Mass Effect Universe

ФРПГ "Выживариум" - Страница 10 - Форум

Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Выживариум"
ФРПГ "Выживариум"
Iskander
185 0%
Offline
8662
2013-10-24 в 0:33 # 1



ФРПГ "Выживариум"



В ролях:

Mramont
- Сандин Форст «Волк» -
человек, инженер-изобретатель


Metal_Naklz
- Марели «Мара» А'Нью -
азари, наемница


Vulture
- Антон «Коршун» Джин -
человек, наемник


Я-туман
- Карлос Смит -
человек, наемник


DV
- Адея Зтримарт -
турианка, наемница






Мастер игры: Mramont



Набор игроков завершён
Обсуждение игры: клик!

Metal_Naklz
96 0%
Offline
2518
2015-02-21 в 0:00 # 181
- Да вы оба свихнулись два придурка! Один бросает пистолет и доверяет мою жизнь непонятно кому, второй с того света восстал, и вообще, готов довериться врагу! В принципе, как и первый!- сжав зубы, произнесла азари, сидя на полу,- я с вами никуда не пойду! Либо пристрелю обоих! - фыркнула Марели, охреневая от внезапных поворотов судьбы за слишком короткий промежуток времени. - Сами разбирайтесь я тут посижу,- напоследок огрызнулась девушка.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
Vulture
34 0%
Offline
860
2015-02-23 в 23:16 # 182
Сопротивление защитников слабело на глазах. Хотя Антон и понимал, что это лишь одна из возможных ловушек, что так просто они поезд не сдадут. И всё-таки, терять бдительность означало бы, да что тут говорить! Потеряешь бдительность - умрёшь! Вот, главное правило на любой войне. И глуп тот, кто считает иначе. Ещё на офицерских курсах Антон усвоил это правило. Его и всех остальных кадетов заставили это сделать. Да, и сам он, принимая новобранцев в старое-доброе время, к себе в отряд, тоже учил тому же, чему и в академии. Ход его мыслей прервала пара людей, высунувшихся из купе, одновременно, с двух сторон. Так как Антон был правшой, первым получил своё боец, находившийся от него по левую сторону. За несколько секунд, что длилась очередь "Призрака", противник лишился и щитов, и относительной целостности своих ног. Кто и что бы не говорил, а воевать с прострелянными ногами не доставляет никакого удовольствия. Это только те, кто наглотался анаболиков, или ещё какой дряни, могут не обращать на это никакого внимания. Правда ,последствия от этих препаратов, потом, будут ещё хуже ,чем без них. Второй противник тоже получил свою порцию дезинтегрирующих патронов, да ещё и удар прикладом в поддых, а затем, ещё один, в челюсть, "для лучшего успокоения" и "усвоения урока" - делать, или не делать, не надо пытаться. Группа приближалась к локомотиву. И именно туда, судя по всему, направились оставшиеся защитники. В принципе, решение грамотное. В узких коридорах они, конечно, могли попробовать прижать их троицу огнём, но риск уж больно велик. Куда уж менее рискованным был бы план, согласно которому нападающие попадут в засаду у локомотива, где мест для засад поболее, и места, где можно устроить эти самые засады, тоже.
Mramont
33 0%
Offline
351
2015-02-26 в 2:17 # 183
Последний вагон был чем-то вроде хозяйственной части. В том конце грохотала перестрелка: противники медленно, но верно подбирались к дверям в паровоз, им отвечали два пистолета, явно не справляющиеся с натиском. Хотя вот один очень шустрый саларианец нырнул внутрь под прикрытием очереди, а спустя секунду вылетел обратно головой вперед лицом вверх. При этом в проеме мелькнула фигура турианца. Антон жестом спросил: это ещё кто? Сандин пожал плечами, откуда ему знать. Но кажется, он на их стороне. Ладно, как говорят господа миротворцы: "Проблемы надо решать по мере их поступления". Уловив момент, штурмовая группа синхронно дала залп: Энджи пригвоздила турианца, который побирался вдоль стены к проему двери, Антон вжал несколько противников вниз, махом сократив поток пуль по Маре и Йонтари. За полсекунды до этого Форст прицелился, синхронно с остальными нажал на курок и... безбожно промазал. Карабин в его руках не то что прыгнул, а взметнулся как варрен, укушенный промеж задних лап. Ничего себе отдача! Волк покрепче перехватил оружие и двумя короткими очередями осадил человека, попытавшегося синхронно с саларианцем подобраться к двери. Не убил, но разворотил левое плечо, заставив его упасть на пол, и искать укрытия. Началась позиционная перестрелка: охранники отчаянно огрызались огнем, и не так то просто было поймать их в прицел. Сообразив, что их атакую с двух сторон, они разделились и грамотно отражали натиск, пользуясь преимуществом их позиции - возможность концентрировать огонь. "Долго так продолжаться не может". - подумал Сандин, когда их троица в очередной раз сжалась под огнем крупнокалиберного автоматического дробовика: здоровый кроган в тяжелой броне в одиночку мог сдерживать их всех троих, давая передышку другим. Ну а если так... Он щелкнул языком, привлекая внимание остальных, и демонстративно взялся за подствольный гранатомет. Джин кивнул, показав, что понял. За долю секунды до окончания его очереди, Форст рывком вышел на линию огня и прицелился. Расчет оказался верным: кроган как раз поднялся, что бы стрелять. Раздался хлопок, карабин мошно вздрогнул, а из динозаврика выстрелили фонтан оранжевой крови и мяса, граната направленного действия разворотила ему грудную клетку и оторвала нижнюю челюсть. Поливая огнем остальных врагов, Волк рванулся вперед, что бы накрыть врага, пока он не пришел в себя.
yontari
107 0%
Offline
958
2015-02-26 в 14:00 # 184
- Немного их, говоришь, - оскалился Зерн, в очередной раз прижавшись к косяку с тревожно попискивающим от приближающегося перегрева пистолетом.
- Про крогана я не… Ах, ты ж… - Манур тоже нырнул в укрытие, уворачиваясь от пролетевшего мимо куска выше упомянутого крогана.
Оба невольно проследили, как челюсть, описав в воздухе дугу, шмякнулась позади них, и осознали, что спутавшего все планы ходячего танка больше нет. Турианец перехватил штурмовую винтовку, позаимствованную у одного из охранников и всё это время лежавшую рядышком, а потому холодную, и его оскал сделался ещё шире. Одновременно высунувшись в проход, Йон’Тари посадил щиты ближайших противников выставленной на максимальную мощность перегрузкой, а Зерн расстрелял их, мимоходом добив задетого разрядом раненого. И тут среди оставшихся возник непонятно откуда взявшийся Фрост. Собственно, это было последним, что кто-либо смог увидеть, потому что Манур парой выстрелов разбил плафон ближайшей лампы и разрядил в открывшееся нутро ещё не успевшую толком восстановиться слабенькую перегрузку. Но её оказалось достаточно, чтоб закоротить систему во всём вагоне. Навалилась густая почти осязаемая темнота. Через несколько бесконечных мгновений сработало аварийное освещение. Серый стоял всё там же, будто вообще не двигался с места, но стоял один. Всё было кончено.
- Не-не-не, это свой! – наставил Манур пистолет на вновь вскинувшего винтовку турианца.
- "Моих" тут нет, - огрызнулся Зерн, но оружие опустил.
Играю в ФРПГ, ценю грамотных собеседников, придумываю сюжеты, создаю проблемы, усугубляю комплексы.
Metal_Naklz
96 0%
Offline
2518
2015-03-02 в 20:15 # 185
Совместно с Mramont.

Форст двинулся навстречу Мануру, и хотел было спросить где азари, она не вышла одновременно с ним. Но тут показался турианец. Волк мягко проскользнул мимо саларианца и подошел к незнакомцу. Тот открыл рот, но Сандин не дал ему заговорить, пережав ему мышцы, сильным ударом по горлу. После чего ударил под дых, выбив воздух, продолжил «тройку» ударом в левую среднюю часть живота, заставив его согнуться, и завершил комбинацию привычным захватом и ударом коленкой в лоб. Что интересно, турианец не то что не вырубился, но даже и не упал. Впрочем, с этим он решил разбираться потом. Он вывернул противнику правую руку на отлет, заставив его согнуться пополам.
- Эй! – Успел возмутиться саларианец.
Неизвестный слегка, но мощно качнулся, а потом рванулся, махом выбив себе локтевой и плечевой сустав. Повернувшись на 90 градусов влево, он ударил Сандина ногой под коленку, от чего тот чуть качнулся, и пока он восстанавливал равновесие, завершил разворот, положив руку на загривок Форста, с силой толкнул его вперед. Толчок получился таким, что Волк вынужденно прыгнул вперед, примерно на метр и сделал несколько шагов, чтобы погасить разгон. Резко обернувшись, Сандин уже хотел взяться за нож, но между ними вклинился Йон’Тари.
- Воу-воу-воу! Хватит! Здесь все свои!
- У меня своих тут нет. – Мрачно повторил Зерн.
Сандин промолчал, но мысленно с ним согласился.
- Так. – Категорично заявил саларианец. – Прекратили. Оба. Серый, он нам помог. Если бы не он, мы бы не продержались. Зерн, это свои, они пришли с нами.
Турианец все так же холодно смотрел на обоих, но видимо решил не накалять ситуацию и принялся вправлять руку. Сзади раздался мрачный смешок, обернувшись, Форст встретился взглядом с Марой.

- Наш рогатый друг продался на сторону, не обращай внимание,- фыркнула с мрачным смешком Мара,- я этому турианцу свернула шею из-за взрыва, а он ожил, а наш Мур испугался такого бессмертного. А если серьезно, здесь нет своих. - она аккуратно потрогала свой пораненный гребень, неприятно щурясь.
- Что-то я не заметил с твоей стороны особых протестов. - Спокойно, но чуть язвительно ответил Зерн. - Только чисто женское: сесть и надуть губы, просидев так весь бой в тылу. К несчастью, на врагов эта уловка не действует. А жаль, нам бы пригодилась помощь.
Волк обернулся к азари:
- Это так?
- Я не намерена воевать с хреном, что приставлял к моему виску пистолет, а наш рогатый даже не смог попытаться его убить и обезоружился, и вообще, что я должна перед тобой отчитываться? Поезд захвачен, несется с заданной нам скоростью.
Не говоря ни слова Сандин жестко взял её за локоть и рывком поставил на ноги. Потом не говоря ни слова потащил в тот конец служебного вагона, бросив на ходу остальным:
- Мы поговорить.
- Не трогай меня, -шикнула азари, но отошла,- ну и о чем ты хочешь поговорить? Ты меня избиваешь, этот даже не прикрыл когда надо, про нашего Антона говорить ничего не буду, он с балластом, пускай и не таким бесполезным, но все же.
- Тогда не тупи. Ты - второй после меня боец. Включи голову, и засунь свои эмоции куда угодно, но сейчас НЕЛЬЗЯ расслабляться. Поняла?
- Я пережила болевой шок, неконтролируемые выбросы биотики, из-за которых я ослаблена, еще и моральное истощение, стараюсь как могу, этим я не помогала просто потому что боялась выстрела в спину.
- И? Я от тебя его с того момента жду, когда ты пообещала меня убить. Это не повод. Ты кто, соплячка или боец? Почему я тебе истины толкую?
- Потому что ты хочешь их втолковывать, я успешнее действую в одиночку, нежели в группе.
- Тогда мой последний вопрос делает тебя ещё глупее. Мне тоже это не нравится. Я не люблю кровь и убийства, поэтому и работаю один. Но из-за вас, я вынужден убивать. - Он ненадолго замолчал. - Оставим это. Я уже говорил: я хочу выжить. Можешь помочь мне, и тогда я помогу тебе. Включайся, или я сброшу тебя за борт, как балласт.
- Выкидывай, и ты останешься с предателем и с балластом, оно тебе надо, да, сейчас я в хреновом состоянии, но это не значит, что меня можно скидывать со счетов.

Йон'Тари попытался увязаться следом за человеком и азари, "иначе они точно друг друга прибьют" - подумал он, но турианец перегородил ему дорогу.
- Пусти. - Без обидняков потребовал Манур.
- Нет.
- Уйди я сказал.
- Нет. Пусть встряхнет её.
- Да он прибьёт её! - Негромко возмутился саларианец. - Были уже прецеденты.
- Невелика потеря.
- Может для тебя да, но не для меня! Так что уйди.
- Нет. Ты нужен мне живой, точнее вы нужны. И если для этого необходимо пожертвовать одним из вас, пусть так.
- Да кто ты такой, чтобы...
Турианец жёстко прервал его:
- Тот, кто знает поболее тебя. Если вы облажаетесь, то вас закопают. Вы сейчас под колпаком одной из самых влиятельных личностей на Кхар'Шане и если он захочет, то найдет вас где угодно. А она - это более чем повышенный риск.
- Да что тут вообще происходит?! Ты можешь мне объяснить?
Зерн замер, что-то взвешивая в голове. В этот момент Йон'Тари заметил, как один из трупов в вагоне дернулся спектр стоял спиной к нему и не мог это заметить. Саларианец присмотрелся внимательнее.
- Видишь ли, - начал турианец.
- Он что, живой? - перебил его Манур.
Зерн оглянулся и внезапно схватив его за руку прыгнул в глубь паровоза с криком:
- СМЕРТНИК!!!

- А чем ты лучше его? Ты пообещала меня убить. "Нет, Волк, ты так просто не отделаешься, за разбитый нос ты мне еще ответишь. Не сейчас, я улучу момент и ты, мразь такая, поплатишься за то что избил меня" - процитировал он по памяти.
Глаза азари резко расширились, но тут раздался резкий окрик турианца почти слившийся со взрывом. Сандина крепко приложило о стену, потом он свалился на пол. Спасибо броне, он даже не оглох, а вот Маре пришлось хуже. Он лежала неподалеку, и мотала головой, но похоже была цела - крови по крайней мере не было. Форст оглянулся: изнутри вагон пострадал капитально, пол между ними и остальной группой разворотило, дыра заползала на боковую стенку вагона. Но включившиеся поля не позволили не позволили им улететь в пространство. Внезапно раздался треск, А'Нью завертела головой, а потом часть пола просто провалилась под ней. Судорожно скользя, азари сумела кое-как уцепиться кончиками пальцев за ребристый пол и повиснуть, провалившись по плечи. Волк спокойно поднялся и подошел смотря на неё сверху вниз.
- Серый! - Он обернулся на окрик Йон'Тари. - Да помоги же ей!
- Зачем? - Холодно спросил Сандин. - Ведь ты - предатель, я - каратель, а люди - балласт. Какой смысл спасать того, кто не будет помогать?
Он присел, достал пистолет и направил азари в лицо.
- А теперь слушай внимательно. Это мир - куча дерьма. И нас ВСЕХ в неё окунают. Нам остается лишь сдаться или выплыть. Я сумел, и если хочешь, могу подсказать как. Если ты сдаешься, то ты мне не нужна.
Она оскалилась.
- Чего ты ждешь, если ты считаешь меня никчемным мокрым местом то стреляй, не ссы, но я не сдавалась, даже когда нас заставили лезть на глубину,- упертая азари, что не говори, видимо, не хочет признавать того факта, что сейчас она в полном дерьме.
- Я уже говорил: я не считаю тебя мокрым местом. Ты сама так думаешь. Поэтому и не дерешься. Но почему?
- Ты будешь полемику разводить? Либо стреляй либо помоги мне выбраться, оба варианта одинаковы хреновы.
- Кто был на том видео? Работорговцы? Секта? Кто?
- Не твое собачье дело! - стиснула она зубы,- это подделка и только!
- Не важно. Это было. Так кто? Полагаю, небольшая группа наемников, которым захотелось игрушку для утех. Ты боец, значит тебя взяли с бою. Они убили твоих друзей? Или сделали тоже самое?
- С какого хуя я тебе должна рассказывать свою жизнь? Это не даст ровным счетом ничего,- Марели начала поискривать биотикой... А это уже опасно, себя угробит, может быть еще и корпус окончательно сломает.
Сандин почувствовал, что кажется нашел верный путь. Нужно было вытащить это, показать ей это.
- Так что они сделали? Медленно убивали их? Или медленно ломали их, превращая в животных? Может быть вас ломали вместе? Развлекались, пока вы наблюдали?
- Я единственная выжившая из той гребанной операции! Я была тяжело ранена! Все остальные бойцы были убиты! Все?! Закончил?! Тогда хватит эту бурду разводить! - она стала искрить биотикой активнее, се тело уже покрывалось свечением.
Волк тоже повысил голос
- Так что с тобой делали?! Пытали?! Насиловали?! Что?! Отвечай!
- Тебя это не касается, малолетний сученок! - она скривилась в яростном выражении лица, пытаясь прожечь взглядом человека.
- Сейчас касается! - Отчеканил он. - Сколько это длилось?! Десять лет?! Двацдать?! А может полвека?! Сколько ты была шлюхой?!
- Ты, сучий ребенок, охренел в конец?!- она все-таки «жахнула" биотикой, но сил оставалось слишком мало, так что на многое она не была способна, последние силы начали покидать ее, а она провалилась в темную глубину своего сознания. Биотический "пых" получился очень нескоординированным, но сильным, достало даже Манура и Зерна через провал, вот только самый ненавистный для азари человек даже не покачнулся. А сама она клюнула носом и улетела бы вниз, если бы Сандин не схватил её за руки, предотвратив падение. Втянув Мару обратно, он положил её на спину и убедился, что она не пострадала, после чего сел рядом. Через минуту, А'Нью застонала и открыла глаза.
- Ну и что ты меня вытащил? - ослабленным голосом, в полу бреду сказала Марели, - убил бы и все.
- Это нерационально. - Форст пересел поближе, скрестив ноги по-турецки. - Твои неосознанные действия это доказывают. Мара... Что произошло тогда? Что случилось в той тюрьме? Что с тобой сделали те наемники?
Волк говорил негромко, кричать сейчас было просто глупо.
- Я попала в плен... Военная операция, остальные погибли, меня хотели убить,- она фыркнула прикрывая глаза, кажется сейчас может опять провалиться в бессознательное состояние, надо ее как-то привести в чувство.
- Что случилось с твоими руками? Ожог? Химия? Или их резали? Поэтому ты не расстаешься с ножом?
- Я... Мне взорвали омнитул какой-то специальной эми гранатой, толком ее никто не лечил только изредка перебинтовывали... Я столько из нее гнили выковыряла, думала, умру от заражения крови...
- Сама? Это неправда. Такие раны без хорошей обработки дают худшие последствия. Там был медик. Они считали это подачками домашнему зверьку? Или называли это "платой", за услуги? Что они с тобой делали? Как ты платила им?
- Они бросили меня гнить в тюрьме... А потом... Один из охранников надругался... А потом... Потом все поехало... Я надеялась, что меня спасут от этого ада...
- Но никто не пришел. Каждый день ты думала, что вот-вот кто-то откроет клетку и протянут руку, чтобы помочь, но этого не было. И ты смирилась. Потом, привыкаешь к тому, что делают. Это становится рутиной, даже если тебя едва не убивают. А потом... потом тебе начинает это нравится. Каждый раз когда они это делали... тебе было противно. От самой себя. От своего тела, инстинктов, которые получают от этого наслаждение. И в тебе просыпается ненависть. К своим слабостям. К самому себе. Ты начала ненавидеть саму себя. И в какой-то момент, ты решила уничтожить себя. Любой ценой. Вот только... не получилось. Не так ли?
- Нет, мне не нравилось все время, если бы они просто... Они же измывались каждый раз, я не накладывала на себя руки, я все надеялась... А потом... Потом впала в бешенство... И.... И смогла выбраться перерезав часть охраны, но главный так и скрылся...- азари активно всхлипывала,- доволен? Ну вот теперь убей.
- Посмотри на меня. Почему ты впала в бешенство? Смотри на меня. Подумай, и скажи: что тебя разозлило? Ненависть к своим палачам? Но тогда почему ты не сделала этого сразу? Или это было что-то другое?
- Меня предали и объявили погибшей,- она зарыдала, больше от нее вряд ли чего добьешься сейчас. Сандин мысленно поморщился. Все, она уплыла в свои сопли. Но первый шаг есть - она признала, что с ней сделали. Теперь надо будет вытаскивать на свет остальное. Нужно показать ей, что она сама себя уничтожила. Это ведь как: она ненавидит сама себя, может быть даже не понимая этого, но что бы не сойти с ума, мозг переориентировал эту ненависть на окружающих. А воспоминания, покрыл слоем жуткого подсознательного страха, вызывающего ярость, чтобы она не смогла вспомнить, кого на самом деле ненавидит.
- Мара... Ты убиваешь сама себя. Ты не понимаешь, но это так. - Форст замолчал. Когда-то и он был таким же. Но ему помогли. - Поговорим потом. Сейчас нужно выбираться.
Он помог ей подняться.
- Сильных определяет не сила или воля. А способность встать на ноги и драться, что бы не случилось. Давай. Ты нужна нам.
Мдя... ну и пафос. Но как ещё её встряхнуть, хотя бы до "ходительного" состояния, он не знал.
- То пристрелить хочешь, то помогаешь и говоришь, что я нужна, бред какой-то,-она слабо посмотрела на него своими мокрыми глазами.
- Подумай над этим на досуге.
Волк подошел к краю провала.
- Готова? Я переброшу тебя, Йон поймает.
- Я... Я не готова! Ты видишь в каком я состоянии?!
- Выбора нет. Соберись. - Он помолчал и добавил: - Пожалуйста.
- Я... Я постараюсь, но не гарантирую, мне тяжело после всего этого,- мокрыми глазами она посмотрела на человека.
Он поднял её на руки и примерившись, сделал несколько широких шагов, для разгона, и сильным толчком отправил через провал. Азари приземлилась на ноги, но её сразу повело в сторону и если бы не саларианец, она не устояла. Тот подхватил её под руку и провел дальше. Несколько секунд спустя, на этой стороне был и Сандин. Орихиус подошел:
- Нам нужно поговорить.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
Vulture
34 0%
Offline
860
2015-03-04 в 19:29 # 186
То обстоятельство, что он проморгал хоть одного из противников, тем более, оставив его в тылу у себя, невероятно сильно задело самолюбие Антона. Результатом такой промашки стал приличный взрыв, разнёсший половину вагона. Прийдя в себя, Антон ещё долго слышал звон в ушах, отчего постоянно возникало желание помотать головой, дабы разогнать последствия взрыва. Анжелина чувствовала себя нормально. Об этом можно было даже не спрашивать, девушка сама поднялась, и, так же, как и все, кто оказался в зоне поражения, пыталась понять, что же произошло. Внезапно, Антон увидел, что двух человек нет с ними. Сандин и азари вышли "поговорить", как раз, в тот момент, когда произошёл взрыв. Через некоторое время, после того, как ветром выдуло дымовую завесу, всем желающим открылась картина "Спасение азари", художника Сандина. Антон не был садистом, поэтому, первая его желание было - броситься спасать их обоих. Правда, когда обнаружилось, что взрыв не пощадил не то что стены, а, даже и пол, капитан откровенно впал в ступор. Прыгнуть к паре, без прыжковых двигателей, он не осилил бы, даже при всём своём желании. Спортсменом Антон был не то чтобы очень хорошим, но, уложиться в нормативы, ему удавалось, почти всегда, без особых проблем. Но, сейчас обстановка была не самая подходящая. Пока оставшаяся группа проникновения пыталась хоть что-либо сообразить, Сандин, успел два дела одновременно. Разговор, видимо, состоялся, всё-таки, судя по лицу Мары, на нём Антон успел прочитать обиду на себя, немного смущения, и, возможно, облегчение. Для себя он сделал небольшую заметку в голове, над которой стоило на досуге поразмышлять. Взглянув на свою спутницу, он был приятно удивлён. Вместо ответа на его невысказанный вопрос, девушка лишь кивнула, и особым образом посмотрела ему в глаза, давая понять, что не ему одному кое-что показалось. С воссоединением воедино всей группы, возникла новая проблема. "Мёртвый" турианец. Кто он такой, представляет ли угрозу для них, и что значит его появление на борту, вот лишь небольшой список вопросов, которые, Антон готов был спорить на что угодно, каждый из них хотел задать.
Mramont
33 0%
Offline
351
2015-03-08 в 4:41 # 187
Совместно с Yontari

Усадив Марели, Йон’Тари вернулся к остальным, кивнул людям, бегло убедился, что все целы, конечно, кроме изрядно потрёпанного турианца, но тот, казалось, даже не замечал своих повреждений. Первый вагон, развороченный взрывом, напоминал гигантскую булочку, надкушенную посередине, а останки их противников, вывалившиеся наружу, теперь должно быть размазало на несколько десятков километров по пути следования поезда. Несущую платформу погнуло с одной стороны, ей ещё хватало запаса прочности, чтоб вся конструкция не переломилась пополам, но остановить состав теперь станет очень и очень непростым делом.
- Думаю, это твоё, - Манур протянул турианцу продолговатый заострённый на конце предмет, оказавшийся обломком гребня.
Зерн забрал его и угрюмо глянул в ту сторону, куда ушла азари:
- А тебе она ничего не обломала?
- Сесть я теперь долго не смогу, - признал Мур. - Но саларианцы – более гибкие существа, нас сломать сложнее.
- У меня получилось, - пренебрежительно хмыкнул СПЕКТР.
На это Йон’Тари только развёл руками. Биотическая вспышка Мары спасла Зерну жизнь, но ему знать об этом было вовсе необязательно.
- Так о чём нам нужно поговорить? – перевёл он разговор в более конструктивное русло, покосился на провал в полу и добавил. – Может, пойдём в кабину, а то здесь сквозняк.
- Нет. - Отрезал Зерн, покосившись на остальных. - Я буду говорить только с вами. А вы будете слушать и запоминать. Вы пришли за профессором, это ясно как божий день. Полагаю, вы не знаете, над чем он работал, и зачем вашему работодателю похищать его.
Ответом было лишь хмурое молчание: Сандину все это откровенно не нравилось, Йонтари же явно заинтересовался.
- Мне известно, что профессор работал над проектом, который неким образом связан с пси технологиями. Так же, он один из двух людей в условном "широком доступе", кто в курсе об этих разработках.
- Похоже на правду, - согласился Манур.
Всё складывалось одно к одному, порабощающий разум артефакт с Кинариса, разговоры о пси-воздействии. Кахир Терон и его коллеги изучали то, с чем не справились учёные Совета, и возможно смогли понять природу этого явления. В таком случае, применение нового открытия на практике дело ближайшего будущего. Поставить Галактику на колени слишком большой соблазн для молодой обозлённой на всех расы и появление у батарианцев такой возможности внушало опасения. Такие вещи следовало пресекать на стадии разработки. Йон’Тари прекрасно понимал, что прогресс не остановить, открытое однажды невозможно уничтожить, где-то когда-то оно появится вновь. Оставалось надеяться, что к тому времени разумные существа достигнут достаточно высокого уровня развития, чтоб не использовать обретённые знания против себе подобных.
Он по-новому посмотрел на смиренно стоящего между Антоном и Анжелиной помятого батарианца-учёного, разом превратившегося в ценный источник информации. Одного действующего устройства для изучения совершенно новой технологии недостаточно. Сколько ни разглядывай лампочку, без знаний об электричестве в принципе её работы не разберёшься, должно быть что-то ещё, что-то, давшее ключ к разгадке тайны культа машин и разработки новых моделей имплантатов, найденные Серым, служили тому косвенным подтверждением. Но если с профессором Тероном всё было более-менее ясно, то каким боком в этом замешан Зерн и что он не поделил с Анто ещё предстояло узнать.
- Чего ты хочешь? – просто спросил Йон’Тари, полагая, что ответ на этот вопрос, самый быстрый способ прояснить ситуацию.
- Расспросите его. Потому что те, кто стоит за ним, постараются заткнуть его как можно быстрее. Запоминайте, записывайте все, что найдете. Что-то во всей этой истории не так, что-то не сходится. Я должен понять, что.
Форст угрюмо смотрел на турианца. С какой стати им ему верить? С одной стороны он бы предпочел просто сделать работу и уйти. Плевать с чем тут играются батарианцы, это их проблемы, пусть сами и разгребают. С другой же... он ещё никогда не видел подобного. Работы с пси? Что это вообще такое? Волк слышал об этом только урывками, и только применительно к теории, а не практике. Неужели кто-то и взаправду сумел добиться результатов этой области?
- Ты должен, - протянул Манур, неожиданно очень заинтересовавшись чистотой своих ботинок.
Заманчиво было выяснить всё разом, но вряд ли Терон мог обладать всей информацией. К тому же, пойди они на поводу у Зерна, потеряют расположение Анто, а без его пусть и не слишком охотной помощи добраться до сердца проекта станет крайне проблематично. Йон’Тари отодвинулся немного, чтоб не стоять на линии огня, если приглядывающие за учёным люди решат пострелять по турианцу, глянул на Фроста и негромко продолжил:
- Если должен, то можешь попробовать, но у нас другие обязательства. Нам нужно доставить его своему нанимателю и мы и так уже задержались.
- Ты не понял. У нас уже нет времени.
В подтверждение его слов в наушнике раздалось:
- Группа, это Мех, у вас пять минут до эвакуации. Начинайте торможение и пакуте вещи.
Орхиус снова привлек внимание:
- Вы должны узнать, что у этого парня в голове. Хотя бы что-то. Мне пора, но прежде...
Он посмотрел на человека, и перевел взгляд на остальных ученых. Сандин молча кивнул. Турианец прав. Не должно остаться никого, кто сможет рассказать о них.
- Тон, тащи их сюда.
Парень и девушка пинками подогнали пленников к пролому.
- Пожалуйста, отпустите нас! - Зачастил один из них. - Мы правда никому не расскажем!
Турианец и наемник синхронно передернули затворы пистолетов и выстрелили в лоб двоим заложникам.
- Нет! - Взвизгнула молодая батарианка. - Пожалуйста! Не надо! Профессор Терон, пожалуйста, скажите им!
Но тот лишь отвернулся и закрыл глаза. Снова синхронный выстрел и последние двое заложников отправились в дыру. Несколько секунд стояла тишина. Было слышно, как шумно и тяжело дышит Антон, видимо, что-то задело его во всем этом. Энджи, демонстративно не смотря на палачей, развернулась и пошла в глубь паровоза. Зерн убрал пистолет на место после чего пошевелил вправленной рукой. Заметив, что Волк косится на него, коротко ответил:
- Органическая бионика.
После чего отошел на несколько шагов, коротко разбежался и сиганул через пролом. Не оглядываясь ушел в глубь состава. Сандин не стал дергаться, спектр сам разберется, нужна ему помощь или нет. После чего подошел к их «цели» со спины, и пережав шею, вырубил. После чего прошел к пульту управления и замедлил поезд до нужной скорости. После чего, при помощи Йон'Тари разблокировал люк в крыше. Выбравшись наверх, группа сразу заметила парящего над разорванным вагоном летуна. Тот плавно сделал маленькую горку, одновременно с этим открыв погрузочную рампу, и почти коснулся крыши паровоза. Все пятеро быстро перебрались внутрь, как только грузовой люк закрылся, Мех заложил быстрый, но плавный вираж и ганшип скользя вдоль земли устремился прочь. Только после этого, Форст позволил себе немного расслабиться. Полет прошел в тишине, батарианцы осмотрели захваченного ученого и связали его, убедившись, что тот ничего не видит и не слышит.

Когда вся компания ввалилась в гостиную их убежища, все разбрелись кто куда. Антон, не раздеваясь, молча плюхнулся на небольшой диванчик, Энджи приткнулась рядом. Люди избегали смотреть на остальных, кажется сцена расстрела ученых неприятно задела их. А может быть они просто устали. Мара привалилась к стене и сползла на пол. Кажется, ей сейчас было откровенно наплевать на все. Манур полез в холодильник за водой, потом долго пил. Форст же просто сел на стул, закрыв глаза. Итак, им известно, что батарианцы проводят опыты с пси-технологиями и пытаются это скрыть. Анто же явно лезет не в свою сферу, стараясь выяснить, кто за всем этим стоит и чего они хотят. Или его интересы в другом? Зерн. Совет не доверяет своему агенту? Или он здесь по личной инициативе? В конце концов, во что они ввязались? Нет, ему не в первой ходить по лезвию ножа, но чем больше ты знаешь о происходящем, тем больше шансов предугадать откуда раздастся порыв ветра.

Анто внимательно переводил взгляд с одного на другого, присев на край кухонного стола. Людская парочка сейчас вообще была не в счет, кажется им просто хотелось остаться вдвоем, в самом обычном смысле этих слов. Азари тупо смотрела в одну точку, но кажется о чем-то размышляла. "Док" же вел себя немного отстраненно, кажется он о чем-то задумался, но фиг поймешь, то ли решает моральную проблему, то ли стихи сочиняет. Серый же сидел закрыв глаза и казался дремлющим. Но Хеф был готов поспорить на что угодно, что человек сейчас перебирает все что ему известно. Да и саларианец тоже скорей всего сейчас размышляет схоже. Он встал и негромко сказал:
- Мы усыпим заключенного и оставим его в камере пыток, зафиксированным. Отдыхайте. Мы вернемся завтра во второй половине дня.
yontari
107 0%
Offline
958
2015-03-09 в 14:30 # 188
Немного отдохнув, Йон’Тари вернулся в лазарет. Накопилось уже достаточно материала и ему не терпелось всё сравнить и проверить. На забранный защитным полем стол отправились образцы странного тела с Кинариса и один из обломков гребня, позаимствованный у Зерна, тоже оказавшегося далеко не обычным турианцем. Конечно, получить немного мягких тканей было бы куда полезнее, но, как говорится, за неимением азари сойдёт и ханар. Пригодились и результаты сканирования Серго, и содержимое папок из архива контрразведки. После трёхчасового сидения над микроскопом Йон’Тари установил, что имеет дело с тремя совершенно разными моделями киборгов. В случае Серого упор делался на замену частей организма механическими аналогами, дающими более широкие возможности, но уязвимыми из-за своей сложности. Бешеную регенерацию Зерна обеспечивали наниты, он уступал Фросту в силе и скорости, зато превосходил живучестью. А вот батарианский утопленник поставил учёного в тупик. Его клетки по виду не слишком отличались от обычных, бросалось в глаза разве что большое количество рибосом – органелл, синтезирующих белки – но это ровным счётом ничего не объясняло. Копнув поглубже, Манур запустил построение развёрнутой генетической карты и, пока анализатор расщеплял ДНК, решил сделать себе кофе.
Не смотря на поздний час, в столовой он наткнулся на Анжелину. С самого возвращения девушка вела себя непривычно тихо, а теперь ещё и ночью бодрствовала, что не могло быть хорошим знаком. Саларианец загремел дверцами шкафчиков и чуть ли не полностью забрался в один из них.
- Знаешь, - прозвучал оттуда его приглушённый голос. – Семь тысяч лет назад один философ с труднопроизносимым именем сказал, что существует четыре пути – воина, поэта, лекаря и земледельца – каждый выбирает дорогу по склонностям, таким способом обретая себя. И если тебя что-то гложет, есть повод задуматься, на своём ли ты месте.
- А ты, значит, считаешь, что всё идёт нормально? – после долгого молчания произнесла девушка.
- Нет. Много лишних жертв, это говорит о непрофессионализме, что вполне ожидаемо, учитывая разношёрстность нашей группы. В следующий раз будем действовать слаженнее, лучше продумаем план, но кусание локтей здесь не поможет.
- Это бесчеловечно, - Манур спиной почувствовал её осуждающий взгляд.
- Изводить себя тоже. К тому же, я не человек, - напомнил он, выбрался из ящика и поставил на стол бутылку, наполовину наполненную янтарной жидкостью. – Вот.
- Что это?
- Вещество, вызывающее изменённое состояние сознания. Батарианцы называют его К’ян, не знаю земных аналогов, но такое количество точно безопасно.
- Откуда он?
- Понятия не имею, нашёл, когда продукты разбирал. Может от прежних постояльцев этого места осталось. И прежде чем ты спросишь "зачем?" - для тебя. Думаю, это пойдёт на пользу и поможет уснуть.
Следом Йон’Тари вытащил кофе. Серый не слишком жаловал это напиток, предпочитая отвар целебных травок, остальные люди вроде тоже не возражали, так что Мур иногда позволял себе заглядывать в их запасы. Он приготовил большую чашку и, напоследок посоветовав Энджи идти спать, отправился заканчивать анализ.
Играю в ФРПГ, ценю грамотных собеседников, придумываю сюжеты, создаю проблемы, усугубляю комплексы.
Metal_Naklz
96 0%
Offline
2518
2015-03-13 в 17:48 # 189
Марели была морально раздавлена, она не хотела вспоминать свое прошлое, не хотела вновь в голове переживать весь тот ужас, которой ей пришлось пройти. Заперевшись в каюте, она закопалась носом в подушку и стала рыдать, от боли, от безысходности, от того, что на нее как следует надавили. На любое требование открыть дверь, азари лишь сильнее рыдала, напрочь отказываясь выполнять чужие указания. Ей было противно от самой себя, противно оттого, что ее тогда оставили умирать в лапах контрабандистов, над ней измывались… Годами. Ее держали в клетке, пренебрежительно кидая всякие обьетки, редко доводилось отведать нормальной еды. Насиловали, большим скопом, не заботясь о том, что азари больно, не приято и т.д. Нью не могла никуда деться от этого, она пыталась это забыть и надеялась, что забыла, но этот человек… Он заставил ее вспомнить всю ту боль, все те страдания и все то отчаяние. Марели была сломлена, она готова было отдать многое отдать, что бы вновь забыть весь тот кошмар.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
Vulture
34 0%
Offline
860
2015-03-17 в 17:38 # 190
Того, что сделано он не мог изменить. Однако, вся операция резко изменила свой смысл, когда их новый и старый "знакомые" убили гражданских, невольно оказавшихся в роли свидетелей. Антон ждал жёсткого допроса, пыток, но о расстреле он даже и подумать не успел! Радовало одно, свидетели погибли не от его руки. Хотя, осознание этого успокаивало мало. Он находился рядом, но его удержала Анжелина. Девушка как будто предчувствуя события, незаметно взяла его за руку, и лишь с печальным выражением лица, едва заметно покачала головой. Несмотря на свою ненависть к батарианцам, как к расе, капитан старался никогда не допускать напрасных жертв. В школе офицеров им постоянно твердили, что нельзя по одному существу судить о целой расе.
Уже чуть позже, после того, как оружие и броня были обслужены, Антон и Анжелина, находясь в своей комнате, сидели на постели и молчали. Молчал он сам, и девушка, лишь успокаивающе гладя его по плечу. Ей тоже не доставило удовольствия смотреть на казнь, тем более, что несколько капель крови попали ей на лицо, что стоило ей немалых усилий остаться равнодушной.
- Клянусь, в следующий раз я не выдержу, и сорвусь! И уж тогда, мне будет плевать, кто есть кто! - Сказал наконец первые слова Антон.
- Держи себя в руках, милый! Нам нельзя допускать проявлений слабости, иначе, нам не выбраться! Я уверена, что нам недолго осталось быть в их власти! Держись хоть ты! Иначе, я не знаю, сколько я смогу продержаться, одна.
Mramont
33 0%
Offline
351
2015-03-20 в 5:12 # 191
Сандин тупо смотрел на стоящего перед ним робота. Работа была закончена. После того как он отоспался и толком поел, работалось гораздо легче. Форст закончил с установкой программы. Что бы написать программу, с которая смогла бы правильно взаимодействовать с боевыми протоколами Сентри, Волку бы пришлось потратить неделю. Решение было настолько же простым, насколько опасным. Подключившись к компьютеру, Форст оцифровал несколько "слепков" из своей головы, на основе которых и написал программу. Он понимал, что ходит по тонкой грани между очень умными ВИ и ИИ, но он был готов идти на риск. Аааа, и чего от самого себя таиться? Даже если Волк создаст новых гетов, ему будет плевать. Может быть в кои-то веки галактику перетряхнет так как нужно и у мира чуть-чуть вправятся мозги. Так или иначе, но теперь бронированная махина стояла перед ним. Он собрал другой корпус и теперь Сентри скорее напоминал бойца в тактической броне, а не в тяжелом экзоскелете. Не столь крепкий, зато более маневренный чем оригинал. Ну что же... Сандин пробежался пальцами по клавиатуре и дал команду подать питание, затем включил все системы. Через несколько секунд робот дернулся, голова повернулась и сенсоры под защитной маской сфокусировались на Форсте. Тот встал и подошел к своему творению, Сентри все так же вел за ним взглядом.
- Юнит, назови себя.
- Голосовое распознавание. - У Сентри оказался низкий, металлический голос, который впрочем не вызывал у Волка отторжения. - Голос не распознан, в доступе отказано.
- Запрос: Тот, кто овладел мечом, овладеет собой. У меча два острия - одно он, второе ты. Тот, кто познал меч, познал себя.
- Обработка запроса. Запрос опознан. Код опознан. Доступ разрешен.
- Хорошо. Юнит, назови себя.
- I-945072. Модель Сентри.
- Состояние боевых протоколов?
- Проверка. Боевые протоколы активны. Адаптация. Адаптация завершена. Необходима проверка боем.
- Отставить. Состояние модулей?
- Проверка. Состояние модулей в норме. Система готова к бою.
- Хорошо. Обучающие протоколы и протоколы анализа?
- Проверка. Протоколы в рабочем состоянии.
- Включить запоминание голоса. Пользователь: Серый. Подтвердить ключевые права.
- Пользователь создан. Права подтверждены.
- Режим энергосбережения.
- Выполняю.
Робот потух и негромкий гул сошел на нет. Сандин сел в кресло и откинулся назад. Теперь их на одного больше. Вот только что это дает? Одни в тылу врага и без шанса на спасение... нужно менять ситуацию. Есть у него знакомые на Кхар'Шане, которые согласятся ему помочь. Вот только как с ними связаться? Форст сумел обмануть камеры, но пробиться отсюда не получится. Значит остается только время выполнения заданий.
yontari
107 0%
Offline
958
2015-03-22 в 14:24 # 192
В эту ночь Манур совсем не спал. Он не только не прилёг, но даже и не присел толком ни разу, отчасти потому что сидеть было действительно больно, отчасти потому что после получения результатов по телу с Кинариса находиться в статичном положении оказалась выше его сил. Внешне похожее на батарианца существо когда-то им, вероятно, и являвшееся, теперь превратилось в нечто совсем иное, так глубоко зашла генетическая модернизация. Для непосвящённого развёрнутые химические формулы, ряды диаграмм и графиков значили мало, но Йон’Тари видел за ними создание без пола и возраста, с минимумом потребностей, нечувствительное к болезням и большинству неблагоприятных факторов внешней среды - совершенное и жуткое в своём совершенстве.
Утверждение о том, что выживает сильнейший, верно лишь в очень узких рамках, если взглянуть на эволюцию в целом, на вершине пищевой цепочки находятся далеко не самые сильные виды. Азари, люди, саларианцы, как и остальные, оказались там благодаря интеллекту. Необходимость преодолевать ограничения сделала нас теми, кто мы есть. Существо с Кинариса пытались избавить от слабостей, не принимая в расчёт последствия. У клеток перестроили биологические часы, это означало прекращение старенья, бессмертие, можно сказать. Но бессмертным нет необходимости размножаться и половые признаки атрофировались за ненадобностью, хотя ещё можно было разобрать, что прежде это был мужчина. Организм вырабатывал кремниевые полимеры, дающие возможность переносить высокие температуры и ряд других веществ, основательно затрудняющих его уничтожение, зато отсутствовали медиаторы высшей нервной деятельности. С такими физическими параметрами разум для выживания не нужен и работа мозга свелась к примитивным инстинктам. Одним словом, Йон’Тари наяву столкнулся с кошмарным сном любого биолога.
Вдвойне пугало то, что невозможно было понять, каким способом вносились эти изменения. Работа генетика схожа с работой хирурга, что-то вырезается, что-то добавляется, только воздействие значительно тоньше и вместо скальпеля используются безвредные вирусы, способные встраиваться в геном. Но они оставляют следы, лишние бездействующие фрагменты, своеобразные шрамы от вмешательства, которых не было. Тысячелетия эволюции, спрессованные в одно мгновение, как будто ребёнок заполучил исполнитель желаний и принялся направо и налево "улучшать" созданное природой.
Манур долго расхаживал по лазарету, готовый собственноручно придушить безответственную сволочь, сотворившую такое с себе подобным. Под утро страсти улеглись, Йон’Тари составил и зашифровал отчёт, навёл в лаборатории порядок и занялся следующим по плану полезным делом, а именно приготовлением завтрака. Меньше чем через час он уже стучался к людям с предложением опробовать очередной кулинарный шедевр, чуть позже был послан в лазурь под дверью Марели, на что пообещал при первой же возможности непременно там побывать, а напоследок заглянул к Серому. Фрост уже давно проснулся, а в арсенале появилось кое-что новое.
- Ещё одна игрушка? Впечатляет, – поцокал Манур языком. – А батарианцы всё посмеивались, зачем ты с оторванной головой робота таскаешься. Хочу посмотреть на их физиономии, когда они это увидят. Завтрак на столе, - привычной скороговоркой выпалил он и уже развернулся уходить, но замешкался на пороге. – Слушай, Серый, на счёт Мары… Тяжёлые воспоминания сейчас единственное, что у неё есть, нельзя просто так взять и забрать их, нужно предложить что-то взамен, какую-то другую точку приложения сил и эмоций. Я за ней присмотрю, а ты мог бы направить её злость в нужное русло, указав цель, и получить отличного бойца.
Играю в ФРПГ, ценю грамотных собеседников, придумываю сюжеты, создаю проблемы, усугубляю комплексы.
Metal_Naklz
96 0%
Offline
2518
2015-03-27 в 9:49 # 193
Марели продолжала истерить, игнорируя все то что происходит за дверью, подушка уже вымокла до нельзя, но азари продолжала… В какой то момент сильный стресс сменился усталостью и она достаточно быстро погрузилась в сон.

Она сидела в холодной клетке, в углу, обнимая свои ноги и тихо моля богиню о том, что бы ее забрали отсюда. Легкая броня давно уже превратилась в тряпье, что прикрывало далеко не все и не везде. Это было действительно страшно, быть в плену, потерять ход времени, и иметь лишь туманную надежду… Все тело саднило, она сбилась со счета, сколько раз над ней издевались, сколько раз прижигали и так израненную руку, сколько раз ее насиловали… Боль. Лишь боль не отрывала ее от реальности, лишь холод не давал расслабится, но темнота немного помогла расслабится, перевести дух, хоть как-то прийти в себя и не свихнуться окончательно. Лишь тьма была ей другом, лишь тишина подбадривала, лишь надежда не давала отчаяться. Но каждый раз ее вытаскивали на свет, каждый раз смеялись над ней и издевались как могли, перед тем как жестоко насиловали. На охранников и подопечных с ухмылкой смотрел человек-главарь, не участвуя в безобразиях, но довольно наблюдая за всем этим. Каждый раз наслаждаясь этим. Он хотел ее убить, как и остальных пленниц со штурма его базы, но издевательства наемников подкинули хорошую идею, не убивать, а сломить, сделать раба, который будет беспрекословно подчиняться. Тьма и тишина делали свое дело, Мара не замечала, как они пожирали надежду, как эти «друзья» убивали последнее, что у нее осталось. И однажды… Она просто сломилась, это уже не было кошмаром, ей уже было все равно, она потеряла связь с реальностью, каждый раз чувствуя только боль.
Vulture
34 0%
Offline
860
2015-03-29 в 0:08 # 194
Пара находилась у себя в комнате. Понемногу стали отступать боль от пережитых эмоций, и от осознания того, что люди были бессильны что-либо сделать, чтобы спасти невинных.
- Жалеешь о чём-нибудь? - Задала неожиданный вопрос девушка, лёжа на груди Антона.
- Жалею... Я о многом жалею. Например, о том, что произошло тогда, в космопорте, когда нас взяли. Нужно было дать им отпор. Тогда, нам не пришлось бы тут торчать!
- Хочу, чтобы ты знал. Я не помню, говорила ли об этом, но, даже если и было, повторюсь. Я оказалась в камере с тобой только благодаря моей настойчивости. Там был один охранник, который увидел в нас людей, которым нельзя находиться порознь. Я была готова на всё, во всех смыслах, лишь бы он позволил мне остаться с тобою. Я тогда предложила себя в качестве платы за эту возможность. В той ситуации, это был единственный выход, который я видела. К моему удивлению, и радости, он не стал уподобляться остальным. Дальше, ты всё видел и чувствовал сам. - Девушка, прервав на некоторое время свой монолог, воспользовалась терминалом, и найдя подходящую к ситуации запись, включила её. Комната наполнилась звуками музыки давно ушедших времён. Мелодичный женский голос под древние музыкальные струнные и ударные инструменты, стал петь знакомые, и любимые только парой, слова - Besame mucho. Исполнитель песни - некая Конни Фрэнсис, давно, как и песня, стала историей, но, искусство нельзя уничтожить, это признают все расы, без исключения.
- Я всегда любила эту песню. И, до сих пор, она остаётся одной из моих самых любимых. Знаешь, мне плевать, что и кто будет думать, если услышит нас, или то, чем мы тут занимаемся. Даже если они нас и слушают, пусть знают, что я счастлива...
Антон услышал, как дрогнул её голос, как раз, в такт музыке. Нежно повернув её лицо к себе, он увидел, что его возлюбленная плачет. Такое он видел нечасто, Анжелина почти никому не позволяла видеть её в таком состоянии. Она от природы несколько замкнутая, и весь её весёлый нрав, кажущаяся безмятежность, и порой, агрессивность - лишь защита. Лишь единицы знали её настоящую, - иногда чересчур мнительную, беззащитную, но волевую и целеустремлённую. Антон - был из числа тех, кто был допущен к столь секретной информации. Хотя, можно сказать, что он был первым, кто взломал защиту, буквально в считанные недели, с момента их первой встречи. И, уже тогда, решил для себя, что тайна о настоящей Анжелине, той, которая сейчас плакала возле него, вероятно, из-за слишком лирической песни, если что, умрёт вместе с ним. Им не нужны были почти никакие слова, да, и зачем они, когда пара научилась понимать желания и настроения друг друга на интуитивном уровне. Вот и сейчас, не говоря ни слова, бывший капитан лишь поцеловал её, как того просили слова песни. Потому что, каждый день, и каждая ночь, могли оказаться для них последними... И потерять друг друга - вот, чего они опасались больше всего на свете! Свобода, деньги, все блага всех цивилизаций - ничто, по сравнению с тем, что они уже обрели.
Mramont
33 0%
Offline
351
2015-04-03 в 15:49 # 195
Как они и говорили, сигнал раздался в середине дня. Батарианцы сообщили, что прибудут через час. Волк обежал взглядом собравшихся: зевающий саларианец с припухшими глазами, азари, притулившаяся в уголке дивана, сидела на нем с ногами, обхватив колени, на другом краю сидела парочка - Антон с Энджи, демонстративно нейтральные, но под этим легко угадывалась неприязнь. И он. Сандин Форст. Он бы сказал, что с ним все нормально, если бы не одно НО. Все то время, пока она спал, его не покидало ощущение что за ним наблюдают. Даже сейчас, проснувшись и забыв сон, Волк готов был поклясться, что его кто-то изучал. Но это был бредово даже для него. Он потер внутренние уголки глаз руками, нужно было выбросить всю эту лабуду из головы, сосредоточиться на работе.

На этот раз их было всего двое: Анто и Кит. Первый как обычно сохранял спокойствие, а вот Кит явно был чем-то недоволен. Коротко поздоровавшись, Анто приступил к инструктажу.
- Во первых, думаю вас это обрадует, ограбление поезда действительно списали на бандитов, которые похитили vip-лицо и хотят получить за него деньги. Время у нас есть, сейчас они ждут требования о выкупе. Но это хорошая новость, плохая такова: вас ищут службы отдела, как никак похищен их человек. Отсюда вытекает проблема: кажется они догадались, что "бандитов" навел кто-то из своих, поэтому они пасут все остальные спецслужбы. Хотя у них хреново получается, не хватает силенок на всех. Поэтому я смог ускользнуть к вам. В общем, нам нужно разговорить профессора, но сами мы это сделать не сможем, нам банально не хватит времени. Поэтому допросом придется заняться вам. - Жестом руки он пресек возможные протесты и выступления. - Это не обсуждается. Делайте с ним что хотите, но он должен заговорить. Вопросы?
- Мы не разберемся с этой вашей установкой без вас, ты же понимаешь это? - Спросил Йон'Тари.
- Там не так сложно как...
- Нет. - Прервал его Сандин. - Потребуется время, что бы в ней разобраться.
- Да мне плевать. - Честно признался батарианец. - Хоть в машину его запихивайте, хоть по старинке работайте, главное что бы он запел. Нам очень нужно знать, что знает он. Ладно, с этим разобрались, а теперь нам пора - чем дольше мы тут торчим, тем больше шанс что нас просекут. Работайте.

Анто развернулся и двинулся на выход. Уже у самого выхода Кит перехватил его за плечо и стал что-то яростно втолковывать, но так что наемники не могли его услышать. Форст прикрыл глаза и мягко потянулся к Зику. Умный зверек сразу понял, что от него хотят, быстро ушел в режим невидимости, пролетел через убежище и пристроился над двумя батарианцами.
- ...успокойся, они все равно ничего не поймут. Профессор не знает всей картины.
- А если поймет Совет? Возьмет и вытянет из этой компании все что может. Говорю тебе, нельзя им допрашивать его, это слишком рискованно.
- Кит, успокойся.
- Хрен тебе. Это наемники, Анто. Они продадут все, что узнают тому кто больше заплатит. Черт с ним с советом, ты же понимаешь, что наши разработки могут уплыть куда угодно?
- Значит сделай так, что бы они нихрена не поняли и не подумали потом это продать. Ясно?
- Да. Но что если он заговорит о... - Кит оглянулся на компанию сидевшую в комнате, - о Нем?
В этот момент Анто как-то странновато покосился в направлении лазарета.
- Не беспокойся. О Нем он не заговорит.
- Откуда такая уверенность?
- Просто знаю. И уверен. Пошли давай, а то стоим тут как парочка...

Волк открыл глаза и услышал, как с шипением закрылся входной тамбур. Он оглядел всю компанию. Потом скомандовал:
- Я за работу. Если идете, идете сейчас.
yontari
107 0%
Offline
958
2015-04-11 в 13:35 # 196
- Серый, я с тобой. Хочу послушать, что он скажет, – поднялся Манур. – Только что ты собираешься делать? Не сомневаюсь, что ты умеешь вытрясти информацию из кого угодно, но хочу напомнить, что Кахир Терон всего лишь учёный. Самое страшное, что с ним случалось до похищения, это визит к стоматологу и то только с анестезией. Ты его одним своим видом до нервного тика доведёшь, так что прежде чем начинать трясти, стоит просто спросить. Скорее всего, профессор и так всё выложит.
Играю в ФРПГ, ценю грамотных собеседников, придумываю сюжеты, создаю проблемы, усугубляю комплексы.
Vulture
34 0%
Offline
860
2015-04-15 в 23:01 # 197
- Что вы собираетесь с ним делать? - Спросил Антон, когда Манур и Сандин уже собрались уходить. - Хоть какой-нибудь план у вас есть? Он же штатский, с ними куда сложнее, чем с простыми наёмниками!
Все, включая Анжелину, посмотрели на него как на ребёнка, которого до этого момента считали многообещающим, подающим надежды, просто талантливым, хоть и не гениальным. От таких взглядов Антон немного смутился, и пробормотав что-то себе под нос, лишь развёл руками, предлагая всем изъявившим желание присутствовать на допросе, приступить к самой процедуре.
- Только, не нужно меня в это впутывать!
- Милый, ты не мог бы замолчать? Тебя никто не заставляет, хочешь, сыграем в хорошего и плохого копа? Ты будешь хорошим, а я плохой? - Анжелина пресекла его попытки проявить слабость. На минуту отойдя с ним вместе в сторону, она ещё раз напомнила ему об их разговоре.
- Будь ты мужиком! Что за сопли ты разводишь?! Соберись! Они же оценивают нас, каждый из них, каждую секунду! Неужели, ты думаешь, я люблю тебя только за то, что ты можешь быть слабым? Я же не смогу всё тащить на себе! Мне нужна твоя помощь, Антон! Сейчас! Соберись, капитан, или мне придётся применить силу!
Антону не осталось ничего, как послушаться девушку. Тем более, в её словах была мольба, скрытая под маской холода и решительности.
Metal_Naklz
96 0%
Offline
2518
2015-04-17 в 20:34 # 198
Боль и отчаяние, каждый раз повторялось одно и тоже, все те же лица, все те же омерзительные действия, все те же слёзы... Марели в плену даже не выживала, нет, она старалась умереть, сделать все, что бы этот ад закончился. Но обезумевшие инстинкты сопротивлялись, налегая на безвкусную еду, что бы не умереть от голода...

Нью проснулась в холодном поту. Это был всего лишь сон. Не успела она перевести дух, как раздался сигнал о том, что через час сборы. Постаравшись перевести дух, азари лениво подтянулась к компании и уселась на краю дивана, обнимая свои колени и пытаясь немного отстраниться от реальности, закрыться в себе, уйти в себя. Вводную она слушала немного отречено, но слова о допросе ее приободрили. После того как батарианцы ушли, синяя дева поднялась.
- Я хочу его допросить,- холодно произнесла Мара, цепляясь за минимальную возможность выйти из этого болезненного состояния воспоминаний,- увечия наносить можно будет?
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
Mramont
33 0%
Offline
351
2015-04-23 в 23:26 # 199
Сандин двинулся в арсенал, что бы взять одежду. Он знал, что ученому не суждено выйти отсюда живым, но соблюдение предосторожностей стало привычкой, иначе бы он был уже мертв. Он надел один из тех «бесформенных» комплектов легкой брони, в которой было крайне сложно определить, к какой расе принадлежит боец. Проверив работу голосового имитатора, он оглянулся на остальных:
- Готовы?
- Конечно, - топтавшийся тут же Манур удивлённо глянул на его костюм, потом сообразил, зачем это, и понимающе хмыкнул.
Его собственную физиономию Терон уже видел в поезде. Скрыть принадлежность к саларианскому роду гораздо сложнее, так что он об этом даже не задумывался.

Мара хмуро покосилась, на него и молча сграбастав костюм, ушла переодеваться. Люди же были не столь щепетильны и спокойно переоделись в арсенале. Форст раскрыл свою аптечку, пробежался взглядом по препаратам, что там хранились. Потом он обернулся к Йон'Тари с вопросом:
- Сможешь запустить их систему? Не то, что связано с мозгом, а простейшие функции – пульс, дыхание, общее состояние организма?
- И считывание мозговой активности тоже смогу, - чуть обиженно ответил Йон’Тари. - Приборы такие же, как в лазарете, - покосился на бледных сосредоточенных людей и покачал головой: - Мы что, всей толпой туда пойдём? Тогда "детектор лжи" точно придётся отмывать от крови. Двоих вполне достаточно, это создаст необходимый психологический контраст, остальные только будут отвлекать внимание пациента. Пусть из соседней комнаты посмотрят.

- Нет, - Волк покачал головой. - Они будут нужны. Сделаем все постаринке.
После чего натянул маску и, развернувшись, двинулся в комнату допросов. На ходу он велел всем, кроме него и Манура выключить внешние динамики, допрашиваемому не следовало знать, о чем они будут говорить. Войдя в комнату, вся компания увидела, что кресло для допросов было разложено в своеобразную кушетку, на которой лежал закреплённый батарианец. Он не двигался, но по движению груди Сандин понял, что тот притворяется. Видимо, некоторое время назад, заключенный уже прошел первую стадию - приход в себя (дергания и верчение головой) и теперь размышлял, что ему делать, а когда услышал шаги, затих. Форст негромко сказал.
- Снимем его и посадим за стол. - В комнате был небольшой закрепленный стол и кресло - обычные, просто для того, что бы можно было поговорить, а специально кресло оставалось в тени, но вместе с тем "обычная" мебель была крайне прочной. - Антон и Энджи, приготовьтесь. По сигналу, прикуете его к креслу. Мара, оставайся в тени и не появляйся, пока не позовем. Док, вынимай его.

- Примитивно, но эффективно, - пробурчал Манур. – Где-то я уже это слышал.
Он расстегнул замки наручников и едва успел увернуться от прямого в челюсть, профессор оказался не так прост. Подоспевшая Энджи ударом по кадыку уложила его обратно и укоризненно глянула на саларианца, не зевай, мол.
- Лежать! - Девушка не стала церемониться с пленником. Его попытку переместиться она пресекла жёстко, но не жестоко. И всё равно, Антону это не понравилось, правда, он предпочёл оставить возмущение при себе.
- Пошли, родной! Настало время поговорить о многих вещах. О сладком чае, о шоколадных пирогах, о королях, что ничего не знают! - Антона снова понесло. В этот раз, из его уст прозвучала цитата из старой сказки, немного изменённая. Пленник, если и оказывал сопротивление, то не столь активное, наверное, понимая, что один против двоих, в броне с мышечными усилителями, он мало что сможет сделать. Пара быстро усадила батарианца за стол "переговоров".

Батаринец хрипел, а когда с него сняли кляп, закашлялся.
- Кто... кто вы такие? - Хрипло спросил он.
- Неважно.
Холодный, заглушенный помехами синтезированный голос звучал бесстрастно. Волк подошел к столу и посмотрел на Кахира сверху вниз. Терон ответил ему мрачным и усталым взглядом. Держится неплохо, но посмотрим, что у тебя за натура... Сандин посмотрел на Манура. Кивнул в сторону портативных медицинских датчиков на кресле допросов.
- Подключай его.
- Зачем это? - Поинтересовался батарианец. - Вы ведь даже не задали вопросов.
- Ты можешь врать.
Кахир покачал головой, признавая правоту собеседника. Но в его глазах был страх. Он был ученым, а не бойцом.
На запястьях и висках допрашиваемого крепились датчики, архаизм, оставленный видимо для пущей внушительности, основная часть системы скрывалась в спинке чудо-кресла и вполне могла функционировать без них. Йон’Тари молча сделал свою работу и отошёл к монитору, на котором уже поползли кривые жизненных показателей.

- Начнем. Вас зовут Кахир Терон?
- Да.
- Вы батарианец?
- Да.
- Чем вы занимаетесь?
- Я биотехнолог.
- Подробнее.
- Я занимаюсь разработкой и тестированием механических имплантатов для живых организмов.
Сандин полуповернулся к Мануру с безмолвным вопросом: датчики?
Саларианец прикрыл глаза, едва заметно склонив голову в знак согласия – Терон говорил правду.

- Вы знаете Мэгуми Такеи Шаха?
- Конечно, я знаю профессора Такеи.
- Насколько хорошо?
- Мы регулярно видимся на референдумах.
- И более никак не пересекаетесь?
- Не совсем. Время от времени мы контактируем с ним, он занимает проектом в нашей области и ему требуются консультации.
- В чем они заключаются?
- В основном в тонкостях общего плана. Профессор хорошо владеет теоритической частью тематики, но как вы понимаете, в практике существуют свои тонкости.
Форсту даже не потребовалось поворачивать головы. Он и так понял, что батарианец врет. Его выдавали мелочи, чуть расширенные зрачки глаз, едва заметные изменения в голосе... Волк чуть склонил голову, как бы прислушиваясь. Это была уже просто проверка, но все же...

Как только прозвучало имя Такеи, батарианец занервничал и чем дальше Фрост спрашивал, тем больше подскакивали показанья приборов – поднялось давление и температура, изменился альфа-ритм правого полушария. Ответ на предпоследний вопрос был попыткой скрыть вымысел между реальными фактами, на последнем начались уже откровенные выдумки. Между этими двумя было что-то такое, что Терон очень старался скрыть. Манур вновь едва заметно качнул головой, но на этот раз отрицательно.
- Значит и о проекте Аронос, вы ничего не слышали?
Сандин заметил, как чуть повернулись головы Антона и Энджи: оба недоумевали, в конце концов, они не видели тех документов. А вот батарианец сильно удивился, услышав это название. Похоже, он не ожидал, что неизвестные в курсе этого проекта.
- О... каком проекте?
- Аронос.
- Нет... я не знаю...
- Тогда быть может, вы знаете о проектах Джет и Акрос?
Теперь Кахир был в настоящем смятении: откуда они могли знать об этих проектах? Он явно занервничал.
- Нет, откуда вы... Я не знаю... мне неизвестно, то есть...
- То есть?
- Я... я... я не знаю. - Терон сглотнул. Он был напуган. Лишь теперь он сообразил, в какой опасности находится. Эти неизвестные знали очень много.
- Хорошо. - Форст сложил руки за спиной и, разворачиваясь, задал вопрос. - Тогда быть может, расскажете нам о Левиафане?
От этого названия батарианец вздрогнул.
- Вы... вы знаете, о... нем? - Его голос сделался на несколько тонов ниже и Волк буквально почувствовал след, который ведет к ответам.
- Да. И если вы расскажете о нем, убедительно расскажете... то вы останетесь живы.

Несколько секунд в глазах батарианца была видна борьба. Потом его взгляд потух, голова и плечи опустились вниз.
- Делайте что хотите... больше я вам ничего не скажу.
С минуту Сандин внимательно рассматривал его. Потом отключил внешние динамики и сказал:
- Закрепите его на стуле и держите.
Не оборачиваясь на звуки борьбы, он прошел в тень, за кресло допросов. Там аккуратными стопочками лежали полотенца. Интересный факт - существовало огромное количество химических препаратов, но столь же велико было количество противодействующих им средств. И в этот "век просвещения и прогресса" все спецслужбы пользовались старыми добрыми "методами Инквизиции". Он аккуратно взял нужное количество полотенец, проверил подачу воды в шланге. Почему полотенца? Потому что они давали возможность топить допрашиваемого, но при этом оставался проход для воздуха, тем самым, жертва могла тонуть часами, если правильно подобрать нужное...

На внутренней частоте Антон продолжал диалог с самим собой. Он не мог в такие моменты просто молчать.
- Без обид, приятель, но, сдаётся мне, ты должен нам кое о чём рассказать!
- Он же нас не слышит? Так чего же ты надрываешься?
- Я не могу просто стоять, и молчать!
В продолжение своих слов, он и девушка обездвижили батарианца, так, чтобы оставалась небольшая свобода для телодвижений, чтобы не перетянуть конечности, но, и не допустить побега заключённого.

Повинуясь жесту человека, парочка наклонила стул, а он положил на лицо батарианца полтанца и направил струю воды. Кахир задергался, пытаясь вырваться, но пять сильных рук не дали ему это сделать. Когда его вернули в нормально положение и дали отхаркаться, он выдал:
- Ну... не так плохо... как я...
Договорить Терону не дали, снова запрокинув назад и накинув полотенца на лицо. Теперь его держали вдвое с лишним дольше и прекратили лишь тогда, когда Манур дважды показал, что жертва вот-вот захлебнется. На этот раз он ничего не говорил, лишь всхлипывал, а когда его снова запрокинули, простонал:
- Нет, пожа...
Снова вода и дерганье. Его запрокидывали ещё три раза, но все три раза от него раздавались лишь стоны, а под конец мольбы, но не более. Форст внимательно смотрел на всхлипывающую жертву. Потом обернулся к темноте и сказал по внутренней связи:
- Твой выход.
Азари медленно вышла из тени и, поигрывая ножом, направилась к столу.
- Кто... кто... она? - Выдавил из себя батарианец.
- Неважно. Важно, что она сделает с вами.
- Нет... пожалуйста... пожалуйста, не надо... умоляю вас!..
- Расскажите мне о проекте Левиафан.
- Я не могу... правда... Пожалуйста, я правда не могу! Я не вру вам!
Волк молча кивнул головой Маре, сказав:
- Левый мизинец, одна фаланга. Вы двое, - он перевел взгляд на людей: - Держите крепко.
- Нет, прошу... - Слова переросли в вопль, когда она взялась за дело.

- Это только начало, - произнесла Мара, ловко отрезав кусочек пальца. А после резко вонзила нож в кисть руки. - А ну говори, что ты знаешь, пока я за тебя не взялась по настоящему, - она яростно посмотрела в его глаза, то, что азари без приказа причинила больше боли, чем нужно. - Мне тут никто не указ и мы можем тебя допрашивать, как считаем нужным и сколько, поверь, чем больше ты сопротивляешься, тем ближе к смерти.

- Нет... пожалуйста... - Кахир давился слезами. – Я, правда... правда не могу... рассказать вам... пожалуйста... Шах, он... он страшен... пожалуйста, он со мной такое сделает...
Сандин поморщился. Пока А'Нью не переходила грани, но то что она бесконтрольно не есть хорошо.
- Мы можем сделать с вами, что захотим мистер Терон. И сделаем. Расскажите о проекте.
В ответ батарианец снова разрыдался. Форст молча перевел взгляд на азари, разрешая действовать.

Антону и Анжелине не оставалось ничего, кроме как через стекла светофильтра наблюдать за процессом. Ни одному из них не доставляло удовольствие от того, что они видели, но, в данный момент, они были схожи во мнениях - без допроса информации им не видать.

Мара без сожалений, под вопли батарианца отрезала следующую фалангу.
- Продолжаем?
- Пожалуйста... хватит!
- Расскажите нам.
- Вы не понимаете... Шах... те, кто за ним стоит... он определит меня... они сотворят со мной такое... умоляю вас...

После начала издевательств детектор лжи стал бесполезен, показания приборов взлетели до небес и Йон’Тари следил не столько за ними, сколько за Марой, в мгновение ока сменившей привычную роль жертвы на маску палача. Хотя, казалось бы, она лучше других должна была понимать, каково оказаться в подобном кресле. Терон умолял и извивался, но всё было тщетно. Не каждый день такое увидишь, да это и к лучшему, эректильная фаза шока зрелище неприглядное. А когда у организма закончатся силы сопротивляться, наступит торпидная фаза, вторая и последняя, апатия и медленное затухание всех функций, приводящее к гибели.
Марели оставила пленника в покое и он замер, судорожно всхлипывая и неверяще вытаращившись на свою истерзанную кисть. Манур подошёл, присел возле него на корточки так, чтобы смотреть снизу вверх, и негромко, но твёрдо попросил:
- Профессор, послушайте меня, - он дождался, пока батарианец сосредоточил на нём мутноватый, но ещё осмысленный взгляд и продолжил: - Ваша привычная жизнь закончилась прошлой ночью, вне зависимости от того что произойдёт дальше, вернуть её уже невозможно. Но прямо сейчас вам предстоит выбирать между жуткой и болезненной смертью и откровенным разговором. Ответьте на вопросы и, даю вам слово, что вы сможете уйти отсюда.

- Даже если... я выживу... это только хуже. Эти имплантаты... творят с организмом такое... - Батарианец перешел на неразборчивый шёпот.
Взяв шланг, Сандин резко окатил его, заставив замотать головой и задергаться.
- Что это за импланты, профессор?
- Нет... нет... я не могу...
Форст коротко кивнул азари и та снова взялась за дело, на этот раз на другой руке, объяснив это тем, что иначе будет несимметрично. Когда она закончила, то негромко сказала на ухо жертве:
- А ты мне нравишься... тебя приятно резать. Мне будет очень жаль, когда ты умрешь. - После чего ловко перехватила нож и проткнула вторую ладонь Кахира. - Расскажи нам и я закончу. Ну! Быстро и безболезненно. А иначе... - Она провела ножом по шее, пустив батарианцу кровь.
- Нет, не надо... прошу... эти вещи... они... они отнимают волю... они делают такое...
Дальнейший допрос привел лишь к тому, что батарианец лишился ещё нескольких фаланг, но не более того. Когда стало ясно, что он не заговорит, Волк по внутренней связи сказал саларианцу:
- Надо накачать его.
Достаточно простой прием. Многие важные шишки принимали специальные препараты, против химии, которую применяют "следователи", но вот против больших доз наркотиков, они справиться не могли. Правда, в таком случае было необходимо относится к словам допрашиваемого с оттенком предвзятости, все таки наркотик - это наркотик.

- Ему стимуляторы нужны, а не наркотики, - возразил Манур. - Впрочем, эффект будет похожим, учитывая необходимую дозу, - но первое, что нужно было батарианцу, это остановить кровотечение, чем Йон'Тари и занялся, потом подготовил инъектор, ввёл, что требовалось и, мельком глянув на дисплей, коротко сообщил Фросту: - Ещё час, максимум.
Некоторое время ничего не происходило, потом Терон резко вскинулся и завыл, как раненное, загнанное животное. Даже снизившие порог чувствительности стимуляторы не могли избавить его от фантомных болей в уже отсутствующих пальцах.

Сандин постучал по столу, привлекая внимание Кахира.
- Профессор? Профессор!
Тот остановил взгляд широко раскрытых глаз на нем.
- Ты...
- Профессор, нам нужно знать о проекте Левиафан.
- Левиафан... я не могу... не могу... не...
Мара молча взялась за нож и широко раскрыла верхнюю правую глазницу Терона. Раздался вой. Надрывный, на одной ноте, он прекратился лишь тогда, когда глаз вывалился на стол, а азари зло прошипела:
- У тебя осталось их всего три, мразь. Потом ты не сможешь попасть на свои вонючие небеса!
Нужно было что-то ещё. Решение было неприятным, но действенным. Форст активировал небольшой экран, который приподнимался из стола. Загрузив туда несколько изображений из личного дела профессора. Манур, догадавшийся, что хочет сделать Волк подошел к жертве и тихо сказал:
- Профессор, пока вы не расскажите нам все, вы будете жить. Но кто-то может умереть.
Он отошёл в сторону, экран загорелся и на нем высветились фотографии семьи Терон. Кахир дернулся, шумно вдохнул и хотел что-то сказать, но по данному ей сигналу, А'Нью как коршун снова набросилась на него, выбрав на этот раз левый нижний глаз.
- Профессор, я вижу, вы чувствуете это! - Сандину пришлось говорить очень громко, дабы перекричать вой жертвы. - Так вот то, что мы делаем с вами, мы будем делать с ними! Пока вы нам не скажете!
- НЕТ! ААААААА! ПОЖААААААА!.. ПРОШУ! УМЛЯААААА!..
- У вас осталась минута профессор!
- ДЖААААА!.. ДЖААРНААААНН! ВСЕ НАЧАЛОСЬ В ДЖАРНАААААА!..
С мерзким хлюпом второй глаз упал на стол, Терон свесил голову, из уголков глаз текли струйки крови. Мара вытерла нож о его одежду.
- Что было в Джарнане, профессор?
- Там... все началось... мы нашли их там...
- Кого?
- Мы нашли... мы нашли... Богов...
Вся команда слегка выпала в осадок.
- Профессор... Профессор?
- Они прекрасны... величественны... они придут... и принесут на просвещение…
А'Нью снова взялась за нож, но Сандин остановил её жестом.
- Йон, проверь его. Кажется, перестарались...

- Не хотел бы я оказаться на его месте! - Вставил слово Антон.
- Ты ещё не видел настоящих допросов! - Ответила девушка, стоя рядом с ним, но, внутри соглашаясь с капитаном. Всё бы ничего, если не присутствовать лично при этом.

- Тебе не кажется, - ответил Йон’Тари. – Вряд ли от него удастся услышать ещё что-нибудь осмысленное. Удивительно, что он вообще ещё жив.
Он отключил оборудование. Терон продолжал бессвязно бормотать, повторяя одно и то же. Обработав его раны, группа закрепила профессора в кресле для допросов, снова разложив его в горизонтальном положении… Теперь надо было отчитаться перед батарианцами.

Добавлено (23.04.2015, 23:26)
---------------------------------------------
- Джарнан? - Психо был удивлен. - Уже почти три века там территория экологического бедствия и я знаю, что там есть несколько наших полигонов, но ни про каких "богов" связанных с этим местом и слыхом не слыхивал.
- Про богов - вероятно бред.
Сандин потер лоб. Батарианец по ту сторону экрана щелкал клавишами.
- Ладно... Я сообщу командиру.
- Что делать с профессором?
- Пусть саларианец усыпит его, пока что, потом командир решит.
- Хорошо. Только недолго.
- Понятное дело. Вы там без дела не сидите, ага? Чую, предстоит вам дорога дальняя в закрытую зону. Так что начинайте подготовку. Хотя бы теоретическую.
- Понял.
Он отключил связь, направившись в обход: нужно было сообщить всем о предполагаемой поездке. Йон'Тари лишь кивнул не отрываясь от микроскопа, Антон и Энджи сказали, что поняли, а Мара так и не вышла из комнаты, но все же ответила, что услышала. Вернувшись в оружейную, Форст погладил потянувшего к нему Зика и зацепился взглядом за выключенного Сентри. Активировав экран компьютера, он включил робота и вывел его в гостиную. Потом приказал ему:
- Активировать обучающий протокол.
- Выполняю. Обучающий протокол активирован. Тип боя?
- Ближний бой. Рукопашная.
- Команда понята. Выполняю.
Робот поднял руки и стал в стойку. Волк покрутил головой, немного размялся, приготовившись к тренировке. Нужно будет ещё поковыряться со снаряжением, но это потом, а сейчас...
- Начали.
Сентри резко двинулся вперед и выбросил кулак, Сандин легко ушел от него, и быстро двинулся по кругу, заходя роботу за спину. Голова привычно включилась в режим боя...

yontari
107 0%
Offline
958
2015-04-26 в 9:55 # 200
Как можно скорее Манур вернулся в комнату допросов, привёл в порядок обрубки пальцев Терона и слипшиеся от запёкшейся крови веки, закрыл повязкой тёмные провалы глазниц. После того, что он сегодня сделал, хотелось пойти и вымыть руки. Закончив, Йон’Тари так и поступил, но это не особенно помогло.
Играю в ФРПГ, ценю грамотных собеседников, придумываю сюжеты, создаю проблемы, усугубляю комплексы.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Выживариум"
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe