Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Обреченный" - Страница 3 - Форум

Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Обреченный" (Предупреждение: NC-21 (18+))
ФРПГ "Обреченный"
Роса
118 0%
Offline
2228
2015-08-19 в 15:32 # 1


ФРПГ "Обречённый"


В ролях:

Роса
- Генри Уэйфар -
человек, торговец древностями

silicium
- Джек Харпер "Призрак" -
человек, глава организации "Цербер"

Andreyka
- Фил Питкэрн -
человек, журналист-блогер

Fox666
- Ольга Чеглокова -
человек, следователь, старший офицер "ГС"

Я-туман
- Хейла Дженс -
человек, оперативник "Цербера"
Дополнительный персонаж: - Артур Стюарт Лемм -
человек, следователь "Галактической Стражи"

Ilostana
- Лу Энн Темплтон -
человек, коллекционер
Дополнительный персонаж: - Макс Темплтон -
человек, коллекционер

Silverhound
- Джеймс Сэмюель Крастер-Вольф -
человек, бывший корсар, путешественник

Cyborg_Commander
- Серый Стрелок (Меркури Ривз) -
человек, наёмник-диверсант, шпион







Мастер: Роса (партия), silicium (контр партия) | Свободные места: 1 | Обсуждение ФРПГ "Обреченный" | Хронология
Zellar
17 0%
Offline
163
2016-05-10 в 19:43 # 41
День 9.
Пожалуй, за всю историю современной Цитадели не было отмечено ни одного дня, когда бы её рынки пустовали. Кому-то что-то всегда было нужно, и это что-то почти всегда можно было найти на рынках. Различные нужды огромного сообщества сопровождала огромнейшая конкуренция и отличный доход. С приходом полу- и неорганических народов на Пространство Цитадели эти нужды расширились в немного другом русле, по мере их востребованности. Остину, неординарному гету, требовалось совсем немного - простая диагностика, которая может что-то да совсем неисправное выявить. Недавно он стал замечать, что отдельные элементы его платформы начали сдавать обороты и барахлить. Требовалась умелая рука и инженерная смекалка профессионального техника. Таковым являлся местный умелец-кварианец Йен'Чест, к которому очень редко наведывался сам Остин. Мастерская техника находилась неподалёку от основных рынков; добраться до неё можно было по верхним переходам, с которых проглядывался необычный пейзаж разноцветного и бурлящего движения. Случаем можно почувствовать самую настоящую дрожь, проходя по этим простеньким мосткам, но синтетику эти ощущения были незнакомы.
Добравшись до входной двери, гет вошёл в мастерскую. Помещение было большим и безлюдным, не считая самого техника. На различное оборудование, предназначенное для непонятно чего, падали яркие лучи искусственного освещение, отчего то блестело и своим отблеском слепило сенсоры Остина. С готовым советом гет подошёл к старому знакомому:
- Йен, твоей жене стоит поменьше заниматься с твоей аппаратурой. Оставлять пыль и грязь на предметах - значит не нарушать естественный порядок вещей.
Кварианец оглянулся и встал со стула, нажав на кнопку выключения компьютера, за которым только что работал. Крепкие объятия техника окутали Остина, но, сообразив о бессмысленности сделанного, кварианец неловко отшатнулся и сделал угловатый шаг назад.
- Что за глупости? О чём ты, Остин?
- Всё очень ярко блестит. И так сенсоры барахлят, полной "слепоты" не хватает, - он показал сначала на отполированный металлический стол, стоящий в углу и пускающий "солнечных зайчиков" на потолок, а потом на свою оптику.
- Ха-ха! - глухо просмеялся Йен, - Ну, жёнушке моей не откажешь в уходе за рабочим местом. Хоть я здесь и за главного, но настоящая хозяйка - она, - кварианец весело выдохнул, потянулся и продолжил. - Я так понимаю, ты здесь не для того, чтобы рекомендации по декору давать. Что стряслось?
- Нужна диагностика. Слишком много ресурсов уходит на поддержание этой платформы. Счета за электричество приходят на сумму... выше средней.
- К чему эти подробности? И так понятно, что что-то неладно, дружище. Садись вот сюда, сейчас мы подключим тебя.
Остин подошёл к большому системному блоку, встроенного в стену, снял с себя всю одежду и сел на металлический табурет с небольшим углублением на сидении. Йен стал вытаскивать длинные проводки из отделений и присоединять на "оголённые" участки тела гета, там, где были специальные слоты. Остин, естественно, сидел неподвижно и только лишь чувствовал, как его начинают подпитывать потоки энергии. Решив, что лучше не нагружать свой синтезатор речи, гет продолжал сидеть молча, разглядывая различные огоньки и микросхемы на системном блоке. Все эти устройства и детали были хаотично разбросаны по эдакому "полотну". Наблюдая за этими миганиями, Остин ощущал их некую синхронность со своей платформой. Как настоящая личность, пусть и синтетик, он плохо разбирался в технической составляющей любого оборудования. Эти данные пришлось удалить из-за нехватки памяти долгое-долгое время назад. Все показатели сводились к дешифровке в примитивной математической системе и множеству досье, заводившихся по ходу работы и постепенно наполняемых различной текстовой информацией. Йен однажды пошутил насчёт такого образа мышления, назвав Остина "первым роботом-гуманитарием", на что Остин вполне серьёзно ответил утвердительно. Ему было нечего стыдиться этого, впрочем, чувство стыда не входило в его программу.
- Какой ужас! - раздался женский голос из-за спины, - Откуда эти тряпки, Йен?
Кварианец вместе с гетом обернулись.
- Это не тряпки, дорогая, - ответил Йен. - Это вещи Остина.
- Привет, Барбара, - скромно помахал кистью Остин. Тон его голоса подметил неловкую улыбку, которую он сам не мог изобразить.
Барба'Райт, или просто Барбара, супруга Йена, мило хихикнула и поздоровалась с гетом. Получив разрешение на "надо бы постирать эти вещички, их как будто стая ворча прожевала и выплюнула", она скрылась так же незаметно, как и появилась. В это время диагностика подходила к концу.
- Посмотрим, что тут у нас, - Йен уставился на омни-монитор. - Какое-то... инородное тело. Так, Остин, попридержи-ка свой грудной клапан, - кварианец полез в механизм гета и начал шарить рукой во все стороны так, что Остина передёргивало от задеваний связующих. Наконец, с лёгким усилием и рывком из грудной клетки показалось миниатюрное зеркальце, светившее оранжевым цветом. Кварианец тут же выронил его из рук, и оно упало на пол - зеркальце было раскалено до высоких температур.
- Интересно, - сказал Остин, запечатывая свои внутренности.
- Ааах, и правда, интересно! - шипя и попискивая согласился Йен, - Откуда оно там взялось? Ссссс...
Гет взял зеркальце в руки и пощупал, естественно, не почувствовав температуры. Повертев его перед центральным сенсором, он обнаружил маркировку человеческого производства, присохшие капли глянцевого лака и красные следы от губной помады и сделал вывод:
- Это вещица одной из клиентов. Помогал ей разыскать своего отца, объявленного пропавшим без вести. Странно. У неё не было места в сумочке, и она попросила его положить к себе, что я и сделал - прямо во... внутренний карман пальто. Видимо, забыла взять обратно.
- Отца-то хоть нашшшшш-шли? - полюбопытствовал Йен.
- Нашли. Оказывается, он никуда и не терялся. Решил приобрести себе новый компьютер под выход какой-то новой компьютерной игры. Не выходил из дома почти четверть года.
- Ничего себе, - отряхнул кисть кварианец, подставив её под струю холодной воды у раковины. - Хотя бы обошлось.
- Да, всё так и было, - Остин взял у появившейся Барбары свою одёжку, накинул её и снова положил зеркальце во внутренний карман. - Спасибо, Йен. Барбара. До встречи.
Супруги попрощались с гетом, и он направился к себе в офис.
Лёгкость в общении и свобода слова обманчивы. Складывается такое ощущение, что люди приходят на форум не для того, чтобы высказать и поделиться своим мнением в надежде быть услышанным и понятым, а ради соревнования. Слово здесь господствует какое-то соперничество за место в изолированной общине, где находятся самые старые и "уважаемые" форумчане. Это невыносимо. Меня здесь больше никто не увидит.
Роса
118 0%
Offline
2228
2016-05-30 в 23:40 # 42
День 9

Я чyвcтвyю ceбя пocтopoнним,
Кoгдa пoкидaю cвoй дoм.
Пo линиям чьeй-тo лaдoни,
Пoд взглядaми чьиx-тo мaдoнн…


“Зимовье зверей” (с)


Генри внимательно изучал описание передатчика, временами поглядывая на лежавшую перед ним на столе вещицу. Размером она была не больше половины ногтя мизинца, стального цвета, блестящая, с идеально ровной поверхностью без каких бы то ни было опознавательных знаков, маркировок и портов.

Каким образом незаметно и безболезненно для него эта вещица оказалась у него под кожей на затылке, Генри понять не мог. В голове крутились два варианта: установили сразу же при обыске, когда доставили в ГС, либо прикрепили уже потом, когда личные вещи выдавали обратно. Впрочем… Генри снова задумался. В любом случае, теперь её там нет. Осталось решить, что с ней делать дальше. На экране компьютера поплыли строчки, где говорилось обо всех рейсах с Мендуара в ближайшие дни. Генри даже знал, когда у него внутри начнёт снова нарастать желание отправиться в странствия. Закончится эта неделя, начнётся следующая - и его задницу снова понесёт неведомо куда на поиски приключений.

Он не мог вспомнить, почему, но примерно помнил, когда его начало тянуть на бесконечные турне по галактике. После полутора лет относительной тишины в межзвёздных перелётах, что царила сразу по окончании войны со Жнецами. Пока Шепард вышел на связь с галактическим сообществом, пока Жнецы отремонтировали ретрансляторы, пока наладились прежние транспортные пути между звёздными системами, прошло много времени. Обитатели миров, в одно мгновенье ставших столько далёкими друг другу, истосковались по прежнему раздолью, не ограниченному ранее ничем, кроме денег, собственной смелости, наглости и любопытства. И словно заново устремились осваивать неосвоенное или утерянное. Нашёл себе тогда новое поприще и Уэйфар.

Сперва оно казалось естественным желанием “наверстать упущенное”. Многие месяцы вынужденного однообразия, невозможной скученности, дефицита самого порой необходимого вылились в глубокий внутренний протест, обернувшийся неудержимой жаждой путешествий. А потом он понял, что у этой жажды есть своя цикличность. И жажда неизменно приходила каждый раз спустя восемь-десять дней пребывания на одном месте. Жажда непреодолимая, сравнимая лишь с наркотической ломкой или жаждой воды путником, неделю бредущим по пустыне…

Генри тряхнул головой, прогоняя сложные философские мысли, убрал “жучок” во внутренний карман куртки и вышел на крыльцо.

Ночь уже окутала городок, со стороны озера тянуло теплом и влагой, было нестерпимо душно. Звёзды мерцали так, словно меж ними шло соревнование, а у края горизонта со стороны озера виднелись серебристо-голубые облака. Похоже, что погода завтра обещала быть дождливой, даже очень дождливой. Странник проверил метеосводку - действительно, на завтра обещали грозу,, сильный ветер и ливень. А такой грозы, как на Мендуаре, Генри не видел больше нигде.

Раздувая ноздри, он жадно глотал вечерний душный воздух и смотрел туда, где собирались облака. За грудиной наливалась тяжесть, готовая вот-вот закровоточить мелкими каплями. Как же он любил такую погоду! От неё будоражило кровь, по телу разливался приятный мандраж. И смешивался с ледяным спокойствием, рождая несравнимые и сложно поддающиеся описанию ощущения. И ощущения эти жадно затягивало куда-то глубоко внутрь, словно в чёрную дыру.

После подобных “смешений” ему часто снились беспокойные запутанные сны, противоречивые и с неясным сюжетом. Словно раскадровка из множества фильмов, когда кадры перемешиваются друг с другом в диком калейдоскопе. На утро после таких снов всегда болела голова, даже если накануне он не брал ни капли в рот спиртного. И похоже, сегодня ему снова предстояло видеть такие сны, чтобы потом проснуться от боли в висках.

***


Линии памяти не желали синхронизироваться между собой. История повторялась каждый раз, и путей для решения этой проблемы ему не виделось. Начало было всегда одинаковым, но поймать ошибку в программе до сих пор не удалось. Единственной перспективой виделся отказ от подобных острых переживаний. Но сделать этого Шепард не мог. Потому что это были его воспоминания. Старые, из детства, когда всё было хорошо. Когда он точно знал, что после душного воздуха ночью со стороны больших озёр между холмов придёт гроза, а за ней снова выглянет солнце, повеет прохладой, а внутри станет радостно.

Ощущения переживались каждый раз, как в первый, не смазывались, не блекли. Вероятно, именно потому, что после них память словно сходила с ума и её приходилось перенастраивать заново. Но отказываться переживать их снова и снова Шепард не собирался, словно ища в их что-то давно забытое.

- Процесс 187c1237-898b-40d2-a8c7-b759ad31a4bf - синхронизация не удалась… требуется перезапустить процесс… Почему именно в этом месте происходит обвал? - Шепард злился, что, к счастью, не отражалось на работе самой Цитадели. Пожалуй, это было одной из первых вещей, которым которым его обучили, когда он стал единым целым с огромной космической станцией. Правда, иногда экран не срабатывал, как, например, в тот раз, после разговора с Лиарой, но подобные эксцессы были крайне редки.

Ещё попытка синхронизировать - и снова безуспешная.

- Почему? Что тебе не нравится?.. Неучтённый параметр… Какой? Что неучтённое, хотя всё перерасчитано уже тысячи раз? Откуда он берётся? Похоже на дополнительный процесс, созданный не Цитаделью. Но подобное не возможно…
- Почему? - голос задал самый очевидный, но и самый неожиданный вопрос.
- Потому что я написал этот код. Целиком. До последней цифры. И собрал тело. Я знаю в нём каждую клетку.
- И тем не менее, он своевольничает.
- Это ошибка в программе. Его воля - это я. Вот только где ошибка?.. - на доли секунды потоки цифр замерли. - Джет?
- Да?
- У тебя аналогичные ситуации возникали?
- Первые несколько Циклов. Пока я не научился вводить дополнительную поправку.
- Какую?
- Непредсказуемость живого организма, если коротко.
- Но этот живой организм создан искусственно. Просчитан до мелочей. Неожиданностей быть не может.
- Неожиданности несёт в себе сознание.
- Его сознание - то тоже я.
- И тем не менее, в коде, касающемся сознания есть ошибка.
- Какая?
- Отсутствие поправки на непредсказуемость живого организма.
- Невозможно. Каждый из совершённых им до текущего момента времени поступков был предсказуем. Каждый его поступок можно объяснить.
- Тогда продолжай поиски. И копи данные статистики. Пока что у тебя их слишком мало, чтобы делать однозначные выводы.
- Джет…
- Извини, боец, больше я тебе ничем сейчас не смогу помочь. Твоему обучению ещё далеко до завершения.
silicium
11 0%
Offline
27
2016-06-15 в 1:21 # 43
День 10
Wardruna - “Fehu”

Серое небо, мелкий моросящий дождь, ветер гонит волну. Она бьётся о причал, рассыпаясь алмазными брызгами и подчеркивая суровую красоту норвежского фьорда. Скудная растительность, камни, скривившиеся деревца, высокий, так что нога утопает в нём всей стопой, яркий зелёный мох, серо-бирюзовый лишайник, небольшой, словно парным молоком текущий, водопадик, идущий от грани горного ледника - всё будоражило фантазию, и, казалось, ещё немного - из-за поворота фьорда выйдет драккар с оскалившейся деревянной мордой дракона на носу, ведомый викингами с щитами и топорами. Но викингов в здешних местах не было уже почти тысячу лет. А вот память о них жила, как в тех, на кого они устраивали свои набеги, так и в тех, кто был их потомками.

На фоне суровых норвежских красот вице-адмирал Хельги Ханссен смотрелся словно отколовшийся от времени осколок великого и славного прошлого: несмотря на форму Альянса, его рост и форма лица выдавала в нем то, что его предки вне всякого сомнения ходили на драккарах. Лысая голова со следами крупного ожога, полученного им во время войны со Жнецами, и два характерных глубоких шрама на шее от когтей - память длиной в полвека о Шанси - хорошо дополняли образ старого вояки. Большой обеденный зал был оформлен в древне-скандинавском стиле, как и весь его загородный дом. Стены из камня, в углу камин, щиты, мечи и топоры на стенах, длинный деревянный обеденный стол, поднимавшийся на искусственном возвышении - почётном помосте, как называли его ещё в древние времена. В это великолепие из другой эпохи врывался один элемент - огромное стеклянное окно во всю противоположную от камина стену. Сам хозяин дома стоял по старой флотской привычке по стойке “вольно”, сложив руки за спиной, и смотрел, как моросящий дождик каплями стекает по огромному стеклу.

- Мистер Доннован, - начал он, - вы понимаете, что все мы сейчас ходим по грани? Наши разговоры здесь прямо противоречат приказам руководства Альянса, и, если это всё всплывет, мы все, и вы тоже, пойдем под трибунал как изменники родины.
- Мистер Ханссен, есть вещи намного страшнее, чем трибунал Альянса, которые с нами могут случиться. Тем более, мне как гражданскому, он не светит, - Доннован откинулся в кресле, на спинке которого лежала волчья шкура. - Например, оказаться в руках Галактической Стражи. Там, учитывая, эмм… специфику нашего общего дела, нам даже адвокат не полагается. Какая-нибудь баньши нам просто выпотрошит мозги и сдаст череп в утиль - своему боссу на вторсырьё. Заверяю вас, наш разговор в их компетенции, - он отхлебнул зеленый чай из чашки. - И тем не менее есть вещи ещё более страшные, чем лапы баньши, и поэтому мы все здесь. И поскольку все собрались, мы, с вашего позволения, начнем.

Доннован включил проектор, в воздухе посреди комнаты появилась объёмная схема. Он оглядел зал - в зале сидели представители генералитета Альянса. Начальник разведки, несколько адмиралов рангом пониже и заместитель начальника политической контрразведки Альянса. Со стороны Седьмого была его помощница Эми, которая теперь всегда присутствовала на подобных собраниях.
- Мы собрали статистику показателей деятельности Шепарда, - почти монотонным голосом начала Эми. - До событий на Иден Прайм в 2183 году, он был перспективным офицером Альянса. Настолько перспективным, что его кандидатура была предложена Совету Цитадели для зачисления в ряды СпеКТРов.

На графике отобразились точками события в жизни Шепарда между 2171 и 2183 годами.
- Если провести средне-статестическую, получается, примерно, чуть более успешное развитие, чем у хорошего офицера. Потому его и порекомендовали Совету.
Без видимых движений со стороны Эми на схеме стали появляться точки и новая средняя линия.
- Но потом вот что произошло…
Отобразился график между 2180 и 2185 годами. В правой части разброс точек сильно увеличился, кривая пошла резко вверх, перегнувшись в точке “Иден Прайм”.
- Видите, после событий на Иден Прайм матождание его боевой эффективности возросло на 89.3%, а его деятельность как командира увеличилась на 431%, что не наблюдалось за всю историю наблюдений за офицерами не только человечества, но и других известных рас галактики, а эффективность как политической фигуры возросла на три порядка, что может быть частично объяснено его незначительным участием в политической жизни до 2183 года. Но, все равно, динамика этих показателей сильно выходит за любые математические модели. Для сравнения, приведу вам показатели с возраста совершеннолетия наиболее успешного СпеКТРа за последние сто, если не двести, лет, - на экране появился плавно, но уверенно возрастающий график с разбросанными точками и фотография Сарена в правом нижнем углу.

- По нашим данным, - продолжил Доннован, - подобные резкие изменения у людей не наблюдаются без применения каких-то особых, крайних, спецсредств, - он сделал театральную паузу, - или одурманивания... Последнее особо интересно, да простит меня мистер О`Нелли, - он глянул в сторону начальника контрразведки, - если проанализировать информацию, которую мы получили из отчётов доктора Чаквас - результаты медицинского осмотра после событий на Иден Прайм - и нашли несколько фактов. Первое, Шепард имел контакт с внеземным, предположительно, протеанским артефактом, известным как “Маяк”. Второе, после контакта у Шепарда наблюдались аномалии в деятельности мозга, его повышенная активность, несмотря на недалёкое от комы состояние. И прямо после этого события показатели резко возрастают! - Доннован встал. - Как так же в объясните то, что офицеры тратят на подобные успехи ДЕСЯТИЛЕТИЯ? На то, что сделал Шепард менее чем за один год. Как так может быть?.. - продолжил он бурно жестикулируя. - Но дальше интереснее. Вся его первоначальная команда, - на экране появился Гаррус, Рекс, Тали, Лиара, - до контакта с Шепардом были, мягко говоря, изгои общества, если не считать мадам Т`Сони, судьба которой, впрочем, также не типична для азари. Но после они все становятся выдающимся личностями - лидерами своих народов. Возникает вопрос: что же они с Шепардом такого пили вместе, что потом сделали такие успехи? - в зале послышались смешки. - Я тоже такого хочу. Хотя, нет, не хочу. Потому что, подозреваю, Шепард и его команда, были одурманены на Иден Прайм. Они были взяты под очень тонкий, но качественный контроль неизвестной силой, и, судя по масштабам, это были Жнецы, либо кто-то ещё более сильный. Я предполагаю, что Жнецы, а их вычислительная мощность более чем позволяла им просчитать варианты, пришли к выводу, что мы достаточно сильны, чтобы дать им отпор, и, возможно, пускай и с огромными потерями, но уничтожить, и пошли на гамбит. Кстати, это косвенно подтверждает то, что человеческая раса - что-то выдающиеся за последние несколько сотен тысяч лет… Но речь сейчас не о том. Логика Жнецов была проста. Если явление нельзя остановить, то его нужно возглавить! Они взяли под контроль человека, который возглавил то, что они не смогли остановить, помогли ему пройти через всё это и встать у руля. Для отвлечения внимания они взяли под контроль ещё и того самого успешного СпеКТРа, но, как все вы знаете, турианец был выведен на чистую воду раньше. А теперь посмотрите вокруг: его армия самая сильная в галактике, половина населения рукоплещет ему, и вроде бы всё хорошо, но есть одно “но”. Почему, если он наш человек, он не передал технологии Жнецов людям? Ну, или, если он прямо такой охрененный космополит - всем жителям галактики?! Почему он не раздал всё это?! Почему он сидит как собака на сене? Куда делся Горн? Почему он пропал в неизвестном направлении?! Куда порой без вести пропадают обитатели Цитадели? - Доннован сделал опять паузу. - А ответ простой: Шепард не наш. Он - их, и теперь Альянс, Совет, и вообще вся галактика пляшут под дудку Жнецов! Им потребуется несколько столетий, чтобы без боя прибрать нас всех. Для них это время - ничто. Ну и, спрашивается, кто в этой войне победил? Мы или они?..

- Мистер Доннован, вы понимаете, что переворачиваете все представления о самой крупной войне в истории человечества с ног на голову? - спросил Ханссен.
- Вице-адмирал, но если бы у вас не было схожих подозрений, вы бы меня не пригласили. Ведь я только подтвердил их, верно?
- Да, верно, вы подтвердили самые мои худшие опасения. Странности поведение Хекета, руководства Альянса. Бесследная пропажа некоторых людей. Ваша теория объясняет всё. Вопрос в том, что нам делать?
- Тут важно не торопиться, учитывая масштабы и уровень нашего противника. Надо начать с разведки, собрать сведения о нем, и тогда, может быть, мы поймем, как его победить. Кстати у нас, исходя из выше сказанного, есть две зацепки. Первая - Маяк. Это, возможно, ключ ко всему. И очень жаль, что он был уничтожен. Но ведь есть и другие маяки. Ну, и вторая - это Горн. Так сказать, начало и конец этой истории… И мы должны его разыскать. Мы, - Доннован сделал ударение на этом слове. - Именно поэтому, я и прошу вашей поддержки, господа генералы. Если кто-то и может сейчас свалить Шепарда, то только те, кто сейчас здесь присутствует, и те, кто, возможно, примкнёт к нам будущем. В любом случае, нам следует объединить усилия. Вы согласны со мной, господа?
- У вас есть план действий, мистер Доннован? - спросил О`Нелли.
- Да, - торжествующим взглядом Седьмой обвёл всех присутствующих в зале. Всё таки, свою армию он получил. Настоящую армию. - Он у меня есть.
Мобильная платформа 0xff12ec14
Я-туман
52 0%
Offline
1459
2016-06-16 в 12:43 # 44
Совместно с Роса
День 10

На голоэкране вновь крутилось кольцо загрузки в тщетной попытке начала кольца соединиться с концом. В “Цербере” уже давно ушли в прошлое голограммы в полный рост и прочие квантовомеханические коммуникаторы. Их заменили вот такие простые, но зато надежные переговоры в тестовой форме. Как будто не начальству отчет пишешь, а с другом в чате общаешься. Ко всему прочему, вся эта переписка защищена от взлома в сто раз лучше. Тем временем загрузка закончилась. И на темном экране, возникла надпись ”Призрак” за которой стало появляться сообщение босса:

- Добрый день, агент 020. Как ваши успехи?
- Добрый день. Мы двигаемся за Источником, обнаружены пять точек перехода. Но в данный момент Источник находится на планете Мендуар. Прошу разрешение для наземной операции с целью выяснения… - Хейла задумалась на пару мгновений, формулируя свою мысль, но секундное промедление быстро закончилось, - чем именно является источник.
Потянулось томительное ожидание, к счастью недолгое.
- Наземную операцию разрешаю. Но не вступать с контакт с Источником, только наблюдение и определение, чем является объект. Захват или атака категорически запрещены.
- Есть. Информация принята. Приступаю к выполнению задания, - недолгая пауза, и экран погас. Дженс устало потерла переносицу и, раскинув руки, откинулась на кровать.
Через пару минут в голове Хейлы появилась мысль. Дженс вновь повернулась к терминалу и набрала номер профессора Доунволла.

Профессор метался по своей комнате, как загнанный в клетку зверь. Он никогда себя так не чувствовал, не понимал своего волнения, и это вышагивание из угла в угол все же хоть как-то отвлекало от тяжелых мыслей. У Доунволла сейчас было одно горячее желание: сесть на корабль и быстрее убраться с “Приюта мертвеца” к себе в лабораторию. Но ему не разрешали. На все его просьбы и вопросы ответ был один: “Вылет запрещен”, - без объяснений.
Стенли не сразу заметил на его терминале извещение, что кто-то установил с ним связь. Профессор остановился и в нерешительности подошел к терминалу. Но, едва прочитав имя собеседника, он успокоился и слегка улыбнулся.

Хейла: - Доброй ночи, профессор. Вы всё еще на “Аиде”? - гласило сообщение. Про ночь это было их давнее условие: всегда писать так независимо от времени суток.
- К сожалению, Хейли. А где находишься ты? - ответил профессор.
- В данный момент - на высокой орбите Мендуара. Ваши “болванчики” просто удивительны, профессор.
- Ты говоришь про големов или о Лансе и Фишмане?
- О тех и тех, - высветилось в ответ.
- Да, Хейла, мы старались. Десять лет непрерывных трудов. Ну, почти непрерывных.
- Надеюсь, они были потрачены не зря. До встречи, профессор.
- До встречи, Хейли, - отправив сообщение, Доунволл откинулся в кресле и, просидев так пару мгновений, с удивлением обнаружил, что успокоился. От всех его метаний не осталось и следа. И тут он вспомнил, что Гроссмюллер приглашал его к себе сыграть в шахматы. Стенли решил, что неплохо будет навестить коллегу. Молча поднявшись, Доунволл вышел из комнаты.

«Урания», словно крошечная золотая звездочка, приближалась к планете. Капитан решил совершить посадку посреди бела дня, просто врубив маскировку. Расчёт был прост: ночью падающие звезды привлекают не нужное внимание, и не тех, кого следует. Судно пробилось сквозь плотные слои атмосферы, и взгляду открылась изумрудная поверхность местного моря. «Урания» стремительно приближалась к бушующим волнам, но за несколько метров до пенных бурунов падение остановилось. Мощные двигатели, вскипятив пару сотен литров воды, приподняли “Уранию” над волнами, и судно отправилось дальше, но уже на бреющем полете. Встреча со случайными рыбаками была исключена, так как Хейла знала, что, имея довольно обширные морские просторы, на Мендуре отсутствует рыболовный флот, хотя планета занимает одно из лидирующих мест по экспорту морепродуктов. Просто местная рыба не ценится, и её не добывают, а все морепродукты производятся на крупных рыбных фермах на побережье. Да и к тому же, судя по темнеющему небу и свинцовым тучам, приближался шторм.
Капитан повел корабль к одной из рек и по речному руслу отправился к городу, возле которого располагался космодром, где приземлился «Брисбен». Хейла, сидя в кокпите за спинами пилота и капитана, не без интереса оглядывала буйную зелень инопланетного леса, что рос рядом с рекой. Планета была просто чудесна.
- Мэм, обнаружен новый сигнал. Передаем координаты, - прервал созерцание девушкой красот за иллюминатором голос одного из умников из интеркома.
- Капитан, планы немного изменились. Примите новые данные, - проговорила Хейла, передавая капитану новые координаты.
Новая точка находилась всего в паре сотен километров от города, в поселке, находящемся на берегу небольшого озера. Место для посадки нашли с трудом, на укромной лесной полянке невдалеке от поселения.

Ортега и Льюис все же были отправлены в космопорт, для выяснения характера груза и личностей пассажиров “Брисбена”. А Хейла решила осмотреть поселение.
Обнаженная девушка стояла у зеркала в полный рост. Дженс повернулась пару раз и начала собираться на вылазку. Надев нижнее бельё, Хейла решила надеть “бронезащиту”-костюм, по виду напоминающий закрытый купальник с небольшими рукавами до предплечья и штанинами, спускающимися чуть ниже ягодиц, непроглядного черного цвета. Хейла знала, что он сделан из какого-то сверх прочного волокна и трехслойной абляционной ткани и почти не пробиваем для легкого стрелкового оружия. Такие средства защиты использовали только оперативники, в то время как все остальные довольствовались простыми бронежилетами. За бронезащитой последовала обычная для Дженс одежда: белая блузка навыпуск, черные брюки в обтяг, сапоги с невысоким каблуком и черный плащ. Дополняли образ изящные солнцезащитные очки. Агент пошла к выходу. У трюма её ждали умники, держа в руках ящик с ДТЭП, их белые халаты были заменены на обычную одежду, а Фишман одел еще и рюкзак с едой и палаткой. “Какой предусмотрительный”, - мелькнула мысль. Хейла подошла к дверям трюма и оправила сообщение капитану открыть их, створки открылись. В глаза умников ударил непривычно яркий солнечный свет и разбился об очки Хейлы.
- За мной, дети мои, - с улыбкой проговорила Дженс и вышла с корабля. Умники странно переглянулись, затем улыбнулись и двинулись следом.

***

Хейла остановилась на набережной и, подойдя к перилам, посмотрела на спокойную озерную гладь. Вдохнула воздух, наполненый ароматами леса и водной прохладой. Местное солнце уже перевалило за зенит и сейчас неуклонно приближалось к горизонту. Время шло, а информации от двух групп все еще не было. Девушка теряла терпение, её нервировало, что все замерло, едва только они, казалось, достигли желаемого. Дженс, оперевшись на перила, смотрела на водную гладь и ждала. Через пару минут инструметрон запищал, оповещая хозяйку о входящем сообщение.
- Мэм, прибор установлен, мы его сейчас включим, - раздался в динамике голос Ланса Руперта. Послышалась недовольное: «Скажи прием», видимо, говорил Фишман.
- Прекрасно, приступайте, - великодушно ответила Хейла и непонятно зачем глубоко вздохнула.

В ответ из динамика донеслась какая-то возня, затем: ”Да не так, идиот”, - и, наконец, заветное: ”Есть.” Хейла взглянула на инструметрон - по карте выходило, что объект находился рядом, в метрах пятидесяти от неё. Бросив беглый взгляд на улочку, где не было других прохожих, она заметила бар. По всему выходило, что источник находился там.
Дженс привычно удивленно приподняла бровь и, поправив солнцезащитные очки, направилась к питейному заведению.

***

В “Новом Арктуре” почти ничего не поменялось. Да, его владелица и не горела желанием что-то менять. Бар почти полностью повторял оформлением “Арктур” в Старом или, как о нём шёпотом упоминали, “Мёртвом” Эри - городке, лежавшем на другой стороне озера, вернее, о его останках. Дочь прежнего хозяина, всего на полтора года пережившего войну со Жнецами, когда посёлок решили перенести на новое место, основала там свой бар, постаравшись воссоздать интерьер, который помнила с детства. Война осталась позади, а они были живы. Пусть далеко не все, но живы. И могли вернуть разрушенное.
Трейси Рэнкин назвала новое заведение в преемственность прежнего, лишь добавив слово “Новый”. Но внутри он всё так же напоминал обычный шотландский паб, каким его знала хозяйка. Генри не было в Эри в те времена, но историю бара он знал от самой Трейси. И за те месяцы, пока Уэйфара носило по Галактике, здесь почти всё осталось прежним.

День заканчивался, и бар только начинал наполняться посетителями. Но пока их было немного. Расположившись за столиком у стены, Генри успел умять порцию жаркого и почти ополовинить бутылку текилы, когда его внимание привлекла высокая стройная светловолосая женщина с внешностью модели, в изящных солнцезащитных очках, вошедшая в зал и бегло осмотревшаяся по сторонам. Девушка ненадолго остановилась, оглядывая публику, и прошла вперёд, задумчиво проведя кончиками пальцев по барной стойке.
Дженс пристроилась на свободном табурете, прямая как стрела, и повернулась лицом к залу. Она сняла очки и, слегка покусывая дужку, снова осмотрела публику. Взгляд ненадолго остановился на Генри, отчего мужчине стало неловко.

Пара местных работяг, какие то парни у дальней стены и разодетый щёголь, одетый почти как для светского вечера и явно приезжий. Короткий анализ определил то, что последний - явно её клиент, и взгляд карих глаз снова остановился на Генри. Девушка ловко спрыгнула с табурета и направилась к столику за которым сидел мужчина.
- Здесь не занято? - спросила девушка, мило улыбнувшись.
Генри с некоторым интересом посмотрел на женщину, на секунду задержавшись взглядом на её груди и бёдрах, после чего вернулся взглядом к карим глазам, вяло улыбнулся и ответил:
- Пока нет, - ни по его голосу, ни по поведению нельзя было заподозрить, что он уже порядком выпил, хотя пустой объём бутылки говорил об обратном.

- Уже да, - девушка, все так же улыбаясь присела напротив Генри, и откинулась на спинку стула. - Часто здесь бываете?
Рассеянный нетрезвый взгляд - пожалуй, единственное, что выдавало степень его опьянения - на пару мгновений собрался, став внимательным, а затем вернулся к своему расслабленному выражению.
- Как карты лягут, - неопределённо ответил Генри. - Вы хотели что-то конкретное?
- Разве? - Хейла удивленно приподняла бровь, но быстро с собой совладала, внимательно осматривая собеседника. - Мне кажется, вы бываете тут не часто и явно не местный. Ведь так?
“Агент очередного клиента? По виду, похоже. Местные так не одеваются. Или интерес иного рода?..” - Генри налил себе в стакан ещё.
- Это имеет значение? Вам интересны именно приезжие? Не желаете? - он указал на текилу. - Или, может, чего-то другого?

Хейла взглянула на стакан, затем снова перевела взгляд на Уэйфара.
- Я еще не решила, - ответила Дженс с легкой улыбкой. - Вы, наверное, много где побывали?
- Много, - от его взгляда, снова ставшего более чем осмысленным, вдруг стало немного неуютно. Не так, как когда тебя с интересом рассматривает нетрезвый посетитель заведения, хотя это тоже примешивалось к общему набору ощущений. На долю секунды Хейла испытала странное чувство, похожее на то, которое испытываешь, когда за тобой наблюдает беспристрастный взгляд камеры. Но ещё через мгновенье это чувство ушло, словно его никогда и не было, а зрачки мужчины опять расширились. - А сами вы откуда?
- Вы имеете ввиду родом, или место, откуда я сюда прибыла? - спросила девушка, блеснув безукоризненной улыбкой.
- Ну, хотя бы последнее, - улыбнулся в ответ Уэйфар.
- С Цитадели. А вы откуда?
Генри вздрогнул, улыбка моментально пропала с его лица.

- Как интересно… - он наполовину опустошил стакан. - Ну, допустим, оттуда же.
- Жаль, - ответила девушка и вскоре добавила: - Жаль, что нет второго стакана, - она указала пальцем на бутылку. - Ваше предложение еще в силе?
Генри утвердительно кивнул. Девушка форсистым движением открутила крышку и сделала пару глотков текилы из горлышка бутылки.
- Неплохо, - резюмировала Дженс, поставив бутылку на место. - Может, стоит представится друг другу?
- Уэйфар Генри, - на мужчину явно произвело впечатление проделанное Хейлой. Он протянул женщине руку. - Это вы лихо.
- Годы тренировок, - ответила девушка и рассмеялась. - Хейла Дженс, - она пожала мужчине руку — по-женски мягко сжала и слегка потрясла. - Очень приятно познакомится, Генри.
- Мне очень приятно, - аккуратно пожал руку он. - Вы серьёзно? - он привстал, вышел из-за стола, чуть пошатнулся, взял с барной стойки ещё стакан и вернулся на стул. - Вероятно, не самые приятные годы. - Генри налил Хейле текилы. - С солью, без?
- Предпочитаю без примесей, - ответила девушка.
- Похоже, наши вкусы сходятся, - проговорил Генри. - За что бы выпить? Давайте за знакомство. Позвольте узнать, что же вас привело в тихий фермерский городок?
- Я надеюсь, что не только вкусы, - ответила девушка. - А на планету меня привело дело. Под названием… - Хейла сделала паузу и добавила: - Туризм. Тут прекрасные виды и нет гуманоидов, да и людей не очень много.

- Не любите иные расы?
- Выражение “не любовь” не в полной мере выражает мои чувства к иным расам. Вас это удивляет? - Девушка ответила своим излюбленным жестом - слегка приподняла бровь.
- Война меня научила тому, что нет плохих рас, а есть отдельные выродки. Батарианцы напали на эту планету когда-то. Я, мои родители, наши друзья, соседи едва не попали в рабство. Многим моим знакомым повезло сильно меньше. Но батарианцы же в одном из боёв спасли мою шкуру. Просто спасли. Так что… я не знаю… Предпочитаю делить на своих и чужих. Это вернее.
- Я так и делю, - ответила девушка. - Правда, у меня всё немного проще. Есть люди и есть нелюди.
- Нелюди есть и у нас, - заметил Генри. - Но о грустном не будем, - он снова потянулся к выпивке. И какие же достопримечательности вы вознамерились здесь посмотреть?
- Вы правы, о грустном не стоит. Тогда предлагаю выпить за мир, - Дженс вновь лучезарно улыбнулась.
- Давайте. Так что на счёт экскурсий? У вас оплачен тур или вы ищите частника?

- Не думаю, что задержусь тут надолго, - с почти искренним сожалением ответила девушка. - Я, как вы наверняка заметили, несколько нелюдима… И поэтому плохо переношу скопления народа. Но, если ты, Генри, хочешь мне показать ваши достопримечательности, я не откажусь.
Странник с некоторым сомнением смотрел на женщину и пытался размышлять, насколько позволяла затуманенная выпивкой голова, о том, что ей на самом деле здесь нужно. И решил, по крайней мере, проверить пункт на счёт интереса к достопримечательностям. А там будет видно...
- Тогда я предлагаю осмотреть наиболее интересную из них. Вы как относитесь к дальним прогулкам на природе?
- Всё зависит от их длительности и дальности. Не люблю походов, - ответила Дженс.
- Это на другом берегу озера. Старый городок, сметённый войной. И небольшой мемориальный комплекс. Больше здесь смотреть нечего, - повёл рукой Генри и усмехнулся.
- Город руин? - проговорила Дженс, и Генри удивился странной перемене в её настроении и голосе. Девушка вдруг стала какой-то задумчивой, будто вспомнила что-то свое. - Я согласна прогуляться.

“Что же ей всё-таки от меня надо?” - мысль нет-нет, да и снова проскакивала в голове Уэйфара. Он ещё раз окинул её взглядом, пронаблюдал за манерой движений. По опыту он совершенно точно мог бы сказать, что у неё вне всяких сомнений есть немалый уровень боевой подготовки - это было заметно по мелким деталям поведения. Впрочем, агенты многих коллекционеров нередко имели такую подготовку. Ведь «сувенир» требовалось не только разыскать, но и доставить в целостности. Но тогда почему она сразу не перешла к делу?
- Ну, тогда прогуляемся, - Генри сунул недопитую бутылку во внутренний карман куртки, расплатился с барменом, после чего они вдвоём с Хейлой вышли из бара.
- Не самая приятная прогулка нам предстоит на первом свидании, ты не находишь, Генри? - проговорила девушка, едва они вышли из бара и сделали пару шагов.
- Свидании? - переспросил тот. - Вы же говорили об экскурсии, а не о свидании. Или оно стоит одним из пунктов?
- Да ладно. Вы ведь не подрабатываете тут гидом и вряд ли всех желающих водите на пепелище? - Дженс почти вплотную подошла к Генри взглянув мужчине прямо в глаза. - Что-то не так, Генри?

- Да и вы не похожи на обычную искательницу приключений, приехавшую в это захолустье изучать достопримечательности, которая здесь всего одна, - заметил Странник, не отрывая взгляда от Хейлы. - Зачем вы здесь, мисс Дженс?
Девушка рассмеялась.
- Если я скажу, что ищу нечто исключительное, ты мне поверишь, Генри? - взляд карих глаз, в которых плясали задорные огоньки, скользил по лицу мужчины.
- Смотря что именно вы называете исключительным, - понижая голос, проговорил Генри.
- Нечто удивительное, чего не найдешь нигде больше. Мне кажется, так будет верно, - бархатистый голос собеседницы, запах её парфюма и теплое дыхание у себя на лице производили на Генри странное впечатление. Пожалуй, подобного он не испытывал уже очень и очень давно. Если испытывал вообще...

В это время умники Доунволла заметили нечто непонятное, происходившее с прибором Гросмюллера: он странно завибрировал, а подключенная панель засветилась красным светом и появилась надпись: “переполнение входного буфера”.
- Ничего себе, - пробормотал Ланс.
- Ага, это тебе не азари в Серрайском университете лапать! - ответил товарищу Фишман.

- Я видел много удивительных вещей, - продолжил говорить Уэйфар. - Не знаю, какие видели вы, но сейчас я расскажу вам то, о чём вы точно не слышали. Продолжим нашу прогулку?
- Пожалуй. Вы меня заинтересовали, мистер Уэйфар, - Хейла придвинулась поближе к Генри и прижалась к его плечу.
- Мэм, у нас тут что-то невероятное. Вы не поверите, но источник начал двигаться, и прибор не успевает обработать все данные. Нагрузка на канал возросла почти на порядок, - раздался восторженный голос Ланса в гарнитуре костной проводимости, куда Дженс переправила все сообщения, что бы собеседник их не услышал.
Озёрная долина, умытая грозовым ливнем, пребывала в предзакатном покое. Жёлтая звезда уже почти касалась верхушек холмов, когда Генри и Хейла прошли половину пути до старого городка. Бетонная дорога была покрыта трещинами, проросшими травой. Было видно, что пользуются ею крайне редко. Лишь пару-тройку раз в году туда, где находился мемориал, приходил транспорт - единичная экскурсия или служба, приглядывавшая за целостностью мемориала.

- Хейла, ты видела когда-нибудь систему из семи бело-голубых звёзд? Шесть из них образуют пары, а седьмая обращается вокруг. Как правильный треугольник в круге. И всё это медленно движется вокруг центра галактики.
- Наверняка потрясающее зрелище, - ответила девушка. - Никогда бы не подумала, что вы интересуетесь звездами. Вы астроном или астрофизик? - пальцы Хейлы сомкнулись на предплечье Генри.
- Нет, - рассмеялся мужчина. - Просто я много мотаюсь по галактике и повидал всякое. Свой маленький бизнес - нужно везде поспевать. А чем занимаешься ты?
- Не поверите, но я юрист. Знаток всех законов и способов их обойти в пространстве Совета и… других областях. И я тоже много где побывала. Но рассказать мне особо не о чём.

- Разве работа юриста настолько неинтересна? - удивлённо поднял брови Генри.

- Я бы не сказала, что она неинтересна. Но она больше похожа на разгадывание головоломок или решение сложных математических задач. Корпоративные иски - это ведь так скучно, - проговорила девушка, лицо её приобрело грустное выражение. - Путешествия из одного здания суда в другое не так интересны.
С озера потянул лёгкий бриз, спокойное зеркало воды подёрнулось мелкой рябью. Генри оглянулся в сторону озера, и по его лицу пробежала тень.
- Видимо, сегодня показать тебе мемориал не получится, - проговорил он. - Пора возвращаться. К ночи опять будет сильный дождь. Мне кажется, или ты расстроена? - его ладонь аккуратно легла ей на плечо.
- Да нет, что ты Генри, - Хейла лукаво посмотрела на мужчину, а её ладонь легла на его ладонь. - Боишься намокнуть?

- Я боюсь, что ты промокнешь. Мне-то что? - Генри усмехнулся и снова с сомнением оглядел северную сторону горизонта, откуда плыли пока немногочисленные серые тучи.
- Не сахарная не растаю, - ответила девушка и пошла вперед. - Генри ты всегда малознакомых девушек в лес тащишь. Я надеюсь у тебя тут нигде не припрятан матрац, для особых случаев? - она остановилась и повернулась к мужчине.
- Нет, что ты. Когда я соглашался провести экскурсию в столь уединённое место, то был уверен, что матрац припасён у тебя. Ты ведь так уверенно стала расспрашивать о достопримечательностях у первого встречного мужчины. К тому же не совсем трезвого, - Генри сложил руки на груди и с интересом ждал её ответа.
- Уж не думаешь ли ты, что я собралась тебя изнасиловать? - Дженс неспешно приближалась к мужчине. - К тому же, следует отметить, что ты предложил место.

- Я счёл, что вести столь очаровательную незнакомку сразу к себе в халупу - слишком опрометчиво. Приличных гостиниц здесь нет. А погода с утра обещала быть тёплой, да и вид здесь шикарный. К тому же, покрывало с электроподогревом - вещь необременительная. Я бы даже сопротивляться не стал.
- Вот даже как, - Хейла подходила все ближе и ближе. - Я смотрю, ты все предусмотрел. Не учёл только один факт. А зачем это всё мне?
- А вот это ключевой вопрос, - понизил голос Уэйфар. - Зачем вы выбрали одного из посетителей бара, завели странный двусмысленный разговор, начали какую-то непонятную игру, согласились пойти о мной невесть куда? Может быть, скажете прямо, зачем я вам понадобился, мисс Дженс?
- Может, вы мне понравились. Такой ответ вас устроит?
- Был бы рад, если бы это оказалось так. Но мне слабо в это верится, - голос Странника стал серьёзен. - Тем более, что вам ли с вашей подготовкой бояться нападения? Ну, так что, мисс Дженс?

- Вы мне понравились, мистер Уэйфар, и да я была с вами не совсем откровенна. Я не мисс, а миссис Дженс. Поэтому, я надеюсь, вы понимаете, что ничего кроме приятной прогулки у нас не получится? Не будем тешить себя иллюзиями, Генри.
- Вы замужем? И муж вот так отпускает вас в дальние туристические поездки одну?
- Он мне доверяет, а я могу за себя постоять. К тому же, у него очень ответственная работа, - девушка с нескрываемым разочарованием смотрела на Генри. - Ну, так что, мы идем к мемориалу, или будем тут мокнуть под дождём?
- Идём, - сделав приглашающий жест рукой, Уэйфар направился по старому шоссе дальше.

Они прошли ещё около часа, и впереди показались поросшие мхом и мелкой травой обугленные остовы домов. Городок оказался едва ли не меньше, чем его преемник. Мемориал располагался на искусственном возвышении, почти у самого озера. Мрачный тёмный гранит с почти неотшлифованной поверхностью, такие же неправильной формы плиты, обработанные лазером, что придавало им вид обожжённых жнецовскими лучами, с именами тех, кто здесь погиб. Судя по записям, из всего населения города выжили единицы. На двух отдельно стоящих стелах были перечислены имена бойцов, оборонявших городок.
- Вот мы и пришли, - Генри тяжело выдохнул.
Хейла осмотрела мемориал и взглянула на Генри - выглядел он довольно подавленным. Да и само это место не добавляло жизнерадостности. Девушка отошла от мужчины и приблизилась к одной из стел.

- Как много имен, - только это и смогла проговорить она, приблизившись в гранитному памятнику. Пальцы скользнули по мертвому камню, по высеченным именам, как будто разделившим живых и мёртвых. Девушка постояла так пару минут в молчании у памятника, а затем развернулась и подошла к Генри. Когда она подходила она почти по детски шмыгала носом.
Генри посмотрел на Хейлу, ощущая, как сочувствие к ней начинает пересиливать его собственные тяжёлые воспоминания.
- Похоже, зря я тебя сюда привёл, - сказал Уэйфар. - Выпить хочешь?

Хейла слишком быстро подошла к мужчине. Настолько быстро, что на миг у Странника возникло ощущение, что она его ударит. Но всё закончилось не так резко. Девушка просто обняла его. - Нет, не хочу, - ответила она.
Он обнял её в ответ, какое-то время они стояли вместе молча. Вдыхая тонкий запах её волос, дополненный ароматом местных цветов, Генри слушал неровное дыхание женщины, не замечая, как колотится его собственное сердце.
- Спасибо за прогулку, - услышал Уйэфар шепот девушки у себя на плече. - Я благодарна.
- Рад, что понравилось, - ответил Генри, чувствуя, как крепчает ветер. - Вот теперь точно пора возвращаться в город.
На нагретый за день гранит упали и почти тут же высохли первые капли дождя.
- Держи, - Странник снял с себя куртку и накинул её Хейле на плечи.
- Думаю, вы правы. Благодарю, - проговорила Хейла и с нескрываемым разочарованием разжала объятия. Небеса стремительно чернели, и, хотя светило еще не скрылось за холмами, почти все небо заволокли темные тучи. Пара тронулась в обратный путь, и, пройдя несколько минут в молчание Хейла спросила:
- Генри, а на что ты рассчитывал, когда вел меня к мемориалу?
Он пожал плечами.
- Тебе хотелось экскурсии, а я не мог отказать прекрасной даме в её просьбе. Это не в моих правилах.

Девушка коротко рассмеялась, а затем повернула голову к мужчине и стрельнула глазками.
- Ах, мой рыцарь. Думаю, прекрасной даме стоит поблагодарить тебя? - Хейла, отбросив все сомнения и приблизившись к Генри, поцеловала его в губы со всей страстью, на какую была способна.
В первую секунду Генри, не ожидавший подобного, опешил. Хмель вылетел из его головы, словно не бывало. Потом его руки легли ей на талию, он прижал женщину к себе, ответил на поцелуй, ладони медленно скользнули вверх по спине. Одна из ладоней Хейлы легла на затылок Генри и грубо прошлась по его волосам — кожа засаднила от прошедшихся по ней ногтей. Поцелуй длился лишь пару секунд, но затем девушка отстранилась от Генри. И их настиг дождь. Казалось, лишь для того, чтобы скрыть пару под своими струями.

Генри смотрел на неё и не понимал. Не понимал того, что ей нужно и зачем она сейчас делает то, что делает. Только что говорила про мужа, и вот этот поцелуй… Утверждает, что осматривает достопримечательности, но заметно, что у неё есть к нему какой-то иного рода интерес. Какой?..
Капли дождя падали с её волос, стекали по лицу. Она стояла, придерживая руками его куртку и смотрела на него. Тонкие точёные черты лица, аккуратные, чуть пухлые губы, чёрные брови, длинные ресницы, карие глаза…
От резкого порыва ветра их захлестнуло градом капель.
- Скоро стемнеет. Надо добраться до города, - сказал Генри.
- Ага, - пробормотала Хейла. Она выглядела слегка смущенной. - И еще, не помешало бы обсохнуть. Пошли, - Генри пошел впереди, и девушка следом, и разумеется он не заметил, как миссис Дженс в момент поцелуя вырвала у него пару волос.

Темнело быстро. Когда Хейла и Генри добрались до городка, там уже включили освещение. По улицам текли реки, бурлящие, покрытые тысячами больших и маленьких пузырьков.
- Где вы остановились в городе? - спросил Уэйфар.
- У друзей. Подходящих гостиниц здесь нет, - ответила Хейла. - И прости меня, Генри, я сама не знаю, что на меня нашло. Я вообще не такая, - То есть, я хочу сказать… - казалось, девушка растерялась, - у меня такого никогда раньше не было. Я про потерю контроля.
- Со всеми порой случается, - Странник рассеянно улыбнулся. - Ты не должна извиняться. Тем более, что мне понравилось. А тебе самой?
Девушка коротко рассмеялась.
- Бывало и лучше, - уклончиво ответила она с легкой улыбкой. - Думаю, пора прощаться?
- Может, тебя проводить?
- Зачем? - Хейла склонила голову набок и насмешливо посмотрела на Странника. - Я могу за себя постоять, Генри. Не стоит меня оберегать. Держи, - она сняла и протянула мужчине его куртку, согревавшую её всю дорогу. Когда Генри к ней подошёл, ее рука легла ему на щеку и слегка погладила. - Не переживай, мы еще увидимся. До встречи, - девушка улыбнулась и пошла прочь, не оборачиваясь.
Он смотрел, как она идёт под светом фонарей. Дождь разогнал всех прохожих, и улицы были пусты. Вопросы теснили в голове друг друга, а эмоции сейчас напоминали поток воды, бурлящий у него под ногами. Генри стоял, опустив руки, так что куртка касалась рукавами земли. Потом, когда Хейла исчезла из вида, свернув на соседнюю улицу, одел куртку поверх мокрой насквозь рубашки и пошёл домой.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Fox666
197 0%
Offline
4012
2016-06-22 в 14:29 # 45
Совместно с Я-Туман

День 7-8

За окнами аэрокара проплывали сокрытые сумраком и испещренные огоньками окон, как светлячками, пейзажи Цитадели. Артур Лемм, видимо наговорился, и поэтому наконец-то замолчал, изредка поглядывая на неотрывно смотрящую в окно Ольгу.

Чеглокова пыталась разложить всю полученную за вечер и ночь информацию по полочкам, да так, что на неё напала какая-то странная меланхолия, и ей просто хотелось спать. Из прострации девушку вывел вопрос Артура.

— Ольга, ты когда-нибудь занималась этим в машине? Там заднее сиденье вполне удобное.
Ведьма от подобного заявления слегка опешила, и кое-как собрав мысли в кулак повернулась к Арту с ошарашенным лицом.

— А ты откровенно наглый, — достаточно строго отметила она.

— Я не так выразился. Я имею в ввиду может, вздремнёшь немного? Ты уже на ногах не стоишь?

Ольга тяжело вдохнула и опустила голову. В словах Лемма был резон, и она не нашла чем возразить.

— Кстати тебе никто не говорил, что ты такая хорошенькая, когда злишься? — Лемм продолжал переходить от заигрываний до проявлений заботы и наоборот, словно сёрфингист, выжидающий удобный момент, чтобы поймать волну. И этой волной была реакция Ольги на его слова.

— Обычно, договорить не успевают, — недовольно отметила Ольга, скрестив руки.

— Хм, значит мне повезло? — Лемм самодовольно усмехнулся, и вернулся к управлению транспортом, бросив хитрый взгляд на Чеглокову. — Ты же не думала, что я тащу девушку в постель на первом свидании? Для начала я её хотя бы накормлю.

Вспомнив, какого общения ей стоила просьба заняться делом мистера Грина, Чеглокова всё так же неуверенно заявила:

— Да-да. Я помню ценник твоих услуг. Но мы договаривались лишь на ужин.

— Ужин так ужин. Там видно будет. Оля, нет ничего плохого в том, что иногда стоит расслабиться и выпустить пар. А то ты сейчас похожа на наглядное пособие того, до какого состояния не надо себя доводить на работе.

Лемм еще раз посмотрел на Ольгу, даже с сопереживанием, но затем отвернулся и вновь занялся пилотированием кара. Несколько минут в кабине повисло тягостное молчание, оказавшиеся прервано звонком на инструметрон Чеглоковой. Ведьма легким движением руки перевела изображение на интерком кара. Перед лобовым стеклом загорелся голоэкран, на котором явилось людям обеспокоенное лицо Торэла, который уже был готов разразится тирадой набрав воздуха в грудь, но заметив Ольгу вместо тирады тяжело выдохнул. Вновь повисло молчание. Артур взглянул, и удивленно поднял брови.

— Добр... — Лемм немного замешкался, видимо, соображая как лучше сказать, так как на станции была либо поздняя ночь или уже раннее утро.- ...Доброго времени суток Торэл. — Выкрутился Страж. — Чем обязаны?

— Вы куда пропали? Оба! — Начал возмущаться саларианец, — я не мог достучаться до вас последний час.

Поняв, что речь идёт об отключении любой связи со Стражами из-за посещения богом забытого района, Ольга устало перебила напарника:

— Что случилось, Торэл?

Голограмма неровно дернулась, словно переключили канал и перед людьми был уже более собранный саларианец, смотревший почти не мигая:

— C’аар в больнице, пока без сознания. Квартира Проныры оказалась заминированной. Я с подкреплением прибыл уже после взрыва.
Оля и Арт переглянулись. От усталости на лице девушки не осталось и следа.

— Все улики, если они были, уничтожены взрывом и последующим пожаром, — продолжил рапортовать Торэл.

Чеглокова закрыла лицо руками, запустив тонкие пальцы в спадающую на лицо рыжую челку. Ей хватало свидетельских показаний бомжа Шелдона, чтобы в голове всё смешалось в кучу. Новость об Эле, и то, что она отправила его фактически одного, окончательно превратили эту кучу в неразделимое месиво. Такое происходило с ней впервые. Это было откровенное замешательство.

Пока пальцы нервно сжимали волосы, а ладони плотно прикрывали глаза, вокруг рук образовалась еле заметная бледно-голубая пелена. Неровно мерцающее облако разрасталось с каждой секундой. Будь Ольга одна, она бы завыла от обрушившейся на неё паники. Но понимая, что на неё сейчас смотрят две пары глаз, лейтенант пыталась держать себя. Лишь биотика выдавала нарастающее напряжение.

Девушка оторвала руки от лица, сдвинув ладони ко лбу, встретилась взглядом с Артом. Тот спокойно выжидал, когда замешательство минует свой пик. Синее мерцание исчезло.

— Нам нужно к Элу. — Лейтенант выдохнула и постаралась сделать вид, что успокоилась. — Необходимо выяснить, что произошло. Если этот чертов дырокол понадобился кому-то действительно влиятельному, те, кого видел Шелдон, не остановятся на уничтожении улик.

— Тогда нам нужно в госпиталь. — Арт усмехнулся и заложил крутой вираж. — И насчет квартиры Проныры, — после продолжительной паузы завел разговор Лемм. — Мои ребята там побывали, всё, что представляет ценность для дела, изъяли. Я из-за этой котовасии с нашим дорогим мистером Шелдоном забыл тебе сказать.

— Что? — Скрипуче протянула голограмма и тут же исчезла, так как Чеголокова поспешила выключить связь. Своевременность Лемма и так достаточно сыграла не в пользу Ведьмы. Ей не хватало, чтобы до Тэнакса дошли известия о новых похождениях Артура и его команды. Тем более в свете образовавшегося покушения на C’аара, пусть даже непредумышленного, люди Лемма, как и он сам, могли в любой момент попасть под подозрение. От этих мыслей Ольга как могла отнекивалась. Но ей стоило проявить большую проницательность к сложившимся обстоятельствам.

— Ты снова нас опередил, — мягко произнесла Оля, и легко улыбнулась, отметив про себя, что в этот раз действия Артура оказались более полезными, нежели его наглый визит к Мору, — я твоя должница.

— Сочтёмся, Оля. — Произнес Лемм и мягко улыбнулся.

Аэрокар пролетал над жилыми секторами, усеянными ночными клубами, барами и другими веселенькими заведениями, чьи вывески причудливой гирляндой отражались на стекле кабины аэрокар. А за этим районами, словно рыцарь, следящий за порядком, неумолимо приближалась белоснежная громада медицинского центра.

— Что, Ольга, больше ничего спросить не хочешь? — Вновь нарушил молчание Лемм, бросив на лейтенанта заинтересованный взгляд.

— Смею предположить, что ты успел изучить всё, что нашли в квартире. Не так ли? — Вопрос был, скорее всего, необязателен, ибо стиль работы Лемма выражался именно в мгновенном и максимальном получении информации из всего, что каким-либо образом связанно с рассматриваемым делом. Процесс анализа и выводы откладывались в долгую перспективу, но всегда имели под собой жёсткое основание в виде добытых улик и полезной информации. Именно поэтому Артур стал одним из самых ценных «полевых» агентов под долгоиграющим прикрытием.

— Разумеется. — Ответил мужчина, сверкнув белоснежной улыбкой. — Знаешь, есть такой кабак в припортовом районе? — Прозвучал неожиданный вопрос. — Называется «Рандеву».

— Мне некогда ходить по припортовым кабакам, — вздохнула Ольга, обескураженно глянув на Арта.

— Да нет, я не о том. Видимо, Проныра частенько бывал в нем, причём с завидным постоянством. Мы нашли кучу спичечных коробков из сего заведения. Выходит, что он там бывал раз в две недели. Странно, ты не находишь?

— И вы это выяснили по коробкам от спичек? — Ольга удивилась как много информации могут дать столь незначительные вещи.
— Они фирменные. Там на задней стороне печатается всякая «плюшевая реклама», и она меняется раз в две недели. А одинаковых коробков у Проныры не нашлось.

— Ты уже и в «Рандеву» побывал? — перебила лейтенант.

— Я там изредка бывал, и хозяина знаю. Анри «Тюльпан». Знаешь такого? Я хочу, чтобы ты туда сходила и поговорила с ним о том, с кем встречался наш друг. Только без козыряний значком. Прояви свое женское очарование. Анри, точно, на него поведется. — Лемм улыбнулся, и едва не ляпнул «Я же повелся».

Ради работы Ольга была готова на многое. Условия «не козырять значком» и «проявить женское очарование» давали неплохой шанс не только выудить важную для следствия информацию, но и несколько отвлечь себя от рутины, в которую Ольга уходила с головой в большинстве дел.

— Хорошо. Надеюсь, этот Тюльпан соответствует своему прозвищу и хотя бы хорошо пахнет, — уголки губ легко дрогнули в улыбке. Чеглокова потянулась к панели управления и вывела на экран карту районов Цитадели. Найдя «Рандеву» она загрузила координаты в омнитул.

— Этого обещать не могу. — Ответил Лемм.

Показалась стоянка для аэрокаров, и мужчина уверенно повел транспорт на свободное место. Ощутимо встряхнув своих пассажиров, аэрокар приземлился.

— Пошли, Ольга, навестим Снежка.
Maur
15 20%
Offline
110
2016-06-30 в 15:19 # 46
День 8

Совместно с Я-Туман и Fox666

«Начать процесс восстановления... Обширные повреждения кожного покрова. Возможно контузия. Запустить медпрогра... программу. Внимание! Несанкционированное вторжение в тело носителя. Внимание! Немедленно удалить инородные соединения из организма. Программа „Прима“ активирована. Внимание! Оповещение носителя. Внимание! Приказ принят — процесс восстановления запущен. Дополнение принято — активация системы пассивной защиты».

— Доктор? — молоденькая саларианка удивленно воззрилась на доктора, — Тело пациента отторгает медигель.

— Не мелите чепухи, — пророкотал высокий турианец в медицинском одеянии, — медигель не инертен и... — Доктор запнулся — Та-ак, а вот это довольно интересно.

Турианец с неподдельным любопытством рассматривал регенерационные процессы, протекающие в организме Стража — татуировка на ладони красноречиво подтверждала мысли врача своим свечением.

«Очень интересно. Теперь понятно, почему яйцеголовые держат в секрете большую часть разработок НИЦЦ», — отметил про себя док.

То, что происходило с человеком, не могло быть природной способностью или же аномалией — все было слишком структурировано. Попади метод, с помощью которого был улучшен Страж, в чужие руки — это принесло бы много проблем Управлению.

— Кхм... — турианец наконец-таки заметил застывшую на месте саларианку, — Так, дорогуша, оповестите Стражей о состоянии пациента. Бегом марш! — прикрикнул он, приводя, девушку в чувство.

— Думаю, в этом уже нет необходимости.

Мягкий, но властный голос со стороны смежного входа в палату остановил подхватившуюся девушку и заставил обернуться дока.

— Кто вы... — слегка опешил док, но взяв себя в руки, приосанился и сказал — С кем имею честь?

Глаза незнакомки блеснули. Она аккуратно поправила ниспадающие на плечи тёмные практически воздушные локоны, которые рассыпались в её пальцах.

— Особый отдел Управления по устойчивому развитию Галактической Стражи. Мое имя Грин — человеческая женщина стянула перчатку и показала ладонь, на которой красовался знак ГС. — Доктор, — театральная пауза и огромные изумрудно-зеленые глаза, уставившиеся на турианца, заставили его нервно сглотнуть комок, образовавшийся в горле и подобраться еще больше, — как я вижу, вы уже поняли, зачем я здесь. Поэтому попрошу вас удалиться из этого помещения вместе с моим помощником — Грин кивнула в сторону беловолосого короткостриженого кварианца в форме ообовца* Цитадели.

— Но... — начал док, но посчитав, что разумнее будет подчиниться — коротко кивнул и вышел из палаты.

Анна Гринвуд вздохнула и потерла переносицу — жест невольно перенятый у давнего знакомого. Кивнув двум оставшимся ообовцам, она подошла к Элу. Пару движений руками и перед ней возникла полная биометрическая модель парня. Хмыкнув, девушка взмахом руки убрала голограмму и уставилась на Эла.

— Два сапога — пара, блин — вспомнив Эджа, пробормотала она. — Что же ваши задницы на всякие приключения тянет? — Анюта снова вздохнула и дотронулась до ставшего вишнево-бордовым капли-амулета — Хорошо хоть медмодуль справляется со своей задачей.

Продолжая все также смотреть на посапывающего Эла, Анюта присела на койку и неожиданно для самой себя принялась гладить его волосы. Они были такими мягкими и невесомыми, что казалось взрыв их обошел стороной.

Освещение квартала настаивало на факте воцарения «ночной» части стандартных суток. Холодные лучи фонарей и световых панелей утапливали округу в бледной пелене. Даже воздух стал на порядок свежее. Не везде на Цитадели можно было наблюдать за искусственной сменой времени суток. Когда для кого-то наступало условное утро, для другой части населения вечер подходил к концу. И это можно было наблюдать даже в пределах одного жилого многоквартирного дома, не говоря о целых районах. Но места, подобные медицинским центрам и зонам оздоровительного отдыха, требовали для создания благоприятной и привычной обстановки некое подобие смены дня и ночи. И чаще всего, обходились регулировкой освещения улиц квартала и температуры воздуха.

Поддернув воротник выданной Леммом куртки, Оля прижала к груди руки:

— Здесь, действительно, так холодно или мне всё мерещиться?

— Разве? Нет, Оля, тут скорее ночная прохлада. — Ответил Артур, с удовольствием вдыхая свежий ночной воздух. — Плохо, что на Цитадели нет луны. А то это так романтично: ночь, луна и двое под ней. — Мужчина подмигнул девушке, и деликатно взял её под руку.

— Как тебя хватает думать еще о романтике при такой работе? — Съюлила Чеглокова.

— Любви все возрасты покорны, и профессии. Мне так кажется. Ладно, что-то мы заболтались. Пошли?

Рядом с центральным входом больницы стояла парочка батарианцев, что-то тихо обсуждающих и в перерыве между фразами потягивающие сигареты. Четыре пары глаз пристально проводили Лемма и Чеголокову до стеклянных дверей, миновав которые они наткнулись на более активный интерес к их присутствию в клинике. Пару агентов встретил кварианец в сопровождении человека. На обоих красовались темного-синего цвета однотонные кителя с шевронами Галактической Стражи. Встретив агентов с нескрываемым пренебрежением кварианец остановил их у самого порога:

— Гражданским здесь делать нечего.

Ольга молча продемонстрировала знак Стражи на кисти руки, практически тыкнув ей в лицо кварианца. Тот, осознав свою несвоевременную грубость, перевел взгляд на Артура, но по какой-то причине известной лишь ему одному не стал требовать от Лемма предъявления «пропуска».

Заметив такую странность в поведении, Ольга решила спросить Артур, на что мужчина ответил:

— Видимо, в твоём приглашении было написано «плюс один».

Выяснив в какой палате находится C’аар, агенты немедленно направились к нему, не смотря на то, что одна из медсестер процитировала им одно из предупреждений лечащего врача — «Никаких посещений».

Оказавшись в палате, Оля и Арт увидели довольно необычную для их ожиданий картину. Вместо врача или тех же Стражников из отдела внутренней политики тщательно изучающих состояние здоровья пациента, которые брались за работу тогда, когда кто-либо из агентов был подвержен опасности или, вовсе, был убит, их встретила женщина, по-родственному тепло поглаживающая волосы спящего Эла. Она говорила тихо, нависнув над ним, словно выжидая момент, когда тот откроет глаза.

— Мэм? — Не церемонясь, окликнула Чеглокова.

Резкий голос Рыжика вывел Анюту из своего рода «транса». Рука, поглаживающая волосы парня остановилась и медленно, преодолев небольшое расстояние до коленей, легла на вторую. Сев в пол оборота и приосанившись, Грин подняла глаза на вошедших Стражей. Переведя свой взгляд с Ольги на Лемма и обратно, она остановилась на девушке:

— С кем имею честь? — спокойно произнесла Грин, едва сдерживая усмешку от случившегося каламбура.

— Старший следователь отдела по контролю за артефактами Чеглокова, мэм. А вы, я понимаю... — Оля не успела продолжить фразу, когда ей ответили.

— Контр-коммандер Гринвуд — Управление по устойчивому развитию — знак ГС на пару секунд засиял чуть ярче, привлекая внимание оперативников, — а также непосредственный куратор, деятельности лейтенанта С’аара.

— А я тень отца Гамлета, и по совместительству Артур Лемм, следователь из отдела по особо тяжким. — Решил представиться Артур. — К вашим услугам.

Гринвуд раздраженно осмотрела «тень отца Гамлета» с ног до головы, словно что-то вымеряла в голове.

— Jævla...** — неожиданно раздалось с койки Эла — Как раз тебя мне для комплекта и не хвата... Ааай! — вскрикнул парень когда Анюта ткнула его кулачком в свежи-затянувшуюся рану на торсе.

— Прости, что? — с самым невинным выражением лица, спросила девушка — Кажется, ты очень рад меня видеть?

— Вот же ж мегера... — пробормотал Эл и в следующую секунду вскинул руки, предупреждая следующий «удар», — Все-все! — пролепетал он, не скрывая усмешки.

Ольга и Артур молча наблюдали за происходящим, не находя, что ответить. С одной стороны, они не знали насколько намеренно в дело ввязалось Управление по устойчивому развитию, хотя оба ожидали несколько иной интерес со стороны Стражи к произошедшему. С другой, неформальность общения лейтенанта и контр-коммандера говорило скорее, о личном интересе Гринвуд. Но ни тот вариант ни другой, учитывая положение нарисовавшегося офицера, ничего хорошего не предвещали. Так или иначе Чеглоковой, как старшему следователю, придется держать ответ перед Управлением — зачем и каким образом она приняла столь поспешное решение отправить C’аара, практически, в капкан в одиночестве. Почему она не предусмотрела подобный исход. И, обязательно, ей напомнили бы, что в случае потери сотрудника Стражи или утечки данных о любых технологиях, в том числе и по «прокачке» агентов, она понесла бы персональную ответственность. Поэтому лейтенант, последовав примеру Гринвуд и С’аара, предпочла избежать официоза, надеясь, что женщина присутствует тут из личных побуждений:

— Как ты себя чувствуешь, Эл?

— О... Ооо! — С’аар наконец обратил внимание на остальных, — Какие люди! Лемм! Охайо, Рыжик! — Эл расплылся в улыбке еще больше, — Как хорошо, что вы пришли. — лейтенант попытался рывком соскочить с койки.

Оказавшись на ногах парень «поплыл» и начала оседать на пол. Однако, когда Грин подскочила к нему и попыталась помочь, жестом остановил ее и аккуратно принял вертикальное положение.

— Фух... — он удивленно выпустил воздух из легких, — Да... Это было... Ммм... Неожиданно. Ладушки — я в порядке — ноги на месте, руки тоже, вы в порядке (пфф, что с вами случится-то может), следовательно, все в порядке... Хотя... — Эл дотронулся до амулета, — Да — медмодуль сел. Helvete**!

Чувствуя странную неловкость под пристальным взглядом Гринвуд, Оля всё-таки спросила Эла о том, зачем пришла:

— Что там произошло?

— Бум! — бескомпромиссно ответил Эл

Чеглокова удивилась легкому ребячеству Эла. Арт лишь ухмыльнулся.

— Не прикидывайся, Рыжик, — Эл посерьезнел, — Ни за что не поверю, что тебе не доложили о произошедшем взрыве и том, кто это устроил. Дай-ка угадаю — он смылся?

— Мне доложили. Но без подробностей. — Ольга нахмурилась, — что значит «смылся»? Там был кто-то еще?

Лицо парня вытянулось от понимания своего фейла. Прокашлявшись, Эл виновато воззрился на Грин, затем на Ольгу с Леммом и начал рассказ...

— ... затем я зашел в квартиру. Идиот! — заканчивая, дал себе оценку Эл, — Ну, а остальное, Рыжик, ты знаешь. Кстати, этот хмырь оглушенный валялся дальше по коридору.

— Конечно идиот, — с напускной серьезностью вклинилась Грин, — Это ж надо додуматься — полезть одному, без плана действий, без подкрепления! Как тебя еще из управления не выперли?!

Эл удивленно воззрился на Анюту. Пошли секунды напряженного молчания, но затем Страж расхохотался:

— Уела, зараза! — просмеявшись, парень вытер выступившие от смеха слезы, — Мой косяк — признаю. Ладно — что дальше делать-то будем? Нуу.. Помимо того, что мы заедем ко мне и я нормально оденусь.

Анна коротко улыбнулась и почти сразу перевела взгляд на Чеглокову. В этот момент по спине Оли прошелся холодок и как выяснилось неспроста.

— Так, и как же вы умудрились попасть в столь незавидное положение? — Вопрос, если и был адресован только Ольге, прозвучал с губ Гринвуд довольно сухо и словно обращенный ко всем присутствующим.

— Всё произошедшее касается расследования. — Отрезала Чеглокова, не выдавая своего напряжения.

— Какое расследование, лейтенант? — Прозвучал следующий вопрос твердо и беспристрастно.

— У меня нет полномочий распространятся о ходе работы, — столь же уверенно держала ответ Ведьма. — Если управление желает знать подробности, вам мэм, лучше обратиться к начальнику моего отдела.

Гринвуд сложила руки, анализируя слова лейтенанта. С пяток секунд смеряла взглядом рыжеволосую девушку в белой курточке, словно перед ней был непослушный подросток. И в итоге выдала единственное, что хоть как-то сменило бы обстановку:

— Я отвезу тебя, Эл. Есть разговор.

— Может поумерите своих коней, и вы мадам и ты Снежок? — Встрял в разговор Лемм. — Наш товарищ еле на ногах стоит. — Взмах руки указал на Эла. — Мне кажется, ему некоторое время стоит пробыть в больнице. И если уж вам так хочется поговорить, и смущает наше общество, мы можем уйти. Пошли, Ольга, сдается мне, что Эл жить будет. — Артур с беззаботным видом отправился к выходу из палаты. — Наша охрана сменит ваших через час.

Как не странно, но Ольга полностью была согласна с Артуром. Ей, просто, хотелось быстрее избавиться от данной обстановки.

— Хоть печенюшек привезите, черти, — Эл откинулся на подушку — И... Да, если не сложно — мне действительно нужно поговорить с Анютой наедине.

— Да запросто. — Донесся уже из коридора голос Артура, Ольга бросила на Анну и Эла взгляд и вышла вслед за Леммом.

Оказавшись в коридоре и отойдя на пару метров от входа в палату, Рыжик окликнула Артура.

— Да остановись ты уже.-Лемм послушно остановился и повернулся к Ольге. — Что думаешь про Гринвуд?

— Ну личико смазливое, фигура все при ней, только вот думаю характер склочный…

— Лемм. — Остановил перечисления Артура возглас Ольги, — давай серьезно.

— Я сама серьезность. — Артур улыбнулся. — Да что о ней думать. Поболтают и разойдутся. Поехали куда-нибудь, уже. Не люблю больницы, утром больного навестим.

— Хорошо, — кивнула Чеглокова. — Но... Пожалуй, я отправлюсь домой. Завтра у меня тоже свидание, если не забыл. — Она попыталась улыбнуться, что вышло с трудом.

— Думаю, ты не будешь против, если тебя подвезут. — Девушка согласно кивнула, и Лемм продолжил. — И, кстати, не завтра, а уже сегодня. Поехали.
_____________

* Отряд по обеспечению безопасности
** Вот черт (Явла); Helvete - примерно то же самое
TRICK OR THREAT
Ilostana
100 0%
Offline
1048
2016-06-30 в 15:55 # 47
“Письма и заклинания”.

Десять лет назад, октябрь, Клав.

Каждый четверг на протяжении года она получала от него сообщения на терминал. Он писал о погоде в Фениксе и на Иден-Прайм, рассказывал об успехах в школе Альянса, делился впечатлениями от новых встреч и проказ Жмыха. И в письмах этих меж строк читалась тоска, легкая обида и пылкий юношеский максимализм. Клав не вспоминал о последних часах расставания, не писал о Максе, не обвинял ее и не признавался в любви - все это было, пожалуй, слишком болезненно и не нужно, учитывая то, что чувства его ничуть к Лу не переменились.

Судя по сообщениям, Страдж так и не отказался от мысли путешествовать по Галактике, вершить справедливость и спасать всех подряд. И она ему даже завидовала и ловила себя на мысли, что кому-кому, а уж Клавдию Страджу и целой Вселенной будет мало, чтобы выполнить все свои мечты. Что примечательно, в их исполнении она даже не сомневалась.

Клав бесконечно интересовался о ее делал, успехах в биотике и непременно повторял, что она, Лу, самый одаренный и талантливый человек, которого он встречал. Он беспокоился о ее здоровье, помнил всякие мелочи о привычках, а на день рождения Страдж даже прислал не очень удачный, но, тем не менее, узнаваемый ее портрет. Лу вглядывалась в свое голографическое лицо, и почти сразу поняла, что именно такой она запомнилась Страджу - молчаливая девчонка, почти ребенок, с большими глазами.

Он начинал письма всегда одинаково, делая поправку только на время года ("В Темплтон-холле, сейчас, наверное, холодно и идет снег. И с залива дует, так что ты не болей", или "В саду, наверное, зацвели яблони и по всей долине разлился сладкий запах. Почаще гуляй", или “В Лондоне опять дожди, а тучи не разгоняют из-за демонстраций Зеленых - эти придурки уверены, что погода как-то влияет на размножение воронов в Тауэре...”), а потом переводил тему. Лу думала, что ему несложно сочинять эти бесконечные письма - она словно слышала его по-мальчишески звонкий голос, иногда приобретавший глубокие бархатные нотки. А в конце каждого письма Клав неизменно делал приписку "Всегда верный тебе. Твой."

Лу не отвечала. Хотя даже не так: она писала подробные сообщения, рассказывала о последних новостях, но так их и не отправляла. В конце концов их скопилось с сотню - сотня неотправленных длинных писем с тривиальным "наилучшие пожелания, Лу Энн Т., привет". Но ни разу Лу не посетила мысль, что она сделала неправильный выбор - преданность Максу заполняла душу без остатка.

Когда их родители исчезли (она никогда не говорила себе погибли - и думать так было не в пример легче), Клав, очевидно прочитав про случившееся в сводке новостей, стал писать еще и по воскресеньям. Очень деликатно и нежно, тревожась о ней, но не позволяя унывать. Лу, на тот момент спешно вернувшаяся из школы, неумело организовывала похороны и молча принимала соболезнования вереницы гостей. Она ждала возвращения Макса, обходя стороной малую гостиную, где сдержанно улыбались голограммы отца и матери на цветочном постаменте, сильно страдала, и письма от Страджа стали чем-то вроде слабого утешения.

Клав всегда писал лишь о ней и о себе, и только однажды - о Максе: "Я знаю, Темплтон покинул Академию. Я рад, что он летит к тебе и сможет быть рядом". И больше ничего. Клав словно вычеркнул ее брата из их истории, истории очень странной и по-детски романтичной. Наверное, именно поэтому Лу никогда не рассказывала Максу об этой однобокой переписке, не упоминала о Клаве, а Темплону, похоже, и не хотелось лезть к сестре в душу, даже если он и слышал отголоски ее мыслей.

В один из четвергов октября письмо от Клава не пришло. Не пришло оно и в воскресенье, а через неделю в ночь со среды на четверг она увидела сон, в котором Клав все так же лежал на лужайке, смотрел с хитрым прищуром и молчаливо гладил ее ладонь. Эти сны с непривычно тихим Страджем повторялись два раза в неделю ровно до тех пор, пока она не наткнулась на старую заметку в новостной ленте: в тот день, когда Клав не прислал ей очередное письмо, на Иден Прайм был мощный взрыв, устроенный батарианскими экстремистами. Она несколько раз перечитала списки погибших, судорожно дыша через раз и вытирая бегущие слезы, а потом зашла на почту терминала и открыла последнее его письмо.

“Привет, Лу!
Я только недавно улетел из Лондона на Иден-Прайм: отвратительная разница во времени, отвратительная погода, а хуже всего расстояние - в Лондоне я себя утешаю, что ты всего в ста милях. Я тут подумал, может быть, мы встретимся, когда я прилечу в Англию?... ”


И после этого не было больше писем, не было встреч, но были, наверное в качестве утешения, сны и тусклый призрак Клава, всегда 16-летнего и улыбающегося.

День 15. Норфолк, Темплтон-холл.

Запись хитро ей подмигивала, стоило Лу увеличить картинку еще в несколько раз. Тусклая, но все равно необычайно узнаваемая фигура Призрака рассыпалась на кусочки, не позволяя рассмотреть его подробнее. Она нервно поправила упавшую на щеку прядь и нахмурилась - качество записи, очевидно, обрабатывавшейся не раз, оставляло желать лучшего. Но это ничего - она сможет вытянуть из файла все до последнего. Скользнув взглядом по собранному по паззлам талантливыми докторами лицу Призрака, Лу отстраненно подумала, что неудивительно, что ей так и не пришлось с ним встретиться - кому ж захочется появляться на людях с такой физиономией.

И словно в насмешку над ее мыслями в голове мелькнул еще один вариант приглашения:

"Уважаемый Мистер Питкерн! Леди Луция Анна Темплтон имеет честь пригласить Вас на торжественное празднование..."


Она закусила губу и устало откинулась на спинку кресла. За, казалось бы, абсолютно звуконепроницаемой дверью медово-коричным пудингом из динамиков ВИ разливался голос Френка Синатры, единственного, кто поддерживал Фомскую в ребяческо-нетерпеливом ожидании Рождества. Хотя нет - еще ведь был Клер, который не только стоически терпел настроение своей любовницы, но даже изображал веселье, помогал развешивать омелу и впервые за лет сто, не меньше, натянул на себя свитер.

С ромбами.

Красный свитер с ромбами.

Пожалуй, это был первый раз, когда Лу видела его не в неизменной тройке.

"От лица леди Луции Анны Темплтон приглашаем Вас на Рождественский..."

Она прибавила звука в записи ролика и начала прислушиваться к голосам, но шуршание и помехи никак не давали сосредоточиться на том втором незнакомце, чей голос был так отчетливо слышен. Она пробежалась по бегунку, настраивая эквалайзер, вычленила нужный ей тембр и убрала лишнее. Так стало гораздо лучше.

- Все приготовления закончены… - Лу нервно забарабанила пальцами по столу. Голос был серым и нейтральным - мог бы принадлежать как учителю истории, так и коменданту Омеги или даже главарю банды. Но что-то казалось ей едва знакомым - это чуть слышное ликование, проступавшее за непроницаемой стеной равнодушия. Она отвернулась от экрана.

За окном моросил дождь - такая забавная смесь мокрого снега и льда, облепившего все скамейки в саду, припаркованный аэрокар у флигеля и подоконники эркеров. Лу проводила взглядом поднятый порывом подгнивший кленовый лист, беспрепятственно летающий по дорожкам главной аллеи с места на место, и принялась задумчиво накручивать на палец волосы. Можно было бы выйти во внутренний двор, натянуть резиновые сапоги, нахлабучить на плечи макинтош и отправится к заливу. Убежать и от этого приторного запаха неизменной карамели, проникавшего из кухни во все углы поместья, от мягкого тембра ВИ, возвещавшего о бесконечных посетителях - деловых знакомых Клера и курьерах с доставками для Светланы, и от звука этого проклятого голоса с записи.

"Мистер Филипп Питкерн удостоен чести быть приглашенным на вечер в Темплтон-холл..."

Она тряхнула головой, прогоняя наваждение и снова погрузилась в работу.

К этому незнакомому человеку на записи можно было вернуться потом - позволить мозгу переключиться на что-то другое. Хотя бы понять, наконец, когда было сделано видео - дурацкая задача, учитывая, что над ним поработали специалисты Галактической Стражи.

Вот только думать над расшифровкой было почти так же нереально, как и бороться с собственными мыслями. Проклятье, что ему написать?...

Она перебрала в голове все варианты, которые ей когда-либо встречались - в основном письма на официальные и не очень приемы. Собственно, приглашения на благотворительные мероприятия приходили на ее терминал и терминал Макса каждую неделю - в послевоенное время всем очень нужны были спонсоры. Ответственность за утерянные, частично разрушенные, а местами просто украденные реликвии человечества брать никто не хотел, и на добровольных началах галереи, театры, библиотеки шаг за шагом восстанавливали то, что у них осталось. Темплтоны очень старались помочь: посещали межгалактические выставки, скупая раритеты и старинные артефакты, отправляли запросы в базы данных азари, турианцев и даже волусов в надежде вернуть утерянное, и это в своем роде стало визитной карточкой их семьи - незаметное шефство над потерпевшими бедствия обломками былого величия. Вот только сейчас все те голограммы-пригласительные с сухо-уважительными приглашениями стать гостями очередной вечеринки либо спектакля не могли помочь подобрать ей слова для письма Филу.

"С превеликим удовольствием леди Луция Анна Темплтон приглашает Вас на празднование Святок в родовом поместье..."

От пафоса последнего варианта Лу даже поморщилась - ну, вот куда еще-то хуже можно сформулировать такую простую истину: будь гостем в моем доме?

Не желая больше томиться в собственном соку над застывшим изображением Призрака на экране, Лу накинула на себя растянутую от времени парку и, незаметно пройдя по дальней лестнице, вышла из дома через дверь запущенного зимнего сада. Уже почти перестал валить снег, и только восточный ветер остервенело пытался снести дом еще ближе к морю, чтобы если не утопить, то хотя бы перекрыть запахом соли и йода беспечную радость обитателей Темплтон-холла от рождения Иисуса.

"Леди Лу Энн Темплтон поздравляет Вас с Рождеством и надеется видеть..."

Вот бы ветер выдул из головы все глупости - так было бы точно в тысячу раз легче. И чтобы доказать себе, что нисколько не переживает, Лу провела ладонью по обледенелым кустам гортензии - те в ответ обожгли ее холодом так, что она с шипением отдернула руку. Темплтон постояла еще мгновение тупо глядя то на качающиеся кусты, то на В2В механически сгребающего листья, а потом завернула за облупившуюся беседку и пошла напрямик к гаражу с припаркованными в нем старыми аэроциклами. Сейчас самое время рвануть к морю, к безбрежной негостепреимной стали волн, мимо пустынного и чужого яблоневого сада, где до сих пор продолжает бродить призрак Клава - обиженный, перемазанный кровью, струящейся из сломанного носа, глядящий на нее так… так, словно...

Лу отвернулась.

"Невозможно передать насколько велика надежда леди Лу Энн Темплтон видеть Вас..."

Край пляжа превращался с каждой секундой из тонкой полоски в песчаный хребет, потом в серую ленту, а потом только в себя самого - одинокий клочок земли перед величественным морем. Немилосердно бил ветер в лицо, насильно вырывая из глаз дорожки слез - как будто морю и без того не хватало соли. Холодные волны одна за другой накатывали на берег, покачивая подтаявшие льдины и забрасывая прибрежные камни коронами белых барашков. Лу носком сапога пихнула потерявшуюся в песке ракушку и присела на сложенный лежак. От шума прибоя закладывало уши, но даже это было куда приятнее заунывно-радостного нытья Синатры.

"Мистер Филипп Питкэрн, позвольте пригласить Вас на..."

Незаметно для себя она, вперившись взглядом в свинцовое небо, вливающееся в морскую пучину где-то там за горизонтом, расслабилась. Уже все равно было и на маячащие где-то далеко перспективы проблем с Ричардом, и на то, что Макс так неоправданно задерживается, да и на приглашение Фила, в сущности, тоже было наплевать.

И в этот момент Лу принялась набирать на терминале:

"Дорогой Фил, желаю тебе счастливого Рождества и надеюсь видеть тебя на святках в Темплтон-холле в середине декабря. Лу Энн Т."

Она, не проверяя написанного, быстро нажала на кнопку отправить и выдохнула - впервые за последние дни на душе у нее было спокойно. Удивительно, что на решение такого щепетильного вопроса ей понадобилось почти двое суток.

Теперь нужно было возвращаться к более важным делам. Вот, например, к распознавании спутника Призрака на записи.

Лу пролистала список контактов на омни.

- Начинаем соединение, - приятным голосом сообщила ВИ и Темплтон нервно потерла колено, ожидая ответа на том конце.

- Лу? - над ее рукой засияла голографическое изображение пожилого человека. - Здравствуй.

Он мягко улыбнулся, и Лу отметила, что его обычно обвислым щекам как у бульдога придает определенный шарм свинцовое море на заднем плане. Она поправила шапку и постаралась дружелюбно улыбнуться в ответ.

- З-здравствуй, Мерлин, - слова уносило ветром, но по лицу собеседника было ясно, что тот ее понимает. - М-мне нужна т-твоя помощь.

Мерлин нервно глянул куда-то в сторону и чуть наклонился ближе. Забавно было смотреть, как его трехмерное изображение рябит из-за помех в связи. Он кашлянул, всем своим видом показывая, что говорить он не то, чтобы не хочет, но просто не может.

- Я думал, что… следующая встреча будет не у вас, - от этого его очевидного намека у Лу даже зубы свело. Вот как так вышло, что за двадцать лет он ни разу не проговорился про Уроборос?

“Уж чья бы космокорова мычала”, - пронесся в ее голове голос совести, напомнив, что в последнюю встречу с Филом она прямым текстом тому рассказала о Братстве.

- Мерлин, - медленно начала она. - Я н-не об э-этом. М-мне нужен твой профессиональный в-взгляд на одну з-запись.

Мужчина пор прозвищу Мерлин выдохнул и как-то даже разочаровано поправил воротник лабораторного халата.

- Как скажешь, дорогая, - он кивнул, пожевал губу и уже более радостно добавил: - Ты, я так понимаю, вышлешь ее?

Лу покачала головой.

- Я с-сама приеду в Л-лондон, - она скользнула взглядом по часам. - Во с-сколько тебе б-будет удобно?

Глаза Мерлина заинтересовано блеснули.

- В любое время. Я буду ждать тебя в институте.

И связь оборвалась.

***


К тому моменту, когда Лу уже была в Лондоне, наступила если не ночь, то поздний вечер так точно. Правда, на городе это почти никак не отразилось: переливались всеми цветами улицы, по которым бесконечным светящимся потоком мчались аэрокары; пробил полночь Биг-Бэн, отражаясь в небе золотыми шпилями; на набережной Темзы толпились туристы.

Исследовательский корпус (это громко сказано - на самом деле несколько офисов на двадцать человек) генной инженерии и мутаций располагался в северном крыле Королевского колледжа, отстроенном после войны со Жнецами на месте старого.

Лу притормозила у главного входа, освещенного только дежурными огнями, и неуверенно отстегнула ремень безопасности. В пустой институт едва ли в такое время пустят посетительницу, да и Мерлин не факт, что ее дождался. Но оставаться в каре, не попробовав даже войти, было бы глупо.

Легко взбежав по ступенькам, Лу подошла к автоматическим дверям и собралась было уже разочарованно вздохнуть, как створки распахнулись и вспыхнули лампы дневного света.

- Здравствуйте, Вас приветствует виртуальный интеллект Королевского колледжа - Викк. На сегодня мы уже закончили свою работу, - раздался мелодичный голос, и Лу обернулась к голографической фигуре ВИ, претенциозно расположенной в центре небольшого фонтана. - Просим Вас нанести нам визит завтра с 8.00 до 20.00.

Темплтон проигнорировала равнодушно-вежливую голограмму и прошла к лифтам, припоминая на ходу, где же расположены лаборатории Мерлина. Стеклянная кабинка медленно поднималась к седьмому этажу под заезженную мелодию Битлз. И почему в общественных местах всегда играет классика?...

Пустой, слабо освещенный коридор тянулся вглубь здания, обещая посетителям бестолковое нагромождение переходов и спутанные лабиринты кабинетов. Но все оказалось совсем не так - та самая запрограмированно-дружелюбная Викк снова возникла перед Лу и четко дала разъяснения, куда именно нужно идти: вдоль по коридору и потом налево до упора.

“Второй поворот направо, а дальше прямо до самого утра,” - смутно вспомнила Темплтон какую-то сказку из детства, вот только, что за история, сказать Лу так и не смогла.

В офисе горел свет - Мерлин устало переставлял пробирки. Для постороннего такие его незамысловатые действия могли показаться бессмысленными, но, по всей видимости, только не для него. На хмуром лице профессора беспокойство сменялось сосредоточием, сосредоточие - раздражением.

Лу постучала по открытой створке двери.

- А! Лу! Рад тебя видеть! - он отвлекся от своего занятия и достаточно упругим для его возраста шагом подошел к Темплтон, протягивая навстречу морщинистую ладонь.

- И я, - неуверенно пробормотала она в ответ, но руку пожала и тут же оглянулась в поисках стула - ростом Мерлин едва доставал ей до плеч и чувствовала она себя в его компании не сказать чтобы комфортно.

Он махнул рукой на свое кресло, приглашая ее присесть, а сам нервно зашагал по офису, запустив пальцы в седую шевелюру на макушке - к слову очень редкую то ли от возраста, то ли от этой самой его привычки рвать ее без дела при каждой волнительной ситуации.

- Я работал над новой бактерией, - словно извиняясь объяснил он. - Но что-то идет не так… Реакция на реагент…

- М-мерлин, - мягко перебила его Лу.

Мерлин резко остановился и выдохнул, вдруг как-то став похожим на сдутый воздушный шарик.

- Да, мне лучше успокоиться, - он присел напротив Лу, сцепив крючковатые пальцы с выступающими венами в замок и внимательно пробежался взглядом по лицу близняшки. - Как давно я тебя, дорогая, не видел… Ты так выросла!

Не смотря на всю свою серьезность Лу вдруг засмеялась.

- Да, Мерлин, м-мне уже в-вдруг не десять, - она стянула пальто и перекинула его через спинку кресла. - Д-давай я сделаю т-тебе чашечку ч-чая?

Он кивнул и сдулся еще больше - забавная реакция на расслабленность, от которой его сухое и подвижное в работе над каким-либо проектом тело, при первых же секундах бездействия вдруг опадало до состояния пустого мешка.

- Чашечка чая… чашечка чая… - протянул он рассеянно, глядя, как Лу стерилизует его кружку в термобоксе для пробирок и ставит на решетку кофемашины. - Ты говорила, что у тебя есть дело?

- Д-да, Мерлин, - она протянула ему горячий чай и, порывшись в маленьком холодильнике сотрудников, подала сливки. - М-мне нужны д-данные с одного в-видео. Все, что т-ты сможешь в-вычленить.

- Дорогая, я биолог! - он с удовольствием отпил из кружки и растянулся в своем кресле, по всей видимости уже забыв и про непослушные бактерии, и про неработающие реагенты. - Какое видео?

Она медленно покачала головой и нахмурилась.

- М-мерлин, - укоризненно произнесла Лу, и этот ее тон ясно говорил: ну, кончай уже в игры играть, биолог-шмиолог... лучше помоги!

- Я постараюсь, - Мерлин лукаво улыбнулся, и Темплтон вдруг вспомнила, откуда у названного при рождении Роберта Сеймура вдруг появилось такое вот прозвище из детских сказок.

“Слишком много уж сказок для одной ночи”, - устало подумала Лу, скидывая ему на омни запись.

И Мерлин начал колдовать, иногда шумно и с явным удовольствием потягивая ароматный чай.

- Призрак?.. - выдохнул он, едва прошли несколько первых секунд записи. - Удивительный способ восстановления кожных покровов…

Он приблизил знакомое лицо, накладывая слои восстановления записи, да так умело, что Призрак вдруг заиграл новыми красками, и казалось, что экран просто превратился в окно - так четко можно было рассмотреть и блекло-голубоватые шрамы, и морщинки вокруг глаз и топорщащиеся у висков седые волосы.

- Откуда это у тебя?

Лу качнула головой, и Мерлин снова погрузился в работу. Теперь под прикосновениями его пальцев начали вдруг спадать “чары” Галактической Стражи, и появляться утерянная о видео информация.

- Довольно замысловатые коды шифрования, дорогая, - довольный то ли собой, то ли достойным противником пробормотал профессор и старчески сощурился. - Ни разу не работал над данными ГС, так что не знаю, как они поступают обычно, но здесь вирус. Сжирает понемногу…

Он довольно хохотнул и оглянулся, на секунду вдруг став опять сухим и вытянутым как столб или саранча.

- По крайней мере, еще чуть-чуть, и этого файла у тебя уже бы не было, - он поднес кружку к губам и только тогда удивленно осознал, что она пуста. Лу молча забрала ее и вновь пошла к боксу.

- Это з-защита с-собственности С-стражи? - уточнила она тихо.

- Не могу точно сказать. Возможно.

Стараясь не отвлекать профессора, Лу поставила около него еще одну чашечку свежего чая и покорно села в свое кресло. Значит, видео было отправлено Филу специально для того, чтобы он смог что-то найти в нем, но вот что?...

- Ага! Вот и изнанка, - довольно воскликнул Мерлин. - Поразительно! Видео датировано 16-ым августа 2189...

- Без малого 18 лет… - этом откликнулась Лу и нахмурилась еще сильнее. Что этим хотел сказать отправитель? Что?

- Лу… - вдруг каким-то поскучневшим голосом отозвался Мерлин. - Я узнал этого человека.

Он ткнул пальцем на изображение таинственного “лаборанта”, так что Темплтон устремилась к нему как привязанная.

- Это же Дэниэл Фишинблад, дорогая.
Zellar
17 0%
Offline
163
2016-07-01 в 2:45 # 48
День 11.

Просматривая поступившие данные и закрытые им дела, Остин ожидал встречи в своём офисе. Представитель "Эйс Файнаншел" должен был появиться с часу на час. Ожидание было посильно Остину, и всё это время он проводил с относительной пользой, повторно анализируя случаи расследований. Всплывали ранее неизвестные факты, зацепки и даже развязки, но этому значения не было придано - всё уже позади. Одно дело было очень непохоже на другое, поэтому даже очень грубому сравнению они не поддавались. Внутренние часы всё бежали и бежали, и наконец, в дверь вошёл человек. (Человек - именно представитель расы человечества.)

Человек был очень полный, по форме своего телосложения напоминал надутый шарик. Он был коротко подстрижен, немного щетинист, мозговит на вид - на носу очки, на лбу морщины, под глазами мешки. Остин сразу заметил в нём неестественно лёгкую походку, как будто человек не чувствовал своего веса. Гет пригласил его войти.
- Спасибо, - ответил посетитель. - Меня зовут Ирсано Гриттан, я контактный агент банка "Эйс Файнаншел". Эмм, у вас будет стул попросторнее? Видите ли...
- Я понимаю. Присаживайтесь на диван, он возле стены.
Продолжая засекать в его движениях мельчайшие детали, Остин указал на место, где гость может расположиться. Мистер Гриттан с опаской на лице осмотрел диван, молниеносно развернулся и стал медленно усаживаться. Диван даже не скрипнул.

- Введу вас в курс дела, детектив Остин, - обратился представитель банка к гету, поправляя очки. - Наша сеть банков широко известна в Аттическом Траверсе и Системах Терминус, не очень уверен на счёт пространства Цитадели, конечно. Но именно по это причине мы обращаемся к независимому эксперту, коим вы являетесь. Наш главный филиал расположен на планете Иллиум. Именно в нём расположена наша главная переводная система, которая позволяет управлять и регулировать деятельность отдельно взятых банков сети. Туда же поступают все отчёты, подтверждения и урегулирования, многократно проверяются и затем архивируются. Эта информация общедоступна, и практически каждый наш клиент знает об этом. Мы стараемся быть как можно более открытыми ко всем нашим потребителям и предоставить им комфортные условия, - тут мистер Гриттан закашлялся, перевёл дыхание и продолжил. - Немного ухожу от темы, но это не страшно.
Недавно в нашем филиале проводилась тотальная бухгалтерская инспекция с высших ступеней начальства. Проверялись все поступившие и архивированные платежи, и, к нашему всеобщему удивлению, было выявлено, что с каждого, повторюсь, с каждого перевода были списаны незначительные суммы. Они настолько мизерные, что счёт в них идёт на десятые и сотые доли стандартного межгалактического кредита. Из-за этого такие малосущественные транзакции не были зафиксированы ни в каких вкладах. После долгих расчётов, бухгалтерия пришла к выводу, что общая выводная сумма переваливает за сотни и сотни тысяч кредитов, почти до миллиона, - представитель банка уже запыхался говорить, достал платок и начал протирать лоб, но на его лбу не засветилось ни одной капли пота. Остин это подметил. - Вы должны понимать, что если эта информация попадёт в свет, нашей сети придёт конец. Никто из вышестоящего аппарата не желает этого допустить. Поручить это дело собственной службе безопасности мы не можем, утечки случались не раз, и мне кажется, нет гарантий того, что их не случится снова. Поддерживать стабильную репутацию, знаете ли, дорогое удовольствие. Поэтому в эту пренеприятнейшую ситуацию мы решаем подключить вас... Нет, как-то это неправильно звучит. Поэтому мы нуждаемся в вашей помощи и рассчитываем на вашу поддержку и негласность.

- В этом вся суть частной практики, - ответил Остин.
- Верно, верно, - на предпоследнем дыхании в голосе согласился мистер Гриттан, хотя по его состоянию было видно, что он далёк от усталости и выглядит "энергично", насколько это возможно для человека его габаритов. - Так что? Вы соглашаетесь помочь "Эйс Файнаншел"? Если да, то давайте обговорим гонорар.

Остин замер буквально на несколько секунд, рассматривая и анализируя полученную информацию у себя на уровне процессоров. На это ему потребовалась лишь половина потраченного времени, в остальную половину он складывал кусочки пазла, который сидел перед ним на диване. Гет в который раз за своё существование в офисе осмотрел его ещё раз и убедился, что с освещением всё в порядке, никаких неполадок нет. Ирсано Гриттан продолжал недоумевающе и молча смотреть на детектива в ожидании ответа.

- Я согласен, - наконец сообщил Остин. - Гонорар обговорим позже, а сейчас у меня только один вопрос.
- Задавайте, - с облегчением и задором сказал представитель банка.
- Почему вы не сами не смогли прийти сюда?
- Что вы имеете ввиду? - удивлённо спросил гость.

Остин показал пальцем на пол, куда падала тень от дивана. Дивана, на котором никто не сидит.

- Мистер Гриттан, вы не отбрасываете тень. Неужели голограммы стали настолько правдоподобными?
Лёгкость в общении и свобода слова обманчивы. Складывается такое ощущение, что люди приходят на форум не для того, чтобы высказать и поделиться своим мнением в надежде быть услышанным и понятым, а ради соревнования. Слово здесь господствует какое-то соперничество за место в изолированной общине, где находятся самые старые и "уважаемые" форумчане. Это невыносимо. Меня здесь больше никто не увидит.
Silverhound
11 0%
Offline
111
2016-07-06 в 22:20 # 49
День 9

Омега.
Нижние кварталы.


- Я не наемник.
Джеймс выпустил пару колец едкого сигарного дыма. Сидящий напротив высокий, нервно барабанящий по столу турианец закашлялся и подался назад. В полумраке маленького прокуренного бара Джеймс вряд ли бы разглядел эмоции, отразившиеся на лице собеседника, однако покрывавшая его яркая белая татуировка позволяла это сделать, так как была хорошо различима на фоне темно-серых лицевых пластин. Их быстрые движения передавали злость и раздражение турианца. Опустив сжатые кулаки на стол, он шумно вздохнул и на секунду прикрыл маленькие темные глаза. Когда они снова открылись, его голос был гораздо спокойнее, чем минуту назад.
- Я никак не могу взять в толк, почему твои солдатские мозги не могут понять разницу между наймитом, выполняющим грязную работу и наемным персоналом, честно отрабатывающим свои деньги в деле, не имеющем отношения к криминалу.
Мрачная ухмылка вновь заиграла на губах Джеймса.
- Не имеющем отношения к криминалу? - скептически спросил он, - здесь? Ты серьезно, Войд?
Взгляд турианца был тверд.
- Именно так. Да, я в курсе, что из себя представляет эта станция. Но ты должен понять - многие вполне легальные сделки проводятся здесь по ряду причин. Это, если угодно, нейтральная территория. Пока. К тому же здесь можно позволить себе усиленную охрану, не боясь бюрократической волокиты, которая может оставить тебя без вооруженных ребят, прицепившись к цвету стыковочного шлюза на твоем корабле. Пойми, Омега - ничья. да, фактическая власть принадлежит Арии, но здесь властвует сила, а не идея.
Джеймс уже начинал уставать от Войда. Его привычка говорить длинными, сложно выстроенными фразами выдавало в нем ту ненавидимую Джеймсом породу людей, которые могут обмануть, не сказав ни слова лжи. Но с последним доводом Войда он спорить не мог. Турианец продолжал говорить, отмахиваясь от сизого дыма:
- К тому же Галактическая Стража высоко задирает нос. Я неплохо знаю тебя, Джим. Ты не из тех, кто слепо принимает власть организации, от которой столь явно веет авторитаризмом. И многие ученые, исследователи и бизнесмены относятся к Цитадели с такой же тревогой и недоверием. Сейчас Омега нужна как никогда. И нужны надежные люди, которые могут быть партнерами и представителями свободных рас Галактики, имеющих право на выбор.
Джеймс холодно посмотрел на турианца. Он не спал уже, наверное, около суток. Головная боль, редко мучившая его после обновления импланта, кажется, снова возвращалась. Мужчина залпом допил бренди.
- И ты конечно, хочешь предложить мне стать представителем и партнером некоего свободного торговца или ученого и помочь в трудном совместном предприятии, бла-бла-бла...Слишком пафосно, Войд. Я не на выборах.
Турианец вяло махнул рукой.
- Можешь саркастировать сколько угодно. Но ты знаешь, что я прав.
Он поглядел на часы.
- Послушай, Джим, - его голос слегка потеплел, - я действительно не предлагаю тебе наркоторговлю или что-то подобное. Я не идиот, чтобы идти к тебе с таким предложением. Задание имеет отношение к археологическим находкам систем Терминус. Тоффер Бринк - ученый пусть и не с галактическим именем, но его работы... - заметив ускользающий взгляд Джеймса, турианец оборвал себя, - впрочем, тебе вряд ли есть дело до его работ. Пойми, мне нужен надежный человек. Которого я знаю. Который не провалит дело просто потому, что посчитает плату слишком низкой, а корабли, идущие с Омеги - достаточно быстрыми.
Джеймс молчал.
Ему нужны были деньги. Как всегда, все проблемы стары как мир. Но истинная причина, по которой он медлил с отказом заключалась в том, что он сидел без дела уже год. Снова и снова возвращаясь на Омегу, Джеймс понимал, что ему нужен корабль, нужно было дело. Но с корсарами не везло - репутация Джеймса была подпорчена, но он не хотел врать капитанам о том, что его усилитель не создаст проблем. "Это было неправильно. Эгоистично. Так поступил бы..."
- ...наемник.
Кажется, он немного сбился с разговора.
- Что?
Войд прищурился.
- Я сказал, что ты в этом контексте действительно не "наемник". Скажи, разве я имею репутацию подлеца? Я когда нибудь обманывал тебя?
Джеймс был вынужден признать, что турианец имеет право на подобные слова. Войдус Транквитт мог быть кем угодно, но только не подлецом. За почти десять лет жизни на Омеге он много раз выступал в роли посредника при заключении неофициальных сделок и полулегальных контрактов. Его работа, разумеется, не могла существовать без участия группировок и турианец не гнушался нарушать при необходимости галактические законы, но Войд никогда не связывался с убийцами, наркодилерами или работорговцами. К тому же его репутация была идеальна - это позволяло ему выживать. И даже более того.
Причин не верить ему у Джеймса не было. Он зажег новую сигару.
- Суть задания?
Транквитт довольно кивнул.
- Необходимо сопроводить курьера и проконтролировать, чтобы сделка прошла так, как условлено. Стороны настаивают на том, чтобы у каждой из них был один представитель с одним телохранителем-контролером. Сделка простая, объект класса F. То есть третьестепенной важности, но для доктора Бринка он представляет некий особый интерес. Поэтому он настоял на надежном, "своем" человеке. Встреча через два дня..
Джеймс резко встал и затушил сигару. Его тон был сухим и деловым.
- Принято. Мне нужно подготовиться. Подробности на второй встрече. Жду сообщения, не забудь шифровать.
- Обижаешь. Я профессионал.

Когда спустя минуту подошедшая официантка заменяла пепельницу, ни турианца, ни человека в баре уже не было.

***
Омега.
Технические уровни.


Тоффер Бринк заговорил. Все когда-то начинают говорить. Доктора не пришлось уговаривать слишком долго - достаточно было обычного внушения, нескольких сломанных пальцев и лица, превращенного к кровавую маску. Яйцеголовые по большей части не были крепкими ребятами.
Роанд Ален'Вист сидел на перевернутом ящике из-под сублимированных продуктов и быстро стенографировал с помощью омни-инструмента сбивчивые показания доктора. Его темный усиленный кевларовой тканью костюм практически не отражал свет, что позволило бы легко спрятаться в окружающем его полумраке. Небольшой рост и кошачья грация движений лишь помогла бы ему в этом.
Бринк сидел в небольшом твердом кресле подчеркнуто медицинского вида, стоящем посередине маленького подвального помещения с единственным крохотным окном у самого потолка. Окошко больше напоминало бойницу и было забрано мелкой решеткой - такой мелкой, что увидеть сквозь нее улицу было почти невозможно, не прижавшись к ней влотную лицом. К тому же это было бессмысленно - по личному указанию Роанда перед окном был поставлен большой металлический контейнер, закрывающий обзор и делающий попытку побега абсолютно бессмысленной.
Роанд поморщился, в очередной раз ткнув Бринка пистолетным стволом в грудь, заставив умолкнуть. Разбитый рот доктора не способствовал внятной речи, и Ален'Висту приходилось расшифровывать некоторые невнятные части рассказа. К тому же яйцеголовый, кажется, от страха был не в себе - иногда он нес околесицу, провоцируя Роанда на новый болезненный тычок в грудь.
Мятая одежда доктора лежала у дальней стены. Мужчина был раздет почти полностью - Роанд часто применял этот прием. Ему было совершенно наплевать, какого пола существо становилось его "клиентом", но он отмечал про себя, что лучше всего это работает с человеческими женщинами и мужчинами, а также с батарианками. Одежда давала "клиенту" чувство защищенности, ложное, но все же достаточное, чтобы какое-то время сопротивляться допросу.
А Роанд Ален'Вист терпеть не мог впустую терять время.
Излишней жестокости он, впрочем, тоже не любил. В работе дознавателя, как он сам предпочитал называть себя, были свои тонкости. Можно было заставить человека испытать сильные мучения достаточно быстро и принудить его выдать желаемое. Но особенность подхода Роанда была в том, что информация должна быть как можно более точной и развернутой. Поэтому он предпочитал не превращать "клиента" пытками в животное.
Надежда - инструмент хорошего палача.
Тоффер Бринк безразлично смотрел куда-то сквозь Роанда. Он был молод - не больше тридцати, даже с учетом косметологических вмешательств. Пышная копна русых волос свалялась от пота и висела влажной паклей, закрывая ученому глаза. Его лицо с маленьким подбородком было испачкано в крови, и Роанд периодически промокал ее мятой тряпкой.
Голос доктора слегка дрожал.
- ...углубленные исследования показывали наличие различных тета-волн, сходных с зафиксированными при рассмотрении объектов класса "Ovus" и изучения Индоктринации. Также были найдены частицы...частицы..
Очередной тычок заставил доктора замолчать. Именно замолчать - мужчина не издал даже стона. На то, чтобы научить его этому, Роанду понадобилось всего два часа. Спустя несколко секунд Бринк разжал зубы. Две слезы медленно скатились из уголков его голубых глаз. Он молчал.
Ален'Вист приложил ствол пистолета к глазу ученого. Ствол надавил на глязное яблоко. Это тоже был важный прием. Смешно, но твердость кости, если прикладывать ствол к голове, тоже создавала иллюзию защиты. "Они умеют обманывать себя. Любыми способами" - отстраненно подумал Роанд.
- Частицы объекта "Nuntius". Кристалл памяти протеан.
Роанд задумался. Его рука по прежнему давила пистолетным стволом в глазницу доктора Бринка.
Он вспомнил, что слышал о таких вещах. Во время одного из дел еще до окончания войны, когда он еще не был Роандом Ален'Вистом. Тогда его звали совсем по-другому, его голова не была обрита а сам он только готовился узнать все то, что позволило сегодня выпонить задание.
"Кристаллы памяти. Если не путаю, это то ли компьютеры, то ли записывающие блоки протеан. Разве сейчас это актуально для...Него?"
Привычка не произносить имя заказчика так плотно въелась в существо по имени Роанд, что он не произносил его даже в мыслях. По крайней мере, осознанно.
"Это несколько меняет картину, учитывая интерес Галактической Стражи к артефактам. Если оперативники Стражи есть на Омеге, они обязательно..."
Голос доктора прервал мысли дознавателя. Он перевел взгляд на лицо Тоффера Бринка, один видимый глаз которого безучастно глядел куда-то в лоб Роанду. Пистолет все еще упирался в его глазницу. Допрос был окончен.
- Что вы сделаете?
Роанд Ален'Вист молча нажал на спусковую скобу.
Крепкая воля и чистый разум. Остальное сделает эффект массы.
Andreyka
33 0%
Offline
352
2016-07-11 в 13:55 # 50
День 15. Омега.

После скоропостижного отъезда Лу прошла целая неделя, которая мучительно долго тянулась для Фила, оставшегося на Омеге, но зато журналист смог полностью сконцентрироваться над проектом, часами проседая за компьютером, мучая экстранет необычным запросами, и даже проверив свой блог, где было слишком пустынно…

За эти дни, Фил проделал огромную работу, но, к сожалению, все усилия стоили лишь капли воды, канувшей к миллиардам своих сестёр в водах океана. Он был отличным журналистом, но не аналитиком, да и зацепок кроме того загадочного видео не было. Про таинственную организацию “Уроборос” информации вообще не нашлось, хотя Лу предупреждала, что её члены слишком бережно следят за конфиденциальностью своих дел.

Лу... В голове опять возник туманный образ прекрасной темноволосой с переливающимися светлыми прядями девицы, с нежной кожей бледно-розового цвета, как у новорожденного ребёнка, а также с необычной мутацией, вспоминая уроки биологии, гетерохромией.

У Фила было много знакомств… В своё время, он вёл слишком активную жизнь, одним словом - кутёж, меняя девушек как перчатки, но Лу - она выглядела по-другому… В голове не возникали пошленькие мысли о хрупком теле.
“Хотя кто ещё и хрупкий?” - пристыженно спросил сам себя юноша, вспоминая ловкие махинации девушки с биотикой против местного хулиганья.

Без неё не чувствовалась та мотивация к работе, и, как профессионалу, Филу стало несколько обидно приходить к такому выводу.

“Тебе нужно отвлечься”

Согласившись с этой мыслью, Фил растянулся по креслу и похрустел пальцами, дождавшись нужного звука, одна рука ловко достала из кармана пачку сигарет, а другая уже подвинула старую немытую пепельницу, где, среди окурков, лежала зажигалка.

Табачный дым проникал всё глубже и глубже, заполняя лёгкие, и теперь Фил смог полностью расслабится и на несколько блаженных минут отречься от всех тягот этого мира. Кожа покрылась мурашками, смакуя прекрасный букет сигареты, сделанной знаменитой компании, которая находилась на Иден Прайм.

Недолгую эйфорию прервал внезапный писк, прозвучавший на компьютере. Быстро затушив сигарету, Фил поторопился ответить на звонок.

- Мустафа? - удивлённо воскликнул журналист, а после принял вызов, - Даже здесь умудрился меня найти. Знаешь, это уже попахивает…

- И тебе добрый день, или, что там у тебя на Омеге, - усмехнулся Мустафа, - Было нелегко тебя найти, но ты заходил в свой блог, а оттуда я смог отследить твой сигнал. Как Омега?
- Не скучаю. Пушки, гангстеры. Романтика, одним словом. Но уверен, ты не ради этого звонишь?

- Знаешь, Филя… Я когда-нибудь начну зарабатывать на твоих поклонницах. Уверен, они много отвалят, чтобы только услышать великого Питкэрна - говнюка, который даже не может оторваться от своего Призрака.

- А говорил, что видел мой блог. Там же шаром покати.

- Ну… Считай, что у тебя творческий кризис. Хотя… Знаешь, мне всё это время не давало покоя, то видео.

- Ты его не удалил?!

Мустафа снова усмехнулся, заметив столь бурную реакцию друга.

- Не бойся. Я аккуратен в таких делах.

- Ладно… Что ты нашёл.

- Во-первых, если ты не заметил, но оно постепенно исчезает.

- Исчезает?

- Проверь.

Удивлённое выражение не покидало лица Фила, нервно рыскавшего в кармане накопитель. Чуть позже, он небрежно вставил его в компьютер, загрузив видео, правда при его запуске - он заметил объём файла стал гораздо меньше.

- Вирус?

- И не просто вирус, а программа с определённым механизмом действия. При этом, он настолько сложен, что мне удалось понять, как такой могли создать в принципе. Но! Принцип его работы прост и… странен.

- В смысле?

- Активация сработала, именно при взаимодействии с тобой.

- Может, я просто первый кто посмотрел видео.

- Нет. Механизм был создан около двадцати лет назад, а видео регулярно проходило всяческие проверки со стороны Стражи. Понимаешь, это всё было запланировано, пока ты ещё в горшок ходил! Не знаю, зачем и почему, но Фил это очень странно.

Такие выводы свалились, словно снег на голову, и Питкэрн не слишком обрадовался этому, потому что теперь речь идёт о чём-то, что за рамками его понимания, но кровь бурлила, сердце забилось, требуя продолжения или же испугавшись подобного риска… Фил не был готов к такому повороту событий.
“Но чёрт возьми! Я не я, если не закончу эту историю!” - промотивировал себя журналист, и после продолжительной паузы ответил.

- Спасибо, Мустафа. Слушай, если ещё что-нибудь обнаружишь… Хотя, нет. Удали видео. Мало ли, что там ещё есть.

- Я такие лица только в старых киношках видел. Знаешь, когда какой-нибудь герой понимает, что мир в полной заднице, и летит к нему на помощь. Шепардом себя возомнил?

Фил рассмеялся.

- Быть героем - плохая привычка. Я хочу разобраться, и если Призрак - жив. Хотелось бы задать ему парочку вопросов.

- Так он тебя и пустит…

- Боюсь, у него не будет выбора. Ладно, Мустафа. Мне пора. С меня бутылка.

- Поймал на слове, - договорил Мустафа и отключился от канала связи.

Незаметно для себя, руки снова потянулись к пачке сигарет, а спустя несколько секунд Фил уже во всю покуривал в комнате, делая глубокие затяжки, не обращая внимания на крепкие смолы.

Что делать теперь? Омега ему не поможет. Лу уехала в неизвестном направлении. Идти к Страже? Уже поздно… Нужно было это сделать с самого начала. Логический вывод пришёл сам по себе - связаться со своей очаровательной напарницей.

Открыв снова канал связи, он обнаружил непрочитанное письмо, и даже сначала не обратил внимания на отправителя, а просто механически вывел послание на экран.

"Дорогой Фил, желаю тебе счастливого Рождества и надеюсь видеть тебя на святках в Темплтон-холле в середине декабря. Лу Энн Т."

Внимательно прочитав письмо, Фил узнал координаты нужного места, а потом тут же заказал себе место на корабль до Земли. Условия были, конечно, не люкс, но долететь можно.

Он даже не успел сильно обрадоваться подобному стечению обстоятельств, а просто бегом понёсся к шкафу, собирая свои вещи.

“Всё как всегда. Семь дней ищи - на последний получи” - подумал Фил, проверяя документы и пистолет.
Роса
118 0%
Offline
2228
2016-07-17 в 22:05 # 51
День 11


На белый песок наползают прозрачные волны, перекатывая разноцветную гальку и мелкие резные ракушки. Горизонт и дальний край берега теряются в мутной дымке, да и сам окружающий мир кажется зыбким и хрупким. И… неполным. Ни звука волн, ни запаха моря, ни криков морских птиц.
Впереди идёт девушка в белом просторном полупрозрачном платье до колен. Тонкая фигура, белокурые со смешными завитками волосы, стройные изящные ножки… Она даже не идёт, она словно плывёт по воздуху, едва касаясь песка. Слепит глаза от яркого света…
- Джули! - девушка оборачивается и начинает смеяться, а голос её высокий и похож на голос чайки.

Он подбегает ближе, пытается схватить её за руку, но безуспешно. Его охватывает досада, а нутро наполняется желанием догнать её.
Он бежит по высокой золотой траве, хватает девчонку за полуобнажённое плечо, красная ткань ползёт вниз, брюнетка с короткой стрижкой смотрит на него серыми глазами и улыбается. Стоп… почему?.. Почему брюнетка? Исабель скидывает его руку с плеча и идёт дальше - к дороге, за которой виднеются невысокие белые дома.

Он снова прибавляет шагу и спотыкается о камни. Крутой подъём закончился, перед ним ровная площадка, за которой обрыв. А на краю стоит рыжеволосая женщина и осторожно загядывает в пропасть. Ни ветра, ни ощущения жара от стоящего над головой солнца.
- Гвен, осторожнее! Закружится голова…
Но Гвен идёт по самой кромке и не боится, что может упасть…
Снова начинает болеть голова. Так, что сводит зубы. И боль гонит его прочь. Очертания женщины распадаются, словно она голограмма. Перехватывает дыхание…

Генри резко сел на кровати, ловя ртом воздух, и едва не заорал от дикой боли в голове. Перед глазами продолжали плыть, переплетаясь между собой женские образы тех, кого он любил. Давно, ещё до войны. Здесь, на Мендуаре… Уэйфар вдруг поймал себя на мысли, что никогда не видел на это планете нигде таких золотых полей и посёлков с низкими выбеленными домами.
Голову пронзила острая боль, словно в лоб вошла пуля. Генри сжал пальцами переносицу и закричал. На простыни капнула кровь. Он выругался и, прижав к носу подушку, поспешил в ванную. Кровь текла ручьём и остановилась нескоро. Странник присел на край душевой кабины, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце. Ему было страшно, и он не понимал почему.
Сон… просто обычный сон вызвал у него лютый страх. Лютый настолько, что Генри сейчас боялся подняться и увидеть себя в зеркале. Сознание словно разваливалось на части, отдельные образы, мысли… конкурировавшие между собой, чтобы занять то или иное место в его голове. Безотчётный страх дополнился страхом перед безумием.
Открыв в душе ледяную воду, Генри сунул голову под струю и снова заорал - теперь уже от холода. И скоро почувствовал себя лучше, словно вода унесла с собой его страх и битые осколки мыслей из сознания. Усевшись на мокрый пол, он машинально хлопнул себя по карманам, которых не было, в поисках пачки сигарет. Снова выругался и закрыл лицо руками. Женские неясные образы сменились одним, много более ярким и чётким - лицом его вчерашеной новой знакомой. И внутри почти мгновенно наступила эмоциональная тишина, словно предыдущей бури чувств и мыслей никогда и не было. Генри оглянулся по сторонам, понял, что ничего в окружающей обстановке ванной не изменилось. Как не изменилось и в нём самом...

***

- Я уже думал, он спятит. Что-то спровоцировало тотальную рассинхронизацию воспоминаний.
Шепард прокручивал раз за разом записи по процессам за последние сутки и не мог установить, которое из внешних событий послужило триггером для начала рассинхронизации. Ничего нестандартного не произошло. Очередная пьянка, очередная баба… И неустановленный внутренний процесс, активизировавшийся во время прогулки с ней. Возможно, дело было именно в этом процессе. Шепард выделил процесс, извлёк его из среды исполнения и поместил в отдельную виртуальную машину. И занялся изучением содержания кода.
Первое, что он понял, было то, что этот код не предусмотрен в процессе Странника. Второе - что код не статичен. Он менялся во времени и… менялся одномоментно в виртуальной машине и в голове Странника. И третье, что этот код был создан не им, Шепардом. Если первый пункт ещё можно было объяснить спонтанной ошибкой, то второй и третий Джон объяснить себе не смог. Потому что ответа в доступном ему поле информации не было...
- Джет, что это?
- Собстенный процесс личности Генри Уэйфара.
- Какой ещё собственный процесс личности?
- У вас это принято называть “душой”.
- Невозможно. Душа - это субъективное сознания. Эфемерная субстанция.
- И тем не менее ты только что увидел её.
Всегда ровный и спокойный поток информации от Джета словно пошёл рябью. Шепард понял, что всего лишь второй или третий раз за двадцать лет ему пришла информация о том, что его невозмутимый наставник волнуется.
- Откуда ты знаешь?
- Так же выглядит и твоя. Со своими ньюансами, конечно. Души твоих друзей, всех тех, с кем я шёл до тебя. Да и моя душа, наверное, тоже. Много поправок, много различий. Но принцип действия у всех одинаковый, - Джет замолчал, а потом уже с прежним спокойствием добавил: - Контролируй себя.
Шепард понял, что он снова висит в “коконе”, как в первые недели, когда он попал сюда. Вернее, в ограниченном “коконе”: изолирован был лишь исходящий от него поток. Входящие же данные приходили, как и прежде.
- Зачем?
- Ты мог сжечь сейчас пару уровней на Цитадели, если бы я не изолировал тебя от управления. Как только приведёшь в порядок системы, я верну тебе доступ.
- Откуда взялся код души?
- Это очень хороший вопрос, боец. Но сейчас с тебя узнанного достаточно.
Fox666
197 0%
Offline
4012
2016-08-09 в 14:05 # 52
День 8. Вечер.

Совместно с Я-Туман

После утреннего отчета перед Тэнаксом, Ольга смутно помнила все подробности прошедшего дня. Единственное, что она четко могла воспроизвести в своей голове — слова начальника, констатирующие «Да на тебе лица нет!». На бледной маске турианца тоже можно было прочесть нечто схожее с произнесённым им вслух утверждением, после сообщения о показаниях «мистера Шелдона». После неоднозначного задумчивого молчания, Тэнакс лишь сухо приказал Чеглоковой отправиться домой, раз уж та, замыслила посетить еще одного возможного свидетеля встреч Проныры.

Вернувшись домой, она немедленно включила компьютер и, вспоминая прошедший день, попыталась найти хоть что-нибудь примечательное. Активировав анонимный вход в сеть, Ольга начала искать. По запросу «Босян» система выдавала лишь рецепт элкорского супа и предложения оформить визу и билеты на отдых в Китае. К слову, отдых не помешал бы. Но не сейчас. «Грин» — в лучшем случае, на экране появлялись многочисленные отзывы о литературных произведениях какого-то писателя с аналогичной фамилией. К любопытству, Ольга не нашла ни одной его фотографии. Перешерстив экстранет на предмет любой информации, Чеглокова не заметила, как прошло около трех часов, и как она, в очередной раз, откинувшись на спинку кресла, растянула мгновение, прикрыв глаза, еще на пару часов сна.

Проснувшись, Ольга отметила, что пора бы и собраться. Несмотря на позднее время, она сделала ровно всё то, чем занималась утром последние лет пять — пробежка, душ, «завтрак». Только отвлечённые от работы занятия могли привести её голову в состояние ясности. И чем больше их было, тем лучше.

Наведываться в «Рандеву» в образе Стража при полном параде, по предупреждению Артура, не было смысла. Ольга подозревала, что названный Тюльпан имел свои счёты с федералами и им подобными, поэтому уже сейчас данный персонаж не вызывал доверия. Но заставлять лишний раз нервничать свидетеля Ольга не любила. В её стиле напрочь отсутствовала игра «плохой-хороший». Главным оружием для Ведьмы были факты. Если подозреваемому грозило приличное наказание или свидетелю — опасность, то она предпочитала говорить об этом напрямую, беря страхи объекта разговора под собственный контроль. Лишь у единиц они отсутствовали напрочь, либо хорошо скрывались. Вспоминая все свои невероятные допросы, Ольга вытащила из гардероба зеленое короткое платье и туфли на высоком каблуке. Как бы работа не закручивала её в постоянном потоке лжи, свидетельств и протоколов, она нередко вспоминала, что кроме увлекательнейшей обязанности «хранить покой в Галактике» у неё были и свои потребности. И в последние входила любовь к красивой выходной одежде, не смотря на то, что отдых был, скорее всего, исключением в повседневной рутине, а не закономерным окончанием трудового дня.

Следуя традиционному женскому обычаю перед вечерней прогулкой — от нанесения макияжа до долгого разглядывания себя в зеркале в плотно сидящем и подчеркивающим грудь платье — Оля отправила Торэлу короткое сообщение о том, где и когда она будет находиться. После происшествия с С’ааром, Тэнакс настрого приказал отчитываться обо всех передвижениях их небольшой следственной группы.

Через час она вошла в «Рандеву» — ничем непримечательный припортовый кабак. Здесь обычно проводили свободное время рабочие порта и те, кто жил поблизости. Хотя, и первые и вторые, по большей части, были одними и теми же лицами. Вся неловкость ситуации стала ясна Ольге, когда прояснилось, что и её внешний вид и она сама, хочет того или нет, притянули взгляды завсегдатаев. Видеть кого-то незнакомого для здешних работяг означало либо новое знакомство с очередной попойкой, либо новые неприятности. Поэтому, стараясь не обращать внимания на сопровождающие её передвижения лица, Ольга прошмыгнула к барной стойке. Усевшись на высоком стуле, она окинула полки с напитками скучающим взглядом, дожидаясь бармена, который не замедлил появиться. Своим обликом мужчина изрядно удивил Ольгу: здоровый рыжий детина, с окладистой опрятной бородой до середины груди, в старомодных круглых солнцезащитных очках и кожаной безрукавке. Толстые, не лишённые силы руки, покрытые многочисленными татуировками, среди которых имелась и эмблема ККПА, внушали уважение. Несмотря на все это, бармен ненавязчиво осмотрел Ольгу, улыбнулся и довольно вежливо спросил:

— Что налить молодой леди?

— Бурбон, — Ольга слегка изогнула бровь, оценивающе глянув на бармена, попыталась выхватить из его татуировок что-нибудь понятное с первого раза, — конечно, если здесь он соответствует своему названию.

— Хорошо, — бармен повернулся к бутылкам, дав увидеть наклейку на кожанке «Привет меня зовут Эйрик». Он налил в бокал требуемое и вновь повернулся к Ольге.

— Что привело такую милашку в это злачное место? — Произнёс Эйрик, протягивая девушке стакан с бурбоном.

Она подняла на него обеспокоенный взгляд:

— Да... так. Гуляю. — Нарочито выдохнув, она подтянула стакан к себе. — У вас тут всегда так мило? — Ольга окинула взглядом зал, который постепенно заполнялся дымом сигарет. Судя по всему, она угодила к началу посиделок.

— Это еще прелюдия. Минут через двадцать начнётся концерт. У нас тут живая музыка, — бармен громогласно расхохотался.

Ольга оглянулась и увидела в глубине помещения небольшую сцену.

— Живая? Хозяин, видимо, не жалеет средств для создания атмосферы вне современности, — предположила Ольга и ненароком вспомнила Артура с его любовью к гангстерскому стилю. Видимо, он и Тюльпан входили в какой-нибудь тайный клуб ценителей старины. Сама мысль о подобном заставила её слегка улыбнуться.

— Гармонист не так дорого стоит. Тем более он получает выпивку за счет заведения. Неужели вы пришли на выступление, мисс?

— Выступление? — Ольга неловко запнулась, — не совсем. Я жду одного человека. Правда, нет уверенности, что я правильно записала координаты встречи.

— Может я смогу я вам помочь? — Услужливо спросил бармен.

Светить омнитулом Стражи было неразумно, поэтому она вытянула из сумочки небольшой датапад. Включив его, Ольга показала бармену фотографию Проныры.

— Видели его тут?

— Видел, — сухо ответил Эйрик, и странно дёрнул щекой, — у этого скользкого типа, довольно милая подружка. Почему милых девушек тянет на козлов? — Это было сказано тихо, и словно никому не обращаясь. Бармен еще что-то пробормотал, но очередной клиент попросил наполнить опустевший стакан, и тот отошел к нему. А к Ольге пришло осознание, что Эйрик ей больше ничего не скажет.

«Интересно, а где искать этого Тюльпана?» — Чеглокова еще раз осмотрела зал. Сделав пару глотков бурбона, жестом показала бармену, что пора обновить. Когда тот вернулся, более хмурый, чем до этого, Ольга произнесла:

— Мой друг что-то говорил мне про... — Она подняла глаза, будто вспоминая что-то, — Тюльпана. Наверное, мне следует поговорить с ним?

— А твой друг тебе не рассказывал, что Тюльпан ему едва руку не сломал? — Заговорщически понизив голос, ответил Эйрик. Выждав небольшую паузу, он добавил. — Грех отказать такой милашке. Хорошо будет тебе Тюльпан. Он то расскажет какой твой друг засранец.

Обновив Ольге выпивку, бармен занялся другими клиентами, как будто потеряв к девушке всякий интерес. Потянулось томительное ожидание. Вдруг в зале началось движение, раздались возгласы, смех и аплодисменты. Ольга развернулась и увидела гармониста, который расположился в центре сцены на раскладном табурете. Одетый в простую толстовку, и мешковатые брюки, светловолосый парень начал играть. Ольга сама не заметила, как заслушалась — незатейливая мелодия тронула душу. Из прострации её вывел раздавшийся рядом мужской голос:

— Тут незанято, мадемуазель? — Ольга повернулась к говорившему. Высокий загорелый мужчина, крепкого телосложения в черной футболке, что обтягивала рельефные мускулы, красивое гладко-выбритое лицо, светлые волосы и голубые глаза смотрели на стража. Ольга заметила татуировку на внутренней стороне левой руки: от запястья до локтя шел травяной стебель заканчивающийся ярким бутоном. «Тюльпан», — подумала девушка, мигом поняв кто перед ней.

Анри не без удовольствия разглядывал девушку. Опустил глаза к стройным ножкам и медленно поднял взор. Любуясь, скользнул взглядом по бедрам, талии, груди и остановился на лице. Удовлетворенный внешностью Ольги улыбнулся.

— Простите, — она машинально извинилась невесть за что, и слегка сдвинула руку по столешнице, — не занято.

Тянуть резину Чеглокова не любила, поэтому сообразив, что перед ней никто иной, как тот самый Анри, протянула тому открытую ладонь для приветствия:

— Оля, — коротко заключила она, когда на заднем фоне гармонист взял новые аккорды, а медленная затяжная мелодия ускорила свой темп.

— Анри Дюваль, — мягко ответил Тюльпан, галантно принял руку девушки, поднес к лицу и коснулся губами. — Вы хотели меня видеть, мадемуазель?

— Мне сказали, что вы можете мне помочь, — Ольга мило улыбнулась в ответ.

— Безусловно. Но, все зависит от того, какую помощь вы ожидаете. Вряд ли вы пришли бы ко мне, для просьбы передвинуть диван. По крайне мере, я на это надеюсь.

— Нет. Не в диване дело, — она вновь достала из сумочки датапад и показала фото Проныры, — а в нём. Мне сказали, что вы знакомы.

— Ну, да было дело. Правда, мне казалось, что знакомятся не так. — Ответил Анри мельком взглянув на датапад. — Мне только любопытно: с какой стати этот козел вам нужен? Он вам кто? И почему вы его у меня ищите?

Чеглокова стыдливо опустила взгляд:

— Если дело не стоило бы денег, я не стала бы какого-то напрягать своими расспросами. Этот парень меня подставил. Он увел одну посылку из-под моего носа и перепродал кому-то без ведома. Теперь я его ищу. И ищу того, кому он сослужил такое доброе дело. — Она проглотила бурбон, поморщившись больше не от резкого вкуса напитка, а от мыслей о пропавшем дыроколе.

— Вот как. И что же вы хотите от меня? — Тюльпан испытующе взглянул на Ольгу. — Я его уже больше недели не видел.

Ольга тяжело вздохнула, а потом невзначай добавила:

— Да, пожалуй. Идея начинать поиски с кабаков была не самой лучшей. Из меня детектив, как из волуса балерина. А он часто тут бывал?

— Как жирная балерина, что перерезает глотки и сдирает скальпы. Я бы сказал регулярно. Вы думаете, что он провернул свою сделку у нас? — Брови Анри удивленно приподнялись.

— Вполне, — она задумчиво замолчала, — слишком он скрытный. Думала, хороший курьер. Много вопросов не задает. Работал да работал. А тут раз, и кинул! Может, он бывал тут не один? — Ольга немного замешкалась, — простите, что задаю много вопросов. Наверное, вам не до меня, точно.

— Возможно.- Ответил Тюльпан. — И, возможно, я вам даже отвечу. Только тут встает вопрос цены. На что вы готовы, Оля? — Глаза Тюльпана маслянисто блеснули.

— Смотря о чем, в общем смысле, идет речь, — она медленно полностью развернулась на стуле к Анри.

— Сможете ли вы меня заинтересовать. — Анри улыбнулся еще шире.

— Я плохо знаю вас, чтобы знать, чем могу заинтересовать, — она лукаво улыбнулась, а в мыслях промелькнуло лишь «Просто скажи, кто тут был, и всё!».

Анри забавно выпятил губу, став похожим на старого видавшего и разочарованного во всей своей жизни верблюда.

— Куда катится этот мир? Еще лет пятьдесят назад молодая симпатичная девушка, без разных намеков поняла, что от неё надо молодому мужчине. А сейчас... — Тюльпан раздосадовано махнул рукой. — Мне что, вам картинку нарисовать?

— Если вы хорошо рисуете — почему бы и да? — смущенный румянец на щеках Ольги говорил Анри о некоторой сконфуженности девушки, а блеск в глазах — наоборот. Но на самом деле, Чеглокова давно думала о другом. Пусть этот «хозяин» заигрывает сколько в душу влезет, но ради пары слов Ольга не собирается терять время и испытывать терпение. Но показать знак Стражи она успеет всегда.

— Тогда давайте опустим ненужные слова и сразу перейдём к делу? — Тюльпан навис над девушкой, его губы приблизились к уху Ольги. — Моё условие: приватный танец для меня, и я отвечу на все ваши вопросы. — Последнее было сказано шепотом.

Ольга сдвинулась назад:

— Я понимаю, что нахожусь в вашем заведении, и вы привыкли диктовать здесь свои правила, но разве я похожа на стриптизершу?

— Признаюсь, не очень. — Глаза Анри блеснули. — Тогда, может вы мне предложите то, от чего я не смогу отказаться?

Ольга недовольно хмыкнула, ибо у неё было то от чего не отказываются все девяносто девять процентов допрашиваемых — вариант сотрудничества со следствием Стражи.

— Я не стану ничего предлагать, так как мне неизвестна ценность того, что вы можете мне поведать. Мне остается лишь уповать на вашу благосклонность и солидарность. Можете помочь мне как бизнесмен бизнесмену?

— Уповать? — Тюльпан усмехнулся. — Я пытаюсь понять насколько это для вас важно, и судя по вашей несговорчивости весьма и весьма. Не в моих интересах прогадать. Поэтому я промолчу. Всего хорошего, отдыхайте, мадмуазель, — мужчина развернулся и прошёл в зал.

Чеглокова мысленно готовила себя к подобному провалу. Не всё в работе стража в любом следствии проходило гладко и по плану. Поэтому, кроме как покончить с маскарадом ей больше ничего не оставалось. Юркнув между столиками, она быстро нагнала Тюльпана и бесцеремонно остановила его, положив руку на его плечо. На тыльной стороне ладони отчетливо засиял знак Стражи.

— Я пойду настолько далеко, насколько мне предоставит карт-бланш моё начальство. Может, начнем разговор по новой?

— Может, — если Анри и удивился, то быстро взял себя в руки. — Я так и знал, что вы федерал. Вся такая прямая и холодная, как железнодорожные рельсы. — Тюльпан сплюнул. — Чего вы хотите?

— Я уже говорила. Мне нужна любая информация об этом парне.

— Приходил он сюда, встречался с одной кралей. Ничего такая смазливая, русоволосая девушка. Вечно ходила в светло-зеленом юбочном костюме.

— Как давно она здесь появлялась в крайний раз? — В глазах Ольги блеснула холодная искорка.

— С неделю примерно, вместе с вашим другом.. — Тюльпан выдержал театральную паузу, — за поцелуй будет бонус.

— Этого парня убили, так что на вашем месте я не стала бы так настаивать на своих условиях. — У Чеглоковой не было подходящих по описанию подозреваемых, и поэтому вытягивать что-то еще из Анри было бессмысленно, но слова о дополнительной информации её заинтересовали, — так в чём заключается бонус?

— Имя и фамилия девушки. — Анри бравурно усмехнулся. — Вы согласны?

— Хотите воспользоваться возможностью назвать это имя в допросной комнате? Но вы же занятой человек, и вам некогда посещать квартал Стражи. Не так ли? — Ольга ехидно ухмыльнулась в ответ.

Анри приблизился к девушке, так, что Ольга невольно отпрянула. Глаза мужчины были сощурены, а лицо словно превратилось в каменную маску. Чеглоковой показалось, что он её ударит, однако вместо этого:

— Скучная вы, Ольга. — Произнёс Анри. — Вы не пойдете на всё ради дела. Вы не годитесь в Стражи. — Спокойно резюмировал Тюльпан и снова усмехнулся. — И не надо меня пугать. В квартал Стражи вы меня сами повезете, или повесткой вызовете?

За годы службы Ольга успела многое услышать про себя. В том числе, и о её пригодности к работе. Но игра на чувстве долга с ней никогда не проходила:

— Можете написать о моей профессиональной непригодности Шепарду. Стражи не размениваются на мелочи. В ваших же интересах упростить наш разговор. Иначе эта встреча будет не последней, но, поверьте, она окажется самой приятной.

— Да ну вас. — Озлоблено процедил Тюльпан, — однажды девица расплачивалась за выпивку, и Эйрик запомнил её имя, на пропуске. Элизабет, а фамилия... — Анри прищелкнул пальцами, -Такая немецкая. Б... бр... точно! Браун. Элизабет Браун.

Улыбка Ведьмы заметно изменилась — пропала вся ядовитость.

— Вы отлично помогли следствию, мистер Тюльпан. Если мы и встретимся, то только ради опознания этой Элизабет. А пока можете заняться поисками подходящей танцовщицы.

После этих слов Ольга развернулась и направилась к выходу. По пути, под разливающуюся музыку гармони, в голове сами по себе всплыли вопросы: «Кто такая Элизабет Браун? Какое отношение она имеет к Проныре? Как она связана с мистером Грином, загадочным „Босяном“ и дыроколом?»
Ilostana
100 0%
Offline
1048
2016-08-09 в 15:36 # 53
совместно с Роса

День 16. Лондон.
"Порхающий дракон"


Над Лондоном занималась заря - единственное время дня, когда город вдыхал на пару минут, а только потом выдыхал, выгоняя на улицы спешащих на работу жителей. И только в это время столица была похожа на себя: без туристов, без ослепительного неона, потока аэрокаров, поднимающихся на уровень крыш небоскребов, и глянца ночи. Утро принадлежало пустым бульварам, где-то все еще мощеным булыжником, холодным стеклянным офисам в сити и свету на кухнях квартир. Лондон принадлежал себе.

Правда, это правило не касалось космопортов - здесь всегда было шумно. Лу стояла, облокотившись о стойку бара, отчаянно пытаясь прогнать сонливость, хлебала мерзкий кофе и ждала рейса Макса. Сейчас ей было совсем уж муторно, ведь за всю ночь Лу так и не сомкнула глаз, пытаясь переварить вновь открывшуюся информацию: Дэниэл Фишинблад, оказывается, все эти годы (а точнее девятнадцать с лишним лет) был правой рукой Призрака. Лу не принадлежала к числу людей, которым были известны подробности воскрешения Призрака - просто знала, что тот снова в деле, а вот в каком - нет.

- Рейс 911 астероид Омега - планета Земля, Местное скопление прибыл в док 517, выход пасажиров будет осуществляться из терминала 710D.

Лу вздрогнула и, чуть нервничая, поправила пояс пальто. Наконец-то Макс вернется, возьмет на себя ответственность за все происходящее в Темплтон-холле и разберется с притязаниями Ричарда. А может даже укажет Фомской на дверь - но это, правда, вряд ли.

Она прошла вперед к терминалу, интуитивно чувствуя, что Макс выйдет первым. Просто потому что была уверена, что и брат скучал по ней, хотел видеть и спешил. Лу потерла шеки, пытаясь придать себе хоть сколько-нибудь бодрый вид, пригладила волосы и почувствовала его.

“Ты заставил меня ждать”, - она улыбнулась, протягивая Максу руки навстречу, чтобы наконец ухватить ладони брата, да так и застыла, глядя в его разноцветные глаза.

- Прости, - он ловко перепрыгнул через ленту с турниками очереди. Не смущаясь людей вокруг, Макс притянул ее за плечи, чмокнул в лоб и устало кинул на пол сумку. - Проклятые контрабандисты.

И замолчал, просто прикрыв глаза и наслаждаясь присутствием рядом сестры, словно и не было всех этих дней в разлуке, не было у них проблем - полный вакуум. Ухмыльнувшись Макс прижал ее сильнее, в другую секунду отодвинул от себя и вгляделся в лицо.

- Совсем скверно выглядишь. Дома война?

Она кивнула, чувствуя, что растекается от вконец накрывшего ее с головой облегчения.

“До чего же хорошо, что ты прилетел,” - она подождала, пока брат снова подхватит сумку, а потом повела его к парковке. “Ричард с этой женщиной… Они очень шумные. Так что я вчера уехала и всю ночь была у Мерлина. Насчет видеозаписи”.

“И что он?” - Макс устало потер щетину, а потом принялся застегивать куртку - за дверями терминала шаловливые вихри зимней метели поднимали в воздух снежные дорожки.

“Мы нашли зацепку в записи, дату, востановили лица. Тот, кто руководил проектом воскрешения Призрака - Даниэл Фишинблад”.

Лу вышла из здания космопорта, оглянулась, вспоминая, где припарковала кар, а потом кивнула в нужную сторону.

- Ах он сукин сын! - невольно вырвалось у Макса. Он даже застыл на мгновение, изумленно и раздосадованно вцепившись рукой в волосы. Начавшийся было снег принялся забавно падать на его плечи, явно ставя себе целью превратить Темплтона в снеговика. - Значит, чертовы кабаллисты?

Он выжидающе уставился на Лу, а та в ответ лишь кивнула.

- Пошли скорее к кару, - наконец выдохнул брат и быстрым шагом последовал за Лу. - Решим вопросы с Ричардом и… я должен присутствовать на следующем совете Братства.

Но Лу, внезапно остановившись, прикоснулась ладонью к груди Макса и виновато отвела глаза.

“Ты что-то сделала”, - брат помрачнел, уловив мысли сестры, довольно резко приподнял ее подбородок и поджал губы. “Что за мысли об этом блогере?”

Покорно подчиняясь ему, Темплтон тоскливо кивнула и тут же вспомнила о приглашении на святки. Пусть ее решение ни с кем не было согласовано, пусть оно было слишком импульсивным, пусть она теперь должна оправдываться... но Фил прилетит, как бы Макс уже не хотел все переиначить.

“Зачем ты звала его?” - хлыстом стеганув по оголенным чувствам, его мысли отразились в голове Лу как сигналы: ой, как тот сейчас недоволен, ой, как ему не хочется менять свои устои, ой, как не хочется делить сестру с кем-то… Он замер.

- Да он тебе нравится! - пораженный осознанием такого простого факта, Макс не заметил как произнес это вслух.

Повисло молчание, только вокруг летали белые мушки, путаясь в волосах, тая на губах, лаская щеки.

- Что ж… - выдохнул он наконец. Говорить было решительно нечего, да и что тут скажешь: прошлое его вмешательство в судьбу сестры без малого десять лет назад не привело ни к чему хорошему. А видит Бог, Макс меньше всего хотел, чтобы Лу и дальше окружала себя призраками. - Просто… Поехали домой, Лу.

***


Снегопад начался в середине дня и заканчиваться не собирался. Огромные хлопья снега быстро превратили старинный парк в чудо, о каком когда-то рассказывали сказочники своим слушателям, сидя у высокой пахнущей смолой ёлки с мохнатыми лапами, на которых горели свечи, весели игрушки и сладости - детская радость. Как и должно быть на Рождество. Как они уже давно разучились делать. Или это всего лишь старческое брюзжание?

Клер не отрывал взгляда от большой снежинки, медленно опускавшейся на каменный парапет, чтобы растаять, едва коснувшись серого камня. Лицо его оставалось непроницаемым, но по глазам было заметно, как сменяют друг друга эмоции внутри него. Радостные, наполненные нежностью, когда он думал о жене. Тревожные и хмурые, когда он задумывался о Лу. И жёсткие, когда образ Лу в его голове сменялся образом Макса.

Детям пора было становиться взрослыми. Особенно Максу. Особенно сейчас, когда на горизонте замаячила неиллюзорная перспектива открытого противостояния внутри “Уробороса”. Ричард посмотрел на свёрток, лежавший на краю стола. Большого стола из чёрного дуба в оружейном зале поместья. Здесь время остановилось на границе веков - восемнадцатого и девятнадцатого. Только холодное оружие, только того периода, боевое и тренировочное. Ричард знал, что Лу должна вернуться вместе с Максом, и ждал своих племянников. Им предстоял важный разговор.

***


- Это что она сделала с парадным? - Макс припарковался у главного входа, но из кара выходить не торопился. Он удивленно рассматривал украшенную венками ели дверь и лестницу.

- Это… у-украшения на С-святки, - пробурчала Лу, распахивая дверь машины. - И ты еще не в-видел, ч-что творится в-внутри. Просто… п-просто прими это. Т-ты не сможешь ос-становить эту женщину.

Макс покачал головой и вышел следом за сестрой, готовясь к самому худшему. Он сочувственно глядел на ссутуленую спину Лу, что явно чувствовала себя неуютно, жалел ее, вот только не был уверен, что та до конца права. Уж что-что, а перемены ей давались нелегко. Не говоря уже о переменах в месте, которое она любила всей душой.

И Лу не кривила душой - дом преобразился, причем так, как будто это был не Темплтон-холл. Везде зеленели венки, поблескивали пухлыми боками стеклянные шары и, что поразительно, на каждой люстре висела омела. Пожалуй, Темплтону тоже было не очень уютно.

- Макс! - послышался голос Фомской. Она, довольная как будто ей только что вручили Нобелевскую, энергично прошла к Темплтону и душевно его обняла. - Ты стал завидным женихом, мой дорогой!

Темплтон опешил, чуть нахмурился, недодуменно перевел взгляд на Лу, но та только пожала плечами. Мол, выворачивайся сам, как можешь - ты меня в это закинул в гордом одиночестве.

- Я… - он помедлил с ответом. - Тоже рад видеть вас, мисс Фомская.

Он мягко высвободился, приобняв Светлану за плечи, и даже дружелюбно улыбнулся - феноменальная выдержка, учитывая, что импланты за время полета так и не дали ему поспать, а голова от визора трещала как радар. Бедная Лу - теперь понятно, почему она так страдала тут без него.

- Счастливого Рождества, - перевел он тему, глядя на улыбчивое лицо женщины.

- И тебе, дорогой, - Светлана по-матерински нежно погладила его по лицу. - Мы очень тебя ждали. Особенно Лу.

Она рассмеялась, оглянувшись на одиноко стоящую близняшку, хотела было что-то добавить, но не решилась, очевидно, не желая мучить ту еще больше.

- Ричард ждет вас в оружейной, дорогуши.

Светлана леконько толкнула его в спину, призывая поторопиться.

- А я попрошу Эйб принести вам перекусить! Ты, уверена, с дороги устал… Да и Лу...

Фомская оборвала себя на полуслове, словно следуя какому-то собственному строгому правилу. А неулыбчивая Лу испуганно подняла плечи словно нахохлившися воробушек и поплелась вслед за братом.

“Ты с ней мил”, - ревниво подумала близняшка, глядя на широкую спину Макса.

“Она наш гость”, - улыбнулся Темплтон, ощущая недовольство сестры. “Постарайся быть вежливой”.

В ответ на это она тихо вздохнула и обняла руками свои плечи.

Тяжёлая резная дверь из цельного дерева бесшумно открылась, пропуская близнецов в оружейный зал. Но Клер уловил движение за спиной и оглянулся как раз в тот момент, когда Макс и Лу переступили порог зала.

- Опаздываешь, Темплтон, - вместо приветствия сказал Максу Ричард. - Я ожидал, что ты прилетишь утром. Омега не спешит опускать своих гостей?

- Ричард, - Макс выпрямил плечи, отчего и так внушительная его фигура стала совсем устрашающей. Он сделал шаг вперед - Лу даже уловила в его мыслях сомнение, но то длилось едва ли дольше секунды - и пожал руку дяде. - Дела заняли некоторое время.

Уверенностью в его голосе можно было напоить целый мир, реши вдруг он поделиться ею. Но Макс, очевидно, не собирался, так что просто стянул с себя куртку и бросил на спинку кресла у погасшего камина.

- Решил приехать пораньше? - сам не осознавая, что начинает разговор с того же, что и его сестра несколькими неделями раньше, уточнил Макс.

- Я решаю свои дела быстрее, - ответил Клер и посмотрел на Лу. - И каковы твои успехи? Что такое сверхважное тебя задержало настолько, что ты решил отпустить сестру одну, да ещё на просторах Терминуса.

Под жёстким взглядом дяди у Макса сложилось ощущение пребывания на настоящем допросе.

- Контрабандисты. У ТТ некоторые проблемы с поставками, - сухо ответил Макс и автоматически, почти на уровне инстинкта встал между Лу и Ричардом.

Клер проследил его манёвр, какое-то время помолчал, а потом улыбнулся. Мальчик стал старше…

- Твои контрабандисты могут подождать, - сказал он. - У меня к вам гораздо более важное дело, - Ричард развернул лежавший на столе свёрток, показывая племянникам странный чёрного цвета прибор, лежавший в нём. - Это из запасов Галактической Стражи.

Лу остолбенела. Нет, ну что ж за напасть… И снова Галактическая Стража.

“Совпадение, малышка?” - почти задорно уточнил Макс, широко ухмыльнувшись. Но вслух он, конечно, произнес кое-что другое:

- Рождественский подарок? - оно пробежался пальцами по ровному краю коробочки и вопросительно поднял взгляд на Ричарда.

- Считай, что так. На оленьей упряжке привезли из страны Санта-Клауса, - ответил Клер.

Темплтон хмыкнул, не оценив шутки, спиной ощущая тяжелый взгляд Лу, сверлящий его спину.

“Не говори ему о записи,” - Лу сделала шаг в сторону стола, как будто из любопытства, заглядывая через плечо, но больше - не доверяя Клеру. Макс раздраженно пожал плечами на ее замечание.

- Хорошо, Ричард, сдаюсь, - он активировал визор, пытаясь понять, что у него в руках. - Что это?

Клер нахмурился и свернул свёрток обратно.

- Быстро же ты сдаёшься. Жаль. Даже не попытался побороться, - он отодвинул прибор подальше от Макса.

Темплтон потер глаза, чувствуя, что еще немного, и раздражение польется через край. Выждав пару мгновений, он, крепко сжимая зубы, выдохнул и кивнул.

“Еще одно его слово...”

“Не нужно”, - и прозрачная рука Лу легла на его запястье.

- Мне к-кажется, не самое в-время играть в з-загадки, Ричард, - она подхватила “подарочек” тонкими щупальцами биотики и приподняла на уровень глаз.

Неуловимо быстрым движением, какое сложно было ожидать от человека его возраста, Ричард перехватил прибор и положил его на место, на этот раз накрыв рукой для надёжности.

- Вот оно что, - голос Клера наполнился иронией. - Так за тебя всё сестра делает, Макс Темплтон? Не ожидал…

Макс почти зарычал, едва сдерживая рвущееся наружу раздражение.

- Ты шутишь, Ричард? - он прищурился, стараясь не повышать голос.

“Тише… Тише…”

“Отойди, Лу!”

Кипевшее как смола в чане раздражение прорвалось ледяным взглядом и твёрдой рукой, отодвигающей сестру за спину.

- Что ты имеешь в виду, Ричард? - Макс произнёс это едва слышно, почти по слогам.

- Лишь то, что ты спрятался за юбкой Лу. Она - твои и ум, и сила. Что же остаётся тебе? - Ричард со спокойствием следил за Максом, кожей ощущая, что ещё немного - и тот взорвётся. Но желание сбить спесь с юнца было сильно.

- Она - моя семья, - слова вырвались сами по себе. Злость на Клера ровно на секунду унялась… и пошла верхом. Макс сделал шаг, еще один, почти теряя голову, но все та же ласковая ладонь сестры на его предплечье по прежнему была якорем.

“Макс...”

- Ричард, ты и сам должен помнить, что мы твоя семья, верно? - желваки на лица Макса, казалось, ужи жили своей жизнью.

- Это мы сейчас проверим, - со льдом в голосе сказал Клер и, подойдя к стеллажу, снял с него пару мечей. - Ни Клеры, ни Темплтоны никогда за женскими юбками не прятались и всегда сами отвечали за свои слова и поступки, - он швырнул на стол перед Максом один из мечей. - Ангард!

Макс ловко перехватил меч за рукоять, рыкнул, не в состоянии сдержать ураган ярости, но сестра, тенью мелькнув перед ним, отправила искрящееся биотическое щупальце к ладони Ричарда.

- Е-если ты… - она, поддавшись эмоциям брата, едва видела за пеленой ненависти. - Я т-тебя… С-своими руками…

- Попробуй, Луция, - не теряя своего спокойствия, проговорил Ричар. - Этот сопляк лишится своей чести окончательно и в твоем присутствии. Как ты думаешь, он потом сможет посмотреть в глаза своей дражайшей сестре?

- Лу, ради всего святого! - Макс притянул дрожащее от ярости тело сестры к себе, поцеловал ее в лоб, а сам вышел вперед. - Ричард, не играй на ее чувствах…

Близняшка выдохнула, едва не рыча, вцепилась скованными от напряжения пальцами в волосы и сделала шаг назад, позволяя Максу действовать по своему усмотрению.

- Хм… первый шаг решительности, - похоже, целью себе Клер поставил крепкую затрещину высокомерию юнца. - Надо было мне самому заняться твоим воспитанием в свое время и обратить норов и заносчивость в холодную логику и ответственность.

Клер отступил на несколько шагов назад, обходя стол и становясь с Максом на одну линию. И сделал короткий выпад вперед, нанося рубящий удар наотмаш, но Макс легко парировал. Выпад, еще один… Темплтон, проглотив собственное раздражение, забыв от усталости, наступал вперед, являя в четких, выверенных движениях голый расчет. Он молчал, не позволяя себе тратить энергию на путые слова, лишь отмахивался от пульсирующих чувств сестры, что стояла поодаль, сама желая взорваться фонтаном темной энергии, похоронить Клера под грудой давно изживших себя традиций и правил. И уловив эту, саму по себе невероятную для Лу мысль, Макс с изумлением осознал, как тяготит ее саму собственная выдержка и консерватизм.

“Неужели ты всегда была несчатлива?” - он на мгновение оглянулся на осунувшееся лицо сестры, все еще не веря своему открытию, и Ричард тут же наказал его за невнимательность. Короткий удар под дых заставил Макса согнуться, после чего Клер от души отвесил ему удар плоской стороной меча пониже спины.

- Никогда не заглядывайся по сторонам, когда ведёшь бой, мальчишка. Просчёт и снижение внимания будут стоить жизни, - жёстко в назидание проговорил Ричард.

Макс зашипел от обиды и вспыхнул.

“Ей-богу, Лу, ты меня убьешь...”

“Макс...”

- Ричард, ты сам себя ведешь как несдержанный ребенок, - Темплтон, отражая очередной удар, криво ухмыльнулся и тряхнул головой. - Вот уж не ожидал прыти…

Он сделал выпад и резанул по рукаву пиджака Клера; послышался тоскливый звук разрывающейся ткани.

Ричард закрылся клинком, отошёл на шаг, давая себе пару секунд на отдых и переоценку происходящего. Как бы то ни было, его противник был в два с лишним раза моложе, а значит, быстрее и выносливее. Но и несдержаннее. Да и опыта Максу ещё порядком не хватало. Хотя, Клер не без удовольствия заметил про себя, насколько быстро взрослеет юный наследник клана Темплтонов-Клеров.

- Неплохой ответ, - Ричард позволил себе сделать это крошечное поощрение. - Но прыть всегда должна следовать за твёрдым рассчётом и холодным умом, а не наоборот.

Не показав того, как тяжело ему переводить дух, он пару раз быстро неглубоко вдохнул и с новым подскоком обрушил на Макса град ударов. Лицо Ричарда покраснело, на висках вздулись жилы. Он понимал, что в затяжном бою ему не выстоять против столь юного, быстрого и вполне умелого бойца.

Однако горячность снова сыграла с Максом злую шутку. Рассверепев от шквала ударов, он снова немного ослабил контроль, Ричард перехватил его за руку, развернул и толкнул прочь от себя, награждая еще одним шлепком ниже поясницы. Бой все больше походил на порку, а он, Макс, - на провинившегося мальчишку, которому отсчитывали розги.

Покрасневший Темплтон цветастно ругнулся, но ярость, все это время бившая по мозгам, начала отступать.

- Ричард… - прорычал он многообещающе, замахнулся и следующим ударом оторвал кусок лацкана Клера. - Мне плевать хотелось на твои умозаключения…

Он тяжело выдохнул и ловко отошел от удара своего дяди, отпрыгнув в сторону.

- Меня беспокоит только благополучие моей сестры… которое… уж так вышло… напрямую зависит от моего благополучия… - Макс снова криво ухмыльнулся, все так же фоном улавливая изменения настроения Лу. - И ты сам обязан заботиться о ней…

- Я и забочусь… - Ричард мягко ушёл от выпада, пропуская Макса мимо себя. Юный Темплтон уже устал считать по-отечески выдержанные, но крепкие шлепки мечом. - И одна из забот - дать ей достойного защитника, сделать из тебя, щенок, взрослого мужчину…

Он подловил Макса на очередном замахе, зацепил гардой рукоять его меча, крутанул вокруг себя и подсечкой уложил на пол. Меч Темплтона отлетел в сторону, а мощная ручка меча Ричарда упёрлась ему в скулу.

- Но, как я вижу, до этого ещё очень далеко… - закончил свою назидательную речь Клер и отпустил племянника. - Можешь встать.

Темплтон сплюнул на пол, едва дыша в звенящей тишине зала. И как-то совсем неестественно прозвучало в его голове тихое сестринское сочувствие.

Дверь в оружейную отворилась, и за ней возник Марк. Похоже, он стоял на карауле перед входом, пока шла “воспитательная беседа”, не пуская в зал никого, включая Эйб и Фомскую. Домоуправительница выглянула из-за его плеча и охнула, увидев Макса на полу и Клера с мечом. Но пройти внутрь не успела.

- Мы заканчиваем, Марк, - тяжело дыша сказал Ричард. - Пять минут.

Телохранитель послушно кивнул и, оттеснив от входа Эйбилин, захлопнул за собой дверь.

- Встань, - Ричард хмуро посмотрел на племанника. - И подойди сюда, - Клер убрал меч обратно на стойку и развернул злощастный свёрток.

Макс, прыжком поднявшись на ноги, жестом остановил стремящуюся помочь ему Лу и подошел к дяде. Его рубашка взмокла, прилипла к спине, а верхние пуговицы расстегнулись, оголяя мощную шею с выступившими венами. И его сестра, ничуть не стараясь ранить его чувства, незаметно, но так привычно стала рядом, выглядывая из-за плеча.

- Эту вещь выкрали на днях из хранилища Стражи, - пояснил Ричард. - Неважно, кто и как. Важно понять, что это такое. Всё, что мне известно - прибор называют “дыроколом” и он - часть системы альтернаттвного перемещения по Галактике. Вы должны выяснить, как именно он работает. А я проверю вас на зрелость и посмотрю, насколько вы достойны продолжить движение вперёд, - он многозначительно посмотрел на Макса. - Найдите ответы на вопросы, разберитесь с аппаратом. Докажите, что вы уже не юнцы и способны мыслить здраво. И я сделаю вас коммандорами Ордена.

И Ричард покинул зал, на ходу скидывая безнадежно испорченный пиджак.
Maur
15 20%
Offline
110
2016-08-12 в 16:47 # 54
День 8.

Оля с Леммом ушли. Анюта осталась вместе с Элом, каждые пару минут проверяя его состояние. Он же недоумевал: “С чего это Ольга стала такой раздражительной? Из-за Анюты? Нееет. - он поморщился, - Так что же не так?”

- Она слишком много на себя берет, - словно прочитав его мысли, сказал Гринвуд, - Как по части ответственности, так и по части полномочий. Как впрочем и Лемм - головная боль всей Стражи. - она фыркнула, - не сомневаюсь, что они меня считают, миловидной, но взбалмошной стервой.

- Разве это не так? - хохотнул Эл, - Помнится, когда Наркус пытался подкатить к тебе…

- Ну и гад же ты, - ничуть не обиделась Анюта, казалось бы - лишь бесенята игравшие в ее глазах говорили о том, что она это С’аару еще припомнит, - Ты обещал не вспоминать об этом.

- А ты такая милая, когда пытаешься скрыть свой гнев, - попытался сменить тему Эл, - Но глаза выдают тебя, моя дорогая.

Слишком уж они похожи, слишком... Воспоминания об Эдже потревожили что-то в душе Грин и она повинуясь порыву, поцеловала Эла. Он не отстранился, а лишь только по сильнее прижал девушку к себе. Казалось это длилось вечность, но вот она отстранилась и взяла его руки в свои:

- Не делай так больше - полу-сказала, полу-просила она, - Я не выдержу, если потеряю еще и тебя....

Неожиданный порыв Анюты, немного сбил Эла с толку и потому он нежно, будто боясь, что все это исчезнет, как сон, погладил ее щеку.

- Меня очень сложно убить, - как можно увереннее, глядя прямо в ее бездонные, как море, изумрудно-зеленые, но наполненные нешуточной тревогой, глаза, сказал Эл, - И ты знаешь почему, - он дотронулся до кулона.

- Нет, - отрицательно помотав головой, ответила Анюта, - Нет, не знаю! Ты не бессмертен и должен понимать это! Эта штука не сможет защитить тебя от всего!

- Так же как и барьеры биотиков, так же как и щиты бойцов, - С’аар недовольным жестом отмел дальнейшие пререкания, - Но это не значит, что я должен забиться в самый темный угол вселенной, дрожа от страха до конца своей жизни.

Грин разочаровано вздохнула. Было видно, что эта тема уже поднималась раньше и будет подниматься в будущем. Они оба понимали это, но каждый неизменно стоял на своем.

- Ладно, - разряжая обстановку сказал Эл, - ты на служебном?

- Ну, а как же, - улыбнулась Грин и чпонькнула парня пальцем по носу, - Официально я здесь дабы удостовериться, что мой подопечный жив.

- Ну вот и отлично, - Эл поднялся с больничной койки и направился к выходу из палаты, - Значит подвезешь меня до дома.

- Но… - начала было Анюта, но после недолгих раздумий решила, что уговоры будут бессмыслены, - Окей, красавчик. С одним условием - с тебя ужин при свечах.

- Comme vous le dites, mon cheri[1], - ответил Эл и развернувшись, галантно поклонился, что в бесформенной больничной робе выглядело довольно комично.

Вечер. Квартира С’аара.

“Your sugaar! Yes, Pleaase!” - дуетом, довольно фальшивым к слову (только - тсс! им - ни слова mosking ), подпевали Эл с Анютой, занимаясь каждый своим делом - она сервировала стол, он же - занимался готовкой.

Кстати говоря, по пути в жилище Эла, онный познакомился с тем незадачливым кварианцем, которому повезло натолкнуться на Рыжика. Его имя было жутко сложным и непроизносимым, потому все его звали просто - Кенн. Оказывается парень довольно неплохо разбирался в холодном оружии большинства известных цивилизаций, что и вызвало интерес лейтенанта. Всю дорогу они обсуждали преимущества и недостатки турианских штык-ножей. Анюта же лишь улыбалась, наблюдая за оживленно жестикулирующим и спорящим С’ааром. Добравшись до пункта назначения, парочка распрощалась с сопровождением, однако С’аар поставил парня на заметку, чуя, что он может пригодиться в будущем. Сейчас же его ожидало куда более срочное и приятное дело.

- Ты скоро? - нетерпеливо донеслось из столовой, скрытой стеной и небольшой перегородкой, обозначающей зону готовки, - Ты обещал ужин, а не возможность помереть голодной смертью.

- Уже готово, - ответил парень, неся блюдо, дразнящее таким аппетитным запахом, что аж слюнки текли, - Prier[2], - преувеличено картавя по-французски произнес Эл и поставил блюдо на стол.

- Как вкусно пахнет! - ничуть не кривя душой, спросила девушка. - Пахнет изумительно!

- Филе трески в особом маринаде от шефа! - торжественно произнес Эл, - И как бонус - Рислинг Шпетлезе 2011-го.

- И где же ты умудрился его достать? - наиграно спросила Анюта, в то время как парень парой привычных движений наполнил бокалы, - Неужели ограбил чью-то коллекцию?

- Да как ты можешь так обо мне думать?! - вторя девушке возмутился Эл, - Кодекс моего рода предписывает жестоко карать воров! - подражая дикции японских самураев, ответил Эл, тем самым заставив прыснуть Гринвуд.

- Мррряу! - донеслось в подтверждение словам парня откуда-то из-под стола, - Фырк-фырк!

- Ну и где тебя носило, чертяга? - этот строгий вопрос был благополучно пропущен мимо ушей, бесцеремонно взобравшимся на колени Анюты Бурбоном.

- Какая милость! - утипутично проговорила девушка, - Откуда у тебя такое чудо?

- Ааа… - протянул Эл, - потом как-нибудь расскажу.

Спустя некоторое время все трое переместились на диван у панорамного окна во всю стену на втором этаже. Сияющая туманность, круглосуточно изливавшая нежно-розовый свет на станцию, умиротворяла, привнося в душу этой троицы спокойствие и безмятежность.

- Как же красиво… - прошептала, устроившаяся на плече С’аара девушка - как не старалась, она не могла сдержать слезы, - Теперь я понимаю, почему ты наорал на того мажорика, обещая оторвать ему голову, если он хоть на шаг приблизиться к пентхаусу. - она улыбнулась, когда Эл нежно обнял ее и вытерла слезы.

- Скажем так, - слегка заминаясь ответил лейтенант, - Парень оказался достаточно умен, чтобы свалить отсюда куда подальше. Тем более слишком уж этот вид напоминает мне о родном небе.

- Ты мне никогда не рассказывал о своем родном мире, - поглаживая Алкашика, спросила Аня.

- Неужели и Хакет не рассказал? - недоуменно воззрился на нее Эл.

- Он ограничился лишь общими фактами, - Грин приподняла голову и чмокнула лейтенант в подбородок, начавшим уже кое-где зарастать белесой щетиной, - Я хочу услышать это от тебя.

Пару минут тишина безраздельно властвовала в квартире, лишь едва нарушаясь мерным урчанием Бурбона, уснувшего у Эла на коленях. Эл прикидывал стоит ли ей рассказывать все или выдавать информацию порциями. Затем его мысли начали приобретать немного другое направление, когда Анюта сильнее прижалась грудью к его торсу. Как бы начав падать, он увлек, взвизгнувшую от неожиданности Грин за собой. Алкашик просек фишку и предпочел удалиться, дабы не мешать хозяину.

- Ну, для начала, - произнес парень, оказавшись сверху, - Я думаю стоит рассказать, что мы с ним в каком-то роде земляки.

Девушка хотела было продолжить расспрашивать С’аара. Но он прервал ее поцелуем, не дав не произнести и слова. И вскоре им обоим стало не до этого.
_________________
1.Как скажешь, дорогая
2.Прошу
TRICK OR THREAT
Я-туман
52 0%
Offline
1459
2016-08-12 в 21:06 # 55
День 11.
Это была прогулка, гулять в яблочном саду под сенью цветущих деревьев было чудесно. Светило клонилось к закату, и в воздухе появлялась такая приятная после знойного дня вечерняя прохлада. Покой и умиротворение буквально разливались вокруг, вместе с ароматом цветущих яблоней. Даунволл глубоко вздохнул, и прикрыл глаза. «Как же хорошо. Без вечной суеты и судорожных метаний в попытке ухватить время за хвост. "Когда Стэнли открыл глаза, он увидел, как между древесных стволов промелькнуло что красное, немного удивившись, он пошел вперед, и как внезапно сразу очутился на большой поляне. В центре на расстеленной на травяном ковре белой скатерти, рядом с корзинкой для пикников, подобрав ноги под себя, сидела молодая женщина в красном платье, и расставляла на скатерти тарелки. Она поднял глаза и, увидев Стэнли, поднялась и улыбнулась.
- Я думала ты не придешь Стен.- Даунволл почувствовал, как его сердце бешено заколотилось, а мозг закричал «Этого не может быть. "Это лицо с правильными чертами, карие глаза, светлые волосы до плеч. Как же она похожа на свою дочь Хейлу.»
- Стэнли, что ты молчишь? Язык проглотил… от голода? - В голосе женщины появились игривые нотки, услышав хрип, донесшийся от мужчины. Женщина сделала пару шагов на встречу, слегка раскинув руки, словно для объятий.
- Этого не может быть Сильва. Ты же мертва?- Наконец-то прохрипел Даунволл. Глупо и банально, как и вся ситуация. - В ответ женщина остановилась, слегка склонив голову на бок, и скинула с плеч лямки платья. Одежда бесшумно упала на землю, обнажив женское тело.
- Как я могу умереть, если я в твоем сердце? - Ответила женщина улыбаясь. Её руки погладили её груди. - Стэнли ты ведь об этом мечтал, всю свою жизнь?
Доунволл что-то пробормотал в ответ, но сам не услышал что, из-за бешеного биения сердца и звона в ушах. "Иди к ней твердил он сам себе. "Но будто бы прирос к земле. Заметив промелькнувшие меж пальцев Сильвии Дженс искорки.
- Посмотри на меня Стэнли. Я вся горю! - Произнесла женщина, появилось яркое рыжее пламя, сначала на ладонях и быстро распространилось по рукам, достигло тела, и вскоре, женщина запылала уже вся.
- Стэнли. - Донеслось до Доунволла из пламени, затем раздался смех, прервавшийся криком.
Доунволл вскочил на койке, весь в холодном поту. ВИ заметив пробуждения человека, и включил в комнате свет.
- Доброе утро доктор Доунволл. Сейчас три часа утра. На вашем терминале одно непрочитанное сообщение. - Сообщил приятный и томный женский голос. А на лице Стэнли Даунволла появились две скупые мужские слезы. «Это я во всем виноват!» - Пронеслось в голове, и сердце медленно, и неуклонно возвращалась к привычному ритму.
За несколько лет, до событий:
Сидеть на холодном столе в смотровой, было не особо приятно, особенно в больничной распашонке. Хейла и так и этак пыталась расправить хитрую одежду, что бы хоть как нибудь прикрыть ножки. Дженс была против этой затеи, но Грегор был непреклонен, иногда он бывал очень убедительным. И вот цепь событий привела её в смотровую. Полутёмную, так как свет был погашен, но для того что они хотели сделать он был и не нужен.
-Хейли не бойся. Все будет хорошо.- Раздался из динамиков голос её супруга.- Доктор Сен-Жер отличный медик. Ты не представляешь, чего мне стоило его пригласить на это исследование. Девушка на столе взмахнула рукой, и продолжила расправлять распашонку. А Грегор откинулся в кресле, и начал настраивать сканер, и терминалы. Вскоре все было готово, и как раз, в этот момент, распахнув дверь, в комнату вошел доктор Поль Сен - Жер. Высокий и молодой с короткими русыми волосами, из-под больничного халата выглядывала темно-фиолетовая рубашка.
- Мы готовы? - Вместо приветствия бросил Поль. Мак’Нил согласно кивнул, и попросил жену лечь на столе, и не двигаться. Хейла повиновалась, легла чуть прикрыв глаза. По спине пробежался холодок, то ли от металла на котором лежала девушка, то ли от нехорошего предчувствия. Над головой Хейлы замер трехглазый диск анатомического сканера, в манипуляторе.
-Процедура займет пару минут, от вас требуется лишь не двигаться и получать удвольствие. - Проговорил в микрофон доктор Сен-Жер. - Начинаем через пять, четыре, три, два, один. Сканер повернулся вокруг своей оси, и медленно двинулся вдоль тела девушки, полоской зеленоватого цвета. Медленно двигаясь, он дошёл до ступней,затем вновь повернулся, сменив «глаз» и двинулся в обратный путь, только полоса сменила цвет на сиреневую. Дойдя до головы девушки, сканер вновь повернулся, и двинулся вновь к ногам сменив полосу и «глаз» на синий.
Доктор был прав, процедура не заняла много времени. Перд Грегором и Сен-Жером появилась трехмерная голографическая модель Хейлы Дженс, со всеми её органами, и имплантами.
-Интересно, что за криворукий хирург ей импланты ставил?- Сказал Поль, долго рассматривая голограмму, и тиская свой подбородок рукой. Грегор тоже был удивлен, подобного он не ожидал. - Импланты установлены в ущерб живым тканям, доктор Мак’Нил.- Вынес свой вердикт доктор.- И их невозможно отделить, вернее можно, но это будет летально для пациента. Импланты надо сказать качественные, не понятно где смастерили. Отторжения почти нет. Почти , потому что вот ту, и тут небольшое воспаление, но это не страшно.- Поль указал на два места правое предплечье, и правая нога., после чего задумчиво потер подбородок, и после недолгой паузы добавил. - Твоя жена Грегор киборг. И сделать её человеком не получится, если только ты не хочешь её смерти. Это всё что я смогу сказать. - Сен-Жер смущенно улыбнулся.- Ладно, тут я помочь не смогу, и я, наверное, пойду.
- Спасибо за консультацию. - Ответил Грегор, после чего доктор Сен-Жер вышел. МакЭ нил недолго постоял, а затем открыв дверь вошел в комнату к супруге, что сидела на столе, совсем по детски болтая ногами. Он вспомнил их первую встречу, когда он увидел что на её руках не было венозной сетки, и понял что руки аугаметические. Но, теперь Венозный рисунок появился, сделав Хейлу более человечной.Грегору всегда это казалось странным, что если напихав в тело имплантов состаешься ли ты человеком, или переходишь в другое состояние, так сказать Грань между механизмом и живым Существом. Не то и не другое а что то среднее.
-Ну, и что сказал доктор?-Спросила Хейла, почему то виновато опустив глаза.
-То что я и так знал.-Мак’Нил подошел к столу и сел рядом с супругой.
-Прости меня Грег.
-Ты ни в чем не виновата Хейли. Твоей вины здесь нет.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Zellar
17 0%
Offline
163
2016-08-26 в 1:08 # 56
День 12.

Остин прибыл на Иллиум ближайшим транспортом с Цитадели. Полёт был вполне обычным и спокойным, корабль был оборудован хорошо - Остину было, где подзарядиться. Его расчёты насчёт потребления энергии уже в который раз были ошибочны, и он просто принимал факт того, что не всё поддаётся измерению. Возможно, именно поэтому он и выбрал профессии настолько далёкую от базовой математики. Оставив свой офис далеко позади, с концептом решительности (который был не совсем ещё понятен для синтетика) он взял путь на главный филиал сети банков "Эйс Файнаншел".
Банк был просто огромен, как и снаружи, так и внутри. Полая архитектура придавала ещё больший объём и без того немаленькому зданию. Входные двери выглядели внушающе - почти под 3 метра в высоту, на них просвечивались голограммы и бегали строчки с разнообразной рекламой. Внутри же банк казался ещё больше, так как одна пустая комната растягивалась почти на всё здание. Где-то вдали виделись кассы, комнаты хранения и архивы. По филиалу прохаживались представители всех рас, стояли возле стендов и общались с консультантами, но всё равно создавалось ощущение пустоты. Остин соотнёс этот образ с фотографиями из Башни Совета, только здесь везде преобладал белый цвет - на стенах, полу и потолке -, да и растений было побольше, только те были в горшках.
К Остину на автоматизированном инвалидном кресле подъехал человек. Это был тот самый представитель, который пригласил его на работу, Ирсано Гриттан. Надо сказать, смотрелся он ещё отвратительней, чем на голограмме. Всё лицо его было покрыто потом, щёки были выбриты словно сломанной бритвой, очки в толстой чёрной оправе сильно запотели.
- Детектив Остин! - обратился он к гету, - Я рад, что вы наконец прибыли.
- Здравствуйте, мистер Гриттан. Вы выглядите ужасно. Вам нужна помощь?
- Что..? - в недоумении он огляделся по сторонам, потом криво улыбнулся, - Нет, ни в коем случае! Тут ничем не поможешь, хе-хе. Так и живём… Давайте же приступим к делу.
- Подождите, - одёрнул развернувшегося в своём кресле мистера Гриттана. - У вас здесь есть подзарядные станции? У меня кончается энергия.
- У нас есть кое-что получше! Пройдёмте со мной.
Представитель банка взял ручное управление кресла, схватился своими пухлыми пальцами за контроллеры и подъехал к одному из стендов, за ним последовал Остин. Мистер Гриттан набрал особые команды на стендовом компьютере, и из отверстия выскочила железная палочка. Он всучил её Остину, и объяснил, что это за переносная батарейка - научный прорыв в мобильных источниках энергии для синтетиков. Эдакая “сигарета”, которую “курят” для зарядки; эти метафоры были совсем неприкрыты. Специально разработанная на Иллиуме и совместимая практически с любым механическим интерфейсом ИИ.
Остин никогда такого не видел и был очень удивлён. Озадаченно подключая “сигарету” в свой открывшийся разъём под оптический сенсором, он поинтересовался, легально ли это, на что получил отрицательный ответ.
- В пространстве Цитадели не одобряют слишком скорые разработки и запрещают всё попало. Паника с кризиса Жнецов ещё глубоко сидит у всех в мозгах и ещё долго не собирается уходить.
- Понимаю, - ответил гет, чувствуя прилив энергии и видя, что из “сигареты” пошёл лёгкий дымок.
- Насчёт этого не волнуйтесь, - сказал Ирсано. - Пока что примитивные технологии на этой стадии позволяют использовать только метод наносжигания, отсюда и дым. Новые прототипы ещё не вышли в использование, к сожалению.
Оба, в конце концов, направились к офисам. По большей части там находился бухгалтерский персонал, сидящий и работающий за своими компьютерами. Проходя мимо рабочих столов, Остин ловил различные взгляды в его сторону. Кто-то смотрел очень злобно или с явной неприязнью, другим просто было любопытно, но гета сейчас это мало интересовало. Основной задачей было выполнить свою работу.
Представитель банка открыл дверь, на которой было сказано “Главный архив”, и въехал, пропустив вперёд Остина К мистеру Гриттану сразу подбежал испуганный сотрудник:
Сэр, зачем вы привели сюда эту машину? Это нарушает все протоколы безопасности.
- Вы правы, - произнёс Ирсано. - Синтетикам не разрешено находиться на территории банковского персонала или рядом с центрами передачи данных. Охрана!
Из ниоткуда выбежали тяжёловооружённые представители службы порядка и схватили беззащитного Остина.
- Что происходит, мистер Гриттан?
- Нарушение протоколов, детектив Остин. Вырубай его, - приказал он уже не испуганному, а подготовленному сотруднику с работающим омни-инструментом.
Снаружи гет потерял всякое сознание, но не выключился. Он смог перебороть некоторые строки вирусного кода, из-за этого включился лишь режим гибернации. Внутри он всё ещё продолжал вести анализ и всё отчётливо слышал, однако предпринять ничего не мог: все остальные системы, в том числе движения и киберзащиты, отключились.
“Сэр, он обошёл атаку. Я не сумел его окончательно вырубить, он ещё в сознании.”
“Ненадолго. Пули об этом позаботятся. Сумеешь вытащить его чип с банком памяти?”
“Это будет сложно, но думаю, что сумею. *минутная пауза* Иии… Есть! Информация у нас.”
“Отлично. Можно открывать огонь”.
Остин перестал функционировать, как и потух последний огонёк на его сигарете.
Лёгкость в общении и свобода слова обманчивы. Складывается такое ощущение, что люди приходят на форум не для того, чтобы высказать и поделиться своим мнением в надежде быть услышанным и понятым, а ради соревнования. Слово здесь господствует какое-то соперничество за место в изолированной общине, где находятся самые старые и "уважаемые" форумчане. Это невыносимо. Меня здесь больше никто не увидит.
silicium
11 0%
Offline
27
2016-08-29 в 0:05 # 57
День 11

База Аид была создана для чисто технических задач и, по большей части, представляла собой однообразные офисы, ангары, лаборатории, склады. Но помимо них были здесь и маленькие вкрапления уюта. Так в одном блоке с общей, опять же до невозможности банальной столовой находился небольшой бар, который никак не назывался, поскольку был там один-единственный, и куда приходили сотрудники слегка выпустить пар в конце, а то и, если не доставало терпения, но хватало удачи не попасться на глаза начальству, в середине рабочего времени. Для самого же руководства “Цербера” в этом баре имелась отдельная комната, представшая собой небольшой ресторан, куда заглядывали, когда находилось время на то, чтобы обедать и ужинать не в своем кабинете - то есть редко. Ресторан обставлен был в греческом стиле: стены, сделанные под белый камень, статуи, амфоры по углам и маленький ручеёк, изливавшийся из мраморной розетки в небольшую резную чашу.

Призрак сидел за столом вместе с Гроссмюллером. Он уже успел пообедать и теперь пил ароматный кофе, приготовленный в настоящей турке, а Гроссмюллер ещё сражался со своей увесистой порцией стейка.
Когда Отто закончил и перешел к пуэру, они принялись за обсуждение дел.

- Шеф, - начал Гроссмюллер, - как я писал, нам удалось найти источник сигнала и результат оказался весьма интересным. Это не космический корабль и не кто-то из армии Жнецов. Это оказался человек, а точнее что-то, что находится в нем или постоянно при нем. Хейле удалось войти с ним в контакт, но пока мы серьёзных действий не предпринимали: за ним надо понаблюдать.

В этот момент открылась дверь и вошел Фишинблад. Он скупо поприветствовал присутствующих и быстрым шагом направился к барной стойке, где стал общаться с барменом на предмет того, что стоит привести несколько новых сортов хорошего вина, о которых говорила его тётя - из Хайфы.

- Да, это разумно. Непонятно, как именно он связан с Цитаделью, и неосторожность здесь может всё испортить, - ответил Призрак, задумчиво попивая кофе.

- Вот. И кроме того, - продолжил Гроссмюллер, - мы зафиксировали ещё сигналы, и они крайне интересны. Их четыре, и они все представляют очень небольшой, но регулярный поток информации. Наши специалисты говорят, что это похоже на “сердцебиение кластера” - специальный периодический сигнал, которым обмениваются распределенные информационные системы, чтобы подтвердить, что все узлы функционируют. То есть вместе с этим первым, у нас получается пять странных источников сигналов, сходящихся на едином объекте - на Цитадели.

Фишинблад у стойки замер на секунду, а потом быстро сказал бармену: “Ну, вы меня поняли”. Бармен заверил, что сделает всё в лучшем виде. Затем Даниэль тем же быстрым шагом вышел. Призрак с Гроссмюллером с некоторым недоумением проследили за его выходом.

Почти сразу же после этого Призрак замолчал на какое-то время, а потом с некоторой монотонностью в голосе проговорил:

- Этим тоже обязательно следует заняться. Возможно, это ключ ко всему.

- Хорошо, Шеф, - ответил Гроссмюллер. - Я думаю, надо будет Хейле передать дополнительные приборы. Мы доработали детектор и сделали ещё один, более компактный, но работающий на короткой дистанции.

- Передайте Хейле необходимую аппаратуру, - ответил Призрак уже нормальным голосом.

Гроссмюллер задумался, с чего здесь постоянно мог маячить Даниэль. Мог бы и позвонить или написать о поставках вина и о прочих организационных вопросах. Зачем самому ходить? А Шеф… почти после каждого такого появления этой серой крысы как то странно себя ведет.

***


Уже оказавшись в своем кабинете, стоя у огромного окна в пол-стены, Фишинблад размышлял об услышанном в баре, и от одной только мысли, что вот оно, его бросало в холодный пот и нервно подрагивали пальцы. Получается, он попал, как никогда точно попал. Вот они - пятеро, увиденные им в пророчестве! Это те пятеро, которые несут ключ к могуществу галактических масштабов. Один из них известен. Осталось найти ещё четверых, и уже понятно, где и как их искать. Сейчас картина представлялась предельно ясной, логичной и точной, а значит, он скоро сможет получить всё, к чему шел долгие годы. Главным сейчас было не потерять инициативу и делать всё быстро и чётко, даже если это обойдется в космические деньги. Даже если он потеряет всё, это будет неважно, потому что при ТАКОЙ власти деньги - всего лишь ненужный мусор...
Мобильная платформа 0xff12ec14
Роса
118 0%
Offline
2228
2016-09-25 в 22:17 # 58
День 12


Дорога - мой дом,
И для любви это не место…

“БИ-2” (с)


На поиски ушло два дня. Два дня, не давших, ровным счётом, ничего. За исключением того, что Генри выяснил, что Хейла Дженс нигде не останавливалась, ни в одной гостинице или мотеле, ни в Эри, ни в соседних с ним городах, ни в столице Мендуара. Задействовав все доступные ему поисковые системы, друзей, знакомых, он понял, что даже похожая на Хейлу женщина не то, что не регистрировалась в отелях, но и вовсе не прибывала на планету. Во всяком случае, на пассажирских лайнерах. Конечно, был ещё небольшой частный сектор, получить доступ к которому было сложнее, но Генри не терял надежды проверить и его, задействовав кое-какие связи в сфере торговли информацией.

Жареное мясо и бобы хорошо шли под густое, почти чёрное пиво - местное, так и называвшееся: “Новый Арктур”. Наверное, они даже были вкусны, но ни вкуса, ни запахов Генри сейчас не чувствовал. Погружённый в размышления, он механически отправлял в рот кусок за куском, временами делая хороший глоток из кружки. Из динамиков звучала музыка - дребезжащим голосом женщина тянула джаз. Уэйфар смотрел прямо перед собой, в одну точку. “Интересно, где она?..” - мысль не давала ему покоя, будоража старые воспоминания и вызывая странные, сумасшедшие сны по ночам, сотканные из разрозненных, словно из разных жизней кусков, небрежно сшитых в огромный лоскутный ковёр.

Скрипнул стул, рядом кто-то присел.

- Нашёл её? - спросил тихий, обволакивающий голос.

Странник посмотрел на Трейси и покачал головой.

- Нет. А откуда ты знаешь?

- Об этом уже весь Эри знает, что у тебя новая пассия, - слова были брошены с той небрежностью, с какой может говорить только ревнующая женщина. - Меня удивляет, что ты её разыскиваешь. Обычно происходит наоборот.

- Трейси… - Генри поморщился, словно пиво приобрело вкус хины.

- Расслабься, - с ещё большей небрежностью сказала женщина. Лицо её приобрело отсутствующее выражение, сменившееся задумчивостью. - Генри… тебе ещё не надоела кочевая жизнь?

Уэйфар прекратил жевать и с заметной затравленной виной посмотрел на Трейси.

- Ты задавала этот вопрос ещё в прошлый раз.

- Времена переменчивы, - она вздохнула. - Но, похоже, не для тебя… Жаль.

- Трейс, - он попытался прикоснуться к её руке, но она не дала, отдёрнув кисть в сторону.

- Я знаю, что тебя не переделать, Уэйфар. Странник…

Трейси поднялась из-за стола и скрылась за дверью в дальнем углу зала, возле барной стойки. Генри положил в рот последний кусок мяса и долго жевал его, словно в нём разом были все десять унций. Так случалось каждый раз, когда он встречал новую женщину и охладевал к прежней. Вот только разница была теперь в том, что, похоже, за Хейлой новой женщины уже не будет.

***


- Не получается, - Шепард по новой перезапустил систему тестирования. И снова спонтанно возникший три дня назад процесс начал разрушать память. Корректировки и ограничения не помогали. Код, “всплывший” из “кода души” - как назвал его про себя Шепард - был прост, но раз за разом с лёгкостью обходил любые его уловки. - Откуда это берётся?

- Код души имеет свои особенности, - отозвался Джет. - Если употреблять максимально точную терминологию, он - живой.

- Как это живой? Что значит, живой?

- А ты не обратил внимания, насколько активно он меняется и модифицируется с течением времени?

Шепард запустил процедуру сравнительного анализа за трое суток и понял, что Джет прав. Изменения были совсем незначительными, но были, появились непонятно откуда. Словно у…

- Это похоже на ИИ.

- Только похоже, - заметил Джет. - У меня была возможность анализировать данные за значительно больший срок - процесс появления изменений и модификаций спонтанный и необъясним с точки зрения логики ИИ. Даже такого мощного, как Катализатор.

Шепард вспомнил странное создание, стёртое в небытие Джетом двадцать лет назад. Создание в течение более чем сорока тысяч Циклов раз за разом истреблявшее в галактике разумную жизнь. Всё это время Жнецы, впитывая в себя сознание целых народов, развивались, внося изменения в свои программы. Эволюция, подобная таковой у живых существ. Но если “код души” живее, чем код Жнецов, то… кто же его создал?

- Я… должен разобраться, - Шепард снова выделил себе кусок кода в отдельный изолированный процесс. - А Уэйфару просто удалю воспоминание, спровоцировавшее обвал.

- Это не возымеет действия.

- Почему? Устранение причины устранит её последствия.

- Сложно объяснить. Поверь мне на слово.

- Я всё же попробую, - откат прошёл без помех, действие заняло пару наносекунд. Одновременно Шепард запустил процесс поиска информации по человеческой женщине - Хейле Дженс.

Наблюдая за чередой кода, Джет задал вопрос:

- Оставил себе резервную копию удалённого участка?

- У командира всегда должен быть план “Б”, - изрёк коммандер вечную армейскую истину.

Малознакомые по содержанию пакеты… Шепард уловил изменения в получаемой от наставника информации. Такие редкие - это был всего второй или третий раз, когда он вдруг понял, что Джет… улыбается.
Cyborg_Commander
3 0%
Offline
3
2016-10-10 в 20:39 # 59
21й день.

Получено новое сообщение...
Приоритет: Альфа.
Отправитель: <<ошибка//в доступе отказано>>
Получатель: идентификатор <<Дельта Омега 79912/21>>
Код: <<98834>>
-Начало сообщения-
Получено новое задание.
Приоритетная цель: человек/Фил Питкэрн/род деятельности не указан.
Задача: физическое уничтожение цели.
Обещанная компенсация: 100000 кредитов.
Комментарий: дальнейшая информация будет получена при подтверждении согласия выполнения.
-Конец сообщения-


Киборг периодически перечитывал это сообщение, позволяя себе отвлечься от постоянного наблюдения за поместьем. Каждый раз, читая информацию, полученную в отдельном файле, он невольно задумывался о том, что ему не следовало брать этот заказ. Поездки на Землю еще никогда не заканчивались для него хорошо.

Меркури, более известный в Сети Независимых Наемников Систем Терминуса как "Серый Стрелок", получил новое задание практически сразу, как прибыл на Омегу, словно кто-то ждал его прибытия, чтобы подсунуть этот заказ. Поначалу киборг не придал особого значения новому поручению: ликвидация нежелательных лиц по заказу было его основной деятельностью последние 10 лет. Иногда приходилось браться за откровенно невыгодную работу, ведь конкуренция на этом поприще была очень сильной, особенно в Системах Терминуса. Такие дорогие заказы были редкостью, и киборг старался их брать всегда, когда представлялась возможность.

"И зачем? - Подумал наемник про себя. - Гоняться за деньгами в таком деле совершенно неразумно."
Порядок работы был всегда одинаков: сначала наемнику давали весьма скудную информацию о заказе, и лишь после его согласия на выполнение, ему давалось больше данных. По сути, каждый наемник, пользуясь услугами Сети, получал кота в мешке. Сеть Независимых Наемников Систем Терминуса гарантировала оплату со стороны клиента, но и обязывала исполнителей выполнять полученные задания. Отказываться - значит портить отношение и с клиентом, и с Сетью, что может очень негативно сказаться на будущей карьере.

Задание звучало предельно просто: найти и уничтожить. Однако, многое в этом задании киборгу сразу показалось подозрительным. Сама цель не вызывала никакого интереса. По-сравнению с головорезами и преступниками, с которыми Меркури приходилось иметь дело ранее, человек по имен Фил Питкэрн показался ему совершенно странным заказом. Киборг постоянно задавался вопросом, зачем нужно было нанимать его для устранения такой беззащитной цели? Перспектива работы в Солнечной Системе его тоже абсолютно не устраивала. Альянс Систем никогда не был мягок к наемникам, особенно из Систем Терминуса. Также вызывало подозрение то, что Меркури предоставили совершенно безопасный полет на родину человечества. Никаких проблем с очень строгой таможней и службами правопорядка Земли у него не возникло, и киборг беспрепятственно смог провести свое оружие и снаряжение. На присутствие весьма странного пассажира все словно закрыли глаза. Этому способствовали какие-то хитрые махинации клиента, что указывало на его немаленькие возможности. По выполнении задания наемнику пообещали такой же безопасный полет назад.

"Столько усилий и средств ради устранения одного человека. Почему?" - Киборг пытался строить догадки и дальнейшие варианты развития событий, но получавшиеся выводы вызывали лишь беспокойство. Киборг активировал инструметрон и сверился с планировкой местности.

По прибытии на Землю наемник должен был перехватить свою цель до того, как тот достигнет поместья, за которым киборг наблюдал последние два дня. Однако решение вопросов перевозки заняло больше времени, чем планировалось. Разместившись в съемной квартире, находящейся в двух кварталах от поместья, киборг готовился к работе. Он планировал замаскировать убийство как обычный грабеж, но Меркури не смог реализовать свой план. Информация о времени прибытия цели оказалась неверной: Фил прибыл на Землю на день раньше, чем он. Наемник настиг Фила только тогда, когда тот уже был у дверей в здание. Не решившись открыть огонь из снайперской винтовки, Меркури принялся сканировать территорию и ждать подходящего момента. Доложив о текущем статусе клиенту, он получил от него схему поместья. Откуда эта схема была получена и кому принадлежало поместье, клиент отказался рассказывать.

Следующие два дня наемник провел, планируя покушение и дальнейшее отступление. Просканировав территорию вокруг поместья и внутренний периметр с помощью радиоуправляемых дронов, киборг понял, что на Земле он проведет больше времени, чем хотелось бы. Меркури был очень впечатлен тем, как организована охрана поместья: хотя патрули имели стандартное для охранных компаний снаряжение, они ходили по территории таким образом, чтобы они всегда прикрывали друг друга. Охранники видели всю территорию поместья, и устранить один патруль, не привлекая внимания другого, не представлялось возможным. За сутки наблюдения киборгу так и не удалось найти момент, когда во время очередной смены караула какой-либо участок оставался неприкрытым.

Помимо солдат наемник насчитал шесть охранных роботов, ежесуточно сканирующих территорию и размещенных таким образом, что за пределами поместья их совершенно не было видно. Помимо роботов Меркури засек признаки энергетической активности в некоторых местах, что указывало на наличие активных средств защиты, таких как стационарные турели и генераторов кинетического щита.

Попытки взломать систему связи поместья также не увенчалась успехом: стоило только попытаться Меркури получить доступ к сети, как он тут же напоролся на военный фаерволл. Если бы наемник не использовал удаленную точку доступа в другом конце Лондона, программа бы поджарила его оборудование и выдала его истинное местоположение. Система защиты быстро реагировала на несанкционированную попытку доступа.

Система наблюдения также не оставляла киборгу ни единого шанса на незаметное проникновение. Территория камеры была буквально утыкана камерами с инфракрасными сенсорами, детекторами движения и сканерами электронной активности. Несколько раз Меркури чуть не потерял своего дрона наблюдения. Подлетев слишком близко к поместью, он начал терять связь со своим устройством. Если бы он не отдал машине срочную команду возвращаться обратно в автономном режиме, тот бы точно упал кому-нибудь на голову, потеряв управление.

"Проклятье, это же самая настоящая крепость! - Киборг с нескрываемым раздражением и удивлением смотрел на датапад с информацией - Даже военная база Альянса в удаленных колониях Терминуса не охраняется так хорошо, как этот дом. Кто же, черт возьми, этот парень?"

В результате своих злоключений наемник пришел к единственному выводу: атаковать поместье в одиночку было самоубийством. Все, что ему оставалось делать в данный момент - ждать подходящего момента, благо, что клиент не указал конкретных сроков исполнения заказа. Каждый день киборг выходил на дежурство, пытаясь выследить свою цель. Наличие системы невидимости помогало скрыться от глаз прохожих. Круглые сутки он, как змея, выжидал, когда его жертва выйдет из этого логова параноика.
ФРПГ персонаж: Серый Стрелок.
Убийства и саботаж по разумной цене.
Fox666
197 0%
Offline
4012
2016-10-11 в 2:37 # 60
Совместно с Я-Туман

День 9.

За стеклопакетами главного офиса Галактической стражи медленно вставало искусственное солнце Цитадели. Озаряя пока еще пустынные офисы и кабинеты ярким летним светом. Дверь в пустеющий отдел по надзору за древними артефактами открылась, в отдел вошел мужчина одетый как гангстер 20-ых годов ХХ века, держащий в руках букет красных роз. Осмотревшись по сторонам, и никого не обнаружив, снял пиджак и повесил его на вешалке у входа, затем прошел к пустующему столу и положил на него букет. После этого мужчина сел за него в кресло, откинувшись на спинку, и, сложив руки на груди.

— Рановато, Лемм, — низкий мужской голос заставил Артура обернуться и встретиться с пронизывающим турианским взглядом. Тем самым взглядом, который заставлял робких молчать, а смелых пытать удачу и переходить в контратаку. Тэнакс оценивающе глянул на мужчину в гражданской одежде и, следом, на мирно лежащий на столе букет цветов. Ни то, ни другое не соответствовало его представлениям о работе отдела. — Запомни, лейтенант. Мой отдел — мои правила. Ты не на курорте, и не в клубе. Духи в свидетели, твоя персона здесь не по моему хотению. Если ты, действительно, такой профессионал, как о тебе говорят, то поможешь Чеглоковой завершить дело в кротчайшие сроки, и не станешь докучать ей своими, — он коротко вздохнул и указал пальцем на розы, — увлечениями.

— Кто рано встает. — Ответил Лемм, нагло улыбаясь. — А что до роз, мне кажется, что будет неплохо, если в отделе будет пахнуть цветами. — «А не турианцами», добавил в своих мыслях Артур.

Тэнакс стал похож на закипевший чайник, казалось, вот-вот засвистит. Но выдохнув, как паровоз у перрона, начальство удалилось к себе в кабинет.

— Доброго дня сэр. — В догонку крикнул Лемм.

Одиночество Лемма длилось не долго. Вскоре, из-за спинки кресла, со стороны главного входа в офис послышались быстрые шаги, которые, достигнув порога, резко прекратились. Но, буквально, через три секунды продолжились, превратив их источник в более осязаемую фигуру.

— Доброе утро, — пробубнила Оля, не останавливаясь у стола, и пошла мимо к двери своего кабинета, — принёс что-то по делу?

— Только новости. — Равнодушно ответил Лемм. — Не расскажешь как у вас всё прошло с Тюльпаном?

Уловив холодок в речи Артура, Оля обернулась, открывая дверь:

— Хочешь сказать, что ты не в курсе? — Заметив на столе перед Леммом цветы, она добавила с более ядовитым сарказмом, — в любом случае, не поверю, что мистер Лемм не располагает ТАКИМИ новостями.

— Туше. — Артур шутливо поднял руки вверх. — Лемм знает многое, но не все. Что он тебе сказал после того как ты ему значок под нос сунула? — Артур поднялся из-за стола и подошёл к Оле. — И не надо сарказма Оля, ты сама захотела к нему идти.

Последняя фраза резанула по самолюбию Чеглоковой, от чего она нахмурилась, подобно Тэнаксу, вцепившись в дверную ручку.

— Знаешь?! — Она глубоко вздохнула, — это ты меня туда направил. И, вообще... Можешь торжествовать, — лейтенант открыла дверь перед Леммом, жестом пригласив его внутрь «аквариума», — теперь все разговоры о деле будут проходить тут... наедине...

Хмыкнув, она уставилась на Артура, в ожидании очередного подкола.

— Ура. — Будничным тоном заявил Лемм и прошел в аквариум Ольги. — А кабинет так себе, к слову, уж слишком прозрачный. Всё видно. — Артур прошелся по кабинету. — Ну, я тебя слушаю ангел мой.-Мужчина развернулся к девушке, и сложил руки на груди.

Щелкнув дверным замком, Чеглокова включила уни-инструмент и в это же мгновение стенки кабинета стали мутного молочного оттенка, а по правую сторону от Лемма, рядом с книжным шкафом, развернулась проекция маркированной доски.

— Теперь у нас еще одна неизвестная личность. Элизабет Браун. Она встречалась с Малом в «Рандеву» за несколько дней до кражи. — Ольга внимательно посмотрела на отмеченное на доске имя «неизвестной», и переключилась на Артура, — а у тебя какие новости?
— Элизабет Браун. — Лемм медленно произнес имя и фамилию неизвестной будто пробуя на вкус. — Странно, имя вроде английское, а фамилия германская. Впрочем, вряд ли оно настоящее. — Выдал Лемм после недолгой паузы и раздумий. — Откуда информация? От Тюльпана?

Ольга строго глянула на Артура:

— Конечно, от него. А от кого еще? Ты мне свои новости не сказал. — Она сложила руки на груди, показывая всем своим видом нескрываемое недовольство тем, что Лемм увиливает от ответа.

— Да уж какие у меня новости, так новостишки. С сегодняшнего дня я работаю в вашем отделе. — Лемм улыбнулся.

Пропустив большую часть предложения мимо ушей, Оля поняла, что услышанное оказалось несколько неожиданного характера.

— Что, что ты сейчас сказал?

— Что меня на время расследования перевели к вам в отдел. — Повторил Лемм.

Оля округлила глаза и уставилась на Лемма. Безусловно, работать непосредственно вместе, не бегая из отдела в отдел, было удобно. Но перевод Артура её озадачил. И далеко не слегка. Молча прокручивая в голове все известные ругательства, в том числе подслушанные у Торэла, Оля медленно выдохнула. Перевод Лемма был более логичен, чем перевод С’аара. Первый, являясь, постоянным «агентом под прикрытием» мало привлекал внимание и незначительно интересовал сотрудников Стражи своими планами. Артура не раз переводили на время следствий и операций, и это было обыденностью, как для руководства, так и для него самого.

— Это... Очень хорошо, — выпалила Оля и спешно пробралась к креслу, — забавно, что меня никто не предупредил.

— А я что сейчас делаю. Уверен, Тэнакс тебе тоже расскажет. — Артур продолжал улыбаться. — И еще, Снежок вчера сбежал из больницы.

— Думаю... это в его стиле. — Всё еще недоумевающе глядя на Артура, произнесла Оля, — раз тебя перевели, то тебе следует ознакомиться со всеми материалами. А мне надо будет заняться с оформлением твоего допуска к делам нашего отдела... Это не помешает.

Чеглокова вывела на проекцию доски все необходимые вкладки и папки с делами, которые она считала необходимыми в их расследовании.

Лемм презабавно выпятил губу разглядывая количество папок.

— Многовато, — наконец резюмировал он. — Не будешь против, если я их домой возьму, а то перед сном почитать нечего? — Артур состроил премилое лицо, а затем после недолгого выжидательного взгляда улыбнулся.

Внезапно раздался сигнал вызова инструметрона. Артур многозначно взглянул на Ольгу, пока не понял, что звонок его. Он быстро открыл сообщение, пробежал взглядом, от чего всю насмешливость как ветром сдуло.

— Не бери в голову, ангел мой. Просто, в лотерею выиграл. Мне, по-видимому, понадобится отпуск на пару дней на Рождество.

Оля рассчитывала, что от Лемма не стоит ожидать стабильной работы в квартале Стражи. Назначение обязывало пребывать постоянно в самой гуще жизни по ту сторону закона, это его стиль. Поэтому она спокойно попыталась пошутить:

— Если тебе подарят дырокол, принеси его сюда.


***

Канун 10-го дня.

Расследование, по всем признакам, находилось в мертвой точке.

Затемнив стенки «аквариума», Оля сидела в кресле, закинув обе ноги на стол. Безвольно опустив плечи, она понуро разглядывала потолок с матовым квадратным плафоном по центру. Светильник мирно работал, разливаясь внутри еле заметнными волнами горящего газа. Блестящее обрамление плафона мягко отражало молочного цвета лучи. От разглядывания ячеистого потолка Олю отвлек стук в дверь. Как было заведено с давних пор, в столь поздний час, когда управление погружалось в сонную тишину, Торэл заботливо заглянул в кабинет:

— Всё сидишь?

Чеглокова, принимая данность поставленного вопроса, лишь качнула головой, быстро переведя взгляд на стол укрытый файлами материалов по предыдущим расследованиям отдаленно связанным с дыроколом. По текущему делу всё, что удалось найти за три дня после кражи, уместилось на проекции у стены, прикрытой от чужих взоров книжным шкафом.

— А я закончил с лавкой кристаллов памяти, — саларианец бодро добавил, просочившись внутрь кабинета, — обманывают всех через каждого. Самое интересное, что этот делец клеил упаковку и указывал на ней любопытное слово «реплика». То есть, претензий к нему быть не может, если покупатель сам не прочитал этикетку. Вот к чему тут придираться?

— Действительно, — хмыкнула Оля, — теперь это дело налоговой и потребительского союза.

— Ага, — Торэл занял стул перед столом Чеглоковой, подвинувшись, чтобы рассмотреть проекцию маркерной доски. Кроме отчета по обследованию дырокола, фотографии Проныры и кучи рукописных вопросительных знаков вокруг них, на голограмме ничего не было, — совсем глухо?

Оля снова качнула головой, обозначив патовость положения шумным вздохом.

— Есть заключение по трупу?

— Оно должно было появиться сегодня, но почему-то тянут... дела «археологов» ненамного важнее, чем дела особотяжа. Как мне сказали, — Оля нервно закрыла первый попавшийся под руку файл, и швырнула папку в сторону. — Пока есть предварительное заключение.

— А что же Тэнакс? Он же рвал и метал.

— Сказал, что дело важное, но не должно привлекать к себе лишнее внимание непосвященных.

— Логично. Учитывая показания Шелдона.

Упоминание о неграмотном бомже иголкой кольнуло и без того напряженный поток раздумий. Оля снова нервно переложила один отчет, затем другой, еще — практически не рассматривая написанное.

— Они имеют подоплеку, если вспомнить, что Абис Мал каким-то боком пролез в техслужбу Стражи. — Напомнила Оля, уставившись в маркеры проекции.

Торэл озадаченно хмыкнул:

— Давай пройдемся? — Прозвучал коронный вопрос, обозначающий, что напарник готов к мозговому штурму имеющихся данных по делу.

— Поехали, — собравшись с силами, кивнула Оля, и удобнее устроилась в кресле, выпрямив спину.

Торэл прошел к проекции и задумчиво потер подбородок:

— Абис Мал получает заказ от некоего лица выкрасть из схрона Стражи дырокол. Так?

— Безоговорочно, это был не наёмничий заказ, а задание, — отрезала Оля, прокручивая в голове воспоминания и информацию, полученную за последние три дня, — Лемм и C’аар убеждены, что Проныра не сам готовил кражу: в квартире и инструментроне Мала не найдено ни одного намека на самостоятельную работу. Ни заметок, ни схем здания, ни необходимого оборудования и систем для получения допуска к записям хранилищ. Ничего. Он был лишь слепым исполнителем. Внедриться — следить — ждать отмашки — вынести.

— Логично, — по обыкновению заключил Торэл. — Совпадения по базе?

— Пока безрезультатно. Ни по имени. Ни по внешности. Но... — Оля осеклась и отвела взгляд в сторону.

— Но? Что? — Привыкший к подобному ходу диалога с Чеглоковой, саларианец подтолкнул Олю к продолжению своей мысли.

— Ты помнишь хотя бы одно дело с серьезным артефактом, к которому было бы причастно абсолютно некомпетентное лицо?

Саларианец расплылся в довольной улыбке, обозначив ход мыслей:

— Абис Мал, кем бы он не был, должен быть связан с миром артефактов. И если это так, досье на него должно быть, хоть какое-нибудь. Не так ли?

— Так. Но выходит, что он не попадался нам ни по одному делу. Ни как преступник, ни как подозреваемый, ни как эксперт...

— Эксперт? — Хохотнул в кулак Торэл, — конечно, я не специалист по землянам, но он не выглядит как какой-нибудь учёный или наёмник-головорез. Скорее всего, как неудачник.

— Это не профессия, Торэл.

— Зато образ жизни многих.

— ...ему не повезло, что ни говори. Тем не менее, слишком рискованно нанимать исполнителя, не разбирающегося в протеанских древностях. Я бы не наняла, — Оля откинулась на спинку кресла, устало вытянув ноги под столом.

— Что еще ты предприняла бы?

— Удалила бы все намеки на Абиса из базы Стражи, если они были.

— Кто это мог сделать?

— Торэл, ты задаешь провокационные вопросы, — отвергая предательские мысли, заметила Оля.

— Наверняка, поэтому Шепард меня выбрал, — печально произнес саларианец.

Опустив веки, Ольга тяжело вздохнула:

— Удалить мог кто-либо из службы информационного обеспечения или... из командного состава.

— Обычный специалист навряд ли мог удалить незаметно. Много контрольных этапов. Тут необходима рыба покрупнее с прямым доступом без ревизорских запросов. Рядовому специалисту...

— Ты понимаешь, о чём идет речь? — осторожно произнесла Оля, сложив руки перед собой на столе.

— Подстава? — Саларианец отрешенно сощурился, — нет-нет-нет! В таком случае, мы быстро обнаружили бы виновника, пусть даже не настоящего. Измена? Подозрительных поползновений в администрации не было за последнее время. Я сказал бы, что будние дни остались будними днями. Но, как вариант, не стоит выпускать из виду. Хотя, появись такие подозрения, Шепард не повременил бы применить собственные методы дознания, а мы ничего не узнали бы. Но может быть... Шантаж? — Торэл замолк. Выставив вперед руку, которой во время разговора по привычке тёр подбородок, он начал медленно сжимать и разжимать пальцы. Темные омуты глаз стали еще чернее. Он напряженно глянул на фотографию Абиса Мала и, следом, на кадр видео-съёмки из коридора, где Проныра напал на хаска-рабочего. — Почему тот, у кого есть свободный доступ к базе Стражи, не позаботился о камерах наблюдения?

Обозначенная дилемма заставила Олю на мгновение замереть, внимательно вслушиваясь в кавардак раздумий, который шумел в голове.

— Он мог не знать. — Чеглокова первой нарушила повисшую тишину. — Мог не быть посвященным в интерес Мала.

— Или... знал, но не сделал. — Взяв стилус, саларианец написал над кадром «Кто и почему оставил?», — Не уничтожил запись специально для нас. Совесть? Месть? Неважно. Я рассмотрел бы шантаж в первую очередь. Стоит сделать запрос информатикам. Пусть пошерстят...

— Год, минимум! Два и три, в перспективе! — Охнула Чеглокова, — им придется пересмотреть всю подозрительную деятельность в базе за несколько лет! Причем, истинную цель мы не можем открыть. Что им скажем?

Саларианец озадаченно качнул головой и, смакуя слова, произнес:

— Я об этом позабочусь. Пусть смотрят. Герои клавиатур.

— А если Абиса Мала не было в базе?

— Всё равно пусть смотрят. Отсутствие информации — тоже информация. И насчёт дырокола. Что это, на самом деле, за вещь, из-за которой стоит рискнуть и направить человека, не подающего своим внешним видом никаких надежд, в сердце Стражи и, при этом, привлечь к темному делу одного из командующих корпусом?

— В отчете из научки всё сказано. Но сам представляешь, что это такой же отчет как девяносто девять процентов предыдущих, «объект в неработающем состоянии, установить назначение не удалось». Но по показаниям Уэйфара, дырокол работал, пока он собственноручно его не отключил. Активировать же у наших ботаников не получилось. Так же Уэйфар указал на то, что дырокол — возможно, аналог ретранслятора, но портативный, так сказать.

— Хм, удивительная вещь. Позволит перемещаться без лишнего внимания органов, контролирующих работу ретрансляторов, в том числе без ведома армии Шепарда. Помимо этого, в исчезновении дырокола заинтересованы транспортные компании.

— Правда может оказаться насколько угодно тривиальной. От рыночной конкуренции до попытки диверсии. Но загвоздка может оказаться не в самом дыроколе, а в том, что он скрывает. В таких агрегатах должны сохранятся данные об их использовании и предпринятых перемещениях. Координаты, какая угодно информация...

— Резонно, — кивнул Торэл, — учитывая условия и подготовку, должна быть неоднозначная причина.

— Да уж... — Оля откинулась на спинку кресла, и устало прикрыла глаза. — Отбросьте всё невозможное, то, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни оказался.

Оба напарника замолчали. Торэл пытливо рассматривал связи между известными им именами и лицами, пытаясь подобрать очередную недостающую часть головоломки. Оля, не вставая с кресла, задумчиво глядела на временную шкалу, которую сама схематично изобразила накануне, отметив на ней все события расследования.

— Слишком хорошо подстроено, что даже придраться не к чему. — Раздраженно выпалила Ведьма, — Начиная, с устройства Абиса в Стражу и заканчивая анонимной наводкой на Съёнберг.

— Да. Умно. Звонок в управление с неустанавливаемого адреса. — Отвлекся Торэл, — но могу сказать одно, мистер Грин, кем бы он не был, не привык делать всё своими руками. Съёнберг. Абис. Некая Браун. Кто-то из командного состава Стражи. Странная компания «Босяна». И ему не претит избавляться от своих подручных.

— Это, если Босян и компания работают на Грина.

— Хорошее направление. — Заключил Торэл, довольный собой, — компания убийц забрала дырокол с собой. Они должны были его увезти на чём-то не привлекая внимания. Судя по словам Шелдона, они должны были покинуть Цитадель.

Ольга вывела на проекцию техническую отчетность о небольшом пассажирском судне. Торэл внимательно прочитал документацию, вслух резюмируя ключевые моменты:

— Частное судно. С трюмом, скрытым от сканеров охраны порта. Они знали, где появится Мал с «приданным». Значит, были готовы к перевозке артефакта.

— Эсбешники в тот день проводили незапланированный рейд в доках Закера. Приняв решение не рисковать, компания могла убраться на какой-нибудь непримечательной посудине, когда частные корабли были все до одного задержаны на досмотр. У нас есть эсбэшные сводки. Экипаж толком ничего не рассказал. Они не знают кто их нанял. Думаешь, стоит осмотреть корабль самим?

Торэл утвердительно кивнул:

— Три дня мы занимались лишь одной стороной проблемы — почему убили Мала. Пора разнообразить наше направление. Не зря же у тебя целых три помощника.

Оля тепло улыбнулась, и подалась к монитору, открыв во всплывшем окне отчеты СБЦ Закера по рейду в доках.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Обреченный" (Предупреждение: NC-21 (18+))
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe