Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Обреченный" - Форум

Страница 1 из 41234»
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Обреченный" (Предупреждение: NC-21 (18+))
ФРПГ "Обреченный"
Роса
118 0%
Offline
2228
2015-08-19 в 15:32 # 1


ФРПГ "Обречённый"


В ролях:

Роса
- Генри Уэйфар -
человек, торговец древностями

silicium
- Джек Харпер "Призрак" -
человек, глава организации "Цербер"

Andreyka
- Фил Питкэрн -
человек, журналист-блогер

Fox666
- Ольга Чеглокова -
человек, следователь, старший офицер "ГС"

Я-туман
- Хейла Дженс -
человек, оперативник "Цербера"
Дополнительный персонаж: - Артур Стюарт Лемм -
человек, следователь "Галактической Стражи"

Ilostana
- Лу Энн Темплтон -
человек, коллекционер
Дополнительный персонаж: - Макс Темплтон -
человек, коллекционер

Silverhound
- Джеймс Сэмюель Крастер-Вольф -
человек, бывший корсар, путешественник

Cyborg_Commander
- Серый Стрелок (Меркури Ривз) -
человек, наёмник-диверсант, шпион







Мастер: Роса (партия), silicium (контр партия) | Свободные места: 1 | Обсуждение ФРПГ "Обреченный" | Хронология
Роса
118 0%
Offline
2228
2015-08-24 в 1:56 # 2
День 1.


Что такое стандартный номер в трёхзвёздочной гостинице на Омеге? Невзрачная небольшая комнатушка с крохотной кухней и ещё более крохотной ванной комнатой. Никаких излишеств, к коим, в частности, относится наличие в номере окон. Единственный источник света здесь - тусклые лампы, запрятанные под фальшь-панели под самым потолком. И после того, как они выключаются (а выключаются они ровно двумя способами: голосовая команда, либо отсутствие признаков бодрствования индивида в комнате на протяжении более чем десяти минут), номер погружается в непроглядную тьму, гораздо белее непроглядную, чем та, что царила во Вселенной до знаменитого Большого Взрыва. И завершается она лишь только в момент пробуждения обитателя сей унылой берлоги.

Этот раз исключением не стал, и полное изначальной черноты безмолвие было резко и беспардонно нарушено вспыхнувшим синеватым циферблатом будильника и бренчащими резкими звуками "мелодии пробуждения" - аккорда электрогитары, тарелок и "бочки", за которыми последовало ритмичное "тум-тум-тум" малого барабана и напольного тома. Дополнили звуковое оформление прокуренное, "икающее" "ои" и высокий вопящий пронзительный голос Брайана Джонсона, его наследие на все времена - "See me ride out of the sunset..."

Незамедлительно включившийся свет позволил увидеть, как на постели со сбитой смятой простынёй и не менее смятым и стянутым на левую сторону кровати одеялом практически молниеносно из лежачего в сидячее положение перешёл мужчина и, не разлепляя век, прохрипел в адрес электронного будильника:

- Джонсон, заткнись!

Однако будильник остался безучастным к его крику души, раздираемой сейчас последствиями вчерашнего потребления изрядной дозы алкоголя, никотина и ещё какой-то наркотической дряни, название которой мужчина сейчас не вспомнил бы, даже если бы вопрос о ней ему задали в комнате допросов Галактической Стражи.

Одеяло зашевелилось, из-под него показалась сначала изящная тонкая синяя ножка, а потом не менее изящная кисть руки, ухватившая край одеяла и сильнее натянувшая его на голову.

- Демоны ночи, сам не ори... - донёсся до Генри ворчащий голос.

Однако никакое одеяло не смогло бы заглушить стенание будильника, и уже через полминуты, не выдержав грохота, случайная ночная подруга Странника запустила в сторону источника диких в её понимании звуков подушку. И промахнулась, угодив ею аккурат в Уэйфара. Это стало последней каплей, но, с другой стороны, побудило того вспомнить, что будильнику вряд ли известно имя Джонсона, да и что-либо о рок-музыке вообще.

- Звук вырубить, ко всем еб%ням! - услышав более понятную первую часть фразы, автоматика послушно оборвала мелодию.

- Что это за мерзость? - спросила, высунувшись, азари.

- Классика, - ответил мужчина, помял пальцами лицо и, чертыхнувшись, встал с кровати.

- Жнецов побеждали ею - я поняла, - оглядевшись, она притянула к себе биотикой валявшийся в стороне кружевной халатик.

Странник прошёлся по комнате, подхватил с пола бутылку и, убедившись, что она пустая, зашвырнул её в мусорное ведро. Но положение безвыходным не было: разыскав свои джинсы, он достал фляжку и сделал пару глотков. В голове немного прояснилось - ровно настолько, чтобы вспомнить, что через десять часов отбывает транспорт на Иллиум, где Генри предстояло совершить пересадку на другой корабль, конечной целью которого была Цитадель.

Мужчина вышел на кухню, закурил. Дерьмо! Если бы не капризы заказчика, не желавшего отрывать свою нежную задницу от мягкого кресла пусть даже ради редкой дорогой вещицы... Разумеется, ведь подадут всё на блюдечке с голубой каёмочкой... Правда, деньги обещали быть весьма и весьма неплохие. Если бы ему только удалось провернуть дельце, не привлекая внимания цепной стражи Шепарда...

Генри вспомнил огненно-рыжую стерву, компостировавшую ему в прошлый раз мозги на протяжении трёх или четырёх часов, и болезненно поморщился.

На инструментоне вспыхнул огонёк сообщения - его документы на новое имя были готовы. Как же он не любил готовить подобные вещи в спешке: слишком велики были шансы напортачить и слишком большими хлопотами сулила обернуться ошибка. Но выбирать особо не приходилось.
Пару часов спустя Странник шёл по полутёмным улицам Омеги в сторону доков. Улицы эти не менялись никогда. Только однажды жизнь здесь замерла, да и то, похоже, лишь с тем, чтобы потом возродиться с новой силой и ещё большим хаосом.

Под ноги Генри угодил какой-то ворка. Отпихнув шипевшее и верещавшее создание в сторону, он поправил за спиной небольшой армейский рюкзак и вскоре свернул с пути к докам в сторону: прежде надо было зайти забрать новые документы и позавтракать в какой-нибудь недорогой, но качественной забегаловке. Хотя есть не хотелось, Странник понимал, что хоть что-нибудь перехватить обязательно надо, чтобы ускорить в организме процесс ликвидации последствий вчерашних "излишеств".

Когда же все заботы завершились, и за спиной у Генри закрылась и встала на блокировку дверь его каюты на транспортном корабле, он с нескрываемой радостью забросил рюкзак в угол, скинул кожаную куртку, рухнул на койку и через пару минут захрапел.

Добираться до Цитадели ему предстояло почти пять стандартных галактических суток.
silicium
11 0%
Offline
27
2015-08-28 в 1:13 # 3
День 1

Призрак сидел за огромным столом в своем кабинете, и читал аналитические сводки галактических финансовых рынков. На биржах происходила обычная возня - ни скачков котировок, ни каких-то предпосылок к тому видно не виделось. Кабинет был обставлен в стиле хай-тек, большая часть его обстановки было голографическим, как декоративные элементы в виде трёхмерных картин на стенах, так и рабочие, в виде огромных голографических мониторов, и главный неизменный элемент кабинета - это огромное окно выходящие на синюю звезду класса сверхгигант.
В кабинет, тихо цокая каблуками зашла, его личный секретарь, Эмма Арчер. Как всегда одетая в строгий деловой костюм и туфли на высоком каблуке. Она подошла к столу и поставила кружку с зеленым чаем. Призрак отхлебнул из неё, слегка поморщившись.
- Шеф, - сказала Эмма, - через 5 минут придет Гроссмюллер с отчетом, он уже выслал список тем встречи.
-Хорошо, - ответил Призрак, - пусть заходят, как придут. Посмотрим, что они уже сделали.
Призрак запустил программу, отображающую прогресс проекта. Процесс шел, но мучительно медленно, они по-прежнему не понимали многих важных деталей.
В кабинет зашло трое. Первый мужчина - за 50 уже сильно полысевший и седеющий, невысокого роста и полноватый - это был руководитель проекта “Эфир” профессор Отто Гроссмюллер. Он был одет в хорошо сидящий на нём деловой костюм, слегка старомодный, но хорошо ему идущий. Второй зашла его помощница и секретарь, Тильда, одетая в тёмно-синее платье, может быть слегка легкомысленное для подобной деловой встречи. Третьим зашел старший научный сотрудник проекта Андрей Осокин, высокий, худощавый, в очках. На вид слегка за 30, в кипельно-белом идеально отутюженном лабораторном халате.
Призрак встал и поприветствовал их:
- Добрый день, присаживайтесь, - и указал им на длинный стол для встреч, стоявший чуть в стороне от рабочего стола.
Призрак подошел к месту во главе стола, рядом с ним расположились профессор и Тильда, чуть дальше от места Призрака присел Андрей. Все уселись за стол. Осокин активировал инструментон и начал его подключать к проектору.
- Ну, чем меня можете порадовать? - начал Призрак. - Очень надеюсь от вас услышать хорошие новости.
- Шеф, - начал Гроссмюллер, - используя полученную информацию от допросов Стражей и перехват передачи данных жнецов, мы смогли начать декодировать протокол обмена информации Цитадели.
Андрей вывел на экран схему, на которой было изображено расположение блоков информации в перехваченных пакетах Цитадели.
- Андрей, поясните, пожалуйста, что мы видим на данной схеме? - обратился Гроссмюлер к Осокину.
- Нам удалось понять методы кодирования адресов отправителя и получателя, и некоторые ещё технические характеристики сигнала. И нам кажется, что они используют какую-то свою реализацию шифрования с использованием эллиптических кривых.
- Андрей, не так подробно, пожалуйста, - прервал его профессор.
- Хорошо, - продолжил тот, - если кратко... Там очень странный шифр, нам не удаётся перехватить достаточно большой объем данных достаточной длины, чтобы попытаться в нем разобраться. Жнецы обмениваются слишком короткой последовательностью. Стражи, попавшие к нам, слишком быстро “самоуничтожаются”, чтобы что-то перехватить.
-Сэр, - перехватил нить разговора профессор, - но мы несколько раз натыкались на очень широкий и мощный сигнал, который идет на Цитадель из движущегося источника. Обратный отклик небольшой, но нам это не очень принципиально. Мы хотели бы попросить ваших оперативников найти источник этого сигнала, и попытаться записать последовательность достаточной длины. Мы можем предоставить несколько приборов, которые помогут его найти. Учитывая, что передача происходит с помощью тёмной энергии, там нетривиальная топология, то есть это будет не просто, но прибор находит подозрения на сигнал на большом расстоянии, и показывает примерное направление на него. Дальше оперативнику надо будет лишь сыграть в старую добрую “охоту на лис”.
- Хм, а что будет, когда у нас окажется эта запись? - спросил Призрак.
- Возможно, у нас получиться полностью перехватывать данные Цитадели, а то и попробовать дать команды Жнецам или Стражам.
- Ну, это, конечно, оптимистично, но я согласен, что мы продвинемся по данному направлению. Хорошо, попробую вам выделить кого-то.
- Спасибо.
- Как у вас с расходованием бюджета?
- Сейчас расскажу. Андрей, вы свободны.
Далее они обсуждали детали бюджета, который тоже был не на высоте, но пока что в пределах допустимого.

***

- Эмма, - позвал Призрак по внутренней связи.
- Да, сэр
- Найди мне Хейлу.
- Да, сэр.
Мобильная платформа 0xff12ec14
Ilostana
100 0%
Offline
1048
2015-08-31 в 18:13 # 4
Совместно с Krolikman.

Святилище. День 1. “Глаз”

Рампа шаттла медленно открылась, и беснующаяся как стая саранчи буря с ревом ворвалась в ангар. За ней, тяжело переставляя ноги, по занесенному снегом трапу корабля спустились трое гуманойдов, практически мгновенно растворяясь в буране.
Сжимая укутанные в перчатки ладони, Макс с усмешкой на лице наблюдал, как его сестра барахтается в снегу, увязнув почти по грудь. Нахлынувшие на Лу чувства сейчас отражались в нем как в зеркале: неприятно, ничего не видно да холодно так, что ладони почти заледенели. Несколько секунд возни, вокруг девушки появилось легкое синее свечение, и вот Лу выскользнула из снежного плена. Девушка взлетела на пару метров и, сделав в воздухе кувырок, плавно приземлилась. Макс театрально похлопал в ладоши, имитирую овации и поднял вверх руки с большими пальцами, оценивая ее мастерство.
“Превосходно!” - брат улыбнулся своим мыслям. Сквозь толстое стекло шлема он все же заметил, как Лу преподнесла ладонь к своим губам и улыбнулась, ощутив, по-видимому, тоже, что и он.
“Дети,” - подумал про себя проводник. Мужчина работал на семью Темплтон сколько себя помнил и хорошо знал родителей этих сорванцов такими же молодыми и энергичными. Старик молчал, разглядывал из-под приспущенных морщинистых век смеющихся молодых Темплтонов, в очередной раз удивляясь тому, насколько близнецы похожи на своих покойных отца и мать.
Метель все крепчала, ветер дул теперь уж совсем немилосердно, так, что мороз безжалостно холодил до самых костей. Лу по привычке сморщила нос, оглянулась на брата, почувствовав, что тот почти уж совсем околел и как голубой зонтик раскинула купол, укрыв и себя, и своих спутников от метели. Биотика окутала ее фигуру, близняшка приподнялась на цыпочках и пошагала вперед, едва касаясь не успевшего стать настом снега, тогда как мужчины брели, утопая в нем почти по пояс.
Макс старательно сохранял на лице спокойствие и только раз невольно скривился, стоило Лу укрепить купол - каждый раз, когда близняшка использовала свои способности, в его голове мгновенно поселялась пульсирующая боль. И чем дольше сестра “колдовала”, тем невыносимее ему становилась.

Выдохнуть с облегчением у него вышло, лишь когда они ступили под своды ледяной пещеры, а его сестра перестала светится подобно снизошедшей на землю древнегреческой богине. Он щелкнул застежками и стянул шлем, не обращая внимания на обрушившийся на него обжигающий, а для неаугументированого человека даже смертельный холод. Лу подпрыгнула, как ужаленная и пристально уставилась на него, и хоть лицо её и было скрыто под затемненным стеклом, он прекрасно представлял себе, какое выражение на нем сейчас красовалось.

- Невероятно, - восхищенно выдохнул Макс приложив руку к идеально ровной и гладкой поверхности огромного “глаза”. Он старательно изучил каждый миллиметр поверхности артефакта, скользя по нему кибервзглядом, пытаясь найти изъяны, что наверняка остались бы после битв и поражений, но так ничего не нашел. Лу стояла в стороне, как обычно молча и незаметно, но Макс знал, что тут же почувствовал, если бы она вдруг решила, что это не то, что им нужно.
- Похоже, вы не разочарованы, - прогудел в динамик батарианец, предвкушая большую прибыль. Сестра и брат переглянулись, шлем скрывал бледное лицо со сжатыми в тонкую ниточку губами Лу, напряженное и сосредоточенное.
- Вы в полной мере оправдали мои ожидания, мистер… - Макс выжидающе посмотрел на продавца.
- Я бы предпочел остаться инкогнито, - начал было батарианец, покачивая головой. Залетавший сквозь незащищенный от метели вход пещеры ветер развевал полы его куртки накинутой поверх видавшего виды скафандра.
- Не стоит, - парень поднял руку. - Я все понимаю, продажа подобного рода вещей сопряжена с большими рисками.
- Это верно, - батарианец оглянулся на боевиков, что с интересом наблюдали за происходящим и внушительно поигрывали прикладами оружия. Он без обиняков продолжил: - Предлагаю перейти к делу, чтобы поскорее убраться из этого гиблого места, да и мои людям не нравится эта планета, и они начинают нервничать.
Макс улыбнулся и кивнул.
- Разумеется, только вот… - он кивнул ежившейся поодаль фигурке сестры. Та неслышно прошла вперед, привычным жестом провела по плечу Макса, словно успокаивая дикого зверя такой нехитрой лаской и снова замерла. - Мы должны хорошо все проверить, сами понимаете.
Боевики, до этого незаметные и неслышные тут же ощетинились стволами пистолетов и винтовок, донельзя напряженные и опасные. Макс примирительно поднял руки, продолжая спокойно улыбаться и не отводя взгляд от главаря банды.
- Лу, будь так любезна, глянь товар, - почти весело попросил он, не оглядываясь. Близняшка беспечно и равнодушно подошла ближе к мутновато поблескивавшему в сумрачной пещере “глазу”, словно не было и этих бандитов, готовых в любую секунду одним залпом пробить и их щиты, и их головы; не было и начинавшего закипать брата, такого взрывного и прямолинейного, не терпящего возражений и компромиссов.
- Ты не доверяешь Серому посреднику? - батарианец произнес это угрожающе, но в то же время удивленно. Как будто впервые встретил существо, что не верит таинственному торговцу информацией.
Макс хмыкнул, а Лу откровенно рассмеялась тихо, но отчетливо - звук ее смеха быстрокрылой птичкой пронесся по стенам пещеры и отразился в черепных коробках каждого из боевиков. И, безусловно, оскорбил их до глубины души - поникшее до этого оружие опять вскинулось, целя в сердца Темплтонов.
- Ты всего лишь посредник, - пренебрежение в голосе Макса казалось осязаемым.
- Тогда ты явно ожидал это, - батарианец одновременно навел ствол на Лу. И если бы близняшка все же рискнула скинуть шлем, то мерзавец точно увидел на ее лице и удивленно вскинувшиеся брови, и чуть выпяченные как у неоправданно обиженного ребенка губы, и опасное голубоватое свечение где-то глубоко в радужке ее глаз.
- Подумай дважд-ды… - шепотом предупредила Лу Энн, щелкнув окутанными биотикой пальцами перед лицом батара.
- Мы здесь ради “глаза”, торгаш, - зло прорычал Макс, хоть на его лице все ещё была улыбка. - Если ты ещё раз наведешь ствол на мою сестру, я вырву твое сердце, наемник.
Батарианец нервно сглотнул. Что-то в голосе этого парня, не боявшегося смертельных холодов, пугало - мужчина в который раз проклял себя за то, что связался с этой неуравновешенной парочкой.
- Думаю, если вы покажете объект обмена, будет меньше нервов, - прогудел торговец, жестом приказывая бойцам опустить оружие.
- Лу, покажи нашему нервному другу его камушки, - ухмыльнулся парень, смакуя реакцию собравшихся в пещере гуманойдов.
Чуть слышно звякнул замочек на явившейся взглядам бандитов увесистой шкатулке - по виду тяжелой и старинной, можно даже сказать, уродливой то ли от того, что таковой ее задумал мастер, то ли от того, что хранилась она дурно, кочуя от одного владельца к другому, теряя свой лоск и красоту.
- Что за?... - начал было батарианец, слегка нагнувшись, разглядывая сундучок жадно и нетерпеливо - у него едва заметно подрагивали пальцы на руках, как он ни старался скрыть это от покупателей.
Замочек звякнул и открылся, покоряясь воле темной силы, которая вспыхнула под ладонями Лу, а в следующее мгновение радужными бликами по лицам гуманойдов, по стенам и полу пещеры попрыгали завораживающие своим великолепием и безупречным изяществом зайчики света. На тонком сером сукне, грубоватом для бесценного сокровища, что хранилось тут, в два рядка лежали восемь с половиной камней - каждое размером с кулак если не взрослого, то точно ребенка. Паинит 1, наин 2, грубс 3, пантерон 4, скофф 5, риалит 6, корих 7, алиид 8 и треснутая половина троффлога 9 - восемь с половиной камней, восемь с половиной бесценных сокровищ Галактики, восемь с половиной…
- Слезы Галактики, - спокойно продолжил Макс, наблюдая, как меняется батар в лице, слегка напрягаясь и почти по-животному двигая пальцами. Остальные боевики опустили оружие, покоряясь красоте увиденного, по всей видимости, паря мыслями где-то далеко на волнах эйфории, которую всегда без исключения вызывал совершенный вид камней из всех концов Галактики, собранный в одну коллекцию.
- Все части Жнеца, что ты мне обещал в обмен на полную коллекцию камней, наемник, - негромко, но твердо сказал Макс, украдкой пожимая руку Лу за ее спиной.
Батарианец с трудом справился с охватившим его волнением.
“Эта коллекция стоит целое состояние, и они отдают её за какие-то обломки?!”
- Любой каприз за ваши деньги, - протянул батарианец, уже рисуя в своем воображении, куда потратит вырученные за продажу коллекции кредиты. Почти не владея собой, он медленно потянулся к знакомому большинству батарианцев только по голограммам камню их родной планеты - алииду. Ядовито-зеленый язычок света пробежался по перчаткам наемника, отражаясь от каждой грани камня, веселый и холодный. Завораживающий.
- В течении часа груз будет на вашем корабле, мистер и мисс Темплтон.
- Разумеется, - согласился Макс. Лу Энн уже стояла у самого выхода из пещеры, глядя на него в пол-оборота.
“Ты готов?” - прочел он в ее мыслях, перед тем как яркая голубая сфера накрыла их от подступающей вьюги, отразившись в его голове новой вспышкой боли.

______________________

1 Паинит - красно-оранжевый камень, названный в честь английского ученого Артура Пейна, фигурирует в Книге рекордов Гиннеса как самый редкий минерал. В мире учтены и описан 18 камней ювелирного качества. Прозрачный, интенсивного цвета минерал чрезвычайно редок, пока их найдено всего три.
2 Наин - редкий азарийские самоцветы глубоко-синего цвета.
3 Грубс - добываются на Сур`Кеш, ценится саларианцами за глубину цвета и полезные свойства. Грубс исцеляет от болезней и продлевает жизнь обладателя.
4 Пантерон - драгоценные камни иссиня-черного цвета, которые добываются на Палавене. На сегодняшний день известно только четыре камня, доступных для продажи.
5 Скофф - самоцветы кварианцев, что были вывезены с Ранноха. Эти камни прозрачно желтые сейчас почти бесценны и хранятся кварианцами как великие реликвии.
6 Риалит - белоснежные камни с Деккуны, известны как “Сердца элкоров”. В год могут быть добыто не более трех камней из-за сложностей в технологии их добычи.
7 Корих - ярко-фиолетовый камень похожий на морского ежа. Камень добывается на Ируне, все процессы огранки строго засекречены.
8 Алиид - ядовито-зеленый камень-талисман батарианцев. Несет скорее сакральную ценность, чем любой другой камень для батарианцев.
9 Троффлога - самый редкий известный камень, иногда именуемый радужником. Не добывается; всего существует около 20 уже ограненных камней. Археологи считают, что этот камень ранее был распространен в качестве популярного украшения у протеан.
Fox666
197 0%
Offline
4012
2015-08-31 в 18:21 # 5
День 1

Матовое стекло панорамного окна стало прозрачным — автоматика сработала по таймеру. Комната наполнилась искусственным светом улиц. Таково было каждое утро в квартале Зарак. Несмотря на свою близость к Президиуму и обозначенную элитность района, здешние комплексы напоминали узкие улочки портовых городов, залитых огнями рекламных щитов. Вдалеке, между многоэтажных домов мелькал «небосвод» сердца Цитадели, но его предрассветный блеск терялся на фоне пестреющих витрин и вывесок Зарака.
Тишину квартиры нарушало лишь мерное журчание льющейся воды в душе. На кухне зашипел чайник. Обернув полотенце на груди, Ольга не спеша прошла через всю квартиру, не включая освещение. За три года она привыкла к обстановке просторной квартиры. Её уже не смущали окна гостиной и спальни, простирающиеся от потолка до пола, которые позволяли ей проводить время в спокойном наблюдении за жизнью улиц Зарака. Правда, подобное времяпровождение было редкостью. Не столько из-за работы, сколько из-за установленного лично Ольгой режима дня. Утро начиналось с теплого душа и чашки травяного чая, который ей привозили с Земли родители, когда могли провести время на Цитадели, или же присылали дочери посылки, из-за чего порой ставили её в неловкое положение. Их забота была естественна и понятна, но Ольга считала подобный способ выражения родительской любви лишним. Несмотря на возраст, заслуги и работу, для матери с отцом Чеглокова всегда оставалась маленькой девочкой, которая каждое утро бежала на кухню, что бы отведать маминого травяного чая с конфеткой. Конечно, теперь сладости были не в чести. А чай остался не только привычкой, но и отличным подспорьем для утренней пробежки.
В отличие от Президиума, в Зараке не было красивых и огромных парков. Искусственное освещение минимизировало любые попытки воссоздать здесь кусочек природного ландшафта, а головокружительные виды вздымающихся ввысь многоэтажек, теряющихся где-то в туманном «небе», не давали забыть о том, что где-то за кромкой фальшивой атмосферы, простирается бесконечный темный космос. Но масштабы и размах Цитадели не оставляли возможности задумываться об угрожающем безмолвии далеких пространств. Тем более у этой махины — венца инженерного искусства, был разум, душа. Как бы и кто не называл Шепарда после окончания войны и его, во всех смыслах, праведного поступка, Ольга предпочитала относится к этому именно так. Безусловно, не будучи человеком религии, она не разделяла гностических и других философских взглядов на понятие «души». Скорее, это было нечто среднее между верой турианцев в духов места и попыткой научно обосновать то явление, которое стало финалом жатвы, разорвав циклы. Ольга предпочитала считать Шепарда «одухотворенным разумом» Цитадели… даже духом Млечного Пути, лишь бы не погрязать в размышлениях о том, что современное общество не способно понять. Он не был человеком. И было не просто сознание бывшего солдата Альянса. Его уникальность как человека, позволило Шепарду перевоплотиться в нечто более грандиозное, чем обычный искусственный интеллект, загруженный на платформу огромных размеров. А, ведь ей надо было как-то представлять свое непосредственное начальство. Голограмма на церемониях — оставалась голограммой, а подчиняться воли холодной конструкции посреди космоса было, по меньшей мере, странно. И именно из-за неоднозначных взглядов на происхождение современной системы управления галактикой и Жнецами, большинство несведущих людей воспринимало Галактическую Стражу, как фанатичных безумцев, сующих свои носы в любое дело, касаемо наследия предыдущих циклов, самих Древних Машин и будущего Млечного Пути. Но Ольга научилась не обращать внимания на косые взгляды и открытое недоверие. Она не думала об этом, выполняя работу.
Она, вообще, предпочитала поменьше думать о таких масштабных вещах. Также не морочила голову рабочими трудностями с утра, пока была дома или на пробежке в местном парке. И когда возвращалась в квартиру позавтракать, прочитать последние новости, проверить личную почту и привести себя в порядок перед рабочим днем. Она включалась в непрерывный поток рабочих умозаключений, когда предъявляла пропуск в лифт, провозящий пассажиров прямиком в Президиум. Кое-кто из Стражи с ней обязательно здоровался еще в поездке. Но, даже не зная имен большинства встречающихся по пути на работу людей, Чеглокова никогда не отвечала молчанием или упорным притворством. Она просто не могла не замечать происходящего вокруг. Её внимательность и отчасти машинальная память, порой, сводили с ума. Но это было необходимостью при высоком уровне ответственности и строгости к себе. Поэтому, она не оставляла себе шансов на пропуск мимо ушей утреннего «Здравствуйте».
Отдел контроля артефактов встречал своих служащих крыльцом с волнообразной крышей, стремящейся сорваться с тонких колонн и взмыть вверх, словно перо. Легко узнаваемая воздушная азарийская архитектура сделала из дальнего крыла комплекса Галактической Стражи застывшее в мраморе бушующее море, контрастирующее со строгими линями «турианского» блока отдела по особо тяжким преступлениям и немного пафосного «человечного» административного центра. Другие отделы утопали в буйстве зелени и россыпью жемчуга обрамляли раскинувшийся парк. Но это была лишь вершина айсберга. Галактическая Стража занимала целый квартал, сохраняя общие архитектурные традиции в каждом здании, ведь чтобы сберечь спокойствие Галактики, прежде всего, необходимо обеспечить условия для тех, кто стоит на передовой безмятежности общества. Безусловно, состав рабочих и служащих в каждом управлении был разнообразен и неоднороден. И Стража всегда оставалась образцом единения различных рас, чьей высшей целью было благо Галактики.
Человечество явило собой основной стержень Стражей. И Шепард, как бесспорный герой землян, стал первопричиной популярности заступников Галактики, прежде всего, среди солдат Альянса. Поэтому административный центр напоминал о своем «земном» происхождении сочетанием функциональности и нарочитой эпичности оформления.
В отделе по особо тяжким преступлениям «у руля» встал союз турианцев и кроганов. Основная часть оперативников — бывшие СБЦшники, бойцы расформированных специальных отрядов и группировок, бывшие военные, и… сильнейшие воины лучших кланов.
Значительная часть ксеноархеологов, ученых, и, вообще, пытливых умов была представлена азари и саларианцами. Для них были открыт путь в отдел по контролю артефактов, который получил свой неповторимый тессийский шарм с примесью атмосферы инноваций Сур’Кеша. Директором отдела был турианец — Фолгар Тенакс — бывший разведчик Иерархии. Начитанный и эрудированный, по-армейски резкий и строгий, но справедливый начальник. Каждое утро в отделе начиналось с его внимательного взгляда через прозрачную дверь кабинета, аккурат напротив которой стоял его стол с компьютерным терминалом. Он всегда был на месте раньше всех. Порой казалось, что он не уходит с работы вовсе. Но не заметить по приходу в основной офис его строго очерченную костяную маску с вкрадчивым взглядом было нонсенсом. Такой случай означал лишь одно: Фолгар нёс свой пост возле кофеварки у противоположной от кабинетной двери стены.
Это утро не стало исключением. Тенакс потягивал турианский кофе за своим столом, мысленно подсчитывая каждого «желторотика» прибывшего на место. А «желторотиками» были все без исключения. Но за это никто не боялся требовательного турианца. Со временем трепет перед бывшим солдатом Иерархии перерастал в уважение и сыновью привязанность. И в последнем никто не признавался, но знал каждый. И Тенакс тоже.
Молчаливым кивком поздоровавшись с Фолгаром, Ольга прошла в свой модуль — звукоизолирующую прозрачную стеклянную конструкцию, выполняющаю роль отдельного кабинета, и по необходимости становившаяся полностью светонепроницаемой — еще одно азарийское интерьерное решение. Последнее время работа напоминала библиотекарскую. За не имением стоящих дел, позволивших ей покинуть этот аквариум, Чеглокова вторую неделю пересматривала старые дела, стараясь привести их к форменному порядку. Конечно, привести все материалы к межгалактическим стандартам было приказом Фолгара. Для Ольги же это было возможностью пересмотреть прошлые дела и освежить информацию по ним. Ведь поиски артефактов, реликвий и того, чем они ценны и интересны некоторой части населения Галактики — несколько отличалось от работы следователя того же убойного отдела. Бывшей СБЦшнице приходилось развивать в себе не только физические и биотические навыки, умение обращаться с оружием и изучать основы следственных мероприятий. За последние годы она только и делала, что училась выхватывать, запоминать и применять на деле любую информацию, касающуюся её работы — от азов ксеноархеологии до принципов экономических махинаций. Порой это взрывало мозг.
— Тук-тук, — просунув продолговатую серую голову в приоткрытую дверь, прощебетал саларианец, — есть кто в гнезде?
Ольга оторвала взгляд от монитора, и, сощурившись, произнесла:
— Торэл, почему «гнездо»?
— Я вчера прочитал о чеглоках, — долговязый саларианец, будто просочился в кабинет, не утрудив себя шире открыть дверь. — Всё же у людей удивительно богатая культура семейных имен. Несмотря на парадоксальную краткость и минимализм.
— Торэл, у тебя нездоровый интерес к землянам.
Саларианец озабоченно моргнул.
— Это твое плохое влияние, Чеглокова, — нервно хихикнув, он замолчал.
Повисла неловкая пауза.
— Кстати, — спросила Ольга продолжая просматривать материалы дел на мониторе, — когда ты вчера успел прочитать о птицах? Неужели, чествование Джексона и Роткорда перешло в заседание клуба натуралистов?! — Её мягкий голос сорвался в смех, на что Торэл ответил открытой улыбкой.
— Я рано ушел. Слишком долго желал избавиться от этой парочки, чтобы терпеть их пьяные речи перед сном. После такого кошмары сняться. Пусть теперь особо тяжкий с ними мучается.
Лейтенант одобрительно кивнула:
— Да уж. Надеюсь, они не обиделись на такой жест.
— А ты-то, вообще, не осталась.
— Я их поздравила с переводом и пошла домой.
— Да. За что они тебя «поблагодарили», — Торэл жестом обозначил косвенный смысл последнего слова.
— И как же? Корчили рожи, пока я уходила?
— Нет. Попросили передать, что будут скучать.
Ольга подозрительно опустила брови:
— И всего-то?
Прошлепав губами нечто неразборчивое на саларианском языке, Торэл на выдохе уточнил:
— «Будем скучать по этой рыжей ведьме». Как-то так.
— Как жаль, что по этим двум болванам скучать никто не будет.
— Может быть, — многозначительно подхватил саларианец, — так… я наверное, пойду… поработаю.
Чеглокова проводила взглядом саларианца, и снова вернулась к работе. На экране открылось досье. Она прочитала имя «Генри Уейфар» и взглянула на фотографию. Поморщив нос от нахлынувших воспоминаний об обстоятельствах его допроса, она немедленно выбрала задачу — «Обратно в архив». Открылось следующее досье…
Я-туман
52 0%
Offline
1459
2015-08-31 в 21:56 # 6
День: - 2
В саду пахло астрами, обыкновенными белыми астрами. Этот запах казалось царил в этом месте: среди изумрудной листвы, аккуратно постриженных кустарников, ухоженных клумб, и дорожек из гравия. Утро выдалось ясным и солнечным, и день обещал стать таким же. И Джиора Пальцегис- пятисотлетняя азари изменила своей всегдашней привычке, сидеть утром у огромного бассейна, решила перебраться в сад. Здесь она и сидела под тенью огромного дерева, что было наверное старше её. Её супруг человек - называл его дубом. "Надо бы спилить этот исполин, и посмотреть сколько ему лет?"-Появилась мысль в голове азари."Но, тогда где скрываться от жары?"-Последовала за ней другая.
-Хм, тогда не стоит. - Резюмировала азари. Джиора осмотрела свои владения, за садом возвышались белые стены виллы, крытые красной черепицей. А за двухметровым в высоту забором далекие отсюда небоскребы, которые казалось растворялись в серо-голубой дымке. Азари глубоко вздохнула наполнив легкие ароматом астр и улыбнулась. Всюду куда ни глянь, красота и благоденствие, но все это было обманчиво. Ведь недаром на столике, за которым сидела Джиора лежал недавно приобретенный "Паладин".И неспроста владелица крупной компании, отошла от дел, уехала на загородную виллу и окружила себя надёжной охраной.
А все началось с её страсти к древностям. Недавно она купила очередную древность предназначение которой она сама не понимала. И через пару дней ней пришёл странный гость, предложивший хорошие деньги за этот артефакт. Азари со свойственной для неё спесью, послала его причем в весьма грубой форме. Пару дней спустя начались проблемы. Началось все с небольших проблем с поставками, а потом взорвали её кар, разумеется когда её в нем не было. И вот это стало последней каплей, она решила укрыться, пока всё не утихнет, но этот артефакт останется при ней. Как говорил Джиоре психолог у неё началась "мания преследования".
Воспоминания азари прервал скрип колес, хотя скорее не колес, а колесиков. Повернув голову на звук, азари увидела одну из служанок - ту смазливую новенькую, что приближалась к ней по дорожке толкая впереди себя тележку с кофейником, и прочими снастями для распития кофе.
Как ни парадоксально, но в век покорения космоса, все еще используются тележки. Служанка подошла мило улыбнулась и налила госпоже кофе, добавила два кубика сахара и поставила кружку с бодрящим напитком на стол.
Джиора поднесла кружку к лицу, вдохнула знакомый аромат, но заметила там незнакомые нотки.
-Каураву добавили?- Удивленно приподняв бровь спросила азари. Этот препарат прописал ей её психолог, сказал добавлять в утренний кофе, для того что бы успокаивать расшатанные нервы.
Служанка вздрогнула как от удара, но ответила:
-Да госпожа.
-Хорошо.- Джиора сделала небольшой глоток, и выдохнула с нескрываемым удовольствием. Она буквально почувствовала разливающуюся по телу приятную легкость. Азари допила кофе и поставила чашку на стол. Служанка же не шелохнулась, стояла и смотрела на азари.
Джиора хотела махнуть рукой, и сказать мол"Пошла вон". Почувствовала что не может пошевелить ни ногой ни рукой, ни даже говорить. Единственное что осталось в её власти это шея и голова.
-Госпожа вам плохо? Может позвать доктора? - С плохо скрываемым ехидством спросила служанка. Затем нагло улыбнулась и приблизилась к азари.- Предлагали же тебе ты мочалка синяя деньги, что же ты их ни взяла.
Джиора попыталась использовать биотику, но не смогла, она лишь перевела расширившиеся от ужаса глаза на пистолет до которого не могла дотянуться. Девушка перехватил её взгляд , и улыбнулась.
-Что руки коротковаты? Я тебе сейчас помогу. -Девушка взяла "Паладин" со стола и вложила в руку азари, направив ствол себе в грудь.- Ну, стреляй!
Азари напрягла все мышцы, но не смогла даже пошевелить пальцами.
-Печально.- Полный сожаления вздох.- А сейчас попробую я!- Служанка подняла руку с пистолетом и вставила его ствол в рот азари, а затем положила свои пальцы на пальцы Джиоры.- Наверное ты понимаешь что сейчас будет. -Сказала девушка в залитое слезами, с глазами, округлившимися от ужаса, лицо азари.- Кстати, артефакт я уже забрала. -Раздался выстрел, приглушенный и почти не слышный. Синяя кровь с частицами мозга азари брызнули на белые астры, из ближайшей клумбы.

Темные тучи что с утра висели над городом, к ночи решили разродится дождем. Хоть дождь и не был довольно сильным, но все рейсы отменили. Это раздражало агента Дженс, когда она каждый раз переводила взгляд на панель вылетов раздражало настолько что она едва не носилась по залу космопорта как загнанный хищник. Надо же. что бы такой безупречный план испортил какой- то нелепый дождик. Кроме неё в терминале космопорта было не так много "человек" хотя правильнее было бы назвать их гуманоидами, но Хейла ненавидела это слово, также как и ненавидела самих гуманоидов. Особенно одну парочку, хотя скорее троицу: две азари одна взрослая, а вторая совсем малышка на вид как девочка лет так двух от роду, провожали человека мужчину. Мужчина поочередно тискал в объятьях то взрослую, то маленькую. Всё это продолжалось не один час, и будет продолжатся еще не понятно сколько, пока этот проклятый дождь не закончится, и корабли не полетят. Хейла с отвращением отвернулась от выражения ксенофилических чувств и подошла к большому окну.
В ночном сумраке, и под дождём знакомые очертания недалекого города размывались и становились неясными, как тени древних чудищ. Девушка подошла к окну ближе, и провела кончиками пальцев по стеклопластику. Она ничего не почувствовала, ни прохлады покрытия, ни его гладкости, ничего. Инженеров и врачей "Цербера" больше интересовала функциональность, и эффективность, а что же чувства."Давайте оставим чувства для тех кто избивает своих жен трофеями с чемпионатов по гольфу"- Как сказал ей один медик, и затем добавил.-" Ты же почти сверхчеловек". "Интересно, а кто нибудь из них думал о том, что после того как становишься сверхчеловеком, перестаешь быть обычным человеком? А у меня такого выбора вообще не было."-Подумала Дженс.-" Меня сделали такой, и моего согласия никто не спрашивал".
В окно попал луч света, и Хейла увидела свое отражение: красивая высокая девушка, с светло-русыми волосами, что спадали до плеч. Обута девушка была в легкие невысокие сапоги с низким каблуком, и из черной кожи, черные джинсы в обтяг, и темно-фиолетовая блузка, дополнял образ кожаный плащ. В руке девушка держала кейс с этим странным артефактом: что стоил полтора миллиона кредитов , и жизни троим гуманоидам.
" Всё верну эту доисторическую хрень яйцеголовым умникам "Цербера", а сама попрошу себе небольшой отпуск. А то супруга уже месяц не видела". при мыслях о муже, сердце наполнилось такой несвойственной для Хейлы теплотой и нежностью. Но девушка отогнала от себя лишние мысли.
-Надо дождаться корабля.- Прошептала девушка, отошла от окна и села в одно из свободных кресел.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Maur
15 20%
Offline
110
2015-09-04 в 17:03 # 7
День 1.

Попойка была знатной… Устроив все это, Моро наотрез отказался принимать какие-либо возражения, сказав, что данное мероприятие имеет исключительно важный характер, ведь наша квора… квара… красавица Мими получила звание уорент-офицера 2-го класса. Хоть и говорят, что кварианцы совсем не умеют пить, но Мими таки пыталась опровергнуть этот слух на своем примере. Несложно догадаться, что случилось в итоге, и ввиду того, что увольнительное заканчивалось завтра, парни, взяв девушку под руки, быстро ретировались в сторону выхода. Выйдя из бара, друзья не стали вызывать аэротакси и теперь прогуливались по каким-то незнакомым, но ухоженным улочкам. Освещения на улицах почти не было, но это с лихвой компенсировал светящийся свод “лепестка”, излучавший приятный свет, словно на дома опустились поздние сумерки. Серебристый свет заливал улочки, делая их какими-то фантастическими, словно вышедшими из чьего-то сна. Девушка, поддерживаемая Элом, без умолку болтала, постоянно повторяя “Кила!” через каждое слово, общий смысл которых было сложно уловить.
Через какое-то время они вышли в сквер, названный в честь какого-то турианского героя. Арт, идущий, пошатываясь, слева и чуть впереди, внезапно остановился.
- Слышал? - он посмотрел на Эла.
Эл лишь кивнул головой. Жалобное мявкание, похожее на плач, доносился со стороны вентиляционной решетки. Мими, запнувшаяся на полуслове от внезапной остановки, несколько секунд ловила в пустоте отзвуки плача и затем, потрепав Эла за капюшон, молвила, “слегка” заплетающимся языком:
- Че...го стои..ик..м, - она вдохнула, - марш за… за.. котей!
Видимо, на сегодня ее поток сил иссяк, и поэтому она просто состроила самое милое личико, на какое только была способна в подобном состоянии.
С одной стороны, у Эла с Артом не было никакого желания лезть в вентиляцию. С другой же, жалобный “плач” и пугающая своей настойчивой умильностью рожица кварианки, оказались более весомыми аргументами.

Темно и сухо. Хотя больше темно - даже сфера [1] не могла осветить дальше двух метров. Да и передвигаться было трудновато: вентиляционный канал оказался довольно узок для двоих, но, благо, долго искать виновника сего похода не пришлось. Арт был отличной ищейкой, и буквально через пару минут они нашли источник жалобного писка. Им оказался угольно-черный шестилапый комочек [2]. Момент, когда парни нашли его, можно было бы назвать трогательным, если бы не другой шестилапый трупик более крупного существа, который придавил котенка. Судя по всему это была мамаша. Ее тело было очень истощено и подрано, и складывалось впечатление, что она умерла, пытаясь защитить своего малыша от неведомой опасности. Стараясь действовать как можно осторожней, Инши аккуратно приподнял тельце мамаши и убрал его в сторону. В тот же момент “плач” прекратился. Эл подвел сферу поближе к тому месту где должен был быть котенок. Но никого не увидев, парень почувствовал, как кто-то проворно вскарабкался по его руке и залез в капюшон. Спустя пару секунд оттуда донеслось прерывистое урчание.
Арт выбрался первым, так как лейтенант остался, чтобы “разобраться” с трупиком - Эл просто напросто разложил его на молекулы, потратив на это около пяти минут. Наконец выбравшись, Элайя не обнаружил своих друзей. Впрочем, пропажа нашлась на ближайшей лавочке - Арт, стараясь не потревожить уснувшую на его плече девушку, сосредоточенно копался в омни. Эл улыбнулся свои мыслям и чуть погодя вызвал аэротакси.




День 5.

Игра в гляделки продолжалась несколько минут. Две пары зеленых глаз смотрели друг на друга. Прошло несколько дней с тех пор, как Эл и компания нашли это угольно-черное бедствие. Теперь сие чудо звали Бурбоном. “Алкогольное” существо, сидевшее на человеческом теле, что-то промурлыкало с совершенно невинным видом.
- Ну и что, морда? - Эл обреченно вздохнул, взглянув на полумертвое от страха тело, - Ладно, Бурбон… Лезь сюда, герой.
Инши подставил руку и Бурбон, проворно забравшись ему на плечо, тут же принялся отрывать нашивки от формы. Поняв, что ничего из этого не выйдет, он перебрался внутрь кителя и теперь самозабвенно игрался с кулоном. А ведь только минуту назад он с остервенением рвал лицо бросившемуся в отчаянную атаку воришке. Впрочем, в этом не было необходимости: Инши среагировал раньше, чем тот успел применить перегрузку, но не успел среагировать на черный комок, который с поразительной скоростью метнулся в лицо гуманоиду. Послышались шаги и через пару мгновений в доке показался Арт. Заметив Эла, он знаком показал, что с остальными он разобрался.
- Откуда в этом козлике столько прыти? - Арт с презрением взглянул на худощавого гуманоида. - Больно быстро он бежал для просто человека.
- В коем-то веке великого Арта уделали, - лейтенант рассмеялся. - Ладно. Приведи этого бегуна в чувство.
Пара увесистых шлепков по разодранным щекам тут же привели тщедушное тельце в себя.
- Мрази!!! - начало было орать тело, но мощный удар под дых успокоил его. - Че.. кха-кха… Чего вам надо гниды модифицированные-кха-а, - последовал новый удар. - Кха-кха… Что вам нужно?!
- Вот так, легче, Бронкс, - лицо лейтенанта ясно давало понять, что злить его не стоит. - Советую держать гонор при себе если хочешь сам до камеры дойти. А теперь говори, где разработки НИЦЦ[3]?
Оцарапанная рожа Бронкса вытянулась. Этого не могло быть. Как ГС-ники узнали об этом? Все было настолько секретно, что об истинной ценности груза знал только он и заказчик. Рожа Бронкса выдавала его, явственно отражая каждую его мысль. Эл с Артом бесстрастно наблюдали за его гримасами. В конце концов удивление, сменившее наглую уверенность, сменилось полной обреченностью.
- Переданы представителю заказчика, - он поежился. - В ближайшем времени он уже должен покинуть данный сектор на грузовом судне, - Эл многозначительно посмотрел на Бронкса - фигура бандита еще больше осунулась. - Позывной Бахак… Остальное на омни...
Эл кивнул Арту - тот мгновенно поняв, чего хочет командир, подключился к омни Бронкса и передал данные в центр.
- На всякий случай отправь ориентировку патрулям, - мужчина потрепал Бурбона за ушко и улыбнулся улыбкой не сулящей вору ничего хорошего. - Молодец, Бронкс. А теперь рассказывай, кто заказчик. У нас еще есть пара минут до прибытия кареты.
- Х-хорошо, но я сам это рассказал! Сам! - увидев одобрительный кивок лейтенанта, бандюга начал свой рассказ. - Я не знаю имен, но они называют себя “Мечом правосудия”. Что-то вроде батарианских мстителей. Это горстка несогласных, которые до сих пор держат обиду на все человечество и Шепарда в частности… - мужчина умолк, но зеленоглазая мордочка показавшаяся из кителя заставила его продолжить: - Не знаю, в чем там дело, но, похоже, коммандер чем то очень сильно насолил их главарю. Он знает, что стало с Шепардом и поэтому осторожничает, действуя через посредников.
Следователь нахмурился. Увидев это, Бронкс начал причитать, что-то вроде: “Эт-то все… Это все что я знаю!!!” но Эл его уже не слушал. Было над чем подумать. Через пару минут прибыл кар “службы доставки”, и они с Артом запихнули в него Бронкса. Запрыгнув на переднее сиденье и удостоверившись, что Арт тоже внутри, Элайя дал водиле знак отправляться в отдел.

Да… Дела поворачивались к нему не самой приятной частью своего эфемерного тела. Инши тяжело вздохнул, мысленно проклиная и старика, и Шепа: почему всю ту кашу, что заварили они, должен расхлебывать именно он?! Неприятные мысли и крепкие словечки роились в его светлой голове и с каждой секундой вгоняли во всё более и более глубокое уныние. Похоже, Бурбон почувствовал перемену в настроении своего спасителя и теперь смотрел на Эла, изредка вопросительно подмявкивая.
- Все нормально, - он наконец улыбнулся - зверек забрался ему на плечо и слегка мурлыча начал тереться об голову Эла. - Ладно-ладно, Бурбон! Сейчас мы отдадим этого бегуна дознавателям и отправимся куда-нибудь перекусить.
Но, видимо, у начальства были иные планы относительно Эла...
- С’аар! - раскатистый голос турианца был слышен в каждом уголке отдела. - С’аар, тус маартешш*! Руки в ноги - и в мой кабинет, шаста*!!!

_________________________
1. Сфера - одна из способностей Эла - он меняет свойство воздуха, заставляя его приобрести форму сферы и излучать свет. Минус такой способности кратковременность - её хватает на 15 минут.
2. Парни нашли забавного зверька, обитающего в основном на Иллиуме. У него шесть конечностей и длинный завивающийся хвост (сантиметров 20), а вместо лапок - ручки с очень цепкими коготками. Его мордашка очень похожа на мордочку земного кота, но глаза и уши больше (почти всегда они полу прижаты к голове). Повадками эти зверьки чем-то похожи как на кошек, так и на обезьянок - они очень любознательны, но когда выпадает свободное время они спят.
3. НИЦЦ - Научно-исследовательский центр Цитадели.
*Тус маартешш - твою мать; Шаста - ублюдок\выродок.
TRICK OR THREAT
DV
145 0%
Offline
3033
2015-09-05 в 18:46 # 8
День первый.

«Экспедиция» Часть первая.

Было очень влажно и душно, казалось, что дышишь водой со сладковато-кислым привкусом. Вот уже шесть часов они пробирались сквозь непроходимые джунгли. Небольшая группа из восьми человек и одного батарианца боролась с упрямой и вездесущей растительностью. Длинные лианы с мелкими белыми шипами цеплялись за костюмы, стесняя движения и преграждая путь. Мелкие кварцевые осколки скал впивались в подошвы сапог, затрудняя ход и причиняя тянущую боль. Кустарниковый подлесок. не только мешала продвигаться вперед, раскидываясь густой и пёстрой завесой, но и изобиловал всевозможными ползучими, жужжащими и жалящими тварями. Во что бы то не стало, им до темноты нужно было добраться до скал, там практически не было растительности, воздух был более свежий, можно было бы сделать привал, да и до ущелья совсем не далеко оставалось. Но пока они двигались по холмистой местности вверх.
- Ирхимат-ризусан! Или как вы там люди говорите про чью-то мать?!- батарианец поймав в кулак, внушительное насекомое, хлёстким ударом размазал его по своей заднице. - Вообще я на такое не подписывался...
- На что, Нивер? - ухмыляясь поинтересовался идущий позади мужчина.
- На то что бы быть сожранным заживо, жужжащими и летающими тварями! - наёмник сплюнул и закурил сигару .
- О! Кто-то не любит насекомых? - не унимался мужчина
Батарианец резко остановился, присел и вскинув пистолет сделал пару выстрелов. Затем не слово не говоря, сошёл с тропы, и расчищая себе путь увесистым мачете, двинулся в направлении выстрелов. Его не было пару минут, и вот он уже возвращается, таща за крыло, нечто похожие на гигантского комара. Пожёвывая сигару, и выпуская густые клубы сизого дыма, он направился к своему оппоненту.
- Если ты про этих, то да. Не люблю! - он шваркнул существо под ноги мужчине , и скривился в победоносной ухмылке. Тот поморщился, и брезгливо и с опаской перешагнув через труп, продолжил путь.
- Нив, что за позёрство! Трай, заканчивай, и помни, у него две пары глаз! Уций статус. - она тяжело дышала, и нервно пыталась убрать со лба слипшиеся от пота волосы.
- Точка сорок два дробь двенадцать, квадрат е - тридцать шесть. - вяло отозвался мужчина в технической броне. - ЕТА час двадцать две, учитывая физическое состояние команды, температуру и угол подъёма, - он тяжело выдохнул - время может увеличиться на двадцать три- тридцать три, плюс - минус две минуты.
- Нужно торопиться, успеть добраться до скал до темноты. Иначе... она подняла голову вверх и осмотрелась - нас точно тут сожрут.
- Мисс Рид, мисс Рид, смотрите! - Молодая женщина с лучистыми голубыми глазами сидела на корточках возле поваленного дерева и удерживала руками расправленные заросли синидианского папоротника.
- Что там Лизи? - не дожидаясь ответа Юджи, в сопровождении Нивера и Трая, направилась к биологу.
- Думаю, это по вашей части, мэм.
Заключённый, в тонкое красное кружево, диктофоровых и решёточных грибов, поблёскивал небольшой обелиск, размером чуть выше турианского колена. Его внешняя, видимо кварцевая, часть была сильно разрушен эрозией, а вот металлический остов, остался невредим.
- Интересно... остатки внешнего материала, явно кварц, причём местный. Cудя по насечкам и символам, на уцелевших фрагментах, это местный цивилизационный пласт, исчезнувший, около трёх тысяч лет назад. - Она присела, и стала аккуратно избавляться от грибной сети ножом. - Ну вот я так и думала, это Кхи-мид- Нув, местная, примитивная, пусть и гуманоидная форма жизни. Они вошли в симбиоз с первыми колонизаторами планеты, что и послужило катализатором затухания вида. - Она прищурилась, и попыталась поскоблить металл ножом.
- Кхи, что? - скривившись и затушив сигару, поинтересовался Нивер.
- Словно, кто-то поперхнулся ринколом. - поддержал Трай.
- А ну.. там всё просто... это азари, первая волна колонизации, они придерживались альтернативной версии развития своей цивилизациооной единицы и антропогенеза в целом. В их понимании, культурные дефиниции азари...
- Кх-кх... - демонстративно прочистила горло Елизавета.
- Что? Что ты кхыкаешь мне над ухом? - возмутилась Рид, а Лиза в свою очередь, многозначительно повела глазами в сторону мужчин.
- А... В общем азари сектантки основали тут колонию, вступили в связь с местной разумной и вымирающей формой жизни, они стали для них, своеобразными богами, но всё закончилось печально...
- Азарьки затрахали местных до смерти. – Батарианец заразительно заржал.
- Ну, смешного, тут мало, азари конечно повлияли на их самобытность и культуру, но вид уже был вымирающим, когда они высадились на планету.
- Не нужно иметь докторскую по ксенобиологии и ксеноархеологии, чтобы понять – они ускорили процесс деградации вида. – Немного разочарованно заявил Трай.
- Вообще, совету давно пора создать и принять директиву, запрещающую, не только вмешиваться и колонизировать планеты с разумной жизнью, на докосмической стадии развития, но и вообще вступать в контакт. – Елизавета встала, недовольно поджав губы.
- Наша галактика не генетический рог изобилия, и не нужно забывать, моя идеалистическая Лизи, что финансовые цели, оправдывают любые средства. А что касается Кхи-мид- Нув, это единичный случай, который наши «синие друзья», успешно скрывают, уже почти 3000 лет. – продолжая изучать артефакт, прокомментировала Рид.
- Судя по тому, что ты знаешь, херово они скрывают. – Батарианец хохотнул, и осмотревшись по сторонам, закурил.
- Эмрит, сканер. Странный металл... – она ещё пару раз прошлась лезвием вверх вниз по остову. Царапин на поверхности метала не осталось, а вот лезвию ножа такого рода манипуляции явно не пошли на пользу. – Эмрит, какого ты там копаешься?! – Рид теряла терпение. – Вашу мать, где он?
- Может, отошёл отлить. – Отозвался парень в технической броне.
- А может, и нет. - Нивер, качнул головой в сторону густых зарослей кустарника.
- Уций, Лиз на вас оборудование, вы двое - периметр, - обратилась она ещё к двум спутникам – Нивер, Трай за мной. - Решительным шагом она шагнула в заросли, примятая растительность, сломанные ветки, красноречиво говорили о том, что недавно тут прошёл человек. Продвигаясь вглубь непролазных зарослей, она жёстко материла Эмрита на шести языках.
- Блядь! Я во что-то вляпалась! - она стояла по щиколотку в склизкой, бежевато-розовой жиже. - Что за биологическая мерзость, ещё и тошнотворно воняет! Эмрит, я убью тебя, когда найду! - Она прикрыла нос и рот рукой, продолжая бубнить, что-то злобное и недовольное.
- Мать моя женщина! Ёб твою налево!
- Юджи замри!
Огромное арахнидоподобное существо, издавая щёлкающие и свистящие звуки, медленно подбиралось к жиже. Широко расставив лапы и наклонив вперёд голову, существо широко развело жвала и издало шипяще-свистящий звук. Казалось, существо совершенно не обращало внимание на оцепеневших от страха и неожиданности членов экспедиции. Оно потрясло головой, и из глубин пасти показался обильно смазанный слизью хоботок. Он немного подрагивал, пробуя воздух, а затем, опустившись в ту самую жижу в которой стояла Рид, стал старательно всасывать её. Зрелище было омерзительное. Несколько минут Батарианец и человек находились в замешательстве, выйдя из ступора они переглянулись и разрядили в тварь зажигательные. Существо взревело, охваченное пламенем, оно поднялось на задние конечности и защёлкало огромными и смертоносными жвалами. Юджи выхватила пистолеты и целясь в голову выстрелила с разу из двух стволов. Тварь упала, но сдохла не сразу, из хобота распрыскивалась зеленоватая субстанция, конечности подергивались, а обгоревшее брюшко, судорожно вздымалось.
- Ну что? Всяко бывает... - Трай положил ей руку на плечо.
- Интересный экземпляр. Надо взять образцы. - она сбросила его руку с плеча.
- Кто-то не любит насекомых? - батарианец бросил ехидный взгляд на Трая.
- Заткнись, мразь! - мужчина сделал шаг на встречу батарианцу, а тот в свою очередь взялся за винтовку.
- Хватит! Надо найти Эмрита! У меня нет времени на петушиные бои! Дайте мне руку, не хочу плюхнуться в это дерьмо! - Трай протянул ей руку. - Нивер, возьми образцы субстанции и этого поджаренного паука.
- Чёрт! Ну где этот ублюдок?! - она устала присела на небольшой осколок кварца.
- Нам придётся прочесать довольно, приличный квадрат, займёмся этим, до темноты не успеем в нужный сектор.
- Думаю, что заниматься не придётся - кряхтя, мрачно произнёс Нивер, поднимаясь на ноги.
- Это ты о чём?
- Ты нашла его Юджина. - он шваркнул в неё густо испачканные беживато-розовой жижей бирки, и нервно закурив отошёл в сторону.
Она осторожно протёрла бирки. "Эмрит Цзен, регистрационный номер 1256489546." На обратной стороне "Над смертью властвуй в жизни быстротечной, и сметь умрёт, а ты прибудешь вечно"
- Что это значит? - Трай старался сохранять спокойствие, но голос его дрожал.
- Живая природа подчиняется законам эволюции изменчивости, везде, в любом уголке галактики, и если образование экосистемы в одной её части .... В общем. Это существо, видовой родственник наших арахнидов. Они создают ловушки, одни роют норы, как тарантул, другие прячутся в засаде, как например птицеед, третьи ткут паутину... Дальше, то же всё по одному сценарию, нейротоксин и фермент.
- Эмрит приварился заживо... - мужчина осел.
Рид ничего не ответила, лишь сжала бирки в кулаке.
- И что дальше?
- Ничего, мы продолжим путь, найдём объект, и заработаем кучу кредитов. Панические настроения, очень сильно понижают мотивацию, а херовая мотивация залог провала. Надеюсь, вам двоим, не стоит напоминать, что у меня, провалов ни когда не было, и моя репутация...
- Чокнутой, но очень умной стервы, не должна пострадать. Да мы помним. – Закончил за неё батарианец.
- Лиз могла бы помочь... – Трай не поднял глаза, он весьма отчётливо чувствовал, как Юджина и Нивер, буравят его взглядами. – Я просто предположил.
- Скажем, что он просто свалил? Или что?
- Скажем, что он свалил, прихватив экспериментальный сканер, а искать его у нас просто нет ни времени ни сил. Объявим за его голову награду. - Юджи встала и одев бирки на шею, спрятала за пазуху. - Что встали, пошли.


- Вы одни? Что случилось? - доктор Светлова подбежала к Рид.
- Мы потеряли его у малого водоём, видимо он ушёл через карстовые пещеры, прихватив саларианский сканер.
- Мразь! - добавил батарианец и несколько раз грязно выругался.
- Я не могу в это поверить... Эмрит, он не такой человек...
- А какой? Какие мы все? Очнись Лиз, ты когда последний раз в зеркало смотрелась?! Ты уже шесть лет занимаешься незаконными исследованиями, ты наёмница теневого мира. Твоё оружие пробирка и интеллект, так что оставим эти разговоры! Мы и так из графика выбились. - Трай толкнул её плечом, и пошёл вперёд. Остальных участников экспедиции рассказ вполне устроил.
Прошло около часа, и на лес стали опускаться густые, синие сумерки. Лес постепенно сменял подлесок и кустарник, и чем выше они поднимались, тем больше горные породы отвоёвывали у флоры территорию. Выйдя на небольшое плато, они сразу стали искать место для лагеря. Лиза и Трай обнаружили вход в пещеру, батарианец разводил огонь, а двое других разбирали и укрепляли оборудование.
- Ну что, разместимся внутри? - предложил Трай.
- Пещера большая, залов и камер много, можно заблудиться, так что, лучше сделать привал у входа. Так будет правильно, воздух, обзор, а в случаи форс-мажора, отступим в глубь пещеры.
- Это не вероятно! - Лиза с горящими глазами, и биосканером наперевес, выбежала из пещеры - Там, там... уникальная экосистема, более низкое атмосферное давление, влажность девяносто восемь, а в некоторых местах девяносто девять с половиной процентов. Там люминесцентный мох! Ты не поверишь сиреневый, салатовый и красно-коричневый! - Она бросила сканер на землю и подбежав к Рид схватила её за руку. - Я даже представить не могу, сколько новых видов флоры я смогу зафиксировать.
- Знаешь, Лиз, единственное, что я сейчас хочу зафиксировать, так это моё тело в горизонтальном положении. - Юджина отдёрнула руку. - Давай завтра, все устали и ты среди этих всех, день был жуткий, давай спасть.
- Я не могу спать... Когда там такой фронт для исследования, да и ... Я не хочу думать об Эмрите, я должна занять голову чем-то другим.
- Лиз, детка, я могу занять тебя делом, и что характерно в горизонтальном положении, хотя я могу в любом, как тебе больше нравиться. - Батарианец сально скользнул по ней взглядом - и поверь, златовласая, тебе будет так хорошо, что ты ни о чем думать не сможешь, гарантирую. - Нивер облизнулся и подмигнул девушке двумя левыми глазами.
- Отвали урод! Рид?!
- Разбирайтесь сами, я спать. Расположусь тут недалеко от входа. - Юджина сладко зевнула, потянулась, и подхватив под мышку спальник, направилась в сторону небольшого плоского камня, чем-то напоминавшего стол.




Юная особа, стояла возле окна, с раскрытой в руках книгой. Её взгляд скользил по странице, а ноготочки, возбуждённо постукивали, по металлической отделки переплёта. От чтения её отвлёк бой часов. Она обернулась – восемь вечера – девушка захлопнула книгу, и накинув шаль, быстро вышла на улицу. Там в свои объятья её заключил вечер, а озорной июльский ветерок, забравшись в пышную капну тёмно -рыжих волос, мирно уснул. Она шла не спеша, вдыхая ароматы предвкушаемой ночи, и погружаясь в атмосферу старинного парка, парка, хранящего таинственную коллекцию воспоминаний. Арамея, прогуливалась вдоль небольших водоёмов с люминесцентными рыбами, которых привёз ещё её дед, с далёкого Вирмуста, мимо сада камней, который собственноручно создала её мать. Всё вокруг было наполнено памятью и тёплым течением времени.
Родовое поместье Штатгольд, простояло на холмах Изумрудной долины не один век, и всегда служило надёжным приютом беспокойным и мятежным душам его хозяев.
Было еще светло, не смотря на то, что время близилось к девяти часам, и природа готовилась ко сну. Полевые цветы свернули свои пушистые венчики в бутоны, трава покрыла, чуть заметной вечерней росой и вся поляна погрузилась в нежный и хрупкий сон, который мог разрушиться от лёгкого дуновения ветра. Кудрявые клёны чуть слышно шуршали своими резными листьями, кое-где слышались крики птиц. Это был самый прекрасный и загадочный период, период – межвременья. Он случается лишь два раза в сутки, в предрассветный час, когда ночь уже покинула спальню, как один из тайных любовников, а утро ещё не проснулось, и в сумерки, когда вечер ушёл, провожать засыпающее солнце, а ночь ещё не пришла.
Окутанная всем этим великолепием, в объятьях синих сумерек, Арамея бродила по аллеям парка, глубоко погружённая в себя, не видя и не слыша ни чего вокруг. Смотря на неё со стороны, могло показаться, что её терзает какое-то переживание, или она о чём-то напряжённо размышляет, но это только казалось. В голове девушки царил полный хаос, мысли кружились в сумасшедшем вихре, окутывая сознание пеленой лёгкого безумия. Она искала покоя, мира с самой собой. Она просто хотела освободиться, расправить крылья, открыть внутреннюю вселенную.
Девушка продолжала не спеша блести по старому парку. Из зарослей кустов жасмина и сирени, была едва заметна ротонда, которая располагалась у самой кромки озера. Внутри, у резной деревянной скамьи, стояла белая фарфоровая ваза с ароматным букетом из полевых цветов. Как только Арамея переступила порог ротонды, раздалась нежная, мелодичная музыка. Тёплый свет и чарующие звуки мелодии, сливаясь с ароматом цветов, казалась осязаемыми. Девушка припала на одно колено, и зарылась лицом в ароматную композицию. Взяв букет она обернулась в сторону пруда, над поверхностью которого, как маленькие звёздочки застыли светлячки. Ночь окутала своим чёрным плащом лес, и сделала его волшебным. Тонкие нежные лучи лунного света, вплетались в коны деревьев, и проникали в его тайный мир. Арамея подняла голову, и обратила свой взор к печальному лику луны. В руках она всё ещё держала огромный букет из полевых цветов, она то улыбалась, то что-то пела, то что-то нашёптывала. Вдруг резко остановилась и замерла. Девушка прикрыла глаза, сделала глубокий вдох, и пышный букет выпал из её рук, укрыв собой босые ноги.




Пронзительный крик пробудил Юджи из забытья, сон рассеялся, и она вернулась в сегодняшний день и в реальный мир. Она резко вскочила на ноги и убрав с лица, спутавшиеся волосы, осмотрелась. Невнятный, истерический крик доносился из пещеры.
Поднялся сильный ветер, взявшиеся из неоткуда чернильные тучи пролетали низко над землей, лун не было видно. Мрак, окутывающий с ног до головы, липкий и холодный страх, карабкающейся по спине, ветер слепящий и сбивающий с ног, пыль и мелкие капли дождя, забивающие дыхание, всё это как зловещее знамение, как тёмный рок, обрушившийся на неё.
Крик усиливался, теперь она точно знала, что это Лиза.
Надвигалась буря, страх всё глубже и глубже проникал в её сознание. Юджине мерещилось, чьё-то присутствие за скалами и низкорослыми деревьями, шорох и шёпот за спиной. Она сосредоточилась на крике коллеги и решительно направилась в пещеру, по ходу достав пистолеты.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Andreyka
33 0%
Offline
352
2015-09-09 в 20:57 # 9
День 1.

«Mein herz brennt!»
Пронзительные аккорды немецких металлистов вернули Фила из блаженного мира сна, мягкой подушки и тёплого одеяла, защищавших от всех трудностей сурового быта.
Ночь закончилась, отдав бразды правления наступающему дню.
Негромко зевая, Фил лениво валялся в постели, укутавшись в мягкое помявшееся за несколько дней одеяло. Вставать не было никакого желания.
Прошла целая неделя безустанных поисков любых кусочков, связанных с Призраком, но попадались только сплошные загадки и небылицы, что с каждым днём сильнее расстраивало юношу.
«Безликий Аид» - так Фил назвал своё грандиозное расследование, которому суждено стать абсолютным пиком за года его творчества, принеся широкую популярность и место в истории.
Однако на самом деле всё было куда сложнее, чем казалось… Работа стояла и даже близко не подходила. Разгневанные письма от читателей уже стали нормой дня, а какой-нибудь отдел правоохранительных органов периодически напоминал о том, что не стоит заниматься этим, рекомендуя вычеркнуть имя предателя из мировой истории.
Как можно скрыть всю правду? Призрак был и будет важной частью истории как человечества, так и всего галактического сообщества, но сейчас Фил оказался в полнейшем тупике, чувствуя себя мелкой рыбёшкой, которой не суждено доплыть до земли.
Впервые за столь долгое время, Питкэрн ощутил некую слабость, безнадёжность и всё, что ему хотелось – это просто укутаться как можно глубже в одеяло, чтобы снова вернутся в сладкий мир грёз…

***


- Мам, а каким был папа?
- Ой, непоседа! – улыбаясь, проговорила женщина. - Даже поесть молча не можешь.
- Ну, мааам…
- Ладно-ладно. Твой отец был самым красивым и сильным человеком, которого я только встречала. Он никогда не сдавался и всегда доводил дела до конца… И ещё он подарил мне одно маленькое чудо.


***


«Хорошо… Мозг. Я понял. Нельзя раскисать из-за пары неудач. Никто не говорил, что будет легко,» - про себя сказал Фил, вспомнив приятные отрывки детства.
Медленно, но верно ещё не проснувшийся организм начал активизироваться, пробуждая желание работать. Он беглым взглядом посмотрел на старинные часы, где большая стрелка подгоняла ленивую сестрицу к цифре восемь.
Как рассказывала Маргарет, у которой Фил проживал почти месяц, эти часы представляли с собой редкую археологическую находку времён Викторианской эпохи. Ей предлагали астрономические суммы за столь ценный экспонат часового искусства, но мать наотрез отказывалась продавать вещь, которую в студенческие годы обнаружил её сын.
Эти часы были не просто безделушкой, а символом, напоминающим что-то родное, семейное, как армейский жетон отца. Предложи ей миллиарды кредитов – она всё равно откажется…
Скидывая с себя шерстяное одеяло, Питкэрн накинул на себя махровый халат, уселся за рабочее кресло и включил компьютер, чтобы разобрать накопившуюся за прошедший день почту. Экстранет на Элизиуме, к сожалению, не радовал своих клиентов доступностью и хорошей скоростью, поэтому обновлять поступившую информацию можно было раз в стандартные галактические сутки.
Каждый божий день ему приходилось изучать от корки до корки пришедшие письма. Бесполезная критика, глупые отзывы, надоедающий спам и даже любовные признания от фанаток, но ничего стоящего... Рутинные мучения прервала Маргарет, вошедшая в комнату:
- Боже Иисусе! Молодой человек, если вы хотите и дальше продолжать свою работу, то сначала приведите себя и комнату в надлежащий порядок! – строгим материнским тоном выругалась женщина.
- И вам доброе утро, миссис Франклин.
- Даю вам час на всё про всё, а потом жду на кухне. Сегодня на завтрак яичница по особому семейному рецепту, - закончила Маргарет, а после не спеша удалилась на кухню, откуда исходил аппетитный запах жареных кусочков бекона.
Не дочитав оставшиеся письма, Фил сначала решил прибраться в комнате. Первым делом он заправил кровать, аккуратно расстелив перед этим мятые одеяло, простыню и взбив подушку, которая напоминала размазанную лепёшку. Далее последовала грязная куча одежды, которая беспорядочно валялась по всей комнате. Аккуратно уложив вещи по полочкам, юноша тщательно протёр влажной тряпкой всю мебель, на которой скопилось огромное количество пыли.
- Ну вот! Совсем другое дело! – Фил довольно улыбнулся.
Теперь оставалось привести самого себя в прилежный вид.
За несколько дней упорной работы Фил сильно оброс щетиной, на голове было чёрт-те что – сальные волосы торчали во все стороны, под глазами выглядывали чёрные мешки и всю картину дополнял ужасный запах пота, пропитавший всё тело.
Одев свои любимые жёлтые тапочки с бумбоном, Питкэрн неторопливым шагом отправился в душевую. Открыв дверь, он подошёл к небольшому зеркальцу, чтобы взглянуть на себя.
- Ну и ху#во же ты выглядишь!
После он включил душ, чтобы немного прогреть ванну, пока он раздевался. Несмотря на домашний образ жизни, Фил имел отличное спортивное телосложение.
Войдя в душ, юноша невольно вздрогнул от резкой ударившей горячей воды. Струйки стекали по напряжённым мышцам, даря наслаждение и свежесть, из-за чего всё тело покрылось мурашками. Рука потянулась за шампунем, а потом начала тщательно намыливать голову, избавляя её от накопившейся перхоти. После настала очередь остальных частей Фила…
Через двадцать минут за порог ванны вышел совершенно другой человек, оставался последний штрих – сбрить щетину. Взяв новенькую бритву на генераторе эффекта масс-полей, юноша придал своей коже детскую невинность, избавив её от густой щетины.
Живот мучительно рычал, требуя порцию ароматно пахнущей яичницей. Ноги, словно по ветру, понеслись на кухню, где уже сидела Маргарет.
- Ну вот… Совсем другое дело. С таким очаровательным юнцом и аппетита станется больше, - прокомментировала женщина.
- Неужели всё было так плохо? – Фил присел за стол, глотнув чашечку горячего чая.
- Три дня за компьютером. Я даже подумывала, что ты корни в него пустил. Ни поел нормально, ни поспал. Так что, налетай на яичницу. Приятного аппетита.
- Спасибо, - поблагодарил юноша, начав завтракать. - Мм… Очень вкусно! И бекон… У него нежный и чистый привкус. Мне такой не приходилось есть.
- Конечно, это ни какая-нибудь синтетическая дрянь, а настоящий бекон – с Земли. Стоит дорого, но каждый месяц я стабильно балую себя этим лакомством.
- Я и не думал, что вы такая гурманка.
- Мальчик мой, в давние времена — это блюдо считалось обыкновенной пищей в каждом семейном очаге… Теперь же яичница стала деликатесом, а безвкусные азарийские консервы – обыденностью.
- Всё течёт – всё меняется… - процитировал Фил древнегреческого философа, и после они молча доедали свой завтрак, запивая его чаем.

***


Спустя несколько часов…

Фил напряженно работал уже несколько часов, продолжая дочитывать новые сообщения. В письмах не было ничего полезного, в новостях ничего нового. Все жили своими заботами… Единственное, что вызывало небольшой интерес у журналиста, так это появление странной и загадочной группы, именующей себя Галактической Стражей.
Он много читал о них, точнее то, что было доступно, и даже подумывал о возможной службе там, но прежде всего необходимо было довести до финала «Безликого Аида».
Мозг требовал небольшой разрядки. Хотел чего-то расслабляющего… Рука полезла в карман, нащупывая пачку сигарет.
Выйдя на балкон, он сделал пару глубоких вдохов, пропуская внутрь свежий городской воздух.
На Элизиуме была весна… Пахло цветущими деревьями и сладко пахнущими цветами. Шум мегаполиса сладостно наполнял его слух, освобождая разум от тягот рабочего дня.
Вкусив тонкий букет выдержанного табака, свёрнутого в бумагу, из зажигалки вспыхнул огонёк, зажёгший сигарету. Фил сделал долгожданные две затяжки, пропуская дурманящий дым внутрь себя, проникающий внутрь и немного обижающий горло. Уединившись в мягком кресле, он продолжил курить, наслаждаясь свободными минутками.
Идиллию прервал звук оповещения, доносившийся из комнаты. Поначалу, Фил пытался проигнорировать сигнал, но он каким-то образом стал звучать всё интенсивнее и громче, как будто требуя скорейшего прочтения. Затушив сигарету, Питкэрн с заинтригованным лицом пошёл к компьютеру. Выведя письмо на экран, выражение лица стало ещё более взволнованным.

У вас непрочитанное письмо. От «неизвестно».

- Что за «неизвестно»? Никакого упоминания об отправителе, только содержание, – удивлённо выронил Фил. - Невозможно! Ну-ка посмотрим.

***


*Странное помещение, предположительно станция. Комната обита пластиком, в центре находится стул и огромная голографическая панель. На стуле сидит пожилой мужчина шестидесяти-семидесяти лет с голубыми глазами и очень странным строением зрачка. К нему подходит другой мужчина лет тридцати и между ними завязывается короткий диалог*
- Все приготовления закончены, ячейки сформированы, агенты проинструктированы. Ждём вашей команды.
- Можете начинать, мистер *на этом видео прерывается*


***


- Что за хрень?! – выкрикнул Фил на всю комнату, - Эти глаза… Да, точно! Те странные зрачки. И ячейки – всё как говорила Келли.
Огромные волны эйфории заполонили разум журналиста. Столько времени в бесполезном плутании ради жалких крупинок, а теперь, словно по щелчку пальцев, появился железобетонный материал, оставалось лишь разузнать всё об загадочном помощнике
Зайдя в особую программу, позволяющую связываться со своими друзьями в разных уголках Галактики, Питкэрн набрал своего давнего друга с Иден Прайм.
- Привет, Муссуфа. Слушай… Мне нужна твоя помощь.
- Ни «как дела», ни «пожалуйста». Ты, как обычно, в своём репертуаре, Фил.
- Ты тоже не меняешься. Ворчал, ворчишь и будешь ворчать. Ну так что?
- Ладно… Я в деле. Что тебе нужно?
- Я думаю, ты в курсе моего проекта…
- Да. Даже читал пару раз твой блог.
- Вау! Польщён, но не об этом. Мне только что пришло странное письмо, а я даже я не могу узнать обратную сторону отправителя. Сплошная неизвестность. Я тебе сейчас пришлю.
Идёт передача файла «Странное письмо» 0%...15%...37%...58%...81%...99%...Файл отправлен.
- Фил, дай мне несколько минут. Повиси пока что на линии.
Находясь в ожидании Муссуфы, Питкэрн уже сделал несколько выводов, которые были сродни взрыву ядерной бомбы. Видео может стать настоящей сенсацией для всего галактического сообщества, но это вело к очень опасной игре. Если Фил окажется прав, то многие захотят убрать его из списка потребителей кислорода.
- Я даже не знаю, что сказать, Фил… Начну с двух новостей плохой или не очень плохой. Выбирай
- Давай с плохой.
- Мне не удалось что-нибудь выяснить об отправителе. Он абсолютно бесплотен.
- Чёрт...
- Но, я выяснил, что видео было скачано с архивов Галактической Стражи! Оно помечено красным маркером, обозначающим высший уровень секретности. Тобой заинтересовалась важная шишка, Фил. По-моему, ты играешь с большими ставками.
- Стража? Но зачем было отправлять мне это видео?
- Без понятия. Кстати, чуть не забыл этот ролик был скачан из базы данных с терминала года два или три назад.
- Твою ж мать! Значит…
- Эй?! Ты, вообще, о чём п#здишь?
- Прости, Муссуфа, но я не могу сказать тебе сейчас… Всё увидишь в блоге. И ещё удали наш диалог. Стража может отследить нас.
- Уже готово. Пока, Фил, и удачи.
Экран выключился, оставив юношу наедине с самим собой. На лице отражалась неимоверная радость, а также желание всё выяснить. Пока что, вывод был один: Призрак жив! Конечно, писать об этом сразу было очень глупо – никто бы не поверил, да и Стража вправду могла начать охоту за ним, но Фил был уверен, что перед экраном был Призрак, и тот, кто отправил это доказательство хочет, чтобы об этом узнали…
Роса
118 0%
Offline
2228
2015-09-14 в 0:16 # 10
День 6

Отойдя в сторонку от оживлённого потока прибывших на Цитадель, Генри поставил на землю походную сумку - весь свой багаж - вынул из внутреннего кармана потёртой кожаной куртки упаковку сигарет, закурил и угрюмо посмотрел на окружавшую его толпу. Он искренне не понимал, зачем их всех тянет на этот древний, насквозь пропитанный кровью кусок железа, теперь ещё и обретшего собственный разум и волю.
Ещё в первое его прибытие сюда, состоявшееся в пору, не знавшую ничего о Жнецах, Циклах и ужасах общегалактической войны, совсем молодой тогда Уэйфар был поражён атмосферой излишнего спокойствия, царившего здесь. И после войны ничего не изменилось: Генри сравнивал свои ощущения и не находил в них особой разницы. Может быть, в спокойствии стало меньше элемента навязанности - теперь оно казалось более естественным, но само это чувство не ушло. “Как на кладбище, мать его… - мысленно сравнивал свои впечатления Генри. - Вернее, как в древнем мавзолее или гробнице, уже давно превращённом в грёбанный музей и ставшем лишь оформлением под более насущные нужды.”
Не сказать, что именно этот фактор лежал в основе того, что Уэйфар старался как можно реже бывать на Цитадели, но никак иначе мужчина не мог объяснить себе странное чувство, неизменно появлявшееся, едва его нога ступала на станцию, словно кто-то или что-то всеми правдами и неправдами гнало его от сюда, создавая дикий дискомфорт в душе.
Докурив, Уэйфар с невесёлыми мыслями направился к таможенному терминалу.
- Минуту, - улыбнулась приятного вида молодая девушка-человек, сравнивая идентификационные данные с базой. - Всё в порядке, мистер Артур Холден. Проходите. Добро пожаловать на Цитадель!
Сухо поблагодарив, Генри направился к лифтам, которыми можно было добраться из доков до самого Президиума. “Эта изнеженная скотина даже не утруждала себя выбором места встречи, - материл он про себя заказчика. - Жирная волуская задница.” Уэфар взглянул на время - до встречи оставалось ещё пара часов - и свернул к камерам хранения, где оставил свою сумку, не желая таскать её по всей станции. Самое необходимое у него было с собой.
У выхода он едва не споткнулся о хранителя, что-то налаживавшего в местной электросети. Хранитель невозмутимо повернул голову в его сторону, отчеканил вежливое, и, вроде как даже, с нотками сожаления извинение и вернулся к своей работе. Поборов желание отвесить ему пинка, Уэйфар продолжил путь.

Цитадель сверкала. Двадцать лет… Глядя сейчас на полностью восстановленную, совершенную станцию, невозможно было себе представить тот обгоревший, заваленный обломками кораблей и трупами развалившийся остов, который она являла собой двадцать лет назад. Её отогнали обратно на прежнее место едва только были восстановлены ретрансляторы Солнечной системы и системы Вдова и отремонтировали с фантастической быстротой. За пару лет отстроили заново основные уровни станции. Через пять - больше половины обитаемого её пространства, а через двенадцать не осталось ничего, чтобы напоминало о страшной бойне, случившейся когда-то здесь. Ничего кроме… нового, если его так можно было назвать, народа, населявшего теперь станцию и старавшегося не показываться лишний раз на глаза её обитателям - народа, созданного Жнецами в последнем Цикле.
Краем глаза Генри заметил нескольких роевиков, выбравшихся из узкой вентиляционной шахты и собравшихся возле рыжего саларианца в форме тех-персонала станции. Саларианец считывал данные с роевиков и производил расчёты на планшете. Когда работа завершилась, роевики торопливо засеменили к следующей шахте, открыли заслонку и скрылись внутри, а саларианец принялся отслеживать их передвижение по воздуховодам, временами давая указания, до какой точки им следует добраться. После атаки на Цитадель хранителей осталось мало, и они не могли в полной мере обеспечивать уход и ремонт станции. И здесь на помощь пришли крошечные хаски-рабочие рахни, уступавшие хранителям в вычислительной мощности, но заметно превосходившие их числом и скоростью.
Где-то, на опасных участках помогали гуманоидам хаски, боевые контакты часто пресекались с привлечением сил налётчиков и каннибалов. За двадцать лет галактика научилась сосуществовать со страшным порождением Жнецов, криво, натянуто, но научилась, раз тот, чей разум теперь контролировал Цитадель, не решился его уничтожить сразу по окончании войны.

Глядя сейчас на роевиков, Генри старался об этом не думать. Добравшись до оговоренного в переписке кафе, он присел за столик в дальнем углу зала, заказал кофе и стал ждать агента заказчика, временами поглядывая на входивших и выходивших из кафе посетителей, опасаясь увидеть в их числе своих знакомых, пересекаться с которым ему не хотелось, или, чего он опасался ещё больше, сотрудников Галактической Стражи.
Агентом оказалась азари, невысокая, несколько худощавая, с хитрым выражением глаз и острым носиком и чем-то напоминавшая земную ласку. Назвавшись Рин, она присела напротив.
- Хочу сразу принести вам свои извинения и извинения моего нанимателя, мистер Холден, но господин Карли не сможет повидаться с вами лично.
- Что-то не так? Заказ отменяется? - спросил Странник.
- О, нет, не беспокойтесь. Всё в силе. Но сегодня у господина Карли возникли неожиданные дела, и переговорить с вами он не сможет.
- Печально, - проронил Генри, уже жалея, что согласился принять заказ. Складывавшаяся картина нравилась ему всё меньше и меньше. Но деньги были более чем нужны, и мужчина решил не прерывать встречу.
- Глубоко сожалею, что это причинило вам неудобства, - азари пододвинула к Уэйфару небольшой диск. - Здесь все необходимые характеристики вещи. Половина оговоренной суммы будет переведена на ваш счёт, как только вы подтвердите, что принимаете заказ.
Генри вывел себе на экран планшета описание безделушки и убедился, что это действительно, хоть и редкий, но полностью подпадающий под категорию коллекционный экспонат, предмет второй половины эпохи протеан.
- Хорошо, - кивнул он, уже примерно представляя, где можно будет такой достать.
- Вот и прекрасно, - расплылась в улыбке Рин и отправила по омни текст договора.
Получив обратно его уже подписанный, она подтвердила перевод денег. Ещё раз упомянув сроки исполнения, она поспешила откланяться.
Что-то было в её суетливости такое, что заставило Генри внутренне напрячься и снова оглядеться по сторонам. Но ничего подозрительного или необычного вокруг не было. Проводив азари взглядом и задержав его чуть пониже её спины, он снова закурил, вышел из кафе и бодро пошагал по галерее, с которой открывался чудесный вид на пруды и сады Президиума. И через несколько минут понял, что за ним идут.
Я-туман
52 0%
Offline
1459
2015-09-18 в 21:45 # 11
День 0.
Пришло утро, светило вышло из-за туч, и корабли взлетели. И эта проклятая, погрязшая в своем мнимом благополучие и коррупции планета осталось позади. И лишь когда корабль приземлился на Иллиуме Хейла смогла облегченно вздохнуть. "Идеальный план" сработал как надо, ну или почти как надо. Всё таки Хейла не может предусмотреть всё на свете. И теперь девушке осталось лишь дождаться связного чтобы передать, ему артефакт.
Девушка в черном кожаном плаще и изящных солнцезащитных очках сидела за одним из столиков, среди многочисленных иллиумских забегаловок под открытым небом. Девушка нервничала, при этом даже этого не скрывая: оттягивала висящий на шеи медальон, на золотой цепочке, и постукивала по полу подошвой сапога. Сидячая за соседним столиком парочка азари, по видимому не была рада соседству с такой нервной особой, и недовольно перешептывалась украдкой поглядывая на Хейлу. Причина пребывания Дженс на Иллиуме стояла под ногами девушки, в массивном металлическом кейсе, или даже скорее чемодане, если не кофре, защищавшем окружающий мир от всех возможных, и невозможных воздействий артефакта. Девушка поглядела, на этот массивный "гроб", на свой заказ: стакан воды к которому так и не притронулась, а затем на свой медальон. Золотой равнобедренный треугольник, со скругленными краями, в центре которого змея кусала саму себя за свой хвост. Эту безделушку, подарил мистер Доунволл, её так сказать второй отец, после успешного выполнения первого задания. Смахнув скупые мужские слезы, и сказав что такое же украшение было и на её матери, и добавив" Пусть тебе так же повезет , как и ей". Мда, получить пулю в голову в тридцать лет, как то не очень удачно, но видимо Кевин был в тот момент очень растроган, и вообще е соображал что несёт.
Хейла усмехнулась и глянула на часы, циферблат показал 1:59 (один час пятьдесят девять минут). Всё если связной не придёт в течение минуты, то значит не придёт вообще. Видимо, прав был босс когда говорил, что кто то выбивает их агентов. А это значит Хейле придётся тащить, этот "чемодан", до базы самой. Значит её Грэгори еще не скоро увидит свою женушку. Равнодушные часы отчитали минуту, и Хейла сделав глоток воды из стакана расплатилась, и легко подняв очень не легкий чемодан, вновь отправилась в космопорт. По пути девушка связалась с руководством, чтобы узнать, как поступить дальше. Через несколько минут пришел ответ, что транспорт прибудет через пару часов, и что агенту сопровождаемому "груз" следует полететь вместе с ним. Так как время свободное еще было Хейла решила поговорить со своим супругом.

Терминал найти проблем не составило, девушка набрала номер, и стала ждать соединение. Затейливая стрелка крутилась перед глазами Хейлы, как змейка на её медальоне, что пыталась укусить себя за свой же хвост. Соединение установилось, на экране появилась изображение:Полумрак квартиры тусклый свет ночника, и сонное лицо Грегора Мак'Нила.

-Оу, Хейли.-мужчина облокотился на руку и улыбнулся.-Ты где сейчас?
-На Иллиуме.-Ответила девушка.-Ты как я смотрю спал?
-Ну, да. Через четыре часа на смену. И у нас тут ночь.-Грегор сонно улыбнулся.-Я так понимаю раз ты позвонила твой приезд откладывается?
-Да.-Дженс виновато опустила взгляд, как провинившиеся школьница. -Извини.
-Это печально.-Со вздохом проговорил мужчина, и зевнул. Но, не неожиданно. Мы с Маркусом поскучаем еще чуть чуть.А когда вернешься?
-Через пару дней. Может немного дольше, не скучайте сильно.Я люблю тебя.-Добавила неожиданно для самой себя Хейла.
-Я тебя тоже люблю Хейли.-Грегор улыбнулся, и после недолгой паузы добавил:-Приезжай поскорее.
-Постараюсь.До встречи, скорой встречи.Пока.-Ответила девушка.
-Пока.- ответил супруг и отключился. Хейла еще пару мгновений постояла смотря на почерневший экран терминала, будто чего то ожидая. Как ни странно, но она действительно скучала и по Грегору, и по Маркусу. Хотя поначалу вся эта женитьба казалась ей не самой удачной идеей, и вдруг "бац" в машине появились какие то такие не свойственные для неё чувства, что делали её более похожей на человека.
-Да что же со мной творится.-Хейла прикрыла лицо ладонью тяжело вздохнула, и вышла в зал ожидания, нашла свободное кресло и села.Мысленно представив сколько времени займет полёт до Аида. Решила перекачать последние новости, появившиеся в сети, в том числе и связанные с её делом.Пока шло скачивание агент молила вселенную, чтобы это поручение оказалось последним, и чтобы хотя бы пару дней в месяц она могла провести со своей семьей, мужем Грегором и котом Маркусом.Между тем время шло своим чередом, новости загрузились, и Хейла старалась не поддаться соблазну, и не пробежать глазами по заголовкам, некоторых статей.Также Девушка решила еще перекусить, в местной кафешке, так как того стакана воды ей не надолго хватило, а органические части тела все же стоит поддерживать едой. Дженс как раз заканчивала трапезу, когда пришло сообщение от руководства, как всегда лаконичное:Номер дока где ждет её нужный корабль.Нужный док оказался далековато, на дальней от Хейлы стороне космопорта
Хейла дошла до него изрядно утомившись и дойдя до места с облегчение стала осматривать суда что стояли в доке: пара "Коулунов", какой то то ли фрегат, то ли эсминец и потрепанный "Кадъяк", вот он то ей как раз был и нужен .Хейла тяжело вздохнула и пошла к челноку."Неужели "Цербер" настолько обеднел, что начал экономить даже на таких вещах. Впрочем они и не думали что я полечу с ними, ведь челнок прилетел просто за ящиком." А этот челнок определенно был старым или его сделали так что бы он выглядел старым.Потрепанный корпус местами потрепанный и перекрашенный.Таких "Кадъяков" до, во время и после Войны было выпущенно огромное количество, и они в после военном лихолетье приняли на себя почти все обязанности, которые больше не могли выполнять поредевшие флоты разумных рас. Поэтому сейчас по галактике их и сейчас в строю было не мало, хотя свою значимость они уже утратили.Этот "Кадъяк" видимо первоначально был военным, но потом орудия с него просто срезали и продали на гражданку.Не смотря на такой кажущимся плачевный внешний вид, двери челнока открылась перед Хейлой, как только она подошла. И внутри Челнок очень отличался от внешнего вида, идеальная чистота, и новенькие детали поблескивали под яркими лампами освещения, дверь в пилотский отсек была закрыта, но камера над дверью передавала пилоту картинку из салона.Девушка закрыла дверь и сев в кресло, пристегнулась. поставив корф рядом с собой. Челнок почти сразу взлетел, теперь оставалось, только ждать.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Fox666
197 0%
Offline
4012
2015-09-22 в 18:42 # 12
Совместно с Роса

День 6

Кабинет директора, в отличие от прозрачных «боксов» других сотрудников отдела, представлял собой отдельное помещение с обычными стенами. Закрыв за собой дверь, лейтенант молчаливо вытянулась в струну, шагнув внутрь комнаты. Тенакс с заинтересованным видом просматривал папку с отчетами, поэтому не счёл необходимым сразу реагировать на появление сотрудника на пороге. За годы работы на Цитадели Ольга научилась с большим трудом разгадывать эмоции, застывшие в костянистых пластинах турианцев. Это не были знакомые и понятные выражения лиц людей, азари, саларианцев или кроганов. Чувства, эмоции, как и их выказывание, в большинстве своем, были одинаковы у всех. Но чтобы понять злится турианец или хочет вас «расцеловать», нужно быть на порядок внимательнее и сообразительнее. Глаза Фолгара быстро перескакивали со строки на строку, а длинные пальцы нервно щелкали по клавишам. Между перелистыванием страниц, Тенакс шумно вздохнул. Он только делал вид, что занят чтением.
Выждав полминуты, Ольга слегка подалась вперед:
— Сэр. Всё в порядке?
Турианец перевел тяжелый взгляд с монитора на лейтенанта:
— Всё. В порядке, Чеглокова. Мне нужно чтобы ты проверила кое-какую информацию.
— Какого характера информация?
— Конфиденциального. Поступили данные. О возможной сделке.
Ольга удивленно моргнула:
— В чем конфиденциальность, сэр?
Тенакс встал из-за стола с задумчивым видом. Подтянув мандибулы, он многозначительно взглянул в глаза Чеглоковой.
— Считай, это моя личная просьба. Но об этом никому ни слова. Возьми с собой Торэла. Я не уверен в этой информации до конца, поэтому прошу тебя её проверить.
— И нам не нужны лишние вопросы от руководства, — подхватила Ольга, на что Фолгар одобрительно кивнул.
— Кого ищем, сэр?
— Рениту Нертус.

***

Уэйфар спустился на один уровень вниз, сделал крюк в пару кварталов и заметил в толпе крепкого парня, следовавшего за ним на почтительном расстоянии. «Хвост» понял, что его заметили и отстал. Генри вздохнул свободнее и повернул к докам. На грабителя парень походил слабо. Значит, «весточка» от считавших себя обиженными. Вот только от кого?
Генри прибавил шаг. До отбытия оставалось около трёх часов, но на территории космопорта ему было бы спокойнее. Чёртова Цитадель… Когда же кончатся все эти переходы, балконы и галереи?..
На одном из средних уровней его окликнули. Не поворачиваясь, он понял, кому этот голос принадлежал. Не узнать достаточно грубый шведский акцент, помноженный на низковатые для женщины хриплые нотки Генри не мог.
С Инге Сьёнберг он был знаком года два или три, из которых последние два с небольшим месяца старательно обходил её стороной. Перед ней за Уэйфаром был должок, хотя сам Генри считал, что это контрабандисты, главой которых и была Инге, должны ему и несколько большее, чем просто деньги.
В тот раз, зная, что он большой специалист по разного рода древностям, его попросили посмотреть и оценить вещицу, представлявшую собой не совсем ясного назначения протеанскую технологию. Генри изучал предмет недолго, подтвердил догадки Инге, рассчитывавшей дорого продать артефакт, и… при первой же возможности утащил его с её корабля, чтобы впоследствии анонимно сдать Галактической Страже. Доказать потом контрабандистам, что его поступок был совершён исключительно из благих побуждений сохранить им жизнь, Генри так и не смог.
— Эй, Уэйфар! Сбавь скорости — на тот свет ты ещё успеешь!
Странник нехотя оглянулся и посмотрел на худощавую высокую светловолосую женщину с неправильными, грубоватыми чертами лица.
— Меня всегда восхищало твоё умение выражаться лаконично и по сути, — ответил Генри. — Смотрю, ты по мне соскучилась?
— Каждую ночь во сне вижу. Тебя и те семь миллионов кредитов, которые ты мне должен.
— Могу помочь с первой проблемой, но не со второй.
— Первую можешь засунуть себе в задницу. А по второй… моё последнее предложение: ты отработаешь у меня свой долг.
— Продешевить не боишься? — Генри искал глазами пути к отступлению. — Моя скромная жизнь явно не стоит столько, сколько протеанский «дырокол» тёмной материи.
С боку, шагах в десяти от себя Странник увидел узкий проход в серо-стальной стене, видимо, до этого сливавшийся с ней — раньше его Генри не заметил. Похоже, не замечало её и «сопровождение» Инге.
— Это мне решать, что, мать твою, сколько стоит! — рявкнула Сьёнберг, давая знак своим бойцам взять Странника.
Генри подался чуть в сторону, юркнул в неприметный проход и что есть духу рванул прочь. Однако же далеко ему уйти не удалось: через пару улиц его сбила с ног, опрокинула и прижала к полу песочно-серая турианка.
— А ты шустрый, кземн, — прошипела она. — Не дёргайся, не то шустрить нечем будет.
— Ренита? — Генри узнал «сторожевую птицу» Инге. — Я не планировал себе женский день, — он попытался ухмыльнуться, но получил от турианки весьма ощутимый удар в бок, отчего его ухмылка превратилась в гримасу боли.
Из-за угла выбежала Инге с двумя амбалами, и Уэйфар понял, что дело безнадёжно.

***

— Так, так, так.
Торэл не прекращал что-то тараторить, подключаясь к местной сети видеонаблюдения. Ольга, тем временем, прохаживалась среди спешащей толпы. Она внимательно всматривалась в лица прохожих, кидая незначительные взгляды. Полчаса назад, Торэл выяснил местонахождение цели. Турианка по имени Ренита была замечена на записи камер местного банка, поэтому они поспешили в квартал, чтобы устроить возможную слежку.
— Есть! — наконец произнес саларианец, на ходу изучая ленту видеоизображений, выведенных на инструментрон. — Осталось проверить ближайшие узлы данных в радиусе трёх километров.
— Подключи меня. Вдвоем быстрее. Свяжись с координаторами. Нам нужен оператор.
Торэл кивнул. На инструментроне Ольги подсветился экран с теми же изображениями. Просмотрев с десяток вкладок, на одном из видео она заметила турианку, схожую с Ренитой, и обратилась к напарнику:
— Где это?
— В пяти минутах. Западная галерея.
— В пяти минутах? За полчаса недалеко ушла. — Ольга продолжила просматривать видеопотоки.
— Видимо, ждет кого-то. Идем?
Чеглокова жестом заставила напарника остановиться. Не отрывая взгляд от экрана, она произнесла в интерком:
— Оператор. Проверьте данные. — Легким движением пальцев лейтенант отправила снимок экрана в центр Галактической Стражи. На том конце провода послышалось: «Принято».
— Что-то разглядела? — Торэл узнал этот взгляд. Их работа не была богата на происшествия и интересные повороты событий, но было невозможным не заметить, как лицо напарницы светлело каждый раз, стоило наткнуться на что-то стоящее или, как говорится, выйти на след.
— Не что, а кого. — Ольга скинула увеличенный снимок саларианцу. — Фолгар был прав. Эта наша работка.
Торэл не сразу узнал черты лица человека. Ему, как саларианцу, вообще, было тяжело распознавать людей, особенно, на снимках не самого высокого качества, но отчет оператора избавил его от мучений разгадывания:
— Подтверждаю. Генри Уэйфар. 42 года. Подозреваемый в деле № А-098-…
— Спасибо, Центр, — перебила Ольга. — Он под подпиской.
— Подтверждено. Выявлено нарушение. Активность вне границ Цитадели за последние полгода.
— Когда прибыл обратно?
— Данных нет. Требуется проверка.
Торэл довольно хмыкнул:
— Улетел и вернулся под чужим именем. Если его появление в этом квартале — совпадение, то съедим двух комаров. И сделку. И нарушение подписки.
— Если это совпадение, то, скорее всего, Ренита — не наш клиент.
Пересекая улицу пешком, напарники не переставали сверяться с записями с ближайших камер. Выйдя к спуску на нижний ярус лабиринтов квартала, Торэл еще раз обновил данные на инструментроне.
— Кажется, ты была права. Обе цели находятся на одной улице.
Они, молча, спустились по широкой лестнице и, миновав стальной пролет, завернули за угол. Оказавшись на открытой площадке для транспорта, напарники увидели внизу кого ожидали увидеть — Рениту и Генри. Но, судя по молниеносному удару турианки, это была не деловая встреча. С противоположной стороны улицы к парочке приближалась группа людей.
— Фолгар приказал проследить за турианкой, — шепнул Торэл, понимая, что в данный момент Ольга пыталась просчитать возможные последствия. — И выяснить цель сделки.
— Знаю.
Троица окружила Уэйфара. И тот, явно, был в замешательстве, что означало лишь одно — «подозреваемый в деле № А-098-…" попал в незавидную ситуацию.
— Если мы спугнем и упустим Рениту, думаю, нам влетит по самые турианские загребни. Которых у нас нет, кстати.
— Знаю.
— А если упустим Уэйфара, расстроишься ты. Тогда с тобой пару суток не поговорить.
Ольга, нахмурив брови, недовольно глянула на Торэла:
— Знаю.
— Конечно, если у Уэйфара есть нужная информация связанная с Ренитой… Эй, ты куда! — Саларианец негромко выругался в спину Чеглоковой, когда та, укутавшись синим сиянием, перемахнула через перила балкона. Торэл поспешил за ней по лестнице.
Вспыхнув ярче, Ольга усилила барьер и на ходу выхватила из кобуры на поясе пистолет. Быстро приблизившись к группе со стороны турианки, Чеглокова лишь приказала всем оставаться на месте и разоружиться. Торэл, привыкший к подобным столкновениям с бандитами лоб в лоб, но не любящий излишний риск, последовал примеру напарницы и краем глаза отметил возможные укрытия из наземного транспорта по правую сторону от него.
Наверное, Странник впервые в жизни был рад появлению Галактической Стражи. Каково бы ни было его отношение к ней в целом и к рыжеволосой барышне, в которой он узнал допрашивавшего его следователя, в частности, перспектива оказаться у них в КПЗ была милее, чем перспектива «разговора по душам» со Сьёнберг. Из первой ситуации можно было попробовать снова вывернуться, из второй выхода было лишь два, при чём второй Уэйфар постарался бы оттянуть на максимально отдалённый срок.
— За что вы приглянулись мне ещё в прошлый раз, мисс Чеглокова, так это за ваше умение оказываться всегда в нужное время и в нужном месте, — громко выдал, лёжа на полу, Генри.
Но Инге и Рениту появление офицеров Стражи не порадовало вовсе. Ни одна из них не знала, за кем именно они пришли: за Уэйфаром, к которому у ГС наверняка была масса вопросов, или за ними — теми, к кому вопросов могло оказаться ещё больше.
— Польщены вниманием с вашей стороны, офицер, — сделала попытку улыбнуться Инге, примирительно разводя руки в стороны и демонстрируя, что безоружна и к развитию конфликта не склонна. — Вот только не пойму, чем заслужили подобную честь?
У напарников не было козырей. Минимум информации. Приказ выследить и подтвердить. Но глупо смотреть, как завсегдатая допросной комнаты вот-вот прикончат, не входило в планы.
Пропустив мимо ушей едкое замечание Уэйфара, Чеглокова твердо ответила Сьёнберг:
— Это мы обсудим в управлении. Бессмысленно сейчас задавать вопросы. Вы же не против небольшой прогулки? — Ольга мысленно готовилась к наихудшему, не исключая возможность того, что троице не нужны были проблемы со Стражей. Она не припоминала ни лица Сьёнберг, ни её подручных. Но компанию стоило проверить, даже если они мелкие рыбёшки черного рынка или обычные наёмники. С турианкой разберется Фолгар. Ведь Ренита — его личная просьба. Оставался Уэйфар, так неудобно вписавшийся в этот квартет. Он либо участник сделки, странной в дипломатическом смысле. Либо, случайный прохожий, попавший в неприятную ситуацию, и к обозначенной сделке не имеет никакого отношения. В последнее Ольга слабо верила, учитывая его намеренное возвращение на Цитадель.
Тем временем Торэл вызвал подкрепление и патрульный транспорт, чтобы отвезти всех собравшихся в отделение.
Инге мрачно наблюдала, как на площадку перед ними плавно опускается серебристо-синий аэрокар Галактической Стражи. Ещё более мрачно за ним наблюдала Ренита: оказаться у них «в гостях» желания в ней было ещё меньше, чем у Сьёнберг. Слишком уж нелицеприятная беседа могла её там ожидать. Но, получив от Инге знак подчиниться Стражам, сопротивления оказывать не стала. Все понимали, что, скорее всего, уличить их сейчас в совершении чего-либо противозаконного не удастся, а добровольная сдача только подтвердит отсутствие злых намерений. У Уэйфара вариантов для выбора было ещё меньше. Покорно заняв место в аэрокаре, Генри решил использовать предоставленное время на продумывание того, что ему предстоит отвечать через пару часов лейтенанту ГС и мысленно порадовался своей дальновидности относительно того, что оставил вещи в камере хранения.
Спустя полчаса пара патрульных аэрокаров приземлилась на площадке перед управлением Галактической Стражи, где их ждал Тенакс.
— Любопытно, — отметила Ольга, заметив директора на ступенях здания.
В руках турианца блеснула папка, когда он направился навстречу напарникам.
— Что-то срочное, сэр? — Чеглокова подготовилась к взбучке по полной программе за то, что она сделала не совсем то, о чем говорил Тенакс.
— Отправляйте эту шайку в особо тяжкий. Они не наши клиенты. — Директор махнул папкой дав понять, что на попавшуюся компанию уже есть необходимая информация. — Нертус допрошу я.
— Сэр, я не думаю, что это хорошая идея, — Ольга попыталась возразить настолько мягко, как могла. Но Фолгар лишь злобно сощурил глаза. — Как ни странно, сэр, эта шайка любопытным образом наткнулась на него.
Ольга махнула в сторону Странника, вылезающего из патрульной машины. Турианец тяжело вздохнул прежде, чем принял окончательное решение.
— Хорошо. Разбирайся с ними. Если что-нибудь заподозришь, постараемся задержать их подольше.
— А как же особо тяжкий?
— Пусть сами тащатся сюда. Если им необходимо.
Уэйфара отвели в первую допросную комнату. Уверенность в правильности принятого решения, нисколько не умаляло того факта, что первая встреча с Генри в подобной обстановке оставила Ольге лишь головную боль, кучу вопросов и нестерпимое желание уличить его на чем-либо, пусть даже, не касающиеся её работы. И она рассчитывала, что в этот раз повезет немного больше.
«Серая комната»… Серые стены, серые пол и потолок, серые стальные стол и два стула, серые отсветы ламп на стенах. Окружавший серый цвет давил на психику и нагнетал уныние и тоску. Генри сидел, безразлично уставившись в одну точку и ждал. Ждал, когда откроется серая дверь и в комнату войдёт яркое, рыжее, крайне дотошное создание, от которого ему столь успешно удалось ускользнуть в прошлый раз, и, с которым он никак не ожидал столкнуться в этот свой короткий визит на Цитадель. Больше всего его интересовал вопрос, каким образом она сейчас на него вышла? Или, это явилось результатом крайне неудачно сложившихся обстоятельств, и целью был не он, а именно Инге со своей бандой, и его загребли случайно, лишь потому, что он оказался не там и не вовремя? Чеглокова что-то упоминала про отдел по особо тяжким. Возможно, Сьёнберг всё же нашла себе приключений на задницу… Что ж, если так, одним нетерпеливым и настырным «кредитором» у него станет меньше.
Дверь тихо открылась. Единственным желанием, которое Ольга оставила, было быстрое завершение предстоящего разговора. По долгу службы, Чеглоковой не раз приходилось беседовать тет-а-тет с различными представителями криминального мира: от мелких воришек до крупных торговцев, не брезгующих нелегальным товаром. В любом допросе главным было открытие скрытой информации или подтверждение известных фактов. Но в нынешней ситуации Ольга мало представляла, к чему следует вести разговор. Конечно, если можно было назвать допрос Уэйфара разговором. Крайний раз это напоминало словесную перепалку немого с глухим.
— С чего начнем? — лейтенант прошла к столу. Сев напротив задержанного, она открыла датапад, — Генри Уэйфар… Или, Артур Холден нравится больше?
Взгляд Генри слегка оживился, когда серое однообразие было нарушено появлением рыжеволосого беспокойста, и пожал плечами.
— А вам какое больше нравится, мисс?
Мельком искоса глянув, она спокойно ответила:
— Ни то, ни другое. — Снова опустив взгляд в датапад, Чеглокова продолжила задавать вопросы, — мистер Уэйфар, вы понимаете, что находясь под следствием, вы нарушили подписку о невыезде? Неужели Цитадель — столь скучное место, что вы не смогли найти себе занятие по духу, не навлекая на себя дополнительные санкции?
— У меня появилось неотложное дело за пределами станции. Я не мог послать ко всем чертям старого друга, нуждавшегося в помощи, и ждать всех ваших «следственных процедур». Вы же ратуете за всеобщую взаимопомощь. Так в чём же преступление?
Превращать допрос в философскую беседу на тему «Что есть преступление» Ольга не собиралась, поэтому, оценивая манеру разговора Генри, она лишь снова задала вопрос:
— А вернулись вы, видимо, чтобы мы смогли устроить «следственные процедуры»?
— Соскучился. Сами говорили, что на Цитадели есть, чем развлечься.
Странник прекрасно понимал, что долго строить из себя идиота у него не получится и в какой-то момент беседы его действительно возьмут за задницу. Хотя бы за ту же подделку документов. Правда, к прямому введению ГС это не относилось. Скорее к ведению СБЦ. Можно было попробовать сыграть на этом: с копами договориться всегда было реальнее, чем со Стражей.
— И регистрация под чужим именем была необходима для того, чтобы вы смогли самостоятельно прийти в отделение Стражи и сообщить о нарушении, — это прозвучало с нескрываемым сарказмом.
Генри было что скрывать. Просто так в допросные комнаты Стражей никто не попадал. И так же просто не покидал их. Если из правил существуют исключения, то Уэйфар был первым. И, если это подтвердится еще раз, Ольге пришлось бы задуматься над своими методами. А подобный факт лишь расстраивал её спустя годы службы.
— Но по дороге к нам, вы, случайно, наткнулись на бандитскую шайку?
Начинало пахнуть жареным, но сдаваться пока что Уэйфар не собирался.
— Что поделать, — если бы наручники не мешали, он был развёл руками. — Даже на Цитадели не до конца ещё разобрались с бандитами. У меня ведь и в мыслях не было беспокоить вас. Решив проблемы, я бы мирно удалился, никого не раздражая. Не сложилось… Жаль…
Ольга тяжело выдохнула. Скрестив руки, она откинулась на спинку стула. Генри упирался, и поэтому надо было применить «тяжелое оружие» разговора — правду. Или её часть. Или её видоизмененную форму. Чеглокова предпочла последнее:
— И как вы объясните тот факт, что перед тем, как, случайно, — она просмаковала это слово, — предотвратить нападение на вас, я получила сведения о причастности Сьёнберг к незаконной сделке, которая, случайно, должна была состояться именно в том месте, где вы прогуливались? Есть объяснение этим совпадениям, мистер Уэйфар?
— Пфф… Незаконную сделку? Я?! На Цитадели?! Я рисковый человек, лейтенант, но не до такой степени, чтобы самому себе срок выписать. Незаконных сделок здесь я не заключал и заключать не собираюсь. Какого чёрта от меня было нужно этой мадам, я не знаю. Но иметь с ней никаких дел здесь, даже интимно-трахательных я не собирался — в этом могу поклясться.
Ольга держалась спокойно:
— Ну что же… Раз не рассказываете, что нужно было Сьёнберг, тогда придется вас задержать на неопределенный срок. До выяснения обстоятельств, так сказать. И предупреждаю, заявления о вашей неотразимости для протокола не сгодятся. — Она ехидно улыбнулась и закрыла датапад, дав понять, что у Генри есть последняя реплика. Правильная или нет — зависело лишь от степени его заинтересованности в скором разрешении ситуации.
— Я под арестом? На каком основании? — запротестовал Странник. — Желание подзаработать на том, чтобы доставить сентиментальному разжиревшему волусу протеанскую статуэтку, вся культурная, историческая и технологическая ценность которой лишь в её способности подпирать монитор, куда выводятся медоточивые фильмы про загадочное прошлое прежних Циклов, не запрещено ни в одном законодательстве пространства Цитадели.
— Вы забыли о подписке? — Она активировала инструментрон, — мне нужны все данные на вашего заказчика и на товар. Тогда вы сможете продолжить любоваться пейзажами Цитадели, мистер… Холден.
У Странника возникло острое желание сказать Ольге всё, что он думал о ней и заведении, в котором она работает. Кровь ударила ему в голову, он покраснел, рванулся вперёд и… замер, увидев, как дверь в комнату открылась, и внутрь заглянул молодой человек, светловолосый, слегка худощавый, с зелёными глазами, выделявшимися на слегка неестественно бледном лице.
Ilostana
100 0%
Offline
1048
2015-09-28 в 14:58 # 13
Совместно с Andreyka

День 3. "Совет. Блогерский призрак"

Совет директоров гудел разъяренным ульем, и не без повода: ишь, что удумали эти два молокососа - ни с кем не посоветовавшись, взяли и притащили в складские ангары кусок Жнеца. Берите, говорят, работайте.

И улей зашумел наново.

Лу молчала. Макс никогда не участвовал в совещаниях, не терпел старческое брюзжание и мудрые советы пропахших нафталином сморчков - едва кто-то начинал говорить ему против, он злился и уходил, хлопнув дверью. И это в лучшем случае.

Заменять брата было не очень приятно: часто приходилось открывать рот и являть общественности свое неумение красноречиво болтать. А кого ты убедишь, когда даже язык тебе не подчиняется, как назло, запинаясь и заикаясь через слово. И именно поэтому Лу молчала, уставшая и недовольная. Уж лучше бы они побыстрее заткнулись, смирившись, наконец, с их, Темплтонов, решением.

Лу продолжала равнодушно молчать, даже когда Паркинс, невысокий старик в костюме от Хуго Босс, встал энергично и резво, окинул всех цепким взглядом льдистых глаз, заставив улей притихнуть.

- Мисс Лу Энн, - голос в противовес его сухому телу был зычным и давящим - как могильная плита. - При принятии подобного рода решения нужно оповестить совет. Ваша неопытность и молодость...

Она проглотила желчь, сочившуюся из его "молодость", даже не поморщившись. Как сидела прямая и равнодушная, так и не шелохнулась.

- ...молодость, - он прочистил горло и даже улыбнулся. Очевидно, ему думалось, по-отечески, - не позволяет вам здраво оценить риски, связанные с реализацией столь дорогостоящего проекта. Компанию объявят банкротом, пойди мы на поводу у ваших абстрактных перспектив.

И улей снова взвился безжалостным ураганом, а Паркинс даже не пытался угомонить его, упиваясь произведенным эффектом. И Лу не пыталась тоже - пусть вопят, все одно толку не будет никакого.
- Совет высказывает неодобрение вашим действиям и требует немедленно свернуть проект, - закончил он, когда совет умолк. И сел, еще раз обдав Лу холодом.

А она опять промолчала, тоскливо размышляя, что ей жуть как не хватает Макса, который бы сейчас одним махом взлетел на стол, схватил бы Паркинса за грудки и вытряс из него это дерьмо. Правда, потом бы вечером говорил ей, Лу, что очень неловко с этим доходягой вышло, что уж лучше бы он держал себя в руках. Так что хорошо, что Макса тут нет.

Она облизала сухие губы, которые утром подкрасила помадой; разгладила складку на подоле, очень стараясь скрыть нервное подрагивание пальцев. Была ее очередь говорить - и теперь Лу мысленно молилась, чтобы неповоротливый ее язык, враг номер один, не подвел.

- Мис-мистер… - Лу поморщилась первой неудаче, но виду не подала. – ...Абр-рам, вы, наверное, з-з-забыли кому принадлежит компания? А то, что вы владеете дес-десятью процентами акций "Тeplton Technology", бес-бесспорно добавляет вашим словам веса в-в совете.

Улей молчал, позволяя ей высказаться. Ей-богу, она ждала, когда они накинутся, жаля больно, до кости, до смерти.

- Но в-в-все права принадлежат семье Тем-Темплтон, - она постаралась проглотить слюнку во вдруг просохшем горле, ощущая взгляды-буравчики, блуждающие по лицу, ждущие момента, чтобы вцепиться в самое незащищенное место. – Мистер Темп-плтон и я - главы семьи и нас-следники корпорации.

- Ми… - попытался перебить старик, но Лу не дала ему такой возможности.

- Н-на правах владельца ком-мпании, - она очень торопилась, пытаясь обогнать замешательство, что проступало на лицах стариков из совета. Надеясь, что прежде, чем они осознают, что она хочет сказать, Лу уже закончит. Она торопилась, но выходило все равно медленно.

- Требованию с-совет директ-торов... - не запинаться не получалось, а, впрочем, это уже не имело значения: в глазах присутствующих на смену непониманию приходило где-то изумление, где-то откровенное возмущение. Они поняли. - ...отказано.

Последнее слово потонуло в вихре изуродованных звуков. Улей уже не был разъяренным - скорее откровенно взбешенным неожиданным решением.

Она поднялась, проверяя пуговицу на воротнике глухого, почти по-монашески аскетичного платья, и даже не удивилась, когда это кричащее друг на друга и на нее стадо убежденных джентльменов старой закалки не соизволило приподняться, провожая даму из кабинета.

А Лу была и рада - она шла к выходу, беспрестанно облизывая пересохшие губы и украдкой вытирая вспотевшие ладони о рукава.

- Дура! - голос Паркинса, искаженный злобой, давящий и неуместно хриплый остановил ее в одно время с морщинистой, но все же крепкой ладонью, что обхватила ее руку чуть выше локтя. А она удивленно смотрела и на эту руку, и на старческие веснушки на ладони бывшего председателя. - Думаешь, нас можно игнорировать и творить, что вздумается? Дура!

Она перевела на него взгляд пока еще просто удивленный и неверящий. Пока.

- Вы, два глупых ребенка, считай, что похоронили этим ТТ, - он дернул ее за рукав, а Лу почувствовала, как на ее извечно белом лице проступают безобразно-красные пятна. - Вы разорите компанию! Вы! Два безмозглых подростка!

Темная сила, безграничная, алчущая выхода собралась в тугую спираль где-то в районе груди. Клокотала, подергивалась, проступала голубыми жилками на коже. Но прорваться не успела.

- Какие-то проблемы? - Макс оказался рядом, внешне спокойный, а внутренне, Лу чувствовала это темечком, просто в бешенстве. Паркинс отпустил ее руку.

- Мистер Темплтон, - голос старика стал вдруг похож на скрип плохо смазанной двери. - Решение мисс Лу Энн…

- Решение моей сестры мы не станем обсуждать, - Макс подпихнул сжатые в кулаки ладони глубже в карманы брюк. - Проект “Глаз” останется в нашей разработке.

Он пропустил Лу вперед, хотел, было, пойти следом, но внезапно остановился. Откровенно говоря, просто не смог покинуть шумный конференц-зал, не выплеснув на кого-то всю злобу.

- И, Паркинс, - он провел ладонью по короткому ежику волос, едва заметно поманил старика пальцем. - Если еще хоть раз ты позволишь себе дотронуться до моей сестры…

***

Она перечитывала строки, по-детски шевеля губами, проговаривая слово за словом и размышляя.

"Это невероятно, но факт! Дорогие читатели, спешу ошеломить Вас абсолютно неожиданной новостью!" - она запнулась на слове ошеломить. По всей видимости, виртуальный Фил не кривил душой, на самом деле желая бабахнуть всех по голове своими новостями.

"Месяцы настырных поисков окупились весьма загадочным образом, как ни странно, но я даже начал задумываться о религии, ибо события недавних дней были, словно, с “Божьей” руки, как когда-то на Марсе в далёком 2148-ом году."

Лу поморщилась, проговорив “Божьей” по слогам. Уже давно ни она, ни брат особо не задумывались о Боге, приписывая происходившее на Земле и во всей Галактике одному только случаю. Иначе ведь и свихнуться можно было.

"Откровенно говоря, с каждым днём, с каждым вашим письмом меня пронзали тысячи сомнений, а тем ли я делом занимаюсь? Однако буквально вчера, мне пришло довольно загадочное письмо с не менее загадочным содержанием. Неизвестный (к сожалению, мне не удалось выяснить его личность), ничего не прокомментировав, прислал короткий видеоролик с ошеломляющим содержимым. Просмотрев досконально это видео, я сделал прорыв!
ПРИЗРАК ЖИВ!!!"


Вот тут Лу, на самом деле шанадарахнутая прочтенным от всей блогерской души, усмехнулась. Сначала как забавной, но очень неправдоподобной шутке, а потом, зацепившись за слово "видеоролик", неверяще и даже растерянно. И выглядела Лу, наверное, со стороны жуть как глупо: с приоткрытыми, шевелящемися губами и округлившимися глазами-плошками.

"И если Галактика давно похоронила его, то я всех смело назову наивными идиотами. Конечно же, я уверен, что вы захотите увидеть доказательства, но я уже и так наделаю много шума всего лишь выпустив эту статью. Я выложу звуковую дорожку с видео, чтобы хоть как-то доказать выше написанное.
- Все приготовления закончены, ячейки сформированы, агенты проинструктированы. Ждём вашей команды.
- Можете начинать, мистер…

Я собираюсь отправится в настоящее, опасное и даже смертельное путешествие, но мне нужен помощник. Надеюсь, что в Галактике найдутся искатели правды, которые захотят помочь…"

Она просмотрела видео пять раз. Пять. Вглядываясь в подвижные фигурку мужичка и чуть размытое, но от этого не менее узнаваемое лицо. Призрак сидел и разговаривал.

В этом, собственно, не было ничего удивительного: разговаривать разговоры он уж точно был мастак. Но в данном случае он трепался прямо на этом видео. Которое никто не должен был видеть. И тем более в экстранете.

Но видео запускалось-перезапускалось, и счетчик внизу экрана накручивал циферки быстрее, чем саранча на полях Вустершира уничтожала молодые побеги декста-пшеницы.

Лу упрямо смотрела на счетчик и вслух уже проговаривала: "И если Галактика давно похоронила его, то я всех смело назову наивными идиотами."

Лу Энн Темплтон была бы не против, чтобы Галактика продолжала называть себя наивной идиоткой. Лу Энн Темплтон была против того, чтобы Галактика вдруг узнала слишком много.

"...в Галактике найдутся искатели правды, которые захотят помочь…"

Уж кого-кого, а доброхотов во Вселенной точно завались. Ну, вот просто воз и маленькая тележка - в галактических масштабах, конечно. И перед глазами Лу сейчас виделись толпы этих вот искателей... как же их там назвал Филипп? Ах, да! "Искатели правды". Так вот они уже вовсю снуют туда-сюда, и Лу внезапно показалось, что Призрак уже найден и выставлен на всеобщее обозрение словно затейливая игрушка. Она даже, поддаваясь какой-то суеверной панике, быстро запустила последние новости, ожидая увидеть, как хищные репортеры осаждают убежище Призрака, перекрикивая друг друга: "Сколько средств было потрачено на ваше воскрешение? Деятельность Цербера будет восстановлена? Ваше возвращение было запланированной акцией? Шепард профинансировал ваше воскрешение?"

Но по новостям показывали какую-то печальную панду, рядом с которой уныло возился ветеринар-саларианец, а его помощница-азари яростно втолковывала сочувственно кивающему репортеру, что "пандам не место в загрязнённых лесах Земли, и вывезти их в чистые колонии - долг каждого совестливого гражданина!"

Лу совестливостью никогда не отличалась, поэтому просто промотала новости от начала до конца в поисках сенсации, но так ничего и не нашла. Яростная азари продолжала бубнить про безответственных землян, панда принялась печально чихать, а саларианец мрачно качал головой.

"А ведь и это может сыграть на руку," - подумала она, возвращаясь мыслями к Призраку. Снова перевела взгляд на мигающий счетчик под видео, потерла нос и выглянула за окошко - Макс старательно сгребал сухие листья, а это значило, что настроение у него прескверное, и трогать брата без лишней надобности совершенно не стоит. Но на самом деле иначе сейчас было никак.

На кухне, привычно брюзжа на меха, курила их старая нянька Эйб. С тех пор, как она устроилась к Темплтонам, прошло почти 25 лет. Время от времени сменялись домашние роботы, но эта старая стерва оставалась на своем месте. И Лу уже не помнила, когда они с Максом жили без гнета этой вечно прокуренной женщины, не испытывая к ней чисто семейной ненависти, тесно переплетенной с какой-то сентиментальной привязанностью. Правда и уволить ее в голову никому не приходило: ну, вот как можно уволить что-то настолько привычное и незаменимое? Эйбилин тем временем тыкала в плечо меха и называла его “позорным выродком мусорного ящика”. Близняшка сдернула с вешалки ветровку и сунула ноги в разношенные резиновые сапоги, почти молясь про себя, чтобы Эйб не прицепилась к ней, увлеченная склокой с B2B. Из приоткрытой двери сильно задувало, разнося по всему дому запах карри с индюшкой.

Лу прошла сквозь заросший сад, чувствуя как под ногами чавкает не успевшая высохнуть за день размокшая земля, и направилась к старому флигелю. Макс сидел на скамейке и бездумно щелкал омни.
- Макс, - Лу подпихнула носком сапога палое яблоко и присела на поленницу. - Я тут кое-что проч-чла, и, м-мне кажется, ты совсем не будешь эт-тому рад...
silicium
11 0%
Offline
27
2015-10-05 в 17:25 # 14
День 1.
Совместно с Я-туман.

Хейла сидела в абсолютно пустом зале ожидания, и смотрела в окно, или на обзорный экран - непонятно, что это было. Снаружи солнечный ветер, играя сотнями красок, словно обтесывал поверхность астероида, или даже планетоида, в котором находилась база “Аид” или как её называли “церберовцы” - "Приют мертвеца". Зрелище было не то чтобы красивое, но странно завораживающее. На соседнем кресле лежал датапад, который недавно читала Дженс, но сейчас отложенный в сторону: Хейла решила передохнуть, чувствуя, что устала. Устала везти этот груз, устала лететь на край галактики ради куска древнего металла, устала не понимать, зачем всё это нужно, устала не видеть картины в целом. Сейчас она хотела только сидеть и смотреть, как солнечный ветер обтесывает мертвый камень. ”Интересно, а как все это видит Призрак? Как полную картину, или он словно ребенок, что собирает пазл, складывает, складывает, а что в итоге получится, не представлет и знает лишь общие черты?
- Любуешься? - прервал её созерцание знакомый, старческий голос. Хейла перевела взгляд на говорившего. Высокий старый мужчина, с акуратной черной бородкой и усами с проседью. Короткие черные волосы на голове с солидной залысиной были зачесанны назад. А его глаза и нос придавал ему сходство с хищной птицей. Взгляд у него был орлиный - тяжелый и цепкий. Одет говоривший был в стандартный костюм “Цербера” для высших чинов.
- Мистер Доунволл, какими судьбами вас сюда занесло? Неужели ваш проект наконец-то дошел до своего логического завершения? -поприветсвовала Хейла ученого, а заодно и человека который спас её и вырастил.
- О, мы работали не покладая рук. Бессоными ночами и днями пытаясь уложится в нужные сроки и бюджет. Но смогли добится некоторого успеха, - Доунволл подошел к Хейле и присел в соседнее кресло, после того как та подняла с него датапад, - хотя Призрак не выглядел очень довольным. Он хотел тысячи, а у нас пока не больше девяти прототипов. Вот будем испытывать, но не мы конечно, а вы - агенты.
Хейла удивленно приподняла бровь, но промолчала.
- Что читаешь Хейли? - старик явно не хотел говорить, о своем проекте с громким названием “Легион”.
- Газетные статьи про самоубийство одной упрямой азари. Около сорока статей, в трёх считают, что её довёл муж, в десяти - врачи, а в оставшихся - конкуренты или родня, что впрочем еще опаснее конкурентов. Сейчас все родственники дружно делят её империю. А про артефакт никто ничего не помнит или не знает.Если все сказанное сказать парой слов то “Всё отлично". Вот доставила эту… ерунду умникам. А вылет мне запретили. Сказали подождать.
- Чего? - спросил Доунволл.
- Об этом они не поведали, - сокрушенно ответила Хейла.
- Наверное, босс захотел увидеть. Жаждет всё лично услышать.
- Я так и думала, что соскучился, - ответила Хейла.
У Хейлы раздался звук вызова на инструментоне.
- Мисс Дженс, - заговорил знакомый голос, - раз уж вы на “Аиде”, подойдите в мой кабинет прямо сейчас, у меня для вас есть одно поручение.
Хейла и Доунволл прямо как в воду глядели, старик пожелал девушке удачи, и она вышла из зала.

Призрак сидел за столом в своем рабочем кабинете, как всегда с кучей голо-экранов на фоне огромной звезды - синего гиганта. На против его стола сидел Гроссмюллер, на этот раз он был один, но зато у его ног стоял небольшой чемонанчик.
Призрак проднял взгляд на входившую Хейлу, и не поверил своим глазам: черноволосая красавица в белом облегающем комбинезоне, состоявшем, казалось, из плотно прилегавших друг к другу маленьких шестигранников. Девушка двигалась, плавно покачивая бедрами, и остановилась, почти подойдя к Призраку.
Он тряхнул головой - и наваждение пропало. Перед ним стояла Хейла, с удивленно приподнятой бровью.
- Присаживайся, Ми….. миссис Дженс, - разорвал своё оцепенение Призрак. - Хейла, ты знакома с профессором Гроссмюллером?
- Не имела удовольствия, - ответила девушка и поприветсвовала Гроссмюллера лёгким кивком.
Профессор деликатно встал и поцеловал руку Хейле.
- Миссис Дженс, я о ваших заслугах много наслышан, - начал он. - Вы редкое сочитание силы и ума, и я очень рад, что именно вас выбрали для моего дела.
- Хейла, - продолжил Призрак, - професор занимается очень важным для нас проектом. Если коротко, его отдел расшифровывает средства связи Жнецов, и они добились некоторых успехов.
- Весьма скромных, - продолжил Гросмюллер, - но уже любопытных. Не буду докучать вам техническими подробностями, но мы уже знаем архитектуру их связи, основы их протокола и, что самое главное, физический носитель.
Хейла присела на стул, сняла очки и смотрела на собеседников, нервно покусывая дужку.
- А вот тут некоторое технические аспекты придется рассказать. Дело в том, что ещё до войны мы выяснили, что Жнецы превосходят нас в понимании физики этого мира на много порядков, и всю эту мощь научного знания они применяют на практике. До войны мы даже не подозревали о физических принципах, на которых работают их силовые установки и средства связи. Первую грань, с которой столкнулись наши ученые, называли темной материей, причем слово темная скорее от слова “не понимаю, что это”, чем от слова “тьма”. Но, к счастью, к нам попали достаточно крупные образцы, с помощью которых мы хотя бы смогли разобраться в принципах. И тут уже совершили ряд открытий, которые, если бы мы могли их опубликовать, претендовали бы на Нобелевскую премию. Но суть не в этом. Оказывается, для связи они используют ещё одну вещь, о которой мы мало что знаем. Это тёмная энергия - отдельный вид взаимодействия, но самое интересное не в этом. А в том, что она распростроняется как по нашему, так и по своему тёмному пространству. Тёмное простанство сложным образом связано с нашим - тут начинается самое интересное, - Гроссмюллер посмотрел на Хейлу, пытаясь понять не потеряла ли она его мысль, и, видимо поняв, что она ещё понимает его слова, продолжил: - Оно пересекается с нашим в некоторых точках. Мы пока не поняли, по какому принципу они выбираются, но их достаточно много. Самое интересно в том, что точки, находящиеся друг от друга на огромном расстоянии в нашем простанстве, могут быть всего в нескольких сантиметрах в темном. И вообще похоже, что там действуют несколько непривычные для нас законы топоплогии. Именно они позволяют Жнецам передавать информацию заметно выше скорости света, не используся передатчики на квантовых парах. Это теортическая база, - Гроссмюллер сделал паузу, - а, если по сути, нам необходимо перехватить как можно большее количество сигналов Жнецов, чтобы лучше разобраться в их способах связи. Для этого мы создали прибор, перехватывающий их передачи. С его помощью нам удалось зафиксировать в космосе очень мощный источник сигнала, который зачем-то передает огромный объем данных в сторону Цитадели, но при этом получает очень немного в ответ, скорее всего лишь подтверждение получения данных. Этот источник движется, и, учитывая мною вышесказанные теоретические особенности, мы не смогли понять, где он. Сигнал идет от источника, несолько раз переходит между нашим пространством и темным, и приходит на Цитадель. Если нам удастся найти источник и перехватить достаточно длинный блок данных, хотя бы несколько часов, мы сможем сильно продвинуться в понимании связи Жнецов, а возможно и попыться перехватить управление.
- Собственно, Хейла, - продолжил Призрак, - твоя новая задача - найти источник сигнала. Да это звучит проще, чем предыдущие задания. Если оно окажется действительно так, можешь воспринимать это как передышку. Денег на твои странствования я выделю достаточно, чтобы ты могла путешествовать с комфортом.
- Миссис Дженс, прибор, который я вам передам, - Гроссмюлер поставил чемоданчик себе на колени, - работает предельно просто. Он показывает, насколько силен сигнал в данной точке. Если вы начнете двигаться с ним, то поймете, в каком направлении он становится сильнее. Перемещаясь ближе к сигналу, вы найдёте линию, через которую он проходит. Эта линия связывает две точки прехода между пространствами. Он покажет, где находятся обе из них, и какая ближе к Цитадели, а какая ближе к источнику. Когда вы найдете точку перехода, поместите прибор рядом с ней. Важно понимать, что точки перехода обычно в диаметре около семи сантиметров. Он покажет, где находится связанная с данной точка в нашем пространстве. Дальше вам надо будет направиться к этой точке, от неё найти следющую и так далее пока вы не найдете источник. Когда вы окажетесь на линии между точками, то сможете начать перехват, записать сигнал и отправить нам. Сам прибор не имеет собственного интерфейса, а работает через специальную программу на инструментоне.
Гроссмюллер открыл чемоданчик, и извлек из него металический прибор из очень темного, почти чёрного метала. Он состоял из сферы в середине и двух рукояток по бокам, прикреплённых к прибору стержнями. С одной стороны в сфере была сделана конусовидная выемка. Хейла все так же нервно покусывала дужку, внимательно слушая профессора. Понимала она не всё, но суть была ясна. Дженс поймала на себе неодобряющий взгляд Призрака и, догадавшись, в чём дело, вытащила изо рта покусанную дужку, виновато улыбнулась.
- Видите, всё просто. Активируйте инструментон - я их синхронизирую. Важный момент: если вы окажетесь от прибора больше чем в пяти километрах, он по соображниям безопасности самоуничтожится. Так что будте осторожны. Таких детектеров у нас осталось всего два.
Хейла активировала инструментон. Гросмюллер отодвинул на одной из рукояток маленкую панель в сторону и нажал на кнопку, затем попросил Хейлу нажать на инструментроне “Найти новое устройство” - омни отобразил DEТD-01. Хейла его выбрала, и началась загрузка программы управления. Когда программа загрузилась и запустилась, на экране высветилось следующее:

Уровень сигнала: незаметен на уровне шума. (8dB)
Уровень шума: 76 dB

- На Аиде достаточно шумно, - пояснил профессор, - возможно, из-за звезды - мы так и не разобрались. Попробуйте его включить где-нибудь подальше от крупных звезд, можно даже между ними.
Хейла приблизилась, посмотрела на прибор, взяла его в руки. Она думала, что устройство будет выглядеть внушительнее. А тут оказался какой-то шарик с ручками, к тому же тяжелый и неудобный.
- Тяжеловат, - констатировала она. - И с кем я буду работать? - девушка поставила устройство на стол и повернулась к Призраку.
- Пешком ходить придется немного, - ответил Призрак, - я предоставлю тебе “Уранию”. Это небольшой научный корабль - как раз для твоей задачи, и, в качестве прикрытия, Доунволла с его разработками: он хотел их проверить “в поле”.
Хейла усмехнулась, и ответила:
- Думаю, мистер Доунволл, не совсем подходит для такой работы. Он же руководитель проекта, и к тому же уже не молод. Это немало важно. Может, он даст парочку техников или инженеров?
- Да, думаю, ты права, хотя, пусть сам решит. Поговори с ним.
- Хорошо. Когда вылет? - подытожила Хейла. - Команду мне инструктировать самой?
- Вылет по готовности. Капитана я поставил в известность, что он переходит под твоё командование. О сути миссии в известность не поставлен - расскажи ему, что и зачем мы делаем.
- Хорошо. Боевую группу самой сформировать? Или есть готовая?
- В качестве боевой группы придётся использовать часть экипажа, плюс, разработки Доунволла.
- Ясно, - кивнула Хейла, мысленно усмехнувшись: ”Значит вся группа будет состоять из самой Хейлы и пары “болванчиков” Доунволла. Что же, проверим, так ли они хороши…” - Дженс опасалась использовать экипаж: в столкновениях с пиратами они еще могли за себя постоять, но с опытным, хорошо обученным противником, были практически бесполезны и только лишь путались под ногами.
- Есть координаты первой точки?
- Нет, - ответил Гроссмюллер, - но мы точно знаем получателя сигнала - это Цитадель. Поэтому, начать можно с её окрестностей. Но близко к ней, по понятным причинам, не стоит подходить.
- А если источник находится на самой станции, как в таком случае поступить? - Цитадель являла собой сердце галактики, Совета и могилу Шепарда. Вот это и есть истинный “Приют мертвеца”. Хотя, Шепард как-то уж слишком странно мёртв.
- Маловерятно, потому что сигнал идет на Цитадель из внешнего источника. Если бы это оказалась локальная передача, мы бы не слышали её в разных частях галактики.
- Хорошо, я отслежу источник. А что делать с ним делать, после его обнаружения?
- В первую очередь, должить, что он из себя представляет. Дальнейшие действия сильно зависят от его характера. Если это нечто, похожее на человека, то за ним стоит понаблюдать, при возможности взять в плен. На деле, он может оказаться чем угодно, включая Предвестника.
“Да такого в плен не возьмешь,” - подумала Хейла.
- Ну, тогда я начну собирать снаряжение.
- Если вопросов нет, можете приступать, - сказал Призрак.
- О`кей, - Хейла кивнула и положила прибор обратно в чемоданчик.
- Да, Хейла, удачи - она тебе понадобиться.
- Миссис Дженс, - сказал Гроссмюллер. - Само собой разумеется, если у вас возникнут вопросы или проблемы по работе прибора, или интересные сведения - обязательно свяжитесь со мной.
- Непременно, профессор, - Дженс ответила лучезарной улыбкой и вышла из кабинета. В приёмной кроме непременной Арчер присутвовал еще и Доунволл, сидевший в кресле.
- ...не думаю, Стенли, что это хорошая мысль, - уловила девушка отрывок фразы Арчер.
- Ну, как всё прошло миссис Дженс? - спросил Доунволл.
- Босс распорядился, что-бы я взяла ваших “болванчиков” и пару ребят для их облуживания.
- Это прекрасная новость, - Доунволл поднялся. - До встречи, Эмма! - пропрощался он с Арчер и, выходя вместе с Хейлой в коридор, сказал уже для Дженс: - У меня есть парочка толковых пареньков - как раз то, что нужно.
Мобильная платформа 0xff12ec14
DV
145 0%
Offline
3033
2015-10-06 в 17:09 # 15
День второй.
«Экспедиция» Часть вторая.


Юджина стремительно ворвалась в пещеру, и застыла на несколько мгновений, любуясь этим диким, но совершенным великолепием.
Бело-голубое кружево диктофоровых и решёточных грибов, прикрывало стены и обрамляло сталактиты пещеры, а небольших нишах, словно маленькое фонарики, зелёным неоном светились хлогофильные грибы. Женщина подняла голову и одновременно убрала оружие. В полумраке пещеры, её свод был похож на безграничный чёрный космос с миллиардами сверкающих звёзд. На мгновение ей показалось, что она парит среди спокойствия и тишины, словно время застыло, давая возможно сделать последний вздох. Из забытья её выдернул истошный вопль Лизы. Юджи пару раз, резко тряхнула головой, и пошла на крик доктора. Под ногами, было что-то склизкое и вязкие, источающее запах серы и продуктов гниения. Из глубины карста поднимались едва заметные испарения со сладковатым привкусом. Враждебных форм фауны не наблюдалось, гуманоидов тем более, Рид понимала что её коллега в опасности, но каких сильных эмоций не испытывала, всё шло параллельно, приглушённо, словно она, после утомительного дня, глотнула бренди с щепоткой красного песка. Идти пришлось не долго, буквально двадцать-двадцать пять метров и она оказалась в центральном зале пещеры.
- На, одень! Быстрее! - батарианец протянул её респиратор. Рид машинально его натянула, и её глаза округлились.
- Какого дьявола... - В мерцающей, склизкой паутине грибов, как меленький мотылек трепыхалась Лиза. - Как? Как это произошло?
Ни слово не говоря, Трай бросил небольшой камень на грибную сеть, в полуметре от того места, где они стояли. Как только тот ударился о мерцающую паутину, стони маленьких, прозрачных волосков окутали его, и поглотили.
- Начиная с этого места, и дальше вглубь пещеры, грибные сети обладают чувствительными рецепторами, в основном реагируют на давление - он повернулся спиной к беспомощной жертве, и понизил голос - Я просканировал грибные сети, там куча останков, гуманоидов... И ещё, вещество, выделяемое грибами, активно воздействует на центральную нервную систему, вызывая сильную расторможенность, и чувство эйфории...
- Что-то я не наблюдаю её у Лиз!
- Ну, если бы ты проснулась чуть раньше...
- Продолжай. - Буркнула Рид.
- Ферменты… - он запнулся, и опустил глаза.
- Как с Эмритом. - её нервно передёрнуло - И что, ничего нельзя сделать? Трай, смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! - прошипела она сквозь зубы.
- Юджи! Юджи, ты пришла, а я всё жду и жду, когда ты придёшь... С ними так скучно, они же совсем не образованные... Мужик и батар, что с них взять... а вот ты, ты совсем другое...
- Привет, милая. Скажи, какого хера ты полезла в эту ... мерзость?
- Да я не специально... просто брала образцы... Представляешь, у здешних диктофоровых изменённое ДНК, не знаю как, но скорее всего ... Ты ни кому не скажешь, это ведь моё открытие, если ты обеспечишь конфиденциальность и мою безопасность, я возьму тебя в долю... и в научном и в финансовом плане...
- Конечно, мы же не просто друзья, мы коллеги. - Рид обернулась и бросила испытывающий взгляд на Нивера. Батарианец положил руку ей на плечо.
- Бредит уже около часа...
- Почему вы не позвали меня?!
- А смысл... - батарианец закурил и почёсывая подбородок отошел в сторону.
- Споры, я... я кажется их вдохнула! Они... они что-то делают со мной! Я знаю! Чувствую! Они... – прокричала сквозь кашель доктор.
- Это просто грибы, такие же, что встречались нам по пути сюда, только в несколько раз больше. – Рид слегка улыбнулась. – Лизы, ты доктор биологии, и ты не хуже, а лучше меня знаешь, что во влажной среде, с минимальным доступом света, комфортной температурой и обилием питательной среды – она взглядом обратила внимание девушки на кучи прелой растительности у них под ногами- некоторые виды грибов могут достигать гигантских размеров, особенно если...
- Если они рядом с сердцем грибницы – закончила за неё Лиза.
- Ну вот. Лиз, прошу, только не двигайся, так ты только больше увязнешь. Я сейчас вытащу тебя. - Рид подмигнула коллеге и отдала честь.
- Варианты?
- Субстанция токсична, споры наверняка уже паразитируют на внутренних органах. - Трай был мрачен как никогда.
- Теперь понятно, почему здешний вид вымер. – буркнул батарианец.
- Сколько?
- Минут пять, может пятнадцать... – он опустил глаза и тяжело выдохнул – но...
- Рид, ей пиздец, в любом случаи, мы все это понимаем, прошу не играй в моралистку, надо двигаться, и ... – батаианец не успел закончить фразу, мощный удар в челюсть, опрокинул его на холодную и влажную стену пещеры.
- Хорошо, с тобой я поступлю именно так. Так что постарайся не вляпаться в дерьмо, Нивер!
- Не кипятись, Юджи, ты знаешь что я прав. И да тебе надо поработать над ударом, смазала. – батарианец вправил челюсть и достав пистолет направился к задыхающейся Елизавете. Юджи прекрасно понимала, что сейчас произойдёт, так же она понимала, что Нивер прав во всём. Выстрел. Рид закрыла глаза. Ещё один. Она задержала дыхание.
- Ну вот, батарианец снова сделал за милую леди грязную работу.
- Спасибо ... – прошептала она
- Спасибо в карман не положишь. Кишку укрепляй, а то разоришься на спасибах.
- Я заложу в у входа взрывчатку... Пусть эта пещера станет её персональным склепом. - Трай выхватил у батарианца недокуренную сигару, и сделав пару затяжек стремительно удалился прочь.
- Идём, а то Трай и нас тут замурует. - Нивер прихватил её за предплечье, и потащил к выходу.




Оставшийся путь, от перевала, а затем и до ущелья они прошли молча. Чем выше они поднимались, тем меньше становилось растительности, тем скуднее было её разнообразие. Насекомых практически не было, а те что попадались, были привычного размера.
И вот они достигли цели своего опасного путешествия. Город, поглощённый временем, забытый и спрятанный бушующей и беспощадной природой. Команда поднялась на небольшой скалистый уступ, чтобы осмотреться.
Перед ними открылся вид на практически на всё плато. Небольшая площадь, вымощенная кварцевыми и базальтовыми плитами, представляла собой непонятный геометрической сюжет. В центре можно было видеть десятки небольших, возможно ритуальных, а возможно хозяйственных построек. выглядели они плачевно, время и бурная растительность не пощадили их, в некоторых кучах камней и густо сплетённых лианах с трудом угадывались, строения погибшей цивилизации. Немного восточнее от центра площади, располагалось что-то напоминающее синод, глубокую шахту заполненную стоячей водой. Вода была тёмной, почти чёрной. В некоторых местах она отражала лучи звезды Ритарн, придавая поверхности золотосто-фиолетовый оттенок.
Как не странно, четыре центральных здания, довольно причудливой формы, напоминающей раскрывающийся бутон, располагались в северо-восточной части комплекса. Это по меньшей мере странно, обычно в храмовых комплексах они располагаются в центре ансамбля. "Каменные цветки", как их про себя назвала Юджи, имели общий внутренний двор из которого симметрично выходили две наземные, и видимо, две подземные галереи. В самом центре внутреннего дворика, возвышалась почти не тронутая временем, прекрасная нефритовая статуя азари, с невероятно длинными гребнями. Её голова была опущена вниз, а руки вскинуты вверх. У подножия статуи, располагалось, что-то в виде алтаря. Большой, правильной формы, на первый взгляд, минерал. Ещё севернее, на искусственной насыпи, укреплённой странным, металлическим каркасом, возвышалась девяти этажная конструкция. Можно было предположить, что её использовали либо как дозорную башню, либо как обсерваторию, ну или и то и другое сразу. Но самым интересным было, то что вход в башню, располагался на уровне пятого этажа. Сам собой напрашивался вопрос: "Как Кхи, или отрёкшиеся от технологий азари, попадали в башню?" Ещё одним интересным наблюдением Рид, было то, что башня, словно являлась, венчающей весь ансамбль конструкцией, неким центром управления. Она снова сосредоточилась на четырёх основных зданиях, и только сейчас, отметила для себя, что у них есть вход, но нет ни окон, ни выступов, ни балконов, и скорее всего, внутренних перекрытий.
Стены, не только каменных цветков но и других сохранившихся построек, были украшены, довольно примитивными и немного угловатыми барельефами, рассказывающими о славной и героической истории Кхи-мид- Нув, а так же об их удивительной встречи с небесными девами. Архитектура была не типична ни для азари, не тем более для местного утерянного вида. Угловатость сочетала в себе плавность и минималистичность технических решений, порой казалось, что строение нарушает законы физики, так не вероятно было его решение. В основе каркаса здания, это было видно, по проступающим через разрушенный кварц внутренним частям, использовался именно тот металл, из которого состоял ранее найденный артефакт.
Не нужно было быть талантливым ксеноархеологом, что бы понять, Кхи и азари, были явно не первыми, кто жил на этой, всеми забытой планете. Юджина улыбнулась своим мыслям, устремив мечтательный взгляд в безграничный ультрамарин небесного купола. Рид сделала глубокий вдох, и ещё раз смерила ансамбль взглядом. Расположение строений явно было сориентировано по звёздной карте, такой способ постройки, был свойственен и первым колонистам и молодым расам, примеров много, в том числе, и в земной истории.
- Трай, 3D модель комплекса и карту звёздного неба. - скомандовала она мужчине.
- Уже, док.
- Ну, что там?
- Э..мм... нет совпадений - озадаченно ответил он, почёсывая затылок.
- Как нет! На модели, явно математические закономерности, да и это традиция всех древних, они грезили космосом и математикой. - она быстро подошла к нему - Дай сюда! - Рид раздражённо вырвала у него из рук планшет. Заложив данные снова, она отчётливо увидела прямые и корреляционные зависимости, площади, длинны, ширины, массы и многого другого, но вот совпадения с картой галактики - нет.
- Почему здания смещены, относительно центра? - она напряжённо вглядывалась в храмовый ансамбль - Четыре здания, четыре галереи... восточный синод? Бред, они так не располагаются, если только.. это не ... шахта... шахта запуска? - Рид прохаживалась взад -вперёд и нервно покусывала большой палец левой руки. - Почему не центр? Почему? - задавала он а себе один и тот же вопрос, и сама же на него ответила - Потому что мы ищем центр, в нашем понимании! Трай, а что если...
- Не дури, ок?
- Ну ты же видишь, что херня Кхи в вперемешку с азарийской мутотенью, наляпана поверх... поверх чего-то особенного, не типичного, чуждого и ... совершенного. Это словно эхо, голос дошедший сквозь сотни тысяч световых лет. Голос, затерянный в пространстве и времени, голос, который затих, оставив свой след!
- Что ты от меня хочешь? - устало спросил он.
- Доставай свой волшебный чемоданчик, активируем Тею.
- Я не думаю, что это хорошая идея, настройка и активация ВИ в таких условиях займёт время, которого, хочу напомнить, у нас нет.
- Мне кажется ты забываешься Трай! - каре-зелёные глаза сверкнули, и на их дне, отразился воспалённый гнев.
- Док, не просто глава экспедиции, она наш кошелёк, так что не возникай, и запускай виртуальную сучку! - неожиданно в разговор вмешался батарианец.
Жилы на шее мужчины запульсировали, глаза налились кровью, он плотно сжал губы, и ни слова, не говоря, отправился в сторону оборудования.
- Я сделал это не для тебя.
- Я знаю, и тебе не следовало вмешиваться. Знать своё место - твоя привилегия.
- Дааа?! С чего же?
- С того, что у тебя, в моей жизни, место есть, а у других нет. Так что делай выводы, и стремись не потерять, это самое место, Нивер.
Около часа, матерясь и проклиная весь свет, Трай возился с пультом управления ВИ. В конечном итоге, прозрачно-голубоватая голограмма очаровательной девушки, вибрирующим, техническим голосом приветствовала оставшихся членов экспедиции.
- Доктор Трай, доктор Фон Рид, и ... наш батарианский друг, доброго времени суток. ВИ научного комплекса МС-12, готова оказать всю возможную помощь в процессе научного изыскания. Для удобства пользователей, ВИ научного комплекса МС-12, отзывается на имя Тая.
- Здравствуй, Тая, я доктор Фон Рид, код доступа 1237 - красный. Мне нужен анализ местности, сканирование, хронологическое датирование, анализ проб грунта, воздуха и воды.
- Задача принята. Приступаю к исполнению. Сбор данных, минута двадцать семь секунд. Ожидайте доктор Фон Рид. - Тая замерцала, перейдя в режим светового облака.
- Жаль... Сиськи у неё отменные, - причмокнув, заметил Нивер - если б не такая жутковатая прозрачность, можно было бы, и вздрочнуть. - Ухмыльнулся батарианец, сделав не двусмысленный жест между ног.
- Задача выполнена. Плоскогорье, высота 2236 метров над уровнем Сипсового моря. Воздух разряженный, продолжительное выдыхание, присутствующей, газовой смеси гуманоидами и некоторыми вторичными органическими видами, может иметь негативные последствия. Общая площадь комплекса 2,875 квадратных километра. Зафиксировано излучение. - ВИ снова замерцала - Запускаю процесс сканирования. Внимание! Обнаружена высокая волновая активность неизвестного происхождения. Собираю данные. Анализирую. Регистрирую, густую сеть геоэнергетичиких линий. Излучение мощное. Зона покрытия - плато и центральный комплекс. Излучение образует квадраты 2x2 м. Излучение усиливается в направлении северо-запад, образует решетчатую сеть.
В местах пересечения линий одной и той же сети возникают очаги. Условно их можно подразделить на положительный и отрицательный заряд. В зависимости от восходящего или нисходящего энергетическиго потока. Очаги строго перпендикулярны поверхности планеты, и пронизы¬вают ее полностью, не меняя своей интенсивности. Происхождении сети искусственное. Назначение неизвестно. Анализирую данные. Сопоставление. Дифференцировать энергетическое излучение не представляется возможным. Недостаточно данных.
- Тея, что это за излучение?
- Недостаточно данных.
- Хорошо, зайдём с другой стороны... Излучение безопасно для гуманоидов?
- Данных недостаточно. Провожу корреляционный анализ на основе физиологических данных, известных гуманоидных рас. Предположительно, мгновенное воздействие на организм гуманоида, приводит к резкому понижению иммунного статуса на семьдесят четыре процента. На основе, разработанной математической модели, получены следующие вероятности: излучение может вызвать нервно-психические расстройства, нарушение работы сердечнососудистой системы, возникновение злокачественных клеточных образований. Общий вывод на основе вероятностей, и полученных, путём сканирования данных - очаги излучения патогенны, для всех известных рас. Для определения степени патогенного воздействия на конкретный вид, данных недостаточно.
- Ну тут всё ясно, - батарианец нервно прохаживался вдоль площадки - какая -то система безопасности, полудохлая, конечно, но жизнь нам осложнит... - он присел на корточки и почесал подбородок.
- Бляяя! Столько пройти, столько потерять и ни с чем остаться! Это, ёб твою, так по-человечески! - Трай пнул камень, и махнув рукой, отошёл в сторону.
- Доктор Трай, активировать для вас расслабляющую музыку? в моей базе двести сорок шесть композиций, которые могли бы позитивно воздействовать на Ваше состояние.
- Захлопнись, или я на тебя повоздействую!
- Остынь Трай, вспомни, как тяжело её было выкрасть, а затем ещё тяжелее взломать и активировать. Нив прав, это система безопасности и то что она дохлая, нам только на руку. Как говориться, если ты знаешь с чем имеешь дело, то половина дела сделана.
- Ты хочешь...
- Да. У любой системы безопасности есть слабые места, и как думается мне, эту можно вырубить изнутри, вон того полуразвалившегося здания. - она кивнула головой в сторону не большой, обильно заросшей постройки.
- Кажется вы надышались испарениями в пещере мис Рид! Чтобы пробраться в здание, нужно пересечь площадь, а значит попасть под воздействие патогенного излучения.
- У нас в команде два бравых солдата альянса, списанных в утиль именно из-за своих экстремальных увлечений - Нивер хохотнул, и покосился на Уция и Дария. Трай одарил батарианца испепеляющим взглядом.
- В конце концов, это их работа. - Рид пожала плечами. - И других вариантов у нас нет.
- У нас иммунитета хватит на весь флот альянса, гори он в сартровой клоаке! Можете рассчитывать на нас, доктор Фон Рид. - отозвались братья.
- Ну и отлично. - довольно потирая руки улыбнулась Юджи - Судя по данным Теи, у энергосети есть узловые зоны, одна из них находиться под тем зданием, в юго-восточном квадрате. Ваша задача добраться до него, и взорвать.
- И что это даст? - Прошипел Трай.
- Сейсмическая активность, и порожденная взрывной волной, даст сбой, сигнал должен пропасть на несколько секунд, это заставит перезагрузиться систему, по крайней мере, я на это рассчитываю, передача сигнала в результате перезагрузки пропадёт, и у нас будет секунд двадцать.
- Двадцать?
- Этого вполне достаточно чтобы добежать до главного здания, Трай.
- А как мы узнаем, что система начала перегружаться?
- Ни как. - спокойно ответила Южджи. - Ну что мальчики вы готовы?
- Да мис Рид, но мы рассчитываем на хорошую премию после операции.
- Конечно, Уций, конечно. - Трай собирай Тею, остальное всё бросить, Нивер, маяк. Ну что ж, риск дело пусть и глупое, но благородное!

Всё шло по плану, Рид вообще редко ошибалась, именно по этому и была ещё жива. Уций и Дарий, нагруженные взрывчаткой и детонаторами, быстро, на сколько это было возможно, побежали через площадь, в юго-восточный квадрат. Пройдя половину пути они резко замедлились.
- Излучение намного сильнее, чем мы рассчитывали. - Хмыкнул батарианец, озадаченно потирая подбородок.
- Может их вернуть? - Трай заглянул в непроницаемое лицо Рид.
- Им осталось ровно половина пути, если их вернём, они сдохнут у наших ног, и шанс будет упущен, всё напрасно, если они продолжат путь... Шанс будет, и у них, и у нас. И смерти Елизаветы и Эмрита, не будут напрасными и бессмысленными. - она не повернулась к нему, она сосредоточенно следила за каждым движение бойцов. Вот они тяжело дыша, спотыкаясь о камни и выступающие плиты, идут к постройке. Вот Дарий кашляя и задыхаясь, падает на четвереньки, а Уций из последних сил, помогает ему подняться. Даже с такого расстояния видно, что из ушей и носа струиться кровь, они утирают её, смешивая с потом и пылью. Наконец - то они достигают цели, и беспомощно падают навзничь, жадно глотая воздух. Они медлят, что заставляет сердце Юджины сжиматься. Ожидание... Что может быть мучительнее ожидания. Уций поднимается, и сняв рюкзак с брата, заползает во внутрь постройки. Его нет всего пару минут, но невыносимо долгих минут. Он вылезает, подползает к брату, Дарий без сознания. Уций колит себе сразу четыре дозы стимуляторов, поднимается, и подхватив брата на плечи двигается назад. Он тяжело дышит, кровь стоиться по его лицу, тяжёлыми каплями падая в древнюю пыль под ногами. Он спотыкается, падает, их с братом окутывает мерцающее облако из кварцевой пыли. Юждина стискивает зубы, кажется, что они крошатся от давления и напряжения. Пыль оседает, и Рид ловит обречённый и молящий взгляд Уция, она переводит взгляд на Дария, он недвижим, но ещё дышит. уций подползает к брату кребко сжимая в кулаке взрыватель. Она не колеблется, она не может упустить шанс... Рид молниеносно вскидывает пистолет, точный выстрел, и раздаётся взрыв.. Все троя срываются с места и пересекая площадь бегут к основному зданию.




- Вот... Хасмеридзе жегрохам, унтираст рахмагар дистуд!
- Раньше ни когда не замечала, насколько красиво звучит батарианский мат.
- Ага… - отозвался Трай
- К вашему сведению, человеки, у батарианцев ругательства, а не мат. Мы чтим наших матерей, превыше всего!
- Зануда, ладно, Трай, что мы имеем, доложи статут.
- Ну мы внутри, живы, и ты снова оказалась права, следов патогенного излучения сканер не обнаружил.
- Ты пря недоволен, тем что мы не сдохли, а Трай?
- Захлопнись Нивер!

С входом в основное здание комплекса, проблем не возникло, старые, разрушенные вездесущей растительностью камни, быстро поддались грубой силе, и беспомощно обрушились во внутрь зала. Удушливый запах плесени с привкусом серы и металла ударил в лицо разорителям гробниц, сквозняком вырываясь на свободу. Темноту помещения разорвал люминесцентный свет сигнальных огней, раскрывая законсервированную на тысячелетия историю загадочного храма.
Они двигались осторожно, не спеша, изучая каждый метр неизведанного пространства. Из-под разрушенных временем барельефов, окутанных кружевом сетчатых грибов, проглядывали едва тронутые ржавчиной и налётом металлические части чего-то. Кое-где, время от времени, в трещинах и нишах, бледным неоновым светом, мелькали колонии фосфоритных грибов и фиолетового мха.
Архитектурное решение поражало своей невероятностью с одной стороны и простотой с другой, несмотря на то, что за тысячелетия на неё наложились слои азарийской и кхинской культур, уникальная чуждость ощущалась во всём, чего касался взгляд.
- Протеане?
- Не думаю, не их стиль, это… что-то иное, более древнее… и мне кажется, что мы воспринимает это не так как оно должно быть…
- В смысле?
- Мы видим, и осознаёт, на основе эмпирического опыта и понятийного мышления, которые в свою очередь привязаны к нашей культурной идентичности. Например, мы думаем это храмовый комплекс, здание, возможно в далёком прошлом космический порт, а на самом деле, это может быть чем-то совершенно иным… - Юджина ощущала себя маленькой девочкой в кондитерской на Аббидай стрит.
- Эмм… Я не понимаю…
- И не пытайся, это её работа понимать наша… наша говнище разгребать – Нивер ускорил шаг, освещая себе путь двумя омнитулами.
- Включи воображение, Трай, отбрось стереотипы. Это может быть станция по улавливанию и сбору особого вида энергии, о которой мы ещё не знаем, контейнером для выращивания или хранения, а возможно отслужившей своё запчастью корабля, или вообще… формой жизни в анабиозе…
- Ну ты загнула!
- Харе трепаться, надо работать, мы выбились из графика, «Эхо воспоминаний» будет ждать нас в точке высадки на юго-востоке сектора, тридцать километров, по непроходимым джунглям… - она тяжело вздохнула.
- Давай, Трай, запускай виртуальную сучку! – батарианец сально ухмыльнулся.
- А вот херушки... Тут что-то блокирует системы, так что потеребонькай так, как говорит доктор Рид, включи воображение.
- И как же мы найдем объект? – Рид вопросительно посмотрела на него, вскинув правую бровь.
- Ручками, как в старом добром двадцать первом веке. – Ответил Трай.
- Остряк! И что же вы оба встали? Чего ждёте? Вперёд! С песней и юношеским задором, время не резиновое. – Рид пихнула человека и активировав инструментрон, стала снимать данные и сканировать артефакты.
Около получаса, мелодичное эхо играло матерными выражениями, унося их вглубь тёмных коридоров. В конечном итоге массивная кварцевая плита в центре зала поддалась, открывая путь в скрытое в глубине помещение. Комната оказалась на удивление маленькой, по стенам стекала вязкая субстанция, а на полу раскинулся ковёр из разнообразных представителей грибного семейства. Стены, пол, и по всей видимости потолок камеры, были из голубоватого металла.
- Ну и кто полезет туда?
- Уж точно не я, и Трай, мне нужны образцы и грибов и субстанции, Лиз не просто бредила про открытие, думаю это особая форма жизни, скорее всего именно она, стала причиной вымирания гуманоидов.
- Нив, дай ему респиратор.
- Ну, понеслась.
Человека медленно спустили вниз.
- Держите меня на весу, тут та же хрень, что и в карстовой пещере, так, что придётся поработать огнемётом. Образцы взял, но только субстанции, прикасаться к грибам не малейшего желания. Вижу в верхнем углу восточной стены углубление с характерными прорезями, скорее всего для ключа. Поднимайте.
Рид, прошла к своему рюкзаку и разблокировав на внутреннем кармане код достала небольшой спиралевидный объект. Покрутив его немного в руках, она задумалась. Через сколько ей пришлось пройти за последние полгода, чтобы сейчас, оказаться здесь, и через сколько ещё придётся пройти, что бы завершить начатое. Неожиданно перед её главами возник образ Мак Кринни. Юджина поёжилась и повернулась к батарианцу и человеку.
- Давай Нив, жги. Трай, держи ключ, и осторожней.
Всё заняло буквально десять минут. Едкий дым с резким запахом серы, заполнил колонный зал, разъедая глаза. Как только он немного рассеялся, Трай спустился вниз.
- Ну что там? – Рид нервничала, отлично понимая, что должно произойти через пару минут, а может и секунд.




Путь до точки эвакуации, казался короче. Она старалась не думать о том что произошло, не вспоминать полный боли и ужаса взгляд Трая, его полный отчаянья вопль. Исход экспедиции был заранее предрешён, и единственное о чем она жалела, так это о потере докторе биологе. Даже в мыслях она старалась не упоминать её имени, на эту смерть, она не как не рассчитывала. С Нивером они работали уже девять месяцев и он показал себя отменным и беспринципным профи, грамотный жестокий и прагматичный батарианец мастерски организовывал и просчитывал всё, каждую мелочь. Иногда она часами смотрела не него, когда он спал, пытаясь понять ход его мыслей, нащупать слабое место, понять, что движет им и почему. Но эту тайну её до сих пор не удалось разгадать.




- Добро пожаловать на борт мисс Юджина, я заварил Ваш любимый Эрл Грей. - Мак Кринни вскинул магнум, и серебряная пуля, с готической гравировкой, точно прошла между верхних глаз батарианца.
- Как это понимать?
- Я пробил его контакты и отследил пару сообщений, его намерения были... как это... не совсем чистыми, мистер Нивер работал на наших конкурентов, ну как работал, взял у них заказ на Вас, около года назад, и информацию по крупным операциям, а затем всех ликвидировал. Сначала он решил... как у вас принято говорить... решил навариться на наших экспедициях, а затем, экспроприировать "Эхо воспоминаний" и устранить нас с Вами.
- Что бы я без тебя делала! - Женщина кинулась на шею дворецкому, словно ей опять было десять лет. Она крепко обняла его, и смачно чмокнула в щёку.
- У Вас двенадцать сообщений, мисс. Последнее от заказчика, он выслал координаты встречи. - Мужчина погладил её по голове, и немного отстранился.
- Как всегда банально, Иллиум или Омега?
- Иллиум, мисс Юждина.
- Ну, тогда, проложите курс, мистер Мак Крини, и налейте мне чашечку Эрл Грея.

Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Maur
15 20%
Offline
110
2015-11-01 в 15:25 # 16
День 6.
Совместно с Росой.

"Время быть сильным, да силу не тратить.
Время быть вольным, да волю терпеть..."

"Зимовье зверей"


- Таким образом мы сможем обеспечить безопасность отдалённых колоний и торговых путей, пролегающих через территории Терминуса и Траверса, защитить их от нападений обитающего там сброда, - советник саларианец говорил быстро, почти монотонно, изредка поглядывая в дальний угол совещательной комнаты, где с рассеянным видом сидел в кресле человек в старого образца офицерской форме сил Альянса. - Что вы на это скажете, коммандер? - по окончании своей долгой речи задал саларианец вопрос человеку.
Офицер поднялся и прошёлся по комнате, и по тому, насколько беззвучно он это сделал, не поморщив ни складочки на обивке кресла, не издав ни малейшего звука шагов, стало понятно, что это искуснейшая голограмма, внешне практически неотличимая от живого человека. Шепард не любил подобных мероприятий, присутствовал на них исключительно, когда его целенаправленно приглашали, либо когда у него появлялась информация, которую нельзя было не донести до ведения Совета Цитадели.
Совет продолжал носить это название, сложившееся и ставшее привычным за три тысячи лет, хотя по факту, разумеется, таковым уже не являлся последние два десятилетия. "За глаза" с ехидной злой шуткой его теперь часто называли "Совет при Цитадели", подчёркивая тем самым отношение к новой расстановке сил в галактике, хотя, на деле, Шепард всячески старался не вмешиваться в его дела. Единственными значимыми его решениями, касавшимися непосредственно Совета, были предоставление ему пространства для деятельности, а также для посольств и иных диппредставительств, и положительное мнение о включении в Совет кроганов и кварианцев.
- Действуйте, как считаете нужным, - наложил коммандер свою стандартную резолюцию и замер в позе “вольно”, полубоком развернувшись к советникам. - Если понадобится дополнителная военная сила, в крайнем случае, я придам вам свои корабли и наземные части. Столько, сколько понадобится. Но призываю использовать ресурсы с умом.
- Хорошо, коммандер, - с лёгким кивком ответил саларианец. - Теперь перейдём к вопросу относильно вступления в Совет гетов. Коммандер, вы уверены, что их можно расценивать как полноценную самостоятельную расу, достаточно самостоятельную, чтобы иметь в Совете своего собственного представителя?
- Да, уверен, - голос Шепарда стал суше. - Вы же считаете достаточно полноценным представителем меня. По моим рассчётам присутствие гетов в Совете ускорит и улучшит процессы интеграции народов галактики, ускорит процессы послевоенного восстановления и откроет новые перспективы развития. Потому по данному вопросу я вынужден настаивать. Это необходимо сделать. Для общего блага галактики. Прошу изивнить меня за резкость. Не так часто я на чём-то настаиваю.
На короткое время в комнате повисла тишина. Минуты, подобные этой, случались редко, всякий раз вызывая у советников едва ли не животный, сковывавший внутренности ужас.
- Как скажете, коммандер, - заплетающимся языком ответил саларианец. - В таком случае, полагаю, совещание можно считать законченным? Других вопросов на повестке не осталось.
Шепард посмотрел на советников, отмечая реакцию каждого из них на свои слова. В лице азари тенью сквозили черты загнанного зверя. Саларианец и кварианец молча смотрели словно вникуда, и понять, о чём они сейчас думали, было сложно. Турианец глядел на Шепарда насупившись и на птичий манер склонив голову на бок. Взгляд крогана был тяжёл и мрачен.
Но коммандера больше тревожило другое: безразличие. Своё безразличие к их реакции. Изменений не было. Он лишь “помнил”, какой должна была быть его эмоциональная реакция. Помнил, благодаря тонкой ниточке, созданной им чуть более года назад - единственной его связи с миром тех, кого двадцать лет назад он обязался хранить.

*****
Запись № 6541367. 12:15 по времени Цитадели. Заметка: Свеннсон слишком много курит. Импульсивность Ханну’Феллы на том же уровне, что и раньше. Статус опергруппы: отношения дружеские, максимальная эффективность работы в отделе - 91%. Статистика: 28 раскрытых преступлений (крупных), 137 задержаний, 6 рейдов, 2 дела в разработке, 573 выговора со стороны начальства. Заметка со стороны начальства: *Законы Цитадели запрещают использование нецензурной лексики в рапорте*. Не смотря на это, эффективность группы выше всяких ожиданий. И, чтоб я сдох, коммандер, вы приняли правильное решение.

Курилка особотяжа.

- Почему ты не пошел с ним? - датапад показывал фигуры высшего пилотажа в руках Мими. - Все таки вы вместе решили заняться этим.
- Он - командир, - Арт затянулся сигаретой - выдохнул, - когда я направился в кабинет Наркуса, он остановил меня и в ответ на мои возражения еле слышно пробормотал: “Вот доживешь до моих лет…”.
- В смысле? - кварианка в который уже раз убрала непослушный локон за ухо. - Ты уверен? Он едва ли старше нас с тобой.
- Ты сама знаешь, я - ищейка, - парень выбросил сигарету в утилизатор, - я не могу быть не уверен в собственом теле. И вообще я не думаю что стоит заморачиваться - он все нам сам расскажет, когда придет время.

*****

- С’аар!!! - громоподобный голос турианца заставил закопаться котенка поглубже в китель лейтенанта. - Что б***ть за самовольство?! Это мой отдел, а ты мой подчиненный! Так какого хрена об операции я узнаю последним?!
- Тэна…
- Для тебя лейтенант-коммандер Наркус, щенок! - жвала турианца в бешенстве поднимались и опускались. - Мне плевать, кто ты, но пока я твой начальник, не смей меня на службе называть по имени!
Глаза Тэны пылали праведным огнем, но, очевидно вспомнив о том, кем он является летком глубоко вздохнул, приводя себя в порядок. “Он нисколько не изменился”, - подумал Эл. - “Черезчур вспыльчив, но умен и рассудителен, тем более ничуть не колеблется при принятии решения - только за одно это его стоит уважать”. Спина турианца выпрямилась, а глаза вернули присущую его положению холодность.
- Через час жду рапорт по всей форме от тебя и Свенсонна на моем столе, - на омни Наркуса пришло сообщение и тот повернувшись спиной бросил через плечо. - Свободен.
- Тэна такой Тэна, - пробормотал Эл выйдя из кабинета и улыбнулся миловидной секретарше-турианке. - Привет, Ками.
- Опять Наркус тебя в разнос пустил, - Камина покачала головой. - Я удивляюсь как тебя еще не выперли из отдела.
- Секрет фирмы, господин секретарь, - ехидно ухмылнулся лейтенант.
- Ну-ну. Кстати, тебя дознаватели искали - похоже, нашли что-то интересное у твоего приятеля.
- Спасибо, Ками.
Спустя десять минут Эл держал в своих руках какую-то непонятную штуковину, похожую на хромированный банан. Она была легкой и слегка вибрировала. Какая-то новая технология, предназначенная чорт знает для чего.
- Похоже, для Рыжика появилась работа.

Корпус артефакторов находился в пяти минутах от особо тяжкого, но написание рапорта задержало Эла на целый час. Наконец, добравшись до него, он, было, отправился в логово Ведьмы, но Торэл, сновавший туда-сюда по отделу, отправил его в допросную.
- Хм... Не только у меня сегодня было веселенькое утро, - лейтенант дошел до двери допросной и заглянул внутрь.
- Охайо, Рыжик, - бросил Элайя, рассматривая добродушного на первый взгляд дядьку, - я к тебе с подарками.
TRICK OR THREAT
Роса
118 0%
Offline
2228
2015-11-04 в 22:34 # 17
Совместно с Fox666, Maur


День 6


Добродушное «Рыжик» из-за спины заставило Ольгу съежиться. Она прекрасно знала, какую репутацию имеет среди коллег, и что за глаза её коротко называли «Ведьма». И это, с одной стороны, несколько печалило, ибо ведьм издревле старались обходить стороной и редко понимали, а с другой – немного льстило, бросая вызов сознанию соответствовать столь нескромному «званию». Но такие «милые подколы» - рыжики, птички, зеленоглазки – проходились по нервам острой бритвой. Уводя ошарашенный взгляд от Генри, Ольга, стараясь удержать внешнее спокойствие, быстро встала из-за стола. Обернувшись ко выходу, она почувствовала, как лицо начинает гореть. То ли от стыда перед Уэйфаром – ведь его это обязательно позабавит, - то ли от злобы на Эла – ведь её реакции на подобные колкости всегда веселили коллегу.
"Это ещё что за явление?" - первое, о чём подумал Генри, когда парень переступил порог комнаты, и угрюмо-оценивающе окинул его взглядом. Похоже, судя, по реакции допрашивавшей его лейтенанта, дальнейшая беседа откладывалась на время. Странник слегка расслабился, внутренне радуясь этой передышке, дававшей возможность пересобрать мысли и дальнейшую тактику поведения заново. Вытянув под столом вперёд уже начавшие затекать ноги, он с лёгким интересом принялся наблюдать за разговором двух офицеров Стражи.

- Что-то срочное? – на выдохе произнесла Ольга, сверля Эла недобрым взглядом.
- А разве я мог прийти по другому поводу? - парень заговорщически улыбнулся. - Обещаю, этот подарок тебе понравится.
“Вот так всегда: хочешь людей порадовать, а они - ни слова благодарности, - Эл достал “банан”. - Но, ей Богу, я не могу удержаться, когда вижу Рыжик такой.”
Ольга осмотрела «подарок». Злоба и стыд быстро ушли на второй план, уступив место интересу. Черная металлическая вещица приковала внимание лейтенанта. Но разглядывать подобные находки часами было бессмысленно.
- Откуда это? – Чеглокова спокойно спросила, сменив гнев во взгляде на милость.
- От старого знакомого, так сказать, - Бурбон, отсыпавшийся после взбучки Наркуса, ожил и выглянул из кителя. - Скользкий тип, но везучий: порой ему попадаются неплохие экземпляры.
- Вполне возможно, что это коммуникатор. Подозреваю, что он даже рабочий, раз попал к нам. Люди всё больше и больше учатся разбираться в «древностях».
Покрутив в пальцах находку, Ольга попыталась прикинуть, как она включается. Но, поняв, что это дело стоит доверить специалисту – какому-нибудь «ботанику» из отдела «ботаников», которые сутками корпеют над конфискованными артефактами, Чеглокова заметила смышленую рожицу зверька, высунувшегося из-за пазухи. Животное посмотрело вскользь, мимо Ольги в сторону Генри, и та поняла, что с походом к экспертам можно было не торопиться.
- Как думаете, мистер Уэйфар, верно ли моё предположение? – лейтенант положила коммуникатор на стол, призывая задержанного блеснуть своим талантом ценителя протеанских артефактов.
Странник едва сдержал готовое сорваться с языка: "Хрена себе!" - когда увидел в руках паренька-Стража вещицу, за которую, окажись она в рабочем состоянии, многие "любители и профессиналы" были готовы отдать несколько лет жизни.
В ответ на слова Ольги он сделал попытку улыбнуться, но улыбка вышла "кислой".
- Вы позволите? - протянул он скованные наручниками руки вперёд.

Генри был не самым приятным в мире человеком, но, точно, не самым глупым. Тем более, на него и в этот раз ничего компрометирующего не нашлось. Поэтому Ольга, недолго думая, деактивировала наручники, и показательно пододвинула коммуникатор к Уэйфару, ожидая его оценки и, по возможности, частицы благодарности за оказанное доверие в качестве аванса за вопрос, поставленный до появления Эла.
“Вот так просто?..” - Генри бросил в сторону Чеглоковой быстрый короткий взгляд. - С чего бы?..” Он растёр запястья, взял коммуникатор в руки, внимательно осмотрел. Взгляд Странника стал немного рассеянным.
- Прекрасный экземпляр заката протеанской эпохи, - Генри разве что языком не прищёлкнул. - Коммуникатор. Портативный, работавший на тёмной энергии. Перед тем, как сыграть в ящик, протеане активно развивали технологии, основанные на жнецовских. Такой шмоткой можно было связаться с любой точкой галактики, почти мгновенно. Модель экспериментальная. Протеане не успели их доделать. И она... - пальцы Странника скользнули по выщерблинам прибора, с силой нажали на одну из них, - работает.
Концы коммуникатора разошлись ещё в стороны на пару сантиметров, он завибрировал, зашипел. Генри сжал пальцами коммуникатор ровно посередине, потянул в стороны - над чёрно-стальной поверхностью всплыл грязно-зелёный голографический экран, мутный и сильно рябящий и потрескивающий. По экрану побежали строчки, почти непригодные из-за сильных помех для прочтения.
Уэйфар расплылся в улыбке - открытой и восхищённой.

Чеглокова, с такой же довольной улыбкой во взгляде, забрала коммуникатор.
- Вот видишь, С’аар. Я была права. Мне понадобятся все материалы по этой приблуде. Кто, где и когда. Вещь не из дешевых. Поэтому с ней так или иначе связаны крупные заказчики.
Генри нехотя отдал вещь, сел обратно на стул, возвращаясь к своему прежнему угрюмо-молчаливому состоянию. Но в глубине души прежней безысходности уже не было, словно артефакт навёл его на мысль, как выкручиваться из складывавшейся ситуации.
- Для тебя все что угодно, Рыжик, - Эл наигранно поклонился. - Не за просто так, конечно. - “Хоть я пока и не представляю в чем будет заключаться это “не просто так…” - Все материалы я перешлю тебе на омни, а теперь уже нашего общего знакомого ты можешь хоть сейчас забрать из СИЗО моего отдела.
- Не за просто так, - кивнула Ольга, - Фолгар направил в ваш отдел кое-каких интересных личностей.
Посмотрев на приунывшего Генри, Чеглокова отметила:
- Насчет вас, мистер Уэйфар… Нарушение есть нарушение. Вами займется надзорный отдел, пусть вы и не сделали ничего плохого. Тем более, пока Сьёнберг под следствием, возможно, нам придется с вами встретиться и не раз.
Странник ещё раз взвесил все "за" и "против". То, что Инге со своей бандой попала в дерьмище, его расстраивало мало. Он не знал, какие именно грехи ей собирались припомнить, но их у Сьёнберг было много. Скорее всего, о большей части наиболее "интересных" не знала даже Стража. С другой стороны, похоже, теперь их выпустят примерно в одно время. Что будет потом, Генри представлял себе весьма живо, и получавшаяся картинка перспективы его не радовала совершенно. Было ли это поводом рассказать следователю пару подробностей и усложнить жизнь Инге ещё больше?..
Сдавать кого бы то ни было Уэйфар не любил. Вне зависимости от личных симпатий и антипатий. Считал это мерой совершенно крайней. Потянув за одну ниточку служба типа ГС, могла раскопать такие зловонные недра, какие были способны затянуть в себя кого угодно, кто хоть раз к ним прикоснулся.
Что-то внутри клокотало всё сильнее, подталкивая принять уже хоть какое-то решение, которое могло бы привести к дальнейшему движению - куда угодно, но движению. Странник ненавидел сидеть сиднем на одном месте, вёл неторопливую кочевую жизнь, нигде не задерживаясь подолгу. Стоило ли это того, чтобы сдавать Сьёнберг? Нутро мрачно и неохотно подсказывало, что да. И противиться туманному советчику, обитавшему в глубине души, становилось всё тяжелее.

- Лейтенант, подожди, - споро бросил Уэйфар, - я хочу сделать заявление сейчас.
“Так-так, - парень мысленно потер руки, - похоже сейчас начнется самое интересное.”
Машинально погладив забравшееся на плечо существо, Эл стал наблюдать за происходящим. У такого невзрачного на вид фрукта в лице, как его там… Генри, оказалась довольно таки “сладкая начинка”. Кто бы мог предположить, что он так хорошо разбирается в протеанских устройствах - навряд ли бы даже самый башковитые ботаники из НИЦЦ смогли так быстро разобраться с этим “бананом”.
Ведьменское чутье сработало, поселив ликование где-то в глубине сердца, оставив празднование маленькой победы на потом.
- Думаю, мне не стоит упоминать о всех гарантиях защиты со стороны Стражи, стоит вам оказать содействие следствию.
Лейтенант вернулась на своё место, подав Элу знак, чтобы тот закрыл дверь. Вновь сев напротив Странника, Чеглокова активировала режим записи на датападе.
- Начитайте, мистер Уэйфар.
- Скажите, вы получили около месяца назад анонимную посылку с протеанским "дыроколом"? Это тот же период, что и коммуникатор, скорее всего клон аналогичного устройства из более старшего цикла. Я могу закурить? - получив утвердительный кивок, Странник продолжил: - Инге вышла на меня, чтобы я рассказал ей про шмотку, которую незадолго до этого нашли в каком-то древнем могильнике. Когда я посмотрел, у меня аж руки затряслись. Не каждый день видишь устройство, с помощью которого протеане планировали скакать из системы в систему быстрее света и без ретрансляторов. Которое они скопировали с чего-то сильно древнее их. Покупатель нашёлся быстро. Бабла предложил столько - мне показалось Инге кончила прямо там на месте, пообещала отстегнуть хороший процент "за консультацию". Что-то мне не понравилось в том покупателе. Краем уха я слышал, что он не простой помешанный на древностях мешок с деньгами, а представитель какой-то очень крупной человеческой кампании. И мы собирались загнать ей вполне себе работавший аппарат. Там только питалова не хватало: батарея сдохла за полсотни тысяч лет. Одним словом, не понравилась мне идея. Особенно когда эта дрянь чуть не рванула, когда мы пробовали её запустить. Не знаю, как я смог её дезактивировать. Слушать меня никто не стал. Ещё бы, за такие деньги... Тогда я стащил у Сьён "дырокол" и отправил вам. Она сильно на меня обиделась. Остальное, думаю, объяснять не стоит.
- Как называлась кампания? – Ольга оторвала взгляд от бегущей по экрану датапада строки записи и ожидающе посмотрела в глаза Странника.
- Не знаю, - Генри стряхнул пепел с сигареты. - Правда не знаю. Переговоры вела Сьён, я только консультировал. Но не уверен, что она в курсе. Она говорила с частником. Была удивлена, что за ним есть кто-то ещё. Подумывала, а не задрать ли цену. О его тылах я узнал из своих источников.

Эл не смог сдержать зевок. Разборки, сделки и прочее бюрократическое дерьмо. Все это, конечно же было о-о-о-очень важно, но это не то ради чего С’аар подался в Стражи. Вот если бы кто-то смог воспользоваться этим устройством, тогда работа была бы за отделом Наркуса. Впрочем не следовало выпускать из виду тот факт, что Генри не единственный специалист в галактике и стоило бы подстраховаться и расспросить Рыжую об этом “дыроколе”.
Тяжело выдохнув, Ольга обернулась к Элу и многозначно отметила:
- Думаю, ты теперь знаешь, о чем стоит говорить с Инге. Неново то, что какая-то банда отморозков старается спихнуть ценные древности тайным поклонникам протеан. Если удастся узнать, где именно они взяли «дырокол», возможно, мы сможем выяснить, кем был этот крупный покупатель. Особо изощренные коллекционеры не действуют в лоб, напрямую нанимая профессиональных охотников за артефактами. Самый лучший ход – тайно слить информацию бесшабашным наёмникам, которые всё сделают исподволь, считая, что они крутые парни, а потом «неожиданно» находится большой покупатель на этот товар и сам предлагает взаимовыгодную сделку. Как говорится – и волки сыты, и овцы целы. Что насчет… источника, - Чеглокова снисходительно глянула на Генри, - скажем, что её отпечатки пальцев оказались в нашей базе данных. И обнаружили мы их на древнем «дыроколе». А «дырокол»… Нашли на месте преступления, - пожав плечами, Ольга раскрыла ладони в воздухе, изобразив безвинность. - Не зря же её в особо тяжкий отправили. Обстоятельства ей знать не обязательно, но заставить вспомнить пару моментов из прошлого надо. Возможно, в это она не поверит. Но замешательства хватит, чтобы направить разговор в нужное русло.
Стоило Чеглоковой замолчать, как в комнате воцарилась напряженная тишина. Лейтенант понимала, что Уэйфар ждет приговора, а Эл, по всей вероятности, оценивает перспективу допроса Сьёнберг и то, зачем ему, вообще, влезать в ход следствия отдела контроля артефактов. Ольга склонила голову над датападом, и, делая в нём последние отметки, спокойным голосом продолжила:
- Я направлю отчет в надзорный отдел. Надеюсь, старый друг получил всю необходимую помощь и больше не нуждается в вашем личном присутствии, мистер Уэйфар. А вот Страже, возможно, вы еще понадобитесь. Думаю, повышение уровня отслеживания ваших перемещений никак не повлияет на наше… сотрудничество.
- О чём это вы? - подозрительно нахмурился Странник. - Что ещё за отслеживание и сотрудничество?
- Не могу же я вас отпустить с нарушением подписки о невыезде. А арестовать за то, что вы разбираетесь в протеанских технологиях, увы, не получится. Поэтому, если у Стражи, в частности у меня, появятся вопросы по вашим показаниям, я буду знать в каком баре известного космоса вас искать. Вот и всё.
Ольге больше ничего не оставалось, как завершить допрос. В этот раз преимущество было на её стороне. Мысленно отметив равный счёт, она попрощалась с задержанным и направилась к выходу, следом за Элом, оставляя Генри в одиноком ожидании появления кого-нибудь из младшего звена Стражи, кто займется документальным оформлением его освобождения.
Выйдя из кабинета Эл было направился в сторону выхода, но взгляд Рыжика дал понять, что не стоит спешить с возвращением в свой отдел. Поняв, что его филейная часть таки нашла себе приключения, он “безропотно” отправился за Ольгой в ее кабинет.
- Слушай, Чеглокова, - тон лейтенанта посерьезнел, - шутки шутками, но какого лешего я должен лезть в это дело? Что вообще такое этот “дырокол” и, - в следующий момент зловещая, если не сказать кровожадная улыбка появилась на лице Эла, - насколько опасной она может оказаться, если попадет не в те руки?
silicium
11 0%
Offline
27
2015-11-21 в 22:01 # 18
День 4
Музыка: Therion - Adulruna Rediviva

Стены просторного кабинета отражали всполохи синего двойного сверхгиганта, проникавшие внутрь через огромное окно, замещавшее одну из стен. За столом спиной к стене-окну сидел человек. На мониторе был открыт его основной рабочий инструмент, почтовая программа, в которой среди тысяч писем он открыл одно-единственное, чрезвычайно важное для него. Правда, сейчас его интересовал не сам отчет, присланный электронным письмом, а фотография, прилагающаяся к нему. Этот человек, не был большим фанатом древней истории, но то, что он видел перед собой, его действительно завораживало. На древней фреске - а по отчетам радиологической экспертизы ей насчитывалось не менее 100 тысяч лет - была изображена сцена странного боя. Основных двух участников этого боя, перепутать с кем-либо было невозможно: чёрные, кальмарообразные существа узнал бы каждый, кто хоть раз в жизни их видел. Но человека завораживали не они, и даже не тот факт, что один из них атаковал другого, а то, что в углу этой фрески располагалась фигура гуманоида, стоявшего за пультом какого-то прибора, из направленной, явно параболической антенны которого вырывался синий поток в сторону атакующего Жнеца.
Человек развернулся в кресле и стал задумчиво смотреть на медленно поворачивавшуюся махину контактного двойного сверхгиганта. Хотя одет он был по-деловому, но, судя по его расслабленному состоянию, находился скорее в домашней обстановке, чем на работе: белая рубашка с расстегнутой верхней пуговицей и брюки. Рубашка сильно контрастировала с его смуглой кожей. Он тяжело поднялся с кресла и стал прохаживаться по кабинету. Врачи настоятельно рекомендовали делать так, потому что его вес, особенно в его возрасте, который недавно перевалил за 70, не сулил ничего хорошего.

Но думал он не об этом, а о сцене на фреске. Видимо кто-то, а точнее, по археологическим данным, ещё инусаннон, все таки думал в том-же направлении, что и они, то есть о том, как можно подчинить такую близкую к совершенству машину убийства, как Жнеца. И мысли его шли дальше: если Гроссмюллер прав, Жнецы, Цитадель, Стражи и Шепард используют одинаковые способы коммуникации. Соответственно, сообщения и команды им отправляются одним способом. Если в этом способе разобраться, думал он, до конца, то можно не только захватить одного отдельно взятого Жнеца, но и сделать то же, что сделал Шепард в своё время с помощью Горна. Скорее всего, Горн является развитием этой технологии. И не даром Шепард как только разобрался с контролем, утащил Горн в неизвестном направлении. Очевидно, его можно использовать снова. Но на этот раз у руля нужно ставить не космополита Шепарда, который, как лишился тела, сразу забыл, что оно было человеческим. Нужен человек, который бы с помощью технологий, а, самое главное, новым уровнем понимания сути процессов нашего мира, смог бы вывести человечество на позиции, которое оно заслужило по праву. Вообще, интересная ситуация получается: ведь позади осталось около 40 000 циклов, безуспешных попыткой победить Жнецов, но именно человек - человек (!) - смог их остановить окончательно. Человечество, которое всего 230 лет как вышло в космос, смогло сделать то, что не смогли сделать 40 000 предыдущих цивилизаций, что не смогли сделать высокомерные азари-дипломаты и солдафонские турианцы, а ведь их цивилизации насчитывают уже тысячи лет в космосе. Не это ли доказательство, что человечество - самая сильная, самая совершенная раса существовавшая когда-либо в этой галактике?
Получив такие знания, можно избавиться от болезней, смерти, стать если не богами, то хотя бы полу-богами.

Он быстро вернулся в кресло, нажал на кнопку “ответить” и написал короткое письмо: “Ваш отчет чрезвычайно интересен. Завершайте работы и возвращайтесь, я позабочусь о материальном поощрении.”
Потом он нажал на кнопку “Создать новое событие”, добавил в число приглашенных Призрака, а в тему - “обсудить важную находку”, и нажал на кнопку “отправить”.
Закончив, он посмотрел на свой перстень, на котором была изображена шестиконечная звезда обрамляющая золотым ободком высеченную на камне-змеевике змею, кусающую себя за хвост. Человек опять развернулся к звезде и стал разглядывать перстень и думать.
“Уроборос”, “Уроборос”... Группа заклятых друзей... Как же вы не понимаете, что вам отсюда ничего не унести: ни власть, ни знания, ни деньги, ни уважение? Ну и что? Какая разница вам, что вас поблагодарят потомки: мы-то не увидим результатов своей, великой, работы. А как все начиналось...”

***


Девятнадцать лет назад...

За огромными - от пола до потолка - иллюминаторами открывался панорамный вид на прекрасную голубую планету. Голубую? Часть её поверхности была сожжена. Города лежали в руинах. Ночами вместо причудливой сети огней с орбиты едва можно было разглядеть жалкие обрывки некогда чудесной кружевной салфетки. На Земле шёл первый год после окончания Войны со Жнецами...
За столом сидело шестеро: трое мужчин-европейцев возрастом от сорока-пятидесяти лет, явный семит, чьи года угадать было сложно, высокий красивый араб - наверное, самый молодой из здесь собравшихся, - и единственная женщина, тоже европейка. Женщина говорила, пожалуй, больше и чаще остальных. Суховатая, с короткими аккуратно уложенными светлыми волосами и серыми глазами, невысокого роста и тонкими аристократическими пальцами она была одета по-деловому строго: застёгнутая "под шейку" белоснежная блузка, тёмный изящный пиджак, офисная юбка до колен, классического вида туфли на невысоком устойчивом каблуке.
Именно она являлась инициатором этой встречи - встречи лучших, в представлении многих, представителей человечества. Эльза Аддерли уже порядка двадцати лет занимала должность декана факультета политологии в Гарварде и была известна как сильный эксперт-аналитик, с которым порой приходилось считаться даже лидерам национальных правительств. И именно ей "интеллектуальная элита" человечества, зная про её дар убеждения, благодаря чему она не могла, пожалуй, договориться разве что с хаском, да и то по причине отсутствия у последнего разума, доверила миссию объединить наиболее влиятельных людей на Земле.
Джасир Бакри - молодой араб - был главой транснациональной кампании и являл собой представителя "элиты сферы бизнеса".

А вот четверо других были менее прозаическими личностями... Как на них вышла Эльза, знала, наверное, только она одна. Прямо напротив неё сидел немного полноватый, уже лысеющий мужчина, на массивном перстне которого красовалась гравировка глаза, помещённого над усечённой пирамидой, и внимательнейшим образом слушал Аддерли. Браена Адера - главу масонской ложи - её письмо нашло на личной станции на орбите Земли, и он был крайне удивлён полученному приглашению.
Рядом с ним расположился Дэниэл Эдар, выглядевший старше всех, с семитской внешностью, и механически перебирал пальцами звезду-шестигранник, поверхность которой была испещрена каббалистическими знаками.
Чуть поодаль сидел Карл Штайнер, лидер более юной ветви тайных обществ, чей символ - крест с цветущей на нём розой - красовался брошью у него на галстуке.
И особняком восседал глава, пожалуй, самой таинственной организации - наследницы немногих уцелевших после бойни во времена Филиппа Красивого храмовников. На первый взгляд отличительных знаков на Ричарде Клере не было. Но лишь на первый взгляд. Под одеждой на крепкой стальной цепочке висел кругляшок размером с ладонь с тиснённым на нём равно конечным крестом. От цепкого пронзительного взгляда мужчины становилось не по себе даже Эльзе, привыкшей разговаривать с людьми, и не только, любых рангов, любого положения в обществе. Но выдержать взгляд гроссмейстера древнего ордена не могла.

- Мисс Аддерли, - спросил он, когда женщина закончила говорить, - вы хорошо подумали, прежде чем решиться собрать здесь всех нас? Вы настолько уверены, что стоит вот так, одним махом, разрушать сложившиеся за века устои? Создание новой организации, да ещё оговоренного вами масштаба - дело крайне непростое.
- Я уверена, - Аддерли запнулась, - что если мы не объединимся, то потеряем последнее, что удалось сохранить в войне, менее чем за сто лет. От тех, кто был способен отстаивать интересы человечества на галактической арене почти ничего не осталось. А тот, кто мог бы всё изменить, предал породившую его расу, стартовав процесс всеобщей интеграции. Если мы хотим изменить ситуацию, надо действовать сейчас, не рассусоливая и не растягивая слияние на годы, которых у нас нет.
- Я почти готов с вами согласиться, мисс Аддерли, - подал голос Джасир Бакри, - но вы так и не объяснили, каким образом будет осуществляться управление новой организацией.
- Совет, - коротко ответила Эльза. - Совет, состоящий из шести равных между собой голосом лидеров. Тех, кто сейчас находится здесь.
В комнате установилась тишина.
- Совет Шести… - проговорил, словно смакуя каждую букву Дэниэл Эдар, не переставая теребить звезду-подвеску. - Вы замахиваетесь на области, в которых мало что смыслите.
- Каждый из нас сведущ в своей области, - парировала женщина. - Именно поэтому эффективность организации будет колоссальной.
Обсуждение тогда продолжалось долго - несколько часов. И результатом его стало взаимное согласие собравшихся учредить новую организацию, дав ей знаковое имя “Уроборос”, как символу вечного возрождения. Места в Совете поделили просто - рандомным решением компьютера. Первым стала Эльза Аддерли. Вторым - Джасир Бакри. Третьим - Браен Адер. Четвёртым - Ричард Клер. Пятым - Карл Штайнер. Шестым - Дэниэл Эдар.

Почти все вопросы собрания были уже решены, когда дверь в комнату открылась и вошёл ещё один человек - лет тридцати пяти, ростом чуть выше среднего, средней комплекции, светловолосый, с правильными, скорее приятными чертами лица, голубоглазый.
- Так-так, кажется, я всё же не опоздал, - бодрым тоном начал он. - И это хорошо: мне было бы крайне досадно пропустить столь знаковое мероприятие. Приветствую всех, здесь собравшихся!
- Как вы сюда попали, мистер Донован? - металлическим голосом спросила Аддерли, кусая губы. Вот уж кого-кого, а Джека Донована - главу крупнейшего человеческого информационного холдинга - она явно не желала здесь видеть.
- Я счёл невозможным для себя не почтить своим участием, возможно, самое знаковое событие в постцикловой истории человечества, - расплываясь в улыбке, картинно развёл руками Донован.
- Как вы узнали о сборе? - не удостаивая взглядом собеседника, спросил Адер.
- Ну, это же элементарно… - Донован вынул из внутреннего кармана пиджака похожее на старинную авторучку устройство и кинул его на пол.
Устройство “отползло” на середину комнаты и развернуло над собой огромную трёхмерную схему контактов.
- Анализируя адреса переписки между “влиятельными мира сего” за последние три месяца, я заметил странное повышение активности общения между главами наиболее крупных человеческих концернов, политических группировок, и руководителями тайных обществ. Сопоставив, кто с кем ведёт наиболее активную переписку, я понял, что речь, вероятнее всего, идёт о каком-то новом договоре. А резкое окончание переписки - о принятии решения встретиться лично. Ну, и осталось лишь отследить дальнейшие пути вашего, дамы и господа, перемещения. Всё просто.
- И вы решили явиться без приглашения… - подытожил Клер.
- Гроссмейстер, - Донован попытался придать своему лицу сокрушённое выражение. - Я бы ни за что не решился бы на такое… не будь у меня того, что нужно всем вам и что я готов предоставить в ваше распоряжение.

- И что же это? - спросил Штайнер.
- Видели, в чём дело... Думаю, ни для кого из вас не секрет, что мы живём в такое время, когда владение информацией решает всё. И Шепард, вместе со всей этой жнецовской войной, доказал, что это так. Мы победили Жнецов не грубой силой железа и плазменных пушек, а тонкой силой научно-инженерных знаний и верными политическими решениями. Жаль, конечно, что всё это было в дальнейшем столь бездарно про… прошу прощения, мисс Аддерли… утрачено. Но об этом чуть позже… Так вот, все вы обладаете достаточно большим набором знаний и, что гораздо важнее, владеете методологией. Я со своей стороны готов вам предложить огромное количество фактов и средств обработки информации. А это немало, очень немало. По суммарной вычислительной мощности на данный момент во всей галактике существует только три конторы, способные сравниться с моей и одна, значительно превосходящая нас всех вместе взятых. Три - это турианские, азарийские и саларианские государственные спецслужбы, а четвёртая… Полагаю, все понимают, о чём, вернее, о ком я говорю… Доказательство тому - я сейчас стою здесь, перед вами, дамы и господа, хотя даже намёка на приглашение не получал.
- Но вы, естественно, что-то захотите взамен, - сказал Эдар.
- Конечно, да. Разве я похож на представителя благотворительного общества?
“Ты похож на дерзкого выскочку-наглеца!” - чуть было не выдала Аддерли, но сдержалась и проговорила иное:
- Конкретнее?
- Равноправный с вашим доступ к знаниям, которые организация получит в ходе своего существования. Иными словами, за свой значительный вклад в развитие объединённой организации я хочу место в Совете Семи и скромно согласен стать в нём этим самым Седьмым.
- Как всё интересно складывается... - пробормотал себе под нос Эдар, увидев, как истинный каббалист, в происходящем сейчас, “знак судьбы”.
Донован, между тем, проследовал к свободному креслу за столом, сел и выжидательно сложил кончики пальцев.
По итогам собрания был создан “Уроборос”, возглавляемый Советом Семи...

***


В кабинете Призрака находилось двое: сам Призрак, на своем рабочем месте, и тот самый человек. Призрак рассматривал ту же фотографию, что и человек до этого, но в отличие от него вместо воодушевления на его лице было выражения скепсиса.
- Дэниэл, - сказал Призрак, - а ты уверен что это не подделка? Ну уж больно оно вовремя и на руку нам.
- Джек, - ответил собеседник, - ну, кому нужно такое?
- Ты же понимаешь - могло утечь, что нам нужно и что мы не скупимся на подобные вещи. Это известно всем заинтересованным лицам.
- Знаешь, я этим людям доверяю.
- Может, её Гроссмюллеру показать?
Собеседник Призрака покопался в инструметоне.
- Да, зачем его отвлекать? Лучше глянь ещё на это - я на почту тебе скинул.
Призрак посмотрел на экран, и его взгляд остановился на пару секунд. Потом он несколько раз моргнул и с отсутствующим взглядом посмотрел на Дэниэла.
- Ну, раз так, тогда я тебе верю, - сменил тон Призрак. - Знаешь, кого отправить?
- Да, у меня есть одна кандидатура. Ребятам Гроссмюллера не надо беспокоиться - они получат всё в наилучшем виде.
- Хорошо, тогда займись этим сам.
- О`кей, Джек.
- Можешь идти, - несколько рассеяно ответил Призрак.
Дэниэл Эдар шел к своему кабинету и думал, можно ли поручать столь важное дело такой противоречивой неоднозначной фигуре. “С одной стороны, она как бы наша, - рассуждал он, - с другой - она ради денег готова на всё. И главное, чтобы наших денег там было больше, чем денег других. Надеюсь, чутьё меня не подведет. Что-то мне подсказывает, здесь будет намного больше, чем кажется. Вопрос чего?”
Мобильная платформа 0xff12ec14
Ilostana
100 0%
Offline
1048
2015-11-23 в 16:30 # 19
Совместно с Andreyka

День 3. Звонок.
Зарядил отвратный дождь - теперь настроение стало еще хуже. Почти такое же тягуче-ядовитое как туман с болот.
- Почему ты думаешь, что это воспримется не как обычная утка? - Макс подтянул воротник едва ли не к самым ушам, ежась от задувавшего через распахнутую дверь холодного ветра.
- А почему не как пра-правда? - Лу присела на край здоровенной бочки; хотела было, щелкнув пальцами, создать маленького биотического пони, но вовремя вспомнила о головной боли брата.
- Потому что таких статеек уже было тысяч сто, не меньше, - он раздраженно сощурился и закусил губу - такой знакомый с детства жест, всегда сопровождающийся качанием на носках.
Макс хмурился, Лу молчала, а дождь барабанил по жестянке крыши.
- Я с-связалась с этим пар-парнем, - тихо призналась Лу чуть погодя.
Макс обернулся. Не резко, нет. Медленно и важно, явно желая задушить свою сестру прямо тут, в старом флигеле голыми руками. Желательно, не спеша и с расстановкой.
- Шутишь? - буква “ш” у него забавно растянулась, став вдруг похожей на шипение змеи. Лу промолчала. - Зачем?
Она приподнялась с края бочки и подвигала пальцами в резиновых сапогах. Почему-то разъяренный Макс вызывал нечто вроде умиления. Наверное, только потому лишь, что Лу до конца своих дней будет считать его младшим братиком. Хоть и младше он всего-то на пару минут.
- Мне над-доело, что мы до с-сих пор не имеем с-слова в Братс-стве, - она надавила на самое больное - знала, что Макс едва держит себя в руках, когда речь заходит об Уроборосе.
- И как?... - он поджал губы и замолчал, явно чтобы не брякнуть какую-нибудь гадость.
- Чет-твертый нам и пикнуть не дас-ст, пока мы ник-никто…
- Я не никто! - рявкнул Макси резко и уже спокойнее добавил: - Мы не никто…
Лу согласно кивнула, как-то испуганно вцепилась пальцами в край бочки и притихла. Макс очень злился - она чувствовала это: ярость била по мозгам, пульсировала, как гнойник в самом сосредоточии его страстей.
- Что ты ему написала? - спросил он наконец, когда молчание стало душить сильнее глупых обид.

***

Красные лучи солнца скрывались за горизонтом, сверкая напоследок курящему на балконе Филу. Прошёл всего лишь день, а почта уже была забита битком письмами от разношёрстых читателей, и ни одно из них не привлекло должного внимания, кроме одного…

Уважаемый мистер Питкэрн!
Остаюсь под впечатлением от изданного Вами блога, особенно его последней новости о чудесном (не побоюсь этого слова) воскрешении Призрака. Вот уж действительно неисповедимы пути Господни.
Но не буду пустословить - боюсь, Ваше время, как и мое, не имеет свойства растягиваться, поэтому позвольте перейти к делу.
Уверена, что публикация такого рода сенсации требовала от Вас значительных затрат не только драгоценных сил моральных, но и, к сожалению, физических. И даже если Вы пока не почувствовали этого, то, боюсь, еще все впереди. Увы, это неизбежно, коль скоро Вы так мужественно и бесстрашно поспешили сообщить общественности новости такого масштаба - а ведь есть и те, кто, быть может, ни за что не хотел бы, чтобы святая истина всплыла на поверхность.
Дражайший Филипп, как прискорбно, что Вы в опасности. Прошу Вас от всего сердца - берегите себя и постарайтесь быть осторожнее. Смею так же предложить Вам наши дружеское участие и помощь.
Искренне Ваша и т.д, и т.п
леди Лу Энн Темплтон, Темплтон-холл, графство Норфолк, Великобритания, Земля, Солнце 3, Местное скопление


Его содержание казалось Филу несколько притянутым за уши, ведь мало кто всерьёз поверил ему: Галактика жила своим чередом, транслируя по новостям азарийских учёных, выведших новый вид земных панд.
Однако что-то в этом послании манило Питкэрна, что-то на уровне интуиции. Любопытство вскружило юноше голову, заставляя его как можно быстрее докурить сигарету, чтобы бегом отправиться на своё рабочее место.
Первым делом сыграла его осторожность: всё-таки кому попало Филу отвечать не хотелось, поэтому необходимо было узнать об этой «леди», которая оказалась своего рода расхитительницей гробниц. Вместе с братом она путешествовала по всей Галактике, собирая разного рода артефакты, а, порывшись на некоторых дополнительных источниках, Питкэрн даже увидел грязные слухи с намёком на инцест. Кстати, автор сей статьи считается до сих без вести пропавшим.
«Вряд ли они по доброте сердечной заинтересовались мной, но вдруг им что-нибудь известно», - рассуждал журналист, но жажда приключений сделала своё дело - Фил принялся писать ответ.

Уважаемая, мисс Темплтон!
Меня заинтриговали Ваши слова, а также заинтересованность в этом деле. Надеюсь, Вы понимаете, что доверять кому ни попадя я не могу.
Однако я готов принять помощь, но при условии… Мне нужно убедится в Вашей лояльности к моему делу.
С наилучшими пожеланиями, Фил Питкэрн


***

Разговор в который уже раз зашел в тупик. На столе остывала ее чашка с кофе (очень смешная, к слову, с маленьким Пимфи из детского мультика - эту кружку ей подарил Макс на последнее их Рождество, перед отъездом в школу Альянса), а брат в очередной раз качал головой.
- Не-а, не стану, - насмешливо протянул он и сложил руки на груди. Словно бы точку поставил.
- Но ведь… - она даже покраснела от негодования - Т-то есть, ты не с-станешь?
Макс хохотнул и отхлебнул еще кофе - ничего не стоило сделать вид, что ему все равно, да только толку не было никакого, ведь Лу все равно знала правду.
- Ты заварила кашу, ты расхлебывай, но я с ним связываться не буду, - он поставил кружку на решетку кофемашины и нажал кнопку - еще кофе ему, собственно, и не хотелось, просто нужно было что-то делать и как-то скрыть свое негодование. Да и требовательные глаза Лу были куда острее дамоклова меча.
“Предатель...”
- Нет, не предатель! - ее мысли обидно кольнули, да так что хотелось по-детски надуться и уйти куда-нибудь прочь. - Просто ты сама разберешься… Да и он не заметит твой…
“Недостаток?” - она криво ухмыльнулась и потерла щеку.
- Твою особенность, - он ободряюще похлопал ее по плечу. И тут же передернулся от боли: по руке сестры бегала маленькая биотическая белочка.
- Ладно, - она криво улыбнулась, темечком ощущая все негодование брата. - Я-я сама…
Лу смахнула грызуна, что тут же растворился в воздухе, подобно звездному дождю (Макс скривился еще сильнее) и набрала нехитрый номер на терминале. Приятный женский голос попросил обождать, пока мистер Питкэрн освободиться, и Лу нетерпеливо похлопала себя по колену.

***

“Доброе утро, последний герой. Доброе утро тебе и таким как ты” - доносился глухой голос из наушников.
Хоть и на дворе уже был двадцать третий век, Фил больше всего уважал песни прошлых поколений, особенно Виктора Цоя, ради которого журналист даже выучил русский. Это было трудно, учитывая огромный словарный запас этого могучего языка, а банальная русская фраза “да нет, наверное” до сих пор повергала юношеский ум в состояние шока, но всё-таки через длительное время ему удалось практически в совершенстве овладеть им.
“Телефонный звонок, как команда “вперед”!"
Повернув голову к монитору, Фил только сейчас заметил, что его терминал уже минуты две как принимает вызов. Наушники полетели на кровать, а юноша ловко подскочил к компьютеру, отвечая на вызов:
- Кхм...Кхм… Приветствую вас, - говорил Фил, начиная с радостных ноток. - Прошу простить за столь долгое ожидание. Я немного устал за последние дни.
- Мистер Пит-ккэрн… - Лу собралась с мыслями, покосившись на брата и продолжила: -... р-рада вас с-слышать.
Макс ободрительно кивнул и отпил еще кофе. Лу пропихнула потеющие ладони поглубже в карманы - словно беспокойство можно вот так вот глупо спрятать.
- Вы с-сейчас можете раз-разговаривать? - она постаралась улыбнуться, но улыбка вышла, откровенно говоря, так себе.
Заметив некоторое волнение, отражавшееся в глазах девушки, Фил решил немного успокоить её. Хотя с самого начала его взгляд полностью сконцентрировался на её внешности, юноша отметил её разноцветные глаза, вспомнив лекции по биологии, где говорилось о некотором феномене - “гетерохромия”.
- Я-то готов, а вы - нет, - слегка подтрунивая, отвечал Фил. - Сделайте пару глубоких вздохов, миледи. Расслабьтесь.
“Вот так вот. Не заметил, да?” - Лу перевела раздраженный взгляд на брата, чувствуя его секундное замешательство. А потом Макс засмеялся. И Лу чуть не взорвалась.
Правда, злость на него внезапно помогла ей собраться.
- Благодарю, - она улыбнулась, чувствуя, как не слушаются деревянные губы. - Я с-слегка волнуюс-сь.
- Вот и чудно, - юноша улыбнулся в ответ. - Надеюсь, вы понимаете насколько серьёзна каша, которую я заварил?
- Я п-понимаю, а вы? - подражая его манере говорить, уточнила Лу. И щелкнула пальцами, злорадно ощущая недовольство брата, который снова почувствовал укол в висок, стоило биотической бабочке слететь с ее руки.
- Тогда я бы не затеял это всё… Ну что ж, опуская прелюдии, предлагаю перейти сразу к делу. В своём письме вы упоминали об угрозе физической расправы, но взгляните на новости, - затараторил журналист, а после тихим голосом добавил. - Им же всем наплевать… Поэтому, я прошу Вас о не защите, а о помощи. Я хочу докопаться до правды, получив доказательства повесомее, чем видеозапись.
Лу сжала губы и глубоко вдохнула, ощущая, как тугой воротник платья врезается в горло.
- Вы… вы можете м-мне сказать, от-откуда у вас эта запис-сь? - она даже поморщилась, прекрасно понимая, что ой как неловко задала вопрос. Как будто ждала от него безусловной откровенности. Мол, “берите, мисс Темплтон, вот факты - режьте меня без ножа”.
Филу это показалось немного странным, ведь он намекал на недоверие в своём письме, но его очаровательная визави либо была не меньше увлечена этой загадкой, либо же у неё были свои “тёмные” замыслы. Но, взглянув ещё раз ей в глаза, он тут же отбросил второй вариант.
“Да и скрывать-то особо нечего”.
- Это моя первая загадка. Письмо абсолютно анонимно и его невозможно отследить. Словно, с руки Божьей пришло.
Лу поморщилась. Ну, вот с чего бы так называемому Богу высылать кому-то письма. Особенно после того, как он напустил на Галактику стаю бешеных Жнецов. Причем сделал это не один раз, а повторял статичненько раз в пятьдесят тысяч лет.
“Вот так Бог.”
- И не был-ло никаких зап-писок? - она облизала пересохшие губы.
- Абсолютно ничего. Единственная зацепка - это маркер “Галактической Стражи” на видео, - ответил он, стараясь не замечать волнение Лу.
Девушка немного помолчала. Просто сжала губы в тонкую полоску и как будто проглотила язык. Но потом себя пересилила.
- Мистер Пит-ткэрн… вы уже нав-верное замет-тили, что мне с-сложно раз-зговаривать, - она скривилась в подобии улыбки. И вышло жалко. - Я-я кажусь под-дозрительной. Но пов-верьте, все мои странности т-только в-во мне. Я-я очень хочу в-вам помочь. Уж с-слишком много знаю о том, как п-платить выс-сокую цену за знан-ние.
И она опять умолкла, поражаясь своей собственной откровенности вперемежку с небывалой говорливостью. Макс, удивленно приподняв брови, внимательно на нее смотрел, так и позабыв об остывающем кофе.
- Вы слишком замкнуты, миледи, - Фил негромко посмеялся, удивляясь её манере разговора, но также и обратил внимание, что девушка постоянно краем глаза поглядывала назад, словно кто-то наблюдал за ней. Журналист решил проверить своё предположение. - Быть может, Вас стесняет друг, стоящий позади?
Лу оглянулась на Макса, раздраженная и немного растерянная, чувствующая себя как минимум глупо. А брат просто расхохотался - ему-то чего переживать, извечной душе компании и весельчаку.
- П-простите мою невос-спитанность. Это мой бр-рат мистер Темплтон…
- Можете просто называть меня Макс, - перед экраном Фила возникло улыбающееся лицо парня. Контрастное по сравнению с лицом своей строго сосредоточенной сестры, но в то же время невероятно на нее похожее.
Жизнерадостность в лице мужчины несколько смутила Фила, а судя по напряжённой реакции Лу - этот человек был не так прост, как кажется… И опять же Питкэрн мастерски скрыл свои сомнения.
- Фил. Знаете, вы и вправду очень похожи, но только внешне, - кротко добавил юноша и, выдержав паузу, перешёл на деловой тон. - Думаю, пора переходить от слов к делу. Если вы хотите помочь мне в расследовании, то нам необходимо встретится. Этот канал связи не слишком хорошо защищён. Стандартные протоколы безопасности легко взламываются в наше время. Поэтому, отправить видео здесь я не смогу - не хочется раскрывать карты перед органами правопорядка, особенно, если это касается Стражи. Уверен, что вы знаете, как проворачивать такие дела без чьего-либо вмешательства.
- Еще как, приятель, еще как! - Макс приподнял кружку с кофе на манер бокала при тосте. - Уверен, Лу найдет время с вами увидеться. Мы, знаете ли, погрязли тут в хлопотах по компании. Но я смогу отпустить сестру к вам на встречу, да, Лу?
И ей ничего не оставалось сделать, только как кивнуть. Макс издевался и мстил за вмешательство в явно не ее дела. Но Лу отчетливо понимала, что Питкэрн просто винтик в чей-то четкой схеме. И схема эта ее тревожила.
- Да, Макс, д-да, - она позволила себе слегка расслабиться, понимая, что уже ничего не переиграешь.
- Будьте уверены. Ваша сестра составит достойную компанию, - ответил Фил, радуясь тому, что Макс не прибудет. Этому человеку он не доверял. - Координаты встречи я вышлю чуть позже. И-и… Приятно было познакомится с вашим семейством, - добавил журналист, ненавязчиво подмигнув девушке, а после прекратил вызов.

Он откинулся на спинку кресла, мысленно готовясь к встрече. Всё закончилось наилучшим образом, и Филу уже не терпелось увидеть Лу, однако внутреннее чутьё, которое, правда, было отброшено уже через несколько минут, по-прежнему не давало покоя. Слишком уж сильно её невинный и тревожный образ застрял в голове...
Fox666
197 0%
Offline
4012
2015-11-29 в 16:29 # 20
Совместно с Maur и Роса

День 6

Чеглоковой больше ничего не оставалось, как проявить деловое любопытство и ведьменский интерес. Вопрос Эла был логичен и уместен. Единственное, что мешало — возможный отказ офицера убойного отдела от втягивания его в дело по расследованию незаконной продажи и похищения особо ценных артефактов. Но участие С’аара в предстоящем предприятии было бы как никогда кстати. По крайней мере, в начале расследования.
— Я не занимаюсь аналитикой, — отрезала Ольга, — но могу сказать, что стоимость некоторых артефактов, настолько велика, что слабо верится в безобидное стремление большинства покупателей обладать ими ради добавления диковинки в частную коллекцию.
Выдержав задумчивую паузу, Чеглокова кивнула в сторону лифта:
— Пойдём до вашего логова? Необходимо разговорить Сьёнберг и узнать, как их отмороженной компании стало известно о дыроколе. Справишься? Или мне провести допрос в одиночку?
Пока Рыжик говорила Эл молча внимал. Закончив слушать, он нажал на кнопку лифта и повернулся к женщине.
— Пошли вместе, — Эл потянулся — вся эта рутинная работа изрядно его вымотала, — Как раз расскажешь мне о Сьёнберг поподробнее.
Лифт добрался до этажа артефактов, и Эл, как истинный джентльмен, с чуть ехидной улыбкой, пропустил Рыжую вперед. В лифте было слегка душновато и Бурбон, до сего момента спавший в кителе, с сопением выбрался к Инши на плечо. Почесав за ушком лапкой, и по старой привычке, перекинув свой хвост на другое плечо мужчины, уставился на Чеглокову, с видом, что он тоже ждет рассказа.
Рассматривая закрытые двери лифта, Ольга начала рассказ:
— Сьёнберг — очередная наёмница, считающая себя профи в своём деле. В реальности же — мелкая сошка, зарабатывающая на жизнь исполнением грязной работы, вроде похищения людей, кражи дорогих вещей, перепродажи оружия, наркотиков в местных масштабах. Досье на неё и компанию должны были передать в ваш отдел, — в этот момент она повернула голову и встретилась взглядом со зверьком. — Откуда ты его взял и зачем притащил на работу?
Живность не была слабостью Чеглоковой, но присутствовала обеспокоенность тем, что милые создания могут не придтись каждому по душе.
Эл кивнул, а Бурбон «высокомерно» взглянув на женщину и, показывая всем своим всем своим видом, что объяснять это — не его забота, зацепился за плечо Эла и закрыл свои глаза-плошки. И лишь его уши, размером в две трети ладони взрослого человека, слегка двигающиеся в направлении источника звука, давали понять, что он не дремлет.
— Несколько дней назад, я со своей командой нашел это ушастое бедствие в вентиляции, — мужчина сделал паузу, заметив вопросительно приподнятую бровь Чеглоковой, — Скажем так — тот вечер удался. Не знаю, почему он выбрал именно меня. Возможно, — он усмехнулся, — из-за того, что у меня одного капюшон с подогревом.
Следователь замолчал. Ожидая продолжения диалога, Инши сосредоточился и сделал несколько простых движений пальцами. Спустя пару секунд, кулон, поцарапанный зверьком, приобрел свой первоначальный вид. Вены, обычно явно просвечивающиеся сквозь кожу при использовании способностей, в этот раз стали лишь слегка отчетливее.
Пронаблюдав за проделками Эла и Бурбона, Ольга лишь фыркнула под нос:
— И как Наркус пропускает такое мимо глаз? Наш турианец уже бы мандибулы разорвал от крика и нравоучений. — Ольга намеренно не стала уточнять причину своего сурового замечания. Вольности в поведении некоторых агентов Стражи, так же как любовь немногих показывать свои «фокусы» на публику не всегда приветствовались и нравились Чеглоковой.
Эл пробормотал что-то невнятное себе под нос, отчетливо дав понять, что Тэна тоже, мягко говоря, не в восторге от такого «подарочка».
В этот момент двери лифта с шипением открылись, выпуская пару следователей в просторный холл, плавно переходящий во внутренний двор комплекса, на обратной стороне которого возвышалось здание отдела по особо тяжким преступлениям. Миновав пролеты, арки и крыльцо в молчании, Ольга остановила Эла перед входом:
— Допрос вести тебе, так как Инге — ваш клиент. Сьёнберг взяли по наводке. Информация поступила от анонимного источника. Поэтому, в её интересах сотрудничать со следствием... — в голове Чеглоковой промелькнуло: «причина и судьба которого, вообще, не ясны», — не думаю, что она будет сильно сопротивляться и фантазировать, если мы спросим у неё о «дыроколе». Навряд ли ей нужны лишние проблемы из-за чужих разборок.
Выведя экран омни перед собой, мужчина сверился со списками поступивших в отделение и отдал приказ о переводе Сьёнберг в допросную. Также, он подал запрос на предоставление объекта № 3242356, кодовое название «Дырокол», в его личное пользование. Указав номер допросной особотяжа, Эл выключил экран.
— Kom med meg, min skjønnhet (1), — бросил Эл, направляясь в сторону допросных, — там, слева, есть вход в соседнюю комнату — оттуда ты сможешь наблюдать за всем и заранее сообщать, если она о чем-нибудь умолчит.
Зайдя в допросную, Инши увидел женщину средних лет, светловолосую с грубыми чертами лица. Общую картину же дополнил «вопрос», заданный несвойственно низким с хрипотцой для женщины голосом:
— Какого чйорта, начальник?! — даже переводчик, имеющийся у всех гуманоидов известных Совету, не смог полностью, перевести ее ужасный акцент. — Чем заслужена честь оказаться в вышачьем отделе? Без предъявы, без улик? На каком, герр начальник, основании?
— И вам, добрый день, мисс Сьенберг, — спокойно ответил Эл, хоть до зубной боли и ненавидел официоз, — Вы задержаны по подозрению в контрабанде. — Мужчина жестом остановил, начавшую уже открывать рот Инге, — и если бы вы выделили немного времени между своими делишками, то наверняка знали бы, что офицеры Стражи имеют полномочия сравнимые со СпеКТРовскими. И, согласно пункту 17, кодекса Галактической Стражи, мы можем удерживать вас в СИЗО, до времени, пока мы не найдем настоящего нарушителя спокойствия жителей Цитадели. — И так, мисс Сьенберг, — Эл присел за стол и изучающе взглянул на женщину, — расскажите-ка мне поподробнее о вещице, которую называют «дыроколом». И не стоит мне врать — я знаю, что несколько месяцев назад, вы пригласили некого Уэйфара для консультации по этому объекту.
— Ты это о чём, начальник? — оскалилась женщина, мысленно обещая оторвать Страннику все выступающие части тела. — Я знаю только один «дырокол», — упомянула она свой пистолет-пулемёт, — но на него у меня разрешение. Да и отобрали ствол, как сюда загремела. Запас терпения Эла, узреют Боги-Близнецы, медленно сходил на нет. Почему надо все так усложнять? Да-да, нет-нет. Вот и все, что требовалось от этой женщины.
— Не стоит, — скрежеча зубами, Эл сохранял спокойствие, — Не стоит строить из себя невинную овечку, — в этот момент на омни Эла пришло сообщение о том, что его запрос был одобрен и «дырокол» вот-вот доставят в допросную. Спустя пару мгновений в допросную вошел хаск в форме персонала Стражи и передал лейтенанту небольшой кейс.
— Спасибо, Джим, — козырнув отдавшему честь хаску, Эл не спеша достал «дырокол» и пронзительно взглянул на Сьенберг, — Пора бы тебе начать говорить, иначе... Иначе с тобой поговорят милые «дамы», не привыкшие церемониться с такими как ты. Знакомая вещица?
— Я не знаю... — Съёнберг, увидев «наследие войны», судорожно сглотнула и облизала сухие губы. Она вспомнила байки, какие после пятой рюмки виски начинали травить «особо сведущие». Про то, как баньши «вынимают» информацию из сознания подследственных, и какими результатами это порой заканчивается для допрашиваемых.
Женщина побледнела, с возрастающим по мере осмысления ужасом посмотрела на закрывшуюся за хаском дверь, затем на лейтенанта.
— За что же, начальник?... За...
— Хватит! — Инши с силой ударил кулаком по столу, что заставило женщину вздрогнуть. Понимая, что уже пора ее дожимать, он включил «плохого копа», — Слушай сюда, Инге! У тебя десять секунд, что бы начать говорить. Иначе, баньши вытащат все по кусочкам из твоей глупой головки. А в конце... — следователь слегка понизил тон, — В конце от тебя ничего не останется — лишь безвольный полутруп с горячим супом вместо мозгов!
Съёнберг сдалась. Эл понял это по тому, как изменилось выражение её глаз — в одно мгновенье взгляд женщины стал обречённо пустым. Она уставилась в одну точку и начала говорить:
— Чего тебе надо, лейтенант?
— Для начала — кому ты пыталась сбагрить эту хреновину? — Эл подал знак Чеглоковой, что если та до сих пор не включила запись, то сейчас пора бы это сделать, — Имя, контакты, внешность. Также, не забудь сказать о месте передачи, если ты успела договориться об этом с заказчиком. И не стоит пренебрегать деталями. Мне нужно знать все.
— Имени заказчика я не знаю. Я работала только с посредником. По фамилии Грин. Внешность могу описать, но за точность не ручаюсь: давно было. Мы должны были встретиться в гостинице на Марсе. Но Уэйфар тогда съебался вместе с товаром, что-то заливая про его опасность. Ушлёпок. Придушу, как найду, — подумав, она добавила: — Ещё знаю, что заказчик — большой коллекционер. И, хотя посредник не говорил, но до меня доходили слухи... он связан с какой-то крупной конторой по обработке информации. Контора чужаков не любит. В смысле инопланетных ублюдков. Понятно, что за деньги и ворча за лучшего друга сойдёт, но... — она сделала попытку изобразить кривую усмешку.
— Это больше, чем я ожидал, мисс Сьенберг, — лейтенант положил «дырокол» обратно в кейс и встал из-за стола, — Я настоятельно вам рекомендую в будущем завязать с этой работой. До свидания.
Выйдя из допросной, Эл зевнул. Все это было ужасно скучно и банально. «Думаю, Рыжик сама все видела, так что мы сдаем эту ксенохрень и расходимся», — Эл зевнул, дабы завершить образ скучающего человека и потопал за Чеглоковой, поглаживая, заразившегося зевотой Алкашика.
— Есть какие-нибудь идеи? — сказал Эл, войдя в комнату.
Почти с начала допроса Чеглокова хотела сказать С’аару лишь одно, что и сделала стоило ему появиться на пороге:
— Какого хрена? Я пообещала Уэйфару, что не солью его призвание Инге.
Эл, и сидевший на его руках Бурбон, замерли от неожиданности, лишь одновременно моргнув. Но возражения со стороны следователя и его зверя опередил ответ Ольги на вопрос про идеи:
— Необходимо направить Инге на составление фоторобота мистера Грина. И выяснить адрес гостиницы, где должна была пройти встреча. Если она не знает точное название «конторы», то моя задача выяснить у какого информационного агентства в бюджете расходов есть строка «Покупка охренительно дорогих протеанских технологий».

______________________________
(1) Пойдём со мной, моя красавица (норв.)
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Обреченный" (Предупреждение: NC-21 (18+))
Страница 1 из 41234»
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe