Mass Effect Universe

ФРПГ "Горячий Снег" - Страница 5 - Форум

  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Горячий Снег" (ФРПГ в жанре Action)
ФРПГ "Горячий Снег"
Vulture
38 0%
Offline
1034
2019-09-26 в 11:53 # 1


FRPG "Горячий Снег"




В ролях:

Vulture
- Антон "Коршун" Джин -
человек, командир отряда

Gordon_Freeman
- Алиса Зиновьева -
человек, наёмница "Затмения"

Вася_Штопор
- Листиния "Лира" Раэтис -
азари, информатор Альянса, контрабандист, разведчик

Sambian
- Даниил (Данила, Дэн) Ирбицкий -
человек, экзобиолог, биохимик, офицер Альянса в отставке

Дополнительные персонажи:
- Хилларт Анжелина - человек, Заместитель командира отряда, капитан
- Лайл Харс - человек, доверенное лицо командира отряда.
По совместительству, связной и неофициальный поставщик оборудования.

- Эдвард Молтер - человек, специалист по вооружению отряда.
- Коллет Ферроу - человек, капрал, пилот.
- Дуэйн Хикс - человек, капрал.
- Роберт Хадсон - человек, рядовой.
- Карен Форбс - человек, штурмовик



Мастер: Vulture | Обсуждение
Набор игроков открыт
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-10-28 в 7:24 # 81
По мере приближения к командному пункту турианцев, Данила всё больше замедлял скорость, в конце концов перейдя на на нормальный, уверенный шаг. Не хотелось выглядеть этаким рекрутом, несущимся на всех парах по первому вызову сержанта. Неожиданно пришла мысль, что слишком уж «вовремя» поступил сигнал вызова от Примарха, как только он начал посвящать в свою тайну командование отряда «Головорезы». Это могло быть и случайностью, но, вполне возможно, их прослушивали.
«Вряд ли мне «жучок» куда-то сунули - я всё просканировал очень тщательно. Остаётся Антон с Анжелиной. Они-то не готовились к такой конфиденциальной встрече. Ну да ладно, такое больше не повторится. Мы тоже не лыком шиты! Есть и у нас свои сюрпризы.» Данила взглянул на своё левое запястье. На нём красовался не слишком широкий браслет из чёрного, идеально отполированного, мексиканского оникса очень редкого оттенка. Браслет состоял из семнадцати плоских пластин, в форме параллелепипедов с сильно сглаженными углами. Соединялись они между собой сложными замками, придающими браслету гибкость, а каждому сегменту — некоторую подвижность. Под определённым углом зрения, как бы из глубины сегментов этого черного камня появлялись, отливающие золотым сиянием, странные, необычные, голографические изображения — по два на каждом из тринадцати сегментов, и по одному — на остальных четырёх. Специалист по древним цивилизациям Центральной Америки без труда узнал бы в них иероглифы и пиктографы майя. Специалист по украшениям, скажем ювелир, признал бы, что мастер, сотворивший это произведение, работает в стиле минимализма и хотя вещица эта не слишком бросается в глаза, но очень стильно выглядит и стоит немалых денег.
Как же оба они были бы шокированы, узнав истинное предназначение и истинную цену этого «изделия». Да и Ирбицкий-младший имел довольно смутное представление о цене браслета, хотя много раз пытался выпытать эту информацию у старшего брата. Тот был непреклонен и заявлял, что о цене подарка спрашивать неприлично. Такой же «подарок» имела мать и сам Владимир, а ещё несколько хранились в потаённом месте на арктической базе человеческой колонии на планете Гиперборея. Это был прибор, разработанный на основе новейших секретных технологий Цербера и в тайне, по частям, собранный старшим братом. «Официального» наименования он не имел и Ирбицкие называли его просто - «Комбайн». Впрочем, название соответствовало устройству и предназначению прибора — это был самый миниатюрный, из известных в Млечном Пути, квантовый коммуникатор мгновенной связи. Материал, из которого он был изготовлен, только внешне ничем не отличался от оникса. В действительности он не был природным и был разработан как сложное соединение кремния с другими химическими элементами и синтезирован волусами где-то на одной из их планет. В отличие от настоящего оникса, материал не отличается твёрдостью в обычных условиях и даже немного упруго деформируется при сильном надавливании, порождая небольшой пьезоэлектрический эффект. При подключении браслета к достаточно мощному источнику энергии он способен устанавливать аудио и голографическую связь между владельцами таких же сопряжённых с ним приборов, причём мгновенно и на неограниченном расстоянии. При недостаточной мощности энергетического источника, используется его собственный, самовосстанавливающийся аккумулятор, но в этом случае можно послать только письменное сообщение на экран, функцию которого выполнял один из сегментов браслета с изображением пиктографа «писарь». Для текстового сообщения а так же для запуска некоторых других функций, использовались двадцать шесть иероглифов на тринадцати сегментах, представляющих так называемый «алфавит майя». Нет, не тот псевдо-алфавит, записанный Диего де Ландой в шестнадцатом веке и оказавшимся досадной ошибкой, а более современный, вариант, где каждой из двадцати шести букв латиницы соответствует определённый иероглиф. Все сегменты браслета вместе образовывали замкнутое кольцо, необходимое для функционирования прибора Ещё один из семнадцати сегментов браслета использовался как аккумулятор, а оставшиеся два — для настройки различных режимов, в том числе и режима «Купол». В этом режиме, в первом его варианте, происходила полная блокировка проникновения в наружу из-под "купола" любых звуковых колебаний, и второй вариант, при котором транслировался как бы «разговор» на никому непонятном языке, представленном набором фраз без всякого смысла, но кажущийся осмысленной речью. Иногда ВИ-переводчики «слухачей» навсегда выходили из строя, после прослушивания полуторачасового разговора и безрезультатной попытки расшифровать незнакомый «язык».
«Нет, не получится у вас, господа, не то, что записать, а даже просто прослушать наши переговоры. Ни в каком варианте — ни под «куполом», ни вне его. Как говорят немцы: "Es ward kein weiser Mann gennant, an dem sich keine Torheit fand" (в любом мудром человеке, всегда отыщется дурак). Ну а если это действительно случайность и Примарх тут не при чём? В таком случае нужно быть очень осторожным. Как бы самому не показаться дураком в его глазах.» Данила немного замедлил шаг и быстро настроил прибор. Оставалось только произвести последнее нажатие уже внутри командного пункта.
Хотя на всём протяжении пути к командному бункеру никто не останавливал, но перед самым входом, часовой притормозил его и, поприветствовав, обратился с вопросом на турианском:
— 1-й лейтенант Ирбицкий? — затараторил авто-переводчик в ухе. Часовой уже давно сверил изображение с оригиналом и спрашивал только для порядка.
— Так точно! — по-военному ответил ответил Данила, решив не вдаваться в подробности, что он сейчас в отставке.
— Проходите. Примарх ожидает Вас. Прямо по коридору, второй вход с левой стороны.
Вскоре дверь автоматически открылась перед новым посетителем и он быстро вошёл во внутрь. Не смотря на ожидания, помещение оказалось совсем не командным пунктом а, как это было видно по обстановке, что-то типа большой комнаты отдыха, с довольно большим круглым столом в центре. Кроме самого О’Дониса в комнате никого не было.
«Однако не слишком много людей из командования, которым он может доверять на все сто процентов. — мысленно улыбнулся Данила. — Но это к лучшему для успеха нашего дела.»
Он выпрямился, встал почти по стойке «смирно» и слегка поклонился:
— Приветствую Вас, Ваше превосходительство! Я очень рад, что Вы нашли время для разговора со мной в такой нелёгкой для всех нас ситуации.
— Я рад этому не меньше, — искренне ответил Примарх.
— Ну тогда не будем тратить время на излишние любезности. Каково Ваше решение? Надеюсь, Ваше превосходительство, Ирбицкий обратился к О’Донису и незаметно нажал на один из сегментов своего браслета, приведя в действие «Купол», — приняты все меры предосторожности?
Примарх утвердительно прикрыл глаза.
— Ну а как насчёт темы наших переговоров? Вы, хотя бы в общих чертах, обрисовали её своим доверенным лицам?
— Пока что нет! Я думаю, что пока не настало время для этого. Не всё ещё так плохо и есть надежда.
— Согласен. — кивнул Данила, - но когда я смогу получить от Вас ответ?
— Мне трудно точно сказать, — задумался генерал. — может неделя, может месяц, может больше. Но я, на всякий случай, ещё до этой встречи, приготовил отличное средство связи для нас. Он достал небольшую, карманного формата коробку и протянул будущему союзнику. — Это квантовый коммуникатор. Через него и будем держать связь.
— Спасибо, всё просто отлично складывается!
— Тогда, как говорят у вас на Земле, «увидимся, когда увидимся». До встречи, господин Ирбицкий. Отныне можете считать меня своим союзником и личным другом! Дежурный офицер покажет помещение для сна и отдыха всей Вашей группы, а так же проводит в нашу столовую. Извините, но там всё просто и полезно, но без излишеств. - сказал Примарх и протянул руку.
— Я очень польщён, генерал! Ну а в пище я непривередлив. Ещё раз спасибо!Ирбицкий-младший крепко пожал протянутую руку, а генерал тихо добавил на русском, видимо заранее заученную им фразу:
— Успехов тебе, «urchin».
После окончания переговоров и «экскурсии», устроенной младшим офицером охраны по лабиринтам бункера в поисках ночлежки для него самого и «Головорезов», «личный друг Примарха» направился в столовую. День был настолько насыщенным, что он даже, на некоторое время, забыл о еде и только несколько раз отхлебнул питательного концентрата из походной фляжки. Внутри посетителей почти не было, но пару своих недавних знакомых он заметил только после того, когда уже выгрузил все выбранные блюда на стол и приступил к трапезе. Они, видимо, уже закончили обедать и сидели в дальнем углу, не спеша потягивая из высоких стаканов какие-то напитки непонятного цвета и такого же сомнительного происхождения. Первым порывом было подойти к новым знакомым, но Данила только приветственно махнул рукой и быстро, по-солдатски, продолжил уничтожение съестного. В конце-концов насытившись и запив всё это изобилие каким-то соком из неизвестного вида турианских фруктов, он встал и усталым, но твёрдым шагом, направился к майору и его заместителю.
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-11-05 в 15:27 # 82
Майор и капитан сидели одни. Мужчина что-то горячо доказывал девушке, почти не стесняясь в выражениях. Правда, не переходя границу приличий. Ему не нравилась ситуация в Совете Цитадели, в целом, в Галактике. Если бы не опомнились в самый последний момент, от человечества давно бы остались лишь воспоминания. Что нужно было слушать не Совет, а Шепарда, который чуть не охрип, доказывая свою правоту всем тем, кто так или иначе был обличён властью. Девушка, попивая горячий чай из большой кружки, едва заметно щурила глаза, отмечая уникальность своего собеседника. Как уже не раз она замечала, смены настроения, тем для разговора, обилие, порой чрезмерное, эмоций, всё это было неотъемлемой его частью. В такие минуты, можно было увидеть её командира настоящим, а не вынужденного прятаться за маской непроницаемости и чуть отстранённости от всего, что ему доставляет неудобство.
- Протеане. Они знали о жнецах, они готовились к вторжению. Они встретили их вилами, излучателями, всем, чем только могли. И, если бы не было такого, кто знает, как бы повернулась их судьба! Может, мы ничего о них и не узнали бы! Мы можем повторить печальную участь всех, кто не сумел подготовиться к войне. - Рассуждал Антон, глядя на свою спутницу, и не замечая подходящего Ирбицкого. В этот момент, он, как заметила Анжелина, его было сложно назвать безучастным к чужим бедам.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-11-06 в 10:45 # 83
Закончив обед и выпив сока из неизвестного вида турианских фруктов, Данила встал и усталым, но твёрдым шагом, направился к майору и его заместителю. Анжелина и Антон о чём-то оживлённо беседовали и, казалось, не замечали его приближения. Если уж быть точным, то говорил в основном майор, а девушка, лишь изредка, довольствовалась короткими репликами.
— ...Мы можем повторить печальную участь всех, кто не сумел подготовиться к войне! — горячо убеждал он собеседницу.
— Совешенно с Вами согласен, но с небольшой поправкой, — вклинился в разговор подошедший Данила, — не «можем повторить», а «повторим»! Ещё раз приветствую вас и желаю приятного аппетита. Хотя, как мне кажется, тарпеза закончена?
Оба собеседника молча кивнули.
— Ну тогда, э-э-э, приятного послевкусия! — попытался разрядить напряжённую атмосферу шуткой Ирбицкий, но выражения лиц, сидящих за столом, говорили, что шутка не удалась. — Разрешите к вам присоединится? Не помешаю?
— Да уж располагайтесь, если Вы уже здесь, — Анжелина указала взглядом на свободный стул напротив.
— Благодарю. Так что вы здесь так жарко обсуждали, если не секрет? Судя по последним фразам, — военно-политическую обстановку?
Майор кивнул.
— Ну и какой она Вам видится?
— Да такой же, как и Вам, судя по нашей прошлой беседе. Только я всё-таки не потерял ещё веру в нашу победу.
— «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!»
— Да ладно Вам, лейтенант, классиков цитировать, хотя прав был древний мудрец, сказавший, что кто умножает познания, умножает и скорбь. Лучше доложите, как там прошла встреча с Примархом?
— Хорошо, но рассказ мой будет краток, — Данила использовал слово «рассказ» и сделал ударение на нём, намекая, что он, пока, не принят в отряд и майор ещё не его командир, что бы ему «докладывать».
— Что, неудача?
— Да нет, я не могу так охарактеризовать её. Встречу можно считать удавшейся, хотя я надеялся на скорейшее решение вопросов.
— А можно поподробнее рассказать, какие это были вопросы? — вмешалась в разговор Анжелина.
— Конечно! Но давайте выдем на свежий воздух и продолжим наше общение. Вы не против вернуться в покинутый нами и такой уютный «сад камней».
Никто не выразил недовольства возвратом на прежнее место беседы и, вскоре, вся троица удобно расположилась на прежних своих местах. Данила незаметно нажал нажал на один из сегментов своего браслета, приведя в действие защиту от прослушки, названной им «Купол» и продолжил:
— Так на чём мы с вами остановились в прошлый раз?
— Кажется на выводах Вашего отца о неизбежной победе жнецов и каком-то его плане... — начала припоминать девушка.
— Да, мне тоже так кажется. Но, прежде чем продолжить, я прошу вас о принятии одного моего условия.
— Какого же? — майор насторожился.
— Так как рассказ и мои предложения очень необычны и могут вызвать у вас импульсивные поступки или решения, то я настоятельно прошу ничего не предпринимать и ничего не решать до конца нашего общения. Принято?
Задумавшись, на некоторое время, собеседники кивнули в знак согласия.
— Тогда продолжим. План моего отца, да и мой тоже, так как я тоже приложил к этому некоторые усилия, состоит в следующем.
Придя к описанным ранее выводам, мой отец решил, что глупо смиренно сидеть в ожидании неизбежного и страшного конца. После нескольких своих неудачных обращений в СМИ и попыток обратить внимание правительств на существующую опасность, он решил действовать по-другому. Если не удаётся спасти всех, то нужно попытаться спасти хотя бы небольшую часть человечества для будущего возрождения. Он вспомнил, что не так давно совершенно случайно, наткнулся на небольшое скопление из трёх звёзд в абсолютно неисследованном уголке Млечного Пути. Две из них по характеристикам близки к Солнцу, а третья относится к типу красный карлик. Расстояние между ними в пределах нескольких световых лет. Все три звезды имеют планетные системы, в т.ч. и красный карлик, но две других особенно привлекли внимание отца из-за четырёх планет в этих системах на которых существовала развитая белковая жизнь. Эта троица прикрыта от наблюдения из большей части заселённых мест Галактики небольшой туманностью, сильно насыщенной различными металлами, что сильно усложняет наблюдение как за самими звёздами, так и обнаружение у них планетных систем. Две системы представляют из себя уникальный случай, когда две планеты в каждой из них обладают высокоразвитой жизнью. Одна — земного типа, на другой — так называемая D-аминокислотная жизнь. Тоже самое и в соседней системе. Такое невероятное совпадение вынудило отца продолжить исследования и сделать неожиданный вывод — в каждой системе одна из планет имеет биосферу естественного происхождения, а вторая была терраформирована с биологической точки зрения. Это возможно было объяснить только одним — две биологически несовместимые разумные формы жизни тесно сотрудничали друг с другом и обустраивали планеты для себя рядом с планетой соседа. Благо их родные системы находились всего в нескольких световых годах друг от друга. Но возник вопрос, куда же исчезли эти цивилизации, не оставив после себя никаких следов. Вернее они имелись, но были представлены только в виде огромных пустых подземных ангаров или бункеров на всех четырёх планетах, хотя большая часть не на терраформированных, а на материнских. После дальнейших исследований отец понял, что все эти планеты не были для данных цивилизаций родными, а представляли из себя колонии, при чём не слишком крупные. Ну а если учесть те гигантские подземные сооружения, несоизмеримые по величине с численностью населения колоний, то было понятно, что метрополии использовали данные колонии как базы, для приёма кораблей с землеройной и проходческой техникой. Логично предположить, что эти цивилизации готовили себе убежища, готовясь к какому-то вторжению и крупномасштабной войне. Это была страховка на тот случай, когда нужно спасти хотя бы часть представителей своей расы в случае поражения. К сожалению они не успели подготовить всё до вражеского нашествия и, видимо, все покинули эти планеты, разделив участь своих рас, а время постепенно стёрло с поверхностей планет все следы их пребывания. Остались только подземные сооружения в скальных породах. Кто же мог быть этим страшным врагом? Кроме жнецов я не вижу других кандидатов на это место.
К такому же выводу пришёл и отец и понял, что не использовать для своих грандиозных целей такую удачную находку было бы глупо. Имея в распоряжении огромные средства и связи нашей семьи, он начал подготовку секретной базы, этого «ковчега», для сохранения ядра будущей человеческой цивилизации. В подземные хранилища складировали всё — от запасов пищи и вооружения, до крио-капсул для будущих колонистов, от транспортных средств, до мини-заводов для производства всего необходимого и мини-комплексов по добыче полезных ископаемых, от банка семян сельскохозяйственных растений, до банка человеческих яйцеклеток и спермы. Всё это было собрано для того, что бы в день «икс», когда жнецы, разгромив флоты всех рас приступят к «зачисткам», вся колония могла уйти в глубокую изоляцию от внешнего мира, используя капсулы для «криосна». По истечении сотни-другой лет, когда всё утихнет и жнецы возвратятся в своё логово, колония вернётся к нормальной жизни и возродит цивилизацию для подготовки будущей последней и беспощадной войны со жнецами. Пусть это займёт столетия или даже тысячелетия, но зная врага, новая человеческая цивилизация будет иметь очень высокие шансы на победу.
Вся эта подготовка происходила в строжайшей секретности и даже для управления транспортными кораблями использовались бортовые ВИ, а для работ на планете — роботы. Такие огромные затраты давно бы разорили нашу семью, но отец не гнушался никакими средствами добывания денег, избегая, разве что, убийств. Контрабанда, незаконная торговля оружием и редкими металлами, махинации на биржах с торговлей ресурсами и жульничество с колебаниями их цены, подкуп чиновников и политиков — всё использовалось для пополнения бюджета для строительства колонии-ковчега. Цель оправдывала средства. К сожалению, отец трагически погиб во время вторжения батарианских работорговцев, но его дело продолжил мой старший брат, а потом и я. Со временем мы поняли, что сама судьба, с таким подарком в виде планет с D-аминокислотной жизнью, толкает нас к поиску союзников и мы выбрали турианцев.

— Почему же именно их? — не удержалась от вопроса Анжелина.
— Ну, во первых, мы с братом симпатизируем этой расе. Во-вторых, при строгости и дисциплинированности их общества, с чётко работающей системой управления, высокоразвитой промышленностью и технологиями, они смогут быстро организовать и оснастить хотя бы небольшую группу колонистов для поселении на их новую родину — планету-ковчег. Мы с братом даже поставили туда, в подземные бункера, довольно большие партии снаряжения и оборудования. К сожалению в нашем распоряжении оказалось слишком мало времени и поставки не до конца укомплектованы. Мы ждали жнецов, но рассчитали, что они прибудут через два-три года. Вторжение же началось намного раньше. В третьих: они нам не конкуренты за места под солнцами нашей Галактики — наша биология несовместима в самой своей основе.
Конечно, за возможность для турианской расы возродится в будущем мире после жатвы и учитывая наши потребности в боевых кораблях в будущем, я хочу попросить некоторые «пожертвования» в общее дело со стороны турианцев. Кстати, четвёртая причина выбора союзниками турианцев —их космический флот. Всем известно, что он самый многочисленный и самый сильный в Галактике. То же самое можно сказать и о гражданском флоте. Наша же колония почти не имеет военных кораблей. — Данила соврал насчёт «почти». Реально в его распоряжении не имелось ни одного, даже самого захудалого корвета, не говоря уже о кораблях более высокого класса. «Гиперборея», имеющая довольно приличное вооружение, не в счёт.

— Наша просьба к турианцам, — продолжил он, сделав ударение на первом слове — дать нам хотя бы один фрегат, хотя бы пару корветов и один небольшой транспортный корабль. И само-собой шатлы, в комплекте. Транспорт я хотел получить прямо сегодня или, в крайнем случае — завтра, для эвакуации нашей группы и нашего перелёта в колонию, если вы, майор и ваши «Головорезы», согласитесь с моим планом. Думаю это не слишком накладно для флота Иерархии за наш им подарок.
Вот такой договор я хотел предложить Примарху О’Донису и его самым доверенным генералам. К сожалению, Примарх при встрече ответил, что сейчас, пока, не время и всё это можно будет обсудить позже, если поражение станет явно неизбежным. Это всё, что я хотел вам сообщить. Предлагаю вам лично присоединиться к моему плану спасения человеческой расы. Кроме того, позже, вы можете ввести в курс дела своих самых близких и доверенных людей. Единственное условие — это должны быть те, кому вы доверяете, как самим себе и это должны быть представители человеческой расы. Почему это необходимо, я объясню позже. Как и ознакомлю больше вас с информацией о нашем проекте, планете и колонии. Да, и ещё — пока вся информация о Плане должна оставаться в тайне от кого-либо ещё. Только вы и никто больше!

— Так каков ваш выбор? Я не торплю, обдумайте всё основательно, — закончил речь Ирбицкий и уставился на ошарашенных и притихших потенциальных «гиперборейцев».
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-11-11 в 0:17 # 84
- Выбор? Выбор у меня есть, и весьма неплохой. Выговор! С занесением в личное дело! Какого чёрта они пускают на базу, на военный объект кого ни попадя?! Выговор всему караулу! - Неожиданно взорвался Антон. Столь бурной реакции от него никто не ожидал, даже он сам не думал, что слова человека вызовут в нём такую бурю эмоций.
- Успокойся! - Тут же зашипела Анжелина, схватив его за руку, и призывая сесть. - Ты дашь человеку закончить?
Майор, закатив глаза, дал усадить себя обратно, поскольку его спутницу, в такие моменты лучше послушать, иначе потом будет хуже.
- Отрадно видеть, что хоть кто-то сохраняет здравомыслие. - С лёгкой нотой издёвки, и облегчения в то же время, продолжил Ирбицкий. - Если вы хотите выжить, и продолжить борьбу, а может, чем чёрт не шутит, спасти человечество, я предлагаю вам хорошо подумать над моим предложением. Так же я абсолютно уверен. что турианцы окажут нам доверие. Посмотрите, что здесь творится. Если бы на их месте были бы саларианцы или кто-нибудь другой из представителей галактического сообщества, долго бы они смогли обороняться? Турианцы держатся, несмотря на потери, и ни слова не было сказано об отступлении. Где саларианский ГОР, где коммандос азари и все остальные? А мой план реален.
- Всё равно, я не могу в это поверить! Да, я не видел "Горн" лично, но взять, и просто так отдать жнецам всё, за что мы сражаемся, это предательство!
- Я не говорил, что это будет легко. Я лишь сказал, что это шанс на выживание. А поделился я с вами своей информацией, поскольку вижу в вас людей действия. Именно так. Впрочем, можно обратиться к Совету, благо до Цитадели не так уж и далеко. Но вы же, должны понимать, что последствия такого решения будут именно такими, что вы, без сомнения, себе сейчас представили. И при таком раскладе погибнет всё население галактики. Все расы, без исключения!
- Ни слова о политике! С бюрократами только свяжись! - При упоминании о политике, у Антона всегда начинало портиться настроение, и чесаться кулаки. За время службы и не только, ему приходилось неоднократно сталкиваться с бюрократическими проволочками. Отсюда такая нелюбовь к служащим в этой отрасли.
Поскольку война длится не первый день, и, до сих пор ни от кого толком не поступало предложений, вариант Данилы, хоть и вызывал, на первый взгляд, отвращение, но если подумать, то что он сам мог предложить? Окопаться на Цитадели, в надежде что у жнецов желание завоёвывать гарнизон станции пропадёт быстрее, чем защитников не останется совсем? Глупо, по меньшей мере. Он сам не замечал, что подсознательно именно предложенный странным лейтенантом план он готов принять, и приступить к его реализации.
- То есть, вы предлагаете тактическое отступление, с последующей целью - вернуться, и навалять жнецам, используя внезапность, как основной фактор?
- Мне нравится ход вашей мысли. Однако, не всё так просто. Я предлагаю вариант, при котором наш общий враг получит то, что ему нужно. Но! И мы выиграем немало. Передышка на какое-то время, согласитесь, дорогого стоит? - Всё так же невозмутимо объяснялся Ирбицкий.
Манера собеседника вести разговор подобным образом, начала порядком раздражать майора. Он сам был любителем подискутировать, но в более подходящей обстановке.
- Значит, отсидеться. Я так и думал. - Произнёс он обречённо.
- Какие гарантии вы можете предоставить, что ваш план сработает, и нас не постигнет та же участь, что и Протеан? А то, знаете ли, одно дело, погибнуть в бою, зная, что отдала всё, чтобы хоть как-то приблизить победу, и совершенно другое, когда бросаешься в бой, а в самый ответственный момент приходит осознание, что граната у тебя в руке взрываться ну никак не хочет, а противник, смекнув что к чему, месит тебя всем, что у него есть? - Внезапно вступила в разговор Анжелина, до поры молчавшая. Вмешалась она именно потому, что почувствовала, что дай мужчинам волю, они долго и увлечённо будут доказывать друг другу свою правоту. А, времени на размышления остаётся всё меньше.
- Как я уже неоднократно рассказывал, мой отец, а затем и брат, ну и ваш покорный слуга, занимались этим проектом. То, что творится сейчас на орбите и за её пределами, не это ли доказательство моей правоты?- С этими словами Данила указала рукой на небо спутника Палавена, где каждую секунду сгорали жизни многих защитников системы Требия. - Если вы согласитесь принять моё предложение, вам придётся довериться мне на слово. Никаких более гарантий я вам предложить не могу.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-11-12 в 0:28 # 85
—Если вы согласитесь принять моё предложение, вам придётся довериться мне на слово. Никаких более гарантий я вам предложить не могу. — Как бы извиняясь произнёс Данила и развёл руками.
Наступило всеобщее молчание и видя борьбу самых разных эмоций на лицах собеседников, он решил не торопить их с принятием решения:
— Вы, видимо, неправильно меня поняли. Когда я спрашивал вас о решении и его обдумывании основательно, то не имел ввиду обдумывание в течение двух минут. Да, я собирался отбыть завтра, но, к сожалению, Примарх не может решить все вопросы в ближайшее время и даже примерно не предполагает, сколько это продлится. Какой же для меня выход из создавшегося положения? Можно, конечно, мне одному попытаться покинуть Менае, а потом как-то связаться с колонией и вызвать транспорт, — Данила решил пока не раскрывать наличие у него прибора мгновенной связи и употребил слово «как-то», — но при такой обстановке на орбите и вообще в системе Требии, это очень рискованно и для корабля, посланного за мной, и для меня лично.
Антон отвернулся и хмыкнул.
— Я так понимаю, этим Вы выразили своё отношение ко мне, как к трусу? Ну, во-первых, я получил тяжелейшее ранение не в пьяном состоянии на танцах, а во-вторых... Вы же читали мою анкету? Надеюсь и слышали о таком виде спорта, как «фридайвинг» версии CWT?
Собеседники утвердительно кивнули.
— Так вот. Каждый раз, погружаясь на глубину более ста метров, ныряльщик десять-пятнадцать минут смотрит в глаза смерти и в случае чего может рассчитывать только на себя, на самоконтроль. Да и то, не всегда. Например, услышав «песни сирен», почти никто не возвращается на поверхность.
— Откуда же известно об этих «песнях», если никто не возвращается и что они из себя представляют? — вырвалось у Анжелины.
Почти никто. Некоторым это удаётся. Ну а описать их невозможно. Это такой звук... нет, скорее высокий женский голос, который... — Данила замолчал и задумался, — нет, невозможно описать словами. Он как бы звучит из бездны и зовёт, зовёт, зовёт...
— Я так понимаю, — отозвался майор, — Вы его слышали? Ну и как же удалось вернуться?
— Наваждение развеял голос отца. Он звал меня откуда-то сверху, там, где солнце, воздух, люди...
— Как? Но ведь он...
— Да, пропал без вести, вернее — погиб, когда я был подростком, но его голос звучал настолько явственно, что я, забыв об осторожности, «пулей» стал подниматься к поверхности. Хорошо что вовремя одумался и притормозил. Конечно, на понтоне, кроме нашей группы, никого не было.
Наступило продолжительное молчание. Каждый думал о своём и вспоминал свои случаи, когда что-то загадочное или чудесное помогало выходить из очень опасных ситуаций.
Наконец Ирбицкий продолжил:
— Вот так. Я не буду здесь перед вами изображать бесстрашного супергероя. Нет, с инстинктом самосохранения у меня всё нормально и на поле боя я не рискую лишний раз без надобности, но в общем, по жизни, отношусь к смерти философски. Что же касается нашей ситуации, то она отличается от мирной и даже обычной военной. Идёт война на истребление, а на мне лежит ответственность за целую колонию. Там тысячи и тысячи людей, которые мне поверили и я не могу подвести их. Нет, конечно и без меня они не пропадут — есть надежда, что брат Владимир найдётся. Да и, в случае долгого моего и брата молчания, в ВИ заложена программа передачи всех данных моему заместителю, но всё же мы обладаем большим объёмом информации, необходимой для колонии. Да и знаний о различных областях Галактики у нас побольше. Кроме того и с турианцами наметился союз.
— И что же, они, эти люди, знали, переселяясь на эту Вашу планету э-э-э...
Гиперборею, — подсказал девушке Данила.
— ...Гиперборею. Они знали предназначение колонии и своё будущее?
— Конечно нет! Об этом знает только мой заместитель. Мы подбирали и агитировали на переселение колонистов определённых убеждений и определённых профессий, без которых не обойдётся изолированная колония. Люди, скорее всего и сейчас ничего не знают ни о нападении жнецов, ни о своей дальнейшей жизни. По прибытию в колонию мы обо всём проинформируем их.
— Ну и какая же была идея, ради которой эти люди решились жить в колонии, изолировав себя на задворках Млечного Пути? — поинтересовался Антон.
— Русский национализм. Возрождение России на новом месте.
— А почему русский? — удивился майор.
— А что Вас удивляет? Если бы это был, скажем, финский, то не было бы удивительно? На Земле и в других местах достаточно людей, одержимых различными политическими и национальными идеями, так-что найти приверженцев русской было не так уж сложно.
— Ну и как вы решали, кто «русский», а кто - нет? — вставила реплику Анжелина.
— Да кто считает себя таковым, говорит по-русски, принимает культуру и обычаи, тот и русский, не смотря на происхождение. Ирбицкие, например, по происхождению пруссы и поляки, но считают себя русскими.
— Но зачем обязательно нужно было собирать людей под знамя именно национализма? — не унималась подруга майора.
— Знаете, я не верю в массовую любовь и дружбу между народами. Между отдельными людьми — да, а вот что бы так, массово — нет. Колония не такая уж большая и достаточно замкнутая группа людей и в ней достаточно и обычных конфликтов. Если к ним прибавятся ещё и конфликты на национальной и политической почве, то на всей этой затее можно поставить крест. Я уже говорил, что, если жнецы побеждают, то вся колония уходит в глубокую изоляцию и крио-сон минимум лет так на сотню-другую. Пока жнецы не покинут Млечный Путь. Потом — «подъём» и за работу по возрождению человечества, расселению по Галактике и подготовка к будущей войне со жнецами. На первых порах много чего будет не хватать, да и потом нас ждёт не такая уж шикарная жизнь. Следовательно одна из самых значимых целей — не порождать никаких поводов и причин для конфликтов между колонистами. Да, возрождение и подготовка к войне займёт много времени, не одну сотню, а может и тысячу лет, но цель стоит таких усилий! Вот я и предлагаю вам, как опытным воинам, принять в этом участие, а не положить свои жизни, убивая на баррикадах очередного, пятьсот-какого-то там хаска, при обороне Цитадели.
Майор с подругой продолжали молчать и Данила закончил речь ещё несколькими предложениями:
— Ещё раз повторю, что время ещё есть и, возможно, случится чудо и мы разгромим жнецов. Тем не менее, если ситуация настолько усложнится и уже всем будет понятна неизбежность нашего поражения, то тогда я попрошу вас сделать выбор — отправиться на «Гиперборею», или остаться. Ну а пока, если вы, господа, разрешите, я хочу присоединиться к отряду. Обязуюсь подчиняться приказам командования. Есть лишь одно условие — в случае крайней необходимости для колонии, я в любой момент должен иметь право покинуть отряд, предварительно, за 24 часа, предупредив об этом командование. Майор, Вы согласны на такие условия?
Ирбицкий замолчал и, в ожидании ответа, стал рассматривать еле различимые на горизонте за дымом сражений, тёмные и угрюмые скалы Менае.
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-11-24 в 0:14 # 86
От столь важного разговора собеседников отвлёк входящий вызов на инструметрон Антона. Сам примарх пожелал чтобы майор явился на брифинг, посвящённый предстоящей операции.
- Если время терпит, то этот вопрос отложим на более позднее время. Я не отказываюсь, но и принять столь судьбоносное решение именно сейчас, я не могу. Предлагаю возобновить нашу дискуссию позднее. А, сейчас, извините, вынужден откланяться!
Антону и самому не понравилось столь бесцеремонное вмешательство. Ведь именно благодаря ему, им пришлось свернуть разговор. Мало кому понравится такое положение вещей.
Ирбицкому ничего не оставалось, кроме как согласиться. В конце концов, Антон не ответил ему отказом. А это, согласитесь, уже немалый успех. Особенно, учитывая сколько времени длится их знакомство.
На брифинге по случаю убытия капитана Шепарда со свитой, и начала первой нормально спланированной контратаки, присутствовало ограниченное количество людей и турианцев. В их числе оказались и Антон с Анжелиной. Вот уже полчаса военачальники не могли договориться между собой, кому же выпадет честь открыть фронт для наступления.
- Как мне всё это надоело! Мне эта сцена напоминает одну весьма интересную передачу, что я видел недавно по дальновизору. «Что? Где? Когда?» называется.
- Не понимай! – Нарочно исковеркала фразу его спутница, слегка впрочем, улыбаясь.
- А, потому что непонятно, что, где валяется, и когда всё это кончится! Пока они тут договорятся, наступать будет уже некому. Ты только их послушай! Какая экспрессия, какой посыл! Тьфу!
Антон, благо они сидели чуть вдалеке от всех, натурально сплюнул на пол. Если случались споры, неважно, по какому поводу, он старался всеми силами не участвовать в затяжных. Ему это всегда было поперёк горла. Что толку, что несколько спорщиков выясняют, кто, кого, чем и по какому месту, и т.д., да ещё и не хотят друг другу уступать? Не лучше ли хотя бы одному переступить через своё эго, и, рискуя прослыть слабохарактерным, отступить, нежели потом горевать о сломанном носе, выбитом зубе и сломанной челюсти?
- Ты погляди на них! – Не унимался Антон, кривя губы в саркастической усмешке, обращая внимание своей спутницы на уже орущих спорщиков. – Да, они сейчас друг другу в волосы вцепятся!
Анжелина негромко рассмеялась, прикрыв рот ладошкой. Кто как не она понимала своего избранника. Иногда он был до невозможности мил, а порой брюзжал как будто ему лет сто.
- Что поделаешь, жизнь в большом городе! - Как говаривал один из персонажей фантастического фильма далёкого прошлого, где простого полицейского превратили в киборга.
Между тем, накал страстей действительно начал достигать точки кипения. Оба турианца сыпали отборными ругательствами на родном языке, не забывая вспоминать о самых дальних родственниках друг друга. Правда, делу это мало помогало. После отбытия капитана Шепарда, который должен был пробраться к маяку, эти двое прямо как с цепи сорвались. Наконец, своё веское слово решил сказать примарх Приетус О`Доннис.
- Подытоживая все ваши слова, я думаю, что нам необходимо отстранить от командования вас обоих. С такими амбициями как у вас, я боюсь, вы только навредите делу защиты нашей Родины. – Было сказано негромким голосом, после чего, внезапно наступила тишина. Головорезы дружно переглянулись между собой, соглашаясь, что с О`Доннисом спорить себе дороже выйдет. Видимо, об этом знали все, потому как оба турианца замолчали с понурыми лицами. Хотя, по их лицам мало что можно было понять, с мимикой у них туговато. – Вы передаёте командование своим заместителям, а сами убываете на Цитадель, где перейдёте в распоряжение СБЦ, до особого распоряжения. Моего распоряжения. Вы свободны.
Отдав честь, указанные члены собрания удалились.
- Майор Джин! – Антон аж вздрогнул от неожиданности. – Вы можете что-нибудь предложить?
- Я? – У майора даже в горле пересохло. Вот уж этого-то он никак не ожидал. Да, он командовал своим отрядом, но не более. Он командир своего отряда, но никак не фронта, корпуса, или подобных соединений. В его обязанности не входило стратегическое мышление, хотя им он не брезговал никогда. Джин предпочитал держать своё мнение при себе, до особого случая. Что ж, похоже, что он настал. – Я могу предложить лишь довольно примитивную тактику, примарх О`Доннис. Два ваших отряда выдвигаются в заданные координаты, мой отряд будет третьим. Чтобы капитан смог прорваться к вашему маяку, ему понадобится прикрытие. Мы и будем этим прикрытием. Будем корректировать огонь оставшейся артиллерии и авиации, коли таковые у вас остались. Если моя задумка всех устраивает, прошу лишь об одном, чтобы авиационное и артиллерийское прикрытие работало чётко по приказам наших трёх отрядов. Если не справимся мы, капитану уже никто не поможет. Одному отряду будет гораздо труднее, чем трём отбиться от жнецов.
- Не слишком ли много вы на себя берёте, майор? – Спросили его из-за стола.
- Заткнули бы свою пасть, и сидели бы молча! – Резко подскочила со своего места Анжелина, и наставила указательный палец правой руки как пистолет на автора вопроса. – Вместо того чтобы позволять своим зажравшимся генералам устраивать бордель на пустом месте!
- Они не генералы… - Попробовал оправдаться ответчик, но не тут то было. Девушка успела прославиться своим весьма непростым характером. Конечно, ей было далеко до того же Хадсона, но, и того, что есть, хватало с избытком.
- Да мне наплевать, ясно вам?! – Её уже порядком разозлил недавний спор турианцев между собой.
- Я требую удалить их обоих с совета…
Всё произошло слишком быстро, чтобы хоть кто-то успел что-либо предпринять. До того, как охрана подошла к людям, Анжелина, успела выхватить свой пистолет из кобуры, и выстрелить в подателя столь нелестной просьбы. Ещё не успел остынуть ствол её «Хищника», как турианец уже вовсю голосил, держась за левую сторону челюсти, которую вскользь задел выстрел.
- Заткнись, блять, я сказала! В следующий раз я тебя точно пристрелю! Ты, мать твою, бош-тет! Петух межпланетный! Да, его лично выкину в космос, без скафандра! Пусти меня, я его убью! Я его…!
Огромных усилий Антону стоило успокоить разбушевавшуюся девушку. Благо, была она без бронекостюма, и его сервоприводов. Иначе, турианец лежал бы сейчас в луже своей собственной крови. Охрана так и осталась стоять на месте, примарх взмахом руки велел им остановиться, видя, что конфликт завершается относительно мирно. А, податель требования, не сказать, что забился в угол, но уже искал глазами пути отступления. Всем была известна дурная репутация людей, как существ, с которыми связываться не всегда полезно для здоровья. Капитан Хилларт отнюдь не шутила, бросая оппоненту столь резкие и громкие слова. Будучи официанткой, в забегаловке на Ависе, куда потом наведался Антон и его компаньон, Рихард Веленштейн, за день до этого, она еле отбилась от непристойного предложения одного посетителя. Отбилась в прямом смысле этого слова. Гуманоида пришлось госпитализировать, девушка выбила тому глаз, и чуть не зарезала осколком зеркала, об которое он её приложил, дабы была она посговорчивее и послушнее. Такова жизнь. Вдали от родных мест, мир становится всё более жестоким и менее человечным. Тогда старший её смены предупредил Анжелину, что в последний раз терпит её выходки в отношении клиентов.
- Натан, эта мразь домогалась до меня! Мне, что ему задницу нужно было подставить, чтобы он меня поимел, как шлюху с Омеги?! – Сквозь слёзы объясняла она своё поведение.
- Ты могла позвать кого-нибудь на помощь!
- Да, я охрипла почти! Да что толку, если твои ворча и глазом не моргнули! А, может, это они ему намекнули, мол, смазливая бабёнка, приветливая, даст в жопу за сто кредитов?!
- Я тебя предупредил. Ещё раз, и вылетишь отсюда…
- Да, пошёл ты! Найду работу, и сама свалю отсюда! – Вытирая слёзы, бросила она, уходя в туалет, чтобы умыться и привести себя в порядок. Что там кричал ей вслед старший смены, она не разобрала, но появление двух людей, по виду наёмников, вызвало прилив радости и облегчения, благодаря которому она почти и думать забыла о том, что произошло вчера. Правда, обстоятельства, при которых произошла смена её деятельности, никак не входили в её планы.
Сейчас же, она пыталась безуспешно вырваться из крепких рук Антона, который уже засветился голубоватым светом биотики, предостерегая остальных от вмешательства в их отношения.
- Я рекомендую всем успокоиться, и вернуться к делу. – Невозмутимо произнёс примарх. После того, как напряжение в воздухе и свечение биотики стали сходить на нет, турианец продолжил речь. – Майор Джин, я не пытаюсь оправдать слова и действия своих подчинённых, но и вы поддерживайте порядок в своём отряде.
Вместо ответа, тот лишь кивнул головой, которая уже чуть пошла кругом. Он специально не стал ничего говорить. Вместо этого, он лишь последовал одному завету. Не мешайте противнику совершать ошибки! – Гласила древняя мудрость. Анжелина, немного успокоившись, всё же бросала в сторону несостоявшейся жертвы многообещающие испепеляющие взгляды, давая понять, что в следующий раз выполнит свою угрозу. Она не была расисткой, не питала ненависти по отношению к турианцам. Но их самомнение, порой переходило все границы. Так она считала. При этом её совершенно не интересовало, что её собственное самомнение тоже, иногда, зашкаливает.
Наконец, затянувшийся, и почти сорванный брифинг, закончился. Как ни странно, предложение человека прошло, и нашло отклик у остальных участников собрания.
Возвращаясь к отряду, расположившемуся неподалёку, пара шла некоторое время молча.
- Прости, я не специально. – Тишину первой решила нарушить девушка. – Я просто не могла спокойно слушать, как он начал высмеивать тебя!
- Цыгане. Что с них возьмёшь? – Ответил её спутник, многозначительно улыбаясь. И снова, смысл его слов ускользнул от непосвящённых. Как всегда, Антон, во время отдыха, насмотрелся видео из прошлого. Откуда в нём проснулся такой интерес, он и сам не мог ответить. Всё шло своим чередом, пока ему не исполнилось двадцать пять лет. Именно в этом возрасте он начал ценить и собирать по просторам информационных сетей видео и фильмы прошлых лет, и даже столетий.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Вася_Штопор
32 0%
Offline
444
2021-11-24 в 11:04 # 87
— Эй, соня... Просыпайся...

Тихий, мягкий, но при этом довольно сильный голос разбудил её.

— Ох... Трой, ну ещё пять минуточек, а?

Митчелл... Этот человек, видимо, никогда не даст ей поспать нормально.

— Нету у меня пяти минуточек... Теперь у меня целая вечность...

— Чего? — устало протянула Лира. — Трой, ты опять, чтоль, нажрался? Что за фигню ты несёшь?

— Если чего я и нажрался, так только свинца в грудь...

Голос Троя стал каким-то уставшим и... Грустным? Азари привстала с кровати и, переведя свой взгляд на источник голоса, в ужасе закричала. Трой, облаченный в лёгкий бронекостюм, был весь в крови, но, что хуже, его торс был в прямом смысле изрешечен пулями. Сквозь Троя прорывался яркий свет, от крови которого он приобрёл красноватый оттенок.

— Лира... — речь человека стала ещё медленней. — Я мёртв... Прости, но... Боюсь, не съездим мы с тобой на БлицКон... Хех... Чёрт...

— О чем ты, черт тебя подери, говоришь? — Листиния хотела выпрыгнуть из кровати и кинуться к Трою, но что-то её сдерживало. Она не могла шевельнуться.

— Мёртв я, Лира... Убит в бою, если пожелаешь... Но я не хочу, чтобы ты следовала за мной...

Неожиданно, Лира стала слышать какие-то отдалённые голоса.

— О, это, кажется, за тобой, — облегченно выдохнул Трой и мигом развернулся. — Удачи тебе, Лира... И пусть тебя хранит Богиня.

Листиния, впрочем, от этих слов не успокоилась, а только стала сильнее вырываться из невидимого захвата. Голоса там временем стали чётче. Кто-то спрашивал про состояние Листинии, после чего последовал краткий ответ "жить будет". Лира только и успела крикнуть "Трой!", как перед её глазами все стемнело...

— Трой! — вновь выкрикнула азари сквозь тёмную пелену. Через секунду-две её зрение восстановилось.

— Эй, эй, спокойней... — тихий женский голос моментально успокоил Лиру. То была местный "главврач", довольно молоденькая азари, которая, судя по виду, была ненамного старше самой Листинии. — С тобой все в порядке. Ну, если не считать простреленного живота и вывихнутой руки.

— Ч-чего? — как бы спросонья спросила Лира и тут же её снова охватило чувство страха. — О, Богиня... Где я? Где все?

— Ты на "Авроре", — сказала врач, что-то вводя в своём омни-инструменте. Тебя сюда притащили наши "Головорезы". Говорили, что это чудо, что ты вообще выжила. Кстати, они все ещё на Менае.

Стоило азари договорить, как Лира внезапно почувствовала резкую боль в животе. От этого она тихо простонала и, немного покорчившись, сжалась, словно в клубок.

— Ах... Зараза... Вашу ж мать... — чуть ли не шёпотом, сквозь зубы, процедила Листиния. Кажется, что она что-то ещё прошептала, но это было слышно только ей. Не хотела она, чтобы кто-то слышал, как она матерится.

— Богиня... — шокированно потянула врач. — Рано ты проснулась. Лучше давай ещё поспи.

Лира лишь молча кивнула, продолжая корчиться от все возрастающей боли. Азари достала из своей наплечной сумки небольшой шприц и, проверив его на предмет совместимости содержимого с анатомией коренных жительниц Тессии, быстро воткнула его в руку Листинии. Та даже не отреагировала, ибо боль в животе была сильнее. Через пару секунд её дергания сходили на нет, а сама Лира постепенно уходила обратно в сон...
Что за город Пукан, и кто его бомбит?
Gordon_Freeman
39 0%
Offline
653
2021-11-24 в 12:17 # 88
Алиса уже заканчивала проверку снаряжения, как к ней подошёл рядовой:
- Привет.
Она подняла взгляд и увидела лицо Хадсона.
- Привет.
- Слушай, спасибо за то, что спасла там, в бою, - поблагодарил он, присаживаясь рядом. - Ловко ты этих хасков "размотала". Тебя владению биотикой в твоей группе обучали?
- Не за что, - ответила Алиса. - Да. Но, кажется, я начинаю вспоминать кое-что...
- Вспоминать?
- Ну да. Меня "Затмение" подобрали в какой-то аварии, а позже сообщили, что у меня биотические способности. Тогда я ничего не помнила, кроме имени. Ничего, до недавнего времени.
- Можешь рассказать?
Она неуверенно посмотрела в глаза парню и немного смутилась.
- Я сама ещё толком не разобралась, но, кажется, биотические способности у меня не с рождения. Я вспомнила аварию... обрывками... Там были пары нулевого элемента.
- Это вполне возможно. Авария, нулевой элемент... Тебя вполне могло облучить. Не переживай, это несмертельно. Зато теперь можешь лупить врагов "силой мысли".
- Это уж точно, - улыбнулась девушка. - Помню, там, на месте аварии, ещё был знак "Затмения". И несколько людей, кажется, вышедших из грузовика с нулевым элементом.
Рядовой ненадолго взглянул на отряд и сказал:
- Интересная история. Но, кажется, пора собираться.
Он встал и пошёл к отряду. Немного позже, следом отправилась и сама Алиса.
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-11-24 в 23:16 # 89
После столь неожиданного для Антона вызова к Примарху и не менее неожиданного и спешного его ухода с подругой, Данила некоторое время продолжал сидеть на прежнем месте, обдумывая план своих дальнейших действий. То, что майор отложил ответ на предложение участие в проекте на неопределённое время нисколько его не удивило — любой здравомыслящий человек, а тем более командир воинского подразделения, просто обязан был основательно обдумать и взвесить все «за» и «против». Единственное, что оставалось выяснить немедленно, так это вопрос с приёмом в отряд. То, или иное решение командира радикально меняло планы и Данила решил как можно быстрее услышать окончательный ответ. Резко поднявшись с жесткого каменного «пуфика» и размяв затёкшие от не слишком удобного сидения ноги, он, широким шагом, направился вдогонку быстро удаляющейся паре, в надежде догнать их ещё до подхода к месту этого, довольно спешно собранного, брифинга.
«А что я теряю, в случае отказа командира принять меня в отряд? — на ходу размышлял Ирбицкий. — Ничего. Разве что возможность положить на поле боя какое-то количество этих уродливых порождений жнецов. Ну или полечь на этом поле самому, без особой пользы для будущего. Пара сотен уничтоженных хасков, каннибалов или налётчиков никак не сможет решить исход войны. В конце концов, вернувшись на Гиперборею, я принесу побольше пользы для нашего проекта.»
«Проект Феникс» — такое название братья решили дать своим приготовлениям к будущему возрождению человечества, задуманному ещё их отцом много лет тому назад. Идея с названием пришла им в голову почти одновременно и абсолютно точно передавала его суть.
«Правда, если я не присоединяюсь к «головорезам», возникает проблема с тем, как покинуть Менае и придётся опять потревожить О’Дониса, чего бы очень не хотелось. Но не думаю, что у них не найдётся какой-нибудь транспорт, идущий подальше от Требии. Пусть высадят в любом спокойном месте, а там вызову по коммуникатору Сию и — на Родину».
Вдруг вспомнилась старинная песня, услышанная им из коллекции «История музыки Земли», оставленной отцом:
Родина.
Еду я на родину,
Пусть кричат - уродина,
А она нам нравится,
Хоть и не красавица...

Данила поймал себя на мысли, что некоторое время назад слово «Родина» у него стало ассоциироваться не с Землёй и даже не с Мендуаром, где он провёл детство, а именно с затерянной на отшибе галактической цивилизации планетой — Гипербореей.
Как он ни старался, но не смог нагнать своих новых знакомых до их прибытия на брифинг, который, судя по довольно сильному шуму и доносящихся отдельным выкрикам уже давно начался. Не смотря на ожидание быть остановленным часовым, тот, еще на подходе, связался с кем-то по коммуникатору и, кивнув, беспрепятственно пропустил посетителя.
«Однако, я приобретаю известность в турианском обществе, чего не хотелось бы при теперешнем положении дел. Хотя, кто его знает, может это пригодится когда-нибудь и...» — от этих размышлений его отвлёк усилившийся шум и какая-то словесная перепалка на брифинге который и до этого момента не отличался спокойствием. Пришлось поспешить, что бы подойти поближе.
— Они не генералы… — попытался возразить какой-то турианец из «президиума»
— Да мне наплевать, ясно вам?! — прервал его гремящий женский голос и взглянув в его направлении, Ирбицкий увидел перекошенное гневом лицо Анжелины.
— Я требую удалить их обоих с совета… — не унимался оппонент и, внимая его словам, охрана двинулась к нарушителям спокойствия.
То, что произошло потом, Данила не мог предвидеть не при каких обстоятельствах какого бы то ни было мирного собрания, в том числе и брифинга — Анжелина неожиданно выхватила «Хищник» и, на вскидку, выстрелила в «требователя». Тот со страшным воплем схватился за челюсть.
«Ну ни хера себе! Вот и всё, — мелькнула мысль, — сейчас пара выстрелов навсегда успокоит буйнопомешанную.»
Но как ни странно, ничего не произошло, а девушка продолжала осыпать бранью, оскорблениями и угрозами своего врага. Да, теперь уже врага — таких выходок турианцы не прощают.
«Видимо Примарх каким-то знаком остановил снайперов, державших под контролем это неспокойное собрание и ничего непоправимого не случилось. Да и не верится, что капитан промахнулась случайно. Захотела — убила бы. Этот выстрел, был скорее всего, своего рода «пощёчиной» зарвавшемуся скандалисту. Ну и нравы, однако, у майора в отряде! Дисциплина...»
В это время Анжелина продолжала биться в крепких руках Антона и только свечение биотического поля показывало, каких усилий это ему стоит. Всеобщее напряжение разрядил громкий голос О’Дониса, призвавшего к порядку и спокойствию. Но всем и так было понятно, что продолжать брифинг не имеет смысла и присутствующие стали расходиться. Раньше всех, не дожидаясь других, к дальнему выходу двинулись Антон с Анжелиной, и Данила, протискиваясь через толпу, уже порядочно отстал от них. Пришлось ускорить шаг, что бы переговорить с глазу на глаз ещё до их прихода в отряд. Расстояние быстро сокращалось и, вскоре, уже можно было слышать их разговор:
— Прости, я не специально. Я просто не могла спокойно слушать, как он начал высмеивать тебя! — Оправдывалась девушка.
— Цыгане. Что с них возьмёшь? – Многозначительно улыбнувшись, пытался успокоить её собеседник.
Данила прибавил шагу и почти догнав «буянов» громко окликнул их:
— Господин майор! Остановитесь на минутку. Нам нужно кое-что выяснить.
От неожиданности они замерли на месте и, почти одновременно, обернулись.
— Ну что там ещё, лейтенант? — в голосе Антона слышались нотки раздражения. — Мы же с Вами уже всё согласовали.
— Всё, да не всё! Наш разговор прервал вызов Примарха и некоторые вопросы остались нерешёнными.
— И какие же это вопросы?
— Ну, во-первых, я спрашивал о вашем согласии держать всё рассказанное мною о проекте «Феникс» в строгом секрете от кого бы то ни было ещё. Даже от остальных членов отряда. До поры до времени, естественно. Во-вторых, какое отношение к цыганам, — Данила слегка усмехнулся, — имеют турианцы?
— Э-э-э... —начал было майор, но собеседник прервал его вопросом.
— И, самое главное, в третьих, в конце-то концов ответьте, принимаете Вы меня в отряд на оговоренных мною прежде условиях, или нет?
Резко сменив выражение лица на серьёзное, Ирбицкий замолчал в ожидании ответа.
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-11-26 в 22:56 # 90
В очередной раз, про себя, Антон отметил, что лейтенант отнюдь не так прост, как иногда хочет казаться. Что же касается кадрового голода, то отряду пополнение не помешает.
- Не буду скрывать, лейтенант, нашему отряду не помешает подкрепление. Несмотря на всю странность здесь и сейчас происходящего, будем рады вам. Любезности в виде клятв и присяги, думаю лучше оставить до лучших времён. На полпути от командного центра стоит пара палаток, где мы и разместились. Найдёте там рядового Молтера, он заведует оружием и амуницией, он же поможет выбрать всё необходимое. К сожалению, здесь выбор ограничен, но, по прибытии на Аврору, это можно будет поправить...
- Рядовой Джеймс Хокенс! Прибыл в ваше распоряжение, сэр! - В разговор вклинился третий голос, обладатель которого был молодым, среднего роста, кареглазым брюнетом.
- Вольно, рядовой! Мы не на параде. - Майор лишь кивнул в знак приветствия, так как бронекостюм он ещё по прилёту отдал на хранение. Вкратце описав своё безнадёжное положение после уничтожения его подразделения, Хокенс тоже попросился в отряд. Хотя, выбора не оставил сам примарх, собственноручно завизировав новое назначение рядового, тот не стал им размахивать, и требовать к себе особого отношения. Наоборот, как только все члены небольшого отряда собрались вместе, он тут же стал душой компании. Небрежные, даже пошлые шуточки, были как раз в его стиле. Разумеется, это оценили все. Каждый по-своему, хотя только суровая Карен не особо оценила полёт его фантазии. Хотя, и начала понемногу улыбаться. Видимо, парень пришёлся таки ей по вкусу.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-11-29 в 22:21 # 91
Во все времена человечество искало способ управлять временем. К сожалению, нет такого способа или инструмента. У времени то ли иммунитет к внешнему воздействию, то ли оно является веществом, которое неподвластно никому и ничему. Время идёт в своём темпе. И если вам кажется, что оно не просто идёт, а летит со скоростью света, вам действительно, не кажется. Просто, в данный момент, именно такая скорость является для него оптимальной.
Подошло к концу время ожидания. На посадочную площадку, недалеко от места расположения отряда «Головорезов», приземлился челнок, гостеприимно открыв дверь по правому борту.
- Внимание! Приступить к посадке! – Отдал приказ майор, стараясь перекричать гул двигателей. Личный состав без промедлений приступил к выполнению приказа. На войне как на войне. От тебя порой мало что зависит. А, от того, насколько чётко, быстро и эффективно ты выполнишь свою задачу, зависит не только твоя, но и жизни твоих товарищей по оружию. В отряде давно не задумывались над такими мыслями. По крайней мере, те, кто прошёл больше, чем один боевой вылет. Все действия доводились до автоматизма. Попрыгать на месте, дабы убедиться, что одежда и броня подогнаны, и сидят удобно. Снаряжение не мешает при движении. Оружие не издаёт никаких дополнительных подозрительных звуков и вибраций. Патроны, гранаты, аптечки и всякая другая мелочь, и прочее снаряжение на месте. Голова, руки, ноги и все остальные части тела исправно отзываются на твои команды. Только после этого ты грузишься внутрь тесной коробки, занимаешь своё место, закрепляешь оружие рядом с собой, в специальное удерживающее устройство. Перекидываешься парой шуточек с другими, или просто молча ждёшь взлёта. Наконец, когда командир проверит, все ли на борту, он отдаёт команду пилоту на взлёт. Закрывается бортовая дверь десантного челнока, гася собою малейшие проблески естественного для той или иной планеты света, вместо него предоставляя не шибко сильное освещение внутренних ламп. Разобрать, кто и где сидит можно, но и только. Пол под ногами начинает слегка вибрировать и трястись, вместе с зубами солдат, которые не успели расслабить челюсти. Гул и тряска чуть усиливаются, и ты, наконец, чувствуешь, как машина поднимается в воздух. Дальше тебе остаётся только ждать. Ждать, и молиться, чтобы шальной крейсер жнецов, или солдат ПВО не вышел прогуляться по холодку, перед сдачей смены. А, чтобы помочь десанту выполнить свою задачу, пилоту нужно иметь глаза даже на затылке. Имеются в виду, сенсоры и различные передатчики. Ну, и внимание к деталям. Порой, недооценка всего лишь одного фактора или не вовремя замеченный пуск ракеты, приводили к гробу за два миллиона кредитов для всех, кто находился внутри. Автоматика среагирует так, как ей и положено. Но, её задача только предупредить, всю остальную работу делает пилот.
- Майор, ОВП на точку высадки через десять минут.
- Понял. Отряд, приготовиться! Десять минут! - Антон первым встал со своего места, взял свой «Призрак», проверил уровень термозаряда, и, закрепив его за плечом, подошёл к кабине пилотов. Пилот – капрал деловито водила руками, переключая только одной ей понятные панели, по которым колонками текли буквы и цифры, предоставляя всю необходимую информацию.
- Когда будем заходить на посадку, включай постановщики помех, и готовь свето-шумовые ракеты. Мы высадимся, а ты прикроешь нас, и быстро, на базу.
- Вас поняла, майор! – Отозвалась Колетт, поправляя кепку, съехавшую ей на уровень бровей.
В это время, остальные члены отряда завершали проверки, и вовсю перебрасывались шутками.
- Вот, я два года назад с одной девочкой лежу, она передо мной, а я её… ну, вы поняли? И я такой, говорю, господи, здоровая у тебя здесь дыра! Господи, здоровая у тебя здесь дыра! А, она меня спрашивает, ты чего два раза повторяешь? А, я ей отвечаю, мол, я не повторял! В общем, у неё эхо было просто!
Весь личный состав захохотал, поняв смысл и оценив тонкий юмор сослуживца. Хокенса приписали к отряду как раз, на Менае. Его подразделение почти полностью было уничтожено в битве со жнецом, доукомплектовывать его было некем. А, тут прибыли «Головорезы», которые тоже испытывали кадровый голод.
- Ни хрена себе, рядовой, у вас игрища! – Даже суровая, с виду, первый лейтенант Форбс, слегка улыбнувшись уголками губ, поддержала общий весёлый настрой. Что было весьма необычно, с её стороны. С другой стороны, было бы неумно не сделать этого. Если ты хочешь заработать и поддерживать свой авторитет среди сослуживцев, старайся если не во всём, то хотя бы иногда не отставать от них.
- Это ещё что, лейтенант! Вы его поспрашивайте, как он на Омеге тусил! Заслушаетесь! – Подмигнул Карен рядовой Молтер.
- Берегитесь, господа! Вот, возьму и спрошу как-нибудь! И только попробуйте мне отказаться!
- Приготовились! Две минуты! – Раздался из кабины голос Антона. - Ладно, давайте, девочки и мальчики! Хикс, Хадсон, вы первыми идёте. Смотреть в оба, чтобы нас не застали врасплох, при высадке. Лейтенант Форбс, вы и рядовые Молтер и Хокенс следующие. Прикрывайте наш тыл. Мы с капитаном замыкающие, потом выдвигаемся вперёд. Наша задача наладить взаимодействие с красным и зелёным отрядами. Устанавливаем связь, и идём в точку Абель. Остальные действуют по плану. Ещё раз повторяю, смотреть в оба! Жнецы нам пощады не дадут, если хоть кто-нибудь подпустит их к себе.
- Противник засёк нас. На 12, 10 и 3 часа вижу их выдвижение к точке высадки.
- Понял тебя, Ферроу. План меняется. Заряжай свето-шумовые! Дай по паре залпов с обоих бортов. «Головорезы»! К бою! Пошли!
По обоим бортам челнока расцвели яркие вспышки залпов ракет, затем челнок пошёл на снижение, и завис в нескольких метрах от земли. В открывшиеся двери, с обеих сторон начал десантирование личный состав отряда.
- Супер 6.1! Взвод на земле, ухожу на базу. Удачи, командир! – Отрапортовала пилот челнока, дав напоследок ещё один залп ракетами по тем же координатам, с поправкой на сокращающееся расстояние. Как только противник решил, что Кадьяк начал наглеть, Колетт тут же приступила к выполнению первой части операции. Машина резко взяла форсаж с места, отчего, если жнецы могли бы реагировать эмоционально, многие из них, вероятнее всего, сейчас бы рвали и метали. Антон по крайней мере, именно так и думал, ставя себя на их место. Без транспорта, «Головорезы» лишились бы почти всех шансов на спасение.
- А, где конь волшебный? Упустили! Эй, кто-нибудь! Палача сюда! – Пробормотал он себе под нос, вскидывая свой пулемёт, и выстреливая первую очередь в появившихся хасков.
Тут же эфир заполнился переговорами отряда. Пока что, всё шло нормально. Как и ожидалось, противник бросил в бой силы, раза в два превосходящие людей количественно.
- Осторожнее, справа!
- Вижу! Спасибо!
- Ещё справа, лейтенант! Ложись!
- Внимание! Красный отряд, зелёный отряд! Вас вызывает Головорез 2.0.3.3. Мы высадились. Ведём бой с противником. Как у вас обстановка? – Вышел Антон на внешнюю частоту, в душе надеясь, что у остальных дела обстоят не хуже, чем у них.
- На связи красный отряд. Ведём бой, как и вы. Есть потери, двое убитых. Жнецы нам голов не дают поднять! Нам бы не помешало прикрытие!
- Зелёный здесь. Аналогично, майор!
- Красный, зелёный, вас понял! Что-нибудь придумаем. Держитесь! Головорез вызывает Центральную! Нужна артиллерийская поддержка по следующим координатам…
- Вас слышим «Головорез»! Завершаем наведение, прикажите всем залечь!
- Внимание всем отрядам! Воздух!
Один единственный дредноут, способный к орбитальной бомбардировке завершил наведение своих орудий. Все остальные были заняты отвлечением внимания всё прибывающих кораблей жнецов.
- Капитан, орудия наведены. Мы готовы. – Отрапортовал старший канонир.
- Огонь!
- Всем батареям! Огонь! Огонь!
Небо над головами людей разверзлось серией ослепительных вспышек, а через несколько секунд, от взрывов задрожала земля под ногами. Вдалеке, там, где только что располагались силы жнецов, в воздух взлетели огромные валуны, вместе с землёй и ослепительно белым пламенем. Дым и пыль тут же ухудшили обзор поля боя, однако, благодаря встроенной в визор шлема системе фильтрации света, майор отчётливо увидел, насколько сильно сократилась численность противника.
- Говорит капитан Шепард. Мы начинаем операцию. Мой отряд только что высадился, и мы направляемся к маяку. Отряды прикрытия, надеюсь, вы меня слышите, и понимаете, что мы рассчитываем на вас. Конец связи!
Вот теперь, начинается самая важная часть сражения. Антон сверился с хронометром. С момента их высадке прошло около пятнадцати минут. Хотя, казалось, уже час, не меньше, они обороняются. Если сейчас хоть один отряд даст слабину, или, наоборот, начнёт геройствовать, на операции можно ставить крест.
- Мартинес, стой! Куда?!
- Я сейчас этим грингос лицо начистить! Они убили мою семья!
То, чего боялся Антон, случилось. Один человек из красного отряда не совладал с собой, и полез-таки на рожон.
- Красный отряд на связи! У нас убитый. Хорхе Мартинес. – Доложили по интеркому. – Всем держать позицию!
Противник наступал волнами. Жнецы, видимо, не до конца представляли численность защитников, иначе давно бы смели их одним ударом.
- Мне не помешала бы помощь, господа! – Раздался голос Анжелины, сквозь шум боя.
- Валькирия, принято! Хадсон, ты где?
- Он ранен, я за него!
- Хикс? Что с ним? – Антону всегда в такие моменты становилось не по себе. При эвакуации с Земли, погибла большая часть отряда, а та, что стояла сейчас насмерть, являла собой уже почти что ветеранов.
- Он ранен и контужен. Я его оттащил в тыл. Иду на помощь нашей даме.
В это время Анжелина сменила уже третий термозаряд, ствол её винтовки еле успевал остывать от бешеного темпа огня. Сейчас уже была не важна точность, потому как каждый выстрел находил свою цель. Было бы просто нелепо и обидно не попасть в человека с расстояния в сто метров. А если цель напоминает собой ходячую группу батарианцев, как будто склеенных вместе под различными углами, то и говорить нечего.
- Форбс на связи. Центр запрашивает обстановку. Да, как долго мне ещё сидеть без дела? За всё время, около десятка на нас пришлось.
- У Центра телеметрии разве нет? Или им подавай всё из первых рук? Ладно, скажи держимся, но от пары ящиков с термозарядами для каждого отряда, не откажемся! Да, Форбс. Вы уж там не скучайте, и если дотянетесь своей оптикой до наших позиций, будем рады, если поддержите огнём. Но, позицию запрещаю оставлять! Если не будет тылов, нас зажмут, раздавят, и съедят!
- Принято, командир. – Без особого энтузиазма ответила лейтенант. Джин мог её понять, самому было обидно, когда будучи ещё рядовым, его оставили в тылу. И если бы не те батарианцы, что по не знанию, или по ошибке набрели на них, он бы ничему так и не научился.
- Центр! Говорит «Головорез» - старший. Пару-тройку летунов прошу выслать на наши позиции. Пусть, причешут гостей!
- Центр на связи. Вас поняли. ОВП десять минут. Сообщаю, артподготовка пока недоступна, дредноут меняет место дислокации.
- Вас понял! – Ответил майор, и с досады сплюнул на землю. - Весёленькое сражение намечается. Отряд внимание! Артподготовки пока что, больше не будет. Рассчитывайте на свои силы.
- Красный-лидер здесь! У нас четверо убитых, пятеро раненых, один тяжёлый. Необходима его срочная эвакуация.
- Зелёный на связи! Командир убит! Принял командование на себя. Прошу разрешения оставить позицию, и перейти на запасную, нас здорово теснят! Боеприпасы на исходе! Кто ещё меня слышит?
- Зелёный! Я Головорез. Подкрепление будет через восемь минут, отходите на вторую линию! Когда прибудет подкрепление, обозначьте свою позицию!
- Говорит капитан Шепард. Мы почти на месте. Столкнулись с сильным сопротивлением. Отряды прикрытия, нам нужно ещё немного времени! Как поняли меня?
Разумеется, все его поняли. Как будто, был выбор! Если не ты, значит, тебя. Что ещё можно добавить…
Детали той операции были настолько засекречены, что только по прошествии нескольких лет, после окончания войны, стали приоткрываться детали. Как потом выяснилось, Шепард не пошёл к маяку, а вынужден был искать сына примарха Виктуса, дабы турианцы вступили в борьбу, поддерживая силы Альянса. Но, кто, в здравом уме, ставит в известность исполнителей? Ты получил приказ? Получил. Изволь его выполнить, в полном объёме. Прикрытие его выполнили. Красный отряд понёс тяжелые потери, зелёный был расформирован, по причине гибели командира и семидесяти пяти процентов личного состава. У «Головорезов» был убит рядовой Хокенс. Парень схлестнулся в рукопашную с налётчиком жнецов. Противник не был недооценён, но сил рядового не хватило, чтобы победить своего врага. Джеймс Р. Хокенс, рядовой первого класса, годы жизни, причина гибели. Вот и всё, что можно было сказать в нескольких словах о человеке, если ты его не знал лично. Каждый убитый солдат, каждая планета, звёздная система, которую пришлось отвоёвывать, либо оставлять, чтобы потом вернуться туда снова, оставляли шрамы в душах каждого, кто принимал участие в войне. Шрамы на теле ещё поддавались лечению, но пока что, не было средств, чтобы излечить душу.
- Они уходят! Майор, они драпают! Мы показали этим сукиным детям, как нужно воевать! – Взорвался криком рядовой Молтер, видя, как начинают пятиться солдаты противника, и всё больше искать укрытий, чтобы потом уйти с поля боя. Рядового поддержал каждый, кто ощутил на себе всю тяжесть схватки. Почти каждый второй расстрелял по два, а то и по три боекомплекта, отведённых на операцию. Если бы не два летуна, которые сумели охладить напор противника, и сбросить в указанных координатах ящики с медикаментами и боеприпасами, невосполнимых потерь было бы гораздо больше.
Войску прикрытия предстояла обратная амбаркация. Объединённые силы турианцев и людей оставляли спутник Палавена.
- Всем быстро на борт! Через две минуты взлетаем! Кто не успеет, останется тут навсегда! – Как всегда, чтобы поторопить десант, пилот-капрал, избрала проверенную временем интонацию. Разумеется, никуда она не улетит, даже если будет прямая угроза уничтожения челнока. Она сделает всё, что зависит лично от неё, но не допустит, чтобы хоть кто-нибудь не погрузился. После того, как закрылась бортовая дверь за последним десантником, после привычного форсажа на взлёте, «Головорезы» почувствовали облегчение. Единственное, что омрачало радость от успешно выполненного задания, гибель сослуживца, тело которого забрали с собой, дабы жнецы не учинили над ним очередного эксперимента. Что-что, а эксперименты у них выходили на славу. Налётчики, Тварь, спайка батарианцев, говорят, что где-то даже видели рахни…
- Что значит, уходим?! Командир! – Недоумённо спросил Молтер, когда они вернулись на базу. – Да, мы за пару таких вылазок им так наваляем, что они сами будут рады свалить с этой планеты!
- Тебе мало потерь красного и зелёного? Зелёного отряда больше нет. Их осталось десять человек. Это ещё меньше, чем нас! Или ты хочешь, чтобы все встали под ружьё? Ну, встанут. А, ты в курсе, что не все они умеют воевать? Там гражданских больше, чем их армии и флота, вместе взятых! Я тебя выслушал, понял, но у нас приказ. Выполняйте его, рядовой! На всё про всё, полчаса. – Антон уже не знал, куда деть глаза, чтобы не видеть осуждение и удивление отряда. А уж самому ему хотелось, как кораблю, пройти через ретранслятор, и исчезнуть.
- Есть, сэр! – Рядовой всем своим видом показал, что не согласен, и только уважение не позволяет ему послать всех, кто ему приказывает. Невелика радость, отступать после первого выигранного сражения. Без потерь не обходился ещё ни один конфликт.
- Майор! Вы отлично справились со своей задачей. Позвольте, выразить вам и вашим людям моё восхищение и уважение! Без вас, боюсь, мы бы не справились. Прошу, примите эти награды для вашего отряда, кто участвовал в сражении. К сожалению, на данный момент, это всё, что я могу сделать для вас. Всё, что могу. Лично. – Немного смущённый тон примарха весьма удивил его. За всё время, это был первый раз, когда турианец, обличённый властью, благодарит тех, кто чуть не сгинул в бою. Джин, по крайней мере, не помнил такого на своём веку.
- Благодарю вас! Как у нас говорят, даст бог, ещё свидимся! – Устало ответил он О`Доннису, и попрощавшись, заспешил к месту погрузки. Он не успел расслышать, как турианец произнёс: - "Не сомневайтесь, майор!"
Весь путь до Авроры люди провели почти в полном молчании. Все были вымотаны до предела. И, всё, о чём мечтал каждый из них, поскорее забыть тот кошмар, что им довелось пережить. Однако каждый знал, что это ещё не конец. Им предстоит ещё немало сражений, возможно, заранее проигрышных, но от этого не маловажных. Каждый бой на любой войне имеет своё значение. Неважно, выиграл ты или проиграл. Жизнь продолжается, даже если и без тебя…
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-12-05 в 2:49 # 92
Закончив разговор и получив согласие майора на приём в отряд, Данила отправился на поиски палаток «хозяйства майора Коршуна». Найти «хозяйство» было несложно, т.к. он уже несколько раз замечал его во время своих перемещений по территории. Оружейник Молтер предоставил для осмотра всё вооружение и амуницию, которая имелась в резервах отряда. Выбор оказался не таким уж ограниченным, как его описал майор, но кроме термозарядов и нескольких гранат, Ирбицкий не нашёл ничего, что желал бы взять дополнительно к уже имеющейся у него амуниции. Поколебавшись немного, он всё-таки решил усилить свою огневую мощь тяжёлым вооружением. Из имевшихся снайперских винтовок выбор пал на «Чёрную вдову», хорошо модифицированную сверхлёгкими материалами и тепловизионным прицелом. Едва успев получить оружие и рассовать полученное снаряжение, Данила услышал гул мотора десантного челнока и поспешно вышел из палатки.
На посадочную площадку, недалеко от места расположения отряда «Головорезов», садился челнок и сквозь сильный гул были слышны команды майора:
— Внимание! Всем приступить к посадке!
Поспешив к площадке и стараясь перекричать гул моторов, Данила обратился к командиру:
— Извините, господин майор. Я так понимаю, мы, по прибытию к месту, сходу вступаем в бой?
— Да, времени будет в обрез.
— Тогда какие будут распоряжения в отношении меня? Моё место в отряде и действия на поле боя?
— Жаль, конечно, что всё происходит в такой спешке и нет времени на Ваше знакомство с отрядом и тренировок по взаимодействию. Но Вы же не новичок на войне и разберётесь с ситуацией на месте в соответствии с обстановкой. После высадки, занимайте позицию где-нибудь на правом фланге. Всё остальное — на ваше усмотрение, если не будет какого-нибудь распоряжения от меня.
— Есть, господин майор!
После закрытия бортовой двери десантного челнока, машина резко взмыла в воздух, вызвав усиление тряски и вибрации.
— И ещё, лейтенант. Следите как можно внимательнее за всем полем боя и в случае надобности поддерживайте огнём или биотикой те места, где намечаются какие-то вражеские прорывы.
— Понял!
— Майор, ОВП на точку высадки через десять минут, — послышался доклад пилота.
— Понял. Отряд, приготовиться! Десять минут!
Командир «Головорезов» встал, подошёл к пилоту и принялся давать ей какие-то инструкции. Данила не слышал их содержания, но видел, как капрал Коллет несколько раз кивнула в знак понимания и в конце-концов громко прокричала, поправляя кепку, съехавшую ей почти до уровня глаз:
— Вас поняла, майор!
Времени до высадки было ещё достаточно и личный состав коротал его, рассказывая, как это обычно бывает среди бойцов, похабные анекдоты и шутки. Что касается нового члена отряда, то он сидел молча, сожалея, что его приход был столь сумбурным и не было времени ни познакомиться со своими новыми товарищами, ни «обмыть» как следует своё новое назначение. Но всякому ожиданию когда-нибудь приходит конец:
— Приготовились! Две минуты! – Раздался из кабины голос командира.
— ...Наша задача наладить взаимодействие с красным и зелёным отрядами, — урывками доносилось до слуха Данилы. — Жнецы нам пощады не дадут...
— Противник засёк нас.
— Понял тебя, Ферроу! ... меняется...ряжай свето-шумовые! Дай по паре залпов с обоих ...ортов. «Головорезы»! К бою!
Дальнейшее Ирбицкий помнил смутно — яркие вспышки залпов ракет, резкое снижение, десантирование и такой же резкий уход десантного челнока на безопасное расстояние. Ну а на земле завертелась мясорубка боя. Эфир заполнился переговорами отряда. Сам он, согласно инструкции, занял удобную позицию на самом краю правого фланга и «мочил» наиболее зарвавшихся уродливых порождений машинной фантазии. Менял несколько раз позицию, снова стрелял, опять менял... Вскоре он начал чувствовать, как какая-то энергия стала наполнять тело, а мозг перестал реагировать на что-либо, кроме поиска целей для биотического броска или удара. Просыпалось так называемое "упоение боем" и с ним — усиленные биотические способности. Данила то перемещался по полю боя в гущу врагов, используя биотический заряд и оставляя им «подарки» в виде связки гранат, то, затаившись за укрытием, запускал ударную волну и отстреливал из «Наёмника» смешно кувыркающиеся в воздухе фигурки. Но враги всё наседали и наседали. Вскоре отряду пришлось запросить артиллерийскую поддержку с орбиты.
— Головорез вызывает Центральную! Нужна артиллерийская поддержка по следующим координатам…
— Внимание всем отрядам! Воздух!
— Всем батареям! Огонь! Огонь!
Дредноут, направленный для орбитальной бомбардировки, завершил наведение своих орудий и нанёс страшный удар... Ослепительно вспыхнули заряды, задрожала почва под ногами, в воздух взвились камни и даже некоторые валуны. Вскоре поле боя заволокло дымом...
Когда всё закончилось и дым немного рассеялся, Данила, короткими перебежками направился к оставленному им до начала обстрела месту на передовой линии обороны, где наспех была оборудована огневая точка и удобно установлена тяжёлая снайперская винтовка. Позиция была вынесена довольно далеко вперёд и всё ещё оставалась плохо просматриваемой сквозь густой дым. Оказавшись после очередной перебежки у цели, он не обнаружил своего небольшого укрытия. На месте бывшего окопчика возвышался приличного размера валун... Нахлынувшие чувства были неописуемы:
— М-д-а-а-а... Писец «вдове», кусать уже не будет. Ну и как теперь отчитаться за потерю оружия? Бл-л-я-дь!
Не смотря на то, что орбитальный удар нанёс противнику большой урон, это всё же не смогло остановить его наступление. Бои продолжались с нарастающим ожесточением.
После прибытия командера Шепарда с отрядом, чаша весов вроде бы стала клониться в сторону объединённых сил «Альянса систем» и Иерархии, но всё равно силы жнецов были несоизмеримо большими и было принято трудное для всех решение об оставлении спутника Палавена. Упоение боем для людей обернулось горьким похмельем. Что уж говорить о турианцах...
Потом была встреча с Примархом и его короткая, но полная благодарностей речь, завершившаяся вручением наград. Пытаясь хоть как-то скрасить столь невесёлое прощание, О'Донис всё же выразил надежду на скорую встречу.
Хотя путь до «Авроры» и был довольно продолжительным, бойцы провели его в напряжённом молчании, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами. Сказывалась смертельная усталость и горечь того, что не смотря на успешные боевые действия, пришлось оставить поле боя. Тем не менее, они понимали, что это ещё не конец войны и вера в победу не давала впасть в полное уныние. К счастью для своего душевного спокойствия, никто: ни члены отряда, ни командование, ни Данила, ни даже командер Шепард, пока ещё не знали, что холодный машинный разум, затеявший всё это миллиард лет тому назад, не заложил никакой программы её окончания. Это была бесконечная война...
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-12-06 в 21:53 # 93
Когда челнок вошёл в притяжение магнитного поля корабля, магнитные захваты зафиксировали его в своих объятиях, отчего по корпусу пробежала лёгкая дрожь.
Чтобы поприветствовать вернувшийся отряд, адмирал Джексон лично вышел к челноку.
«Головорезы» по очереди вышли через левую дверь, и построились вдоль борта. На их лицах читалась усталость и безразличие ко всему.
- Адмирал, «Головорезы» задачу выполнили! Имеем потери, убит рядовой Хокенс. Отряд готов к дальнейшему несению службы! – Доложил Антон, и пожал протянутую руку адмирала.
- Благодарю вас, майор! И весь личный состав! Можете отдыхать. О дальнейших наших планах узнаете позже. Майор, прошу вас к личному докладу! – Джексон пригласил Джина пройти с ним.
…- Таким образом, мы узнали о том, насколько сильный противник нам противостоит. – Рассуждал капитан корабля, выслушав докладчика. – В космосе нам всё ещё не хватает сил, чтобы на равных бороться с кораблями жнецов. Вероятнее всего, мы пока что, и не сможем этого. Их броня крепче, орудия мощнее, кинетические барьеры мы едва успеваем сносить, как они уже восстанавливаются. Это не война, а бойня. Наши корабли слишком неповоротливы, чтобы вести манёвренные бои наравне. Да и на точности огня весьма сказывается проведение каких-либо манёвров. Необходимо пересмотреть очень многие взгляды на ведение боевых действий, нужны новые технологии, наконец. Без всего этого, боюсь, нам долго не выстоять против машин. Из последних разведданных, что имеются у нас, Земля, и все планеты Солнечной системы полностью захвачены. Связь с отдалёнными системами, вроде Терминуса и остальными, нестабильна. Так что, говорить о каких-либо достижениях, не приходится.
- Насчёт технологий я могу подумать. У меня есть связной, который имеет выходы на чёрный рынок. Возможно, он сумеет выйти на контакты Серого Посредника. Тогда мы сможем хоть как-то продвинуться вперёд. – Потирая подбородок, и по привычке, морща лоб, произнес, наконец, Джин. – Правда, насчёт корабельных систем, уж простите, обещать не могу. Мы – пехота, всё-таки. Но, обещаю хотя бы попробовать. Не такое уж это простое дело, адмирал, воевать.
- Кто бы спорил, майор! – Печально отозвался собеседник. Взглянув на хронометр, он продолжил. – Наша следующая остановка – Цитадель. Мне сообщили, что проводится всеобщая мобилизация. Хотя бы в этом я вижу позитив. До Цитадели отдыхайте.
После доклада командиру корабля, Антон был не в самом хорошем расположении духа. Он всегда был уверен, что ВКС Альянса если не самые лучшие в галактике, то одни из самых лучших. Сейчас же его уверенность в этом таяла на глазах. У людей всегда бывал дефицит, почти во всём. Никогда ВКС не были укомплектованы и оснащены по всем правилам и уставам. Где-то был кадровый голод, и люди ходили в атаку ротой вместо полка. В другом месте, приходилось воевать оружием чуть ли не двадцать первого века. Про техническую сторону лучше умолчать. Нет, на Земле всё было в порядке. Там не было такого бардака, как в других, и особенно, отдалённых системах. Чем дальше в лес, тем толще партизаны, - вспомнилась ему одна присказка. Это не всегда было так. На самом деле, лишь Земля могла похвастаться кадрами, чьё лицо еле влезало в экран дальновизора. На окраинах галактики такие, как правило, не выживали. В тех местах правили бал сила, ловкость и боевой дух, помноженные на отвагу. Ну, и, разумеется, способность нестандартно мыслить, либо проявлять чудеса смекалки, в критически важные моменты.
До Цитадели, при их скорости, им лететь чуть ли не сутки, всё же Аврора была не рассчитана на сверхдальние перелёты, в отличие от других и подобных кораблей. Когда корабль проектировался, инженеры заложили в него стократный запас прочности и выносливости, пожертвовав скоростью. Хотя, будучи крейсером, Аврора хотя бы иногда способна на чудеса. Благодаря не столь большим размерам, удавалось пройти незамеченными там, где дредноуты и линкоры «светились» во всех радарных диапазонах. Если не особо вдаваться в детали, крейсер мог сойти за пиратский. Неужели, за каждым пиратом гоняться по всей галактике? Либо, при включенной системе постановки помех, можно было сойти за космический мусор, здоровенный астероид, или давно брошенный аппарат, коих дрейфует и летает (при наличии автопилота), поди, сосчитай. Однако это не значило, что крейсер неуязвим, невидим, и имеет все шансы наподдать любому встречному. Каждый обязан знать предел своих возможностей. И горе тому, кто думает иначе, ведь выше головы не прыгнешь.
Как и всем, Антону пришлось пройти процедуру сдачи оружия и снаряжения. Рядовой Молтер, посмотрев на него, лишь протянул руки, чтобы забрать его «Призрак» и бронекостюм. Молтер не был злопамятным, да и было бы на что обижаться, ведь командир не сказал ему ничего обидного. Да, поставил на место, но и только.
- Командир! Очередь, однако! – Пошутил он, видя, что Джин о чём-то задумался, и не спешит расставаться со своим имуществом. Следом, Анжелина игриво толкнула его бедром, дабы он соизволил уступить ей место. Отойдя на шаг в сторону, он удостоился пристального взгляда и лёгкой улыбки, адресованной ему.
- Командир не спит, а отдыхает, а? –Произнесла она, чтобы ещё больше разрядить обстановку. Многие на корабле засматривались на неё. Почти всем она дарила надежды и мечты, но сердце её принадлежало человеку, стоящему сейчас рядом с ней, и глупо улыбающемуся, глядя на неё. Пара прошла через многие препятствия и испытания. Как и у всех, у них бывали ссоры, недопонимания, даже без женской ревности не обошлось. Но, несмотря на это, они до сих пор вместе. Никто из них не загадывал, что будет дальше. Им хорошо сейчас, а на войне много ли нужно, лишь бы было с кем разделить все тяготы и радости, а остальное приложится. В этом им сомневаться не приходилось. Посмотрев последние отчёты всех родов войск, майор решил попробовать связаться с лейтенантом Харсом. Лайл Харс был его связным, и перед началом вторжения, по совместительству доверенным лицом. В общем, если нужно было что-либо достать, навороченную винтовку, «навеску» для неё же, информацию, наконец, то лучше Лайла с этим никто не мог справиться. Из тех, кого майор знал лично.
- Лейтенант Харс слушает. – Отозвалось голографическое изображение после продолжительного ожидания.
- Джин здесь. Привет, Лайл!
- Здорово, и тебе не хворать! Чем обязан?
- Просвети меня о состоянии дел на Цитадели. Это раз. Нужны списки оружейных магазинов, готовых сотрудничать с нами. Можно даже нелегально. Это два. Ну, и как сам? Это три.
- Мда. Задачка! – Лейтенант потёр подбородок в раздумии. – [b]Легальные я ещё могу поспрашивать, но тебе же ещё нужны выходы на чёрный рынок. Может, ещё к Серому посреднику обратиться попросишь?[/b]
- Если есть такая возможность, обратись. После Палавена все средства хороши. У нас убитый.
- Кто? – У собеседника от удивления округлились глаза.
- Прикомандированный, Хокенс. – Ответил сухо Антон. А что ещё он мог сказать? Что он скорбит о потере боевого товарища? Что ему жаль? Ему и так было жаль, зачем ещё раз об этом вспоминать!
- Да… Дела, однако! Ну, все мы там будем, рано или поздно. На Цитадели дурдом творится. Прибывает огромное количество беженцев самых разных мастей и прочих характеристик. Сам понимаешь, война, народ стремится убежать от опасности куда подальше. Совет заседает круглые сутки, толку, правда, от этого чуть. Из-за их метаний, порядка не прибавляется. Шепард буквально только что вернулся сюда. Представляешь, он в одиночку начал решать такие вопросы, которые тот же Совет решает уже несколько месяцев! Мужик реально крут, как я посмотрю. Деловой. Я краем уха слышал, будто у него есть выход на контакты Серого. Попробую прощупать почву. С финансированием у нас, пока что, порядок. Как не было, так и нет ни хрена! Шучу, конечно. Не так всё плохо, как кажется на первый взгляд. Да, что это я всё о себе, да о себе? Вы то, с Анжелиной как?
- У нас всё путём. Как у любой нормальной пары. Поссоримся, потом помиримся в горизонтальном положении. – Ответил Антон, вспоминая недавнюю ночь, когда девушка превзошла саму себя.
- Судя по твоей улыбке, точно всё в порядке. Ладно. Как новенькая лейтенант, освоилась?
- Глаз на неё положил, а? Что ж, понимаю. Крепкий орешек, конечно, однако, всё при ней.
- Ну, и что из того? Думаешь, мне не хотелось бы с ней, а может, и её саму, закрутить? Но, девчонка классная, этого у неё не отнять. Только уж больно жёсткая…
- Это, как говорится, на любителя. А, знаешь ли ты, что не так она проста, как хочет казаться? И что вся её жёсткость, лишь маска? Видали мы таких, сам таким был.
- Кто спорит…
Разговор продолжился в том же ключе. Обычный мужской разговор, где обсуждаются самые разные темы, начиная от характеристик различных видов оружия, быстроходности кораблей, всевозможных слухов и домыслов, и тому подобное.
- Ладно, мне пора. Скоро ужин. Опаздывать нельзя, иначе потом мне выговор объявят. – Через пятнадцать минут решил закруглиться Антон, из-за раздавшегося вызова по инструметрону. – Список всего нужного я тебе пришлю позже.
- Когда на Цитадель прибудете?
- Думаю, через сутки. Раньше никак. Мы – не Нормандия, всё ж таки! Всё. Отбой.
Собеседник кивнул головой, после чего его голограмма вышла из зоны досягаемости передатчика. Антон, как и планировал, отправился в общую столовую. Можно было бы взять всё в их личную каюту, но он избегал делать это слишком часто, и не по делу. Он не был сторонником панибратства с личным составом, прекрасно понимая, к чему это может привести. Однако и отстраниться от них было бы моветоном. Посему, когда было совершенно необходимо уединиться в компании своей избранницы, либо в периоды, когда он не хотел ни слышать, ни видеть никого, кроме неё (от своей пассии никуда не денешься, проверено временем), лишь только в этих случаях он не принимал участия в приёме пищи вместе с личным составом. Сейчас же, это было просто необходимо. Пища на Авроре не отличалась особыми изысками в виде прославленных земных устриц, омаров, и тому подобных деликатесов. На это у Альянса просто не было ни сил, ни желания, ни тем более, средств. Мыслимо ли дело, покупать такую роскошь! Купи, доставь, приготовь, да так, чтобы потом никого не мучила ни морская, ни сухопутная, ни какая ещё болезни. Стандартные армейские пайки, плюс чуть разнообразия из гражданских блюд, которые можно приготовить даже в полевых условиях. Конечно, каждый мог по желанию, заказать себе всё, что в голову взбредёт, это не поощрялось, но и прямых запретов на это не было. Просто, каждый понимал, что лишняя копейка может понадобиться в любой момент. И неважно, удобный или нет. В любое время могло накрыться финансирование Альянса, и что тогда прикажете делать с барахлом, которое ты так усердно собирал? Если тебе не будут поступать деньги на счёт, придётся распродавать и раздавать всё, чтобы хоть как-то выжить.
В столовой за большими столами расположились все желающие и свободные от своих сиюминутных дел, обязанностей и вахты. Люди, и немногочисленные гуманоиды вместе пили, ели, перебрасывались словами, шутками. Только «Головорезам» было нынче не до шуток. Погибшего товарища не вернуть, все это понимали, но как это принять, вот, в чём вопрос. Вскоре, это будет восприниматься как обычно, но не сейчас.
- Эй! Джин! Садись, я тебе место заняла! – Окликнула его Анжелина, когда Антон с подносом в руках стал искать глазами свободный стол. Кивнув, и улыбнувшись уголками губ, он без лишних колебаний устроился рядом.
- Я так понимаю, вы уже начали, без меня? – Тема гибели не поднималась, но и так всё было ясно. Отряд в составе Хикса, почти отошедшего от недавней контузии Хадсона, Молтера, Форбс и Анжелины, видимо, уже приняли по паре рюмок.
Вместо ответа немного флегматичный и спокойный Хикс, пожал плечами. Форбс лишь слегка дёрнула щекой, а Хадсон просто сидел с отсутствующим видом.
- Да, ребята. Что есть, то есть. Никто не вечен, и каждый из нас, на каждом задании, в одном шаге от смерти. Она всегда стоит за плечом, выжидая, когда, наконец, сможет взять нас под ручку, и сопроводить в какое-то место, только ей и известное. За Хокенса! Отважный был парень. Побольше бы нам таких, и жнецам точно не сдобровать!
Выпили, помолчали. Кто-то ещё добавил, кто-то допивал налитое, растягивая удовольствие. В их числе был и сам Антон.
- Нюни отставить до лучших времён, отряд. Мы направляемся на Цитадель. Будем там чуть меньше, чем через сутки. До прибытия мне необходимо собрать всю вашу телеметрию, для пополнения послужного списка. Также прошу вас всех составить списки необходимого оборудования, для дальнейших боёв. Оружие, бронекостюмы и их модификации. В общем, всё, что вам понадобиться, чтобы не погибнуть в первые же секунды, после высадки. Так же, просьба, подумать об альтернативе для каждого элемента, ибо в наличии, или даже на заказ желаемого вами, может не оказаться. Мы не олигархи, чтобы иметь всё, сразу и много. Ваши пожелания отправляйте мне или Энджи. Она передаст их мне, а я дальше, по инстанциям пойду.
Слегка воодушевлённые свалившимся на них, хоть и маленьким, но счастьем, десантники приступили к обсуждению всего необходимого.
- Нет, Киншаса я не люблю. У них глюки иногда бывают адские.
- Ну, да! Оставь себе тогда стандартный набор, N7.
- Щас! Нет, он, конечно, хорош, но всё-таки… Тем более, если есть выбор!
- Ты губы то не раскатывай особо, Молтер! Глядишь, визора Куваши и не будет. Так и придётся тебе в заводских настройках бегать.
- Я тебе лично «Маску смерти» закажу!
Все засмеялись, наконец, оставив траурное настроение за бортом. Незаметно для всех, ужин подошёл к концу. Личный состав, заступающий на вахту, спешил по местам несения службы, сдавшие смену, шли по своим делам. Отряд десантников был предоставлен самим себе. Антон сидел перед экраном терминала, составляя свой список. Чем раньше это сделать, тем больше времени останется на остальные заботы. Ему ещё предстояло составить рапорт для командования, и подготовить все документы на погибшего Хокенса.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-12-07 в 21:48 # 94
После прибытия на «Аврору», прохождения всех формальностей и получения места в каюте, Данила решил наконец-то «заморить червячка» в корабельной столовой. Тем более из камбуза тянуло такими аппетитными запахами, что урчание в животе было уж совсем неприлично громким. Ужин, или чем там ещё это было, был в самом разгаре и свободных мест было не так уж много. Соорудив на подносе целую пирамиду из блюд и закусок и уже начав сомневаться в своих способностях осилить это «богатство», Ирбицкий окинул взглядом зал в поиске свободного места. Первым порывом было сесть на свободное место вместе со своими новыми товарищами по отряду, но оно находилось рядом с Анжелной и, вполне естественно, предназначалось для её друга.
«Ну что же, — решил Данила, — придётся обедать в одиночестве. Не хотелось бы, с самого начала, отсраняться от общества, но в этом нет моей вины.»
Пройдя мимо необычно для своего характера тихой компании «головорезов», он поприветствовал всех, пожелел приятного аппетита, занял свободный столик не слишком далеко от них и стал прислушиваться к разговорам.
– Эй! Джин! Садись, я тебе место заняла! – неожиданно раздался оклик Анжелины.
Данила повернул голову и встретился глазами с тем, кому он предназначался — припознившийся после встречи с командованием, Антон с подносом в руках искал глазами свободный стол. Кивнув в ответ на приветствие и улыбнувшись своему отряду, командир быстро направился к общеу столу и уселся рядом с девушкой.
—Я так понимаю, вы уже начали, без меня? — Ответом было общее молчание.
Потом предложили выпить за погибшего товарища и Данила издалека, жестом поддержал тост, осушив свои пол-стакана с водкой довольно приличного качества. Некоторое время спустя, послышалась речь майора, обращённая к пригорюневшму отряду:
—Нюни отставить до лучших времён, отряд. Мы направляемся на Цитадель. Будем там чуть меньше, чем через сутки. До прибытия мне необходимо собрать всю вашу телеметрию, для пополнения послужного списка. Также прошу вас всех составить списки необходимого оборудования, для дальнейших боёв. Оружие, бронекостюмы и их модификации...
Не смотря на формализм предложений и сухость тона, речь, тем не менее, вызвала воодушевление и энтузиазм у отряда. Началось обсуждение обычных в такой ситуации солдатских нужд. Часто чьё-либо предложение сопровождалось шутками и подколками остальных «головорезов». Нормальное настоение постепенно возвращалось к бойцам, а горечь утрат теряла свою остроту. Ужин заканчивался и все уже спешили по своим делам, заступающие на вахту спешили сменить товарищей на боевых постах и отряд десантников оказался предоставлен самим себе. Вскоре и они разошлись.
— Разрешите, майор? —негромко обратился Ирбицкий к седящему перед экраном терминала и занятому какими-то служебными делами, Антону.
Тот замер от неожиданности и обернулся:
— А, это Вы, лейтенант? Давайте, что там? Только не долго. У меня дел по горло.
— Собственно я по делу. Во первых, хотел доложить о потере полученного мною оружия. Обстоятельства сложились так, что...
— Мне некогда это выслушивать. Напишите отчёт о случившемся и отдайте рядовому Молтеру. Можете идти. — В голосе майора чувствовалась усталость и лёгкое раздражение.
— Есть ещё один вопрос.
— Ну что ещё? Только побыстрее.
— Не думаю, что это получится. Всё зависит от Вас.
— ???
— Я краем уха слышал, что отряд нуждается в пополнении вооружения и снаряжения. К тому же есть проблемы в его наличии на Цитадели и финансах.
— Есть такое.
— Хочу предложить свою помощь в поисках и покупке. Безвозмездную, естественно.
— Ну и в каких пределах может быть эта помощь?
— Вы только представте мне список, а я уже отвечу, достаточно ли будет для этого моих скромных средств.
Данила, конечно, прибеднялся — с имеющимися у него средствами он мог скупить всё оружие Цитадели, легальное и нелегальное. Но кто его знает, как сейчас обстоят дела с его финансами — война изменила многое в экономике. Да и колония на Гиперборее всё ещё нуждалась в продолжении поставок. Но сейчас он в отряде и жизнь товарищей и его самого будет зависить в том числе и от вооружения.
— Эх, господин Ирбицкий, много чего хотелось бы, да не всё можно купить! Особенно в наше тяжёлое время.
— Вы только составте список, а я уж постараюсь. Мой отец имел связи с нелегальным бизнесом по известным Вам причинам и мы с братом не прерывали их.
— Ах, ну да, «Серый посредник» и всё такое...
— Не только и даже не сколько. Кроме «серого» есть и другие, не менее влиятельные и более «тёмные» посредники. Так как, командир? Каково Ваше решение.
Данила замолчал и погрузился в свои мысли в ожидани ответа майора.
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-12-09 в 18:39 # 95
Предложение новоиспечённого "Головореза" заставило Антона всерьёз задуматься. И было о чём. Не каждый день почти что первый встречный предлагает тебе военную помощь. У майора не нашлось подходящих слов, чтобы описать его удивление. Было ясно, что Ирбицкий говорит всерьёз, кто бы на войне стал об этом так грубо шутить? В любом случае, даже если помощь будет небольшой, это хоть как-то склонит чашу весов в сторону рас Млечного пути.
- Ну, если так, то, неважно, сколько оттенков серого имеют все посредники! Если есть желание помочь, отказываться я не стану. - После небольшой паузы ответил Джин. С момента отлёта из системы Требия, крейсер вновь держал курс на Цитадель. В нынешней галактической ситуации, эта станция служила своеобразным перевалочным пунктом для всех выживших. Прибытие в док 94 состоялось чуть позже расчётного времени. Всё же Аврора не Нормандия. И тягаться с ней не было никакого смысла. Хотя и можно было, шутки ради. Как говорится, бахнем, но потом. Корабль пришёл на станцию не в первый раз, поэтому некоторые процедуры заняли немного меньше времени, чем в первый раз. Все пути ведут на Цитадель – гласила очередная рекламная вывеска. Всевозможные клубы, магазины, казино, рестораны, бордели на станции работали без остановки. Потоки всевозможных транспортных средств тоже не иссякали ни на миг. Нечто подобное Антону приходилось видеть на Омеге, правда там было не столь многолюдно, да и станция-планета, в сравнении с Цитаделью, казалась крошечной. Корускант, планета-город. Вот, что он видел давно в кино. Произведение неизвестного технологического гения можно было сравнить разве что с той планетой-столицей научно-фантастического фильма. Ты можешь прибыть в такое место хоть голым, но при деньгах, и максимум через пару часов у тебя будет всё, что только можно купить за деньги. К сожалению, это стало нормой уже давно. С юности майор полюбил много читать. История, научная и не совсем фантастика, приключения, новостные сводки и многое другое. На службе в Альянсе он научился читать между строк, из-за чего перестал слепо верить всему, что говорят с экранов и просторов информационных систем. Будь то ликвидация особо опасного преступника, или лечение заразной болезни, которую преподносят, чуть ли не чумой века, смысл этих событий всегда был двояким. Может, преступник решил остепениться, ему надоело прятаться и убегать, его убили конкуренты, или он слишком резко дёрнулся, и его застрелил сотрудник безопасности. Про эпидемии всяческих болезней тоже много слов было сказано, во все времена. Особенно сейчас, когда вторжение жнецов в самом разгаре. Пехота всегда рискует больше всех. Именно этому роду войск достаются, порой, особо тяжёлые испытания. Взять, к примеру, древний двадцатый век, его начало. Если информация верна, то тогда прошла короткая, но масштабная война, в ходе которой человечество впервые применило отравляющие вещества и тяжёлую технику, в то время ещё зависящую от гравитации. Всё, что пережили люди в окопах, как любил Антон говорить в любое время, «непередаваемые очучения». И это не пространные размышления. Всё это было задокументировано, и сейчас все желающие могут получить доступ к интересующей их информации. Да, на долю остальных родов войск пришлись испытания не легче. Каково это, тонуть вместе с кораблём, не имея возможности выбраться! Падать вниз, осознавая, что ты бессилен изменить законы гравитации! Многим пилотам не раз приходила такая мысль, но лишь единицы смогли об этом вспомнить…
- Аврора, вы стыкуетесь в доке 94, причал 26. Передаю координаты вектора сближения. Не забудьте включить опознавательные сигналы и своевременно погасить скорость. Диспетчер. Конец связи.
Вновь знакомые процедуры, ощущения и чувство ложного покоя, что дарила станция прибывающим на неё. Пока у тебя нет проблем с властями и средствами, ты можешь об этом рассуждать спокойно, наслаждаясь относительным покоем Цитадели. Но, как только ситуация меняется в худшую сторону, как это произошло с азари Листинией, что в последствии оказалась на борту крейсера, рассуждать становится некогда, и приходится искать способы чтобы выжить. Она нашла этот способ. Даже немногословной Алисе, которой довелось пережить изгнание из банды «Затмения», вмешавшейся в драку «Головорезов» и её банды, пришлось выбирать.

…Где-то в глубине космоса, недалеко от его основной обитаемой части, в кресле сидел человек. В его опущенной руке дымилась сигарета, которую он время от времени курил. В остальное время, он просматривал бесконечные отчёты о ситуации в галактике на огромном экране терминала. Его мощь превосходила все известные терминалы в галактике. Иногда отвлекаясь от изучения содержимого отчётов, человек подходил к обзорному окну, созерцая яркое солнце, что заливало своим багровым светом всё вокруг.
- Сэр, наш бывший агент Лоусон, вновь была замечена два дня назад. На этот раз, её видели на Цитадели. – Прервала размышления человека вошедшая женщина. Она была стройна, высока ростом, а её чёрные волосы свободно ниспадали ниже плеч.
- Это неважно. – Равнодушно ответил созерцатель солнца, не отрывая от него своего пронзительного сине-белого взгляда. – Она сделала то, что от неё требовалось, и я позволил ей уйти. Даже если она и способна доставить нам проблемы, это не столь важно. Сейчас у нас другая задача. Вторжение идёт по плану, страх и паника постепенно расползаются по галактике как заразная болезнь. Вскоре наступит наш черёд вступить в войну.
- А как же Совет, сэр? Справиться с Советом Цитадели будет не так просто. На их стороне турианцы, саларианцы и азари. Кто знает, кого ещё они смогут привлечь на свою сторону? – Спросила темноволосая собеседница, очевидно, своего начальника. Судя по его манере держаться, и вести разговор.
- Совет давно уже играет по нашим правилам. Они напуганы не меньше остальных, даже больше, ведь на их плечах лежит огромная ответственность за всех, кто сейчас находится на Цитадели, - мужчина выпустил струйку белого дыма, не поворачиваясь к своей собеседнице. – У них нет реальной власти. Они слишком полагаются на свои так называемые «службы безопасности». СБЦ, даже их драгоценные «Спектры» не в силах обуздать то, что творится у них под носом. Наша задача усилить их беспокойство, пока что, не переходя к активным действиям. Агент Лоусон ещё не знает, что готовит ей её же прошлое. Единственное, что слегка меня беспокоит, это Шепард. Он стал слишком независим. С момента его бегства с Земли. Я не сомневаюсь, что Совет уже обратился к нему за помощью. Как говорила агент Лоусон, он – символ надежды, икона, на которую они будут молиться.
- Мне нужно будет его устранить, сэр?
- Нет. Шепард нам нужен. Если он умрёт, все остальные лишь сплотятся, узрев пример его героизма. Не стоит забывать, что он спас Совет. Очень многое может измениться с его смертью. Нам это не нужно. Пока что. Ещё не настало время ему умирать. Я хочу, чтобы вы лично, агент Брукс, вместе с Кай Ленгом, проследили за этим. Шепард и его команда не должны страдать физически. Они должны увидеть, что их старания по спасению галактики тщетны. И только после того, как они опустят руки, они получат моё разрешение умереть.
- Да, сэр…
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Вася_Штопор
32 0%
Offline
444
2021-12-18 в 18:11 # 96
— Вы гляньте, кто таки у нас здесь проснулся...

Твёрдый, уверенный голос очень быстро вывел Лиру из полусонного состояния. Она уже как добрый час назад, если не больше, проснулась, но так и не могла нормально встать. Все это время её беспокоило многое: и события этого дня, и события дней прошедших. Насчёт событий этого дня, она беспокилась за отряд. Да, они все бойцы опытные, как минимум, лучше, чем она, которую смогли одолеть двое "Каннибалов" — так назывались эти переделанные Жнецами батарианцы. Как только Лира о них вспомнила, в её сердце что-то сильно кольнуло. Брен... Он остался там, на Кхар'Шане, защищать свою родину и своих людей. Неужели его могла постигнуть та же участь, и что тех... тварей? Нет-нет-нет... Это "бред сивой кобылы", как любил поговаривать Трой. Полковник такого не допустит. Он скорее либо пустит себе пулю в голову, либо подорвет себя вместе с кучей этих... этих. А Трой... Этот странный сон. Он ещё больше внёс сумятицы в мысли азари. Пусть уж это будет ничего не значищим сном. "Нет тела — нет дела." Эту фразу Лира усвоила уже за время своего пребывания на Цитадели, когда она была контрабандистом. Пока она не увидит его тело, или не узнает из проверенных источников, этот живучий сукин сын жив. Для неё. Уж слишком многое их связывало, чтобы Листиния так просто отпустила этого человека.

Тем временем голос повторился. Все же это не иллюзия и кто-то действительно пытался достучаться до Лиры. Та медленно раскрыла глаза. Сквозь лёгкую пелену она увидела очертания очень знакомого лица... Хикс... Капрал стоял прямо над ней, что-то выглядывая в её едва очнувшийся взгляд.

— Капрал... — тихо прошептала она. — Простите меня... Я вас... подвела...

Тут же из её глаз выступили слезы, переливающиеся светом от ламп в медблоке. Да, она подвела отряд. Не справилась с поставленной задачей. Из-за её оплошности могли пострадать члены отряда или даже кто-то погибнуть...

— Подвела? — так же спокойно спросил Хикс. — Я бы сказал, просто не справилась с поставленной задачей. Хотя я тоже дурак, послал тебя на такое задание. В любом случае, всё окончилось благополучно. Почти.

— Почти? — с явной жалостью спросила Лира. — Капрал... Если там кто-то из-за меня погиб... Ах... Богиня, за что ж меня так?

— Эй, эй, успокойся, — капрал аккуратно взял азари за плечо, успокаивая её. — Да, у нас есть потери, но уже после того, как тебя сюда доставили. Так что будь спокойна, Листиния, твоя совесть чиста.

— Хикс! — знакомый женский голос донесся откуда-то со входа в медблок. Коллет, кто же ещё. — Как там наша тессианская воительница?

— Живее всех живых, — с несвойственной ему усмешкой ответил Хикс. — Листиния, думаю, в компании нашего бравого пилота ты будешь чувствовать себя куда лучше и веселее. Я, пожалуй, пойду проверю наших ребят. Выздоравливай и не вини себя ни в чем.

Капрал слегка тряхнул лежавшую азари, после чего, разминувшись с Коллет, быстро удалился из медблока, под недовольные возгласы врача "Тут вам проходной двор, что ли?"

— О, Господи... — волнение пилота, наверное, почувствовал бы даже слепо-глухой. — Лира, ты, конечно, молодчина. Пережить двух Каннибалов и остаться в живых — это моё почтение, конечно. Только скажи мне, кому взбрело в голову посылать тебя на задание? Вообще, кто тебя туда пустил, на поле боя?

— Я не знаю, Коллет, — слабым голоском начала Лира. Боль ещё никуда не делась, но всё же она была не настолько сильной, как в прошлый раз. — Вы меня спасли, и я должна отплатить вам. Любым способом.

— Без обид, Ли, но из тебя боец действительно, что из крогана балерина, — резко ответила ей Коллет. — Ты бы ещё на тех Тварей побежала с голыми руками. Ну, да ладно. Главное, что жива. Как говорил мой отец, "лучше иметь дочь-проститутку, чем сына-РПК (Рядовой Первого Класса)". Так что от тебя живой толку будет больше в чём-то другом, чем пострелушки на передовой.

Лира лишь молча поникла, не в состоянии что-то сказать. Эта война, она была тем ещё ужасом. Она не успела начаться, как уже перевернула всю галактику кверху дном.

— Эй, чего раскисла, Ли? Эм-м... я же называть тебя "Ли"? — Листиния молча кивнула. — Как скажешь. Слушай, хочешь, я тебе лучше историй расскажу? Про наш отряд, про наши старые приключения, и так далее. Желаешь убить время, пока мы летим до нашей следующей точки назначения?

Коллет, не дожидаясь реакции азари, взяла табуретку под рукой, уселась возле койки и начала рассказ своих удивительных историй...
Что за город Пукан, и кто его бомбит?
Vulture
38 0%
Offline
1034
2021-12-20 в 23:05 # 97
По прибытии крейсера на Цитадель, экипаж, свободный от несения службы, смог покинуть корабль, и заняться своими делами. Не то, чтобы на борту это было невозможно, ведь у каждого члена экипажа был свой угол, почти у каждого. И всё-таки, если есть возможность обзавестись своим личным пространством, любой на это пойдёт. Когда тебе заступать на вахту через пару суток, вполне можно посвятить это время самому себе, ведь постоянно находиться на борту корабля могут только новобранцы, или те, у кого по каким-либо причинам не сложилось с жильём на берегу. Однако, то, что произошло сегодня, сейчас, Антона по меньшей мере удивило. Просмотрев информацию о доступных апартаментах за не слишком высокую цену, его выбор остановился на четырёхкомнатных, как раз посередине между Президиумом и доками. В коридоре им был пойман один из офицеров личного состава Авроры, которому было поручено передать список необходимого отряду оружия и снаряжения лейтенанту Ирбицкому.
- Смотри, не перепутай, Кутузов! - В шутку пригрозил ему майор. Наконец, офицеры отправились посмотреть на его находку.
- Мне нравится! Не слишком роскошно, но со вкусом. Кстати, там кто-то уже жил или живёт? – Поинтересовалась его спутница. Анжелина почти всегда следовала за ним, куда бы он ни направился. Она была словно его ангелом-хранителем, уберегая от порой не слишком удачных последствий его же решений. Не сказать, что его это злило, но настораживало. Ему претила мысль, чтобы его девушка становилась ему нянькой или упаси бог, второй матерью. Через некоторое время, информация о жилье потрясла обоих.
- Так какого же ты мне врал, Джин? Бездомный одинокий странник, и всё такое. На Цитадели у него квартира, а он ищет, чтобы такое ещё приобрести… Да, ты не так прост, как кажешься, а? – В шутливой форме упрекнула она майора. – Полковником станешь, может, в Президиуме квартирку прикупим?
- Эндж, сказать, что ли нечего? Не моё это! То есть, нет у меня никакого жилья здесь. Перед встречей с Сандином и его группой, если ты не забыла, мы в гостинице проживали. Ты же от меня ни на шаг практически не отходишь, какие у меня от тебя секреты?
- Откуда мне знать? Может, пока я сплю, ты свои тёмные делишки стряпаешь? – Не унималась девушка, всё шире начиная улыбаться.
- Ну, всё! Понеслась нелёгкая! – Тоже улыбаясь ей, ответил он. – Знаешь, что я думаю? Нужно наведаться туда, и всё хорошенько проверить. Сдаётся мине, что тут не всё чисто. Ну не мог я такое провернуть, да ещё и в тайне от самого себя!
- Ага! Заговор, нечистая сила, так что ли ты говорил мне?
- Примерно…

Квартира и впрямь, была именно такой, какой её охарактеризовала капитан Хилларт. Худощавый человек, поразительно похожий на самого Антона, сейчас спешно покидал район, где находилось жильё. Зачем ему такие меры предосторожности, он и сам не смог бы объяснить. Наверное, не хотелось умножать проблем, которых у него хватало с избытком. Начало войны и так выдалось не самым простым. То, что после потери Земли ему удалось уцелеть, целиком и полностью заслуга человека, которого ему так и не удалось вернуть. Все достижения генной инженерии, медицины и прочих наук, а до сих пор, до конца так и нет возможности проникнуть в тайны человека. Девушка, что ценой своей жизни позволила ему выжить, и продолжить начатое дело, так и осталась на их общей родине. Она отдала за неё жизнь. Вернее, и за неё тоже. Всё, что осталось мужчине от неё, медальон с их общей фотографией. Он понимал, что его желанию, вернуть её, сбыться не суждено. Да, он мог бы плюнуть на все приказы, и отправиться назад, на Землю. Попробовать разыскать тело, затем, приставив пистолет к чьей-нибудь светлой голове, и добрым словом и пистолетом потребовать вернуть её к жизни, как это было с Шепардом. Тому крупно повезло, что Цербер имел на него виды, во главе с Призраком. Но его любимая, хоть и была капитаном, но интерес представляла лишь для него самого. Слёзы бессилия душили его первые несколько недель. Затем начался период ремиссии, когда он думал, что она легко отделалась, и ей не придётся видеть все ужасы предстоящих битв. И так продолжалось несколько месяцев. Снова и снова он переживал утрату, до тех пор, пока на всё той же Цитадели, к нему за стол в баре не подсел человек его возраста. С тех пор изменилась вся его жизнь. Снова. Но сейчас, когда достигнуты определённые успехи в войне, главное, чтобы всё шло своим чередом. Так проинструктировали майора. Чуть не столкнувшись с офицерами, человек едва успел отвернуться, и чуть шатающейся походкой продолжить движение дальше.
- Шастают тут всякие алкаши и прочая пьянь! – Буркнул себе под нос Антон, видя, как незнакомец неспешно удалялся, изредка громко выкрикивая обрывки фраз. Рядом шагавшая Анжелина, на борту Авроры успев переодеться в гражданское одеяние, лишь пожала плечами, не заметив ничего подозрительного, либо внушающего опасения. Остановившись метрах в десяти от пары, человек, изображающий подвыпившего, но не в стельку пьяного, опёрся о стену, и не смог удержаться, чтобы не посмотреть вслед уходящим людям. Ах, как ему хотелось окликнуть их! Чтобы они, а особенно она, остановилась, обернулась, слегка прищурив глаза, пытаясь найти хозяина голоса, что окликнул её. Ему хотелось встретиться с ней взглядом, чтобы от удивления её глаза расширились. Он отдал бы многое за возможность увидеть взгляд её синих глаз. До боли закушенная губа не принесла облегчения, а лишь, наоборот, усилила боль потери. Из уголков глаз человека выступили слёзы, но, с трудом подавляя в себе крик отчаяния, майор отвернулся, и вновь, зашагал прочь. Почему-то ему казалось, что эта случайная, пусть и не совсем, встреча, не последняя. Пусть с одним из них, он ещё повстречается. Пусть, это будет нарушением приказа, но встреча с любимым человеком, стоит, чтобы понести любое наказание. Да, что там наказание, никто ему ничего не сделает, по крайней мере, жизни его не лишат. Игра по-прежнему стоит свеч.
- Держитесь! Я в вас верю, ребята! Вы не одни! – Тихим шёпотом произнёс человек, ещё раз обернувшись. Но, Антон и Анжелина уже были слишком далеко, чтобы их можно было разглядеть даже сквозь неплотный поток людей и гуманоидов.
- Определённо мне здесь нравится! – Заявила девушка, осматривая комнаты. Бросив у входа свою новую сумочку из кожи лучшего варрена, как заверили её в магазине, она прохаживалась по помещениям, выдавая себя стуком каблуков своих туфель на высоком каблуке. Она давно не следила за последними так называемыми, писками моды, вместо этого предпочитая одеваться только так, как хочется ей. Или прислушиваясь к советам своего спутника. Хочется ей надеть платье с глубоким разрезом сбоку, никто ей это не сможет запретить. Тоже касается всего остального. Будучи весьма независимой особой, она могла ответить весьма резко на любую критику в её адрес. О дорогих, близких или друзьях и речи быть не может. Менае чуть не стала могилой для одного весьма острого на язык турианца. Доказательств можно привести множество.
В то время, как капитан разглагольствовала о том, как, с кем и сколько здесь можно проводить время, Антона не оставляло чувство тревоги. Не то чтобы он стал параноиком, но слишком всё это было подозрительно, на его взгляд. Само жильё, и его убранство отвечало самым притязательным вкусам. Их с Анжелиной. Такое ощущение, что они сами выбрали это место, и обставили его. И это нервировало майора.
- Должно же здесь быть хоть что-то! Хотя бы пара подсказок, и, возможно, я сумею докопаться до истины! Не мог же я втайне от самого себя такое провернуть! – Рассуждал он, идя на кухню. Ничего. Совершенно ничего, что могло бы ему помочь в расследовании. Снова прихожая, откуда доносился голос Анжелины, рассуждающей о количестве её одежды, что займет, чуть ли не половину одного из шкафов.
- Тебе-то проще, ты мужчина. У тебя один, ну пусть два чемодана. И то, всякие железки, и тому подобные безделушки. Куда как сложнее мне. Мне нужно, несмотря на войну, и то, что я такой же солдат, как и многие другие, оставаться ещё и женщиной, женственной, милой, красивой. Для этого мне и нужно всё моё барахло, чтобы не превратиться в какую-нибудь амазонку, которой её внешность побоку, почти.
- Тебе это не грозит, поверь мне! – Откликнулся майор, продолжая поиски.
- Джин! Ты когда успел нашу фотографию сюда поставить? Это что же, ты мне сюрприз решил такой устроить? – Девушка стояла в арке, опираясь на неё обеими руками, грациозно выгибая спину, и игриво сверкая глазами.
Фотография! Вот, она подсказка! За всё время, что прошло с момента отступления с Земли, у Антона ещё ни разу не было возможности разобраться с их фотографиями. Некоторые получились неудачными, как это всегда бывает, некоторые дублировались, занимая лишнее место. Новых было на пересчёт. И все были сделаны на Цитадели, либо на Авроре. Та же, что он схватил со стола и стал пристально разглядывать, была сделана ещё на Земле, незадолго до начала вторжения. На ней он сам, в форме, и Анжелина, одетая в длинное голубое платье, обнимает его за плечо. Оба они улыбаются, а на заднем плане виднеется море, которое освещает закатное солнце.
- Мне тоже она очень нравится! Как вспомню, что эти выродки там натворили, так в дрожь бросает от ярости. – Несмотря на игривое настроение, капитан умела быстро улавливать настроение своего избранника. – Это то, о чём ты говорил?
Антон лишь кивнул в ответ. Судя по всему, рамка фотографии была сделана на заказ, и имела маленькое углубление в задней части. Достаточное, чтобы туда поместился инфочип.
- Пусто! – Подвёл итог исследованиям Антон. – Место для инфочипа, но его самого здесь нет. Нахрена тогда гнездо под него было делать? Сдаётся мне, дорогая, мы ещё не всё узнали. Давай-ка, ещё поиграем в следователей?
- Антон, я всё ещё под впечатлением от твоего сюрприза, а ты уже готов сделать мне ещё один? Или это новый способ спошлить? Непристойное предложение, замаскированное под невинную затею?
- Я рад, что ты поняла меня правильно! – Антон притянул девушку к себе рукой, и, взяв одной рукой её за горло, неожиданно поцеловал. Как всегда, с большим удовольствием он наблюдал за сменой её эмоций. Сначала её глаза расширились от неожиданности происходящего, затем капитан рассмеялась так звонко, что сдержать искреннюю улыбку, было бы не под силу никому. Ещё не меньше часа паре понадобилось, чтобы за шутками, игривыми шлепками по всем частям тел, позами и разговорами, осмотреть апартаменты досконально. Кухня работала, как положено, правда, холодильник был пуст. Но, это дело не сиюминутной важности, поскольку пара успела подкрепиться ещё на крейсере. Гораздо интереснее было другое. Кому и зачем потребовалось устроить всё именно таким образом?
- Не проще ли было бы передать нам информацию на руки? – Задала вопрос девушка, лёжа на большой кровати, в спальне. Осматривающий все углы и места, где можно было бы спрятать что-то важное, мужчина лишь покачал головой.
- Вспомни наше заточение, и тот злополучный кейс! – От воспоминания он непроизвольно поёжился, и дёрнул щекой. – Один раз мы уже прокололись именно таким образом. Все яйца были в одной корзине. И что это нам дало?
- Ну, дало это нам немало. Ты чуть не стал историей, я же за тебя была готова на всё, вплоть до того, что предложила тюремщику, что стерёг нас, себя, чтобы снова быть с тобой. Не знаю, помогло бы это или нет, но я об этом не жалею!
- Ты раньше мне об этом не рассказывала. – Повернулся он к ней, прекратив осмотр. Новость о том, что его любимая была готова пойти на такое, ради него, возвела её в его глазах просто на немыслимую высоту. Не каждая женщина готова пойти на такие жертвы.
- Не было повода. – С невозмутимым видом, она перевернулась на живот, и протянула ему сжатую в кулак руку. Когда разжался кулак, в хрупкой с виду руке лежал инфочип. – Лежал на моей стороне, под матрасом, в основании постели.
- На твоей стороне?
- Ага! Ты же знаешь, я люблю спать ближе к стене! А, ты к окну!
- Ну, Энджи! Вот это сыскарь!
Девушка, довольная собою, моментально сменила позу, и теперь всем своим видом демонстрировала неприкрытую гордость собою.
- Что бы ты без меня делал, любимый?!
- За это я тебя и люблю! Давай его сюда, не терпится узнать, кто же нас сдал или подставил?
Пару из отряда «Головорезы», разумеется, никто и не собирался подставлять, и уж тем более, сдавать кому - и куда-либо. В строгом академическом тоне им было сообщено, что отныне они знают о вселенной немного больше остальных. И, если им суждено расширить круг посвящённых в эту тайну, вся ответственность будет лежать исключительно на них.
- Во-первых, очень многие об этом знают, либо догадываются. Население галактики, во всяком случае, большая её часть, не столь глупы, как это кажется на первый взгляд.
- Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом. - Аль Капоне.
Sambian
10 0%
Offline
300
2021-12-24 в 12:39 # 98
По прибытии на Цитадель, Данила, как и все «головорезы» и почти все свободные от вахты члены экипажа, поспешил покинуть корабль, и заняться всеми накопившимися делами, не откладывая их в долгий ящик. Собралось их не так уж много и большая часть, за исключением дел по закупке снабжения как для отряда, так и для колонистов Гипербореи, были не такими уж срочными. Тем не менее, лейтенант решил закончить их как можно быстрее. Не то, чтобы он слишком не любил давление груза незавершённых дел, хотя и это присутствовало, но больше всего хотелось поскорее покончить хотя бы с частью забот и проблем и расслабиться, наслаждаясь этим неожиданным отпуском, тем более, что, никто не мог даже примерно сказать, как долго он может продлиться. Наскоро собрав свой нехитрый скарб, новоиспечённый «головорез» попробовал связаться со своим новым командиром, но тот почему-то не отвечал на вызов. Пришлось искать вахтенного офицера и тот сообщил, что майор уже покинул корабль.
— Вот чёрт! Как жаль. Ведь он мне очень нужен по неотложному делу.
— Так майор сошёл буквально несколько минут назад, — успокоил вахтенный. — Ты сможешь догнать его, если поторопишься.
— Отлично, спасибо! Тогда я побежал. — Ирбицкий поспешил к выходу, но на секунду остановился и выкрикнул традиционное неофициальное пожелание для вахтенных на флоте. — Лейтенант! Скучной тебе вахты (boring watch)!
— Да пошёл ты! — добродушно буркнул тот в ответ.
Спускаясь по трапу, Данила сразу же заметил вдалеке спешащих куда-то майора и его подругу, грациозно опирающуюся на руку своего кавалера. Однако, оказавшись на пирсе, понял, что придётся сильно поторопиться, так как эта парочка неожидано сменила курс и скрылись за ближайшим поворотом. К сожалению, не смотря на все старания, погоня не увенчалась успехом — за поворотом следы влюблённых затерялись в лабиринте улиц и переходов Цитадели.
— Извините, лейтенант! — окликнул кто-то сзади.
Ирбицкий слегка замедлил шаг и насторожился, но продолжал свой путь по улице, всё ещё надеясь, что обращаются не к нему. С чего бы это кому-то обращаться по званию к человеку в обычной, ничем не примечательной одежде, совсем не похожей на форменную? К тому же свою джинсовую бейсболку он надвинул почти на самые глаза и высоко поднял воротник спортивной куртки. Первой мыслью было, что это кто-то из своих, но голос был незнакомый.
— Лейтенант, подождите!
Данила резко обернулся и с облегчением выдохнул — его пытался догнать один из офицеров «Авроры».
— Да, что там у Вас?
— Вот писок, который попросил передать майор «Коршун».
— А, да-да... Спасибо. Это всё? Ничего на словах?
— Нет, только вот это.
— Ещё раз благодарю.
— Тогда, приятного отдыха на Цитадели.
— Взаимно.
На стандартном листе бумаги был отпечатан список самого необходимого снаряжения и вооружения для отряда «Головорезы». Хотя он и был довольно приличным по размеру, но ничего такого уж чрезмерного и дорогостоящего в нём не было — обычные потребности бывалого боевого подразделеня.
«Скромно, — сделал заключение новоназначенный «снабженец». Ну ничего, мы его улучшим и дополним. Всё-таки нам воевать вместе.»
Запечатлев в памяти каждый пункт и мысленно добавив несколько своих, он поджёг лист и, оставив огарок в ближайшей пепельнице рядом с уличной урной, быстро зашагал в сторону района посольств. Если уж быть точным, то ему нужно было, как можно быстрее, попасть в посольство — негоже было опаздывать на встречу с дипломатом. К тому же, ещё до встречи, нужно было успеть внести поправки в список майора и передать его по защищённому каналу связи своему давнему компаньону — второму секретарю и советнику по торговле и финансам в посольстве волусов. Не будь он так тороплив и невнимателен и обернись хотя бы на секунду, то мог бы заметить, как какой-то человек поспешно подошёл к урне и, осмотревшись, подобрал почти догоревший клочёк бумаги. Потом, после серии каких-то странных манипуляций, бережно поместил обуглившийся клочёк бумаги в небольшой пакет из супермаркета и быстрым шагом скрылся за ближайшим поворотом.
— Приветсвую представителя клана землян! — Пропыхтел вставая очень высокорослый для своей расы но такой же округлый и не менее потешный волус. — Я искренне рад появлению...
— Да брось ты свои реверансы, Корн ! — прервал его вошедший в офис Данила. — Мы знаем друг друга не один год! Да и отца моего ты знавал. Давай лучше обнимемся по случаю такой радостной встречи.
И не успел волус что-то возразить, как его неожиданный гость стремительно приблизился к нему, обнял и попытался оторвать от пола. Молодому человеку удалось это не сразу, а только со второй попытки, да и то с видимым усилием.
— Од-на-ко... — с искренним удивлением констатировал гость. — Тебя ни поднять, ни обнять. Это сколько же размеров скафандра ты поменял со времени нашей предыдущей встречи? Или это я старею?
— Все мы не молодеем, молодой человек, — отозвался немного смущённый секретарь посольства. — Но хорошего человека всегда должно быть много. А я добрый и с возрастом становлюсь всё добрее и добрее...
— Ну, скажу я, ты и раздобрел, «кукурузник»! Скоро придётся стулья в посольстве для тебя менять на более "добрые", вернее — добротные. — Данила рассмеялся и весело похлопал хозяина кабинета по плечу. — Тем не менее, я рад, что, судя по твоему виду и должности, дела у тебя идут не так уж плохо. Разве нет, дружище?
— И я рад нашей встрече, Дэн! Надеюсь и к тебе благоволит удача в твоих делах?
— Вобщем-то да, хотя и есть некоторые проблемы.
— ???
— Могу я быть уверен, что здесь мы избавлены от чужих любопытных ушей?
— За кого ты меня принимаешь? — Возмутился Корн.
— Тогда к делу. Ты, надеюсь, получил мой список?
— Естественно!
— И каков же будет вердикт?
— Ну с половиной пунктов заказа нет проблем, хотя не понятно, почему с этим ты обратился именно ко мне?
— Качество и надёжность. Изделия вашей расы всегда отличались этим. Как насчёт остального?
— Тут есть две проблемы.
— ???
— Дефицит на одни изделия в связи с нынешним положением в Галактике и запрет на торговлю другими.
— Всё будет очень щедро оплачено!
— Зная твою репутацию, я ничуть не сомневаюсь в этом, но ты же предложишь деньги?
— Само-собой понятно, что не кукурузу!
— Понимаешь, конечно, деньги есть деньги, но настали такие времена, а деньги сейчас такие нематериальные...
— Ну и сколько килограммов и какой «материи» ты примешь к оплате?
Корн Вор, так звали нашего дипломата, написал цифру в денежном эквиваленте.
— Это чего же так много, серебра? — Попытался пошутить Ирбицкий. — Нет? Золота? Тоже нет? Неужели платины?
— Перстань надо мной издеваться! — Возмутился волус! — Ты прекрасно понимаешь, что при моей должности возиться с таким объёмом этих металлов и опасно, и неудобно.
— И что же тебя не отяготит и будет достаточно компактно в наши тяжёлые времена?
— Вот это, — и Корн быстро начертал в воздухе символ очень дорогого в те времена химического элемента. Вернее - его редкого изотопа.
— Ну ты совсем оборзел, старый жулик!
— Я попрошу не забываться...
— Нет, это я попрошу, а ты будешь слушать! Значит, когда ты со мной проворачивал свои тёмные делишки, то всегда взывал к справедливости, когда тебе казалось, что тебя обделили и я, как ты помнишь, никогда с тобой не торговался по этому поводу. И какую благодарность я сейчас получаю? Сейчас ты не только решил содрать с меня три шкуры, но ещё и мясца настрогать! Не выйдет! Короче: «материально» получишь только треть, а остальное - в денежном эквиваленте.
— Но я же должен иметь свой «навар». Да и в деле не я один...
— Слушай, ну не прибедняйся! Ты и так имеешь свой «гешефт» в этом деле и в убытке не останешься.
— Ты без ножа меня режешь...
— Да ладно, — примерительно начал Данила, — не принимай всё так близко к сердцу. Договорились?
— А куда деваться бедному волусу...
— Ну что, по рукам?
— Угу.
— Тогда так. Деньги я перечислю сегодня же. Счёт тот же?
— Тот самый.
— «Материальную» часть оплаты тебе доставят завтра. Сегодня с тобой от моего имени свяжется человек и ты с ним договоришься о месте и времени передачи оплаты. Скажет пароль: «Могу ли я отремонтировать свою космо-яхту на верфях Ирунэ?» Отзыва не требуется.
— А куда поставить заказ?
— Смотри, с певого и по этот пункт включительно,— Ирбицкий ткнул пальцем в список, — доставишь на «Аврору» как можно быстрее. И не тяни. Она сейчас стоит в доке, но когда отчалит – никому не ведомо. Скажешь, что это для «Головорезов».
— Э-э-э...
— Не бойся, чудак, не отрежут они тебе голову, — хихикнул гость. — Название у отряда такое. Остальное доставишь на наш с тобой тайный склад.
— На который из наших?
— На тот, что в зоне астероидов в системе «красного карлика». Мои люди потом заберут.
— Но там же...
— Да не волнуйся ты так! Твоё добро никто не тронет. Ну что, давай прощаться?
— Эх Дэн, Дэн... Какие времена настали! Всё спешим куда-то, торопимся. Ни посидеть, ни поболтать. Суета-сует... А помнишь, как раньше? Свидимся ли ещё когда? Эх-хе-хе... — Запричитал Корн, обнимаясь со своим компаньоном и качаясь по привычне из стороны в сторону.
— Не боись, ещё свидимся, — успокаивал тот, хотя очень сильно сомневался в своих заверениях.
Покинув офис в несколько расстроенных чувствах и направляясь в зону отдыха у прудов и фонтанов, Данила размышлял как, иногда, Судьба, Вселенная или Творец, как кому нравится, шутит над своими творениями. Вот взять хотя бы этого старого контрабандиста, нелегального торговца, взяточника и, по совместительству, дипломата, по имени Корн Вор. Ведь для того, кто знает русский и английский языки, оно звучит потешно и даже немножко издевательски — Кукурузный (Corn) Вор!
К скамейке у фонтана Ирбицкий пришёл немного раньше назначенного времени. Здесь у него была назначена встреча с представителем главаря одной из контрабандистских групировок этого сектора Млечного Пути. Необходимо было договориться о кое-каких закупках снаряжения и оружия для нужд колонии на Гиперборее, купить которые официально было невозможно для обычных граждан. Да и для «головорезов» не всё, что он решил закупить дополнительно, можно было найти, даже у Корна. Встретиться предстояло с неким человеком по фамилии «Смит». Рельная ли это фамилия, или, как принято говорить в криминальных кругах, «погоняло», Данила не имел ни малейшего представления. Вполне себе обычная, самая распространённая на Земле среди всех народов, фамилия. По значению, конечно. Ведь фамилииСмит, Шмит, Херреро, Кузнец, Кузнецов, Коваль, Ковальчук, Коваленко, Ковалевский и тому подобные часто встречались почти во всех известных языках мира. Вобщем в том смысле, что "кузнец". Но и как «погоняло» Смит звучало вполне достойно и двусмысленно. Интересно, какой он из себя этот «Смит»? Впрочем, был пароль, хотя и очень странный для нормального мужика: «Мужчина, у Вас не найдётся лишней папироски?». Данила курил в очень редких случаях, да и то сигары, так-что для встречи пришлось купить пачку сигарет. Но время встречи уже подошло, а этого чёртового «кузнеца» всё ещё нет. Пора бы ему и появится.
— Мужчина, — неожиданно послышалось за спиной, — у Вас не найдётся лишней папироски?
Голос, явно женский, игривый и призывный, заставил молодого человека невольно вздрогнуть. Обернувшись он остолбенел и онемел, даже не пытаясь что-то ответить.
— И что же ты молчишь? Где твой отзыв? Повторяй: «Извините, но у меня только сигареты».
— У-у-у-м-м-м... У меня только сигареты.
— «Какая досада! В последнее время папиросы стали большой редкостью в этой части Вселенной». Ну здравствуй, Даня! Давай что ли, хотя бы обнимемся для виду.
Ирбицкий кивнул но продолжал ошарашено смотреть на «связного Смита». Он не мог поверить своим глазам и казалось, что это только лишь видение из той, другой и такой далёкой прошлой жизни. Перед ним стояла и весело улыбалась его давняя знакомая — Людмила Ковальчук.
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Gordon_Freeman
39 0%
Offline
653
2021-12-30 в 16:11 # 99
После стыковки "Авроры" со станцией, часть экипажа покинула борт. Алисе тоже надо было проветриться, и она покинула корабль.
- Алиса… - вдруг кто-то еле-еле слышно её позвал.
Девушка обернулась. Никого. Странно, что она вообще услышала такой шёпот, в таком-то шумном месте, как стыковочный док.
- Алиса… - повторил голос, удаляясь. – Следуй за мной…
Алиса ещё раз осмотрелась и медленно пошла на шёпот. Шёпот звучал только в её голове, ведя девушку к лифту. Затем на лифте она спустилась в док, переоборудованный в лагерь беженцев. Здесь шёпот отвёл её в дальний конец коридора, где не было ни души.
- Здравствуй, Алиса, - поприветствовала её женщина, чуть старше неё самой, с длинными чёрными волосами и зелёными глазами.
Она была одета в униформу офицера Альянса.
- Кто Вы? – спросила Алиса.
- Кто я – не имеет значения, - ответила женщина. – Важно то, зачем я тебя сюда привела.
Алиса осмотрелась по сторонам, глазами высматривая потенциальных противников, засевших в засаде.
- Не беспокойся, я одна.
- Я из наёмников. Я всегда осмотрительна.
- Я знаю, кто ты. И знаю, где ты сейчас должна находиться.
- О чём Вы? Я просто вышла из "Авроры" прогуляться. Ну, перед очередным заданием.
- Да, ты в доках. Но не как член команды "Головорезов". И даже не как наёмница "Затмения". [пауза] Вижу, ты в замешательстве. Позволь, я всё объясню.

- Ты практически ничего не помнишь о своей жизни до "Затмения". Но вспомнила аварию, вспомнила то, как ты попала в банду. И то, как ты получила биотические способности. Но это не все воспоминания об аварии.
Она протянула руки к голове девушки. Алиса отстранилась.
- Не бойся. Я просто хочу помочь тебе вспомнить. Знаю, что это тяжело для тебя – увидеть смерть родителей снова, но ты должна вспомнить день аварии. Чтобы… поверить мне.
Алиса опустила взгляд, подумала немного и, снова посмотрев на женщину, сказала:
- Хорошо.
И подошла к ней. Женщина мягко коснулась её головы.

***
Утро на Иллиуме. Небольшая квартирка у шоссе. Семья только проснулась. Темноволосый мужчина читал новости по экстранету, одновременно уплетая завтрак. Рыжеволосая женщина стояла у плиты и что-то готовила. 15-летняя школьница спустилась на кухню и присоединилась к завтраку.
- Доброе утро, Алиса, - сказала мама и повернулась к дочери.
- Привет, мам, пап, - поприветствовала девочка и присела на стул.
Мама только подошла к столу и поставила блюдо на стол, как вдруг снаружи что-то громко бабахнуло. Отец быстро посмотрел в окно и заметил быстро приближающийся грузовик. Он вскочил, схватил за руки жену и дочку и повалил их на пол, чтобы, если что, не задело обломками. Дальше всё было будто в замедлении. Грузовик въехал в здание, прямо в квартиру семьи, и перевернулся. Цистерны с маркировкой Нулевого Элемента оказались пробиты, и из них уже сочились еле заметные голубые пары. Следом за грузовиком ехал ещё один, но тот вовремя остановился. Также, на противоположной стороне от остановившегося грузовика опустились четыре аэрокара. Из всех машин вышли люди. Одни были в жёлтых бронекостюмах, другие – в синих. Эмблема на грузовике была также и на жёлтых бронекостюмах. Один из них достал что-то из кармашка и швырнул в синих. Синие же сразу отреагировали выстрелом. Снаряд задел летящий круглый предмет, и тот отскочил прямо к спрятавшейся семье. Алиса поймала его и осмотрела. Предмет равномерно издавал писк и мерцание. Отец заметил непонятную штуку в руке дочери и крикнул:
- Алиса! Нет!
Но было поздно. Предмет вспыхнул, и Алиса исчезла.
Вспышка.
Яркий свет был недолгим, и Алиса снова увидела свою квартиру и родителей под обломками. Также, в их объятиях лежала девочка. Все трое были мертвы. Алиса медленно подползла к телам, осмотрела их и чуть не вскрикнула от удивления и ужаса. Девочкой оказалась она сама. Наёмники в жёлтых бронекостюмах подошли к ней, вкололи что-то, отчего девочка потеряла сознание.
***

Женщина убрала руки, и Алиса вернулась в настоящее.
- Что… что это было? – спросила она. – Мои родители… я… Почему я мертва?
- Тот предмет, который ты случайно поймала, открыл портал в другой таймлайн. И ты попала сюда, в тот же самый день аварии. Только в этом таймлайне тебе не повезло. Тебя и твоих родителей сразу же придавило обломками. Наёмники же прибыли позже. То есть, в этом таймлайне ты мертва, ты не была завербована ни "Затмением", ни "Головорезами". Но также другая ты всё же была ими завербована. Я здесь, чтобы исправить это, отправить тебя назад.
- Мультивселенная существует? – спросила Алиса, вспоминая ещё часть прошлой жизни. – Что с тем таймлайном было без меня?
- Если кто-то пропадает из таймлайна не естественным ходом событий, то он понемногу начинает разваливаться. К сожалению, мы поздно узнали об этом и попытались остановить разрушение. Это почти удалось, но также мы поняли, что для полного восстановления таймлайна, нужно вернуть тебя в момент исчезновения, секунда-в-секунду.
- А как же этот таймлайн? Что я скажу "Головорезам"?
- Как я и сказала, ты уже мертва долгое время. Ничего этого не было. События пойдут так, как и должны были, но без тебя. [пауза] Ты готова вернуться?
Алиса в который раз осмотрелась и положительно кивнула. Женщина что-то набрала на ручном компьютере, похожем на инструментрон, и рядом открылся светящийся зелёным портал прямоугольной формы.
- Воспоминания о тех событиях, произошедших с тобой в этом таймлайне, исчезнут, - сказала женщина. – Ты будешь помнить только то, что было с тобой до аварии.
Алиса ещё раз посмотрела на женщину и шагнула в портал. Портал закрылся.
- Миссия выполнена, - сообщила женщина в наушник.
И исчезла в яркой вспышке. Впрочем, это всё равно никто не заметил.
Sambian
10 0%
Offline
300
2022-01-13 в 0:01 # 100
Перед Данилой стояла и весело улыбалась его давняя знакомая — Людмила Ковальчук. Если уж говорить точнее, то слово «знакомая» не совсем подходило под определение этой женщины. Знал он её действительно давно, ещё с 76-го года, со времени учёбы в Калифорнийском Университете и назвать это просто «знакомством» можно было только с большой натяжкой. Попал он туда из Югорского Государственного Университета Экзобиологии по программе обмнена студентами. Хотя ЮГУЭБ и превратился за сто лет попечительства мегакорпорации «Газпром» в один из престижнейших ВУЗов на Земле с очень высоким рейтингом, но всё-таки, для более полного изучения выбранной специализации, сташий брат посоветовал ему Калифорнийский Университет и конкретно — его отделение в Сан-Диего. Предложение Владимира поучиться в городе на берегу тёплого океана было заманчиво, к тому же, кроме возможности расширить знания по своей специальности, был и ещё один интерес — университетский спорт. Конечно не спорт вообще, а лишь одно из его направлений, которым начал интересоваться Ирбицкий-младший и победами в котором славились студенты этого ВУЗа — подводное плавание, так называемый «фридайвинг» направления CWT. Тёплый, но не слишком жаркий климат, удобное расположение студенческого городка недалеко от берега океана, хорошая прозрачность воды и приличные глубины делали это место очень привлекательным для занятия данным видом спорта.
С Людмилой они познакомились случайно, во время одной из студенческих вечеринок с обильными алкогольными возлияниями. Произошло это в доме одного американского приятеля Данилы, родители которого были в длительном отпуске. Как всегда и везде, студенты отрывались по полной. Хотя знакомство было случайным, разговор завязался быстро и так же быстро нашлись общие темы — литература, кино, космические исследования, спорт и т.п. Оказалось, что девушка из семьи старых русских иммигрантов и несмотря на то, что её предки прибыли в Северную Калифорнию ещё в конце двадцатого века, она прекрасно говорила по-русски. Ещё одним сюрпризом было то, что она, как и Данила, увлечена фридайвингом, при чём его личные достижения на её фоне, выглядели более, чем скромными. Единственное несовпадение их интересов состояло в том, что Людмила в университете изучала квантовую химию и биохимия, как отдельное направление, её мало интересовала. Ну а потом было купание в ночном океане, поцелуи на пляже под луной, где всё и случилось, а продолжилось уже в одной из многочисленных комнат дома. Благо, по возвращению, все из их многочисленной компании уже мирно спали — каждый там, где его в этот момент подкосил алкоголь.
Сказать, что секс был чудесный, значит сильно преуменьшить полученные ощущения. Он был фееричный, сказочный, сногсшибательный... Вобщем, это было нечто! Ещё необычным было то, что эта девушка совсем не соответствовала его вкусам. Стройная и высокая, на полголовы выше Данилы, со светло-карими, золотистого оттенка глазами, она была всё же, по его мнению, излишне худощавой. Но от неё исходила такая сильная сексуальная энергия, что просто вызывала дрожь во всём теле мужчины, стоило ей обратить на себя его внимание и подойти поближе. Вобщем, знакомство продолжилось, закрутилось-завертелось... Вскоре их встречи стали регулярными, но, потом, после окончания учёбы и его поступлением на офицерские курсы Альянса пришла разлука, хотя они, переодически, приезжали в гости к друг-другу и общались виртуально. Последним и трагическим поворотом судьбы, после чего она куда-то неожиданно исчезла, была трагическая гибель родителей Людмилы и банкротство их семейного бизнеса. Весть об этом дошла до молодого офицера Альянса слишком поздно. В начале был рейд Альянса против пиратских баз на Антирумгоне, а потом и длительное лечение в военном госпитале после тяжёлого ранения. Позже, от своих приятелей, Данила узнал что она, вскоре после окончания учёбы, нашла себе какого-то «папика» и отправилась с ним в неизвестном направлении. Говорят её часто видели на Омеге и каких-то планетах Систем Терминуса. И вот она здесь, на Цитадели, да ещё и в таком опасном, бандитском бизнесе. Хотя нельзя сказать,что это не соответствует её характеру и темпераменту.
— Ну так что, Даня?! Ты хотя бы обнимешь меня, или так и будешь стоять, как олух царя небесного?
Наконец-то, подбадриваемый громким призывом, молодой человек очнулся от воспоминаний и сделав пару шагов обнял и чмокнул в щёчку свою старую знакомую.
— Извини, но это было так неожиданно...
Они продолжали стоять обнявшись, а Людмила, всё больше прижимаясь к нему, зашептала на ухо своим томным и вкрадчивым голосом:
— Нео-жи-и-и-да-но... Вижу ты забыл, совсем забыл свою русалочку... — она продвинула свою правую коленку ему подальше между ног и лёгкими движениями пыталась как бы втереться в его доверие, в следствии чего «доверие» крепло и росло... в размерах. Одновременно то осторожно целуя, то слегка покусывая мочку уха, она продолжала:
— Может освежим твою память?
Люда, Людочка... — от сильного потока её энергии у Данилы заныли зубы а сердце было готово разорвать грудную клетку, — может не надо сейчас? Ну остановись...
— Ну как же не надо? — шептала она. — А помнишь наш пляж, купание под луной? Мы сейчас найдём подходящее место, красивый пляж...
Ирбицкий наконец, не без усилий, сумел совладеть с нахлынувшими чувствами, тряхнул головой и резко отстранился:
— Окстись, Люда! Какой пляж, какая луна? Мы же на Цитадели! В здешних озёрах даже кроганы не купаются. Давай лучше перейдём к нашим делам.
— Ну вот, так всегда, —делано возмутилась она, — придёт поручик Ржевский и всё опошлит. Я тебе о высокой поэзии, а ты всё о своём презренном металле... Никакой романтики.
— Романтики? А твой муж что, не ревнивый?
— Я не замужем.
Данила заметил про себя, что, совершенно неожиданно, это известие его обрадовало, но тем не менее, поспешил перевести разговор в деловое русло.
— Так судя по тому, на кого ты работаешь, «презренный металл» не совсем безразличен тебе.
— Я на кого-то работаю? Да это они на меня работают!
— А, даже так? Тогда я надеюсь, что ты получила мой список и успела с ним ознакомиться?
— Естественно!
— Ну и?
— Ты получишь всё, что просишь, но не так быстро. Я, конечно, постараюсь, но сам понимаешь, какие сейчас времена. Кстати, куда тебе всё это добро доставить?
— То, что в списке №1, доставь на «Аврору». Скажи что это для «Головорезов».
—???
— Отряд так называется, в составе которого я воюю.
— Но ты же, как я слышала, в отсавке и разочароваался в военной карьере.
— Так получилось. Долго рассказывать.
— А что со вторым списком? Это будет, по моим прикидкам, довольно-таки объёмная «посылка». На пару сотен тонн потянет.
— Контейнер с маячком на этой радиоволне, — Ирбицкий быстро написал код, — оставишь на орбите Кеф. Это газовый гигант в системе Мулла Зул, Скопление Нинма. Мои люди подберут.
— Не боишься, что посторонние обнаружат?
— А ты соблюди все предосторожности и не обнаружат. Частота должна быть строго та, что я указал и без малейших отклонений, а сигнал маячок пусть подаёт не слишком часто, скажем, каждые три минуты. Ну и орбита пониже. Не мне тебя учить.
—Ты говоришь «мои люди»? Ты что же себе банду склотил? Я слышала о каких-то твоих незаконых операциях, но о твоих людях не было никаких сведений.
«Это хорошо, — подумалось Даниле, — я всегда говорил брату, что глубокая конспирация никогда и ни в чём не бывает лишней.»
— Да, и что это за странный набор «товаров» в твоём списке? Ладно бы только оружие и взрывчатка, а то к ним в придачу запчасти к горнопроходческой технике, приборы глубокого сканирования пород и ещё какая-то фигня, о которой я не имею ни малейшего представления. Ты что занимаешься добычей чего-то?
— Не я, а брат. У нашей семьи, как ты должна помнить, большой бизнес. Ну и в том числе по добыче полезных ископаемых.
— Тогда зачем такая секретность? Можно было бы всё это официально закупить и не париться.
— Видишь ли Люда, э-э-э... Сейчас наступили такие времена, что во многих товарах ощущуается недостаток, а в некоторых, ну прямо-таки большой дефицит. В то же время, как я слышал, у твоей «органицации» есть большие возможности по поиску различного дефицита. Кроме того, закупка из официальных источников вызовет интерес к месту доставки товара, чего очень не хотелось бы.
— Ага, всё-таки нелегальная добыча?
— Считай, что так.
— Может в долю возмёшь? — Не то в шутку, не то всерьёз предложила Людмила.
— Эх Люда! Если бы только тебя лично, без твоих «сотрудников», то взял бы, но сама понимаешь...
— Да ладно, — засмеялась подруга, — я пошутила.
Даниле неожиданно пришла мысль, что смогла бы она так шутить и смеяться, если бы узнала, какой-такой «добычей» они с братом занимаются, к чему готовятся и каковы реальные перспективы войны со жнецами. Поверила бы? У него защемило сердце и как-то сразу стало жаль бывшую подругу. В то же время, он прекрасно понимал, что сейчас об этом даже заикнуться нельзя. Даже в бреду!
«Хорошо, — решил Ирбицкий, — я выдерну её отсюда в самый последний момент, когда исход войны будет ясен для всех в Галактике. Во всяком случае, для умеющих трезво мыслить. Хотя и очень рисковано везти её на Гиперборею, как на постоянное место жительства. Задурит она мозги мужикам, а лишние конфликты нам ох как не нужны в такой небольшой и изолированной колонии. Разве что использовать её как члена экипажа боевого корабля или исследовательского судна. Будет ей куда энергию тратить.»
— Вот и отлично! Тогда поговорим об оплате. Сколько ты хочешь за всё, включая доставку?
Людмила написала цифру на дисплее своего браслета.
— Согласен, это ещё по-божески в нашей ситуации, — ответил Данила, мысленно радуясь, что это лучшие условия о которых он и мечтать не смел. Да и деньги запросила, а не их эквивалент в виде редких металлов и изотопов.
Заметив, что покупатель о чём-то задумался, девушка добавила:
— Кроме того будет бонус от «фирмы».
— Даже так? И какой же?
— Бесплатная доставка купленного на «Аврору» и выпивка для «головорезов». Доволен?
— Не скажу, что бы очень...
— Тогда ещё и ужин со мной в суши-баре.
— Ну это прямо королевкий бонус! — Шутливо восхитился Данила.
— Так я же ещё и себя предлагала, но ты отказался. Или нет?
— Ты же знаешь, что мужчину нужно прежде свего покормить...
— Ладно, проехали. Тогда, в первую очередь, поужинаем. Знаю я один небольшой и очень уютный бар. Здесь, неподалёку. Пять минут лёту. Он лучший на Цитадели.
— Ты имеешь ввиду «Рюссей» в нижних районах Силверсан Стрип?
— Да что ты говоришь? Прямо-таки «лучший»? — стала подтрунивать она. —То, что он считается самым популярным суши-баром на Цитадели ещё не значит, что блюда там самые лучшие. Во всяком случае, суши у них не идеальны. Мой - реально лучший!
— Тогда может сразу и двинем туда?
Данила с удовольствием поднялся и подал руку спутнице. Та, вставая, смогла так легко опереться на неё, что казалось воздушная и полупрозрачная нимфа слегка касается его руки. Ну совсем лёгкая и совсем слабая. Если бы он не знал о железных мышцах и такой же железной хватке её рук, то подумал бы, что так оно и есть.
«Ах женщины! И как это у них получается? В генах что-ли сидит?» — молча восхитился молодой человек.
Поднявшись и беря своего спутника под руку, девушка слегка повернулась, как-бы направляя его в сторону ближайшей остановки такси. Тот всё понял и, вскоре, они уже спешили в сторону, так кстати освободившейся, машины. В это же время два ничем особо не примечательных молодых человека, болтавших о чём-то неподалёку, резко оборвали свой разговор и немедленно двинулись следом. Как они ни старались не привлекать к себе внимания, но Данила краем глаза заметил это. Ещё он заметил, как его подруга быстро обернувшись на ходу, подала какой-то знак парням. Те остановились и вскоре исчезли из виду.
«Охрана! — сделал вывод Ирбицкий, — Вот тебе и Людочка. Мог ли я подумать тогда, на ночном океанском пляже, что имею бешенный секс с будущим большим боссом известной бандитской группировки.»
Так, размышляя и постепенно приближаясь к такси, он даже не представлял, насколько большой босс шагал рядом, держа его под руку.
Земля — превыше всего!
"Человек - это тот, кто делает выбор. " - The Outer Limits
«Посредством логики - доказывают, посредством интуиции - изобретают» - Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Анри Пуанкаре причисляют к величайшим математикам всех времён.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Горячий Снег" (ФРПГ в жанре Action)
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe