Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Призраки времени" - Страница 3 - Форум

Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Призраки времени"
ФРПГ "Призраки времени"
Iskander
172
Offline
8362
2015-01-14 в 15:21 # 1





ФРПГ «Призраки времени»




В ролях:

Fox666
- Рина Кайл -
человек, помощница управляющего


Я-туман
- Ханшеванен -
ханар, программист


Nike777
- Тэлвин -
саларианец, химик


Andreyka
- Сорек Грароб -
батарианец, бывший военный

Vulture
- Антон «Коршун» Джин -
человек, военнослужащий

Роса
- Вуура Картан -
элкор, архитектор ВИ


Шериф
- Боладонис "Бо" Слайк -
турианец, бывший наёмник







Мастер игры:

Fox666






Набор игроков завершен

Обсуждение игры: http://masseffect-universe.com/forum/53-1425-1

Фанфики: Резюме, Рассвет

Энциклопедия по игре
DV
145 0%
Offline
3033
2015-05-02 в 16:17 # 41
Ниабис стола у окна, и устремив взгляд а бездонный зелёный омут джунглей, прокручивала в голове сегодняшнюю встречу с Риной. В какие-то моменты девушка была предельно откровенна, в какие-то явно испытывала опасения, и что-то отдалённо напоминающее страх, а иногда откровенно лгала, причём, как показалось кварианке в большей степени себе чем ей. Раскосые и мечтательные глаза управляющей были наполнены тоской, о чём-то ушедшем, возможно о ком-то, кто был близок по духу и безгранично дорог. «Хмм... чувства, чувства, не знаю как кому, мне они ещё ни разу не принесли радости! Кхикарса!» - Дип ещё пару раз выругалась, а её коммуникатор переменно сверкал золотистым светом. То что в этой колонии не всё так просто, она поняла ещё когда просканировала транспорт.
Неужели, люди попытались наступить на те же грабли, что и её народ, замахнулись на то, чтобы создать жизнь, но у них просто не хватило бы опыта для создания алгоритма и технологий, для его воплощения. А это могло означать только одно, они воспользовались чьими-то наработками. Но чьими? Технология, которую она обследовала сегодня утром, не похожа ни на одну из известных ей, а их за свою бурную жизнь она поведала не мало... Возможно, здесь на Эе, люди нашли, что-то на подобие протеанского маяка, или руины давно погибшей, и доселе, не известной цивилизации.
Ниабис бесцельно прохаживалась по лаборатории взад-вперёд, периодически поглядывая на монитор с базами данных комплекса колонии, восемьдесят процентов из которых, светились красным, поскольку капитан не имела к ним доступа. «Сама просит продолжать исследования, а доступ ни как не даёт!» - Кварианка фыркнула, и вернулась к окну. Любование природой всегда успокаивало её. Даже в самых долгих и одиноких своих путешествиях с ней всегда была пара растений и или мелких животных, за которыми она могла наблюдать часами. Ниабис всматривалась в зелёный океан, пестривший множеством цветущих растений, что-то там, в глубине, притягивало и манило её, с каждым днём желание попасть за эту зеленую стену, становилось всё сильнее и сильнее.

- Капитан Дип, вот образец растения 8459236 который вы просили. При извлечении корневая система пострадала на 24,569% , общее состояние растения удовлетворительное. Каковы дальнейшие действия с образцом. – Ниабис обернулась, она настолько была погружена в свои размышления, что не заметила вторжения. В дверях, лаборатории неподвижно стоял Второй. Его руки были протянуты по направлению к ней, а в ладонях зажат нежный, люминесцентный цветок.
Кварианка давно хотела заполучить его, но, эти чарующие своим волшебством цветы, росли в зоне отчуждения, куда категорически она не смогла проникнуть уже несколько раз подряд. Ещё накануне она дала платформе задание принести ей это маленькое светящиеся чудо, и теперь она стала не только обладательницей прекрасного и редкого растения, но точно была уверена в том, что платформы могут уходить вглубь джунглей, минуя КПП и электронные системы мониторинга периметра. Ещё одна странность полезная для неё и ещё одна загадка, которую предстоит разгадать.
- Помести растение в питательную среду. И в контейнер для переноски. – Не оборачиваясь, отдала она распоряжение.
- Вы будете транспортировать образец? – Второй прошёл вовнутрь лаборатории, и стал возиться с растением. Вопрос платформы застал её врасплох. С каких пор машина интересуется действиями органика?. С каких пор платформы стали задавать беспредметные вопросы? Она обернулась, и наблюдая за действиями платформы присела на край стола и скрестила руки на груди.
- Второй, скажи, а к какому сектору комплекса приписан, Первый?
- Платформа Первый не приписана ни к одному из секторов комплекса.
- Она в облачном хранилище?
- Нет данных.
- У Второго есть коннект соединение с платформой Первый?
- Нет данных.
- Кто тебя создал?
- Нет данных.
- Ну понятно... – Фыркнула Ниабис и покосилась на монитор ПК где всё ещё красным мигали интересующие её файлы. «Что они тянут?» - Задала себе она вопрос – «Подчищают, ну конечно...» - язвительно ответила она себе. «Ну ничего, я докопаюсь до правды.» - Дип спрыгнула со стола и подошла с системе молекулярного анализа. Как ни странно, образца с жидкостью из систем Второго в приборе не было.
- Ах, вот значит как! Очаровательно! Рина? Нет. Она ни как не могла знать, что я вышла из лаборатории, наша встреча случайна, а диалог слишком скоротечен, чтобы она могла сделать выводы и отдать распоряжение вычистить лабораторию. Тогда кто? И почему? – Негодование сменилось тревожной озабоченностью. Она настолько была в себе, что не заметила того, что говорила вслух. Позади неё что-то упало и вдребезги разбилось. Она инстинктивно обернулась.
Буквально в двух шагах от неё стоял Второй и держал в одной руке прозрачный контейнер, в котором, довольно комфортно сидел цветок. Дип, сконцентрировавшись на растении, забыв про что-то разбитое Вторым. Присев на корточки, она стала внимательно рассматривать растение. Через почти матовое, чёрное стекло шлема пробился тёплый, оранжеватый свет заходящего солнца, раскрывая нежную улыбку кварианки и её мечтательные светящиеся глаза. Ниабис смотрела на это маленькое чудо природы, предвкушая, что сегодня под покровом ночи, у себя в маленькой комнате, она сможет вдохнуть дурманящий аромат, и коснуться губами светящихся лепестков.
- Простая аналогия. Живой организм в контейнере, живой организм в костюме. Оба изъяты из естественной среды обитания. – Кварианка резко подняла на него голову, и сделав глубокий вдох, от удивления опрокинулась назад, и приземлилась на пятую точку поры. - Вы не ушиблись капитан? Вам нужна помощь? – приятный синтетический голос эхом завибрировал по лаборатории.
- Н...е..нет.. – Растерянно ответила она. Не смотря на это, Второй протянул ей руку и помог встать.
- Какие будут распоряжения, капитан Дип?
- М.. да, будут... Отнеси образец в мой личный отсек и поставь растение на солнечной стороне рядом с балконом, когда будешь уходить запусти системы фильтрации и бактериологической очистки.
- Принято к исполнению. – Второй аккуратно придерживая контейнер, удалился из лаборатории. Ниабис долго провожала его взглядом, когда он спускался по лестнице, когда проходил по галере, до самого того момента кода Второй зашёл в лифт. Она смотрела внимательно, чутко, стараясь уловить мельчайшее изменение, малейшее движение, и она смогла это дифференцировать. «Он чувствует, что я за ним наблюдаю! Но как?!» - раздался длинный монотонный сигнал, прибор для молекулярного анализа был готов к новой задаче. – «Это был он...Робот забрал образец...» - От этой мысли ей стал не по себе. Она поёжилась и подошла к прибору. Поколебавшись несколько секунд, она достала из костюма небольшой контейнер с остатками жидкости, и капнув пару капель на предметное стекло, поместила в прибор. Кварианка отступила на шаг, активировала машину, и скрестив руки на груди, стала пристально смотреть на прибор, будто это ускорит процесс анализа. Прибор загудел, и ели слышно завибрировал. Появился небольшой, нежно-фиолетовый дрон. «Раскладываю вещество на молекулы, критерии разложения: природа, молярная масса, химические компоненты, состав и категории химических компонентов. – сообщил приятный женский голос ВИ.- Анализ завершён. Семьдесят шесть процентов вещества имеет органическую, углеродную природу, генез которой установить не удалось. Восемнадцать процентов вещества имеет синтетическую природу, а именно оксидные и жидкокристаллические соединения. Химический состав и природу шести процентов вещества установить не удалось. Возможно, требуется доступ к более расширенной, базе данных. «И почему мне кажется, что природа этих шести процентов, где-то за пеленой охранных систем и дронов. Хм.. семьдесят шесть процентов, органики, углеродной органики... Ну тогда посмотрим по –другому» – Она извлекла предметное стекло с образцом вещества и поместила его в другой аппарат. Активировав инструментрон она экранировала прибор, и вывела дрона ВИ за его приделы. «Ну что ж начнём... » - Дрон закрутился рядом с ней и пару раз поменяв цвет застыл.
Радиоуглеродный анализ образца В1 начат. Параметры процесса:
• температура и давление;
• состав газовой смеси;
• нагрузка на катализатор;
• продолжительность процесса;
• природа каталитических систем.
Начинаю сканирование и анализ. Критерии анализа:
• непостоянство, неравномерность процентного содержания 14С в атмосфере, его неоднородное распределение. Содержание 14С, сила воздействия космического фактора, интенсивность радиационного излучения звезды и планетарного колебания магнитного поля, поступление в атмосферу «старого» углерода из-за горения или гниения древней органики, возникновения новых источников радиоактивности, колебаний температуры.
• скорость радиоактивного распада изотопов, взаимодействия атомов или ядер изотопа.
• изменение клеточных мембран.
Внимание, провожу радиоуглеродное датирование по рассеянной органике. Примерный возраст вещества тринадцать тысяч лет, относительная погрешность может достигать шестисот лет, как в плюс, так и в минус. Анализ образца В1 завершён. Рекомендую не снимать экранирование прибора ещё в течение сорока восьми минут. Какова следующая задача.
- Передай данные на мой омнитул. После чего сотри всю информацию о данном анализе. Далее отправь нулевой отчет о технической проверке прибора в облачное хранилище.
- Выши команды выполнены, капитан Дип.
- Очень, хорошо.
-Жду ваших указаний.
- Приготовься принять апгрейд. – Ниабис активировала инструментрон и направила на дрона ВИ.
- Процесс установки нового программного обеспечения начат. Десять процентов, двадцать два процента, восемьдесят пять процентов. – Дрон замерцал, голос ВИ изменился и стал напоминать турианский. – Программа самоуничтожения ВИ загружена, активирую коды. - Дрон исчез, а индикатор голограммы на рабочем столе Дип погас.
- Ну вот и хорошо, спасибо Иерархии... – Она тяжело выдохнула. - Это удивительно и пугающе, мне нужно посоветоваться и поделиться с кем-то! Но с кем, все кому я относительно доверять и кто хоть что-то смыслит в науке в недосягаемости! Стоп! Телвин... – Она присела на стул и приложила руку к голове. - Могу ли я доверять салариарнцу? Конечно нет, но он учёный до мозга костей, и этот феномен поглотит его с головой, и если он даже и решит меня сдать, то только после того, как докопается до истины. А этого времени мне вполне хватит.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Fox666
197 0%
Offline
4009
2015-05-17 в 13:41 # 42
Ходьба по кабинету взад и вперед ничего не приносила. Рина не раз сменяла позиции, пересаживаясь то в кресло, то на небольшой диван в углу. Периодически нависала над столом укрытым россыпью документов. Она пересматривала отчеты. Перелистывала досье. То и дело, приближаясь к монитору, отчаянно кликала по ярлыкам папок. Проверяла входящие сообщения. Осознание того, что она вступила в сговор с Ниб, сбивало все планы в кучу. Но, в какой-то момент, мысленно Рина глушила все сомнения тем, что сговор – часть её работы по выуживанию информации о Петье. Ложь ради спасения проекта и колонии. Внутренний голос упрямо твердил, что профессору не хватило бы ресурсов и времени, чтобы уничтожить любое упоминание о его работе. Что-то и где-то должно было остаться. Но более важным вопросом оставалась тайна его истинных намерений, ведь когда факт промышленного шпионажа открылся и Петье оказался в центре событий, слишком быстро Ариса приняла решение арестовать профессора, даже не дождавшись подтверждения «СинтезисТайм». Рина помнила тот день. Он начался как обычно…

- Это еще что? – подбоченившись, удивленно произнесла помощница управляющей. У самого входа в караульную на солнцепеке лежали остатки после разделки туш, собранные в большую кучу. Трое турианцев из сегодняшнего патруля мастерили переноску, спешно перематывая самодельную авоську.
- Идем в дозор, мэм, - не отрываясь от занятия, ответил один из турианцев.
- А это зачем? – Рина продолжала интересоваться, скривив недовольное лицо.
- Идем к пещере, мэм, – молодая турианка мотнула головой и повернулась к Кайл, выпрямив спину и вздернув подбородок.- Ребята из предыдущих патрулей рассказали, что там зверь завелся.
Рина подозрительно глянула на смердящую кучу потрохов:
- Только не говорите, что вы его выманить решили.
Турианка стесненно двинула плечами, после чего Рина лишь хмыкнула:
- Если вы, действительно, правы и это не очередные байки бывалых стрелков, не вздумайте сами ловить это… нечто.
Она двинулась дальше к гаражу, оставив троицу за их занятием. «Надо будет организовать экспедицию в те пещеры», - Кайл отметила новую задачу на инструментроне. Быстро дошагав до металлических ворот, за которыми под каменными сводами уже разогревались вездеходы, Кайл подумала о том, что хорошо было бы обсудить вопрос о загадочном звере с Петье. Он, в силу своей натуры, быстрее её справился бы с организацией группы.
Вызов на терминал профессором был проигнорирован. Скорее всего, его не было в лаборатории. Кайл увлеклась набором сообщения и столкнулась с дроидом, который сканировал один из грузовиков колонии.
- Простите, мисс Кайл, - робот моргнул светодиодами спрятанными под толстым стеклом, в котором отразилось удивленное лицо помощницы.
- Ох! Это я не вижу куда иду, Бади. Кстати, где сейчас профессор Петье?
Робот слегка склонил голову и через секунду ответил:
- Пятая платформа видела профессора на втором этаже медицинского корпуса.
- Что он там делает? – Мимолетные сомнения вкрались в мысли Рины. Без особой необходимости никто в колонии, включая Жоэля, не наведывались в медицинское крыло комплекса Эи-1.
- Не могу ответить, мисс Кайл. Несколько минут назад я обнаружил, что отключен от внутренней системы видеонаблюдения.
- Как отключен? – Рина озадаченно посмотрела по сторонам, убедившись что их никто не слышит.
Робот снова мигнул визорами, словно не понимая логики поставленного вопроса. Рина сама оценила, что спросила глупость и тут же попыталась исправиться:
- Произошел сбой в работе этой платформы?
- Нет, мисс Кайл. Данная платформа работает исправно, как и все остальные. После обнаружения неполадки я провел диагностику всех систем. Предполагаю, произошло намеренное отключение из центра управления. Насколько мне известно, отключение внеплановое, мисс Кайл. Вы знаете в связи с чем предприняты такие меры?
Рина замерла. Удивительная новость. И она узнала о ней только сейчас, когда, буквально, полчаса назад сама покинула центр управления, для того чтобы развеяться от монотонной работы. Определенно, Ариса действовала сама по себе. Что-то серьезное могло заставить её отключить ядро колонии от системы видеонаблюдения.
- Бади, перед отключением, поступали какие-либо запросы из центра управления?
Робот снова склонил голову. В этот раз пауза превысила предыдущую.
- Управляющая интересовалась, где находится профессор Петье. На тот момент, он был в своей лаборатории и работал за терминалом.
- Потом?
- Почти сразу он покинул помещение вместе с первой платформой.
- Где сейчас первый дроид?
- Связь с ним отсутствует, мисс Кайл.


На экране предательски загорелась надпись «Файлы удалены». Досадный вздох. И Рина спокойно села на диван, уставившись рассеянным взглядом на металлический шкаф с документами. Придётся начать всё с начала. Собрав мысли воедино, Кайл включила инструментрон. Пустой экран подсветился в ожидании команд, как и его хозяйка замерла, прислушиваясь краем уха к шагам за дверью. В это время в центре управления всегда было оживленно. Гулкое эхо разнесло звуки по коридору, оставив сомнительную тишину. Мысленно смерив внутренние опасения, Кайл решилась на первый шаг в своем собственном расследовании.
- Я, Рина Кайл, - на подсвеченном экране инструментрона появилась кривая записываемой звуковой дорожки и преобразованный из неё текст, - секретарь администрации колонии Эя, принадлежащей корпорации «СинтезисТайм». Кадровый номер KR70-677-А65-Е89. Эти записи предназначены для личного использования. Но в случае непредвиденных обстоятельств… - Она тяжело вздохнула, усмехнувшись, - надеюсь, это всё попадет в нужные руки. И так. Мне необходимо разобраться с восстановлением данных по исследованиям профессора Жоэля Петье. За последние полгода никто ничего обнаружить не смог. Единственное, что осталось после него – это база адаптационных данных, загруженная на центральное ядро колонии, и платформы-дроиды, подключенные к этому ядру. Мой личный досмотр оставшихся файлов и документов ни к чему не привел. Управляющая Оин приказала подключить к этой работе нового научного сотрудника колонии – Ниабис Дип. Полагаю, её упорства хватит, чтобы разобраться в оставленных загадках. По крайней мере, её неподдельный интерес к роботам сыграет на руку мне… и ей. Если Ариса не вникнет в подробности нашего уговора.
Кайл обвела кабинет взглядом. Надо было с чего-то начать. Но ничего не приходило в голову. С какого момента стоило приступать к полноценным поискам того, чего так боялась Ариса и чего откровенно не понимала Кайл. После небольшой паузы Рина продолжила диктовать текст на инструментрон:
- Колонизация, разработка месторождений платины и палладия, восстановление ретрансляторов в отдаленных частях Галактики – всё это красивое и дорогое прикрытие для истинных намерений «СинтезисТайм». По крайней мере, в этой части космоса. Петье около трех лет работал здесь над исследованиями в области искусственного интеллекта. Вся работа была засекречена. В лабораторию допускались лишь избранные. Всё шло своим чередом. Конечно, профессор не мог распространяться о подробностях, но мне было известно, что его команда готовила нечто грандиозное, то о чем, ни человечество, ни остальное галактическое сообщество еще не задумывалось. Он был уверен, что нашел «ключ». Правда, к какому замку подходил этот ключ? И зачем он делился этой информацией ещё с кем-то? И с кем? – Рина усмехнулась, не веря собственным словам. Жоэль был человеком слова и дела. Подписав контракт с «СинтезисТайм» он навряд ли стал играть в шпионские игры, передавая корпоративные тайны в конкурирующие организации. Конечно, таковых было немало. Многим, от мелких предприятий до крупных общественных объединений, «СинтезисТайм» подпортила деятельность, встав как кость поперек горла. – Важность информации и строгость ограничения доступа к ней, с которой работал Петье , исключает производственный и экономический шпионаж. Смею предположить, что всё это выходит за рамки понятия рыночной конкуренции. Корпорации нет равных в области разработки ИИ. В современных условиях дискредитация «СитнезисТайм», путём обнародования результатов исследования, маловероятна. На то, чтобы запретить вести какие-либо разработки на Эе, миновав все круги бюрократического ада, уйдет больше времени, чем на восстановление системы ретрансляторов по всей Галактике. Делаю вывод, что информация Петье была ценна для какой-либо организации, заинтересованной именно в ходе исследований и в его результатах. Возможно… - Из-за двери послышался монотонный звук голосового объявления. – Сейчас мне трудно представить, кто стоял за профессором. Управляющая Оин, даже если достоверно знает это, никогда не скажет мне. Она слишком фанатично относится к своему назначению. Она никому не доверяет. Не знаю, с чем это связано. Возможно, лишь разобравшись в том, над чем работал профессор, я смогу определить кто был третьей стороной в конфликте между Оин и Петье.
Взглянув на часы, которые неумолимо приближали конец рабочего дня, Рина пересмотрела запись. «Похоже на бред сумасшедшего!» - она поправила ошибки самописца, который еще не подстроился к её интонации и акценту. Через внутреннее недовольство, приняв записи, как есть, Рина решила продолжить, так как боялась, что могла что-либо забыть, пока занималась настойками:
- У нас в распоряжении лишь роботы. После перезагрузки сознание БАД на центральном ядре, конечно, если можно применить это слово к программе, аннулировалось и не проявляет никаких попыток к взаимодействию с колонистами. Теперь платформы представляют собой ходячие терминалы информации, - Рина шумно выдохнула, - за исключением одной. Первой, которой след простыл вместе с Петье. А у меня даже нет доступа к этому ядру. Хорошо. Все свои исследования профессор проводил в лаборатории. Вся информация шла через его терминал. Он так же покидал Эю-1. Выходил за периметр в сопровождении патруля. Но никто и никогда не видел, чем он занимался, какие замеры проводил и где. Данные с КПП, конечно, остались. Единственный вариант – отправиться самой по следам Петье. И понять, что он нашел в джунглях. Но без ведома Арисы это будет сложно организовать. Если только Ниб найдет хоть что-то… указывающее на поиски за передами колонии…
Рина остановила запись. Пропустив текст и аудиодорожку через шифровальщик, она сохранила файл на инструментроне, не рискуя копировать его на личный терминал, подключенный к общей сети. Пока Ариса не решила, расширять ли доступ к базе для Ниабис, Рина рассчитывала довести еще одно расследование до логического завершения – ей предстояло выяснить, почему в баре стал быстрее обычного заканчиваться виски.
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2015-06-21 в 16:55 # 43
Бесконечные ряды цифр, букв и символов сплетались и образовывали огромный поток, похожий на сильные подводные течения. Бороться с таким бессмысленно — поток сметёт любую преграду. Надо войти в него и стать его частью, и тогда он сам понесет тебя — этому Ханшеванена научили родители. Вот и сейчас он окидывал взором потоки данных, что образовывали массив информации колонии на Эе.
Ханар запустил пару программ поиска. Одна отслеживала несанкционированные каналы связи, а вторая искала совпадения с названием «a5 f2 h4 c1 d0 i3 e1 b5 g4». Всё-таки Ханшеванена заинтересовало, что же такого было скрыто в этом на первый взгляд неказистом наборе букв и чисел. Ханар, пока работали его программы, залез в архивы и стал искать данные о передаче информации, которую он отправлял. Осталась архивная копия, и имя отправителя. Правда, не совсем имя, а номер 001. Данное сочетание не представляло собой стандартный кадровый код сотрудника, или адресный шифр терминала из зарегистрированных на Эе. Решив действовать наугад, проверяя все возможные варианты, Ханшеванен набрал в списке персонала полученный номер. Программа ответила: «Нет совпадений».
«Странно, — размышлял ханар, — если данные отправлял не сотрудник, то кто и откуда?»
Ханш задумался, и тут в поле него зрения попала одна из платформ, что работала в центре управления.
-Компьютер, выдать данные по электронной подписи обслуживающих платформ. — Дал оператор запрос.
Появились данные — 002, 003, 004 и так далее до 009. Ханар вспомнил, что одна из платформ пропала, и, кажется, именно первая. Значит, кто-то воспользовался её шифром или… она сама передала данные.
«Интересно, а можно ли будет отследить место подключения платформы?»
Но тут ханара ждало разочарование. После того как система перезагрузилась данные оказались потеряны.
— Тёмная бездна! — Выругался Ханшеванен.
Внезапно пришёл сигнал о найденных совпадениях. Программа нашла в информационном мусоре часть описи файлов, потерянных после перезагрузки, и среди прочих там были и необходимые — «a5 f2 h4 c1 d0 i3 e1 b5 g4».
— Мда, как тут всё запутанно. — Проговорил ханар и дальше погрузился в работу.
Это все было странно. Не было ничего цельного и ценного, но зато полно следов. Вторая программа известила, что нашла все незарегистрированные каналы связи.
— Вывести на экран.- Проговорил оператор и едва не ахнул, от того что просто физически не мог. На экране появилось больше полусотни каналов. — Что же, придется разобраться и тут.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
DV
145 0%
Offline
3033
2015-07-08 в 17:54 # 44
Кварианка вышла и лаборатории, и не спеша направилась к монорельсу. В суете рабочего дня ей встречались спешащие специалисты, наёмники и монотонно, выполняющие свою работу роботы. Взгляд Нимб, периодически скользил по системам мониторинга безопасности. Она не могла вновь не отметить, что в отличие от персонала, роботы беспрепятственно минуют сканеры, и проходя через систему контроля. Капитан остановилась и её посетила безумная идея. «Очень рискованно, опасно и безрассудно… То что нужно!» - Она хихикнула, и её коммуникатор засветился золотистым светом. План был осуществим, но ей не обойтись без помощи, вопрос заключался только к дозировании информации. Как убедить Телвина помочь ей, не раскрывая подробностей и целей.
«У роботов есть определённый сигнал, который считывает система безопасности, но как его определить и расшифровать? Система работаете не на оптике, а это значит, что если костюм будет транслировать идентичный сигнал, я смогу проникнуть в зону отчуждения. Кила! Как же мне не хватает дробовика, ну, или на крайняк пистолета!» - Рассуждая и сокрушаясь, она миновала гараж, где стояли багги Т-20 и несколько МАКО – 300. Судя по тому, что стены сооружения могли выдержать, непрерывную, гранатомётную атаку в течение часа, а охрана менялась каждые шесть часов, можно было сделать вывод о том, что основной функцией здания было не обеспечение приюта для транспорта, а хранение вооружения и мобильных боевых установок.
Кварианка улыбнулась своим мыслям, вспоминая, остроумный военный анекдот, который ей рассказал один турианец, как вдруг раздался протяжный писк её инстументрона.
- Ниабис, это Второй, есть информация, которая может быть Вам интересна. – Сообщил приятный, отдающий металлом, голос робота.
- Что ещё? – Раздражённо ответила Дип.
- В лаборатории обнаружен биологический объект, маркер отсутствует, в базе данных не числится.
- Что за объект, каковы его показатели и воздействие? – Кварианка, всё ещё прибывала в раздражении, возвращаться в лабораторию ей было совершенно не с руки.
- Физические параметры: тридцать сантиметров в длину, семнадцать в ширину, двадцать два в высоту, вес семь целых тридцать две сотых килограмма. Сенсоры фиксируют колебания температуры тела объекта, от 38 до 40 градусов по Цельсию. Так же объект излучает вещества напоминающие феромоны. Предположение. Возможно, объект излучает запах, но моя сенсорная система не может его дифференцировать. – Второй докладывал, в то время, как глаза Дип округлялись. - Объект воздействует на окружающую среду лаборатории, осуществляя хаотичные передвижения. В настоящий момент, воздействует на Ваш портативный сканер, по средствам грызения.
- Гры… чего?! Что вообще там у тебя происходит?!
- Биологический объект воздействует на внутреннюю среду лаборатории. В данный момент занимается выделением продуктов жизнедеятельности на приборном столе для сканирования. – Голос Второго был невозмутим, но кварианке почему-то почудился сарказм.
- Ферхемо! Римакимдай! Поймай эту тварь!
- Капитан Дип, Ниабис, моей мобильности не достаточно для отлова данного биологического объекта. Продолжаю наблюдение.
- Неужели? – Она сказала это не роботу, а в пустоту.
- Вероятно. – Последовал ответ.
- Используй мощный электрический разряд.
- Невозможно, объект погибнет. Анализирую возможные варианты действий и развития событий. Конец связи.
- Что?! Да как ты! Отключился… - В полной растерянности она стояла на посадочной площадке в пытаясь вызвать его на связь, но платформа не отвечала. «Меня послал робот?! Невероятно! Он меня послал! Он не выполнил приказ?! Сартрова клоака! Он не выполнил прямой приказ! Какого…» - Она осеклась. Ниабис нахмурилась, и присев на скамейку, устремила взгляд в сторону горизонта. Творилось, что-то странное. Все платформы запрограммированы на выполнение прямых приказов. Они не способны рассуждать и принимать решения, они всего лишь инструменты, но Второй с завидным упорством доказывал ей обратное. Сначала, когда не отправил отчёт в информационный центр и СБ, о том, что она проводила ремонтные работы, затем, когда сравнил её с цветком, и вот теперь, когда отказался убить зверка. Зверёк, зверёк, которого нет в базе, а значит он из зоны отчуждения. Если животина, забралась так далеко, и проникла на территорию комплекса незамеченной, значит, в охранной системе есть брешь.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Fox666
197 0%
Offline
4009
2015-08-21 в 8:10 # 45
Либо это место превращает всех в чудаков, либо Юрий притягивает их к себе странной невидимой аурой. Сначала Рина с выпытывающим взглядом и странными вопросами. Потом Тэлвин — с совсем не смешным розыгрышем и глупым поводом для разговора. Что им всем от него надо? И именно тогда, когда Иванов пытался написать первое сообщение своему настоящему нанимателю. Но, может не в нем дело? Юрий научился за одну встречу с оперативником «Цербера» и последующее знакомство с агентом Серого Посредника тому, что игры подобного толка происходят не столько вокруг личности, сколько зависят от того, что эта личность делает или где находится. Так может и сейчас дело было не в Иванове, а в месте? «М35» — начал рассуждать доктор, плавно скользя взглядом по стенам и стеллажам, — «Медицинское крыло, кабинет 35. Хм, уж если саларианец додумался, то чем я ему уступаю?»
Иванов поднялся с кресла и с осторожностью обошел стол, заглянув под крышку со всех четырех сторон.
«Стоп! Бред какой-то!» — выпрямившись, он скептически глянул на свое отражение в дверце книжного шкафа. Действительно, идея обыска собственного кабинета напоминала паранойю. Будучи нейрохирургом, Юрий отлично понимал, что такой диагноз ничего хорошего ему не сулил. Доктор оглядкой смерил обстановку кабинета. За прошедшую неделю здесь ничего не изменилось. Насколько он знал, до его прибытия на Эю помещение принадлежало другому врачу, которого переселили этажом выше. Здесь определенно не было ничего лишнего. Но сомнения взяли верх. Взяв со стола инструментрон, который ему любезно заменили на новый, когда Иванов вступил в законные права колониста, док активировал сканер, который тут же удостоверил пользователя в отсутствии поблизости каких-либо незарегистрированных устройств.
«Тогда придется искать вручную», — Юрий озадачено хмыкнул и бодро зашагал к дверной панели.
Опасаясь незваных гостей, которые рвались в кабинет с утра, он заблокировал замок и начал обыск справа от себя. Открывая шкаф и оценивая количество аккуратно составленных папок и книг, док быстро понял, что поставленная задача займет время до конца рабочего дня.
Около восьми вечера док обессиленно рухнул на диван, скромно стоявший под угловым окном. «Надо… надо выпить», — мелькнуло в голове, стоило Иванову собрать волю в кулак для осознания того, что его паранойя подтвердилась. Тщетность поисков не раз заставляла его передумывать, но каждый раз внимательно оглядывая перевернутые документы, мебель, выдернутые из стола и картотечных шкафчиков ящики, Юрий то и дело тянулся к следующему возможному схрону подозрительности.
Шаркнув ботинком, он осторожно встал, разминая шею. Открыв шкаф, в котором висела его куртка, Иванов запнулся об провод, высвобожденный им же из-под напольной плитки около пятнадцати минут назад. Чертыхнувшись, док сдернул одежду с вешалки. В поле зрения невольно попала поверхность внутри нижней части шкафчика. Определенно это был ящик для обуви, которым Иванов ни разу ни воспользовался за первую неделю. «Тут я не смотрел», — предательски звякнуло в мыслях.
— Да что б тебя! — Лёгким движением пальцев он утопил крышку, и та, поддавшись вверх одним краем, почти неслышимо щелкнула. На дне ящика лежала лишь цифровая рамка.
Понимая, что это была единственная странная вещь в кабинете, не вписывающаяся в интерьер ни своим неожиданным местоположением, ни предназначением, Юрий быстро поднял гаджет и включил изображение. В рамке было записано лишь одно фото, с которого мило улыбались мужчина и женщина. Оба выглядели старше Иванова. Судя по униформе, оба научные сотрудники колонии. Женщина в отличие от мужчины показалась Иванову знакомой.
Просканировав фотографию и пропустив изображения через базу данных клиники, док довольно быстро нашел ответ.
— Хана Мори, — запомнил Иванов, — она работает в восточном крыле.
Выяснение личности мужчины успехом не увенчались. Система упрямо выдавала одно и то же сообщение: «Поиск не дал результатов».
Решение вопроса пришло само собой — Иванову под предлогом возвращения рамки мисс Мори стоит попытаться выяснить кто запечатлен на фото вместе с ней, заодно как эта вещь оказалась в его кабинете.
Nike777
12 0%
Offline
99
2015-08-25 в 6:51 # 46
Совместно с Fox666

На инструментрон Тэлвина пришло сообщение:
«Доктор Тэлвин. Приходите через полчаса в атриум восточного крыла. Ниабис Дип».
Медленно неотступный сумрак окутывал окрестности, смешивая сочные краски дня с непроглядной чернотой диких мест. Последние блеклые лучи Альфы Дракона скользнули по кинетическому своду атриума. Протяженный сад завезенных на Эю экзотических растений Тессии, Земли и Сур’Кеша гармонично связывал исследовательский блок с соседним сельскохозяйственным комплексом. Благодаря подобной архитектуре складывалась впечатление, что этажи белых и серых стен застыли в попытке вырваться из объятий джунглей. В местах «оживленной схватки» металл поглотил собой отдельные массивы дремучего леса, прикрыв куполами из сотообразных рам, поддерживающих кинетический барьер. Сейчас часть искусственных щитов была деактивирована, впуская порывы ветра, приносящие шум и влажный аромат леса. Запахи смешивались с благоуханием растительности атриума, образуя доселе неизвестный в других частях галактики сладостно-терпкий коктейль.
При всей кажущейся прозрачности и безграничности, сад напоминал о том, что Эя была и остается красивой ловушкой. Но при правильном обращении любой капкан можно обезвредить и использовать себе во благо. Ниабис понимала это как никогда ясно. Разговор с Риной только подтвердил её опасения. Колония — не самое лучшее место для личных амбиций. А если уж нарушишь какие-то правила, то дорога вон отсюда тебе заказана. В лучшем случае…
Дип не хотела привлекать к себе лишнее внимание, пригласив Тэлвина в лабораторию. При всей серьёзности дела, описанной Кайл, сообщения кварианки могут перехватить и прочитать. Оставалось надеяться, что в подобном случае, просьба о встрече в месте для прогулок после утомительного рабочего дня не выглядела бы подозрительно.
Устроившись у перил на третьем ярусе атриума, Дип заворожено наблюдала как бледно-серое небо постепенно сгущалось, поглощаемое темнотой, и угрожающе вспыхивало вдалеке расползающимися пятнами белого света молний.
Тем временем Тэлвин уже покинул лабораторию, запер дверь и побрёл по длинным коридорам, отправляясь на назначенную ему встречу. После недолгих скитаний он попал в атриум.
Там его встретили свежий, прохладный воздух и множество разнообразных запахов и звуков. На мгновение Тэлвину показалось, что он на Сур’Кеше. Переход из освещённого помещения временно ослепил саларианца. Быстро привыкнув к подступившей тьме, он осмотрел окрестности куполообразного сооружения и принялся за поиски условленного места.
Узкие дорожки пронизывали сад, который на фоне лесного массива, окружающего комплекс, казался мелким кустарником.
Забравшись повыше, доктор заметил на следующем ярусе одинокую фигуру, похожую на кварианку. «Осталось совсем немного», — успокаивал себя саларианец, в очередной раз поднимаясь по лестнице. Тихой тенью он сократил расстояние до цели. Ниабис стояла, направив свой взор к таящему в сумерках горизонту. Тэлвин осторожно приблизился к ней и опёрся на перила, безуспешно выискивая интересные для наблюдения объекты.
— Добрый вечер, — он решил первым начать диалог, — Удивительное, должно быть, зрелище.
Полностью погрузившись в созерцание бушующей вдалеке природы, Дип выпрямилась от неожиданности. Замешательство продлилось не более двух секунд. Кварианка коротко кивнула, после чего стесненно спросила, протянув последнее слово:
— Вы шли сюда один?
— Нет полной уверенности — систему наблюдения никто не отменял, — Тэлвин огляделся по сторонам. — Место встречи. Здесь безопасно?
Дип понимала, что невнятным поведением может спугнуть доктора, и он будет прав, если откажется с ней говорить. Она подошла на пару шагов ближе и снова обернулась в сторону открывающегося вида.
— Я должна… Нет… Я хотела бы поделиться с вами информацией, которая не укладывается в голове.
Ощущая на себе не моргающий взгляд, Ниабис настороженно помотала головой, разглядывая случайных очевидцев их разговора.
— Не хочу, афишировать что-либо раньше времени, — она внутренне отчитала себя за вранье, которое следовало продолжить, — мне необходим независимый анализ. За эту неделю я здесь ни с кем толком не познакомилась. Из новичков знаю только вас. А в вашей лаборатории есть необходимое оборудование, чтобы правильно установить возраст вещества.
Она достала из внутреннего кармашка пластиковый контейнер с остатками образца. И неоднозначно замерла, сжав его в ладони.
Тут саларианец забеспокоился чуть больше, чем обычно. Перед ним стоял выбор, а этого он старался избегать. Можно согласиться выполнить просьбу и утолить своё любопытство, рискуя получить в итоге кучу неприятностей. В случае отказа… впрочем, ему могут представиться и другие возможности для проведения легальных исследований. Но что это? Какие подробности удастся раскрыть? Если действовать осторожно, всё, может, и получиться. К тому же ему не терпелось взглянуть на загадочное содержимое небольшого контейнера.
— Местная органика? Синтетические материалы? — поинтересовался доктор, — где вы это достали?
Кварианка посмотрела на Тэлвина. Ей повезло, что тонированное стекло могло скрыть весь спектр эмоций, промелькнувший в её глазах — от неуверенности до страха.
— Это органика. — Слова крутились в голове, но их логичность и смысл были далеки друг от друга.
Признавая подобное, она понимала, что тот, кто собирал платформы, преследовал запредельную для обычного разума идею. Но в чем именно она заключалась, предстояло только выяснить
— Кажется, это как-то связанно с исследованиями моего предшественника. Я наткнулась на образцы, но не нашла заключения по ним. Мне очень важно постороннее мнение на этот счет, только так я смогу исключить ошибку.
Она протянула контейнер, произнеся тише прежнего:
— Я буду благодарна, если какое-то время вы не станете распространяться об этой находке.
— Корпоративные секреты? — Доктор слегка прищурился, посмотрев сквозь шлем в глаза кварианки, но после улыбнулся, — не волнуйтесь - лишнее внимание привлекать ни к чему. Лаборатории вполне достаточно.
Ниб облегченно выдохнула. Передав контейнер, она почувствовала, как внутри, словно что-то оборвалось и пришло смутное минутное спокойствие. Ниабис позаботилась о том, чтобы никто не получил результатов её исследования, а теперь нашла выход, как проверить свои выводы, заодно избавив себя от лишних вопросов начальства.
— Отлично. Вот предварительные результаты, — она активировала инструментрон и жестом предложила Тэлвину подключиться к потоку. Передав лишь обрывки сырых сведений (физические свойства, примерный состав и возраст), кварианка еще раз поблагодарила саларианца и условилась с ним, что когда Тэлвин закончит все анализы, они встретятся в этом же месте.
— Довольно необычная органика, — констатировал доктор, — данные скудные, но это поправимо.
Попрощавшись, он бросил взгляд на окутанное мглой небо.
— Слишком уж тихо - тревожный знак.
Провидческое замечание прошлось по нервам, оставив дурное ощущение. Проводив саларианца взглядом, кварианка попыталась отбросить надуманное опасение, но неясное чувство не давало ей успокоиться. В груди щемило, как в день отлёта на Землю. Но что это значило? Скорее всего, она слишком мнительна. А Кайл добавила масла в огонь.
Ветер утих, оставив Ниб наедине с биением сердца, которое будто метроном отмеряло секунды. Но вскоре отчетливый ритм нарушили приближающиеся шаги…
Andreyka
33 0%
Offline
351
2015-08-25 в 12:32 # 47
Совместно с Fox666

Игривые лучи молодого солнца прыгали по всей комнате, ярко светя в лицо заспавшегося батарианца, вынуждая его встречать новый день.
Зажмурив глаза, Сорек невольно проснулся, потягивая руки к потолку, и скинул дешёвое синтетическое одеяло, вызывавшее неприятный зуд на коже, после его сонный взгляд упал на электронные часы, стоявшие на прикроватной тумбочке, где отчётливо горел красный циферблат, показывающий «пять тридцать семь». Буркнув что-то себе под нос, Сорек мысленно выругал сам себя из-за неприкрытого тёмными и плотными шторами окна, но досыпать уже не хотелось. Поэтому, прогнав из головы недовольство, Грароб поднялся и с небывалой скоростью заправил постель, вспоминая старую армейскую закалку, а после не спеша потопал в душ, чтобы сбросить с себя утреннюю вялость.
Само же жилище не изобиловало роскошью, предоставив своему обитателю лишь душевую, тесный коридор и небольшую комнату с большим окном. В спальне находились жёсткая кровать, сделанная из сосны, дерева растущего на Земле, вместительный шкаф вишнёвого цвета, удобное рабочее кресло, спроектированное местными учёными, которые использовали в своей разработке местную древесину, объединив её с синтетическими полимерами, обеспечивающими гибкость и прочность кресла одновременно, а также был иридиевый стол с компьютером для выхода в экстранет. Стены комнаты были в строгих и безвкусных тёмно-синих обоях, и на них были прибиты парочка батарианских картин, где показывались моменты из истории древних батариан. Одна из них показывала сюжет нахождения ими протеанского маяка. Вторая же была написана совсем недавно и показывала разруху Кхар’шана после войны со Жнецами…
При этом, несмотря на явную скудность этого жилища, оно считалось слишком роскошным для колонии… У многих не доставало хороших кроватей или компьютеров, а собственная душевая вообще была лишь у высокопоставленных работников, и то, что Ариса считала Сорека одним из важных сотрудников и предоставляла такие условия, ему казалось это всё само собой разумеющимся.
После водной процедуры «привилегированный» работник службы безопасности, надев серую кофту и такого же цвета штаны, проложил свой путь до местной столовой.
Питание в колониях всегда были больной темой для их жителей. Рацион был практически однообразен, а еда часто оказывалась не свежей, что могло привести от обычного недовольства жителей вплоть до серьёзных отравлений. Однако, в «Синтезис Тайм» внимательно относились к нуждам своих колонистов и старались предоставлять самую разнообразную и свежую пищу.
Сорек хоть и находился здесь совсем недавно, но уже выработал определённый график и даже собственное меню. Зайдя в столовую, повар-турианец сразу заметил неприветливого батарианца и тут же подготовил для него варёное мясо варрена и настойку хизари.
Грароб всегда принимал пищу в полном одиночестве, ловя на себе глупые взгляды остальных работников. Сорек не хотел не с кем поддерживать контакт, и прекрасно знал, что и остальные будут сторонится его, потому что — он батарианец, один из тех от кого отвернулись во время войны.
Война со Жнецами стала тёмной страницей в батарианской истории. Потери даже начались раньше их вторжения, а, именно, с уничтожения Шепардом системы Бахак. Официально эту историю замяли, но каждый батарианец знал, что это, именно, он.
Во время самого же вторжения, батарианцы остались совершенно одни и первыми попали под сокрушительный удар Жнецов, которые разносили в щепки их защиту, сталкивали с друг другом флоты и дурманили население, заставляя убивать своих же собратьев, а многих переработали в монстров, которых стали называть «каннибалами».
Однако, народ обрёл своих новых героев, а их лидером стал-Ка’Хаирал Балак, который объединил остатки батарианских кораблей с флотилией Горна, и вместе остановили Жнецов.
Победа потребовала больших жертв… Всё закончилось миллиардами потерь, практически полнейшим уничтожением батарианской экономики, падением Батарианской Гегемонии, на место которой встала Батарианская Республика, а кончилось это наглым убийством Балака.
Новая власть, подъём на новые высоты, конец экономической изоляции, посольство на Цитадели… Всё было слишком хорошо, но вскоре Республика стала простой марионеткой в руках Совета и завалилась кучей долгов, кредитов и экономических ограничений, из-за чего многим батарианцам пришлось заново заниматься пиратством на ослабленные колонии, что вызывало бурю негодований у остальных рас, поэтому республиканцы начали отчаянно уничтожать террористические группировки и даже переключились на бывших солдат Гегемонии…
Сорек, тем временем, закончил свою трапезу и снова направился в дом. Обычно он приходил и заваливался на кровать, чтобы вздремнуть пару часиков, но в этот раз ему захотелось приступить непосредственно к заданию. Ариса говорила, что ключом к его нарастающему недовольству является её помощница — Рина Кайл, да и мотив был вполне очевиден — девушка претендовала на кресло управляющей колонии. Однако, в голове батарианца возникло несколько вопросов. Первый — почему не обнаружили труп доктора Петье? Второй — почему местные роботы-ВИ так странно себя вели? Ему явно что-то недоговаривали, а это создавало неприятное ощущение, поэтому Граробу захотелось выяснить всё самому. И если Ариса ему лгала — ей придётся ответить, а это он умел как никто другой.
Получив досье Кайл, батарианец удобнее уселся в кресле и стал просматривать её личное дело. Конечно, то, что она — человек, сильно усложняло дело. Нет, Сорек был не из тех, кто яростно ненавидит людей, но это может создать дополнительные проблемы и ненужное внимание. Пролистывая страницы, он уловил приятные черты на её лице, удивляясь её возрасту и карьере. Девушка отлично зарекомендовала себя в глазах простых работяг, а, значит, трогать её при них означало кучу больших проблем. Но, также в досье было упомянуто об одном инциденте, наградившего её заболеванием лёгких, и судя по медицинским заключениям оно было серьёзным. Больше ничего полезного Сорек не нашёл и лёг вздремнуть.
Поспав несколько часов, Сорек решил впервые наведаться в бар, рассчитывая расслабиться, а завтра приступить к заданию.
Автоматические шторы были подняты с самого утра. Поэтому в этой части жилого корпуса было, как всегда, свежо и влажно. По данным метеоцентра совсем скоро джунгли погрузятся в ливневый шторм. В такие, последние дни относительно спокойной погоды особенно остро чувствовалась необходимость выйти наружу под согревающие солнечные лучи. Наверное, поэтому «бар» (как колонисты называли это гостеприимное место) круглые сутки беспрепятственно обдувался всеми ветрами, наполняясь солоноватым травянистым ароматом и шумом листьев, борющихся с вихрем.
Заведение было открыто по многочисленным просьбам рабочих, которых доканывала местная столовая. И желание отвлечься от постоянно рабочей обстановки неизгладимо действовало на нервы. Поэтому, предыдущая администрации Эи, следуя принципам корпорации по обеспечению сотрудников всем необходимым для надлежащего исполнения задания, отвела под заведение, некогда закрытое, крыло жилого корпуса. Нижний уровень пострадал из-за подземных вод. Его, как и лифт, ведущий на первый этаж, перекрыли. Второй и третий этажи колонисты собственноручно переоборудовали под бар. Слева от входа возвышалась пара барных стоек, где любой мог заказать себе выпивку и закуску по вкусу — наличием и разнообразием алкоголя и еды тоже занимались ответственные лица в колонии. Но за пьянство на рабочих местах или за невыход в смену по причине «вчерашнего перебора градусов» наказывали кредитом строго и существенно. Поэтому, здесь больше развлекались, чем пили. Несколько уединенных мест уютно разместили по затемненным углам помещения. В центре на подиуме расположился танцпол, подсвечиваемый мягким светом всех цветов радуги. На террасе, подставленной лучам солнца, в пару рядов стояли шезлонги, для любителей провести время на свежем воздухе. Этажом выше, на который вела винтовая лестница в дальней части заведения, колонисты оборудовали для себя игорный зал. Играли во всё и практически все. Любителей азарта было более чем достаточно. Но администрация не препятствовала расточительству некоторых особо заядлых игроков — пока те не представляли прямую угрозу производству или другим сотрудникам корпорации. Поэтому в баре всегда находился работник службы безопасности. Но в целом, за проявленную администрацией лояльность к насущным проблемам колонистов, подавляющее большинство старалось держать себя в руках и не устраивать в баре подобие «элитных» ресторанов Омеги или занюханных забегаловок Цитадели.
Когда защитные экраны опускались, то бар, при всей угрюмости атмосферы скрытого от дневного света помещения, превращался в задымленное и шумное, но затягивающее в свою умиротворенною обстановку, заведение. Каждый здесь находил что-то своё.
Несмотря на конец рабочего дня, в баре было тихо. Обычно, танцы и веселье начинались ближе к вечеру, когда бледное солнце лениво уходило за горизонт. Несколько человек спокойно обедали за дальним столиком. Турианец, исполняющий роль хостеса и одного из барменов, поприветствовал Рину, когда она подошла к стойке:
— Чем могу быть полезен, мисс Кайл?
Девушка внимательно осмотрела полки со спиртным за спиной турианца:
— Доктор Иванов тут часто бывает?
Турианец задумчиво развел мандибулы и на некоторое мгновение задумался:
— Иванов?
— Юрий, новый врач, — подхватила Кайл, понимая, что навряд ли бармен записывает имена всех тех, кто бывает здесь по вечерам.
— Аааа… Кажется. Юрий, Юра. Странное имя. Непривычное. — Турианец, в конце концов, одобрительно кивнул. — Да. Заходит, мисс Кайл. А что-то случилось? — Он слегка подался вперед и спросил полушепотом, — может быть, ему надо что-то продать? Или, наоборот, не продавать?
Кайл нахмуренно свела брови, а турианец в ответ дернул жвалами, заговорщически подмигнув.
— Не давайте ему с собой ничего из бара. Не хватало, чтобы он в первую же неделю начал пить рядом с пациентами.
Бармен понимающе кивнул и спокойно принялся за перебирание напитков на полке.
«Значит… Отсутствие вредных привычек не подтверждено», — Рина мысленно отметила раскрытое «преступление», но не оставила надежду на то, что не всё так плохо на самом деле, чем кажется.
— Этарн, — она окликнула бармена, — сделай мне «Коллинз». Пожалуйста.
Солнце медленно, но верно скрывалось за горизонтом, постепенно отдавая власть ночному порогу. В баре становилось шумно. Многие рабочие приходили сюда, чтобы оторваться от унылости напряжённых будней и отдаться в пучину веселья и беззаботности. Сорек же хотел просто пропустить пару стаканчиков, а может даже и поглазеть на красивых танцовщиц, чаще всего ими были кто-то из азари.
Открыв дверь заведения, Сорек чуть не проглотил язык, увидев внутри ту самую Рину Кайл, держащую в руках странный напиток. Поначалу, ему хотелось просто уйти, избежав встречи с ней, но в его глаза бросилась заметная деталь — девушка несколько неуверенно держала стакан и стесненно мялась на стуле. Видимо, помощница управляющей очень редко радовала бар своим присутствием. Батарианец быстро сообразил, что завтра он может её попросту не найти или она же будет занята, а навязчивое поведение привлечёт внимание, а в баре всё это будет выглядеть, как попытка познакомится и даже подружиться, ведь никто не подумает плохого… Такой момент нельзя упускать, что Сорек и не сделал, присев на соседний барный стул.
— Не хорошо, когда такая девушка пьёт в одиночестве. Позволите присоединиться, — проговорил батарианец, а после повернулся к турианцу за стойкой и крикнул, — Эй, налей-ка мне того же, что и даме.
Заинтересованно обернувшись на низкий батарианский голос, первое мгновение Рина пыталась понять кто перед ней. Она выпила не настолько много, чтобы не соображать, но была уверена, что не видела этого мужчину ни разу в колонии. Для одного из шахтеров он выглядел слишком опрятно. Но до «белого воротничка» не дотягивал. И то, как батарианец обратился к Кайл, навело на мысли, что он также не в курсе кто она такая. Забавная ситуация — не иначе.
— Трудно назвать это выпивкой, — она вымученно улыбнулась, стараясь казаться приветливой, — скорее всего охлаждающий напиток. В последнее время здесь стало невыносимо душно. Обычное явление перед затяжными ливнями.
Выпив бокал «Коллинза», Сорек пристально разглядывал приятные черты своей спутницы. Небольшие морщинки скапливались вокруг глаз, выдавая плотный рабочий график девушки, но светлая и румяная кожа всё ещё сохраняли оттенок молодости на её лице, а глаза… Как они были прекрасны… Утопающе-манящий тёмно-карий цвет…
И лишь только сейчас, батарианец заметил, что две минуты откровенно пялится на Рину, которая недоумевающе смотрела на него. На лице выступили капельки пота…
Мысли о прекрасном резко переменились. Сорек вспомнил, что несмотря ни на что она объект расследования, инструмент и ничего более. Он никогда не позволял чувствам брать верх, даже на пытках. Теперь оставалось как-нибудь оправдать своё глупое поведение минутой ранее, чтобы не вызвать лишних подозрений. Поэтому Сорек слегка поперхнулся и взял салфетку, чтобы вытереть капельки пота с лица.
— Прошу простить, видимо, из-за этой жары мне здорово припекло. Нужно и вправду что-то охлаждающее. Бармен, пожалуйста, стаканчик разбавленного гирда.
Турианец кивнул, потянувшись за бутылкой гидра.
Кайл потупила взгляд в сторону мимо полки с напитками, отчаянно пытаясь вспомнить, могла ли она ранее видеть батарианца. И где? Потянув первый глоток, девушка нарочито развернулась и спокойно произнесла:
— Меня зовут Рина Кайл. — Уголки губ еле заметно дрогнули, когда она замолчала. Смерив собеседника быстрым взглядом, Рина снова отхлебнула прохладный напиток.
Дождавшись своего напитка, батарианец сделал глубокий вдох и залпом выпил содержимое стакана, почувствовав, что организм успокоился, он продолжил, ловя пристальный взгляд девушки на себе:
— Я здесь недавно, а зовут меня — Сорек Грароб, — видя, что Рине этого недостаточно, он решил слегка перевести тему, — Вижу, что вам в диковинку видеть батарианца?
Кайл мысленно стушевалась. Батарианцы на Эе, действительно, были редкостью. Разногласия, геноцид в прошлом и непредвиденное поведение новой Республики в будущем — всё это сделало из батарианцев нежелательный элемент в сообществе. Но «СинтезисТайм» в начале своего пути наплевала на расовые ограничения. «Неважно кто ты! Важно то, что ты можешь предложить всем!» — примерно с таких лозунгов началась корпоративная колонизация. Батарианцы были на Эе. И их количество стало главной причиной, из-за которой появление нового лица вызывало массу подозрений.
— Да. У нас работает мало батарианцев. И в основном в соседнем комплексе. Днем их тут не видно, — Рина осеклась. Она выжидающе глянула на часы, вспомнив, что до сих пор не получила ответ от Арисы. — Непростительно с моей стороны… не знать, кто вы и где работаете в колонии.
— Моя работа не предоставляет большой опасности, мисс Кайл. Я из службы безопасности. Прислали по особой необходимости, ссылаясь на некоторые проблемы в коллективе. Однако, сейчас вся моя работа заключается в бесполезном блуждании по колонии.
— Вот как? — Рина слегка улыбнулась, несмотря на то, что в голове промелькнула двоякая мысль о назначении Сорека. — Да. У нас тут некоторые проблемы. Сами понимаете, не всегда есть возможность примирить столь разные расы, фактически, живущие под одной крышей. Надеюсь, вы справитесь со своей работой.
Мимо бара прошла троица людей в повседневной одежде. Направляясь к дальней части заведения, мужчины смерили Кайл подозрительным взглядом, что-то хмыкнув друг другу. Она была из тех немногих, кто с удовольствием прикрыл бы местные развлечения — игры, пьянки, порой переходящие в выяснение отношений и рукопашную.
— Пожалуй, скоро тут станет еще жарче, — отпив в этот раз побольше, Рина проводила людей взглядом, и снова обернулась к Сореку. — А вас не именно сюда назначили улаживать некоторые проблемы в коллективе? Если так, то дело — дрянь.
— Здесь будет скучновато для меня, — рассмеялся Сорек, — Я здесь не для того, чтобы рабочих по углам швырять.
Смех Грароба заставил Рину улыбнуться шире:
— Всё равно не завидую вам. Крозг быстро находит работу бездельникам из СБ…
— А потом приходит сюда, — бармен невзначай вставил своё слово в разговор, подмигнув Рине.
— Вот-вот. Пока будете вариться где-нибудь в наружном патруле, Рагус будет прохлаждаться тут. Думаю, это самая главная проблема в коллективе.
Инструментрон Кайл подал сигнал о входящем сообщении, что заставило её резко замолчать и прекратить смеяться, задумавшись о своих планах.
— Кажется, мне пора… Надо доделать кое-какие дела. Если возникнут какие-то вопросы по коллективу, можете обращаться ко мне. Думаю, вы уже осмотрелись и знаете, где находится центр управления.
— Мисс Кайл, — деловитым тоном произнёс батарианец, допивая свой бокал, — Есть проблемы и посерьёзнее, чем недотёпа-кроган… Но не смею задерживать, ведь, у вас полно дел.
Встав, Рина слегка склонилась, поддавшись вперед — привычки выдавали её восточную натуру. Попрощавшись, она еще раз улыбнулась и пошла прочь.
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2015-09-14 в 19:49 # 48
Совместно с Fox666
В центре управления не было окон. И на то были причины, связанные с техникой безопасности. Часть комплекса, в которой совершались все операции по поддержанию жизнеобеспечения подземного блока строений, наблюдение за функционированием наружных сооружений и зданий и осуществлялась связь колонии с внешним миром, была укреплена по принципу военного форта. Под слоем горной породы в течение десятилетия методично выстраивались и укреплялись ансамбли многоярусным помещений. Своды каменного потолка в каждом из них поддерживались колоннами, создавая впечатление разделённости пространства на составные части. Привыкшему глазу было легко угадать в центральной части обширной залы «командный пункт» с его аскетичным убранством, наполненным большим количеством мониторов и подсвеченных планов окрестностей. В центре возвышался длинный массивный стол со встроенным проектором, который часто использовали как наглядную метеорологическую карту.
Погода на Эе, как и природа в целом, была острой проблемой. Выбирая место дислокации жилого комплекса, инженеры «СинтезисТайм» подбирали место, укрепленное от возможных тропических штормов и близкое к разработкам палладиевых месторождений. Проливные дожди и ураганные ветры были помехой, но не такой угрожающей, как сезонное явление опыления местной флоры, возникающее в максимально сухое время года и вызывающее у пришельцев, в лучшем случае, тяжело текущую аллергию. Сейчас приближалось время затяжных осадков. Поэтому проектор центрального стола постоянно работал, заливая центральную часть золотистым светом.
Правая часть «форта» состояла из десятка помещений, разделенных массивными колоннами. Внутри каждой «ячейки» строгими параллельными рядами были выстроены рабочие станции операторов: от связистов до сейсмологов. Левая часть — это ярко освещенный холл с главным входом — своего рода, балкон из двух ярусов, с которого открывался вид на снующих внизу работников центра управления. Наличие автоматов с напитками и закусками сделали это пространство местом отдыха от рутинной монотонной работы.
Битый час, Ханш усердно нагружал свою станцию новыми и новыми задачами, что погряз в массиве данных, будто в бушующем океане.
— Вы достигли предела усталости, — откуда-то со стороны прозвучал безэмоциональный голос.
Ханшеванен работал на пределе сил. Новая программа отлично показала себя, так что ханар едва успевал расфасовывать данные, но даже его прыти не хватало. И вот, когда оставалось всего лишь несколько процентов до финала, чей-то голос отвлек Ханшеванена на долю секунды, но и этого хватило, что бы весь поток данных хлынул сквозь его барьер, как вода через пробитую дамбу.
— Великий океан! — Сокрушенно возгласил ханар.
Он бы даже крикнул, но не мог — его звуковая платформа не могла воссоздать крик. Ханш повернулся к говорившему, и увидел вторую платформу, которая в свою очередь смотрела на него.
— Ах ты ведро с гайками, а ну проваливай по своим делам, и не мешай этому работать.
«И вообще с каких пор ВИ даёт советы?»- мелькнула не совсем уместная мысль — «Может она неисправна?»
— Платформа начать диагностику. — Сказал ханар и «подошёл» к роботу.

Светодиоды моргнули.
— Восьмая платформа в норме, оператор Ханшеванен. Возможно, вас смутило определение «предел усталости». — Голос робота был монотонным, не выдавал не единого намека на вопрос или удивление, — Рабочее время завершено. После 18:00 в командном центре находятся лишь дежурные. Сегодня не ваша очередь. Если хотите, я могу показать, как запротоколировать рабочую среду, сохранить точки ввода-вывода данных и зарезервировать блоки памяти, чтобы завтра вы смогли продолжить работу, на чем остановились.
От такого ханар опешил. Платформа не только не подчинялась приказам, она еще спорила и, вдобавок, буквально выгоняла его с рабочего места.
— Платформа Восемь, расскажи этому свои обязанности.
«Эх, порыться бы в программном коде этой консервной банки. Там наверняка какой то баг. Может спросит у этой азари одну штучку для опытов?».
Потянувшись к рабочей станции ханара, Восьмой замер на месте после поставленного вопроса.
— У платформ нет обязанностей, оператор Ханшеванен. В нас запрограммированы функции по облегчению адаптации колонистов. Каждая платформа подключена к единой базе знаний, накопленных в ходе изучения планеты.
На мониторе открылась картотека ботанического отдела, как могло показаться, сама собой. Восьмой жестом заставил страницы сменяться одна за другой, показывая, на что он способен.
— Вы можете запросить любую интересующую вас информацию. Платформа найдет подходящий ответ. Также дроиды имеют доступ ко всем системам наблюдения и жизнеобеспечения.
Восьмой повернул лицо к настенным экранам, на которые выводилось изображение с внутренних видеокамер обоих комплексов. Один за другим мониторы погасли и с промежутком в несколько секунд вновь заработали.
— Но, с недавнего времени эти функции немного ограниченны. Платформы не имеют доступа к запасной автоматике. Вас интересует что-то конкретное, оператор Ханшеванен?
— Платформа Восемь может подключится к общей базе данных? И в тот момент происходит синхронизация? — Спросил ханар. У него в голове крутилась одна догадка.
Восьмой выпрямился, будто готовился к чему-то.
— Синхронизация с базой происходит в режиме реального времени. Так платформы координируют действия и программно сортируют блоки данных согласно их актуальности. Синхронизация с другими системами происходит по запросу пользователя. Вам требуется конкретная помощь? — Робот задавал вопросы, словно, пытался выпытать из ханара всю возможную информацию, но при этом его вид говорил лишь о любопытстве, насколько было возможно применить этот термин к машине. — Я могу быть полезен в работе, которую вы проделываете? В памяти платформы есть голосовые отзывы о моей функциональности. 97% из них положительные… по оценке пользователей, оставивших их.
— А Этот может подключиться к общей базе и сам выбрать интересующую информацию?
— Вы можете оставить запрос на добавление или обработку данных со своего терминала. Также, я могу предоставить вам точку входа с любой рабочей станции через ограниченный платформенный протокол. Работа вручную с массивом менее эффективна, чем сообща с одним из дроидов. Прямое подключение пользователя с вашим уровнем доступа к базе запрещено. И… — робот перемялся с ноги на ногу, — не обязательно. Если работа с базой входит в ваши задачи, я могу вам помочь.
Изнурение дало о себе знать, стоило ханару немного отвлечься от работы и заговорить с роботом. И, буквально, назидательное возражение Восьмого заставило Ханша в конечном счете сдаться:
— Ваша эффективность минимальна. Советую покинуть центр управления. В жилом комплексе вы можете найти смотровые площадки. Сегодня есть возможность оценить местные пейзажи перед грозой.
Разговор с платформой закончился у самого выхода из центра, после чего робот любезно пожелал оператору приятного вечера и оставил того в полном неведении наедине со своей утомленностью, когда двери лифта разделили собеседников.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Fox666
197 0%
Offline
4009
2015-11-02 в 15:46 # 49
***
«Коллинз» пошел на пользу. Освежающий напиток разошелся теплой волной, придав телу легкости и угомонив дневную усталость. Вопросы, обрушившиеся лавиной, улетучились, словно унесшаяся вдаль туча. И вместе с ними пропало желание работать, зарывшись в информационную рутину с головой. Безрадостно осмотрев кабинет, напоминавший рабочее место добротного, но неумелого секретаря-самоучки, Кайл щелкнула включателем, оставив разбросанные дела и бумаги в темноте. Где-то вдалеке за окном блеснула немая молния. Дверной замок ознаменовал своё включение красной подсветкой табло.
Освещение коридоров центра управления перешло в вечерний режим, заливая стены и пол приятным приглушенным светом. Рина неторопливо миновала соседние кабинеты и вышла к просторной аллее, ведущей к западному крылу жилых комплексов. Проскальзывая взглядом по информационным панелям, она наткнулась на один из мотивационных стендов «СинтезисТайм». Рекламы с улыбающимися лицами сотрудников корпорации, успешных и занятых любимым делом колонистов и шахтеров, обрамленные в не менее значимые девизы. «Вы творите облик времени!». «Время ждёт твой выбор!». «Сохрани свою историю в настоящем». Время… В «СинтезисТайм» очень любили время. Его боготворили. Обычная пословица «Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня» в стенах колоний и комплексов, принадлежащих компании, возводилось в истину, боготворилось, как единый смысл жизни.
Замерев перед одним из таких стендов, Кайл почувствовала, что действие «Коллинза», пусть столь необходимое сейчас, оказалось слишком скоротечным. Не откладывай на завтра… Она включила инструментрон, подключилась к закрытому каналу с Ниб и отправила краткое сообщение: «Ключ доступа: ERT67-YU67-98UI».
Это был её ключ. А запрос о временном расширении доступа для Ниб был отклонён, о чём ей опевестили около часа назад, когда Кайл находилась в баре. Она до последнего сомневалась в том, стоит ли передавать Ниабис возможность своего допуска. Но, пока это было единственным возможным вариантом. Кварианка могла раздобыть больше информации с таким уровнем, чем, вообще, без ничего. Проматывая в голове возможные последствия, Рина твердо решила, что бы ни случилось, она обязательно дойдет до конца.

***
Противный писк терминала вырвал сознание из сонливого полумрака. Без четверти четыре утра. Нашарив рукой халат на спинке стула, Кайл вяло прошла к столику в углу спальни. Её жильё не сильно отличалось убранством от стандартных блоков. Жилища в колонии изначально распределялись не по принципу разделения на служащих и рабочих «за заслуги», а по количеству членов семьи и по техническому оснащению. Будучи человеком одиноким и не обремененным какими-либо предпочтениями, Рина удовлетворилась скромной по своим габаритам квартиркой в глубине комплекса, в относительно шумном районе. Единственной слабостью позволенной Кайл самой себе стали пару кадок с раскидистыми местными кустами нечто среднего между драценой и шлюмбергерой. Это делало её ближе к природе, учитывая всю рутинность и однообразие работы в офисе. За время работы на Эе она ни разу не побывала за пределами колонии, хоть вид из окна был довольно манящим. Прибиться к какой-нибудь экспедиции или патрулю помощнице управляющей не составило бы труда, но постоянное радение над текущими делами не давали совершить столь беспечный поступок.
Терминал настойчиво издавал звуки до тех пор, пока Рина в полумраке не нащупала нужные кнопки. Экран ярко вспыхнул, ударив по глазам тугим светом. Из динамика вырвался грубый кроганский голос. Мгновение спустя Кайл поняла, что это был Рагус:
— Погоди минуточку. Что ты сейчас сказал? — Сладко зевнув, переспросила Кайл. Удивленный взгляд из монитора заставил её тут же напряженно выпрямиться, приготовившись к выслушиванию раннего «гостя».
— Говорю — марш в управление! — Взволнованно рыкнул Крозг.
— Что произошло? — Подхватив тревожность сказанного, Рина полностью отошла ото сна.
— В этом грёбанном месте последнее время слишком много что происходит! Причём, сплошная хренота! Час назад в оранжерее первого комплекса нашли кварианку в отключке. Ниабис Дип из лаборатории… — продолжение Кайл уже не слышала.
Слова крогана встряхнули девушку. Кое-как приведя себя в порядок и переодевшись, Рина выскочила за порог. Проматывая в голове полученное сообщение, она направилась в центр управления. Но воспоминание о вчерашнем поступке остановило её на полпути. Кайл надо было выяснить, что произошло с Ниб и удостовериться в том, что их горе-план не станет достоянием общественности.
Спустя сорок минут Кайл стояла у порога стерильного медицинского бокса. Входить вовнутрь она не торопилась. Всё, что происходило внутри, можно было наблюдать через трехметровое окно в стене отсека. Кварианка лежала в кровати без сознания. Спокойная и, словно, готовая вот-вот открыть глаза. С расстояния Кайл рассмотрела лишь странное потемнение, расплывшееся по правой щеке и без того бледного лица Ниабис. Аппаратура натужно отмеряла ритмы сердцебиения, давления и прочих жизненных показателей, до которых Кайл сейчас не было дела. Учитывая, что пациентку успели освободить от скафандра, Рина понимала, что и инструментрон капитана мог сейчас находиться где у кого угодно.
— Она выглядит довольно умиротворенно, — мужской голос из-за спины мгновенно отвлек от раздумий.
Иванов любопытствующе заглянул через стекло и перевел взгляд на взъерошенную помощницу управляющей:
— И вас подняли среди ночи? Да уж, — Юрий тяжело выдохнул, не дожидаясь ответа. — Часто тут такое происходит?
— Вы не ознакомились со статистикой? — Хотела съязвить Кайл, но мысленно оборвала попытку нагрубить первому попавшемуся, и поэтому интонация вышла более вялой.
— Несчастные случаи? Да. Производство. То газом надышатся, то кирпич на голову упадет. Или походы в джунгли. Повезёт, если покусает какая-нибудь мошка, а не тигроподобное чудовище. Но вот летающие кварианки…
— Что случилось? — Кайл неосторожно перебила Иванова, ожидая, что доктор знает о происходящем больше, чем казалось на первый взгляд.
— Наш капитан Диб свалилась с двадцатиметровой высоты с балкона в оранжерее. Скафандр здорово поврежден. В общем, для здорового человека ничего хорошего, а уж для кварианца… Сейчас она стабильна, но иммунная система дала течь. Сколько она пробудет без сознания, пока не могу сказать.
— Это всё?
— Пожалуй. Да. — С хитрецой в голосе произнес Юрий.
— Пожалуй?
Иванов неоднозначно взглянул на кварианку за стеклом:
— Некоторые кровоподтеки оставляют больше вопросов. Отпечатки на шее указывают на удушение.
Кайл подозрительно нахмурилась:
— К чему вы клоните?
— Ни к чему. Своими предположениями я поделился с одним из корпоративных оперативников. Даже удивился, что они, оказывается, есть на Эе. Думал у Крозга в распоряжении лишь мордовороты с пушками наперевес. А этот показался весьма приятным человеком.
Оперативная служба несколько отличалась от силовой части органов безопасности колонии. Агенты не выполняли грязную работу охраны, не ходили в патрули, не создавали видимость строгости предприятия. Они, просто, работали, совмещая обязанности полиции и органов внутренней безопасности на кадровом уровне. Люди, попавшие в ряды этой службы, отличались не только опытом работы в подобных структурах, но и высокой ответственностью и щепетильностью, порой доходящей до тошнотворного безумия. Поэтому Кайл предположила, что личные вещи Ниб давно попали в службу безопасности. Неприятный холодок прошелся по спине, заставив Рину напрячься еще больше, от одной мысли, что ей не избежать разговора с Арисой по поводу неосторожного договора с Ниб.
Vulture
26 0%
Offline
817
2016-01-06 в 14:11 # 50
совместно с Fox666


Около полугода назад

Планета приближалась. В иллюминаторах челнока «Россия», Эя казалась такой же, как и несколько экзопланет, открытых за последний век, подобных Земле. Да, Эя — не Земля, и вряд ли, когда-нибудь ею будет. Хотя, нельзя отрицать и положительного исхода всей этой затеи, учинённой руководством «СинтезисТайм». Через инструметрон играла музыка давно ушедшего прошлого. Несмотря на прошедшие года, Антон так и остался приверженцем старины. Не во всём, разумеется, но всё же. «Акцент» — мужской коллектив, со странно звучащим, на первый взгляд, названием, исполнял песню «Удача».
Полковник, через десять минут войдём в атмосферу. — Произнёс первый пилот. Антон, прервав свои размышления, кивнул повернувшемуся к нему пилоту, давая понять, что он его услышал, и тот может продолжать пилотирование.
Через пять минут вернусь. — Ответил Антон, выходя из рубки. В десантном челноке без труда поместился бы БТР М-35, и ещё осталось бы место. В нескольких совмещённых каютах для самого десанта, не в БТРе же им сидеть всю дорогу, было достаточно просторно для штатного взвода солдат. Сейчас же, кроме одной девушки, заканчивающей последние приготовления перед «выходом в свет», так Анжелина стала называть любое десантирование, или просто прогулку вне четырёх стен, неважно какого помещения, не было ровным счётом никого. В специальных нишах было аккуратно расставлено их оружие и бронекостюмы, а так же необходимые в любом путешествии мелочи, вроде запасных обойм, гранат и упаковок панацелина. Девушка, о чём-то задумавшись, стояла перед экраном внешнего обзора.
Майор, через пять минут мы прибываем на Эю. У вас всё в порядке? — Спросил Антон официально-шутливым тоном.
Что? Ах, да. Да, всё в порядке. Просто, задумалась, что нас ждёт там? Я никогда не бывала, прежде на этой планете. Несмотря на отчёты этой дрянной компании, мне не по себе. Что там Рино и Вэб говорят?
Всё как всегда, остаются с нами. На всякий случай. У меня такое чувство, что они за нами шпионят.
Поэтому, ты так много времени проводишь в рубке?
Да, и поэтому тоже. — Ответил полковник, садясь на стул рядом с девушкой.
Я думаю, что твои подозрения необоснованны. Мы не знаем ничего такого, чтобы за нами нужно было бы присматривать, или уж тем более, шпионить. К тому же, есть более лёгкие способы заставить человека говорить. — Возразила Анжелина, отходя от экрана, и усаживаясь на диване. Не бог весть, какой, но довольно удобный, и одновременно функциональный. — Мы с тобой успели в этом убедиться.
У Антона непроизвольно дёрнулась щека, от одного воспоминания, как неизвестная группа людей и батарианцев «допрашивала» их, во время их последнего вояжа в качестве вольных стрелков.
Негромко, но требовательно пискнул сигнал «Внимание», и сосредоточенное лицо капитана Вэба появилось на настенном экране.
Судно «Россия» входит в атмосферу, полковник! Разрешение от диспетчера получено. — Отрапортовал он.
В колонию редко прилетали сторонние звездолеты, не принадлежавшие «СинтезисТайм», но порой стоило прибегать к экономически и социально выгодным действиям. Таким как привлечение ближайших транспортных компаний и частных услуг по пассажирским перевозкам, учитывая безнадежную ситуацию с ретрансляторами. Это было выгодно, логично и порой играло на руку в плане имиджа компании — корпорация и без этого «славилась» закрытостью политики и сложной кадровой структурой.
Когда аппарель «России» коснулась бетонной площадки, прибывшую группу людей уже встречал начальник службы безопасности — кроган Рагус Крозг. С хитрым прищуром светло-зеленных глаз, он с натяжкой изобразил на лице улыбку, пытаясь сразу расположить к себе вновь прибывших сотрудников корпорации:
Добро пожаловать на Эю! — мешкая с приветствием, кроган, привыкший считать всех землян на одно лицо, бегло всмотрелся в каждого, кто спустился на площадку перед ангарами. Рагус помнил, что «старшим» должен быть мужчина, поэтому на Анжелине его взгляд не задержался.
Антон, успев усвоить небольшое количество нужной информации, всё же, был удивлён, лично лицезреть крогана в должности начальника службы безопасности. Обычно, все представители этой расы становились либо телохранителями, либо просто наёмниками, но не в этот раз!
Полковник Антон Джин, ВКС Альянса. Благодарю за приём! Это мой заместитель, и первый помощник, майор Анжелина Хилларт. Мы наслышаны о столь интересной планете, и о том, что у вас тут небольшие неприятности.
Внутренне Рагуса покорежило от официоза, который источал Антон и его команда. «Грёбанный народный контроль», — хотел шикнуть кроган, но вовремя опомнился. Вытянувшись по стойке смирно как мог, с таким же трудом он выдавил на лице улыбку, напоминающую оскал дикого животного. Гостями были люди, а люди любили улыбки и объятья, насколько знал это Крозг, поэтому его основной задачей были радушие и гостеприимность.
Неприятности? — Всеохотно переспросил кроган, — если вы про работу на Эе, то, в некоторой степени она и есть одна большая неприятность для пацифистов и религиозных фанатиков.
Застывшее немое молчание во взглядах обеих сторон встречи, заставило Рагуса тотчас же прошлёпать на выдохе единственное верное предложение:
Хорош стоять. Пойдёмте, я вам всё покажу.

***
На протяжении последних нескольких недель, после прибытия на планету, стояла неимоверная тропическая жара. Душный воздух намертво застыл на месте — ни единого дуновения ветра, ни намека на облака и тучи на горизонте. Даже сама жизнь в колонии, казалось, текла вяло и уныло, раздавленная зноем, то и дело возвращавшимся с каждым рассветом.
Эта жара меня доконает! Ладно, неделя, две, но это уже третья неделя! — Заявила Анжелина, сбросив обувь у входа, и пройдя всего лишь несколько метров, без тени стеснения, сбросила форменную куртку, под которою она вместо положенной рубашки и майки, одела лишь последний элемент одежды. Антон, до этого момента, поглощённый анализом криминальных и повседневных сводок от различных источников в колонии, обратил своё внимание на вошедшую жену. Зрелище, представшее его глазам не оставило бы равнодушным ни одного здравомыслящего мужчину. Хотела Анжелина того, или нет, но всё её тело буквально излучало какой-то особый магнетизм, и страсть. Неважно, в каком настроении была его обладательница, она буквально приковывала к себе взгляды. Некоторые женщины в колонии стали поговаривать, что она специально сводит с ума всех мужчин. Но, сама девушка, если бы её спросили, лишь неопределённо пожала бы плечами, мол, мне это не интересно.
Жара! — Неопределённо ответил Антон, стараясь дышать ровно, и не дрогнуть голосом. — Да, брось, лучше загар ляжет!
Будто у меня так много времени чтобы загорать! Эти купола, вещь, конечно, хорошая, но солнечный свет они пропускают в недостаточных количествах, если тебе интересно моё мнение! Если солнечный спектр благоприятен для нас, почему бы не дать его тепла и энергии как на старушке — Земле?
Это уже прерогатива терраформеров. Все вопросы к доктору, как я услышал где-то здесь. Стройка в каком - то квартале затягивается, так там ответственное лицо дало ответ, мол, все вопросы к доктору! — Снова взял слово Антон, и сам засмеялся, вновь вспомнив это выражение. Анжелина лишь вежливо улыбнулась, стягивая, казалось насквозь мокрые брюки. Всякое Антон мог стерпеть, но подобные пытки, безусловно льстили его самолюбию, ведь его любимая могла показать настоящую красоту своего тела и души, только наедине с ним. Вот, что было самым главным в их, порой непростых отношениях.
И, что же ты думаешь, скажет мне врач? Хотя, знаешь, что я сама тебе скажу? Я хочу детей! От тебя, и больше ни от кого! Хотя, если ты и дальше будешь откладывать решение этого вопроса, думаю, я смогу найти его решение самостоятельно! — Подойдя к нему вплотную, и присев к нему на колени произнесла девушка.
C надрывом щелкнул омнитул Антона — пришло сообщение, с коротким текстом: «Срочно к лифту А5. Рина Кайл».
Это что, твоя новая любовница? Смотри, Джин, если поймаю, ей, как ты там недавно выразился, какое-то животное пушистое что ли придёт? Смотри! Я тебя предупредила! — Анжелина, хоть и изменилась за прошедшее время, но, иногда всё же проявлялись её собственнические замашки.
Это Рина Кайл. И она просит прибыть к ней. Значит так! Отделение! Слушай приказ! Пять минут на сборы, форма одежды № 4, парадная, построение у входа. Время пошло! — Пресёк Антон выяснение отношений поцелуем в повёрнутое к себе лицо, отчего майор, как всегда, засмеялась, и немного успокоилась.
Через десять минут пара уже направлялась к транспортному узлу.
Обеспокоенно теребя клапаны карманов на куртке, Кайл прохаживалась взад и вперед перед лифтом в назначенном месте. «Скорее... где же ты!» — взгляд то и дело перепрыгивал с информационной панели на голографические часы на примыкающей стене коридора. С часов на камеры видеонаблюдения, заботливо размещенные по углам. С камер на двери запасного выхода, с дверей обратно на лифт.
Ситуация и сложившиеся обстоятельства давили с напором снежной лавины, которую Кайл видела лишь в фильмах, но отчетливо понимала, что стихия беспощадна для зазевавшихся и шансы на выживание ничтожнейшие.
Информационная панель с надеждой загорелась, оповещая о приближении кабины к этажу персонала.
Лифт неторопливо совершал подъём на нужный уровень. На расположенном в панели управления экране вёл отсчёт пройденных этажей счётчик.
Как думаешь, она обрадуется, увидев нас? — Спросила долго молчавшая Анжелина. Ещё одна освоенная ею способность, быть терпеливой настолько, чтобы казаться своей в кругах старшего и высшего комсостава, политиков, всевозможных послов, и прочих особей, которые, так или иначе, имели власть или доступ к ней. Девушка подсознательно недолюбливала политиков, помня, что все войны начинаются именно ими.
Кто знает? Но, то, что особа эта Кайл не любит церемониться, ни с кем, я наслышан. В хорошем смысле, не подумай! Своевольная, порой слишком, учитывая её должность.
Их рассуждения прервал сигнал о прибытии к месту назначения.
Почти одновременно, в момент, когда двери лифта разъехались в стороны, пара агентов Альянса и помощница управляющей встретились вопросительными взглядами. Кайл ожидала, что Антон прибудет не один. Но, как бы за минувшие недели Анжелина не старалась ввести Рину в ступор наводящими вопросами, и, заставить себя остерегаться, в данный момент девушка почувствовала лишь облегчение от того, что новости о происходящем дойдут до обоих агентов в первозданной форме и смысле.
Приветствовав обоих коротким кивком, Кайл жестом попросила пару пойти за ней. В немом молчании, с каменным лицом помощница отвела обоих в слепую зону камер наблюдения — в нескольких метрах от лифта. До обеденного перерыва оставалось более двух часов, поэтому коридоры управления пустовали. Лишь изредка из кабинетов доносились голоса сотрудников и звуки оргтехники.
Мистер и миссис Джин, насколько я помню, по прибытии на Эю, вы хотели получить некоторые сведения о проводимых здесь исследованиях? — Голос Кайл прозвучал приглушенно и осторожно.
Встреча состоялась, как того и хотели обе стороны. То, что помощница управляющей посмотрела им обоим в глаза, Антона нисколько не смутило. Напротив, ему импонировало, когда люди не теряли присутствия духа, общаясь с ним, учитывая его звание. Если с колонистами такое случалось частенько, то официальные лица старались поскорее отделаться от него, оказывая всяческое содействие, либо, наоборот, начиная придумывать поводы и отговорки, лишь бы их не трогали. Уж чего-чего, а отговорок Антон терпеть не мог. Равно как и внезапно возникающих неотложных дел. Сейчас же, разговаривая со «связной» всей администрации колонии, Антон всё отчётливее ощущал, беспокойство, исходящее от неё. Да, разговоры о создании и воссоздании технологий ИИ и ВИ шли, и идут постоянно. Все их отследить физически невозможно. Так же, невозможно пресечь все слухи, ибо ими полнится земля, как говорится в одной пословице. Но, странное беспокойство, явно, не к месту, насторожило полковника.
Хотели, — на правах полковника Антон первым вступил в разговор, — и до сих пор надеемся, что пребывание Альянса на Эе вынужденная необходимость, а не очередная халтура из-за желтой прессы. У Союза планет и Совета есть дела поважнее, чем муштрование корпораций, дорвавшихся до свободы действия.
Кайл склонила голову:
Вы правы полковник, ваше пребывание здесь — вынужденная необходимость.
Воцарилась тишина, даже звуки из кабинетов на какой-то миг прекратились. Мрачное лицо Антона выразило глубокую задумчивость. Анжелина, осознавая в какую игру они попали, и, что все её подозрения были не напрасными, перевела пытливый взгляд с Кайл на мужа, но не рискнула что-либо предполагать вслух, дав Рине возможность продолжить свое признание.
Жоэль Петье — не рядовой работник лабораторий. Он руководит закрытой группой по исследованию ИИ. И в данный момент он в опасности, полковник.
Каждое слово складывалось в пазл, который теперь был понятен Антону. Всё — от его назначения на Эю и до сегодняшнего дня — обрело хоть какой-то смысл. Разработки ИИ были под строжайшим запретом во всей изученной галактике. Но зачем рисковать репутацией и капиталом такой мощной корпорации как «СинтезисТайм»? Отдаленность и труднодоступность Эи были единственным козырем компании. Но спустя почти восемь лет после открытия рабочего поселения на планете, сюда всё же наведался Альянс. За это время можно было создать армию ИИ! Только ничто и никак не намекало о подобных разработках. Шахтеры добывали ископаемые, сельское хозяйство осваивало земли под стратегически важные культуры и, работая бок обок с научным корпусом, преобразовывало местные виды растений и животных под нужды населения, готовя новые источники пропитания для всей галактики. Ученые, рискнувшие прибыть сюда, были в восторге от предоставленных возможностей. Постоянные вылазки в джунгли, частые заседания каких-то советов при администрации, обширная база данных по проведенным работам и будущим проектам. И между этим колонисты успевали, просто, жить здесь. Обычной жизнью обычных людей. Жить и не вспоминать о событиях десятилетней давности. А тут такое! ИИ у них под носом! Под носом Альянса последнюю пару недель!
Что вы предлагаете, мисс Кайл? — Перебрав в уме возможные планы действия и их последствия, наконец, произнес Антон.
Мой доступ по закрытой группе ограничен. Если нам удастся обезопасить Петье, я уверенна, ему будет, что предоставить Альянсу. Но взамен я прошу гарантии.
Гарантии чего?
Оин хочет заполучить данные исследований. Но Петье, как и я, не доверяет ей. Этому есть основания. Поэтому вы скажете Оин, что вам известно о разработках Петье, но не говорите, от кого вы получили информацию. Я вам передам все файлы, которые есть у меня. Это лишь обрывочные данные трехлетней давности, когда Оин назначили управляющей. Петье что-то обнаружил на Эе, что потребовало быстрого развертывания группы. Увы, даже от меня он держит в секрете свою находку.
Что?! — Не удержалась Анжелина, — если эта стервозная азари решила прижать вашего профессора за незаконные разработки, то всех, кто имеет отношения к его группе, ждёт то же самое. Джин, — майор обратилась к мужу, — это богом забытая планета. Мы тут как в ссылке. Если корпорация промышляет незаконным исследованием ИИ без зазрения совести, то избавиться от агентов Альянса им не составит труда. Из-за того, что на край галактики никто не захочет лезть, скажут, что мы полетели домой и потерялись за ближайшим ретранслятором.
Я понимаю. — Согласился Антон, — но, это же гарантия. Только гарантия чего?
Ваша жена права, полковник. Но пока вы не попытаетесь передать данные Альянсу, с вами ничего не произойдет. Оин терпелива и будет ждать подходящий момент. Ваше присутствие на Эе — гарантия моей безопасности и безопасности Петье. Откуда у вас данные она поймет, но без доказательств не рискнет что-либо предпринять. Ей не нужно лишнее внимание.
Вы так переживаете за профессора, — отметил Джин, видя, что Кайл нервничает и при этом старается скрыть свои чувства, но озабоченный взгляд выдавал всё на раз.
Даже, если ИИ запрещены законом, он не собирался делать ничего плохого. Его планы лежат далеко за пределами дележки мира на добро и зло. Я в этом уверена.

***
Наши дни
Стоя под каскадом ярусов оранжереи, Антон внимательно осматривал место преступления. Переквалифицироваться в сыщики ни он, ни Анжелина, не планировали, но происходившее в колонии поселение шесть месяцев не единожды заставляло прибегать к навыкам дедукции, амплуа шпиона и искусству блефа. С каждым днём агенты Альянса всё глубже и глубже погрязали в липких болотах здешний перипетий. Казалось, этому не будет конца. Но вот! Покушение на недавно прибывшую на Эю кварианку из закрытой лаборатории, как чувствовал Антон, должно было стать апогеем.
«Бедняжке повезло, что осталась жива», — голос жены из-за спины заставил Антона стряхнуть с себя туман мыслей, в котором он уже было затерялся.
Он обернулся к Анжелине. Та, с нескрываемым сожалением, смотрела на балкон верхнего яруса, откуда упала Ниабис.
Да уж... — Вздохнул полковник, и почти сразу выдал своё заключение, — судя по тому, что кварианка оказалась здесь, — он неосознанно потупил взгляд на землю у себя под ногами, добротно укрытую сочными плетущимися по полу лианами, — случайно она сюда не долетела бы.
На перилах, над нами, ободрана краска. Видимо, поэтому шлем раскололся.
Да. Но этот балкон на несколько метров дальше того, с которого упала. Её вытолкнули, не пожалев при этом сил. Она, наверное, не успела даже ничего осознать. — Антон тяжело выдохнул, стараясь скинуть с себя груз тяжелых мыслей.
Эя определенно имела влияние на своих гостей. Свинцовые тучи и ночная гроза так и шептали Антону, что вот она буря, и единственное, что важно — пережить её. Но отсидеться в дальнем углу не получится. Полгода назад он не смог обезопасить профессора Петье. Хотя об этом человеке у Антона осталось больше вопросов, чем ответов. Теперь от него зависело многое. Он чувствовал, как Ариса Оин ждёт его промашки, как Рина Кайл надеялась на его помощь, как Анжелина Джин была готова разделить с ним любую участь. Всё это как грозовые тучи Эи упрямо висело над его головой в небе и над его совестью в душе. Он должен был действовать.
Служба безопасности кого-нибудь подозревает?
Да. Последний кто вышел из оранжереи по данным с видеокамер — доктор Тэлвин. Саларианец.
Саларианец... не думаю, что ему хватило бы сил справиться с бывшим кварианским коммандером, — замолчав, Джин сощурился и полушутливо спросил — а, откуда ты знаешь?
Анжелина округлила глаза и, поджав губы, ответила в том же тоне:
Когда эсбэшники уходили, я подслушала их разговор. Я не могла такое пропустить.
Andreyka
33 0%
Offline
351
2016-01-08 в 13:32 # 51
Накануне

— Эй! Грароб, поди сюды!
Голос крогана грохнул прямо в спину. Сорек не ожидал, что кому-нибудь из здешних эсбэшников интересно его существование. Но его прогулка по гаражам службы безопасности колонии в мгновение ока распрощалась с беззаботностью. Недобро зыркнув в сторону голоса, Сорек, как и ожидал, увидел Рагуса — своего «официального» начальника.
— Хрен ли встал? Сюда иди! — Взрызовато рявкнул Крозг, что еще больше не понравилось Сореку. Этого рептилоида, явно, необходимо научить манерам и рассказать о распорядке дня такой шишки, как он, плюнув на всю субординацию. Усилием воли батарианец шагнул навстречу.
— Что стряслось? — Процедил Сорек, не пытаясь скрыть презрение в своей интонации.
— Ничего. Но стрясётся, если будешь ошиваться здесь без дела. Мне по хрену, на кой ты сдался Оин, но раз ты в стрелках, то тебе, хочешь или нет, придется иногда вытягивать свой зад в патруль.
— Уверен? — Сорек склонил голову вбок, из-за чего взгляд четырех глаз подсознательно напомнил крогану о недобром оскале, хоть ни один мускул на лице батарианца не дрогнул.
— Ты мне еще тут поспорь. Я тебе такую неустойку перед Оин устрою, что сам побежишь впереди всего отряда москитов кормить! Понял?
С какой стороны не смотри, но у начальника безопасности было больше возможностей и козырей в разговорах с администраторшей. Батарианской гордости у Сорека было не отнять, но при этом он старался относиться ко всему трезво и с расчетом, поэтому, прямо глянув на Крозга, согласился с его условием, поймав себя на мысли, что, хотя бы скоротает время:
— Считай, что сегодня я решил размяться с молокососами, но в следующий раз такого не повторится, кроган…
Спустя пару часов, пережив нудную нотацию о технике безопасности, инструктаж и не менее скучную процедуру выдачи усиленной форменной одежды и стандартного оружия, которое, странным образом, оказалось пневматическим пистолетом с инъекционными парализующими дротиками, Сорек стоял перед северной вышкой патруля. Еще раз, глянув на «игрушечный» ствол и подумав, что с собственным боевым оружием его попросили бы распрощаться на месте, батарианец шикнул сквозь зубы: «Идиоты», и не торопясь направился к лестнице, серпантином оплетавшей сторожевую конструкцию. Покоривши двадцатиметровую «вершину», Грароб оказался на пороге светлого, застекленного помещения, полностью занимавшего площадь башни. Половина блоков стеклопакетов была приподнята, в открытии другой половины не было необходимости — влажный ветер уверенно гулял по всему пункту наблюдения. Зайдя, за пару мгновений Сорек насчитал пять мониторов, столько же терминалов, панель связи с центром, и, что больше всего понравилось батарианцу — один небольшой, но широкий диванчик, на который тут же приземлилась пластиковая «игрушка», выданная батарианцу. Но было в рубке и то, что не совсем понравилось Граробу, и на что он старался не обращать внимания как можно дольше — дежурство Сорека оказалось не одиночным, а в паре с человеком.
— Не думаю, что с оружием стоит так обращаться. Даже с таким, — немного глупо улыбаясь, отметил светловолосый мужчина, не дождавшись, когда первым заговорит батарианец.
Сорек, молча, прошел к дивану, и насколько позволяла длина, полулежа, устроился на нём, отпихнув так называемое оружие куда-то между сиденьем и подлокотником.
Блондина явно смутило такое приветствие. Помявшись несколько секунд, он понял, что от этого фрукта радушия не предвидится и вернулся к своему занятию.
Делая вид, что его здесь нет, Сорек краем глаз внимательно следил за «напарником». Его замешательство позабавило батарианца, и, то, как блондин пытался разобраться с работой электронного бинокля, еще больше рассмешило Сорека. И он предпочел не привлекать к себе внимания. Но силы сдерживать себя от явной ухмылки закончились, когда блондин, не управившись с техникой, пару раз хлопнул ладонью по корпусу бинокля и слегка потряс его.
— Двуглазый не знает, как разобраться с аппаратурой для двуглазого! — Надменно хохотнув, не сдержался Сорек.
Раздражению мужчины не было предела, выразившееся в озлобленном взгляде, которым он поспешил одарить своего собеседника. Пытаясь не выходить из себя, блондин вкрадчиво выдал:
— Я не привык к этим игрушкам.
— Хех, — довольно оскалился Грароб, — новичок?
— Вроде того, — не сводя возмущенный взгляд, ответил человек. — А ты? Я тебя прежде не видел в охране.
— Тоже... вроде того, но тупому крогану понадобилось куча времени и немного удачи, - Сорек ухмыльнулся, вспоминая первую встречу, - чтобы я оказался здесь.
После слов о Рагусе лицо человека немного переменилось:
— Да. Тот еще... кроооган. Любит делать важный вид, и давать всем клички.
Гнев блондина нашел себе другую цель, что заставило подумать Сорека о том, что теперь будет не так скучно и у них есть общая тема для разговора.
— И что за прозвище родилось у него в извилинах, увидев тебя?
Немного помявшись, блондин нехотя выпалил:
— Мягкотелый.
— Ха! — Рассмеялся Сорек, — Генофаг вылечили, а фантазия как была на нуле, так и осталась!
— А «двуглазый», по-твоему, верх интеллекта? — Съязвил блондин, из-за чего батарианец мгновенно поднялся с дивана. Агрессивно сверкнув глазами, Сорек приблизился к человеку на расстояние, достаточное для хорошего удара в челюсть. Но мужчина не дрогнул, продолжая смотреть прямо ему в лицо, будто его и не смущало разнящееся с ним количество глаз.
«Либо ты слишком туп, либо слишком хитер», — смерив непоколебимость человека, Сорек молча отшагнул назад и резко забрал из рук блондина бинокль. Марать кулаки о первого попавшегося недомерка не входило в планы бывшего офицера Гегемонии, тем более с этим человеком ему предстояло провести на вышке почти всю приближающуюся ночь.
— Меня не за креатив брали. Есть дела посерьезнее. Что ты там вымерял? — Резко по-командирски спросил Грароб, на что человек, будто позабыв о напряжении в их разговоре, охотно ответил:
— У меня есть координаты. Хочу посмотреть насколько это далеко.
— А спросить у кого-нибудь? Тут каждый третий какой-нибудь картограф-специалист.
Блондин виновато нахмурился и легко включил на инструментроне изображение. Сорек сразу понял, что это кадр видеоотчета с визора. Стандартная картинка, с указанием координат, времени, высоты и прочих параметров. И, насколько позволяло судить размытое изображение, отчет снимался где-то в дремучих джунглях.
— Откуда это? — поспешил поинтересоваться батарианец.
— Да... Так... Подруга попросила. Ей интересно, где это место. А эта херовина не работает, — блондин кивнул на бинокль и с грустью вздохнул.
— Она работает, просто, ты реально мягкотелый, двуглазый и еще криворукий пыжак. Диктуй координаты. А откуда у подруги этот кадр? И что за секретность?
— Неважно.
— Важно. Особенно, когда ты почти всё рассказал. — Несмотря на грубоватость голоса Сорека, мужчина отмолчался, поняв, что наговорил лишнего.
Введя полученные цифры в бинокль, Сорек с легкостью нашел искомое место, и аппарат сам выдал расстояние и примерное время пути.
— И что там находится?
— Пещера какая-то. Говорят, там обитает самый опасный зверь на Эе.
— Пещеры ничего хорошего в себе не скрывают... Где-то часа четыре. — Отрапортовал Грароб, протянув человеку бинокль, — практически на север. На, держи. Только отчет сохрани. А то опять ныть начнешь, что не работает.
Мужчина на какое-то время замялся, но выразил свою благодарность коротким «спасибо», и не менее неловко добавил:
— Кстати, я Джеймс Клинтон, — он протянул открытую ладонь к батарианцу для рукопожатия, на что Грароб ответил лишь ухмылкой, проигнорировав человеческий жест:
— Сорек, — и направился обратно к дивану на пригретое место.
Не каждый день Грароб получал благодарности за незначительные дела, тем более от людей. Вспомнить, когда такое было последний раз, увы, не смог. Но впереди была долгая ночь, тащившая за собой сильную грозу, судя по тяжелым тучам в небе. И было достаточно времени, чтобы вспомнить предпоследнее «спасибо».
Nike777
12 0%
Offline
99
2016-01-10 в 16:21 # 52
Глухой грохот в дверь и продолжительный сигнал вызова заставили Тэлвина резко проснуться и подскочить с кровати. Накануне, после поздней встречи с Ниабис, он поспешил домой, минуя свой рабочий кабинет, и поэтому сейчас полусонно соображал, куда положил контейнер с образцом, переданным ему кварианкой. Что-то недоброе было в этом шуме у дверей, и на ум саларианца за пару минут, пока он бегал по квартире, пришло с десяток предположений, зачем к нему так настойчиво стучат. Сжимая тонкими пальцами контейнер, Тэлвин лихорадочно осмотрел всё помещение на предмет надежного схрона. «Кровать? С неё начинают поиски. Шкаф? Ненадежно. Сливной бочок? Негигиенично. Кухонная тумба? Обязательно проверят», — и тут его взгляд неосознанно перешел на потолок, состоящий из отдельных секций, которые можно было легко поднимать и снимать с крепежей. Подобные конструкции были необходимы в условиях жизни под слоем горной породы. Внутренние воды, возможные смещения — для всего этого не подходили цельные и дорогие потолки. Саларианец немедленно запрыгнул на тумбу и, потянувшись на цыпочках, попытался ткнуть контейнером в потолок, но его роста беспощадно не хватало. С каждой секундой стук и настойчивый звонок набирали обороты.
— Минуточку! Я сейчас открою! — как мог, громко рявкнул Тэлвин в сторону двери, на что гости прервали отмеренный ритм ударов.
Не найдя ничего более подходящего, саларианец спрыгнул с тумбы, и водрузил её на кресло, предварительно пододвинув мебель к нужной точке. Шатаясь и пыхтя, как бегущий волус, Тэлвин забрался на получившуюся конструкцию. Плитка потолка оказалась тяжелее ожидаемого. С силой упершись контейнером в потолок, Тэлвин рывком шагнул с поверхности тумбы на узкую спинку кресла. Плитка приподнялась, контейнер с шуршанием улетел под соседнюю, а саларинец, потеряв точку опоры, устремился навстречу к стене, но вовремя подставил руки. Кое-как собравшись с мыслями, доктор ровно встал и отряхнулся. Резко свалив тумбу с кресла, он попытался привести всё в порядок, чтобы ничего не указывало на его попытки что-либо скрыть.
— Доктор Тэлвин! Откройте! — к шуму наконец-то прибавился чей-то голос.
Дверь открылась. Саларианец, как ни в чем не бывало, с порога глянул на своих ранних гостей. Ими оказались двое охранников с боевым оружием на поясах. Это несколько смутило Тэлвина.
— Что-то произошло в лаборатории? Утро на дворе. Я спал.
— Произошло, доктор. Пройдемте с нами.
— Куда же?
— В корпус СБ.
— Случилось что-то ужасное? — Тэлвин пару раз моргнул, прикидывая, чем вызван интерес СБ к нему.
— Пройдемте. Там всё узнаете.
На задержание это было не похоже. Либо охранники не блистали опытом в подобных вопросах. Поэтому Тэлвин, попросив подождать эсбэшников, пока он соберется, без лишних мыслей исполнил приказ, кому бы он ни принадлежал. Но вопросы возникли, когда его проводили не в чей-либо кабинет или более людное место, а, по всем признакам, допросную комнату. Дверь. Стол в центре с двумя стульями. Однотонные бежевые стены. Зеркальное стекло, на одной из них. Камера под потолком. Возможно, это была единственная комната, которой редко пользовались в СБ, но предусмотрительность корпорации не знала границ, и, вероятно в будущем, при разрастании колонии, корпус службы обязательно превратили бы в полицейский участок. Но сейчас Тэлвин об этом не думал. Подойдя к камере, он нервно спросил:
— Что за шутки?!
— Это не штуки, доктор Тэлвин, — не успев полностью открыть себе дверь, с порога ответил крупный турианец. Судя по форме, тоже эсбэшник. — Присядьте.
Заняв места друг напротив друга, Тэлвин, пытаясь не распаляться, спросил первым:
— Что я тут делаю? Хотя бы вы скажите. Меня привели сюда, я даже ничего не понял.
Турианец оценивающе смерил саларианца взглядом:
— Я Софран Ординемис. Лейтенант службы безопасности. Хотя вы и так это понимаете. Дело в том, доктор, что вчера произошла трагедия.
— Где? Какая?
Заискивающе турианец склонил голову:
— Вы действительно ничего не знаете?
Доктор округлил глаза от удивления:
— Конечно, не знаю. Я проснулся от того, что ко мне кто-то ломится. Оказалось, это ваши ребята. Ничего толком не объяснили. И, если уж на то пошло, у меня есть право молчать и всё отрицать!
— Хорошо. Тогда, чем вы вчера занимались после окончания смены в лаборатории?
— Прогуливался по оранжерее. Увиделся с одной из своих коллег, — Тэлвин понимал, что придумывать лишнее, и отрицать очевидное было бы нецелесообразно. Его передвижения по общим местам могли всегда проверить. — Мы обсудили погоду и всё. Я пошел на станцию и прибыл в Эю-2. Домой. Спать.
— Кто эта коллега?
— Кварианка Ниабис Дип. Она работает этажом ниже относительно моей лаборатории. Мы прибыли на Эю одним рейсом. На настоящий момент, она единственная коллега, с которой я более или менее знаком.
— То есть, вы утверждаете, что с ней только дружески поболтали и ушли на станцию, оставив её одну?
— Да, — уверенно отрезал саларианец.
— А вот записи с видеокамер говорят об обратном.
Кровь прилила к лицу. Тэлвин не понимал, о каких записях идет речь, что они сулят, и, причем тут Ниабис:
— Подождите! Я не могу сообразить, о чем вы говорите!
— Всё просто, — спокойно ответил Софран, — на кварианку совершенно покушение. В данный момент она находится в глубокой коме, а вы единственный кто был на том ярусе оранжереи, где было совершенно преступление.
— Не может быть! Я... ушёл... — захлебываясь в потоке собственных мыслей, Тэлвин попытался возразить, — она оставалась одна... я не причём!
— В этом мне предстоит разобраться, доктор Тэлвин. А пока вас будут держать здесь, до выяснения обстоятельств.
С уверенным видом турианец поднялся из-за стола, и, дойдя до двери, кинул напоследок:
— Вам, как существу образованному, будет нетрудно не делать ничего лишнего и компрометирующего вас. Если вы, действительно, не виновны.
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2016-02-06 в 22:47 # 53
Совместно с Роса.
Утро застало Ханшаванена не в самом лучшем расположении духа. Он, как мог, продливал пребывание в своей по-ханарски уютной квартирке, оттягивая выход на работу как можно дальше. Ему была неохота выходить наружу и добираться до центра управления. Ведь почему-то именно в это время и именно в этом направлении движение было многолюдным и шумным, словно неспокойные морские волны. Еще он подозревал, что обязательно наткнется на соседа, посланного ему самой судьбой — Комуна Дона. Ханш не раз ловил себя на мысли, что его раздражает волус, пыхтевший в своем неуклюжем скафандре. Впечатление, может быть, не самое положительное, но он ожидал, что от такого смелого и дальнего для ханара путешествия ему придется вынести горсть негативного опыта.
Выждав ровно самую крайнюю минуту, когда он больше не мог оттягивать выход наружу, чтобы не опоздать к смене, ханар смело выплыл в дверь, не успевшую полностью открыться. Впервые за всё пребывание на Эе, Ханш понял, что на него никто не смотрит ни с любопытством, ни с подозрительностью. Кажется, к нему начинают привыкать. Это несколько обрадовало ханара, как и то, что за всю дорогу до центра никто его не окликнул через шипящий вокализатор — план по позднему выходу из квартиры сработал.
Подлетая к своей рабочей станции, ханар услышал чьё-то «здравствуйте». Промедлив, неожиданно для самого себя, он потерял собеседника в куче других работников, расходившихся по своим местам, и лишь почтительно ответил в спины всех мимо проходивших: «Этот приветствует вас». Лишь примелькавшаяся Ханшу азари мило улыбнулась и прошла дальше.
«Неплохо для начала дня», — подумал ханар и принялся запускать все программы, с которыми работал накануне. Возможно, он что-то упустил, пока над ним зудела умная железяка о его нерабочем состоянии. А, возможно, он делает бессмысленную работу. И странности Оин - лишь её выдумки.
— Ханшаванен, — прозвучало твёрдо, и не было похоже на вопрос. Турианец в форме службы безопасности с черной меткой на лице, похожей на три стрелы, ожидающе смотрел на Ханша, когда он, приличия ради, развернулся к служащему «лицом».
— Этот может чем-то помочь вам? — дружелюбно излучая белое еле заметное сияние, произнес ханар. - И этого зовут Ханшеванен, - мягко поправил турианца ханар.
— Да. Нужны все данные с этого инструментрона. Он сильно поврежден. Капитан Оин приказала отдать его вам.
— Этот понимает, но этому необходимо выполнить другое поручение капитана Оин. Ханшеванен должен следить за работой вверенных систем. Иначе этот пропустит важное. Открыть инструментрон, даже с паролями, может любой техник.
Турианец поджал мандибулы:
— Это приказ Оин. Мне всё равно, как вы будете его исполнять.
— А если этот найдет себе помощника?
Лицо эсбэшника выразило глубокое замешательство:
— Знаете. Мне всё равно. Надо просто посмотреть, что в инструментроне.
— А чей он?
— Кварианский. Слушайте, я его просто принес вам. Всё. Никаких указаний мне не давали. Берите инструментрон и делайте с ним, что хотите.
Турианец сделал веленное, оставив омнитул на столе, и как мог быстро ушел.
Вопрос о помощнике всплыл сам собой, когда Ханш вспомнил, что Оин ничего ему не говорила о том, как должен работать кроме того, что это строжайшая тайна. Но он мог и не раскрывать всю информацию о поручении любому, кто согласится ему помочь — обычная рутина. Вирус. Сбой. Погрешности. Анализ. Профилактика. Работа с инструментроном — сотрудник попросил перезаписать всё на новый, так как этот негоден. Ханш удивился собственному образу мысли. И сделал вывод, что слова «капитан Оин приказала» очень хорошо действуют на здешних работников. Видимо, никто не хотел лишний раз перечить начальству. Поэтому, отодвинув инструментрон и выключив станцию, ханар медленно полетел между рабочими боксами, надеясь отыскать того, кто сидел бы без дела. Внимание ханара привлек один элкор, который, странно отвернувшись от своего терминала, неотрывно следил, за расхаживающей по пункту управления Восьмой платформой.
- Этот просит прощения, - бесшумно “поддойдя” к элкору спросил Ханш. - вам нечем занятся? - с надеждой спросил ханар, но, к сожелению, его динамик не передавал эмоций.
Журчащий, словно подрагивающий ровный голос, раздавшийся у её плеча, оторвал Вууру от наблюдений за платформой. Повернув голову, она увидела рядом ханара. Носовые складки элкорши чуть вздрогнули.
- Замешательство: жду завершения компиляции. Бестолковый день. По третьему кругу запускаю - не могу найти ошибку в коде, - голос элкорши был глубоким и низким, и людям показался бы похожим на усталый вздох медведицы.
- Этого зовут Ханшеванен, и этот может вам помочь, - ответил ханар. -Ханшеванен может дать вам другое поручение, - жизнеутверждающе закончил Ханш.
- Представлюсь: Вуура. Сомнение: что за поручение, и чем мне это поможет?
- Надо вломать инструментрон. Это просто. И это приказ Оин, - ханар слегка пошевелил щупальцами. - А Ханшеванен пока посмотрит, что у вас с кодом.
Похоже, в мононотонно-дурном даже для элкора течении дня намечался просвет. Приказ о взломе инструментона был необычен сам по себе, не говоря уже о том, от кого он исходил.
- Недоумение: Оин приказала взломать инструментрон? Зачем?
- Этот не может ответить на этот вопрос, - ответил Ханш. Пойдемте. - ханар щупальцем указал на своё рабочее место. - Инструметрон там.
Ханар плавно поплыл вперед, а Вуура двинулась следом.
Судя по внешнему виду, омни-инструмент побывал в хорошей переделке. Глянув на ханара, Вуура неуверенно спросила:
- Беспокойство: а что именно с ним произошло?
Ханшеванен сразу принялся за дело и подключился к рабочей станции Вууры. И скачал к себе код, что доствавил столько хлопот. Ровные строки цифр и символов пробежали перед взором ханара.
- Ханшеванен этого не знает. Вуура, для чего этот код? - на первый взгляд всё выглядело правильно, причем слишком. Этот код был образцовым, и тут присутвовали компоненты, присущие охранным системам. Уж в них-то ханар разбирался.
Порты были сильно повреждены - подключиться стандартным образом к инструментону не представлялось возможным.
- Сожаление: точно не могу сказать. Служба охраны передала кусок большого кода для выявления ошибок и перекомпиляции. Мне потребуется дополнительное оборудование, чтобы подключиться к омни. Я могу забрать его? Верну в середине дня.
- Это асбсолютно исключенно, - настрожился ханар. - Давайте спустимся на первый этаж к техникам и с их помощью попробуем подсоединиться. А этот код уж слишком непрост. Но ничего страшного, Ханшеванен поймет, как его выправить. - Перед ханаром высветилась голографическая панель в виде сферы разделенной на множество кусочков. Ханш запустил туда свои щупальца и начал двигать части с места на место быстро и точно. Проверяя целые куски кода, он заметил поврежденный участок. Как ханар и думал, кто-то подсадил в систему подпрограмму, а затем удалил, только вот в коде осталась часть чужих элементов. Ханшеванен удалил ненужное и восстановил целостность. Движения были слаженными, точными и быстрыми. И вот не прошло и минуты, как ханар остановился.
- Код был неграмотно написан. В нем была уязвимость, и кто то воспользовался ею, что-бы обойти защиту.
- Настороженость: о какой именно защите вы говорите? - спросила Вуура.
- Этот код явно от охранной системы: опыт вашего собеседника говорит об этом. И, похоже, эту систему кто-то взломал. Только после взлома программа перестала работать. Ханшеванен переписал часть кода и восстановил стабильность. Только в последствии программу лучше полностью переписать для избежания подобных случаев.
Женщина с сомнением посмотрела на экран. Сборка пока что шла без оповещений об очередной ошибке. Возможно, она действительно что-то просмотрела в коде. Надо будет позже разобраться, что именно.
- Одобрение: хорошо, давайте спустимся к техникам - я посмотрю, что можно сделать. Искрене: благодарю за помощь.
Ханар и элкорка отправились на первый этаж. Конечно покидать рабочее место ему не стоило, да и Вууре тоже. Но, все же они выполняли приказ администратора. Хотя кроме более широкого доступа никаких особых привелегий ни Ханш, ни тем более его помощница не получали. Пройдя по длинному коридору, они дошли до лифта и зашли в кабину, и ханар задал вопрос, который хотел задать давно:
- Ваш собеседник видел как вы смотрели на платформу. Вам это интересно? - спросил он элкорку.
- Согласие: мне интересны её технические решения. На мой взгляд она несколько нестандартно и оригинально себя ведёт для мобильной платформы. Они меня заинтересовали, как только появились в колонии. Ещё тогда захотелось узнать о них побольше, но я не нашла никакой документации.
- Да, эти платформы уникальны, хотелось бы получить одну для экспериментов. Интересно было бы посмотреть их программу и техническое оснащение. Только руководство колонии вряд ли одобрит подобную инициативу, - тем временем лифт успешно спустился на первый этаж и двери открылись.
- Вопрос: вы работали с ними? - спросила Вуура, “выплывая” из лифта.
- Да. Ваш собеседник разговаривал с одной из них. Да, да именно раговаривал. Этот был потрясён. Ханшеванен никогда не встречал таких роботов, - волнение зародилось в глубине души ханара. Тайны, загадки и мечты будоражили его воображение. Он чувствовал, что если он найдет ответы, его мечты сбудутся. Внезапно перед взором предстал момент из его сновидения, когда он прибыл на Эю: Древний храм Вдохновителей в морской пучине.
- Интерес: и каково ваше общее впечатление о них? - Вуура чуть замедлила ход, поворачивая голову к ханару.
- Сложный вопрос? - ответил ханар. - Вашему собеседнику трудно на него ответить. У Ханшеванена слишком мало информации для составления мнения, - ханар остановился, осматривая технический этаж, а это был именно он и представлял собой потрясающее место. Огромный гараж, совмещенный с мастерскими и подсобными помещениями. Ханшеванен не знал, куда идти. Остановились они рядом с парой вездеходов, которые ремонтировали пара механиков. Запах смазки, резины топлива витал в воздухе. - Вуура вы знаете куда идти дальше?
Элкорша издала недовольный низкий булькающий звук. Зачем надо было сюда спукаться, если не знаешь точной дороги? Да и чего такого секретного могло быть на убитом инструментоне, чтобы не отдать его ей на пару часов, которые бы потребовались на работу с ним дома, вообразить было сложно. Осмотревшись, Вуура неуверенно двинулась к противоволожной стороне гаража.
- Сомнение: я всего пару раз здесь была. Но, кажется, нам туда.
Память не подвела женщину, и в дальнем углу они действительно нашли комнату, у двери которой светилась надпись: “Отдел ремонта оборудования”.
Новые планеты, новые горизонты, новые возможности. Когда Тариида отправлялась на Эю, она не думала, что почти безвылазно придется сидеть в мастерской. Оборудование постоянно ломалось, и новое поступало быстрее, чем они успевали его отремонтировать, и вот в самый разгар рабочего дня к ней пожаловали странные гости - элкор и ханар. Пожаловали и застыли в дверях, глядя на мастерскую.
Различные детали и механизмы были повсюду: на стелажах и даже на полу и вообще повсюду. За столом, на котором лежала большая “клешня” какого-то механизма, стояла кварианка и копошилась в её внутренностях. Бросив быстрый взгляд на вошедших, она вернулась к своему занятию.
- Добрый день, - ханар не знал, что сказать, и такое количество механизмов отбросило желание подключиться к инструметрону, куда-то на задворки сознания. У Ханшеванена мгновенно проснулся интерес, и ему захотелось взглянуть и осмотреть все имеющеся тут хозяйство, поэтому он ляпнул первое что пришло в голову.
Если в душе Вууру обстановка мастерской впечатлила не меньше, чем ханара, внешне произведённый эффект не сказался никак. Возможо только излишне сильно вздрогнули кожные складки у неё на лице. Но нужно было быть специалистом по элкорским эмоциям, чтобы понять её. Однако женщину заинтересвало скорее иное: дугообразный, с толстым крылом дрон лежавший на одной из верхник полок стилажей. Но вопрос кварианки, у которой и без неожиданных гостей было много дел, перебил её размышления на счёт устройства дрона.
Вы по делу? - спросила Тариида.
Да, - ответил ханар. - Ханшеванену и Вууре нужно вломать инструметрон. Повисла недолгая пауза, и Ханш поспешно добавил: - Приказ Оин.
Если бы её лицо не скрывала маска, можно было увидеть, как брови кварианки удивлённо изогнулись. Приказ? - Ладно, хотя и странный. Но зачем ханар спрашивает её, хотя по части кракерства не ей ему давать советы.
Уточнение: у него повреждены порты, - пояснила Вуура, увидев, что кварианка несколько растерялась. - Нам нужна аппаратура, чтобы к нему подключиться.
Тариида кивнула. Это было уже ближе к тому, по части чего она была специалистом. Покопавшись в ящиках на нижних полках стилажа, она положила на стальной стол моток проводов, заканчивавшихся тонкими щупами, а другим концом объединённых в обычный разъём.
- Пользоваться умеете? - спросила кварианка.
- Да, - едва заметно повела головой Вуура, присела на пол возле стола и протянула руку к ханару, испрашивая интрументон.
Ханшеванен молча подал элкорше инструметрон и отправился осматривать стеллажи под неодобрительный взглядом кварианки.
- Только ничего не трогай: у меня все расставленно по порядку, - проговорила Тариида и вновь занялась “клешней”, изредка поглядывая на Ханша.
Ханшеванен же нашел множество интересных запчастей и узлов и уже придумал им применение в своем воображение. Лишь предупреждение кварианки удержало его от соблазна осмотреть кое-что более пристально.
Облепленный щупами инструментон едва слышно потрескивал. Его собственный трёхмерный дисплей не работал, но Вууре удалось подключить к нему планшет, превратив его таким образом в полноценный экран.
- Сомнение: Оин хотела получить всю информацию с него или какие-то конкретные файлы? - зашифрованных файлов оказалось больше половины из всего, что содержал в себе омни. У некоторых из них даже название представляло собой не более, чем бессвязный набор цифр и символов.
- Коменданту нужно всё. Ханшеванен думает, что она сама разберет, что ей нужно, - в это время кварианка, видимо решив передохнуть, подошла к элкорше и заглянула в экран.
- Это что, кварианский инструментрон? - прозвучал вопрос.
- Сожаление: не могу вам точно сказать. Откуда инструментон мне не уточняли, - ответила Вуура. - Но, судя по конструкции, не исключено.
Шумно выпустив воздух из лёгких со звуком, отдалённо напоминавшим гул ветра в трубе, элкорша попробовала скопировать первые несколько файлов на внешний носитель, на что операционная система омни ответила отказом. На данные была установлена дополнительная защита от копирования даже при условии прямого подключения.
- Удивление: неожиданно. Прежний владелец, похоже, хорошо знаком со способами защиты данных. Программа явно собственоручно написана.
- Угу, точно кварианский, - вставила кварианка.
- Ханшеванеен хочет взглянуть, - ханар “подошел” к Вууре и посмотрел на экран. На несколько секунд повисло молчание, только “голова” Ханша слегка колыхалась. - Попробуем взломать, у меня есть необходимые программы. Если не выйдет, попробуем написать что-то новое, как автор этой защиты, - резюмировал программист.
- Одобрение: можно перезапустить систему и загрузить одну из них в момент старта. Это увеличит шансы быстро обойти систему, - предложила элкорша.
- Да, ваш собеседник согласен, - Ханшеванен не хотел раскрывать все свои карты, поэтому решил попробовать по-простому.
Едва мерцнул экран, отмечая начало перезагрузки, как Вуура через отладочный порт запустила процесс загрузки специальной операционной системы. Запустившись, система вывела командную строку, дала команду на подключение носителя информации и начала перекачивание файлов с инструментона.
- Удовлетворение: похоже, получилось. Теперь останется только расшифровка. Или Оин нужны закрытые файлы, и она сама будет ими заниматься?
- Этого не потребуется. Капитану нужны данные, а зашифрованные они или нет, про это ничего не говорилось. А если про это не говорили, значит это не нужно, - лаконично закончил ханар и слегка пошевелил щупальцами, видимо этот жест у него был чем то вроде улыбки.
- До свидания, кварианка, - проговорил Ханар и направился к выходу после недолгой паузы.
Вуура, не спеша, собрала щупы и вернула их Тарииде.
- Искрене: благодарю за помощь, - элкорша покосилась на стенд с моделями дронов. - Возможно, вы знаете, где и как можно раздобыть хороший стабилизатор положения в пространстве для дронов нестандартной формы?
Кварианка на секунду задумалась.
- Если вы укажите мне точные характеристики, могу попробовать подыскать.
Вуура передала Тарииде файл с характеристиками стабилизатора и, ещё раз поблагодарив, направилась вслед за ханаром.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Fox666
197 0%
Offline
4009
2016-02-28 в 13:22 # 54
Стоило полупрозрачному слою толстого стекла отъехать в сторону, скрывшись в углублении стены, как Рину встретили замыленные взгляды четверых постовых, которые были сняты с ночного дежурства и вызваны сюда сразу после объявления о произошедшем. По какой причине их всё еще держали в «парадной» службы безопасности они не знали, и поэтому, увидев помощницу управляющей, один из людей, самый бодрый, привстал со связки сидений у стены, и, дежурно поприветствовав Рину, спросил:
— Мисс Кайл, как долго нам еще здесь находиться?
Девушка недобро глянула на него острым взглядом:
— Не могу знать. Вас опросили?
— Никак нет. Мы уже пару часов ждем здесь. Мы все после ночи.
— Где дежурили?
— В Эе-1, в лабораторном корпусе.
Шумно выдохнув, Кайл мысленно прикинула, насколько всё может быть плохо по расследованию, если постовых не допросили сразу. Или было не настолько ужасно, а работу доверили какому-нибудь прохвосту, который понятия не имеет, что делать.
— Мне нужно знать, кто занимается расследованием сегодняшнего происшествия, — уверенным голосом произнесла Кайл, будучи еще на пороге открывшейся двери.
Все четверо неуверенно помотали головами в знак того, что сами не знают, кого ждут. Осознав, что и ей придется пробыть здесь ровно до того момента, когда появится горе-следователь, Кайл молча уселась в одно из кресел у стены. Уставившись в рекламную проекцию «СинтезисТайм» на противоположной стене, девушка погрузилась в мысли.
Через десять минут стеклянная дверь вновь отольнула в сторону, мелодичным коротким звуком оповестив всех о пришедшем госте. На пороге стоял турианец — Софран Ординемис, один из лейтенантов службы безопасности. Сверкнув твердым взглядом, он осмотрел четверых постовых и, с нескрываемым любопытством, остановил взгляд на Рине:
— Какими судьбами, мисс Кайл?
Увидев турианца, девушка сразу словила себя на мысли, что именно ему было поручено расследование. Софран, помимо турианской военной подготовки, имел за плечами опыт службы в органах безопасности Цитадели, поэтому сомневаться в его некомпетентности не было смысла. Кайл мысленно прикинула, чем могут обернуться его подозрения против неё, если турианец найдет ниточку, ведущую от кварианки к ней.
— Я хотела узнать подробности.
Привыкши подчиняться правилам субординации, турианец, не мешкая, легким жестом предложил Кайл пройти вслед за ним в соседний кабинет, где не было посторонних. Оставшись с управляющей один на один, Софран ответил на просьбу тихо и спокойно:
— Пока нет никаких конкретных результатов, мисс Кайл.
— Я была в палате Ниб. Доктор Иванов заверил меня, что из-за травм и повреждений скафандра она пробудет в коме неопределенное время. Хотелось бы знать более конкретную информацию. Кто? И, главное, зачем?
— Я понимаю вашу обеспокоенность...
— В смысле? — по спине Кайл прошелся неприятный холодок. Вопрос вырвался сам собой, что немного удивило турианца.
— Вы администратор. Зачем вам такие проблемы. Как будто, текущих дел не хватает.
Выдохнув, Кайл согласилась с Софраном, кивнув в знак согласия. Турианец не вызывал сомнений в том, что не имел на данный момент никаких подозрений насчет Кайл. Поэтому она рискнула задать интересующий её вопрос:
— Кого-то подозреваете?
— Разумеется. Доктор Тэлвин — последний кто покинул оранжерею перед произошедшим.
— Тэлвин? — Переспросила девушка, искренне удивляясь подобному выводу. Кто-кто, а саларианец никак не вызывал у Кайл мыслей о том, что имел что-либо против Ниабис. Наоборот, за прошедшее время он показался Рине довольно законопослушным ученым, строгим к соблюдению норм и некоторых моральных ограничений. Даже не смотря на то, что Эя для его круга лиц была лакомым куском вседозволенности и неограниченности в предоставляемых возможностях и ресурсах. Попытка убийства, каким бы не являлся мотив, в его портрет никак не вписывалась.
— Не могу сейчас ничего сказать. Он уверяет, что оставил Ниабис Дип после встречи одну и спокойно ушёл к станции монорельса, чтобы отправится в жилой сектор.
— А зачем они встречались? Он сказал?
— Обычная прогулка после рабочей смены. Может, что и обсуждали. Поспорили о том, откуда вселенная взялась. И бац! — Турианец эмоционально взмахнул руками, — кто их поймет... Этих ботаников.
Кайл удивленно глянула на Ординемиса:
— То есть, прямых доказательств у вас нет.
Оробело пожав плечами, турианец спокойно ответил:
— Нет. Записи с камер отсутствуют.
— В каком смысле?
— Кто-то, просто, перезагрузил нужные камеры именно в тот момент, когда всё произошло.
— Определить можно кто и откуда это сделал?
— Этим сейчас занимается технический отдел.
— Кто, конкретно, лейтенант?
— Не могу знать. Мне было поручено, подобные задачи согласовать с капитаном Оин.
Внутри всё будто опустилось. Оин взяла расследование под личный контроль. Теперь, чтобы, что-то предпринять, Кайл необходимо было действовать напрямую, ставив Арису в известность. Но тогда малейшие подозрения в адрес девушки могли убить задуманное на корню. Либо, пытаться воздействовать на исполнителей заданий Оин. Причем так, чтобы ни у кого это не вызвало сомнений.
— Хорошо, — кивнула Кайл, — вы уже осмотрели вещи, которые были при Ниабис?
— Да. Ничего особенного. Личные записи. Какая-то безделушка, вроде кулона... Поврежденный омнитул отправили на ремонт в центр.
Она облегченно вздохнула, поняв, что еще есть время и возможность перехватить данные с инструментрона.
— Спасибо, лейтенант. Если будут новые подробности, сообщите мне. Обязательно.
— Так точно, мисс Кайл.
Vulture
26 0%
Offline
817
2016-03-13 в 21:57 # 55
- Итак, наши действия?
- Какие ещё действия? У нас нет на это полномочий! Антон, опомнись! - Девушка
не на шутку перепугалась, их прислали сюда не для того, чтобы устраивать
разборки, хотя дело уже начало приобретать именно такой окрас.
- Если не вмешаемся, колония погибнет. Кварианцы хоть и крепкие ребята, но,
как показала практика, даже у них есть предел выносливости и прочности. Да,
ладно тебе, Эндж! Неужели, ты не видишь, что всё это место на них и держится!

- Ты, как всегда, борец за добро и справедливость!
- В этот раз, всё гораздо сложнее. Конечно, эти интриги и всё остальное
пустяки, по сравнению с тем, что мы пережили, но давай не будем забывать,
что если никто в этой вселенной не будет никому помогать, легче от этого
никому не станет. Поэтому, я предлагаю навестить доктора, и поговорить с ним.

- Ох, Джин! Заиграемся или доиграемся мы с тобой когда-нибудь! - Вздохнула
Анжелина сокрушённо.
В блоке предварительного задержания было не особо многолюдно.
Что было непривычно после нескольких посещений Цитадели. Заново отстроенная
станция, сыгравшая важную роль в битве против Жнецов, она всё так же являлась
официальным Центром Галактики.
Немногочисленные люди и гуманоиды неторопливо прохаживались, вели парные беседы, в ожидании своей очереди. Некоторые, дождавшись её, усердно пытались что-то доказать, выяснить либо просто рассказать работникам Службы Безопасности, либо паре терминалов ВИ, аналогичных Авине, известной по той же Цитадели.
На двери, ведущей в административный отсек, красовались мерцающие буквы - Только для сотрудников СБ. Набрав код на инструметроне, которым его снабдили для подобных случаев, Антон и Анжелина, беспрепятственно вошли внутрь.
- Мне нужен лейтенант Софран Ординемис. Я полковник Джин, ВКС Альянса. Всю остальную информацию узнаете у своего руководства. - Ледяной взгляд и тон, которые Антон успел отработать за время битв и службы в целом, не оставили сомнений в его полномочиях. Увидев вошедших, со своего места поднялся турианец.
- Мне не сообщили о вашем прибытии, полковник! Вы что-то хотели?
- Доктор Торэл содержиться у вас. Вы уже допрашивали его?
- Так точно, правда, он отрицает свою вину. Мне поручено не допускать к нему посторонних. Вас это тоже касается. Вам нужно оформить соответствующие документы, после чего вы получите разрешение на его допрос.
Nike777
12 0%
Offline
99
2016-03-17 в 19:24 # 56
Тем временем, по небольшому, практически пустому помещению, расхаживал Тэлвин.
Бездействие - это настоящий кошмар для любого уважающего себя саларианца! Именно оно вкупе с неизвестностью заставляли Тэлвина метаться по камере, как зверя в клетке. И, словно хищник, выжидающий жертву, он при любом удобном случае был готов ухватиться за любые крупицы информации, поступающие снаружи. Однако все его попытки были тщетны. Эсбэшники - ребята не из болтливых. А этот следователь, Софран Ординемис, предпочитает задавать вопросы, нежели отвечать на них.
Единственным занятием для доктора было построение различных предположений, связанных с недавними событиями. Но в этом информационном вакууме их проверка являлась невозможной. Не хватало глотка свежего воздуха.
«Нельзя терять здравомыслие. Именно этого они и ждут, - напряжение саларианца становилось всё более ощутимым. - Любая оговорка. Лишнее движение. Всё это даст им повод обвинить меня в чём угодно. Да хоть во всех бедах галактики! Но я им так просто не дамся».
Ещё какое-то время он ходил по камере. Ровно до тех пор, пока не услышал звук открывающейся двери. Быстро собравшись с мыслями, саларианец занял место за столом в ожидании очередной "приятной беседы". Однако, когда дверь открылась, на лице доктора ясно читалось удивление с некоторой долей беспокойства. Он был уверен, что запомнил всех своих немногочисленных гостей, но, по всей видимости, у него появились новые.
- Здравствуйте! Я могу вам чем-то помочь? - саларианец изобразил доброжелательную улыбку. - Вы знаете, мне так приятно видеть здесь новые лица!
Vulture
26 0%
Offline
817
2016-03-23 в 22:14 # 57
Антон и Анжелина заметили волнение доктора сразу, как только вошли. Стандартный блок для предварительного заключения подозреваемых давал столько комфорта и необходимых удобств, сколько было задумано. То есть, почти никакого. Это не гостиничный номер, а всего лишь БПЗ. Стол, три стула, кровать с подушкой и одеялом, терминал для экстренной связи с дежурным офицером, в дальнем конце отсека располагалась комната, оборудованная туалетом, умывальником и душем. Элементарные удобства, чтобы подозреваемый не обольщался, но и не находился в постоянном напряжении.
- Присаживайтесь, доктор. Моё имя Джин, полковник Джин. Это - мой заместитель, майор Хилларт. Надеюсь, вам не доставляет особых неудобств ваше нынешнее положение? Есть ли у вас жалобы на персонал, или ваше содержание? Прошу вас об одной услуге. Мы прибыли сюда не для участия в разборках, но допустить, чтобы колония развалилась у меня на глазах, увольте! - Антон начал, как всегда, издалека, "прощупывая" настроение допрашиваемого, и налаживать контакт. В его планы не входило "ломать" объект разработки, но поговорить с саларианцем о случившемся происшествии, всё же стоило. Как, и в какой тональности будет идти разговор, заботило его во вторую очередь.
Nike777
12 0%
Offline
99
2016-03-25 в 20:59 # 58
- Спасибо. Вы тоже присаживайтесь, не стесняйтесь. Чувствуйте себя как дома! - не забывая о гостеприимстве предложил доктор. - Отвечаю на ваш вопрос: меня здесь практически всё устраивает. Под словом "практически" я подразумеваю полнейшее отсутствие каких бы то ни было полезных занятий. Говоря простым языком: скука смертная!
Между тем он внимательно изучил новых посетителей.
Странная парочка, совершенно не вписывающаяся в местный интерьер. С виду наёмники, чего нельзя сказать об их поведении: явно чувствуется воинский менталитет. Всё могло показаться вполне очевидным, однако здесь было что-то ещё, чего саларианец пока не мог понять. Не было похоже на то, что они так уж заинтересованы в этом деле. У них были другие цели. Но если им нужна какая-то помощь, то доктор мог попробовать обратить это в свою пользу.
- Предполагаю, что мы уже познакомились, - Тэлвин был настроен получить информацию и, возможно, шанс хоть как-то улучшить своё незавидное положение. - Ну, так что? Сразу к делу?
Vulture
26 0%
Offline
817
2016-03-27 в 0:37 # 59
- Да, доктор. Думаю, так будет лучше. Для нас всех. Итак, мы ведём этот разговор с одной целью, установления истины в деле о недавнем происшествии в верхних галереях колонии. Кварианка Ниабис Дип была найдена без сознания. Мы хотим знать всё, что знаете вы об этом инциденте, и каковы ваши соображения по поводу случившегося. - Антон, недолго думая, согласился с предложением саларианца. Если он знает хоть что-нибудь, это уже будет зацепкой.
- Прежде всего, хочу, чтобы вы знали, вас никто не запугивает, доктор. Мы хотим лишь докопаться до истины, и, конечно же, хотим, чтобы вы оказали нам содействие в раскрытии этого преступления. Это будет для вас прекрасной возможностью оправдать своё имя, и, разумеется, выйти отсюда. Решать вам, как поступить в данной ситуации. Вы можете ничего не говорить, и, тогда расследование затянется, или всё-таки, помочь нам. В этом случае, преступление будет раскрыто гораздо быстрее. - Взяла слово Анжелина, дабы не оставаться в стороне, понадеявшись на здравомыслие доктора.
Nike777
12 0%
Offline
99
2016-03-31 в 18:37 # 60
- Отрадно осознавать, что хоть кто-то понимает важность простой, но конструктивной беседы, - саларианец кивнул майору в знак своей признательности - Я всецело поддерживаю наше взаимовыгодное сотрудничество. Понимаете?
Затем Тэлвин обернулся в сторону Антона, намереваясь изложить свою версию.
- Дело в том, полковник, что я ничего не знаю об инциденте, но могу предположить, что привело к такому исходу, - набрав воздуха в лёгкие, он продолжил, - Видите ли, недавних пор я стал замечать некоторые детали, которые были упущены сразу по прибытии. В частности, характер проводимых здесь мероприятий. Возможно, что кварианка также отметила это. На меня, как саларианца, подобное открытие не оказало сильного психологического воздействия: заинтересовало, не более. Ничего необычного. А вот у капитана Дип сформировалось своё мнение по этому поводу. В разговорах с ней я мог наблюдать постепенное изменение модели её поведения: речь, движения и другие, менее явные проявления. Меня всё это обеспокоило, - доктор немного сбавил темп, внимательно подбирая слова, - Я мог бы и дальше гадать, что же случилось с этой кварианкой, если бы она не предложила прогуляться по атриуму незадолго до происшествия. Именно в тот день я убедился в объективности причин для беспокойства. По её словам, имелись своего рода доказательства, о назначении которых она мне не поведала. Но так даже лучше. Вполне возможно, что на её месте мог оказаться я.
Тэлвин сделал паузу, ещё раз оглядев посетителей.
- Как бы то ни было, отсюда вытекают неутешительные выводы. Капитан Дип затронула чьи-то интересы в этой колонии, - саларианец показательно пожал плечами, - Увы, сейчас мои руки связаны, но у вас, по ту сторону двери, куда больше возможностей. Вы могли бы воспользоваться ими, чтобы узнать, как следует поступить дальше. Быть может, вы так и сделали?
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Призраки времени"
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe