктивным...”

Из под нахмуренных бровей поблескивали два разноцветных глаза - Макс чувствовал, что Лу огорчена.

- Не томи, рассказывай как все прошло, - Темплтон младший просто изнывал от любопытства. - И со всеми подробностями.

Молодой человек встал с кресла, не без труда отцепив от себя сестру, подошел к мини-бару.

- Кстати, со мной связывался наш дражайший дядюшка, - проговорил Макс, неспешно наливая в стакан виски. - Он просто в ярости от устроенного представления.

Макс буквально чувствовал, как сестре не понравился его внезапный демарш в другую сторону комнаты.

- Не дуйся, - брат чмокнул Лу в лоб и уселся обратно в кресло.

Лу проигнорировала сказанное о Клере - сейчас не имело значения, что думает дядя, если он не в силах ничего изменить. Она устало поднялась на ноги, прошла к окну и расстегнула верхнюю пуговицу глухого платья.

- Он с-скрывает запись, - начала Лу. - С-сомневаюсь, что я в б-лижайшее в-время я получу ор-ригинал…

Она смутилась, а потом поспешно добавила, почти захлебываясь в эмоциях:

- Н-но я добуду ее, т-ты же понимаешь…

“Я сделаю все, чтобы ты смог возвыситься”, - она потерла лоб и уселась в кресло.

Макс поежился, глаза сестры блестели от фанатичного обожания, а голос был прерывистый и какой-то неестественный. Он уже давно заметил нездоровое поведение старшей сестры, но вместо того что бы задушить подобную слепую любовь, Макс раздувал ее все больше и больше.

- Сколько это может занять времени? - на вопрос брата Лу промолчала. Давать какие-то гарантии, предсказывать поведение Фила… Нет, она не могла.

- Что ты можешь о нем сказать? - Макс пожевал нужную губу подбирая слова. - Что из себя представляет этот журналист?

- Мног-го говорит, ч-чересчур, - она тонко улыбнулась. “Очевидно умен, но скрывает это. Мне кажется, он несерьезен, Макс, и это проблема… Я хочу добраться до того, кто отправил эту запись, первой. Хочу узнать, кто это...”

- Что ты рассказала про себя?

Лу медленно выпрямилась. Ее сухая фигура вся в черном напоминала призрака бледностью кожи и суровым выражением лица, и если бы Макс не был уверен, что это его сестра, то вполне мог принять ее за полтергейста. Она облизала потрескавшиеся губы и покачала головой.

"Только необходимое... я сказала, что нам нужны разработки Призрака. Я думаю, он поверил - он знает о нашей компании, так что это ему показалось правдоподобным."

- Как давно у него эта запись? С ним связывался кто-нибудь, кроме тебя? - с каждой минутой их разговор начинал походить на допрос. Макс засыпал свою сестру вопросами, не давая ей и секунды перевести дух. Уже не дожидаясь ответов, самостоятельно копался в ее голове лихорадочно и безжалостно, разыскивая все нужное.

- Теперь я хочу услышать твое мнение на счёт сложившейся ситуации, - закончил пытать сестру Макс.

От пронзительного взгляда брата бежать было некуда, да и в сущности не хотелось. Разве безмолвные жрецы-язычники бежали от гнева от своих древних богов? Лу не стала бы.

"Мы можем дальше продолжать с ним устанавливать контакт. Я... я уверена, что он отдаст мне все, что я только пожелаю. Или я сама заберу".

- Маленькая кровожадная леди, - невесело усмехнулся брат. - Я буду тебя оберегать, но постарайся не влипнуть в неприятности и не спугнуть осведомителя.

Лу расслабленно рассмеялась, отчего лицо ее, состоящее почти из одних углов, помолодело. Она припомнила инцидент на улице с игрушечным пистолетом Фила.

"Он безопасен как котенок... Просто журналист…"

- Если слишком увлечешься, то рискуешь потерять те немногие ниточки, что у нас есть, - с каменным лицом проговорил брат. - Подобного шанса может больше не представится, постарайся не обложатся.

***

Филипп не хотел идти ей навстречу - это она понимала абсолютно точно. Как бы словоохотлив он ни был, но довериться какой-то там девчонке, прилетевшей аж с самой Земли без каких-либо особо внятных причин, не смог бы. Она прокручивала разговор раз за разом, детально вспоминая каждую его фразу или взгляд, и без конца хмурилась, все больше удивляясь и даже краснея. Пожалуй, самым поразительным было то, что Фил чувствовал себя абсолютно расслабленным, можно сказать, даже безмятежным. В его руках было нечто покруче атомной бомбы, нечто, что могло взорвать не только экстранет, но и всю сложившуюся систему управления Галактикой. Но он ничего не предпринимал, только удивлённо смотрел, как она уминает стейки с кровью и запивает чаем.

Лу вздохнула. Ситуация никак не хотела собираться в одну ясную картину - кусочки пазла разлетались, а дырка, обозначающая таинственного незнакомца, что отправил Питкэрну короткий ролик, никак не заполнялась.

В тусклом свете лампы едва было заметно, как Лу, расстроенная и слегка озадаченная, провела пальцем по столешнице, стараясь сообразить, кому такого рода сенсации были на руку. Не то, чтобы возвращение Призрака могло ей чем-то досадить, но Лу не кривила душой, когда говорила о разработках, утерянных вместе с Цербером - они действительно разом бы решили все финансовые проблемы, если бы в ее, Лу, руки попали эти документы. У них уже был проект "Глаз", что сулил немало прибыли, но...

На "но" мысль терялась.

Леди Лу Энн Темплтон хотела большего. Она хотела преподнести Максу не только обновленную компанию, но и кресло Четвертого в “Уроборосе” в придачу. А потом, кто знает, она смогла бы подмять под себя Совет, отправив Макса послом на Цитадель и заставив Галактику ему подчиняться. Просто потому, что только ее брат мог стать самым величественным властителем...

"Какая маленькая запись - и столько перспектив..." - подумала она, почти ощущая болезненное сердцебиение и головокружение от нахлынувших чувств. Она хотела... нет, даже не хотела - должна была сделать для Макса все. Ну, а сейчас… Сейчас ей оставалось только ждать.

На руке замерцал маленький экранчик, настойчиво требуя принять вызов.

- Лу, - дядя был чрезвычайно весел и (собственно, как и всегда) любезен. И ей (собственно, как и всегда) стало неловко: сблизиться хоть с кем-то из родных, разумеется, кроме Макса, ей так и не удалось. - Эйб сказала, что вы улетели на Омегу…

Он замолчал, намекая на объяснения, но, так ничего не дождавшись, продолжил.

- Вы бы могли предупредить, - голос Клера стал деловым и официальным. Совсем как в тот день пятнадцать лет назад, когда отчитывал Лу, отправившую летающими пузырями в рот Максу кусочки джема и, разумеется, успевшую испачкать не только себя и брата, но и всю столовую залу. - Я уже говорил Максу. Мне кажется, вы допускаете ошибку, прибрав полномочия совета в отношении нового проекта…

- Ричард, - она резко прервала его, даже не заикнувшись. А Клер, Лу знала, в это мгновение поморщился, ровно как и всякий раз, когда племянница называла его по имени. - Реш-шение было принято нами, и м-мы не стан-нем ничего м-менять. С-совет боится, он не с-способон понять, какая п-прибыль ждет нас.

- А если члены совета решат не рисковать? Если они потребуют свои доли? - он напирал, и чувствовалась властность, которая пристала мужчинам их семьи, хоть Ричард и был не Темплтоном.

Она перевела дух. День выдался несладким, и сейчас она едва стояла на ногах - споры с дядей были явно не кстати.

- Н-не потребуют. Она п-подписали сог-глашения, - она проглотила слюнку. - Новый п-проект даст т-толчок для р-развития к-корпорации. Ричард, в-вы же сами п-понимаете, что это н-новые ниши р-рынка - медицинское об-борудование, в-военное оснащение…

Она раздраженно потерла лоб, чувствуя всей кожей усталость. Хотела было что-то добавить, но поняла, что ей бесконечно лень. “Пусть думает, что хочет, мне не досуг его переубеждать,” - решила она.

- Я понял тебя, Лу Энн, - довольно сухо прервал ее дядя. Через мгновение она услышала щелчок зажигалки и его мерное попыхивание - Ричард курил. Если он и хотел что-то добавить к сказанному, то, по всей видимости, не считал нужным хоть немного поторопиться.

Лу перевела взгляд на голограмму часов на чересчур роскошном для отеля комоде. И ей невольно подумалось, что вот эти мелочи (и уже почти недоступное простому обывателю красное дерево в сочетании с дешевыми голочасами, и нейтрального цвета стены с картинами не очень известных художников, и по-армейски выстроенные пузатые бокалы), все это составляло определенную, совсем не домашнюю и не всегда уютную часть гостиничной жизни. Она вздохнула.

- Лу, я надеюсь, вы вернетесь к святкам? - снова заговорил Ричард, пыхнув трубкой. - Мы со Светланой…

- Хм... - изменяя своей выдержке, нервно прервала его Лу.

Но Ричард, будто бы и не заметив, невозмутимо продолжил:

- Мы приедем вместе. Хотелось бы семейного праздника, - и Лу не увидела, но просто почувствовала, как он злорадно выпустил очередное колечко дыма куда-нибудь в угол своего кабинета.

Она опять промолчала. И не потому, что сказать было в данном случае нечего - о, нет, она бы сказала… сказала бы все, что думала об этой женщине. Но Лу не стала.

- Ну, вот и славно, славно...Я думаю, тогда мы и рассудим, что для компании лучше. Да и вообще у меня для вас кое-что есть, - и, так и не дождавшись ответа Лу, добавил: - Что ж... Мое почтение Максу. Привет.

И отключил связь. Лу поморщилась, словно бы учуяла давящий запах его дорогого табака в сочетании с резким запахом парфюма - запах, привычный с детства, что еще несколько лет назад повергал ее в трепет, а теперь лишь вызывал першение в горле.

Но все бы ничего - дядя прилетал на святки ежегодно, приводя Эйбелин в воинственное состояния духа, повергая прислугу в шок и заполняя собой все пустынное имение - это было привычно. Другое беспокоило Лу: едва ли за последние пять лет он желал взять с собой свою постоянную любовницу. Он прекрасно знал и холодно отстраненное отношение к ней Лу, и яростно-раздраженное - Макса. И дело было даже не в том, что эта Светлана была вульгарной и шумной, сколько то, что Лу никак не могла ее раскусить.

Ричард познакомился с ней на благотворительном балу. Самое “рыбное” место для любой мало-мальски умной охотницы за богатством, право слово. Лу прекрасно помнила этот вечер, ведь и сама отчаянно скучала в углу карточной гостиной, дожидаясь, пока Макс покорит сердце еще одной то ли модели, то ли актрисы в каморке для швабр, и нервно вздрагивала почти собственной шкурой ощущая ласковые прикосновения к коже брата. Тогда-то Светлана Фомская и была представлена Клеру как “талантливый искусствовед”. Она, не стесняясь своего грубого русского акцента, забавно шутила, очень остроумно высмеивала собравшееся общество, прикасалась ладонью с ядовито-кровавым маникюром к плечу Ричарда и изящно откидывала за покатое плечо пряди платиновых волос, являя собранию бриллиантовые серьги, размером со старые пятицентовики. Не удивительно, что Фомская так не понравилась Лу и так понравилась Ричарду: Лу, извечно прямая, словно жердь проглотившая, сухая и серьезная была даже не тенью, просто ничем рядом с этой яркой женщиной “уже за 40”, а Ричард, порядком избалованный вниманием глупых девиц, не мог не плениться живым умом и самобытностью русской красавицы.

Но вечер завершился, и завершилось знакомство - Фомская была достаточно умной, чтобы не навязываться, и достаточно хитрой, чтобы навести справки и появиться в следующий раз там же, куда был приглашен Клер. И снова она удачно шутила, и снова изящно встряхивала кудрями и блестела бриллиантами… с одной лишь разницей, что декольте ее безвкусного платья значительно увеличилось со дня их последней встречи, да и морщин явно поубавилось. И если первое было Ричардом отмечено, и взгляд его, быть может, даже сверх всякого приличия задержался на выдающихся достоинствах Светланы дольше положенного, то другому он едва ли придал значение. Она была красива, горда, имела превосходную осанку и отлично держалась в обществе. Но важнее всего - она была очень умна. И это выделяло ее на фоне большинства женщин высшего круга.

С этого дня знакомство было продолжено уже в другом ключе. И Лу могла бы сказать, что Фомская - просто дорогая шлюха не первой свежести, и что она банальная охотница до богатеньких мужчин, если бы не тот факт, что доказательств этому не было. Состояние ее (картинные галереи в Москве и Лондоне, небольшой домик где-то в Ричмонде, фамильные бриллианты да пара силиконовых грудей) были переданы ей по наследству от бабушки (кроме грудей, пожалуй). И половину жизни Светлана провела в Москве, постигая тайны живописи в институте и в галереях, а потом в Англии в счастливом браке так недолго пожившего военного. В сомнительных связях замечена не была, в политических собраниях не участвовала, в тайных обществах не состояла. А большего выяснить Лу так и не удалось.

Отношения Клера и Фомской продолжались пять лет, и Ричард был достаточно тактичен, чтобы не оскорблять Темплтонов напрасными встречами со своей избранницей, но достаточно тверд, чтобы игнорировать косые взгляды и поджатые губы. И сегодняшний демарш - он знал ведь - не мог оставить равнодушной даже Лу, хоть та никогда открыто не являла неприязни к Фомской. Не смотря на то, что она до дрожи ее не любила.

Ее коробило и фамильярное “душенька”, которое Светлана применяла как к слугам, так и к влиятельным друзьям. Раздражал ее акцент, от которого та не посчитала нужным избавиться за годы жизни в Лондоне. Ее гордость и самодостаточность, которые сквозили в каждом поступке. Непомерная и какая-то чисто русская набожность. А больше всего - жажда жизни, не утихнувшая и ближе к пятидесяти. Наверное, Лу, выросшая в строгих правилах английской аристократии, ей просто завидовала.

Ночь близилась к концу, а сон так и не шел. Лу тихо вздыхала, ворочаясь в куда более мягкой, чем она привыкла, постели; перебирала в памяти обрывки минувших событий, возвращалась мыслями к Фомской и Клеру; пересчитывала всех женщин, что так или иначе были близки ее брату... и внезапно задумалась о том, что до сих пор не встречала мужчину, который был бы близок ей. Где-то на самой границе памяти мелькнул тусклый силуэт Клава - блеклый и печальный. Мертвый. Он появлялся часто, и она не запрещала ему это - хотя бы потому, что до сих пор испытывала неясные мучения совести. Лу просто позволяла призраку Страджа мелькать и снова исчезать, оставаться хотя бы в памяти живым мальчишкой.

А потом снова вернулась мыслями к Филу. И подумала на сей раз не о несметном богатстве, заключенном в его таинственной видеозаписи, а о его добрый глазах и открытой улыбке. О его теплом дыхании и родинке под правым глазом, которую она успела разглядеть, когда Фил подошел безумно близко. Так близко, что… Она судорожно выдохнула и тут же, испугавшись, прогнала эти мысли прочь.

Весь остаток ночи Лу так и не смогла заснуть.

_________________________________

«Te Deum confitemur» (лат.) - «Тебя, Бога, благодарим»
Роса
118 0%
Offline
2188
2016-03-13 в 20:22 # 34
День 9

Карла Бломе Уэйфар знал, наверное, уже лет восемь - с момента, как тот прибыл в активно возрождавшуюся колонию на Мендуаре почти сразу же после окончания университета. В то время Генри как раз приобрёл себе этот дом и переобустраивал его электронную начинку. Помощь молодого специалиста оказалась кстати. А подружились они после того, как выяснилось, что Карл увлекается старинными книгами, предпочитая, как он сам объяснял, “читать классику с бумажного листа и в наиболее ранних редакциях”.
Дружба оказалась обоюдовыгодной. Генри при случае привозил Карлу раритетные экземпляры восемнадцатого-девятнадцатого, первой половины двадцатого веков. А тот присматривал за домом Уэйфара в его отсутствие.
В этот раз появление Странника оказалось для Бломе полной неожиданностью: Генри имел обыкновение предупреждать о своих приездах. Пожалуй, Карл был единственным из знакомых, кого он ставил в известность о подобного рода вещах. И когда ему на почту пришла короткая записка, извещавшая, что старый друг уже дома, Карл понял, что у того что-то произошло. И примчался, едва подошёл к концу рабочий день.
- Что за дерьмо, Уэйфар?! - изрёк он едва ли не с порога. - Я ждал тебя, по меньшей мере, через месяц, - глубокий баритональный голос едва ли вязался с внешностью тонкого суховатого долговязого блондина с длинными, собранными в хвост волосами.
Уже успевший порядком нагрузиться Генри ворчливо ответил:
- А что, ты используешь мой дом, как тайное место встречи с блядями?
- Конечно! Для содомитских оргий.
Карл подошёл ближе и развёл руки, чтобы обнять друга.
- Твою мать, Карл! Тогда я реально не вовремя, - заметил Генри, поднимаясь с кресла.
- Рад тебя видеть, Странник!
- И я!
- Тебя какая холера нынче принесла?
Генри поморщился и полез в буфет за вторым стаканом.
- Бурбон будешь?
Карл задумался.
- Буду. Так что у тебя?

- Я с Цитадели, - ответил Уэйфар, уничтожая очередную порцию золотисто-красного напитка. - Меня взяла за яйца Стража. Почти день промурыжили, суки! Потом, правда, отпустили.
- Это уже неплохо, - Карл отпил из стакана. - А за что взяли?
- Случай. Надеюсь… Съёнберг - сукина дочь!
Порывшись в памяти, Карл вспомнил, откуда знает это имя - полгода назад, после очередной мутной истории с контрабандистами и очередным ценным антиквариатом Уэйфар “отлёживался” на Мендуаре почти две недели.
- Тебя нагрели бывшие компаньоны?
- Вряд ли. Ей это не нужно было. Всё сходится на случайности. Но блядь!..
Допив бурбон, Карл закурил.
- Так я-то тебе зачем? Нет, я правда рад, что ты приехал, но к чему такой пожар?
- Похоже, мне “жучка” поставили…
Бломе закашлялся.
- Не понял?
- За мной следят. Где-то на мне пеленгатор. Или внутри меня. Один хер - не знаю. Надо искать.
Карл присвистнул.
- Каким образом? Обнаружить технологию Стражей? - мужчина развёл руками. - Ты переоцениваешь мои скромные силы.
- У меня есть аппаратура. Но в одиночку я с ней не справлюсь.
- Аппаратура у него есть... - проворчал Карл. - Ох! Ладно, давай попробуем.
Он встал. Послышался хлёсткий звук - на пол упала небольшая жёлто-бурая книга. Подняв её, Генри прочитал название: “Франкенштейн, или Современный Прометей”, Мери Шелли.
- Это ещё что?
- Классика, - пожал плечами Карл. - Разве ты не читал?
- Нет, - ещё раз глянул на название Генри.
- Если хочешь, возьми. Под вискарь идеально идёт.
- Кстати, - вспомнил Уэйфар, когда разговор зашёл о книгах, - у меня же для тебя подарок. Керолл “Алиса в Стране чудес” с иллюстрациями Дали.
- Ты шутишь? - восторг на лице Бломе можно было сравнить лишь с восторгом десятилетнего мальчишки, которому разрешили поуправлять боевым крейсером.
- Год издания - 1969-й, - Генри вытащил из походного рюкзака нетолстую потрёпанную временем книжку в твёрдом переплёте.
Забыв про Мери Шелли, Карл трясущимися руками схватил книгу и тут же пролистал её, убеждаясь, что иллюстрации в ней действительно выполнены гениальным художником. Генри довольно наблюдал за выражением его глаз, сиявших словно у Говарда Картера, только что открывшего потайную дверь в гробницу Тутанхамона.
- Оно? - спросил он наконец.
- Странник… - от эмоций у Карла перехватило дыхание. - Это… это… такая вещь! Ты ещё спрашиваешь! Я лет пять за ней гоняюсь.
Генри вздохнул и покачал головой на совершенно мальчишеский восторг в словах друга. Понимая, что быстро вернуться к вопросу о поиске “жучка” не получится, он оглядел буфет в поисках своего стакана, налил ещё бурбона и посмотрел на оставленную Карлом книжку про Франкенштейна. Взял её в руки, просмотрел пару страниц.
- Могу одолжить, - не отрываясь от Керолла, сказал Бломе.
- Да я не фанат.
- Зря. Прекрасно расслабляет мозги, особенно на ночь…
- У меня есть виски.
- Ну, смотри сам.

***


Проснувшимся - горе,
И, может быть, вскоре
Я стану бессмертным, - ты станешь вдовою.


“Зимовье зверей” (с)


С кончиков голографических пальцев шла информация о структуре её кожи, температуре, цвете, запахе, малейших неровностях и изгибах… Пожалуй, одна из вещей, которые он больше всего сейчас хотел бы вернуть - возможность хоть на миг прикоснуться к ней живой человеческой рукой, чтобы её тело ответило на прикосновение, чтобы она могла прикоснуться к нему в ответ.
Но её тонкие, чуть подрагивающие пальцы ощущали лишь упругое плотное пространство, погружаясь в него, словно в сухой студень. И голограмма послушно передавала параметры того, что к ней прикоснулось. Всё - вплоть до структуры самой маленькой чешуйки и показателей крови в капиллярах кожи. Но… не этого ему хотелось. Совершенно не этого.
Он знал сейчас о ней всё. Больше, чем знала она сама. Знал и отдал бы все свои знания за саму возможность ощутить ладонью её нежную кожу хотя бы на миг.
Лиара была в числе первых, кто перебрался жить на Цитадель, когда её отремонтировали настолько, чтобы это стало возможным. Более идеального места для штаб-квартиры той, что продолжала быть Серым Посредником, придумать было сложно. Безопасность, колоссальные ресурсы для хранения и обработки информации, доступ к технологиям, не имевшим равных во всей галактике - к её услугам оказалось всё. Но… когда он приходил, ценности не представляло ничто из того, чем она владела. По той же самой причине.
Невесомая призрачная грань, разделявшая два мира - непреклонная и непреодолимая, проклятая обоими уже сотни раз. И впервые оба они прокляли её в тот день, когда Шепард решился написать ей в первый раз после того, как завершилась война. Через неё он начал восстанавливать связь с внешним миром, через неё вошёл в контакт с новой галактикой. И через неё осознал весь ужас изменений, произошедших с ним, осознал потерю способности понимать живых.
Шепард попытался найти решение, обратный путь к человечности, но путь оказался более тернистым, чем виделось на идеальной виртуальной схеме. Сейчас он знал это лучше, чем когда-либо прежде. Потому что она была рядом, стола перед ним, а он всё так же не мог вернуть тёплый эмоциональный оттенок холодного рационального понимания, что он любит её. Любит, как всегда любил, но это было настолько тонко и непостижимо для него, что Шепард терялся, не имея возможности объяснить себе то, что чувствовал. Иным было тело, определявшее сознание, иным было восприятие, определявшее выводы. Но иррациональная связь была прежней. И свалившийся в полный, законченный материализм Шепард не мог себе её в полной мере объяснить и порой предпочитал считать её лишь воспоминанием из той жизни.

Они стояли на балконе, с которого открывался вид на сады Президиума и на бесконечную черноту космоса над ними. Своим сочетанием это место словно являло собой отражение их обоих: её - тёплое, цветущее, живое, недолговечное; и его - холодного, непонятного, уходящего в бездонные глубины, лежащие за пределами живого рассудка. Лёгкое, полупрозрачное бирюзовое платье на ней и строгая неизменная альянсовская форма на нём. Им ещё повезло, что азари не меняются с возрастом и живут сотни лет. Иначе два десятилетия не прошли бы незамеченными и для её внешности тоже.
- Ты решила, во сколько завтра отправляешься?
Лиару давно перестало удивлять, что Шепарду всегда известно всё о её планах, намерениях, мыслях. Она просто это знала. Знала и не обращала внимания, смирившись со своим странным, уникальным статусом не то жены, не то вдовы, не то… - дальше она терялась в поиске определений, ни одно из которых не отражало сути.
- Пока что не знаю. Мне должно прийти сообщение. Тогда буду знать точно.
- Хорошо, - сейчас его улыбка не отличалась от живой. - В любом случае корабль уже готов.
- Спасибо, - она снова сделала попытку дотронуться до него, и снова её пальцы встретили лишь тугое пространство.
Ей пора было уходить. Джон наблюдал за ней, пока не закрылись двери лифта. Потом он снова проанализировал, не появились ли различия в ощущениях, понял, что нет. Голограмма замерла, вздрогнула. Будь он живым человеком, Джон бы закричал. Но вместо крика по всей Цитадели прошёл сбой электропитания. Мерцнуло освещение, встал на пару секунд монорельс, недовольно запищали страховочные блоки питания.
- Полегче, боец! - за двадцать лет сознание не перестало передавать его слова голосом сержанта из учебки Альянса. - Научись уже размыкать связь между сознанием и актуаторами до того, как начинаешь терять контроль над собой. Не так уж это сложно. Знаешь, сколько узлов у тебя сейчас перегорело?
- Какая разница? - ответил Шепард. - Всё в пустую. Проект не работает. Да и не сможет сработать.
- Почему ты так думаешь? Год - ничтожно малый срок для получения результата.
- Год или тысяча лет - он никогда никого не полюбит.
- Ты так уверен?
- Да. Любовь рождается в душе, а душа - элемент сознания. Сознание определяется особенностями носителя, генерится мозгом. И у него сознание - это я. А я больше никого не смогу полюбить. Это только самообман.
- Ты не допускаешь у него собственной души?
- Нет. У одного сознания двух душ одновременно быть не может.
silicium
11 0%
Offline
27
2016-03-20 в 22:15 # 35
День 8.

Therion - Gothic Kaballah
По местному времени базы “Аид” была уже полночь, поэтому свет в коридорах горел через один. Шестой шел по пустынному коридору к своему кабинету. И если бы его кто-то и увидел сейчас, то не удивился бы: Фишинблад часто работал допоздна, и мог оказаться на работе в любое время. Но сейчас он не хотел, чтобы его хоть кто-нибудь увидел и услышал и был доволен, что никого нет.
Зайдя в кабинет, он запер дверь на замок, дал команду стеклу стать непрозрачным, опустил стальную штору на иллюминатор, активировал на полную изоляцию кабинета от электромагнитного воздействия и звуков. Затем, сняв пиджак и повесив его на спинку кресла, он подошел к столу и нажал на кнопку - вся электроника спряталась в стол. Сейчас ему нужны были другие методы работы, может быть дающие очень размытый результат, но позволяющие видеть то, что скрыто от глаз простого человека. Хоть методы и были проверены тысячелетиями, сейчас, в эпоху вездесущих и всемогущих машин, над ними смеялись. Но Дэниэл в них реально верил. Они его никогда не подводили, именно благодаря им он стал тем, кем являлся сейчас. Именно они дали ему видинье тех дверей, которые были не видны остальным. И настало время посмотреть ещё раз.
Шестой достал из шкафа набор нехитрых приспособлений. Там было несколько свечей - не чтобы они были особо важны, но создавали правильную атмосферу - древняя перьевая ручка и тетрадь. В общем, было загадкой, где он брал бумагу в эту эпоху. Возможно, она ещё продавалась в магазинах для тех, кто увлекается каллиграфией.
Фишинблад сел за стол, поставил свечи, зажег их, дал команду выключить свет. Проверил, что в ручке ещё есть чернила. “Видимо, скоро надо будет ещё заказать…” Открыл тетрадь на чистой странице и остановился.
Материальная часть готова, но не она важна - надо подготовить ещё нематериальную, ибо именно она улавливает тонкие струны мироздания. Чтобы сосредоточиться, около десяти минут читал молитвы на иврите и когда понял, что готов, взялся за ручку.
Сначала он хотел разглядеть настоящее. Шестой выписывал только ему понятным способом цифры из происходящих событий и стал их суммировать по древнему алгоритму. Полученное число он долго сверял по таблицам в начале его тетради и получил ответ: “Киму поглотит война. Младшие дерзнули бросить вызов старшим.”
Затем он стал считать будущее. Цифр получалось уж очень много. Он их суммировал, суммировал, потом опять сверился с таблицей и стал записывать ответ: “Сильный мира сего, пятеро, несущие ключ, пятеро, несущие одного, пятеро, знающие тайну воскрешенного самоубийцы, уснувшие и пробуждённые - все соберутся в точке разрыва, дабы узнать великую тайну - каждый свою.”
Затем он задул свечи, немножко подумал, дал команду активировать компьютер. Теперь надо было понять, что это значит.
Начал с Кимы. Он уже хотел набрать в поиске, но потом вспомнил, что видел упоминание о ней в Торе, которую знал практически наизусть. Кима - это созвездие Плеяды, оно же - “семь сестер.”
Видимо речь идет об “Урборосе”. Младшие, старшие... Из всех членов “Уробороса” самыми старшими являются храмовники, а младшие?.. А младшие - это Седьмой, с его “Альфа Инк.”
Он записал себе: “Провести разведку о возможном конфликте Четвертого и Седьмого.”
Второе пророчество было ещё интереснее. Сильный мира сего остался только один - это Шепард. Пятеро, несущее одно - это вообще может быть кто угодно, не исключено, что из его старой команды. Любопытно, кто этот один, но пока непонятно. Пятеро, несущие ключ, тоже могут оказаться теми, кто был в команде Шепарда, возможно, те же, что и “несущие одно”, возможно, другие. Хотя их всех было больше, чем пятеро, они вполне могут быть объединены между собой какой-то тайной восхождения Шепарда, или, скорее, ключом к этой тайне.
Воскрешенный самоубийца... Воскрешенных ровно двое. Но Шепард погиб от рук Коллекционеров, соответственно, это не он. Остаётся Призрак. Характер раны, когда его нашли, говорит о самоубийстве. В эту тайну просвещены немногие: сам Шестой, Доунволл, и ещё эта стерва Миранда Лоусон, черт бы её побрал. А раз знает она, то наверняка это знает и Шепард. Если так, то интересно, кто же пятый? Все остальные, кто так или иначе знал о проекте “Лазарь-2”, уже давно были мертвы. Шестой занервничал при мысли, что мог что-то упустить, что кто-то ещё проник в тайну, благодаря которой он удерживал истинную власть в “Цербере”. Здесь следовало подумать и хорошо подумать...
Уснувшие и пробужденные... Это мог опять же быть кто угодно. Так, точка разрыва... Сама собой напрашивалась мысль о разрыве Циклов, а раз так… то самой точкой разрыва явилась операция с Горном. Собраться нужно на нём?.. Час от часу не легче. А великая тайна, которая каждому своя - это, конечно, интересно само по себе. По всему, похоже, намечался серьезный кипеш, и в нем следовало поучаствовать.
Шестой записал себе: “Обновить информацию о команде Шепарда. Поискать наиболее вероятные группы по пятеро. Попробовать разузнать максимум о Горне.” Фишинблад промокнул капли пота, выступившие на лбу, мысленно поблагодарил за ответы и загасил свечи. Кабинет погрузился во мрак. Подойдя к стальной шторе, мужчина поднял её, открывая огромный иллюминатор, и посмотрел на усеянное звёздами чёрное пространство за им.

* * *

В кабинете Призрака сидел Гроссмюллер и докладывал о прогрессе в работе:
- Шеф, Хейла обнаружила возможный источник мощного сигнала темной материи и сейчас устанавливает его местонахождение.
- Да, она всегда хорошо управляется с поставленной задачей. Я не ошибся, положившись на неё в столь непростой миссии, - сказал Призрак и резко замолчал. Взгляд его стал рассеянным и как будто печальным. Перед глазами замелькали картины давно прошедшего. Когда-то у него был похожий агент. Имя и внешность удалось вспомнить лишь по старым документам. Миранда Лоусон… А вот собственных воспоминаний почти не осталось. И ощущение, что чего-то не хватает в руке... Он не мог вспомнить, чего, и эта мысль не давала сосредоточиться, вводя в сознании какой-то сумбур. Он помнил многое о своей прошлой жизни, но, видимо, не всё. - “Почему? - думал Призрак, - Результат неполного восстановления? Повреждение мозга? Что-то так и не удалось найти? Интересно, у Шепарда после проекта “Лазарь” возникал подобные проблемы? Жаль, что так и не удалось с ним нормально поговорить…”
Пальцы механически сжали стилос от датапада, словно это был не стилос, а сигарета, рука, оперевшись на подлокотник кресла, замерла в воздухе, Харпер в задумчивости чуть наклонил голову. Что-то поднималось из глубин сознания. Что-то давно забытое за ненадобностью...
В этот момент, в кабинет зашел Фишенблад, без стука, и, посмотрев на Призрака, резко побледнел, а затем с беспокойством спросил:
- Шеф, с вами всё в порядке?
Гроссмюллер резко обернулся, несколько удавленный наглостью первого зама, без предупреждения вошедшего в кабинет. Фишинблад, словно опомнившись от первого испуга, посмотрел на инструментрон и что-то нажал.
Призрак вздрогнул, опустил руку, поднял глаза, обретавшие постепенно осмысленное выражение.
- Нет, всё в порядке.
Гроссмюллер продолжил прерванную фразу:
- Мы обнаружили ещё четыре источника, чуть меньших по мощности, которые обмениваются между собой короткими, но регулярными сообщениями. Технари говорят, что это чем-то напоминает “heartbeet” - “сердцебиение“ кластера. Чтобы это не значило. Итого уже пять. С одним, весьма схожим алгоритмом.
Шестой снова побледнел. “Пятеро, несущие одно… Неужели?..” Совпадение было слишком уж явным. Нужно будет запросить отчёты агента и комментарии этого умника и как следует поразмыслить. Что бы за всем этим не скрывалось, нельзя пренебрегать ни крупицей полученных знаний. Знание… О! Вот уж поистине величайшее сокровище из всех! Знание даёт настоящую власть. Власть упоительную, бесконечную…
Уловив на себе пристальный взгляд Гроссмюллера, Фишинблад сделал вид, что смутился и невразумительно пролепетал:
- Ну, раз всё в порядке и раз уж я вам мешаю, зайду позже. Прошу извинить.
Фишенблад ушёл. “Интересно, почуял он, что ли, что с Шефом что-то не то, или это лишь совпадение? Какого чёрта он вообще сюда припёрся?” - мелькнула у Гроссмюллера мысль, когда за первым замом закрылась дверь.
- Хорошо, Гроссмюллер, - голос Призрака отвлёк его от дальнейших размышлений, - продолжайте работу. Если потребуется помощь, сообщите - я вам направлю ещё агентов.
Мобильная платформа 0xff12ec14
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2016-04-01 в 22:01 # 36
День 7 по 9.
Хейла спала или бодрствовала, трудно сказать, она словно держалась на границе между сном и явью, не дерзнув ступить ни одну из сторон. Агент 020 расположилась на капитанской кровати в своей любимой позе, а именно раскинув руки в стороны, и слегка прикрыв глаза. Снятая одежда комом лежала рядом на кровати, сама же агент осталась лишь в нижнем белье. Хейла задумалась об одной любопытной особенности «Цербера», а именно об названиях, А именно почему такой упор в названиях сделан именно на древнегреческой и немного древнеримской мифологии. Призрак представлялся многогранным человеком, но эта странная зацикленность, слегка удивляла. Или может все намного проще: у маленького Призрака была книжка «Мифы древней Эллады» которую он зачитал до дыр, и потом в юности и зрелости прекрасно разбирался и обитателях Олимпа и прочих небожителях, и героях. И вот когда он стал главой «Цербера», то разгулялся не на шутку, почти все названия и проекты получили названия в честь греческих богов или героев.
Навязчивый писк инструметрона вернул Хейлу в реальность. Присев на кровати девушка устало зевнула, потерла глаза и взглянула на омни. Программа прибора Гросмюллера доложила о появление первой точки перехода. Дженс вновь надела свою одежду и выйдя из каюты отправилась в кокпит.
Пилот и капитан все также сидели в своих креслах следя за показаниями приборов. Корабль лежал в дрейфе. И на обзорных экранах нежно-розовым Как диковинный сказочный зверь блеском алмазной пыли сияла туманность Вдовы.
- Капитан примите данные и отправляйтесь к требуемым координатам. - Приказала Хейла, как только двери кабины перед ней открылись. Миссис Дженс передала данные, а капитан согласно кивнул, когда их получил. После этого командир начал прокладывать новый курс, а пилот начал проверку всех систем судна. По кораблю прошел тревожный сигнал, предупреждающий команду и пассажиров о скором начале движения, и давал немного времени на выполнение необходимых процедур, перед тем как сесть в кресла и пристегнутся. Умники кинулись к своим драгоценным големам, усадив их на корточки, и пристегнули их тросами к полу, после чего расселись по креслам сами. Ортега и еще не конца отошедший от «таблетки» Феррел, закрепили свои ящики с оружием, и сели на выдвижные кресла, что были смонтированы в трюме. Дженс тоже присела на одно из таких кресел в кокпите.
-Все системы в норме, капитан. - Через некоторое время проговорил пилот.- Запуск ядра.
-Курс проложен.- Ответил капитан, нажав пару кнопок на пульте, по кораблю прозвучал второй сигнал, предупреждающей о десяти секундной готовности. - Девять, восемь, семь, шесть. - Дженс почувствовала небольшой нарастающий гул, и вибрацию. - Пять, четыре, три, два, один. Пуск. Хейла слегка прикрыла глаза, когда корабль ощутимо тряхнуло, и всех вжало в кресла. После чего по телу пробежала легкая приятная дрожь.
- Капитан, мне нужна будет информация . О кораблях чей курс проходил через данный район в определенный момент времени.- После пары секунд полета спросила Хейла.
- Хорошо агент. Время до места 20 минут.- Ответил капитан. Дженс откинулась в кресле, и попыталась расслабится. Увы, отдых продлился не долго.
- Ваши координаты находятся на стандартном торговом маршруте. Агент через данный район в данный момент времени проходил один корабль. "Брисбен" лайнер коммерческого флота Мендура по курсу Цитадель- Мендуар.- Раздался голос капитана.
- Я вас услышала.- Отозвалась агент. - Этот корабль нужно отследить. Мы должны знать действительно ли он полетит к Мендуару.
- Сделаем мэм. - Ответил капитан. Остаток пути прошел почти в полной тишине, если не считать тихое попискивание приборов, и гул и вибрацию двигателей, пусть и едва различимую. – Мэм, мы прибыли. Поблизости никаких объектов не обнаружено.
- Хорошо, уберите защитные переборки я хочу осмотреться.- Приказала Дженс освобождаясь от ремней, и одновременно сверяясь с инструметроном, действительно «Урания» была на точке.
Ставни отъехали в сторону открывая глазам девушки и капитана с пилотом безграничную темноту космоса усыпанную холодным светом алмазов дальних звезд. Хейла, не знала что она увидит, но она и так ничего не увидела. Просто темнота полная звезд, что равнодушно светили всем обитателям галактики. Все же поискав взглядом такую желанную точку, но ничего не обнаружив Дженс через пару минут сдалась.
- Закройте ставни капитан. оставайтесь на месте, и ждите других приказов.
Хейла хотела направиться в свою каюту, за прибором, но ее отвлек звук инструметрона. Прибор обнаружил новую точку ,в сотне тысяч километров от их нынешнего места нахождения.
-Проклятье. - Тихо выругалась агент.- Капитан примите новые координаты. И летите туда.- Дженс уже снова уселась, в недавно покинутое ею в кресло. - И заодно узнайте не пролета ли там этот «Брисбен».
Что-бы скоротать время Хейла решила почитать инструкции по работе своего прибора, который по научному назывался Детектор тёмно-энергетических передач. Физика конечно не была любимой наукой Хейлы, но кое что она все таки понимала в физике. Но, то что написал профессор Гроссмюллер не укладывалось в голове Дженс. Она смутно понимала принцип его работы, но понимала как его использовать. И решив не ломать себе голову она активировала инструметрон, и решила связаться кое с кем.
-Ланс, Фишман приём?- Проговорила агент.
-Да мэм. - Синхронно отозвались умники.
-Примите передачу, там будет кое что интересное. Изучите, мне понадобится ваша помощь.-Улыбнувшись про себя ответила Хейла и скинула, молодым ученым данные Гросмюллера.
-Да мэм.- Снова синхронно отозвались умники.
Между тем с третьей точкой произошло то же что и второй и первой. Едва «Урания» достигла места как появились координаты нового места. Четвертая точка оказалась у ретранслятора, а пятая за ним в звездной системе Мендуара, как и предполагала Дженс. От ретранслятора они двинулись за «Брисбеном», достигнув планеты за три дня.Но вместо посадки зависли на высокой орбите планеты, включив системы маскировки. И Хейла смотрела на радужный зеленый изумруд планеты испещренный россыпью морей, озер, а также прожилками рек.
- Ждем указаний агент.- Прервал капитан её амацион.
-Свяжитесь с Центром, я буду говорить из каюты.- После этих слов Хейла Дженс покинула мостик.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Maur
15 20%
Offline
110
2016-04-17 в 8:47 # 37
День 7.

Чеглокова встречала утро в полной готовности. Посвятив короткую ночь знакомству с новостями из Закера за минувшие сутки, она не видела, как стрелки часов уверенно скользили к заветному времени пробуждения. Проведя раннее утро в стандартном режиме, Ольга направилась прямиком в не самый гостеприимный район Цитадели, в отделение СБЦ, по пути отправив пару сообщений: одно Торэлу, чтобы тот сообщил Тэнаксу о ходе работы, второе — Элу, чтобы тот поторопился прибыть на место встречи.
Сообщение от Рыжика застало С’аара за сонным поглощением «здорового» завтрака. Ленивым движением лейтенант отметил сообщение как прочитанное и принялся одеваться, попутно разминая заспанное тело. Добравшись до выхода, и, не ощутив, ставшей уже привычной тяжести на плече, Эл удивленно обнаружил, что Бурбон куда-то запропастился. Следующие десять минут поисков не дали абсолютно никаких результатов и, поняв, что он уже прилично задерживается, Эл, взяв в свои руки ноги, поспешил к Ольге.

— Опаздываешь, — дежурно заметила лейтенант, — сколько можно собираться? Ей богу, как принцесса.
— Охайо-о-о, Рыжик! — протянув, ответил парень, — совершенно случайно, — он хитро подмигнул, — у меня сегодня отгул. И если бы не Наркус, ты бы меня навряд ли куда-нибудь вытащила.
— Кхм... — многозначительно кашлянула Оля, — сегодня на повестке дня дружеский визит к детективу Мору в районе Закера. Ты же не забыл?
Они взяли попутное аэротакси до отделения службы безопасности. Спустя двадцать минут оказались перед входом в здание. Ровным счётом как и накануне вечером.
— Ничего лишнего говорить не будем. — Отметила Ольга, — не надо нам лишней огласки. И, — она озадаченно глянула на напарника, — лучше, если с Мором говорить будешь ты, так как нам нужен найденный ими труп. Стражу и так недолюбливают, а отдел «ботанов» тем более.
Эл кивнул. «А что тут говорить, в самом деле? Все четко и понятно: зайти, забрать тело, выйти. То, что между, пускай свершится по велению проказницы-богини», — думая об этом, лейтенант, не обращая внимания на лишние «ультразвуковые» крики дежурного, последовавшие после нудного объяснения пути к детективу, спокойно дошел до кабинета Мора. Практически дотронувшись до голозамка, Эл заметил взбешенное лицо Ольги и усмехнулся:
— Ты сама сказала: «Ничего лишнего говорить не будем», — передразнил он Ольгу.
Девушка лишь шумно вздохнула.
Но Эл и не дал бы ничего сказать, поспешно, не дождавшись приглашения, открыв дверь в кабинет Мора. За столом в центре офиса, загроможденным архивными коробами с материалами по какому-то делу, откинувшись на спинку стула, сидел мужчина. Его небритое с неделю лицо выражало явное отвращение к данному моменту. Он то и дело перелистывал грубыми толстыми пальцами попадавшиеся под руку папки. Брезгливо зыркал в страницы и столь же пренебрежительно отправлял файлы обратно в открытую коробку, стоявшую перед ним, словно баскетбольные мячи в корзину. Заметив краем глаза приближавшиеся к нему силуэты, он мотнул полуседой головой, и презрительно глянул на Стражу. От Мора густо пахло только что выкуренной сигаретой. Детектив был явно на взводе.
— Что еще? — эсбэшник послал Ольге и Элу довольно странный для приветствия вопрос.
— Старший следователь С’аар, — Эл показал метку, — Отдел Галактической Стражи по особо тяжким преступлениям. Мы здесь по поводу неопознанного тела, которое вчера доставили в морг Службы Безопасности Цитадели.
— Сколько официоза, старший следователь С’аар отдела Галактической Стражи по особо тяжким преступлениям. Выучка у Шепардовской цепной псины — редкое явление, — без тени страха вбивал гвозди в крышку своего гроба Мор, — но видимо, вы настолько расхлябаны, что не в силах согласовать свои действия между собой в вашем выщеголянном учрежденьице.
Оля недовольно сощурилась:
— Что вы имеете в виду, детектив?
С’аар оставался спокоен. С каждым словом поза лейтенанта становилась более расслабленной.
— Да чтоб вас. Вы действительно ничего не знаете или придуриваетесь? Или это очередная проверка компетентности СБЦ? — Недружелюбно хохотнул Мор.
Агенты переглянулись. Детектив выудил из-под груды файлов датапад и швырнул его на стол ближе к С’аару.
— Сегодня уже проходил один из ваших. Не думаю, что вас двоих интересует нечто иное. И тем не менее, с каких это пор Стража занимается рядовыми расследованиями? Да еще всей гурьбой. Видимо, в вашем цирке не осталось работы, — детектив презрительно фыркнул.
— С тех самых пор, детектив Мор, как трупы стали носить форму Стражи, — спокойным тоном вторил С’аар, просмотрев записи на датападе.
Голос Эла был спокойный, только неслабый холодок пробежал по спине Ольги. Он передал планшет Рыжику. Чеглокова бегло просмотрела первичный отчет по обнаруженному телу и осторожно спросила:
— Так кто здесь был до нас?
— У меня на Стражу короткая память, — фыркнул Мор, продолжая показывать всем своим видом, что не имеет ни малейшего желания работать со Стражей.
— Постарайся вспомнить, детектив, — недобро зыркнул С’аар, — иначе на свет вылезут кое-какие подробности вашего доэсбэшного прошлого.
Чеглокова не совсем понимала, о чём идет речь, но не исключила, что Эл мог и блефовать ради получения информации от столь несговорчивого человека. Но на секунду лицо детектива исказила гримаса отвращения. И через мгновение он снова с презрением посмотрел на Стражей.
— Всё же странно, что вы не в курсе, — детектив снова хохотнул, и самодовольно щелкнул клавишами терминала. Монитор включился, мужчина подвинулся чуть ближе к столу, подкатив к нему стул вместе с собой. Эл и Оля машинально уставились в экран, пытаясь прочитать, то, что высматривал Мор.
— Лейтенант Артур Лемм, — он поднял хитрый взгляд в ожидании реакции гостей.
Глаза Ольги сами собой округлились от удивления. Что здесь понадобилось Артуру? И каким образом он вышел на этот труп? И неужели это как-то связано с её просьбой?
— Жмурик еще в морге, — насладившись явным замешательством Стражи, наконец, произнес Мор.
— Мы забираем его. — Отрезала Оля.
— Да хоть сейчас, — прожевал Мор, — мне всё равно толку от него не будет, раз Стража очередями ходит по его душу, — он рассмеялся, — каламбур... по душу жмурика!

После получения допуска, Эл попрощался с детективом, прозрачно намекнув, что в случае непредвиденных обстоятельств, данные, имеющиеся в Архиве Стражей, незамедлительно предстанут на суд общественности. Ольга связалась с оперативниками Центра, и через несколько минут труп был погружен в прибывший микроаэробус Галактической Стражи.
Когда «бюрократические» вопросы были решены, Оля, наконец, покинула СБЦ. Сев в транспорт, она заметила, что Эл с хмурым видом над чем-то размышляет.
— О каком таком прошлом ты сказал Мору? — но ответа не последовало. Эл был где-то глубоко в своих мыслях, что, на первый взгляд, не предвещало ничего хорошего.
С каждым новым известием ситуация лишь что и делала как только усугублялась. Готовая разразиться тирадой, пополнив запас Эла парочкой специфических ругательств Цитадели, Оля с силой загнала это желание по глубже, намереваясь выяснить причину его недовольства.
— Сделай лицо проще, — грубовато попросила Чеглокова, — что случилось?
Лейтенант, казалось, не замечал ее, но спустя пару мгновений поднял на нее слегка отсутствовавший взгляд — более чем доказывая свою озабоченность и полную сосредоточенность на чем-то.
— Это не просто клоун, переодевшийся в техформу Стражи, — Элайя передал Оле датапад с пришедшим только что отчетом по опознанию. — Он работал у нас под носом больше года. Всё же, Рыжик, ты в чём-то была права. Это полный...
Внезапный сигнал омнитула Чеглоковой прервал С’аара.
— Вот черт! — Прочитав сообщение, Чеглокова раздраженно вырубила инструментрон и подняла глаза на Эла, — Тенакс срочно вызывает. Кажется у нас... у меня проблемы из-за нашего коллеги Лемма. Но необходимо срочно осмотреть жилище этого товарища, — она посмотрела в датапад, — Абис Мал. Не думаю, что это настоящее имя. Но тут есть адрес проживания. Возможно, хоть это правда.
— Я могу наведаться к нему и без тебя, — кивнул лейтенант, — раз появилась кое-какая зацепка по делу, то нельзя упускать шанс. Езжай в отдел. Я сам со всем разберусь.
— Хорошо. Я попрошу Торэла, чтобы тоже туда прибыл. Может быть, он много говорит, но всё же он отличный Страж и напарник.
Эл лишь озадаченно кивнул. Следующие пятнадцать минут прошли для обоих в напряженной тишине. Ольга выстраивала в голове разговор с Тенаксом и обдумывала возможность встретиться с Леммом, Эл же дорисовывал в своей голове картину произошедшего. Один лишь вопрос не давал ему покоя — за что убили Абиса? И куда пропал дырокол?
Судя по данным, Абис Мал жил на девяностом этаже в одной из жилых высоток района Старая Омега — некогда загибающегося от своей непопулярности района Бэкард. После вторжения Жнецов Бэкард временно стал перевалочным пунктом у «подразделений» армии Терминуса. Но после появления Стражей и ужесточения контроля за всем тем, что ввозилось и вывозилось с Цитадели, головорезы и наемники покинули Старую Омегу, оставив после себя нерушимую атмосферу грязных задворок галактики.

По пути к квартире, Эла не покидало ощущение тревоги — буквально каждый рецептор его тела вопил, предупреждая об опасности — слишком мрачно и тихо было на этаже.
Вспышка! Закрывая лицо, лейтенант заметил промелькнувшую тень. Удар! Ребра звенят, невыносимая боль вгрызается в сознание. Пара мгновений замешательства и новый удар сотрясает солнечное сплетение. «Нужно убираться из коридора», — годная мысль, слегка запоздавшая в данной ситуации достигает сознания Эла. К глазам понемногу возвращается зрение. Быстро приходит осознание, что перед ним человек, но лицо смазано из-за свето-шумовой. Увернувшись от нового удара, лейтенант в пару рывков достигает, довольно просторного холла этажа, намереваясь перехватить инициативу. Пистолет? Нет, слишком высока вероятность задеть выглянувшего на шум жильца или же убить нападающего. Ну уж нет, он нужен живым... Не обязательно целым, но живым. Так... Противник силен, но двигается гораздо медленнее Эла. Лейтенант останавливается и поворачивается к нападающему. Четыре секунды... Три. Эл быстро стягивает с себя кофту и обматывает вокруг предплечья правой руки... Две. Он сосредоточен — сейчас главное правильно подловить момент удара... Одна. Зрение вернулось к Элу, он видит маску, закрывающую верхнюю половину лица и лезвие омнитула, несущееся в область сердца. Сейчас! Глаза Стража меняют свой цвет, а руки окутываются красным свечением. Через пару мгновений человек, намеревавшийся прикончить Стража, изменил траекторию своего движения и «плавно» приземлился лицом на его кулак.

— Дежурный, — сказал Эл через линк, рассматривая тело нападавшего, лежащее в куче осколков от мнемомаски, — Наряд по адресу, который я вам отослал, и пусть захватят с собой экспертов.
И так, предчувствия Эла подтвердились, одно странно — почему этот клоун напал на него, а не смылся, пока была такая возможность? Видимо, придется поговорить с ним об этом в более подходящей обстановке. А пока следовало осмотреть квартиру.
Воспользовавшись универсальным ключом, Элайя открыл дверь и вошел в помещение. Небольшая скромная кухня, отделенная от спальни тонкой стеной, встретила лейтенанта беспорядком, разбросанными по углам вещами и перевернутой вверх дном мебелью, которой и без всего было минимум. Быстро привыкнув к полумраку С’аар отчетливо увидел за углом стены световой след на полу спальни, словно бледное мерцающее пятно от монитора. Он шагнул вперед. Адреналиновый раж кончился, и ребра снова заныли. Не успев опомниться, Эл лишь краем сознания понял, что находилось перед ним — на еле подсвеченном экране отмерялись последние секунды. «Взрывчатка?!» — пронеслось в голове. Рисковать жизнью в попытке разобраться с подключенным к терминалу устройством, не было времени. Стремительно сиганув к выходу, Эл лишь почувствовал, как в мгновение, когда он оказался на пороге квартиры, в его спину ударила волна жара и раздался оглушительный грохот, выбросивший в дверной проем следом за лейтенантом осколки от мебели и горящий мусор. Уткнувшись лицом в пол, Эл попытался упереться руками и подняться, но доводящая до зубовного скрежета боль, что сковала всё тело, и поплывший перед глазами холл этажа, заставили его передумать. Предприняв последнюю попытку перевернуться, С’аар понял, что теряет сознание.
TRICK OR THREAT
Fox666
197 0%
Offline
3982
2016-04-17 в 12:02 # 38
Совместно с Я-Туман

День 7.

За столом, накрытым белой шелковой скатертью, и сервированным на две персоны сидел Артур Лемм и завтракал. Было раннее утро, а детектив уже успел привести себя в порядок и одеть строгий деловой костюм. За высокими окнами шелестел кронами хвойный лес на берегу чистого лесного озера. Лейтенант знал, что ни леса ни озера не существует. Хотя, он, конечно, существует, но явно не за окнами небольшой квартирки Лемма на Цитадели, которые являлись экранами с выводимыми на них разными пейзажами. И хвойный лес больше всего нравился Лемму. На белой скатерти перед самим Артуром рядом с серебряным кофейником на фарфоровой тарелке лежала яичница, рядом стояла небольшая кружечка кофе. Он еще раз посмотрел на панораму «за окном», затем перевел взгляд на пустующее место напротив, тяжело вздохнул и приступил к трапезе.

— Опять этот лес поставил. — Раздался за спиной мужчины недовольный женский голос. Сама говорившая влетела на кухню ветром недовольства и села за стол напротив.

— И тебе доброе утро, Кристи. — Не отрываясь от еды, проговорил Артур, — где твои хорошие манеры?

— Остались в том дешевом пансионате, куда меня сослал отец. — Ответила девушка.

Она была довольно красива: блондинка, со стрижкой каре, с яркими голубыми глазами. Только острые черты лица и крикливый голос несколько портили производимое первое впечатление.

Лемм поджал губы, и несколько раз слегка задумчиво кивнул. Кристи продолжила говорить, но Артур не слушал, а вспоминал события вчерашнего дня. После просьбы непревзойденной Ольги Чеглоковой, Артур задействовал всю свою «зондеркоманду», и она успешно тряханула всех его осведомителей. Им почти сразу же повезло, один сообщил что видел некого Проныру, и так как тот должен ему денег, он попросил вернуть долг. У Проныры, разумеется данной суммы не было, но зато он сообщил что работает над одним делом для богатея по фамилии Грин, и скоро вернёт деньги. Стукач ему поверил. Но как говорится — доверяй, но проверяй, и знакомый Проныры проследил за ним.

— Опять яичницу сделал? Ты неисправим Артур! — слова Кристи вывели лейтенанта из размышлений.

— Ты же меня знаешь. — Лемм говорил спокойно, и его голос ни разу не дрогнул, а с лица не сползала располагающая к себе улыбка, — я могу готовить всего два блюда: картошку и яичницу. А есть картофель на завтрак не очень разумно. Во-вторых, если ты хочешь поесть что-то другое, встала бы пораньше, и приготовила. В-третьих, это яичница из настоящих куриных яиц, так что будь хорошей девочкой и ешь, что дают.

Девушка злобно фыркнула, но смолчала. Эти утренние диспуты начали утомлять Артура. Кристи с каждым днём становилась все несносней. Лемм, доев завтрак, и, положив пару кубиков сахара в кофе, принялся его размешивать.

Мысли снова вернулись к Проныре. Лемм собственноручно посадил его за решетку, навесив много лишнего, что бы тот провел в тюрьме ближайшие лет двадцать. И то, что через пять лет, товарищ оказался на свободе его немало смутило. Проныра обладал уникальным даром, проникать в те места куда не следует, а затем покидать их с вещами, которые брать не стоит. После новости о здравии Проныры на свободе все силы «зондероманды» были переброшены на этого удивительного человека, а сам Лемм отправился спать.

Ковырявшая вилкой в яичнице Кристи подняла голову, и взглянула за спину Лемму.

— К тебе пришли, Арти.- Сладким голоском пропела она.

Лемм сделал небольшой глоток кофе и повернул голову. В дверях стоял Роберт — один из его рябят, габаритами напоминавший шкаф, и переминался с ноги на ногу.

— Кристи, оставь нас на минутку. — Голосом, не терпящим возражений, проговорил он. Девушка, сразу заметив перемену настроения, молча поднялась и вышла. Роберт, пропустив Крис, подошел к Лемму, который все так же неторопливо пил кофе.

— Мы нашли Проныру.- Громыхнул басом Роберт.

— Это, очень хорошо. А почему он еще не здесь?- Допивая кофе, спросил Артур.

— Он в морге. — Смущенно потупив взгляд, выпалил шкаф.

— Вот как. И как его?

— Говорят поножовщина.

— Странно. Впрочем, ладно, делом как я понял, занимается СБЦ?

— Да, босс.

— Чудно. — Лемм взглянул в опустевшую чашку кофе, затем аккуратно вытер губы салфеткой и поднялся со стула. — Спасибо. — Проговорил он ни к кому не обращаясь. — Пошли Роберт.

Они вдвоем направились к выходу. На пороге их встретила Кристи, с недовольным выражением лица.

— Мне пора. Увидимся в клубе. — сказал напоследок Лемм, не повернув головы, и, не замедляя скорость.

***

Спустя несколько часов


Понимая, какие проблемы из-за несогласованности в работе с СБЦ маячат впереди, Ольга с осторожностью мыши появилась в офисе отдела контроля артефактов. Тем временем Торэл оформлял какого-то щуплого мальчишку, отчитывая мальца со строгим выражением лица. Скорее всего, это был очередей «бегунок», передающий скромные партии товара, вроде глаз хаска, по поручению черных торговцев, за сотню кредитов. Заметив Ольгу на пороге, Торэл отчетливо моргнул и обеспокоенно кивнул в сторону кабинета Тэнакса. Это означало лишь одно — турианец нес вахту, дабы не пропустить появление Чеглоковой на месте.

Собравшись духом, из последних попыток оттянуть момент жесточайшей расправы над ней, Оля шагнула навстречу «смерти», провожаемая множеством взглядов со стороны.

— Лейтенант! — Рявкнул турианец, стоило Чеглоковой появиться в поле его зрения. — Что происходит?! Когда я говорил, что ты можешь привлечь любые средства для расследования, я имел в виду, что не стоит уведомлять о ходе расследования всех незанятых агентов Стражи! И какого...! — Тэнакс закашлял от напряжения в горле, — агент С’аар причастен к этому происшествию как и ты. Торэл — твой напарник. Но лейтенант Лемм?! Какой дух привел его в СБЦ?!

— Разрешите объяснить, сэр, — непоколебимой стеной встретив весь словесный напор начальника, Ольга попыталась оправдать сложившуюся ситуацию, — агент Лемм был привлечен мною для другого расследования.

— Я сказал, никаких других дел сейчас! Почему Лемм, занятый другим расследованием, врывается в СБЦ и доводит этих бумажных червей до белого каления?! И при этом оказывается, что в СБЦ находится труп в нашей униформе?! И об этом знает каждая шавка из подворотни!

— Мне надо всё выяснить лично у агента Лемма, — четко отрезала лейтенант.

Тэнакс, откинувшись в кресле, шумно вздохнул, словно выпуская пар:

— Доложишь мне, что он накопал, и стоит ли эта информация моих увещеваний начальников СБЦ. Они там огнем полыхают. Им так и чешется в чем-либо уличить Стражу. И если Лемм наболтал лишнего... даже при поддержке Шепарда, я ничем не отмахаюсь от этих бюрократов.

— Будет сделано, сэр. — Развернувшись к выходу, Ольга на деревянных ногах направилась прочь.

— И негоже, — голос турианца заставил Чеглокову остановиться, — чтобы агент, осведомленный о внутреннем расследовании, болтался без дела. Если он знает то, что должна была узнать ты, то стоит взять его в поле зрения. Лемм — тот еще фрукт. Не знаю, ради каких дел, его бережет Наркус. Но ему я бы доверился в последнюю очередь.
— Так точно, сэр.

Миновав расстояние от кабинета Тэнакса до своего «аквариума» на одном дыхании, Оля резко заперла за собой дверь. Медлить не было смысла. Только Ведьма подумала о встрече с Леммом, в поле ее зрения волшебным образом мелькнул мирно стоящий на ее столе стакан из кофейни Твиста. На свободной от рекламы стороне фломастером было аккуратно написано «Клуб „Бездна“».

***


Клуб «Бездна» представлял собой гротескную воронку. Вход и холл находись наверху, а сцена и танцпол внизу. К центру удовольствий и представлений ярусами спускались площадки со столиками и ограждённые смотровые площадки. Таким образом, клуб оправдывал свое название, так как на самом «дне» была гуща всех событий. На возвышении находилась сцена, с которой развлекали публику интернациональные и интеррасовые шоу, певцы и танцовщицы.

Ольга остановилась у входа, со смутной тревогой, глядя на слегка приоткрытые двери. Она глубоко вздохнула, и шагнула через порог «Бездны». Вечер еще не наступил, и в клубе не было посетителей — вовсю работали немногочисленные официанты и уборщицы. Охрана на входе — два увальня в черных футболках, о чем-то тихо переговаривались. Заметив вошедшую девушку, они удостоили её беглым взглядом, и тут же вернулись к своему занятию. Миновав проходную, Чеглокова услышала фразу, брошенную одним из охранников.

-Эй, цыпа! В следующий раз воспользуйся служебным входом, а то босс не любит, когда танцовщицы приходят позже и расхаживают по клубу.

«Кажется, кто-то экономит на смышлёных охранниках», — лицо Оли недовольно скривилось, но лейтенант сделала вид, что ничего не заметила.

У двух высоченных колон по бокам сцены, под ритмичную электронную музыку двигали своими фигурными формами полуголые танцовщицы. Учитывая количество пальцев, и форму ног девушки были кварианками с горящими непонятными светом глазами и огромными копнами волос. Ритмы все убыстрялись и девушки бодрым шагом направились друг к другу. Когда танцовщицы сошлись в центре, проведя своими ладонями по лицу друг друга, поцеловались.

— Стоп, стоп, стоп! — Из vip-зоны, находившейся на ярусе прямо перед танцполом раздался недовольный мужской голос.

Артур встал с удобного кожаного дивана, подошел к перилам и суровым взглядом посмотрел на кварианок.

— Где страсть?! Где огонь?! Мне этот ваш поцелуй нафиг не нужен! — Разочарованно махнул рукой мужчина. — Мне надо что бы между вами буквально молнии сверкали, и в воздухе висело напряжение, как перед грозой. — Артур огорченно вздохнул и повесил голову, но через секунду вновь во-спрял духом. — Так разошлись на исходные и начали по новой.

Когда кварианки устало разошлись по углам сцены, Ольга вдруг для себя поняла, почему Тэнакс был так обеспокоен осведомленностью Лемма. Если большая часть Стражи старались держать марку образцовой службы и быть примером самоотверженности, то такие как Артур нисколько не делали «цепным псам Шепарда» услуги в создании образа честного неподкупного воина. Тем более всегда была опасность, что люди, получившие от Стражи шанс искупить свои провинности, могли свернуть с верного пути ради выгоды или личных предпочтений.

До этого момента лейтенант ни разу не была в «Бездне». И теперь, впервые открыв для себя столь злачное место, Оля, еле сдерживая своё удивление, внимательно осмотрелась по сторонам в поисках подходящего пути к ложе Лемма. В этой обстановке Артур ничем не отличался от обычных обитателей Цитадели. Хозяин клуба. Кто бы мог подумать, что его основная работа — Галактическая Стража?

Поднявшись на ярус vip-зоны, Ольга встретила на своём пути мощного охранника, который брезгливым взглядом смерил лейтенанта.

— Мне необходимо поговорить с твоим боссом, — не церемонясь, Чеглокова предъявила знак Стражи на руке.

Охранник несколько замешкался, в нерешительности, но голос Артура вывел его из оцепенения.

— Роберт, пропусти девушку. — Шкаф недовольно отошёл в сторону.

Ольга подошла к Лемму, который сидел на диване в обществе девушки в вечернем платье темно-фиолетового цвета.

— Добрый вечер, Оля. — Артур галантно поднялся, и слегка склонил голову. — Как дела? —Девушка-блондинка, курившая тонкую сигарету и стриженная под каре, с любопытством оглядывала гостью. — Присядешь? — Лемм впервые за весь день довольно улыбнулся.

Блондинка не была знакома Чеглоковой. Факт присутствия посторонних несколько сбил Олю с толку. Но, хладнокровно оценив ситуацию, она, не приняв приглашение сесть, отметила:

— Думаю, будет лучше, если разговор пройдет наедине, мистер Лемм.

— Несомненно. Но поскольку ты, вы Оля, пришли немного раньше, чем я рассчитывал, подождете пару минут? Мне нужно закончить одно дело.

— Хорошо, — кивнула лейтенант. Пройдя к дивану, она молча устроилась на нём, расположившись лицом к сцене, на которой продолжалась упорная репетиция.

— Оля, не желаете что-нибудь выпить? — Учтиво задал вопрос Артур.

— Нет. — Сухо ответила лейтенант, и почувствовала на себе заинтересованный взгляд, так и непредставленной ей незнакомки.

Кварианки вновь разошлись к своим колонам, вновь заиграла музыка. Танец начался. В этот раз у девушек получилось намного эмоциональней, без поцелуев, но хорошо. Лемм был прав, все это действо не заняло много времени.

— Хорошо, идите, готовьтесь. — Произнес мужчина, вставая с дивана. — Кристи, пожалуйста, проследи, чтобы танцовщицы были готовы. А мне надо поговорить с Ольгой.
Кристи в ответ грустно вздохнула.

— Погубят тебя твои бабы, Арти.

— Если это и произойдёт, то, явно, не сегодня. Кстати. Ольга, познакомься — это Кристи. Кристи Лемм, моя сестра.

Блондинка, уходя, с нескрываемым раздражением бросила мимолетный взгляд на Чеглокову и скрылась за выходом на лестницу.

«Сестра?» — промелькнуло в голове Чеглоковой: «Либо Лемм — это целая династия „полевых“ кротов, либо Артур умело прикидывался даже перед своими родственниками».

— У меня лишь один вопрос, — отметила Оля, дождавшись когда Кристи пропадет из вида.

— Нам надо идти. Это ненадолго. — Артур улыбнулся. — Вообще-то у меня есть кабинет, для уединенных бесед.

Артур подождал, когда девушка поднимется с дивана, и пригласил следовать за ним. Путь вышел не очень долгим, до стены в глубине vip-зоны, где находилась лифтовая кабинка. Артур приложил палец к ДНК-декодеру, замаскированному под кнопку вызова.

— Вот такие у нас пироги. — Тихо и с тоской проговорил Лемм, когда створки лифта открылись. — Оля, я надеюсь ты никуда не торопишься?

— После взбучки от Тэнакса уже никуда не тороплюсь.

— Ха. Скажем так: это было не неожиданно, по крайней мере для меня. Тэнакс меня не любит. Интересно с чего бы это? — Лемм развел руки стороны, и сделал невинное лицо. После чего вновь улыбнулся. — Дамы вперед. — Рука мужчины указывала на лифтовую кабинку.

Они прошли в лифт друг за другом. Повисла неловкая пауза, когда двери закрылись.

— Фолгар не любит, когда всё идет кувырком. Мне пришлось обратиться в отделение СБЦ Закера. После твоего визита, детектив Мор оказался несговорчивым мужиком. Что привело тебя к нему?

Раздался тихий сигнал, двери лифта открылись.

— Труп одного чудного человека, по кличке Проныра. — Лемм немного подождал, когда Ольга выйдет.

Они оказались в недлинном тускло освещенном коридоре.

— К тому же я узнал, что он работал у нас в конторе. И тут возникает интересный вопрос. Как его с таким резюме приняли в Галактическую Стражу?

— Каким резюме?

— Он преступник. Вор и мошенник.

Они дошли до единственной двери, которая была в коридоре. Снова ДНК-декодер и дверь открылась. Кабинет Лемма был просторный, с пушистым ковром и тройкой диванов, что по одному стояли у каждой стены. Панарамное окно открывало вид на происходящее в клубе. У противоположной стены стоял огромный армированный шкаф, который казался неуместным предметом в данном интерьере. По правую сторону от двери в углу находилась барная стойка.

— Располагайся, Оля.

Лемм подошел панели управления возле входа, и нажал пару кнопок. Послышался недолгий гул, после которого Лемм произнес:

— Вот теперь можно поговорить и о главном. Тебе не кажется это странным?

— Странно то, что этот Проныра связан с моим основным расследованием, — она рассчитывала, что не придется раскрывать все подробности дела. — Внутренним расследованием.

Ольга попыталась оценить реакцию Артура, как проделала это с Элом. Но Лемм казался совершенно спокойным. Слова о внутреннем расследовании нисколько не озадачили Арта, он лишь осознал, что Чеглокова ясно дала понять, что лишнего не скажет.

— Оля, ты не передумала насчет выпивки? Заметь, я не предлагаю спиртное. — Артур направился к барной стойки и плеснул себе что-то в стакан. Постоял мгновение и налил в другой стакан темно-красный напиток. Вот так, с двумя стаканами он подошел к Ольге.

— А всё так хорошо начиналось, с какого-то мистера Грина. — Лемм протянул Ольге стакан с темно-красным напитком. — Это за счет заведения. У меня, кстати, есть для тебя подарок. Правда, нужно немного подождать. Его упаковывают. — Лемм снова улыбнулся.

Ольга приняла стакан, и, сделав скромный глоток, села на ближайший диван.

— Значит, моя просьба о мистере Грине привела тебя к Проныре, — вслух заключила Чеглокова. — Любопытно. Постой, — она будто опомнилась — какой подарок?

— Это сюрприз, всё узнаешь сама. Не любишь гранатовый сок? — Лемм указал на стакан в руках Ольги, а затем сел на диван рядом с девушкой. — Кстати, ты читала последние сводки?

Вкус напитка был настолько необычен для гранатового сока, к которому привыкла Ольга, что после вопроса она недоверчиво глянула в стакан. Лейтенант догадывалась, что владелец «Бездны», будучи обладателем утонченного вкуса к роскоши и натуральности, не станет угощать своих гостей разведенной бурдой, продаваемой в любой лавке или универмагах Цитадели.

— Довольно, необычно, — лейтенант, наконец, подобрала более подходящее слово, характеризующее и качество напитка, и обстановку, и опасение перед заготовленным подарком. — А сводки. — Она огорченно вздохнула, — я ознакомилась с ними еще ночью. Плюс — напарник на подхвате. Но ничего ценного, что могло бы заинтересовать. А ты что-то нашел?

— Нашел. Но, это несколько необычные события, которые, как мне показалось, взаимосвязанные. Первое группа товарищей решила полетать в астероидном поясе на Кадъяке, а второе — СБЦ задержало судно стоящее так сказать на всех парах. Тебе это не кажется странным?

— В этом деле всё странно, — заметила Чеглокова, — только как ты вышел на Проныру? И как он связан с Грином?

Тем временем сок в стакане закончился.

— Через осведомителей. — И глазом не моргнув, ответил Лемм.

Рука Арта легла на спинку дивана, за спиной девушки:

— Тем более я его знал лично, — прервав недолгую паузу с явным недовольством ответил Лемм. — собственно, я его и засадил в тюрьму на двадцать лет. А он оказался на свободе всего через пять лет. Это всё не очень хорошо. А насчёт связи с Грином. Если верить новостям, которые я получил сегодня утром, скорее всего, Проныра на него работал. Еще налить? — Последний вопрос, после такой отповеди сбил Чеглокову с мысли.

— Нет. Спасибо. — Она поставила пустой стакан на столик.

Ведьма молчаливо задумалась. По ее виду можно было подумать, что она хотела что-либо сказать, но всё время не решалась.

— Оля, мне кажется, тебя что-то беспокоит? Не хочешь рассказать?

Ольга ощутила на себе внимательный взгляд собеседника. Перспектива подключать Артура к внутреннему расследованию ничем хорошим лично для Ольги не светила, учитывая его таинственные методы добычи информации. Поверить ему на слово было более чем не профессионально в данном вопросе. А проверить то, насколько Лемм мог быть сам замешан в истории с дыроколом, было не возможно. Но Арт мог быть полезен, раз по его словам, он лично был знаком с Пронырой, и этот факт можно было найти в архивах Стражи. Поэтому осталось не столь много вариантов дальнейшего сотрудничества с Леммом и его осведомительной сетью.

— Значит так. — Чеглокова начала вполне утвердительно, — похоже, моя вчерашняя просьба обернулась мне боком. Спустя некоторое время после того как мы распрощались, в квартале Стражи произошел не очень приятный инцидент. И Проныра замешан в нём. Если верить твоим словам... — в этот момент она словила на себе неоднозначный взгляд. Обычно, Ольга не позволяла себе говорить лишнее или делать неуместные замечания вслух. Она замолчала на мгновение, но позволила себе продолжить, — его освобождение и устройство в Стражу устроил кто-то имеющий доступ к нашему управлению.

— Как нестранно я это понял. При том, такое не смогли бы провернуть ни я и не ты. Тут нужен калибр покрупнее, например глава отдела или повыше. — Артур многозначительно поднял взгляд к потолку. — Либо кто-то из высшего эшелона. Черт побери, Оля, только не говори мне, что из спецхрана опять что-то стырили?

Чеглокова пожала плечами:

— Стырили. Практически моими руками стырили.

— М-да, — Протянул Лемм. — Вот всё и встало на свои места. — Артур откинулся на спинку дивана, — работодатель, Проныра, крыса, ящик. Мне только интересно кому понадобилась доисторическая хренотень. В прошлый раз тоже что-то украли, только вроде окаменевший арбуз?

— Окаменевшие арбузы — обычная доисторическая шелуха... Но вчера украли кое-что посерьезнее. Это действующая технология. Настоящий артефакт, а не какая-то безделушка для продажи. Ее караулили заранее, пока кто-нибудь не запросит её из хранилищ. И вот этим «кто-нибудь» оказались я и лейтенант С’аар. А по стечению обстоятельств, ты теперь тоже связан с этим делом.

— Ты знала, кого попросить о помощи. — Лемм коротко улыбнулся. — Скоро представление.

Свет за окнами погас, между колоннами засветился большой голоэкран. Арт повернулся к окну. Затянувшуюся паузу прервал писк инструментрона мужчины. Лемм поднялся и отошел к окну, прочитав сообщение.

— Вижу, публика прибывает, скоро все начнется. Если ты, Оля, не рассчитывала посмотреть представление, то предлагаю выдвигаться.

Артур направился к армированному шкафу, и недолго провозившись с замком открыл дверцы.

— Это обещанный сюрприз? — Чеглокова поинтересовалась у Лемма.

— Думала, я тебе шкаф подарю? — Артур коротко рассмеялся. — Нет это прелюдия. — Мужчина вытащил из шкафа два бронежилета и с проворством, говорившем о немалом опыте, надел один из них.- Оля, не хочешь принарядиться, на всякий случай?

— На всякий? — Лейтенант недоумевающе переспросила. Последовав примеру Артура, она взяла второй бронежилет и надела его.

— Курточка лишней не будет. Ты с оружием? — Неожиданно спросил мужчина.

— Конечно, — она козырнула кобурой на поясе с левого бока. — Идти в такое место, как это, без оружия, при полном наряде Стражи было бы безответственно. Собственно, зачем это всё?

— Кстати о Страже. Лучше всего, вообще, никому не сообщать, о том что ты работаешь на Шепарда. Понимаешь, есть два вида лю... хм-м, гуманоидов: одни при виде эмблемы Стражи тупеют и начинают блеять, как овцы, а вот вторые сдвигают брови, смотрят исподлобья и мрачно молчат. Поэтому там, куда мы поедем про наши отношения со Стражей лучше вообще молчать. Ты согласна?

Она глянула на форменную куртку, которую до этого кинула на диван, чтобы надеть бронежилет:

— Хорошо. Если так необходимо.

— В этом не сомневайся. — Из шкафа появилась обыкновенная, белая свободная куртка, которую Лемм протянул Ольге.

Девушка приняла вещицу и бросила взгляд на содержимое шкафа. В двух отделениях хранились различные вещи в одном средства защиты и одежда, а во втором был небольшой арсенал: начиная с помятой бейсбольной биты и заканчивая гранатометом.

— Понимаю, «Бездна» — твой личный бункер? Или это на случай, если кто-то из гостей узнает твой маленький секрет о Галактической Страже? — За всю беседу она впервые коротко улыбнулась, — и, кстати, как так получилось что ты... один из нас? — Она произнесла этот вопрос осторожно и тихо.

— Всё дело в боссе. — Лемм шутливо понизил голос, поднял глаза к верху и указал пальцем в потолок. — Понимаешь, нельзя чтобы все были прямыми, благородными и честными как рельсы. Усиление одной из сторон приводит к слабости другой. И вот, я такой, так сказать, балласт. Впрочем, у меня был выбор, либо в тюрьму, либо к вам. Не думаю, что я прогадал. А ты как думаешь, Оля? — Артур захлопнул дверцу с оружием.

— Я же не знаю всей истории и кем ты был до Стражи. Возможно, для тебя работа на Шепарда сродни тюрьме. Но не мне судить. Ведь я не знаю эту сторону жизни, — она махнула рукой в сторону окна, открывающего вид на шумную толпу внизу и гудящую сцену, — я всю сознательную жизнь старалась делать правильно и, повзрослев, начала работать в органах безопасности.

Короткая исповедь закончилась не менее неловкой паузой.

— Кем я был уже неважно. Важно то, кто я сейчас. У каждого из нас свои грехи и свои секреты, но это наш крест и мы его пронесем с собой до конца. А вот такие как ты, Оленька, столпы правосудия, — Артур подмигнул.- Они помогут нам не оступиться. Но, впрочем, мы заболтались.

Лемм пошел к выходу, даже не обращая внимания на то, что его появление в клубе в броннике немало всех удивит. Ольга молча последовала за Артуром, находу застегивая куртку, которая оказалась несколько больше необходимого. Но лучше уж так, чем привлекать внимание в строгом наряде Стражи. Вопреки ожиданиям, обратно к лифту они не пошли, а завернули в глухой тупик, где Лемм нажал на какое-то место на шершавой бетонной стене, вследствие чего открылся ход, в который им пришлось протискиваться боком. Вскоре оба Стража оказались в неосвещенном, но все же, более широком коридоре.

— Оля, не волнуйся он прямой. — Успокоил Чеглокову мужчина. — Кстати, как у тебя дела на личном фронте? Или ты пока не изменяешь своей истинной любви — службе?

— Это такой юмор? — Ольга не любила подобные вопросы, так как каждый раз они заставали ее врасплох.

— Какой тут юмор? Суровая правда жизни... Ой, — повисла недолгая пауза, после чего последовало. — Не люблю этот коридор! Каждый раз забываю считать шаги и ударяюсь об стену. Впрочем, мы пришли.

Часть стены отъехала в сторону, и они оказались, на парковке, в самой глухой её части, где стоящие аэрокары покрылись, казалось, сантиметровым слоем пыли. Артур вышел чуть вперед, и уперев руки в бока глубоко вздохнул.

— А что у тебя с этим альбиносом? Как там его? С’аар?

Ольга недовольно сдвинула брови:

— Почему каждый раз, как только мне стоит поработать с кем-то в паре, кроме моего напарника Торэла, появляются подобные вопросы? — Возмущение оборвалось тихим звуком из глубины парковки, будто что-то от чего-то отвалилось, — что за место?

— Это парковка, Оля. Следуй за мной. — Артур двинулся вперед, старательно обходя аэрокары, пока не дошел до одного укрытого брезентом.

Резким движением Арт сорвал брезент, под которым находился новенький аэрокар яркого апельсинового цвета.

— А это аэрокар. — С ноткой сарказма вставил Лемм. — Залазь. — Проговорил Лемм открывая двери.

— Спасибо, кэп, — полушепотом произнесла Оля.

Двигатель работал мерно и уверено, и когда аэрокар поднялся в воздух, Лемм вновь продолжил.

— Оля, извини, если обидел. Просто ты мне слишком сильно нравишься, но я не хочу мешать твоей личной жизни.

С каждым словом разговор всё больше напоминал Ольге кипяток. Она уже не понимала, что это — шутки, попытки вывести её или откровенный разговор. Попытавшись сообразить, что в таком случае лучше всего ответить, при этом не ляпнуть лишнего, она несколько промедлила. Аэрокар слегка тряхануло. Ольга была уверена, что Артур намеренно устроил это.

— Ни капли... не обидел, — наконец выдала она.

— Ладно. Проехали. Давай в попытке разрядить обстановку, я расскажу тебе историю. Однажды, я познакомился с одной обворожительной кварианкой....

***


-... вот поэтому я и не сплю с кварианками. — Закончил свою повесть Лемм, когда аэрокар приземлялся.

— Душещипательная история. — Ольга только и нашла что ответить, на всю эту получасовую байку. Большего бреда она в своей жизни не слышала, и никогда не думала, что у кварианцев в интимных зонах какие-то тентакли.

За бортом аэрокара открывался более чем удручающий вид. Один из множества промышленных районов Цитадели сверкал своими серыми строгими стенами, кое-где покрывшимися копотью и потерявшими свой лоск от времени. Снаружи стоял отчетливый едкий запах — смесь тяжелого разогретого воздуха, пропитанного сажей, аромата краски и еле уловимого металлического привкуса. Неподалеку гудела линия переработки отходов, оранжевыми жилами блистая между заполненными до краев контейнерами с ломом.

— Не самое романтичное место, — выдохнула Чеглокова, осмотревшись через окно аэрокара, и убедившись, что поблизости не было ни души.

— Я знаток подобных мест.

Поднимая в воздух облака пыли аэрокар приземлился. Арт и Оля не торопясь выбрались из транспорта. Лемм положив большие пальцы рук за лямки бронежилета внимательно огляделся, и несколько секунд, словно к чему-то прислушиваясь, молчал. Затем пару раз присвистнул. Несколько секунд ничего не происходило, но вскоре в ответ раздался ответный свисток.

— Вот и всё. — Ответил Артур. У Ольги ёкнуло в груди, но мужчина добавил. — Мы добрались.

Парочка двинулась вперед, старательно обходя груды промышленных отходов. За одной из них встретил здоровый детина с «Клеймором» наперевес.

— Где? — Тоном нетерпящим отлагательств спросил Артур.

— Прямо, а потом два раза налево. — Ответил хозяин дробовика.

— Благодарю, Руди. — Ответил Лемм и двинулся вперед. — Ольга, не отставай.

Выполнив наставления «привратника» Ольга и Артур добрались до одной из дверей ведущей на склад. Артур остановился и пару раз постучал.

— Пароль. — Раздалось по ту сторону.

— Может еще до пояса раздеться?! Не зли меня, Стэн! -Почти прокричал в ответ Артур.

Так или иначе, дверь незамедлительно открылась. Их встретил худощавый мужчина с редкой проседью в коротко стриженной шевелюре.

— Все готово, сэр. — Вместо приветствия ответил он.

— Чудно. — Отметил Лемм. — Веди.

Недолгая прогулка по пустынным коридорам, и еще одна дверь, за которой их встретил странного вида старичок, сидящий на стуле посреди комнаты и одетый в новый, но, явно не по размеру, спортивный костюм.

— Добрый вечер, мистер Шелдон. Вы готовы рассказать моей очаровательной спутнице то, что сегодня поведали мне?

Мистер Шелдон в ответ пару раз утвердительно кивнул и начал говорить.

— Ну, это... Сижу я, значит, у помойки за мусорным баком. Тут, смотрю, какой-то хмырь в одежде этих... Стражей... какой-то ящик их тоннеля тараканит. Я, это... удивился и спрятался. Ну, вот тащил он его, тащил, а потом его какие-то три амбала окружили. Поговорили они с ним недолго и прирезали. А ящик хвать и текать.

— Вы можете их опознать? — встряла Ольга.

— Наверно... если увижу. Только я не буду! Потому как эти сволочуги из Стражи, не иначе. — С изрядной злостью вставил мистер Шелдон. — Этот паренек украл у них что-то, а они его за это и зарезали. Тоже мне защитнички.

Выслушав признание, Ольга, не ожидая подобного поворота дел, всё же поинтересовалась еще раз:

— Мистер Шелдон, вы точно уверены, что все четверо были из Стражи?

— Ага. Так всё и было. Я, это... еще кличку одного услыхал. Босян. Японец наверно.

Лейтенант не могла просто так взять и поверить словам бомжа. Первая мысль, которая пришла в голову, это была попытка подставить Стражу. Не менее.

— Надеюсь, вы не врете, мистер Шелдон, — твердо заметила Оля, не отводя взгляда от мужчины. — Иначе... Придется вам наведаться в квартал Стражи.

— Что?! Если я бомжую, то я лжец чтоли?! — Мистер Шелдон не отвел взгляд и смотрел на Олю со злостью. — И не надо меня пугать!

— Давайте не будем ссориться, — счел своим долгом вмешаться Артур. — Мистер Шелдон, почему вы решили, что нападавшие из Стражи?

Старичок замер, как человек, которого спросили о таком очевидном явлении:

— А так, кто еще это мог быть?

— Действительно. — Проговорил Лемм.

— Что? Если убивают человека с коробкой в руках, то убийцы из Стражи? — нервно переспросила Ольга.

-А-а-а-э-э. Так на ящике их метка была эта пентоламма. — Ответил бомжик.

Поняв, что из малообразованного человека, обитающего среди помоек Цитадели, выудить большее не представляется возможным, Ольга тяжело вздохнула.

— Это и был подарок? — Спросила она у Лемма.

— Признаюсь, не самый лучший. — Сухо ответил Лемм. — Мистер Шелдон, мы благодарим вас. Мои люди посадят вас на корабль и отвезут туда куда вы и хотели, на Омегу.- Пойдем выйдем. — Это уже обращалось к Ольге. Лейтенант кивнула и последовала за Артуром.

— Слишком много Стражи... — заключила она, — кто-то из Стражи устроил Проныру на работу в отдел. Кто-то из Стражи обеспечил координацию похищения дырокола и побега Проныры. И кто-то... из Стражи... убил вора и скрылся с артефактом в неизвестном направлении. Всё это более чем удручает.

— Я бы насчет убийства Проныры Стражей не был так категоричен. — Отметил Лемм. — Мистер Шелдон может ошибаться. Стэн, принеси мне газировки, сделай одолжение.

— Хорошо, босс. — Охранник ушёл, а Лемм продолжил.

— Вот тут-то и начинается самое любопытное. Помнишь челнок и корабль из сводок?

— Помню. Это как-то связано с нашим делом?

— Именно, уже с нашим. Мне кажется, дела надо объединить в одно. А насчет сводок эта троица, видимо, должна была улететь на том корабле, арестованном СБЦ. Но не вышло. Именно, поэтому я распорядился перевести команду их изолятора СБЦ, в наш Стражи.

— Тогда надо допросить экипаж корабля и досмотреть его. Так что, ты прав, по странному стечению обстоятельств, расследование теперь одно на всех.

— Хорошо.

Появился Стен с баночкой газировки.

— Благодарю. Сделай все как мы договаривались. — Со странным изменением в голосе проговорил Лемм обращаясь к подчиненному.

— Сделаем в лучшем виде босс. — Отозвался тот.

Лемм пару раз кивнул, извлек из кармана пластиковую трубочку и вставил в баночку.

— Вы тут не засиживаетесь. Чтобы через пару часов тут уже никого не было. — Добавил Лемм, направляясь к выходу. — Ольга тебя до дома подбросить, или для поддержания легенды вернемся в клуб?

— Мне необходимо вернуться в квартал Стражи. Слишком много работы.
Andreyka
33 0%
Offline
351
2016-04-28 в 16:06 # 39
Совместно с Ilostana

Пожирая свой хвост. День 9, утро, Омега.


“Разве так уж важно, кто сегодня победил,
если ты останешься один...”
Mujuice “Не забудем, не простим”


*Странное помещение, предположительно станция. Комната обита пластиком, в центре находится стул и огромная голографическая панель. На стуле сидит пожилой мужчина шестидесяти-семидесяти лет с голубыми глазами и очень странным строением зрачка. К нему подходит другой мужчина лет тридцати и между ними завязывается короткий диалог*
- Все приготовления закончены, ячейки сформированы, агенты проинструктированы. Ждём вашей команды.
- Можете начинать, мистер... *на этом видео прерывается*


- Компьютер, выключить запись, - утомлённо произнёс Фил, покуривая сигарету.
Выпустив очередное облако табачного дыма, он с головой погрузился в раздумья, до сих пор не понимая сути. Зачем ему прислали это видео? Кто прислал? И главное, как найти ответы на эти вопросы?

Всё что он сейчас имел - это пыльный накопитель и прекраснейшую спутницу, которая не так давно спасла его от мордобоя, и не только… Фил считал себя наивным, но не тупым, поэтому флешка с доказательствами всегда была при нём…

Потушив окурок, Фил наблюдал за потухающими угольками, сравнивая их со своими вопросами, но на смену плохими мыслям пришла хорошая: светлый образ темноволосой девушки с белокурыми прядями, словно Минерва, направляющая своего ученика к истине.

Внезапно для себя юноша осознал, что готов доверить Лу нечто большее, чем ту запись, благодаря которой они встретились, но Призрак станет первым шагом… Открыв блокнот, он пролистал его, найдя заметки по “Безликому Аиду”, и написал: “Глава 1. Порхающий дракон”.

Десять лет назад, лето, Клавдий Страдж.


В паре миль от поместья блестел на солнце холодный залив. Еще с утра затянутое тяжелыми свинцовыми тучами небо сейчас расчистилось, словно бы передумав хмуриться, и ветер, ласковый и непослушный как котенок, бил в лицо.

Это была идея Макса - отправится к морю на аэроциклах. И если сначала Лу она решительно не нравилась, то в эти мгновения близняшка ясно чувствовала абсолютное счастье, прижимаясь щекой к спине Макса и крепко обхватывая его талию.

- Через лес! - крикнул Клав и сделал крутой поворот. Макс ругнулся, помянув дьявола, дал по газам, но все тщетно - болид Клава скрылся за стеной деревьев. Макс злился, Лу глупо улыбалась ему в плечо.

"Даже если срежу, ничего не выйдет... чертов Клав... слепит солнце... лучше бы не поддавался сначала... фору дал.."

Он вывернул руль и поднялся еще выше. Побережье пенилось где-то впереди, а аэроцикл Страджа, Лу видела, поблескивал боком ярче глади воды.

- Продул, Темплтон! - парень улыбался во весь рот, и улыбка эта белоснежная, победоносная казалась Лу прекрасной.

"Дьявол..." - уловила она мысль Макса и нахмурилась. Переживания брата были больнее и важнее, били по сердцу.

- Только на этот раз, - выдавил Макс и заглушил аэро. Он потянулся, немного нервно поправил ворот куртки и через силу улыбнулся. - В следующий... В общем, везение, только и всего.

Клав рассмеялся, чисто и беззлобно, подхватил Жмыха под пузо и сел на песок.

- У вас прохладнее, чем на Иден Прайм, - резюмировал он, когда Макс уселся рядом. Лу рассеянно оглянулась, глупо переминаясь с ноги на ногу: садиться ей явно не улыбалось, а стоять без дела было не очень удобно. В конце концов, она повернулась спиной к мальчишкам и подставила лицо нерешительным солнечным лучам.

"Он живет на Иден Прайм?" - мелькнула запоздалая мысль.

- Лу удивляется, какого дьявола ты забыл на Иден Прайм, - все еще обиженно буркнул Макс. Страдж расхохотался - удивляться необычной манере общения близнецов он уже перестал.

- Моя мама живет там, - доверительно пояснил он и бросил камушек в воду. - У нее новая семья.

- Вот как, - обронила Лу, не зная, как еще можно отреагировать на это заявление.

- Веришь, у меня мачеха азари, - брезгливо поделился Клав, и это был первый раз, когда Лу заметила в его лице что-то неприятное.

- Зато за лето ты бываешь в двух местах, Страдж, - Макс хлопнул по плечу Клава. И добавил для Лу: - Его отец в Фениксе, так что этот стервец катается, как только хочет.

Клав довольно рассмеялся шутке.

- Это да, только на Иден не так здоровски, как на Земле, - и снова швырнул камешек. Вода равнодушно булькнула, но камень проглотила со вкусом. - Так или иначе, это лето я ваш.

Лу смотрела на добродушное лицо Клава и думала, что никогда не видела, чтобы человек столько смеялся.

- Я закончу учебу и отправлюсь покорять Галактику, займу место в Совете, а потом сделаю Землю первой планетой.

Лу удивленно приподняла брови и перевела взгляд на Макса: тот криво улыбался и щекотал пыжака.

- Полетишь со мной, Лу? - хитро прищурился Клав, явно намекая на что-то, вот только улавливать всякого рода намеки у Темплтон получалось крайне скверно. Она почувствовала, как к щекам приливает краска.

В смятении Лу сделала пару шагов и с деланным интересом уставилась на стайку диких гусей, что неспешно шагали в их сторону, смешно переваливаясь с боку на бок.

- Я полечу с тобой, будем вершить справедливость как Шепард, - сказал Макс и перевел взгляд на Клава, но тот не отрываясь следил за гусями из-под сдвинутых бровей.

- Идея здоровская... - оценил он и чуть поспешно добавил: - Лу, отгони гусей.

Она непонимающе приподняла брови.

- Зачем? - спросил за нее Макс.

- Отгони, а? Сложно, что ли? - снова попросил Клав. Он поднялся на ноги, позабыв о Жмыхе, подпихнул руки в карманы куртки и смешно поджал губы. Теперь на него с удивлением смотрел и Макс.

- Это всего лишь гуси, Клав, - протянул Темплтон. Клав промолчал.

"Он боится их?" - губы Лу приоткрылись и стали похожи на вытянутую букву "о".

- Да ладно! - Макс вскочил на ноги, радостно хлопнул себя по штанам, отряхивая песок, и издал победный клич: его позорный проигрыш был отомщен. - Покоритель галактики боится гусей!

Восторг переполнил Макса, булькнул и перелился через край, заполняя сознание Лу. Она засмеялась в унисон, но быстро умолкла, наткнувшись на хмурый взгляд Клава. Ей стало неловко.

- Пшли! - прикрикнула она, ловко, как заправская деревенская девчонка, размахивая руками. Гуси возмущенно загоготали, вытянув тощие шеи, но все же, пусть и нехотя, двинулись прочь. Лу снова обернулась на Клава: Макс все еще смеялся.

- Нужно выезжать... - тихо предложила Лу, беспомощно переводя взгляд от Макса к Клаву. Брат был рад, она чувствовала его счастье от превосходства, хоть и мнимого, над другом. От переполнившей его эйфории у Лу перехватывало дыхание, хотелось смеяться и плакать, и если бы Темплтон не прыгнул на сидение болида, то она так бы и поступила.

- Еще раз? - крикнул Макс под рев мотора.

Лу взглянула в глаза Клава и прочитала немое "спасибо".

День 9, утро, Омега.


Взятый напрокат кар дергался, когда Лу неловко вдавливала газ. Он явно был недоволен и своей участью нечейной машины, и тем, что на какое-то неопределенное время он стал машиной именно Лу. Она чертыхнулась, когда навстречу вылетел накрененный набок болид, хотела было посигналить, но передумала.

Фил позвонил рано, сказал, что ему нужно ей что-то показать, и сейчас Лу сама с собой спорила, станет ли пресловутое “это” всей записью или чем-то еще. С каждым мгновением ее решимость достать файл во что бы то ни стало угасала. Она мысленно прокручивала в голове их последнюю встречу, но уже не разыскивая какие-то зацепки, а пытаясь скорее понять его отношение к себе. И свое - к нему.

Дом, в котором Филипп снимал квартиру был не просто уродливым - на самом деле, он казался покосившимся старичком, что от старости и радикулита не мог стоять прямо, и оттого опирался на бетонные колонны как на клюку. Угрюмая консьержка-турианка на первом этаже парадного проводила Лу злым взглядом, но задавать вопросы не стала. На этаже его квартиры тускло мигала лампа дневного света; на входе в длинный мрачный коридор нехотя и со скрипом отворилась створка, не сразу уловив на сенсоре ладонь Лу, а веселенькая мелодия дверного звонка никак не вписывалась в гнетущую атмосферу, пошло наводя на мысль о низкобюджетном ужастике.

- Прости, но убрать эту дурацкую мелодию у меня не вышло... и тут небольшой беспорядок - будь аккуратнее, - Лу сделала шаг, однако Фил резко выкрикнул: - Только не туда! Я там кофе пролил.

Она обогнула мокрое пятно на полу и невозмутимо остановилась на пороге гостиной, ожидая приглашения.

- Доброе ут-тро, Филипп, - она скинула плащ, и повесила его через руку.

- Ну… Не очень то оно и доброе, - Фил почесал затылок. - Особенно, если по ночам падаешь с кровати. Слушай, и давай без этого “Филиппа”, а то меня уже, мягко говоря, подташнивает от подобного официоза. Договорились?

Она мягко улыбнулась, подавляя в себе удивление и, словно пробуя на вкус, тихо произнесла:

- Фил… - говорить его имя казалось как-то очень по-домашнему, почти интимно. Наверное потому, что за всю жизнь Лу фактически не приходилось сближаться с кем-то настолько, чтобы называть его сокращенно.

“Кроме Макса и Клава, само собой”, - одернула она себя и закусила губу.

- Ну вот видишь, ничего страшного, - юноша улыбнулся. - Кстати, тебя угостить чем-нибудь? Готов кофе, а ещё у меня есть азарийские печеньки.

Лу кивнула, огляделась в поисках софы или кресла и, стараясь не наступить на разбросанные по полу датапады, присела. Видимо, от того, что она впервые была у Филаппа дома, ей приходилось пересиливать собственную застенчивость

- Т-ты очень л-любезен, - выдавила она и, слегка нервничая, подтянула к запястьям и без того длинные рукава. - Я бы в-выпила ч-чашечку ч-чая.

- Эм… Слушай, а у меня нет чая. Я его не пью, - немного замешкался Фил, держа в руках две чашки свежего кофе. - Так что обойдёмся без него. Вот, держи.

Стараясь скрыть смущение, Лу вежливо кивнула и поставила чашку на видавшую виды столешницу. Она немного помолчала, глядя, как Фил устраивается в кресло перед терминалом и компьютером, а потом шумно дует на горячий кофе.

- Т-ты хотел мне что-то п-показать, - решилась прервать она молчание.

- Да… А! Блять! Горячо! - выкрикнул Фил, начав заново дуть в чашку. - Лу, подай, пожалуйста, холодной воды!

Но Лу, уже не слушая его, просто повела пальцами, от которых длинными щупальцами потянулись ленты биотики… и устроила в чашке небольшой буранчик. Перемешанный кофе мгновенно остыл.

Поведение Фила непосредственное и ребяческое в корне отличалось от манер всех ее знакомых. Она вспомнила сухие приветствия джентльменов совета директоров, холодные улыбки Ричарда Клера, выдержанные объятия матери - нечто призрачное из прошлого - и снова перевела взгляд на всклоченные волосы Фила, очевидно даже не причесавшегося с утра.

- Вау! Кофе с нулевым элементом - что-то новенькое, - расхохотался Питкэрн и отхлебнул немного из чашки. - Даже на вкус чутка другой, но ладно - ближе к делу. Не знаю будет ли толк от этого, но я полностью доверяю тебе и хочу, чтобы ты это увидела.

Достав из кармана накопитель, Фил вставил его в компьютер и дождался загрузки, а после открыл папку “Аид”.

- Ты готова?

Лу придвинулась ближе, не обращая внимания, что ее лицо всего в паре дюймов от внимательных глаз Фила, и сдвинула брови.

- Это т-твои нар-работки по “Ц-церберу”? - она пробежалась глазами по списку файлов.

- До того момента, как мне пришло видео. Я нашёл информацию об их структуре, людях и даже были некоторые сведения о самом Призраке, но они все оказывались столь же призрачны, как и его имя.

- Он… дост-таточно неулов-вим. Был, - Лу вспомнила запись и голос Призрака. А потом перевела взгляд на Фила и спросила: - Т-ты веришь, что он ж-жив?

- Хороший вопрос. Поначалу, я думал, что это просто очередной приколист, поработавший с монтажом, но на видео метка “Галактической Стражи”, которую, кстати, запрещено использовать, если ты не являешься Стражем. Однако, я всё равно проверил этот ролик с помощью старого знакомого, и он подтвердил мои догадки. И тем более, я до сих не смог выяснить личину отправителя, а, значит, это очень большая шишка к которой просто так не подобраться. Из всего этого выходит, что Призрак - жив. И ты в этом убедишься - смотри.

Лу проследила взглядом за курсором Фила.

*Странное помещение, предположительно станция. Комната обита пластиком, в центре находится стул и огромная голографическая панель. На стуле сидит пожилой мужчина шестидесяти-семидесяти лет с голубыми глазами и очень странным строением зрачка. К нему подходит другой мужчина лет тридцати и между ними завязывается короткий диалог*
- Все приготовления закончены, ячейки сформированы, агенты проинструктированы. Ждём вашей команды.
- Можете начинать, мистер... *на этом видео прерывается*


Глядя на второго мужчину на видео, она нахмурилась и закусила губу.

- К-кто он? - тихо уточнила Лу.

- Было неплохо, если бы в конце появились финальные титры, - усмехнувшись, ответил Фил, - Но герои нашего фильма пожелали остаться анонимными.
Он встал со стула, разминая руками шею, а после подошёл к окну, достал сигарету и закурил:
- Я в тупике, Лу. Никаких зацепок, вообще ничего. Словно, чья-то злая шутка.

Она пальцем провела по линии проигрыша и отмотала на момент, когда в помещение вошел то ли лаборант, то ли доктор.
- Не дум-маю, что проблем-ма узнать, к-кто он… - Лу облизала пересохшие губы и задумчиво нахмурилась. - Ес-сли Призрак ж-жив, то мы это с-скоро узнаем… Он не будет с-сидеть тих-хо.
И Темплтон усмехнулась, осознавая, что ее слова более чем правдивы.

- Те, кто имеет личный контакт с Призраком ни за что не выдадут его, да и действует Цербер очень аккуратно, но! - глаза журналиста загорелись новой надеждой, что он даже выбросил недокуренную сигарету в окно. - На сам Цербер можно выйти!

Лу аккуратно пододвинула кружку, выравнивая края строго по линии стола. Посмотреть в глаза Фила она не решалась - как можно просто так выплескивать эмоции, делиться мыслями?... Она молчала.

- Как думаешь, куда, первым делом, наши “добро-молодцы” полезут искать сторонников?

Она знала, куда. Хоть дела Уробороса ее не слишком волновали, но не знать о том, какие толчки обудившийся рой Цербера дает всем Семерым, включая ее дядю, догадывалась. И словно бы нехотя, но по старой привычке, ее рука потянулась к спрятанному за воротом платья медальону со змеей, пожирающей свой хвост.

- Молчание тебе к лицу, - он снова одарил её своей улыбкой, - Они полезут к недовольным. Война закончилась и все снова смотрят друг на друга с презрением. И как бы Шепард и Стража не старались - это огрех им не преодолеть.

Она кивнула и поднялась. Нужно было скрыть и свое волнение, и смущение.
- Ш-шепард, быть м-может и не в курс-се… - Лу улыбнулась, не веря самой себе. - Или п-просто ему в-все равно.

- А что ты там ковыряешь? - спросил Питкэрн, заметив как девушка пытается что-то вытащить.
Лу отдернула руку и даже приоткрыла рот, чтобы сказать, что ничего она не ковыряет, но так и не смогла выдавить из себя очевидную ложь. Глупое замешательство не давало придумать ничего более подходящие, и в итоге она просто покрылась красными пятнами.

Такая реакция расстроила Фила, но ему не хотелось давить на неё. Не сейчас.
- Можешь не показывать, если хочешь. Я пойму.

Она решительно тряхнула головой.
- Есть н-нечто, что с-сильнее С-совета… - она придвинулась к его лицу так, что он почти ощущал ее дыхание на щеке. - То, что руководит ч-человечеством. Змея, п-пожирающая с-свой хвост…
Она замолчала, понимая, что сказала слишком много, но так от него и не отодвинулась.

- Я знаю этот символ… Уроборос. Очень интересно…

И Лу приложила палец к губам, призывая его к молчанию.
Ilostana
100 0%
Offline
1036
2016-04-29 в 15:27 # 40
совместно с Роса

“В конце ноября”



Десять лет назад, лето, Клавдий Страдж.

- ... мне слепит глаза. Пошли лучше в тень? - Клав растянулся на траве в саду и упрямо вытесывал перочиным ножичком какую-то кривую палку, принесенную Жмыхом. - Лу, ну, пошли, а?

Она покачала головой: в этом году лето не могло похвастаться солнечными днями, а сегодня, пусть в тени еще и не успела высохнуть роса, было жарко.

- Жмых! - Клас откинулся на руки и недовольно сморщился, спасая глаза от режущих лучей. - Жмых, яблоко!

И выглянувшая из кустов на зов хозяина длинная мордочка пыжака снова исчезла в тени. Лу же, абсолютно безмятежная, подставила солнцу щеки, ощущая как всегда бледное ее лицо непривычно розовеет.

- Хочешь яблоко, Лу? Жмых сейчас притащит, - лениво предупредил Клав и повернулся на бок. Он смешно поглядывал на нее одним глазом, прищурив другой, и хитро улыбался. - Так будешь яблоко, а?

И снова она покачала головой. Клав что-то буркнул под нос, но переубеждать не стал: Лу привычно молчала, витая в где-то в облаках, а он не брался расшифровывать ее мысли, хотя бы потому, что не был уверен, что должен их знать.

Зашуршали кусты, и с восторженным писком на солнечный пяточок выскочил Жмых. Вместо яблока в лапке он тянул с дюжину помятых кленовых листьев.

- Вот простофиля, Жмых! - Клав рассмеялся, пощекотал пыжака по пузику. - Когда я тебя научу?

Жмых радостно попискивал, подпрыгивая на месте, и всем своим видом демонстрировал то, что научить его почти невозможно, но стараться он ради своего любимого хозяина точно будет.

Лу поглядывала на них, улыбаясь и перебирая букет сорванных пыжаком листьев, а потом сосредоточенно повела рукой, высвобождая поток темной энергии. Казалось, что под порывом ветра взметнулись зеленые крылья невиданных бабочек, переплетаясь в каком-то хитроумном, известном только им танце. В голубоватых всполохах красочно переливались зеленые сочные тени деревьев, а стайка оживших по мановению Лу листков поднимаясь все выше и выше.

Клав привстал на локтях, да так и застыл, восторженно глядя на маленькое чудо. Лу выдохнула, ощущая какое-то неясное чувство эйфории и гордости за саму себя, а потом, словив взгляд Страджа, отчего-то засмущалась. Листья рассыпались над их головами пестрым дождем. И Клав вдруг оказался черезчур близко. Так что она могла просчитать крапинки в радужке его глаз.

- Лу, не двигайся, пожалуйста, - попросил он. - Я тебя сейчас целовать буду.

И Лу застыла, сама не зная, хочет ли она сама этого или нет, но ощущая смутную тревогу. И уже через мгновение, чувствуя на коже горячее дыхание Клава, она резко отпрянула.

- Я... мне нужно идти, - слова давались с трудом, их словно бы приходилось выталкивать, подгоняя безумными ударами сердца. Лу поднялась на ноги и хотела было уйти, да только, поддаваясь порыву, она в последний раз оглянулась на Клава, обиженного, насупленного, с поджатыми губами и маленькой морщинкой на лбу, и вдруг поняла, что зря попыталась сбежать. Она помедлила еще мгновение и вдруг сама наклонилась к его губам - нежным и странно розовым по сравнению с его смуглой кожей. Клав потянул ладонь к щеке Лу, а затем как-то трогательно невинно прикоснулся губами к ее губам.

Она ждала разряда или еще чего, что описывали девчонки в академии, но ничего не произошло. Просто его дыхание, горячие губы, шершавая ладонь на ее щеке и запах яблок. Самый прекрасный на свете...

- Лу! - от звука голоса Макса, она отпрянула как ужаленная. Выпрямилась и прижала к горящему лицу руку, глядя на брата круглыми от ужаса глазами. - Как ты могла?!

Макс был в ярости - она клокотала, рискуя обрушиться безбрежным штормом на ее бедную голову.

- Макс, в чем дело? - Клавдий медленно поднялся на ноги и подпихнул руки поглубже в карманы брюк. Ярость Макса была ему незнакома, непонятна.

- Ты... - сквозь зубы выдавил Темплтон и угрожающе двинулся к Страджу.

Страдж нахмурился, но шагу в сторону не сделал. Где-то рядом злобно шипел Жмых. Солнце палило нещадно. Макс остановился рядом с Клавом.

- Она моя сестра, не твоя! Моя, - он яростно дернул ее за руку к себе. - Ты - моя.

Лу приоткрыла было рот, чтобы как-то оправдаться, сказать хоть что-то, но в голове Темплтона пронеслость яростное "заткнись", и она покорно замолчала.

- Ты же не думаешь, что можешь тут... с моей сестрой... - очевидно, от злости, от ревности у Макса просто не находилось слов.

- Что я с твоей сестрой? - прищурившись протянул Клав и сделал шаг в сторону Темплтона. - Что?
Макс так и не нашел слов, но проблема уже была решена: он резко дернулся и крепко заехал Страджу в нос. Раздался хруст, по глубам Клава хлынул липкий теплый поток крови. Страдж помедлил секунду, видимо, не веря тому, что его лучший друг мог так поступить, а потом сжал кулаки.

Лу ошарашенно смотрела на не по-детски взрослые удары мальчишек и испуганно переводила взгляд с одного на другого.

- Тварь, сученыш... - пропыхтел Макс и в это же мгновение кулак Клава врезал ему по зубам. Макс отшатнулся, а Лу, все такая же испуганная и потерянная, ощутила его боль... и взорвалась. В прямом смысле этого слова.

От удара тугого комка темной энергии в грудь Клав отлетел и упал на спину, Макс взвыл, вхватившись за виски и резко свернулся в клубок, мечтая просто исчезнуть от невероятной головной боли. Лу в два прыжка оказалась у брата и яростно обернулась к Клаву, готовая ударить еще, если потребуется.

А Страдж что-то шипел сквозь рубы, слизывал кровь с губ и смотрел в глаза Лу. Примерно с минуту тягучее молчание, прерываемое всполохами биотики и ругательствами Макса, давило на уши.

- Не нужно, - Клав медленно поднялся и привычно пропихнул ладони в карманы. От сгустившейся крови и сломанной перегородки слова вырывались из гортани гнусово-булькающе.

Лу медленно распрямилась, исчезали и голубые всполохи вокруг ее фигуры. Становилось тяжко от произошедшего, от того, что сказать им было нечего. Клав подхватил на руки попискающего в беспокойстве пыжака и твердым шагом направился в сторону поместья. Этим вечером он покинул Темплтон-холл.

День 12, Темплтон-холл, графство Норфолк

В конце ноября поместье всегда приобретало особенно заброшенный вид. Даже когда хозяйкой Темплтон-холла была ее мать. Та, правда, старалась к святкам украсить дом так, чтобы скрыть и одубевшие, лишенные листвы деревья в саду, и нависающий мрачный парадный поместья, и слепые глазницы французских окон, но Лу над этим не задумывалась, а немногочисленной прислуге было и подавно все равно.

Омегу она покинула одна, оставив Макса решать вопросы с той азари-контрабандисткой и предварительно получив от него твердое слово, что брат вернется в Норфолк не позже, чем через пару дней. Расставаться даже на это время близняшке очень не хотелось, просто потому, что на душе у нее словно бы вместе со злополучной записью лежали еще и смутные тревоги и волнения о чем-то абстрактно-несбывшемся. Она долго стояла у перехода терминала в космопорту, сжимала шершавую ладонь брата в руке и требовательно смотрела в глаза, в необъяснимом отчаянии пытаясь насытится его присутствием наперед. А Макс криво улыбался, успокаивающе прижимая ее к себе и гладя волосы.

Лу подъехала к поместью через северные ворота, не отказывая себе в удовольствии полюбоваться неприветливой и пустынной косой пляжей на побережье. Дул холодный ветер, как и всегда в это время года, и белые барашки волн захлестывали друг друга, стремясь наперегонки к песчаному берегу кое-где поросшему осокой. Казалось, что курорты вымерли, и только изредка между забытых шезлонгов бродили туристы, плотно укутанные в теплые парки да над гладью воды парили аэросёрферы, не боясь ни холода, ни мокрого снега.

Дверь в обледеневший сад из кухни была распахнута настежь, так что Лу слышала и тихое ворчание Эйб, видимо заскучавшей в отсутствии хозяев, и спокойные ответы В2В, и монотонный речитатив ведущего новостей по голоящику. В задних комнатах парило и чуялся запах горячего жаркого, выпечки и сигарет няни, ставшей уже управительницей поместья.

- Мисс Лу! - Эйб спешно поставила на стол тарелку с нераскатанным тестом и, смешно выгибая ладони, чтобы не запачкать мукой пальто Лу Энн, обняла ее. - Как вовремя вы прилетели! И даже не сказали, что сегодня будете! Я бы отправила этого бестолковый старый металлолом вас встретить в космопорт! Неужто сами кар вели? Да еще и после перелета!

Служанка махнула полотенцем в сторону В2В, но робот все так же безразлично продолжил нарезать куски искусственного мяса, не обращая внимания на старуху.

- Т-тогда зач-чем такой уж-жин, раз вы не з-знали, что я в-возвращаюсь? - нахмурилась Лу, высвобождаясь от объятий Эйбилин.

Глаза женщины округлились, она приоткрыла рот, вытянув его в возмущенное “о”, и тут же заговорила с новым пылом:

- Леди Лу! Вы разве не знаете, что мистер Клер со вчерашнего вечера в поместье? - она набрала воздуха в легкие, вытерла ладони о полотенце и продолжила: - Он приехал точно как вы, никого не предупредив. И если бы я не подготовила гостевые комнаты еще с неделю назад, то пришлось бы ему ночевать в непротопленном крыле.

Она довольно рассмеялась и отвернулась к плите, а Лу, тем временем, присела на высокий стул у стола в середине кухни, за которым они с Максом всегда завтракали.

- Х-хорошая н-новость, - устало протянула она, дала знак В2В сделать ей чашечку чая, а сама принялась проверять почту в омни-инструменте. На оранжевом голографическом экране маячило сообщение от Фила: “Надеюсь, ты без проблем вернулась домой. Дай мне знать, что все хорошо.”

- Мистер Ричард в библиотеке, думаю, смотрит новости, - пояснила Эйб, не обращая внимания на то, что Лу не в настроении болтать, и выложила тесто аккуратной косичкой на противень. - Мисс Фомская тоже здесь, но она со своей служанкой занялась украшением гостиной к святкам - очень уж ей хотелось вам угодить.

Лу нахмурилась еще сильнее. То, что Фомская хотела ей угодить было как минимум смешно. В замешательстве Темплтон нервно подергала за пуговицу на пальто, соображая, нужно ли было сейчас выйти к дяде и его любовнице или можно было себе позволить просто отдохнуть.

- От-тнеси мои вещ-щи в комнаты, - Лу отставила в сторону чашку с остывающим чаем и повесила через руку робота пальто. Она тоскливо подумала, что прямо сейчас с дороги пойдет в библиотеку, где ее ждет как минимум не самый приятный разговор. Да еще и встреча с женщиной, которую она всей душой недолюбливала.

- Я т-тогда пойду п-поприветствую г-гостей, - сказала тихо Лу, и Эйб тут же сообщила, что принесет в библиотеку чая и перекусить.

В поместье было непривычно жарко и душно, даже в продуваемых коридорах и галереях. Очевидно, Светлана и в программировании ИИ дома тоже преуспела - сенсорные панели в каждой комнате отражали одинаковую бегущую строку, оповещающую о том, что температура остановилась на отметке в 75°F и поддерживается оптимальная влажность. И чем ближе Лу подходила к библиотеке, за дверью которой уже слышен были слышны разговоры, тем сильнее проступала краска на ее уставшем лице. Она застыла на секунду, не решаясь приложить панель к датчику створок, и, пожалуй, в первый раз с некоторым недовольством посмотрела на свое черное узкое платье с длинными рукавами, уже осознавая, что на фоне Фомской будет сейчас выглядеть тенью даже себя самой, не то чтобы нормальной женщиной. Она вздохнула и выпрямила плечи - во всяком случае, в другом виде ее еще никто никогда не видел.

***

Клер смотрел в окно на засыпающий сад и рассеянно слушал новостной выпуск. Ничего не менялось. Каждый день новости были похожи на предыдущие. Всё предсказуемо, давно повторяющееся, привычная череда событий: политические новости, экономические новости, общественная жизнь, культура, армия, происшествия, прогноз погоды - для каждой планеты-метрополии свой. Лишь укажи нужную точку - и тебе выдадут исчерпывающую информацию. И снова информацию неизменную на протяжении лет, многих лет. Все трагично неизменно.

Как и сад перед поместьем. Здесь ничего не менялось с момента, как он впервые посетил Темплтон-холл. Слегка запущенный, где кустам и цветам нередко позволялось расти там, где им больше нравилось, где в это время дорожки были покрыты листвой, а листву перегонял с места на место холодный ветер с побережья. Все закономерно двигалось по кругу. Или… во всяком случае так казалось шестидесятичетырхлетнему Ричарду Клеру.

Он не удивился, когда со стороны северных ворот показался аэрокар. Чего не знала прислуга в этом доме, знал он - время, когда должна была прибыть Лу. Рассеянный взгляд Ричарда стал более внимательным и, что редко видели окружающие, тёплым и нежным. Он проводил кар глазами и принялся ждать, когда Эйб расскажет Лу про гостей. А потом… потом должен будет начаться месяц перед Рождеством, который они проведут все вместе здесь.

Ричард мельком глянул в противоположный конец комнаты, где у стены по левую руку от двери стоял мужчина лет тридцати пяти на вид - его охрана, без которой Клер редко куда-то ездил. Не столько из опасения за себя, сколько из того, что так было заведено до него. По движению головы охранника он понял, что по коридору идут, и развернулся ко входу.

- З-здравствуй, Р-ричард, - Лу прошла в комнату, медленно протягивая руку навстречу дяде. Его лицо, гладко выбритое, улыбающееся, ничуть не изменилось за те месяцы, как они не виделись. - Д-добро пож-жаловать в Т-темплтон-холл.

И она сжала его крепкую ладонь, а губами холодно прикоснулась к щеке - жесты отработанные с детства. Ответное пожатие было мягким, второй рукой Ричард коснулся её волос и поцеловал племянницу в лоб.

- Здравствуй, Лу, - в голосе Клера послышалась столь привычная натянутая ниточка, по которой молодые Темплтоны понимали, что дяде как и прежде неприятно обращение их к нему по имени. Отношения внутри семьи Клеров-Темплтонов также не менялись с годами. Жестом Ричард пригласил Лу присесть. - Благодарю.

- Эйбилин н-не ждала вас, - Лу помедлила, прежде чем пройти к креслу напротив. - А мы ж-ждали п-позже. Сейчас к-конец н-ноября…

Она многозначительно замолчала, оставляя незаданным, по всей видимости, закономерный вопрос: какого черта ты приехал так рано?

- Вы с Максом столь не рады видеть меня здесь и лишь по семейной традиции терпите меня на рождественских праздниках? - Клер опустился в кресло напротив Лу, одаривая взглядом, который раздражал её и Макса больше, чем их обращение к нему по имени - тем взглядом, которым родители смотрят на не до конца повзрослевших в их понимании детей, старающихся показать себя уже взрослыми.

Она нахмурилась, чувствуя свою вину за резкое замечание, и медленно добавила:

- Вы с-сами знаете, что вас мы р-рады видеть вс-сегда, - она сделала ударение на “вас”. - Н-надеюсь, д-дорога из Л-лондона не утомила мисс Ф-фомскую?

И Лу поджала губы, отчетливо давая понять, что хоть она и не опустится до обсуждения решений Клера, но недовольство проявит. Хотя бы потому, что хозяйка этого дома - она, Лу.

- Нет. Перелёт не занял много времени. Хотя мы и прибыли под вечер, моей Светлане переезд скорее понравился, - за словами Ричарда невозможно было не угадать: “Я знаю, что она вам обоим не по душе, но она давно уже введена мною в нашу семью и изменить этого не дано никому.”

Лу тихо вздохнула, откинулась на спинку кресла и тоскливо посмотрела в окно - начинался то ли дождь, то ли мокрый снегопад. Она страшно устала и от перелета, и от того, что говорили они сейчас намеками, и даже то, что она столько за сегодня говорила - утомило ее смертельно. Она задумчиво потерла подбородок и снова посмотрела на Клера - до чего же сложно болтать ни о чем…

- Что нового на Омеге? Насколько я понимаю, Макс задержится там ещё на какое-то время по делам? - Клеру никогда не нравилось то, что племянники настолько часто, по его мнению, посещают сердце Терминуса.

Лу выпрямилась, нервно поправила волосы и поспешно ответила:

- Только н-на п-пару дней! Н-не больше! Он обещал… - и она снова тоскливо перевела взгляд за окно. И подумала вдруг, что лучше бы ей было остаться с Максом.

- Хорошо, - в голосе Ричарда послышались жёсткие нотки. - У меня будет для вас дело. Для вас обоих, - многозначительно подчеркнул он.

Темплтон кивнула, хотела было спросить, что именно он хочет с ними обсудить, но тут в библиотеку, энергично постучавшись и не дождавшись ответа, прошла Эйбилин. Она ловко поставила на стол поднос с чашкой чая, кружкой какао и тарелкой тостов с сыром и добродушно пожелала приятного аппетита. Лу молча смотрела на какао и думала, что ничто, пожалуй, не могло ее приободрить более в данном случае, чем небольшое внимание Эйбилин, знавшей страшный секрет леди Лу - та с детства до безумия любит какао.

Губы Клера дрогнули, он закашлялся, желая скрыть улыбку, которая появилась, как только он заметил застенчиво-трогательное выражение лица Лу, так сейчас напоминавшую себя в детстве. Наверное, и поэтому тоже он любил приезжать сюда, чтобы повидаться с племянниками. Даже заседания Совета Семи для него здесь проходили как-то иначе. Возможно, хотя он уже сам бы не смог сказать, в какой момент, однажды, когда кроме Лу и Макса у него не осталось никого из близкой родни, поместье Темплтонов стало домом и для него. Это была та небольшая слабость, которую он мог себе позволить и которую скрывал ото всех, включая свою вторую слабость - Светлану.

Ричард медленно взял чашку и сделал небольшой глоток, пряча своим движением те немногие проявления чувств, которые могли бы заметить присутствовавшие здесь.

- Так о ч-чем вы х-хотели поговорить? - Лу пригубила какао и почувствовала себя немного лучше.

Ричард смерил взглядом нетерпеливую девчонку.

- Дождёмся, когда здесь будет Макс. Это и его касается, - он мог бы добавить, что “в первую очередь его”, но промолчал, зная, что Лу это будет неприятно. Да, она тоже входила в Орден, но всё же она была женщиной. Хотя про Клера нельзя было сказать, что он не считал женщин и мужчин равными меж собой, но всё же относительно Лу он никогда не строил тех планов, которые строил относительно Макса. Просто потому что берёг её.

- Л-ладно, - Лу кивнула, и положила руки на колени, словно бы решив ждать приезда Макса в этом кресле. Но тут взгляд ее упал на мужчину, стоящего у каминной полки. Незамеченный ранее, он, как истинный телохранитель, не подавал виду, что слышит их разговор. Лу хорошо знала его. Марк Брентон был телохранителем Клера уже лет десять. За годы службы он из охранника превратился в хорошего друга. Однако, не смотря на это, о разнице в возрасте и звании помнил и незримую черту субординации не переступал. Свои обязанности лейтенант Брентон знал и выполнял без нареканий и, вместе с тем, порой мог дать хороший совет, предложить идею, предупредить о возможной ошибке. Он знал много секретов и мыслей магистра, чем опять же никогда не пользовался ради личной выгоды. Однажды краем уха Лу услышала, как Светлана за глаза пошутила, что он напоминает ей алабая - верного, сильного и умного, признающего власть лишь одного-единственного хозяина.

Заметив взгляд леди Темплтон, Марк коротко кивнул, приветствуя племянницу магистра, и снова превратился в малозаметную неподвижную пугающе-мрачную статую. Лу равнодушно кивнула в ответ и потянулась за сэндвичем, не желая больше ничего обсуждать. Правда, если Ричарду захочется все же поговорить, он это сделает хоть бы его оппонентом будет и немой пыжак. Но дядя молчал, и, судя по рассеянному виду, с которым он пил чай, что-то обдумывал про себя в ожидании времени ужина.

В библиотеке становилось нестерпимо жарко и душно. Лу неуверенно прикоснулась пальцами к верхней пуговице платья на шее, но так и не решилась расстегнуть его.

- Всё в порядке? - услышала она голос дяди. - Тебе нехорошо, Лу?

Она покачала головой, а потом перевела взгляд на омни - температура достигла 80 градусов по Фаренгейту.

- Мисс Ф-фомская, похоже, р-решила н-нас с-сварить… - прошептала она, ни к кому не обращаясь. И, легкие на помине, по коридору послушались упругие шаги Светланы.

- Ей показалось, что в гостевом крыле сыро, - мягко улыбнулся Ричард. - Светлана не любит сырость. Но, пожалуй, здесь можно сделать и прохладнее.

Он посмотрел на Марка - тот кивнул и через омни дал команду снизить температуру до более комфортных шестидесяти восьми по Фарингейту и уменьшить влажность на двадцать процентов. В библиотеке повеяло сухой прохладой.

Через секунду распахнулись дубовые двери библиотеки, и в комнату, сияя как новенький Ригар, вошла Фомская, сверкая бриллиантами в ушах и на груди размером с яйца перепела.

- Душенька! - радостно вскричала она и заулыбалась, размахивая при этом веточкой омелы. За ней следом проследовала ее служанка - сурового вида женщина с поджатыми губами и скучающим видом. В руках она несла коробку с елочными игрушками. - Как я рада, что ты благополучно вернулась с Омеги!

Лу вжалась спиной в кресло, с отчаянием понимая, что эта женщина вполне себе может решить, что при встрече обязательно нужны прикосновения. Сама фигура Фомской заполнила всю библиотеку, как будто освятив самые дальние и пыльные корешки старых книг и забытых на верхних полках датападов. У Темплтон пересохли губы, и если ей до этого было невыносимо душно, то сейчас на легкие словно наложили обручи.

- Р-рада пр-риветствовать вас в-в Темплтон-холле, мисс Ф-фомская, - вымученно произнесла Лу.

Ричард поднялся навстречу Светлане и проводил её в своё кресло. Он заметил, как побледнела племянница, но на этот раз причиной её бледности была явно не жара в библиотеке. Здесь Клер поделать уже мало что мог, учитывая, что обе они были ему одинаково дороги.

- Как приготовления? - спросил он Светлану, когда та уютно расположилась в кресле. Сам Ричард зашёл за спинку кресла и облокотился на него руками.

- Великолепно! В доме можно разгуляться любой энергиной женщине! - ответила она, по-русски грубо растягивая “р”. Лу тоскливо посмотрела на ветку омелы и вдруг поняла, что ее храм и убежище - Темплтон-холл - сейчас полностью в руках любовницы Ричарда.

- Смотрю, у тебя планы полководца, - покачал головой Ричард. Выражение лица Клера приобрело простодушно-снисходительный вид, словно он говорил с малым ребёнком, чего за ним Лу не замечала уже давно, пожалуй, с того времени, как они сами с Максом были детьми.

- Просто я поражена, что ты не говорил мне, Ричард, что в поместье невероятная коллекция гравюр Рембранта, - она помахала пальчиком с кроваво-красным маникюром, словно это было худшее, что он мог от нее утаить и доверительно обратилась к Лу: - Галерея просто превосходна, но я удивлена, что они не страдают от такой низкой температуры! Это же шедевры, достойные Лувра и Иллиум-холла!

Лу судорожно выдохнула, прикусывая язык, чтобы не сказать что-нибудь дерзкое, но, переведя взгляд на Клера, промямлила что-то о том, что температура под стеклом регулируется ИИ дома.

- Это меня успокаивает, - с чувством выполненного долга улыбнулась Светлана и откинулась на спинку. - Полагаю, что на Святки мы будем не единственными гостями?

Она прищурила глаза, цепко рассматривая Лу. Во взгляде ее льдисто-голубых глаз едва ли можно было усмотреть недоброжелательность, скорее беспокойство. Она пробежалась по бледному лицу, пересохшим губам и выступающим даже сквозь ткань монашеского платья ключицам Темплтон. От этого взгляда Лу снова подумала о том, до чего она некрасива.

- Не единственными, - Клер посмотрел на Лу. - Лу будет с нами, а через два дня прибудет Макс. Проведём Рождество вместе. Как и положено большой семье.

Лу криво улыбнулась, и только сейчас в ее голову пришла мстительная мысль пригласить на Рождество Фила - в конце концов, едва ли он предпочтет отмечать Святки в смертельно-скучной компании их семьи, и точно откажется. Но пригласить его она все же обязана хотя бы в силу благодарности за запись…

- Я н-надеюсь в-видеть в г-гостях моего д-друга, - Лу встала из кресла и выпрямила плечи, встав к Ричарду вполоборота. - Он д-достаточно из-звестный б-блогер.

Светлана чуть заметно нахмурилась и с беспокойством глянула на Ричарда, удостоверяясь, что он воспримет эту новость положительно. Но тот опустил уголки губ, отчего его лицо приняло жестокий вид, и поджал губы, явно не одобряя решения Лу.

- Луция Анна, ты уверена, что на семейный праздник стоит приглашать малознакомого человека? - сухо спросил Клер. На горизонте, противоположном горизонту Лу, замаячила не менее мрачная полоса туч.

- М-малознакомого едва л-ли, - она выразительно глянула на Светлану и так же сухо как и дядя добавила: - Р-раз мы м-меняем т-традиции, то п-поменяем же их во в-всем.

И она равнодушно и вежливо улыбнулась, сознавая, что сегодня перешла все рамки приличий. Брови Ричарда сошлись на переносице, скулы дрогнули, он тоже выпрямился и со сталью в голосе ответил:

- Не все традиции меняются. Не все дети знают, какие дозволительно менять. И… не все дети знают, что было изменено до нас. Дело твоё, племянница. Я своё слово сказал.

- Ох, что-то мне стало совсем прохладно! - прервала его ежесекундно понижающийся в угрозе голос Фомская и, подхватив спадающую шаль, принялась кутаться. Лу расслабила сжавшиеся в кулаки ладони и медленно, не позволяя дрогнуть ни одному мускулу на лице, покинула библиотеку.

Она шла по галерее с каждым шагом ускоряясь, с пылающим лицом, задыхаясь в чопорном узилище платья и бессмысленном адовом котле любимого, но сейчас более чем неприветливого дома. Лу знала, что поместье, как и она сама, выряженное в глупую мишуру предпраздничного маскарада, само страдало от невозможности быть самим собой - а Темплтон как раз и любила его за честные холодные переходы, темные лестницы, продуваемые окна и мрачность галерей. Пусть он нависал над обитателями Темплтон-холла как роковой перст незавидной и трагичной судьбы, но по крайней мере не кривил душой. А сейчас… Сейчас все в судьбе, не только поместья, но и ее собственной переворачивалось с ног на голову.

Преодолев последний перелет почти прыжками, Лу ворвалась в свою комнату и распахнула настежь окна. Клубясь в темнеющем закате низких нависающих туч в комнату ворвался ветер, окропляя подоконник и пол мокрым снегом. Лу тяжко облокотилась о стену, подставляя нещадно горящее лицо прохладе жестокой осени. Никогда еще в Темплтон-холле еще не было ей так душно людно и пронизывающе одиноко.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Обреченный" (Предупреждение: NC-21 (18+))
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe