Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Игра на выживание" - Страница 5 - Форум

Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Игра на выживание" (Предупреждение: NC-21 (18+))
ФРПГ "Игра на выживание"
Iskander
172
Offline
8355
2015-02-20 в 20:22 # 1




"Игра на выживание"


В ролях:

Metal_Naklz
- Михаил Гросснер -
человек, филантроп

Shelest
- Кларисса Ривес -
человек, сотрудница СБ

DV
- Гардия Кринт -
турианка, искусствовед-этнолог

LEXA3228
- Сайлас Номек -
турианец, сотрудник СБ

Ilostana
- Амира -
азари, преподаватель

Gordon_Freeman
- Джейн Уильямс -
человек, официантка





Мастер: Metal_Naklz Бета: Shelest | Свободных мест: 1 | Обсуждение ФРПГ "Игра на выживание" | Хронология
LEXA3228
53 0%
Offline
575
2015-11-08 в 21:17 # 81
Совместно с Shelest

Кларисса и Сайлас вернулись в участок уже под ночь. На ходу обсуждая то, что нашли в злосчастной лаборатории, принадлежавшей Меттью Таунли.

- Видимо работа для парня была всем в его жизни. Потеряв своего начальника, он потерял работу, соответственно и смысл. Вот тебе и результат… - задумчиво произнесла Клара, остановившись у автомата, разливающего кофе. – Убийца продолжает убивать, даже не имея к этому прямого отношения... Скажи, что ты что-нибудь нашел? – она с надеждой взглянула на турианца.
– И да, и нет. В общем после анализа видеозаписей я нашёл только десять свидетелей, которые последними встречались или должны были встретится с жертвами. Их также можно считать первыми подозреваемыми, но улик против них нет никаких, – турианец, посмотрев на пустующий коридор в полумраке их этажа и немного пошевелив жвалами, продолжил. – С двумя из них я уже связывался, оба турианцы. Один встречался со скульптором, за несколько часов до его исчезновения, он заказал несколько работ. На этом они разошлись, его слова в последствии подтвердились. Второй должен был встретится с последней жертвой в космопорте перед своим отлётом, но она так и не пришла. На этом пока всё, более подробную информацию я тебе уже отослал в виде отчёта на твой терминал.
- Видишь? Уже что-то. Появились подозреваемые. Ты молодец, - детектив оторвала взгляд от созерцания наполняющегося черной жидкостью стаканчика, глянула на Сайласа, устало улыбнувшись и легонько хлопнув его по плечу. – Попытайся связаться с остальными. Я посмотрю отчеты… - она осторожно подхватила стакан с кофе и указала турианцу в сторону, где находился их офис. – Переключимся на второе дело… Я забрала видеозаписи из «Вертикали», но не думаю, что на них что-то есть. Если хозяйка заведения кого-то покрывает, а мне кажется, что покрывает, то записи подчищены. Я, конечно, их уже частично посмотрела и там явный след. Насчет этого… Мой консультант сказал мне несколько любопытных вещей… Подожди секунду… - Клара остановила Номека и с опаской первой вошла в кабинет, оглядывая его. Убедившись, что все в порядке, она поманила рукой напарника.

На действия Клары у турианца правая рука инстинктивно опустилась на сложенный пистолет, закреплённый на магнитном захвате брони. После знака женщины, Сайлас вошёл в кабинет, не снимая руки с пистолета. Поняв, что всё спокойно и немного расслабившись, сел за свой рабочий стол.

Поведение Ривес его озадачило. Номек знал от чего может быть такое поведение разумного, но решил, что надо начать с более насущных вопросов, а этот оставить напоследок.

– Что интересное рассказал твой консультант?
Детектив подошла к столу, возле которого находился большой голоэкран, и присела на край. Сделала глоток из стаканчика.
- Через определенные символы, - Клара активировала инструментрон, и на мониторе всплыли детальные фотографии: мертвая птица, семена, сердце во рту крогана и тому подобное, - она показывал натуру жертв и за что они были наказаны, то есть убиты… Возможно, она принадлежит к профессии, связанной с шоу-бизнесом, - на лице турианца появился вопрос. – Сейчас поясню, - ответила Клара. – Смотри, чтобы узнать натуру человека, нужно начать потакать его желаниям. И гуманоиды этой специальности отлично это умеют. А «наш» убийца прекрасно знала своих жертв. Понимаешь к чему я клоню? – Сайлас неуверенно кивнул. Детектив недовольно качнула головой и нажала на интерактивную панель, на голоэкране всплыл стоп кадр с записей видеокамер. А них, входящими в здание клуба, застыли турианец, кроган и человек. – Единственное, что объединяло всех трех жертв, это то, что все они посещали…
– … Вертикаль, – закончил фразу Клары сержант, – и это последнее место где их видели. Я так понимаю, мисс Кринт ничего не сказала толком?
- А ты как думаешь? – риторически фыркнула детектив, оттолкнувшись от стола. – Гардия Кринт отказалась сотрудничать, значит она что-то скрывает.
Номек ненадолго прикрыл глаза и еле слышимо хмыкнул, дёрнув жвалами. Другого ответа он и не ожидал.
- Обычно граждане заинтересованы в помощи следствию по таким делам, - женщина пожала плечами. - Так что поведение мисс Кринт более чем странно… В общем, я постараюсь выбить разрешение на наблюдение за клубом, – она подошла к окну и сложила руки на груди, задумчиво смотря куда-то вдаль. – Если не хочешь заняться какой-нибудь работой и нет больше мыслей, то можешь идти домой. Рапорты и отчеты я сама сделаю, - не оборачиваясь сказала детектив.
– Мыслей нет, а вот бумажную волокиту я считаю лучше сделать вместе, быстрее получится.

Спустя час работы, Сайлас решил вернуться к первому вопросу, который оставил на потом. Подойдя к рабочему месту лейтенанта, турианец облокотился на рядом находящийся шкаф.

– Кларисса, может объяснишь, что это было перед тем мы вошли в кабинет?
Женщина лишь вопросительно посмотрела на напарника.
– Извини, но я не слепой и не глухой. Я знаю из-за чего могут вести себя так осторожно разумные, за которыми охотятся, то есть хотят покалечить или убить. В лучшем случае, просто следят. И я слышал слухи от патрульных, что у тебя подорвали квартиру, оптимизма не прибавляет, – офицер строго и обеспокоенно посмотрел женщине в глаза.
Ривес нахмурилась. Номек был и правда не дурак, так что отмалчивается не имело смысла. Лучше предостеречь его сейчас, чем бы он начал копаться и подставился бы сам.
- Я была неосторожна и влипла в историю, Сайлас. Тебя это не касается. Помощь мне не нужна. Я с этим справлюсь. И хочу, чтобы ты держался подальше и не задавал вопросов, - приказным тоном произнесла она. – Для твоей же безопасности, - на ее лице промелькнула мольба. - Если кто-то будет спрашивать насчет моего дома, отвечай, что это связано с нашим расследованием. Раз ты мой напарник, то прикрой меня, когда я прошу об этом. За мной дело не станет. Понимаешь, о чем говорю? – уже мягче закончила она.
Сайлас выслушал Клариссу, продолжая всё так же смотреть на неё, и тщательно переваривал услышанное. Несмотря на непроницаемой лицо, жвала турианца в это время выдавали его переживания, слегка двигаясь в разные стороны. Это было одно из его качеств, от которого он пытался избавится, но это постоянно происходило неосознанно.
Медленно кивнув, напряжение в его взгляде и теле спало.
– Хорошо, понимаю, – Сайлас глубоко вздохнул. – Понимаю, и сделаю всё что смогу.
Женщина благодарно кивнула.
– Если что, ты можешь положиться на меня всегда, – Сайлас оттолкнувшись от шкафа вернулся на своё место и уже улыбнувшись, разведя жвала, продолжил. – И видимо надо будет всё-таки починить на каре щиты.
- Не волнуйся, это тебя не коснется. Я все сделаю, чтобы не коснулось, - она слабо улыбнулась.
______________________________________________________

Щелчок. Свист. Глухое эхо выстрела раздалось в огромном зале. Оранжевая омни-мишень, по форме напоминающая какого-то гуманоида, разлетелась на пиксельные осколки и исчезла. Следом тут же появилась другая. Вновь щелчок, свист и эхо разорвали тишину. Женщине нужна была лишь доля секунды, чтобы прицелится и поразить цель. Утром на полицейском стрельбище не было никого. Так что Клара могла упражняться в стрельбе из снайперской винтовки сколько душе угодно. Нужно было лишь поставить программу и выбрать модель из доступного оружия. Она вновь замерла, но стрелять не спешила. Глаза покосились в сторону, словно детектив пыталась заглянуть себе за спину. Кто-то подошел сзади. Прозвучал выстрел.

- Будешь так часто стрелять, лейтенант Ривес, и не делать паузу, винтовка перегреется, а потом жди с десяток секунд, пока она остынет, - раздался хрипловатый и высокий мужской голос где-то за спиной.

Кларисса медленно выпрямилась, изгибая спину и выходя из позы пригнувшись. Затем обернулась. Глаза мужчины тут же скользнули вверх, к ее лицу. Он ухмылялся. Человек был среднего роста, широкоплечий, каштановый цвет волос, с короткой стрижкой и легким налетом седины на висках. Под обтягивающей черной футболкой четко просматривался рельеф мышц. Типичный спецназовец.

- Ты же вроде спец по тяжелому оружию. Дробовики там всякие, гранатометы… И ты умеешь все отлично ломать, лейтенант-капитан Северайд. Тонкая работа, как стрельба из снайперки, не твой конек. Так что прости, я к сожалению, не воспользуюсь твоим советом… - хоть слова женщины звучали как шутка, она не улыбалась. – Это винтовка «Мститель». Стандартная модель, - продолжила детектив. – Огонь до перегрева составляет одну и три десятых секунды. Мне нужно выдержать лишь короткое время, чтобы выстрелить, тогда у меня будет резерв, чтобы быстро выстрелить еще раз… Если ты пришел по поводу моих расследований, то все рапорты и отчеты лежать у капитана на столе. Да и ты их читал уже. Больше мне сказать нечего. И ничего не предлагай.

С лица мужчины тут же пропала улыбка. Он знал, что Клара не дура и сразу поняла, что он от нее хочет. Можно было и не юлить. Ему это в ней нравилось. Он опять ухмыльнулся.

- Понял. Понял, - выставил перед собой руки Северайд. Женщина закатила глаза и раздраженно выдохнула. - Ты всегда действуешь на грани возможностей. И сейчас я зря трачу время и…
- Андрей, ты забыл, о чем мы договаривались? – перебила она его. – Ты становишься начальником отдела расследований. За это ты не лезешь в мои дела, и никто мне не мешает.
- Я помню, Кларисса, - как-то строго, но вперемешку с мольбой отрезал мужчина. – Но ситуация начала выходить из-под контроля. Сверху задают вопросы и уже начали давить. Им нужны результаты. Я хочу предложить тебе помощь.
- Послушай, - Ривес поставила винтовку к стойке. Говорила ровно и спокойно, как всегда. В голосе проскальзывали лишь стальные нотки. - Я и так ничего не сказала по поводу того, что тебе удалось пихнуть мне напарника… Хотя он умный и честный малый… Но о создании целевой группы не может быть и речи, - она сложила руки за спиной. - Был убит комендант колонии, вот у всех толстосумов и засвербело в заднице от опасения за собственную жизнь. Если бы убили кого-то обычного, то они бы даже не почесались.
- Я все ровно не понимаю, почему ты отказываешься, - Андрей всплеснул руками.
Женщина сделала шаг и остановилась в паре десятков сантиметров от мужчины.
- Все ты понимаешь… - начала тихо говорить она, словно боялась, что их кто-нибудь услышит. – Просто я не могу доверить это кому-либо еще. В этом деле много недосказанности. А в полиции полно крыс и мы пока не можем от них избавится. Сам знаешь, какая ситуация… - лицо Северайда искривилось. Для него это тоже была больная тема. - Если выяснится, что к этому причастен кто-то… - Клара на секунду замолчала, подбирая слова, - имеющий вес, то дело может сильно осложнится и все плохо кончится. У нас полно примеров таких историй... Ты ведь уже слышал, что мою квартиру разнесли в пух и прах? – Андрей кивнул. – Значит понимаешь, каковы ставки…

Мужчина непонятно помотал головой, обеспокоено глядя на Клару. Возникла недолгая пауза, пока он изучал ее лицо и о чем-то думал.

- Ладно. Я постараюсь что-нибудь придумать, чтобы нас не дергали.
- Спасибо, - она благодарно улыбнулась, слегка коснувшись плеча Северайда.
Затем Кларисса развернулась, прихватив винтовку, и вернулась к своему занятию.
- Ты уверена, что дело ограничилось только твоим домом?
«Глупый был вопрос», - подумал Андрей.
- Нет. Не уверена, - лишь ответила Клара. Она прицелилась и выстрелила.

Мужчина промолчал. Он не стал ее расспрашивать. Знал, что она не ответит, что не захочет впутывать его. Северайд даже на все сто был уверен, что ее напарник не все знает. На этой «войне» она предпочитает быть одна. Переубеждать ее было бесполезно. Он еще с пол минуты стоял у нее за спиной, тупо смотря на мишени, которые она расстреливала.

- Тогда береги себя, - лишь тихо произнес он и ушел.
Каждый человек способен на многое. Но, к сожалению, не каждый знает, на что он способен.
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-11-12 в 23:13 # 82
Совместно с Metal_Naklz


Накануне переговоров о пресс-конференции Виктория получила от мужа неожиданное письмо, в котором тот сообщил ей о публикации в широкой печати статьи о её более чем благополучном пребывании на Хейлосе, написанной батарианским журналистом, и о том, как за сказанное в той статье ухватились следственные органы и обиженная сторона. “Если за десять дней не случится чуда, - писал Гарри Минтз, - к тебе на Хейлос прибудут приставы и потребуют отказаться от претензий на идею. Тогда скандал удастся замять. И я тебя прошу проявить благоразумие и уступить. В конце концов, это сраный проект - не последний в твоей жизни.”
Виктория была в бешенстве. И в отчаянии. Ей отказывали в помощи все, даже собственный муж. Оставалась лишь последняя ниточка…
На следующий день она обратилась к секретарю Павусс - азари, которая и проводила с ней первоначальные переговоры об условиях интервью, - с вопросом относительно того, чтобы комендант приняла её в самое ближайшее время. На что секретарь, сожалея, ответила, что у коменданта Павусс ближайшее “окно” в рабочем графике появится не ранее, чем через четыре дня. Виктория поняла, что для неё назревает катастрофа…

***


Неделя… На всё про всё оставалась ровно неделя. Через неделю на Хейлос прибывали приставы, в задачу которых входило предложить ей отказаться от претензий на авторство телешоу. В противном случае дело уходило на дальнейшее рассмотрение уже с более крутыми для неё последствиями.
Слишком мало времени… Даже если Павусс примет её через пару дней, реализовать план она не успеет. Чёртов турианский регламент! Нужно договариваться и действовать незамедлительно. Она снова возвращалась на старый путь, теперь уже, пожалуй, в последний раз. Либо ей помогут, либо… либо придётся “залечь на дно” на пару-тройку лет, пока всё забудется. Последнего Виктории не хотелось совершенно. Несколько лет “тишины” означали для такой, как она, эстрадную карьерную гибель.
“Уже словно к себе домой... - размышляла женщина, подъезжая с особняку Севере. - Интересно, сколько запросит этот “меценат”?”
Гросснер работал в этот раз в саду, поэтому встречал ее, в принципе как и обычно, Лоррейн. Он вежливо провел гостью в красивый, можно даже сказать, роскошный сад. Они шли не слишком долго, но всю дорогу Виктория не переставала удивляться ароматам редких и диковинных растений, часть из которых она даже и не видела. Вскоре она увидела Михаила, что бережно стриг куст обычных земных роз.
- Здравствуйте, вы как всегда неожиданно. Что-то случилось? - Севере продолжал срезать отцветшие бутоны роз.
- Приветствую. Случилось… Мне в скором времени надо будет убраться отсюда. Нужна ваша помощь, чтобы увести с собой одну несговорчивую особу - нашу с вами общую знакомую.
- Вы... Случайно опять не про Кринт говорите? - Михаил посмотрел на нее. В рабочем костюме он не выглядел богачом, а тем более - меценатом.
Виктория холодно смерила мужчину взглядом. Но другого выхода у неё не было…
- Вы проницательны, - она поджала губы. - Да, мне необходима Кринт. У меня есть к ней предложение, в котором она мне уже не откажет. Либо она покинет Хейлос вместе со мной, либо… либо я обеспечу её турианской заднице такие проблемы, какие ей не расхлебать никогда. Но в одиночку “поговорить с ней по душам” будет сложно.
- А можно поинтересоваться, как вы собрались заманить Гардию и какими обещаниями? Думаете, она побежит к вам с распростертыми объятиями, если вы будете ей угрожать? - он ухмыльнулся, продолжая срезать бутоны. - И почему вы так уверены, что она вам не откажет?
- Моего влияния и связей хватит, чтобы закрыть её убогое заведение и создать ей такую репутацию, что нового она уже не откроет. Позже, когда она “вернёт” мне пару должков, я отпущу её на все четыре стороны. Может быть… - Виктория скривилась в усмешке, что придало ей некоторое сходство с пантерой, готовой атаковать намеченную жертву.
- А вы не думали, что сторонники этой творческой натуры могут так же задавить своим влиянием вас, да так, что перед самой Кринт еще и извиняться за предоставленные неудобства придётся? - он с ухмылкой пронзил ее холодным взглядом. Её манеру "атаки" Михаил не воспринимал вообще: слишком просто что бы защищаться. - Тем не менее, что конкретно вы хотите от меня? Помощь бывает разная.
- Какую сможете. Вы достаточно влиятельный известный человек. Ваши слова станут дополнительным аргументом, что ей не стоит со мной тягаться. Альтернатива… - женщина понизила голос. - На Хейлосе вы живёте достаточно долго. Уверена, вам известны надёжные люди, которые могут оказать помощь… “иного рода”... В таком случае, даже если у Кринт есть высокие друзья, она просто не успеет им ничего начирикать.
- Может быть... Так что конкретно вы хотите сделать с Кринт? Мне просто интересно. Вы говорите как будто хотите сделать ее рабыней на некоторое время, - он подумал и оторвал красивую, только что распустившуюся розу вместе со стеблем. - Это вам.
Жест был неожиданным. Но какую бы сущность не являла собой Виктория Минтз, где-то глубоко-глубоко она оставалась женщиной. И любила розы. Помедлив, она протянула руку и приняла цветок.
- Благодарю, - Виктория вдохнула тонкий, свежий, с лёгкими, ненавязчивыми сладковатыми нотками аромат. - Смотрю, ваши таланты разнообразны.

Некоторое время она смотрела на нежные бархатистые лепестки пышно раскрывшегося бутона. “Странный человек, этот Гросснер…” - Виктория перевела взгляд на Севере. Несмотря на внешний вид обычного успевшего устать от всего богача, имевшего свои маленькие немного эксцентричные радости, внутри него чувствовалась несвойственная многим, словно закрытая маской безразличия жёсткая натура. И Виктория не могла понять, насколько ей по душе или нет подобные ему личности.
- Что касается Кринт… - продолжила она развивать свою мысль, - то я бы предпочла термин “должница”. Работая на меня, она возместит все мои моральные и материальные издержки. Любыми способами, которые будут мне по вкусу. Заодно раскроется истинная ширина её одарённости…
- Какие именно способы вы хотите на ней проверить? Все таки интересно, что да как, неужели, в ее обязанности будет входить нечто... Что она вытворяла с вами на вечеринке? Я, конечно, не знаю наверняка, но все же... - он состриг еще несколько гнилых бутонов роз. - А одарена она не по годам, - человек начал аккуратно отодвигать стебли, добираясь до более труднодоступных мест.
- Поверьте, я имела возможность наблюдать и более оригинальные, экстравагантные… “номера” в её исполнении, - Виктория вспомнила свой первый и единственный ужин в “Вертикали”. - Полагаю, вы хоть раз да видели ночные скандальные телешоу серии “возможно всё”, предназначенные для особо тонких и уважаемых ценителей? Я намерена сделать мисс Кринт своей верной безотказной помощницей. Она прекрасно поёт, танцует, ведёт светские беседы и всегда готова на самые неожиданные, нередко пикантные шалости…
- Хм... Ну можно подумать. И все таки, вы уверены, что она откажется, если ее вежливо попросить еще раз, - Гросснер укололся об один из стеблей - у него было в привычке с большинством цветов и растений работать без перчаток, если те не токсичны либо не требуют особого ухода.

- Насколько я успела её узнать, барышня крайне несговорчива даже для турианцев. Не вижу смысла терять время. У меня его не так много, чтобы тратить на совершенно бессмысленные диспуты, - Виктория снова вдохнула успокаивающий аромат розы. Бархатисто-алые лепестки очаровательно смотрелись на фоне её рассыпанных по плечам золотых локонов, сливаясь тон-в-тон с цветом губ. Гармонию красоты нарушали лишь полные льда и надменности голубые глаза. Золотоволосая красавица посреди цветущего сада… Сказка? - Пожалуй. Вот только ждала она не принца, а королевства. Не друзей, а верных рабов…
- Вы, к слову, красиво выглядите в лучах заходящих лучей Шедара. Не знал, что алые розы могут так идти женщине,- он улыбнулся, посмотрев на нее на это раз несколько дольше, нежели чем обычно за этот разговор.
Тонкие брови чуть дёрнулись вверх, длинные чёрные ресницы вздрогнули. Слова Гросснера отличались от дежурных комплиментов воздыхателей, поклонников и просто “благовоспитанных” людей. В них было нечто, что философами принято называть душой. Но только душа способна принять подобное настроение. Они рассыпались мелкими шелестящими осколками у ног Виктории, натолкнувшись на заиндевевшую преграду, словно панцирем покрывавшую женщину.
- А вы умеете говорить красивые слова, - чуть наклонила голову в бок Виктория. - Так что? Вы мне поможете?
- Ну, почему бы и нет? Позднее с вами свяжусь, а насчет слов... Здесь, в саду, я простой гражданин, не имеющий ничего за спиной, а вот уже там - богач, - он указал секатором на свой особняк, - но, я вижу, вы не привыкли к такой открытости, а жаль.
- Открытость делает нас уязвимыми, - сказала женщина одну из немногих истин своего мира, где неуместная открытость и искренность означали верную смерть и извечные роли статистов. - Это слабость, а слабым не место в этом мире. Здесь выживают лишь сильные, - после короткой паузы Виктория добавила уже деловым тоном: - Рада, что вы согласились оказать мне помощь. Уверяю, ваши хлопоты напрасными не будут. Благодарю и жду вашего вызова, - улыбнулась она.
- Что ж, видите эту кровь? - он показал на свою ладонь, где немного сочилась кровь. - Я помню одну простую истину: кровоточит - значит, смертен. И эта самая главная уязвимость любого живого существа, и главная слабость, а психологически, сколько бы человек не был защищен, он все равно слаб, так как в большинстве случаев бежит от самого себя.
Виктория посмотрела на ладонь Гросснера, на него самого. Улыбка сползла с её лица. Упоминание о смертности всегда выводило её из себя. Так было, когда полубезумная азари что-то там вещала в “Вертикали”. Так было и сейчас, когда ей было сказано всё тоже, но уже спокойным, ровным тоном явно неглупым человеком.
- Побег - ещё одно проявление слабости, - натянуто заметила она. - Сильный не побежит. Он изыщет средства добиться цели. Даже если на пути к ней придётся свернуть в сторону. Как это назывется?.. Манёвр?
- Тем не менее, вы сами сказали, что вас настигают проблемы, и вы намерены взять Кринт и улететь отсюда. Разве это не проявление слабости? Можете не отвечать. Я сам был слабым после войны, но потом смог принять проблемы и пересилить их. Советую и вам. Что ж, на этом, я думаю, наша встреча подошла к концу. Лоррейн вас проводит до выхода. Прощайте. Ваши поблескивающие в лучах Шедара золотые волосы я запомню на долго, - он дружелюбно улыбнулся, а дворецкий жестом показал Виктории: мол, прошу на выход.
Ilostana
100 0%
Offline
1036
2015-11-15 в 14:52 # 83
Совместно с Роса и Я-Туман.

На тёмно-серую сеть трещин тротуарной плитки упал полупрозрачный лиловый лист, похожий на восьмиконечную звезду. Листопад… Всё же, так непривычно. Наверное, она никогда не привыкнет к тому, что с приходом холодов деревья сбрасывают листву. Ветер усилился, и рядом с первым на тротуар легли ещё три таких же лиловых звезды. Пятую прижало порывом к воротнику Иллисты. Она аккуратно сняла лист — от него исходил тонкий странный аромат, навевавший умиротворённое, созерцательное настроение. Непонятная она, эта человеческая «осень». Может, потому и происходящее вокруг столь странно — таковы Духи осени, обитающие в этом городе?.. И дают странные советы тем, кто живёт здесь?.. Всё же, насколько правильно она поступила, поддавшись уговорам друзей? Ассоциации, поднимающиеся из глубин памяти и мучившие её уже который день, отогнать не удавалось.
До дома Горека оставалось совсем немного. Иллиста шла, погружённая в свои мысли, сжимая в руке восьмиконечную «звёздочку».
- Вот чистый плод смерти, - Амира вытянула из пальцев Иллисты засохшее растение и смяла его. - И нечего даже добавить… Ведь и запах тот же.
И она поджала губы - недовольно и немножко по-старчески, злясь то ли на холод, то ли на очередную смену обстановки.
- Мне неловко, - рассеянно призналась она чуть погодя, так и не дождавшись от Иллисты или Горека хоть какой-то реакции. Раздражение охватывало все сильнее, накрывало с головой - очевидно, нормальная реакция на отсутствие в жизни азари смысла, наркотиков и постоянного места жительства. И Амира завела опять ту же шарманку: - Ты не обязана была меня…
- Плод - залог жизни, надежда сохранить её, несмотря ни на что, - мягко возразила Иллиста, перебив азари. - Я лишь пытаюсь сохранить то, что в моих силах. Мне кажется это… правильным.
- Просто есть такие вещи, которые не стоит сохранять, - возразил Горек. Батарианец нёс сумки переселенцев, и, по обыкновению, дымил сигаретой. - Иногда что-то должно уйти. Мне так кажется.
Амира поджала губы еще сильнее, отчего рот превратился в неровный взмах резца по голубой глине. Не слишком-то завуалированный намек Горека вполне сочетался с ее настроением, и вот если бы сейчас подвернулся какой-нибудь пруд…
- Я просто хотела сказать спасибо. Не нужно так, Горек…
- А как нужно, азари? - с интересом спросил батарианец.
- Не знаю, - Амира пожала плечами. - Просто не так. Ты все делаешь четким. Белым и черным. Белое - хорошо, черное - плохо. И что же? Куда деть остальные цвета?
Она покосилась в его глаза, а потом чуть растерялась - куда на самом деле лучше смотреть? Пожалуй, в первые в жизни за все время ее общения с галактическими расами, азари вдруг подумала, до чего они разные.
- Так проще Амира. Когда мир черно-белый. Сомнения - враг правосудия. А что до остальных цветов и их отенков... они идут к тому цвету, который им больше подходит. Вот такое моё мнение.
- Надо помнить, что было, думать, что будет, и просто жить дальше, - взгляд Иллисты словно ушёл в пустоту, но уже через пару мгновений стал прежним. - А краски оттенят воспоминания, расставят акценты на будущих событиях. Но без света не будет и тени.
- Не буть света, мы бы не знали что такое темнота, - батарианец улыбнулся. - Но это уже борьба противоположностей.
Амира рассеянно махнула рукой с трубкой, в которую удивительно бережно упаковала все свои рисунки.
- Свет… Тень… Что толку, если мы не сами создаем нашу реальность - уж мне ли не знать… - она выдохнула, закашлявшись от холодного воздуха и замолчала, припомнив, как сосредоточенно читала над ней отходную Наина. Придуманная ли, существующая ли на самом деле, но только в другой вселенной - Амира до сих пор не могла решить.
- Темнота - лишь отстутствие света, - пожала плечами Иллиста. - А реальность мы выбираем себе сами. Что-то можно изменить, что-то нельзя, но будем ли мы прилагать усилия, чтобы изменить её, решать только нам.
Азари обиженно кивнула и принюхалась.
- На самом деле я ужасно хочу есть, - она протянула это негромко и даже как будто ни к кому не обращаясь.
Иллиста вопросительно посмотрела на Горека.
- Думаю, для Амиры еда найдётся. Правда, не взыщите - повар я никакой, - батарианец вновь улыбнулся.
- Просто пахнет кексами… - чуть более напористо намекнула Амира. И даже повела бровями.
- Будешь хорошо себя вести, ты их получишь. Какие хочешь?- тоном любящего родителя проговорил Горек.
- Шоколадные, - мечтательно протянула Амира и улыбнулась Иллисте. Почему-то ей показалось, что такого рода шалости турианке по душе.
Не сдержавшись, Иллиста тихо засмеялась.
- Судя по запаху, здесь есть кондитерская. Но надо оставить вещи. Нам ведь уже близко?
- Почти пришли.
- Потерпим? - множественное число вырвалось непроизвольно - Иллиста тоже чувствовала голод, но старалась не подавать вида.
- Я тоже еще не завтракал. И моя “проблема” тоже, - последнюю фразу Горек проговорил смущенным тоном.
Амира, уже позабывшая про свет, тень, голод и кексы, вдруг встрепенулась. Лицо “проблемы” встало перед ней самым ясным образом. И это было первое видение, которое не несло никакой смысловой нагрузки. Ничего. Ровным счетом.
- Ей бы волосы в розовый перекрасить… - задумчиво предположила она. - Розовый красивый.
Иллиста представила себе “чудо” перед экраном, с жвачкой и розоволосое. Она не настолько хорошо знала человеческие традиции, но почему-то идея ей показалась несколько странной.
- Нет, серьезно. Она ведь и сама пахнет клубникой, - заметив, как в сомнении Иллиста поджала жвала, добавила Амира.
- Клубникой? - переспросила турианка, вспоминая сладковатый запах, шедший от той девушки - Нэнси. - Да, кажется, это клубника. В смысле, запах её конфет.
- Мы должны были принести ей подарок? - вдруг спросила Амира. - Она же как бы…
Только тут Иллисту осенила мысль, что Амира говорит о том, чего знать не могла, и осторожно покосилась в сторону батарианца. Сама она уже успела привыкнуть к порой мгновенным переменам в ней.
- Не знаю, я её не обнюхивал, но всё может быть. А что насчёт волос, то ей больше нравиться огненно-рыжий, - вставил батарианец. - Амира, помнится, в тот раз ты мне говорила, что моя подруга в опасности?
Азари кивнула и поежилась - от холода становилось совсем тяжко.
- Да, думаю, и по этой причине сменить ей имидж не помешает. В конце концов такие штучки с советницей…
И она опять замолчала, подумав вдруг, а стоит ли ей говорить об этом.
Тёплые шероховатые пальцы легко коснулись руки Амиры и успокаивающе сжали её. Чем дальше заходил разговор, тем сильнее лилась азари, и Иллиста уже всерьёз начала опасаться, что Горек это заметит. Как рассказать ему, турианка пока ещё не знала.
А Гореку вдруг стало немного не по себе. Ведь по сути это он попросил Нэнси стать помощницей коменданта, и, получается, подставил девушку. И из-за него она была в опасности. И случись что с ней, батарианец не знал, смог бы он себя простить. А сама О’Нил уж слишком легко, безропотно и не задумываясь выполняла поручения батарианца. В этом проглядывалось нечто большее, чем простая преданность старшему товарищу. Из-за этого становилось еще хуже.
- Что-то Амира ты слишком много знаешь о Нэнси, ты её точно никогда не видела?
- Мы пришли, - выдохнула Илииста, перебивая ставший слишком рискованным разговор.
- Ага, - батарианец еще раз с подозрением взглянул на Амиру. Но решил не развивать тему разговора. - Прошу, дамы.
Горек галантно раскрыл перед своими спутницами дверь.
Знакомый запах сырости как будто стал глуше. Либо поглощённая наблюдением за Амирой и Гореком Иллиста просто обратила на него меньше внимания.
- Куда нам? - спросила она, перешагнув порог и продолжая держать Амиру за руку.
- Наверх, - лаконично ответил Горек, и прошёл вперед по лестнице, показывая дальнейший путь. Лестница жалобно скрипела, пока они поднимались В принципе занята только тренерская, там Нэнси. А малый зал и большой свободны. В общем осмотритесь и выбирете, что больше нравится.
Иллиста вошла в малый зал. Здесь всё было так же, как и вчера, за исключением того, что вещи с матов и стула были убраны, а само помещение производило впечатление нежилого. Она поняла, что гостеприимный хозяин предоставляет гостям выбрать наиболее уютное с их точки зрения место, а сам - переселиться туда, где будет свободно.
- Но ведь это же твоя комната, - словно с укоризной сказала турианка.
- В принципе, всё здание временно моё. Но не суть. Иллиста, пойми, мне всё равно, где жить, а вас двое, - батарианец заговорчески понизил голос, так что бы его слышала только турианка. - Мне кажется, что вам с Амирой лучше жить вместе. И отдельно от остальных.
“Остальные” незамедлительно возникли, в весьма впечатляющем внешнем виде. Нэнси видимо была разбужена появлением утренних гостей и появилась в коридоре в том, в чем спала. А вот спала она в странном нарядебелого цвета, который походил на короткую сорочку, либо на длинную майку. Короткую настолько, что всем было ясно, что нижнее белье у неё розовое. Дополняли образ взъерошенные волосы и пушистые тапки, напоминающие собак с планеты людей.
- Я смотрю, у нас гости спозаранку, - раздался слегка хрипловатый со сна женский голос.
- Я же говорила, она клубникой панет, - злорадно протянула Амира и ткнула пальцем Горека в плечо. - Она пахнет.
Если Нэнси и опешила, то виду не подала, она хорошо отточенным движением откинула свои волосы на спину,и проговорила с таким же злорадством.
- И тебе привет, синяя морда. И давайте начнем нашу беседу с нужной ноты, и пожелаем друг другу “Доброе утро”.
- Доброе утро, Нэнси, - неуверенно проговорила Иллиста, немного сбитая с толку поведением Амиры и реакцией на него со стороны девушки. Снова закралось сомнение,
не погоречилась ли она, потащив азари с собой, но последовавшие сразу же за сомнением воспоминания о двух вечерах - их встречи и позавчерашнем - оказались весомее.
- Доброе, - Амира обиженно потерла нос и перевела взгляд на Иллисту. Понимать людей всегда было нелегко. А эту, пожалуй, еще сложнее.
- Доброе утро, Нэнси, надеюсь, это не моя майка? - Горек попытался сгладить не самый удачный момент начала общения.
- О, нет, Гор, это моя майка, - девушка подняла руки в верх и сладко потянулась, зевнув. И Горек явно увидел, что трусы у Нэнси действительно розового цвета, и второе - кроме трусов под майкой другого белья не было.
- Вот, Нэнси, познакомся, это Иллиста и Амира, и они будут жить с нами.
- Это временно, - поспешила заверить Иллиста. - И... вынужденно. Помехой не будем.
Вынуждать хозяина перезжать с выбранного места не хотелось.
- Мы поживём внизу, - улыбнувшись, добавила она.
- Ну, тогда, удачи. А я пойду кофейку выпью, - проговорила девушка и шаркающей походкой направилась в сторону кухни. - Гор, тебе сделать? - донеслось через пару секунд из коридора.
- Нет, не надо, - крикнул в ответ Горек. - Ну , вот и познакомились, - батарианец довольно потер руки и улыбнулся.
В большом зале было больше сырости и меньше естественного света. Впрочем, последнее Иллисту вполне устраивало, а с первым она знала способы борьбы. Сложив вещи в углу зала, Иллиста посмотрела на Амиру. Судя по выражению лица азари, знакомство с Нэнси не прибавило ей хорошего настроения.
- Пока придётся пожить здесь, - извиняющимся тоном проговорила турианка. - Дней пять-шесть - не больше. Потом мы вернёмся обратно.
- Ты извиняешься у меня? - чуть удивленно протянула Амира. - Ты не должна...
Она помолчала немного, собираясь с мыслями, а потом виновато добавила:
- Я никогда не чувствовала такой заботы, как в последнее время… И столько горечи.
Думаю, я в неоплатном долгу перед всеми турианцами.
Иллиста улыбнулась, положила Амире руку на плечо и проговорила:
- Мы не знаем, кто кому сколько должен и за что. И есть лишь один долг, что нельзя вернуть - долг перед теми, кто ушёл и ждёт нас на той стороне.
Говорить можно было ещё долго, но урчащий желудок ясно давал понять, что он не дремлет и от причитающегося ему отказываться не намерен. И спустя некоторое время, оставив Амиру и Нэнси дома, Горек и Иллиста направлялись по улице в сторону, где располагалась кондитерская и откуда доносился бесподобный аромат свежей выпечки.

Продолжение тута ТЫК-->
Gordon_Freeman
20 0%
Offline
411
2015-11-20 в 4:31 # 84
Три дня назад
Утро. Шедар как обычно вышел из-за горизонта, и его лучи проникли в окно маленького домика. Вчера, когда рабочий день у официантки закончился, Джейн решила не будить парня и отвезти его не в лабораторию, а к себе домой. Сейчас этот парень, которого звали Кайл мирно спал на мягкой кровати, а рядом довольно сильно уставшая официантка, которая не смогла после волочения тяжёлого тела нормально лечь спать, хотя бы на диван в гостиной, поэтому упала тут же на кровать. Лучи Шедара коснулись лица парня, и он проснулся. Привстав и осмотревшись вокруг, он понял, что место какое-то незнакомое. А ещё рядом спала молодая девушка. Парень схватился за голову и попытался вспомнить вчерашний день, а особенно вечер. И тут проснулась девушка. Джейн села на край кровати, потирая заспанные глаза. Ей показалось какое-то движение за её спиной, и она обернулась. На кровати сидел тот парень – Кайл, с которым она вчера познакомилась. Видимо, он пытался вспомнить вчерашний день.
- Привет, - окликнула его Джейн, немного покраснев.
Парень резко поднял голову и посмотрел в сторону девушки, сказав:
- Привет. А где я? Как я сюда попал?
- Ну, ты вчера в «Вертикале» много выпил. А потом заснул, - сказала Джейн. – Чтобы тебя не будить, я решила увезти тебя в мой дом.
- Ох… Голова… - простонал парень. – Есть аспирин?
- Да, - ответила Джейн, встав с кровати и подойдя к шкафчику.
Пока она искала лекарство, Кайл вдруг спросил:
- А… Джейн? Джейн, да? А это… ну… Между нами ничего… не…
Девушка обернулась к парню, ещё больше засмущавшись. Она прошла на кухню, держа в руке баночку аспирина. Через минуту вернулась со стаканом воды. Джейн присела на кровать и протянула Кайлу таблетку и стакан, сказав:
- Не волнуйся, ничего не было.
- Фух, хорошо, - успокоился парень. – Я уже заволновался. Вдруг бы пришлось жениться, как порядочному джентельмену.
Джейн тихо хихикнула и ушла в ванную. Приведя себя в порядок, она позавтракала вместе с Кайлом и отправилась на работу, по пути проводив парня в его лабораторию. При этом, когда она попрощались, Кайл поцеловал Джейн.

***

Сегодня
От воспоминаний Джейн отвлёк голос бармена:
- Эй! Джейн, ещё заказ.
- Ой, да. Извини, Румб, - сказала девушка, быстро вернувшись в реальность. – Немного задумалась.
- Немного?! – удивился Румб. – Вот посетители так не считают.
Он указал на зал. Действительно, в клубе было много посетителей, и все были недовольны, а из VIP-зоны доносились невнятные ругательства в адрес официантки. Джейн быстро взяла поднос с напитками и пошла сначала в VIP-зону.
Я на ficbook.net
Shelest
108 0%
Offline
5782
2015-11-22 в 18:28 # 85
Совместно с Mramont

(К,Э) Кларисса резко проснулась и чуть ли не вскочила с места из-за приснившегося кошмара. Она поморгала и огляделась. Кар глухо гудел. Видимо женщина отключилась, а автопилот посадил машину на ближайшей парковке. Судя по тому, как Шедар катился к линии горизонта, уже был ранний вечер. На работу она точно сегодня не вернется. Нельзя, чтобы ее такой увидели. Нужно было написать Сайласу, и сказать, что решила взять выходной. Клара взглянула на часы - проспала всего парочку. Она приложила ладонь ко лбу и потерла его, вспоминая детали дня. Мысли зацепились за разговор с Райтом. Надо бы с ним связаться. Она активировала инструментрон и выбрала его контакт.

Откусив от сэндвича очередной кусок, Райт повернул направо и устремился на своем Додже по трассе, в сторону нижнего города. Вот уже весь оставшийся день он гонялся за призраками своего прошлого, которое внезапно объявилось. Но его сослуживец, в далеком прошлом, - Леон Фессер, как в воду канул. Эндрю слышал, что он, как и все остальные из той программы, кроме него, получил не только умения и прирост силы в биотических способностях, но и серьезное психическое заболевание. Взгляд федерала на секунду остекленел - он слишком хорошо помнил... И видимо, это придется повторить. Таким, как они с Фессером, нельзя существовать в этом мире. Психопатам... В этот момент инструментрон моргнул, показав, что его вызывают. Кивнув бутерброд на полку, он нажал клавишу ответа и притих, ожидая, когда собеседник обозначит себя.
- Это детектив Ривес, - на автомате и как-то подавлено отозвалась она.
- Клара? - Эндрю сразу отозвался и напрягся. Что-то было не так. - Ты в порядке?
- Да. Да… В порядке, - ответила она и провела рукой по лицу, собираясь с мыслями. – Ты просил перезвонить тебе позже… Сейчас свободен?
- Ищу кое-что, но это не то что бы срочно, и я могу перенести. - Агент свернул на очередном перекрестке и направился к ближайшей крупной развязке, чтобы иметь возможность двигаться в любом направлении. - Я буду у тебя, как только смогу, где ты?
- Не знаю… - она глянула в окно, затем на навигатор кара. – На конце ЭлораВирс, парковка. Я сама могу подъехать, если нужно.
Райт быстро прокрутил в голове карту колонии.
- Не нужно, я в получасе езды от тебя. Только уточни место через навигатор, чтобы я мог тебя найти.
Подрезав небольшой грузовичок, он круто развернул машину и устремился в обратном направлении.
- Клара... Что случилось?
Женщина некоторое время молчала. Ей не хотелось говорить сейчас о том, что произошло. Внутри все опять сжалось, когда она вспомнила лицо парнишки.
- Твой Шеф разве с тобой не связывался? – при упоминании турианца детектив еще больше посмурнела.
- Нет. Это вообще в его стиле - никому ничего не говорить. Ладно, если тебе не хочется об этом говорить - то не нужно. Только... только не утаивай от меня что-то оперативно-важное, иначе я не смогу помочь, правда?
- Само собой. Мы же напарники.
- Хорошо. Я скоро у тебя буду, - Эндрю отключился.
Напарники... Нет у него напарников. Коллеги, сотрудники, товарищи, партнеры... Но не напарники. Будет нужно, он полезет за Кларой к черту на рога, но только потому, что они на одной стороне. Но они никогда не будут напарниками. Это его правило, которого федерал придерживался с тех самых пор, как ушел из армии. Резко дернув машину, на полном ходу влетев в поворот, он хмуро размышлял, как объяснить это Ривес... Что он всегда будет на её стороне, но в работе предпочитает действовать один? ...

Выйдя из машины, Кларисса немного потопталась вокруг, разминая затекшие мышцы. Затем оперлась спиной на кар и стала прокручивать в голове все моменты по работе, которые должна была разъяснить Эндрю. Но хотелось ли ей говорить о работе? Определенно нет. Она начала всматриваться в потоки трафика, выглядывая уже знакомую машину… Федерал плавно, но быстро влетел на парковку. Кар хлопнулся на брюхо и Райт вышел из машины, не глуша двигателя.
- Клара?
Услышав Эндрю вживую, внутри на мгновение немного потеплело. Не видела, как он тут появился, видимо, подлетел с другой стороны. Кларисса выглянула из-за машины и помахала мужчине. Затем направилась к нему. Ривес выглядела неважно. Внутри человека немного кольнуло, когда он увидел мешки под глазами, чуть шатающуюся походку, осоловелые глаза... И... засохшие капельки крови под носом? Черт, что с ней случилось? Когда девушка подошла, Эндрю сделал шаг вперед и обнял её. Может это не совсем верно, но ей определенно нужна сейчас поддержка.
- Проклятье… - выругалась себе под нос Клара и сильней прижалась к Эндрю, тоже обняв его, задрожала.
Она не знает, сколько они вот так простояли, но ей стало немного легче. Она отстранилась от него и слабо улыбнулась, благодарно смотря в светлые глаза мужчины.
- Спасибо, - тихо произнесла она.
Затем прищурилась и взяла в руки лицо Райта. Начала поворачивать его в разные стороны, рассматривая. Детектив непонимающе и немного удивленно помотала головой.
- Это что? Ты выглядишь, как ни в чем не бывало. Чем тебя док накачал?
- Это очень долгая история... И не самая приятная, - печально улыбнулся Эндрю. - Так что случилось? И не говори мне, что все в порядке. В норме, может быть, но не в порядке точно.
Он осторожно коснулся носа Ривес, проведя пальцем по следам крови. Да... истощение, как физическое, так и нервное вот-вот навалится. Судя по всему, она только что выбралась из какой-то передряги. Впрочем, учитывая, что она где-то пропадала с Шефом, судя, по её словам, то это не шибко удивительно.
- Если хочешь, можем поговорить где-нибудь в другом месте, - Райт улыбнулся уголками губ. - Кстати, ты мне кое-что должна, помнишь?
Кларисса мягко коснулась руки мужчины, которой он потянулся к ее лицу, показывая, мол, ничего страшного. Ей было приятно, что Эндрю беспокоился о ней.
- И правда, лучше поговорим в другом месте, - выдохнула женщина. – Про спор помню, - она чуть улыбнулась. – Только давай сначала поможешь мне сделать кое-что? – Клара немного грустно свела брови. – Мне нужно домой. Забрать кое какие вещи и смыть бы с себя всю эту грязь… Потом весь вечер наш… Хорошо? Я свяжусь с напарником, он меня подменит.
- Конечно. Помыться, правда, не получится, там наверняка воды нет, а с вещами я, разумеется, тебе помогу. Поедем на моей машине. Не люблю я эти штатные «тарантасы», - признался федерал.
Секунду он размышлял о чем-то своем, потом отступил чуть в сторону, предлагая Ривес идти первой. Клара обошла Додж. Медленно и неуклюже забралась на пассажирское сиденье. Повернула голову, тупо смотря куда-то в окно. Мельком взглянула на Эндрю и про себя улыбнулась. Рядом с ним она чувствовала себя легче, чувствовала ту опору и поддержку, в которой она нуждалась. И в чем бы она никогда не призналась. Он ничем ей не был обязан. Тем не менее, он был здесь. Нужно будет его потом как-нибудь отблагодарить. Кар негромко рыкнул движком, вынося их в общий поток. Откровенно говоря, агент не знал, о чем можно поговорить, да и не был уверен, что сейчас стоит. Кажется, сейчас именно тот момент, когда ему нужно просто быть рядом и молчать, если только Ривес сама не захочет поговорить. Он хмуро оттер в сторону шального придурка, на дорогом каре, который попытался втиснуться между ним и мусоровозом. Нехрен блин... Сзади раздалось возмущенное бибиканье. Вот жеж урод, если ещё раз полезет, то точно огребет по крылу.

Через некоторое время они добрались до места, где находилась квартира Клариссы, в крайней зоне среднего района. Она же успела задремать, вжавшись в сиденье и чуть завалившись на бок. Здание было не высоким, этажей десять, по форме напоминающим свечку. Квартирки здесь были преимущественно маленькие, всего с двумя и редко тремя комнатками. Из соседей никто долго не задерживался. Все использовали это место как временное жилье, выезжая отсюда, как только находили что-то получше. Ривес же жила здесь уже года четыре. Ей нравилась ее маленькая уютная квартира, которую она использовала как убежище, где можно было расслабится и отдохнуть от напряженной работы. Теперь это исчезло.
Выйдя из машины, Райт сказал:
- Я пойду первым. Просто на всякий случай.
Дверь в квартиру детектива была перекрыта цифровой лентой - видимо, полиция ещё не успела тут прибраться. Внутри же... Человек осторожно вошел в прихожую и заглянул в первую комнату - спальню. Мда... Кровать была разломана, причем снизу-вверх, такое ощущение, как будто кто-то с устрашающей силой обрушил её дном на что-то выступающее. Судя по растекшейся и засохшей крови оранжевого цвета - это был кроган. Окно было выбито, туда явно тоже кого-то отправили. Мимоходом заглянув в санузлы (разнесенный в дребезги унитаз, заляпанный голубой кровью и измазанная красной раковина и разбитое зеркало), он убедился, что тут никого нет. Но настоящую "картину маслом" являл собой рабочий кабинет. Вся, абсолютно вся стена, где висел, по всей видимости, небольшой экран был замарана синей турианской кровью. От стола остались жалкие останки, которыми судя по всему кого-то закололи. Окно и стена вокруг было перечерчено очередями малокалиберного оружия, судя по всему - ПП, раздолбанная люстра (похоже, одного из нападавших Шеф попросту впечатал в потолок) была заляпана зеленоватой кровью, а небольшая тумбочка зверски проломлена чьей-то головой - то ли турианской, то ли азарийской, цвет, засохший крови было трудно определить. Да... Вот уж точно, кто мало догадывается, НАСКОЛЬКО силен Шеф на самом деле, при его более-менее стандартных габаритах. Не раз и не два, Эндрю гадал, откуда у него такая силища, что в закрытых и узких помещениях он предпочитает не оружие, а именно рукопашный бой. Тряхнув головой, он вернулся ко-входу и сказал:
- Все в порядке, можно идти. Только... в общем, подготовься, наверно.
Кларисса уже примерно ожидала и приготовилась к тому, что могла там увидеть. Она кивнула мужчине и вошла внутрь. Толи разочарование, толи ошеломление отразились на ее лице. Детектив немного побродила, осторожна ступая по осколкам каких-то предметов и кускам мебели хрустевших под ногами. Она надеялась хоть что-то спасти, но ничего не осталось. Хорошо, что у нее не было специальной семейной полочки с фотографиями родственников и друзей. Она давно избавилась от этой сентиментальной привычки, как поняла всю опасность того, чем она занималась. Хотя какая разница? Информацию сейчас можно было добыть и другими способами. Внутри груди закружилась легкая пустота, которая вскоре начала заполнятся чем-то неприятно жгучим. В мыслях всплыли недавние воспоминания. Она полуобернулась, но не смотрела на Райта.
- Вот так вы проворачивайте свои дела? Ступайте по головам людей, словно они соломенные чучела, - тон ее голоса был низким. В нем проскакивали нотки злобы. – И неважно, кем они были, что имели в этой жизни. Ради чего жили… Считайте, что у вас есть право решать, кто должен умереть… Да? – она взглянула на Эндрю. В ее сапфировых глазах мелькнули отблески гнева.
- Да, - тихо ответил федерал. - Огонь усмиряют огнем. Те, с кем мы боремся, не считаются с другими, с их жизнями - они просто разменная монета для них, товар. И достать их можно, лишь напугав их, показав им, что они уязвимы. Увы, но порою страх - самое действенное оружие. Что до второй части... Когда я пришел в... на свою нынешнюю работу, мне сказали: мы не решаем, кому жить, а кому умереть. Мы решаем, полезно это будет или нет. А смерть - лишь побочное явление. И мы не даем убить себя. Ты права - мы твари, которые используют кровавые методы. Мы не все такие, среди нас много тех, кто стараются минимизировать ущерб. Но у волкодавов нередко просто нет возможности... И чего, скрывать, мы просто не заморачиваемся. Наша задача - бежать и ловить. Помнишь, ты как-то назвала меня псом? Ты не ошиблась. Когда нужно, меня спускаются с поводка по следу, а потом догоняют и вынимают из пасти труп.
Эндрю не знал, почему рассказывает ей все это. Нет, он не оправдывался, он мог просто промолчать, сославшись, что это не его дело или коротко отрубить, что всему есть своя цена. Может ему хотелось, чтобы Ривес поняла, с кем она связалась? Женщина отвернулась и чуть опустила голову, было видно, как ее плечи вздымались и опускались, она глубоко дышала, думая о чем-то. Затем развернулась и подошла к мужчине. В ее темно-синих глазах уже не было той ярости. Было что-то другое, мягкое и теплое. Она коснулась ладонью щеки Райта, заглядывая ему в лицо. Нет, он не пес. Он волк, который почему-то добровольно посадил себя на цепь.
- Всегда есть выбор, Эндрю, - начала тихо говорить Клара. – Мы люди и сами выбираем, кем нам быть и какие решения принимать… - она чуть наклонила голову. - Я не смогу изменить тебя, как и ты меня… Потому что ты сам выбираешь, кем тебе быть.
Агент внимательно посмотрел ей в глаза:
- Я давно выбрал. А ты?
- И я… выбрала.
Она приподнялась на носочках и нежно коснулась своими губами губ мужчины. Райт рассеяно кивнул, все ещё плавая в своих мыслях. Потом тряхнул головой и вернулся к реальности.
- Ты хотела собрать вещи. Думаю, не стоит с этим тянуть, лучше нам здесь не задерживаться.
- Да. Сейчас… - как-то растеряно произнесла она.

Подойдя к раскрытому настежь шкафчику, Кларисса подобрала рядом валявшуюся вещевую сумку, и начала собирать одежду, которую не испортили. Заметив на верхней полке шкафа коробку, она усмехнулась и стащила ее оттуда. Поставила перед собой и отодвинула крышку.
- Забавно, что это уцелело, - женщина немного отклонилась в сторону, чтобы Райт мог увидеть содержимое: в приоткрытой коробке виднелась алая ткань платья и туфли. Она хмыкнула. – А в магазине не соврали, что «этот контейнер прекрасно защитит содержимое от воздействия вредных внешних факторов», - процитировала Ривес слова продавщицы и улыбнулась краешками рта.
- Ирония судьбы… - негромко ответил Эндрю. – Порой вещи, которые, казалось бы, не имеют никаких шансов, остаются целыми в эпицентре бури… И это касается не только вещей.
- Везунчики…

Кларисса еще с полминуты смотрела на содержимое коробки, как будто там лежало сокровище. Затем закрыла ее и немного походила по квартире, собирая оставшиеся вещи. Взяв все, что нужно, она подхватила сумку и контейнер. Подошла к мужчине, еще раз оглядев квартиру.
- Хочу здесь все сжечь, - твердо произнесла она, взглянув на Эндрю.
Он покачал головой.
- Не стоит. Мы и так уже привлекли к себе слишком много внимания со стороны твоих коллег. Не будем их будоражить, - Райт улыбнулся уголками губ. - А когда закончим, тогда хоть все здание сноси.
- Я позаботилась о том, чтобы мои коллеги не лезли в это. Впрочем, ты прав, - Ривес посмотрела куда-то в сторону. – Эта квартира еще очень долго будет пустовать… Я здесь закончила, - она вновь взглянула на агента. – Ну что, куда теперь?
- Один наш общий знакомый оставил мне документы на квартирку в верхнем городе. Тихий район на линии стыка городов, никто друг-другом почти не интересуется, тишь да гладь. Да и искать тебя там не будут. По крайней мере, точно не сразу.
Федерал взял у девушки сумку и оглянулся.
- Точно ничего не забыла? Может статься, ты действительно не скоро сюда снова придешь.
Клара посмотрела на коробку в руках.
- Ничего не забыла. И больше сюда не вернусь, - она как-то грустно улыбнулась. – Думаю, мне понравится там. Просторно, несколько комнат… И о… - она прищурилась как кошка от удовольствия, - эта большая ванная…
Эндрю ухмыльнулся, и на секунду представив себе это привлекательную картину, мотнул головой, прогоняя образ. Потом повернулся в сторону выхода, начиная движение и немного виновато сказал:
- Не хочу тебя огорчать, но это, увы, только временно. Пока ты с нами, то мы поможем тебе и найдем укрытие, но когда все наши дела закончатся, то ты снова будешь сама себя обеспечивать. Если у тебя потом будут проблемы, то ФСС поможет, конечно, но до того...
- Ничего страшного, - Ривес снисходительно улыбнулась. - Я все ровно хотела улетать с этого проклятого куска камня, когда разберусь с делами. На Цитадель. Опять попробую устроиться в СБЦ. Думаю, меня примут… Мне и не хватало в резюме галочки «работа с другими расами», - он фыркнула.
- Твой напарник? Ясно.
Они направились к лифту.
- Он вроде бы парень ничего? В смысле, ему можно верить?
- Да.
Они остановились. Клара нажала на кнопку вызова.
- Он очень помогает мне. Можно сказать, он в чем-то похож на меня. Только турианец. Именно он забеспокоился из-за смерти Рашуса и попросил проверить меня что там. Кажется, они были знакомы… И именно так я нашла тебя, - она посмотрела на Эндрю и чуть улыбнулась.
- Ясно. Не подумай плохого, просто вполне реален вариант, что однажды ты придешь на место преступления и найдешь мой труп. Мне нужно знать, кого можно будет ввести в курс дела при необходимости.
Райт замолчал и заговорил лишь тогда, когда они сели в машину.
- Повторюсь, не хочу тебя пугать, но... Тучи сгущаются. Кто-то рубит хвосты и рубит безжалостно... Кстати, коли вспомнили об этом. Ты сказала, что у тебя есть кто-то на примете для вскрытия?
Кларисса закатила глаза и вздохнула. Легкая улыбка, до этого плавающая на ее лице, тут же слетела. Работа. Ну конечно. Можно было хоть один вечер обойтись без этого? Агент посчитал иначе. Однако, в чем-то он был прав - такие дела не терпели отлагательств.
- Иллиста Фалькрус. Но ты ведь и так уже это знаешь? – женщина недовольно поджала губы. – Вы бы не стали со мной работать, не нарыв на меня достаточно информации. В том числе и на тех, кто окружает меня…
- Верно. Прости, - он смущенно почесал нос, почувствовав перемены в голосе девушки. - Просто хотел прояснить вскрытие нужно провести оперативно ну и...
А, к черту. К черту все. Впервые за очень долгое время он что-то испытывает к женщине, пускай это лишь желание и приязнь, но и этого более чем достаточно.
- А знаешь, поехали-ка разберемся с твоим долгом, - он загадочно улыбнулся. - Думаю, тебе там понравится.
- Конечно, понравится. Платить то мне, Бозли, - она хихикнула, озорно сверкнув глазами.
- Тогда решено!
Блин, ну вот как ей объяснить, что не нравится ему эта кличка? Лучше уж Бигби, какой-нибудь или Шерри, как издевается над ним одна его коллега. К этому он хоть равнодушен, а это «Бозли»... Стоп, она что, стебет его? Райт улыбнулся: ну конечно...

Этот немаленький ресторанчик находился в "парковой" зоне верхнего города и цены здесь были вполне приличные, так как он не являлся ни корпоративной сетью, ни расфуфыренным монстром индустрии. Казалось, когда вступаешь на территорию этого заведения, то выпадаешь из города куда-то в норвежские (или финские? какая там страна на земле такими горами славится?) горы. Вокруг шумят ручейки, повсюду прохлада и обедать можно как привычно за столом, так и сидя прямо на камнях маленькой полянки, которые были разделены между собой. Конечно, все это бутафория, но общая атмосфера была спокойной и неспешной, позволяющая расслабиться и не думать. Кларисса прижалась к Эндрю, восторженно осматриваясь по сторонам, как девчонка, которая увидела что-то новое.
- А я думала, мы в Молот поедем, - она чуть привстала полу-шепча мужчине на ухо. – Ты вроде не любитель таких мест… Разве что решил удивить меня на первом свидании?
- Просто подумал, тебе такое нужно, - Райт чуть смущенно пожал плечом. - Молот он... Там хорошо, когда нужно просто отключиться. Не думать вообще, понимаешь? Ни когда развлекаешься, ни когда ешь или пьешь. А здесь... здесь можно просто выдохнуть. Сидеть и болтать. Честно говоря, - он перешел на шепот, - я сам тут в первый раз.
- Мне нравится.

Она благодарно улыбнулась и потянула его за собой, туда, где были камушки и свободное место. Как только они устроились, к ним тут же подошел официант. Заказав все, что ей хотелось, Клара вновь начала оглядываться по сторонам. Затем неожиданно облокотилась на стол и чуть прищурилась, глядя на Эндрю.
- Откуда ты?
Увидев вопрос в глазах мужчины, она пояснила:
- В смысле, где твоя родина?
- А... Родился я на Земле, если ты об этом. А так... Пожалуй, моей первой серьезной родиной можно назвать армию. Я попал туда в 16 лет, и именно там меня толком воспитали.
Райт сполз с камня и немного поерзав, выбрал удобную позу, так чтобы спина совсем немного изгибалась вперед.
- Ну а ты? Где твоя родина?
- Да я твоя землячка. Мы с одной планеты, - она усмехнулась. – То, что ты солдат до мозга костей, я заметила сразу, как первый раз тебя увидела... Ну а конкретно, откуда ты? Я вот родилась в небольшом городке, в матушке России. Потом наша семья переехала в Москву. Но ты и так это знаешь...
Эндрю отрицательно мотнул головой и сложил под ней руки.
- Нет, этого я не знал. Да и не интересовался. Мне были нужны твой психологический профиль и умения, а не история. Что же до меня... Как вы там любите это называть... Пиндостан, да? Ну так вот родился я в этом самом Пиндостане, а конкретно: в Детройте, возле старого автомобильного завода. Чертова глухомань, где регулярно кто-то кого-то пристреливает.
- Американец. Ну теперь понятно, ковбой, откуда эта манера делать «паф» «паф», - Клара сделала соответствующие движения руками, изображая пистолеты, при этом не забыв хихикнуть, - во все, что косо смотрит или стоит… Рос в плохом районе? Хорошо, что ты попал в армию, а не в уличную банду.
- Был и там. С восьми лет. Либо ты загрызешь кого-то, либо загрызут тебя. Все просто. Но да, сержанты в армии мне крепко прочистили мозги. Спасибо им, - Райт посмотрел на девушку и, протянув руку, коснулся её ноги. - Я вот чего понять не могу... Не спрашиваю, почему и как раз не нужно, да и это твое личное дело… Но почему именно Хейлос? Есть ведь другие планеты, тоже на границе, где никто тебя не знает, но там значительно больше порядка и... как бы это сказать... правильности, что ли? Тот же Аммаракс, да, это более про-турианская колония, но к людям там относятся более чем нормально, да и полиция не фигней страдает. Так почему?
Кларисса поджала губы и опустила взгляд, перестав улыбаться. Затем опять посмотрела на мужчину.
- Я выбрала место, где больше всего была нужна. Хейлос… Здесь слишком много творится ужасного. Кто-то должен был хоть что-то с этим сделать. Пускай и не так много, но хоть что-то. Я не боюсь испачкать руки, если ты об этом. И уверена, что поступила правильно, прилетев сюда. Тем более это позволит… - она отвела взгляд в сторону, – выплатить мне свои долги.
Эндрю внимательно посмотрел на девушку и мягко погладил её по колену.
- Извини пожалуйста. Понимаю. Я не хотел тебя как-то задеть или обвинить. Просто... просто не место тебе здесь. Не в этой грязи...
Он нежно провел рукой по её икре, погладил коленку и кончиками пальцев пробежался по внешней стороне бедра. Ей бы сейчас быть где-нибудь на Цитадели, делать карьеру, иметь красивого и успешного мужа, такого же, как она сама... Кларисса перехватила руку Райта, взяв в свою. По глазам видела, что он искренне желал ей лучшего, но она сама выбрала этот путь, потому что ей нравилось то, чем она занималась, и то, что она делала что-то значимое для других. Женщина немного наклонилась к нему.
- Я не гонюсь за лучшей жизнью для себя. Просто хочу помогать людям… Если повезет, я встречу человека, с которым буду счастлива, - она чуть сильней сжала его руку. – И кто знает, может уже встретила. Просто еще не поняла…
Мужчина заглянул ей в глаза: ещё одна шутка? Да вроде нет… Вот только как сказать ей, что он… что он не испытывает ничего подобного? Ривес ему нравится, она красивая, яркая и сильная… Но… его не влечет к ней эмоционально. Ему нравится рассматривать её, нравится говорить с ней, да и просто находиться с ней рядом приятно. Но… Он не брался сказать, что это определенно так, но ему не хотелось врать ей… Его спасли подошедшие официанты, которые принесли напитки и первые блюда…
- Уф… - Кларисса брезгливо отодвинула от себя полупустую тарелку, которая была уже третьей. Что сказать, она была чертовски голодная. – Да уж. Маленький плюс биотики в том, что сколько бы ты не ел, ты никогда не растолстеешь, - она похлопала себя по животу и улыбнулась.
Эндрю хмыкнул, ковыряясь зубочисткой во рту: свои заказы он умял ещё быстрее, что-что, а есть очень быстро, армия приучает на раз.
- Ну, я всегда за двоих ем, - хмыкнул Райт. - А что о фигуре... То мне скорее надо бояться стать дистрофиком, нежели растолстеть.
Детектив скептично осмотрела агента и ухмыльнулась.
- Тебе? Ты серьезно? А я думала, что у такой скалы, как ты, Бозли, все мышцы давно затвердели и превратились в камень, - она протянула руку и легонько постучала по груди мужчины. – И даже стихии тебя не разрушат, - хихикнула Клара.
Райт фыркнул.
- Нет уж, увольте. Если тебе нужна скала - то это к Шефу. А я... предпочитаю оставаться гибким.
Он махнул рукой официанту, показывая, что они все и можно принести счет.
- Продолжаем вечер? Как насчет того, чтобы прокатиться в Молот?
Ривес пожала плечами.
- Гулять, так гулять.
«Do not go gentle into that good night,
Old age should burn and rave at close of day,
Rage, rage against the dying of the light»
Mramont
23 0%
Offline
318
2015-11-22 в 18:53 # 86
Совместно с Shelest.

Как обычно в это время, в Молоте был легкий аншлаг. Немного подумав, Эндрю принялся проталкиваться к барной стойке. Аккуратно расчистив место себе и Кларе, он повернулся к бармену и сказал:
- Мне виски. А даме...
- Тоже самое, - закончила Клара.
В этот раз обошлось без выкриков всяких непристойных гадостей в ее сторону от завсегдатаев этого бара. Может, потому, что она уже не так привлекала внимание, а может потому, что была не одна… Когда бармен отвернулся, приступая к исполнению заказа, женщина повернулась к Райту и сказала:
- Если честно, я не знаю, стоит ли пить после… - она указала рукой на нос, - такого…
- Я и не предлагаю надираться до положения риз, - ответил Эндрю. - К тому же, мы пока просто сидим и ждем.
- Твоя правда.
Ривес полностью повернулась к барной стойке и взяла салфетку, начав бездумно мять ее в руках. Возникла неловкая тишина, если ее можно было так назвать среди прочего ропота голосов других посетителей и звона посуды.
Оглядевшись, мужчина предложил:
- Ну что, начнем нашу развлекательную программу? Предлагаю для затравки дартс, или попробуем обыграть вон ту компанию в кости?
- В дартс я играю так же плохо как метаю ножи, - она улыбнулась краешками рта. – А кости… Выбирай сам. Это я у тебя в должниках.
- По условиям спора право выбирать заведение принадлежит тебе, - подковырнул Райт. - А если серьезно, то обыграешь меня в дартс - то сначала я поборюсь с кем-нибудь в подвале, выиграю я - мы сыграем бильярд. - Эндрю отпил из стакана. - Идет?
Клара залпом опустошал стакан, со стуком поставив его обратно на стойку.
- Идет, - азартно ухмыльнулась она.
Дождавшись, когда предыдущая партия народа закончит, они взялись за дротики. Попутно Эндрю прихватил две бутылки хорошего вина: одну светлого, другую темного. В конце концов, он действительно не собирался напивать с ней, просто хотелось легкого покачивания и расслабона. Первые три дротика с руки Райта ушли в семь, восемь, семь. Третья семерка в двойной сектор. Мужчина улыбнулся и жестом предложил Ривес. Клара собрала дротики и отошла, приготовившись к броску. Первый улетел, мягко говоря, в молоко. Она взглянула на Эндрю, который нагло ухмыльнулся, радуясь ее промаху. Клара обижено поджала губы. Ну ладно же… Она с вызовом посмотрела на мишень и вновь прицелилась. Результатом второго броска стал обратно противоположный результат – снаряд угодил прямо в зеленое кольцо. Следом последовал второй, прямо в яблочко. Клара пожала плечами и невинно бросила взгляд на мужчину - мол «я случайно».
- По три попытки, - напомнил человек.
Он не злорадствовал, все равно у них было 29 против 30 в её пользу, и это не значило, что он не сможет отыграться. Он бросил один пристрелочный в двойную восьмерку, один в центр, на десять очков, потом попал в девятку. Итого у него было уже 64 очка. Посмотрим, сумеет ли Ривес повторить свой результат. Кларисса вновь повторила свой результат, только вот третий дротик улетел не мимо цели, а в красное кольцо, удвоив ее очки. Она издала торжественное «Ха!» и предложила бросать Райту.
- Последняя попытка, - издевательски мурлыкнула она.
Райт пожал плечами и выстрелил все три дротика ровно в центр. 45 очков помноженные на два - 90. Он вежливо и игриво приподнял брови: вперед, повторите, детектив. Итого у них было 29/30 35/60 и 90 против... Ривес уперлась руками в бока, удовлетворенно кивнув. Все три снаряда торчали в центре. Она повернулась к Эндрю с немым вопросом на лице: и что дальше?
- Кто-то не умеет метать ножи? - Райт иронически улыбался. Ему не столь важно было выиграть, сколько понять. Впрочем, сделка есть сделка, он отпил из бутылки и, отдав её девушке, сказал с усмешкой. - Пошли, мой черед расплачиваться.
- Метать ножи и играть в дартс не одно и то же, - занудно подчеркнула она. Затем немного удивленно взглянула мужчину: – Я думала, ты пошутил. В серьез собрался драться?
- А почему нет? - Он развел руками и немножко покачнулся, направляясь к лестнице. - Развлекаемся мы или нет?
- Тебе мало было того, что тебя тогда отделали? Хочешь еще? – строго и немного обеспокоенно возмутилась женщина.
- Не смеши меня. Думаешь, если меня свалил профессиональный наемник, я не справлюсь с рабочим? И эй, здесь дерутся, только если хотят, а я намереваюсь бороться. Без ударов, без толчков. Именно борьба, и просто... Оп! - Он ловко скатился по перилам. Черт, развлекаемся!
Клара покачала головой и снисходительно улыбнулась, посмотрев на Эндрю, словно на мальчишку, который набезобразил. Сняв верхнюю часть одежды, он вступил на ринг. Бой прошел без эксцессов, противником был высокий турианец, который, впрочем, не отличался особой искусностью. После того, как он третий раз кувырком улетел на пол, он уже не сумел встать. Райт довольно потянулся и под одобрительные возгласы из толпы, направился обратно к Ривес. Женщина чуть прикусила губу, как-то странно изучая полураздетого Райта. Ее глаза гуляли отнюдь не по его лицу. Сейчас он смотрелся… Она тряхнула головой и приподняла одну бровь, ожидающе глядя на него и протягивая ему одежду.
- Ну что, наигрался?
- Вполне... - он с улыбкой поймал её взгляд, натягивая одежду. - Пойдем посмотрим, кто из нас сильнее в бильярде?
- Может хватит уже выяснять, кто круче? – Клара ближе подошла к Райту. Заметив, что воротник его майки загнулся, поправила его. – Может лучше пойдем, займемся чем-нибудь другим? – она подняла взгляд, в нем отражался непонятный намек.
- Во-первых, я совершено не намеревался мериться... кто круче, - он подошел к ней вплотную, касаясь своим телом. - Я просто хотел развлечься. Но... твое предложение мне нравится больше. Единственное, что я, пожалуй, могу добавить: допьем взятое вино?
Эндрю плавно утянул девушку в тень лестничного прохода, так что бы на них не глазели, отрываясь от очередной драки. Его рука прошлась по спине Ривес, а потом мягко скользнула вниз. Нет, он не намеревался спешить, но и снижать градус тоже... Кларисса почувствовала, как с каждым ее вдохом волна тепла скатывалась вниз, оставляя там приятное давящее ощущение. Она подалась вперед, чувствуя, как ее собственное дыхание отдает жаром, касаясь кожи мужчины. Чертов алкоголь… Хоть она и выпила немного, но это ее так расслабило. Женщина провела руками по плечам мужчины, спускаясь ниже. Замерла на его запястье и осторожно заставила Эндрю убрать руку.
- Вино мы можем допить и дома, - она ухмыльнулась и выскользнула из его объятий. Покачивая бедрами, направилась к лестнице.

Эндрю оставалось лишь следовать за ней, прихватив вторую бутылку. Он не то что бы смутно помнил, как они добрались до нового дома Клары, просто дорога пролетела совершенно незаметно. Уже когда они вошли в дом, Райт почувствовал жжение на поверхности груди и спины. Вот черт... как не вовремя. Это не удивило его, Док предупреждал, что такое может случиться - симбионт потребовал ещё пищи, видимо, хотел чего-то конкретного. Не подавая никакого виду, он спокойно шел рядом с девушкой. Когда она, взяв у него ключи, почти открыла дверь, он плавно прижался к ней сзади и игриво укусил мочку уха. Но ему была нужна хотя бы минутка, чтобы привести себя в порядок. Может быть Клара тоже захочет ненадолго уединиться... Детектив смущенно дернула головой и выпуталась из рук Эндрю, войдя в квартиру, когда дверь открылась.
- Не сейчас, - мягко произнесла она. – Мне нужно заглянуть кое-куда…
Взяв кое-какие вещи из сумки, Клара отправилась на поиски ванной, свернув в небольшой коридор. Кажется, комната, которая была ей нужна, находилась там. Душ бы точно помог отрезвить голову, в которой уже поселилось сомнение насчет того, что она действительно хочет. Что же хотел Райт… Он прекрасно дал ей понять. Скинув башмаки, Эндрю отнес оставшиеся вещи в спальню на втором этаже. После чего спустился в кухню и открыл холодильник. В глаза сразу бросились приготовленные заранее бутерброды и прочая еда. На скорую руку съев несколько, мужчина поморщился и стянул с себя верхнюю одежду. Он понимал, что это бесполезно, но так хотя бы не было лишнего раздражителя. В голове приятно шумело и легонько покачивало, поэтому он вернулся в гостиную и уселся в кресло, так что бы видеть большую часть комнаты.
Горячий душ только все испортил, вымыв все закрывшиеся сомнения из ее головы. Клара стояла под потоком воды, закрыв глаза и подняв голову, ощущая кожей каждый ручеек, огибающий плавные линии ее тела. Она надеялась, что это поможет ей снять оставшееся напряжение и ей не захочется большего. Не помогло. И она определенно решила, что будет дальше… Закутавшись в короткий шелковый халат, она вышла из ванной, и, прихватив с кухни пару бокалов, вернулась в гостиную. Увидев сидящего в кресле Райта, усмехнулась, покачав головой.
- Тебе жарко стало, Бозли?
Она подошла, поставив на кофейный столик посуду. Эндрю внимательно смерил девушку взглядом с головы до ног и восхищенно улыбнулся, качнув головой - девушка была по-настоящему красива.
- Что-то вроде... Кажется, ты включила отопление? - Он встал, и сделал пару шагов назад и в сторону, так что бы она тоже могла его разглядеть. - А то мне и в этом становится душно.
Кларисса вскинула бровь, оглядев агента с ног до головы. Широкие плечи и ровный рельеф мышц. И ничего страшного, что он весь был покрыт шрамами и ожогами. Да что сказать, это ее чертовски привлекало.
- Я не включала отопление. У тебя, наверное, температура, - она подошла к нему и тыльной стороной ладони сначала коснулась лба, потом щеки. – Да вроде бы нет… - она улыбнулась, закусив нижнюю губу.
- Неужели? А мне все же кажется, что есть, - Райт подошел к ней вплотную и мягко подхватил её на руки пониже спины. - И знаешь, меня зовут не Бозли.

Он поцеловал её, прикусив её губу, одновременно с этим он мягко направился в сторону ванны. У него была одна интересна мысль... Попутно он освободил одну из рук и расстегнул ремень на штанах. Прижав Клару к двери ванной комнаты, он разорвал поцелуй и мягко прошелся губами по её плечам, шее, игриво укусил за подбородок и принялся нежно спускаться к вырезу халата. Ривес закрыла глаза, тяжело и прерывисто дыша, наслаждаясь каждым прикосновением мужчины. Его борода немного колола и щекотала ее кожу. Она коротко улыбалась из-за этого между вздохами. Скользнув руками по плечам, затем по шее Эндрю, запустила свои тонкие пальцы в его волосы. Затуманенным взглядом посмотрела вниз.
- От чего же не Бозли? Ты очень похож на того Большого Злого Волка из сказки…
- Хм, - он вновь прошелся губами по её шее, задержался на яремной венке и снова принялся опускаться вниз, - буду знать, что тебе такие нравятся... и такое...

Они несколько минут не двигались, отходя, и слушая дрожащие дыхания друг друга. Первой пошевелилась Кларисса. Она поднялась и стащила с вешалки полотенце. Следом подтянулся Эндрю. Ривес повернулась к нему, чуть не свалившись - ноги все еще были как ватные. Он мягко придерживал ее за талию, не давая упасть.

- Тяжелый был день, да? – она тепло улыбнулась и стала промакивать полотенцем его кожу, не спеша, обтирая мужчину.
- Ну... вечер возместил сполна, - он улыбнулся в ответ. Просто вот так сидеть, выдохнув... признаться, он почти позабыл уже, какое это блаженство. Мягко отобрав у Ривес полотенце, он завернул её в него и помог сесть. Потом поднялся и направился за вторым.
- Это точно… - улыбнулась она.

Напряжение ушло, а дневные события позабылись как страшный сон. Клара, кажется, уже успела забыть, что такое оказаться в сильных и одновременно нежных руках мужчины. Ей было хорошо с ним. И если честно - им обоим это было нужно. Было нужно почувствовать себя живыми. Побольше бы таких вечеров… Ее щеки были порозовевшими от тепла и марева, а взгляд немного усталым, но радушным. Она слегка покачивалась, чувствуя, как на нее опять наваливается дрема. Эндрю мягко подхватил девушку, когда она начала заваливаться. Хех, не удивительно... После такого морального и физического истощения. Он поднял её на руки и понес в постель. Ривес сонно моргала и кажется, должна была вот-вот окончательно отключиться.
- Останешься со мной? – тихо пробормотала она.
Человек не ответил, но улыбнулся уголками губ, поднимаясь по лестнице. Войдя в комнату, он положил её на кровать и накрыл одеялом. Вернувшись к выходу, он погасил свет. Потом бесшумно ступая, пошел обратно и тоже залез под одеяло. Клара, улыбаясь, придвинулась к нему, уткнувшись носом в его плечо, втянула носом воздух, а вместе с ним и его запах. Взяв его за руку, тихо засопела. А вот Райт сразу не смог уснуть. В его голове крутились самые различные мысли, в большей части вопросы, на которые он не находил ответы. И лишь когда Ривес перевернулась на другой бок, он вспомнил, что ему тоже было бы неплохо поспать. Эндрю уткнулся носом в её волосы и закрыл глаза. Сегодня ему ничего не приснится. И это хорошо... (Э)
Metal_Naklz
86 0%
Offline
2445
2015-12-12 в 13:23 # 87
Совместно с Роса

Разговор состоялся два дня назад, но никаких ни звонков, ни писем от Гросснера не было. Время поджимало. Виктория понимала, что, если он не свяжется с ней сегодня, ей не останется ничего иного, кроме как действовать самостоятельно и, фактически, идти ва-банк.
Стоя у окна, Виктория смотрела на увядающий сад и нервно курила одну сигарету за другой. День перевалил свою половину, а звонка всё не было. В очередной раз посмотрев на часы, женщина не выдержала, затушила сигарету в пепельнице и, едва не запутавшись в полах длинного домашнего халата, рванулась к коммуникатору. Если он не собирается связываться с ней, она свяжется с ним сама. Сама… сама — вечно всё приходится делать самой…
Коммуникатор устанавливал связь невыносимо медленно. Но наконец из него донёсся ответ, и Виктория вздохнула с некоторым облегчением: в какой-то момент ей начало уже казаться, что её обвели вокруг пальца.
- Здравствуйте, как ваши дела, дорогая мисс Минтз?- ответил Гросснер,- чем могу быть полезен?- Михаил явно не был занят поэтому голос был расслабленным и спокойным.
- Здравствуйте, мистер Гросснер, - она изо всех сил старалась сдерживать себя, чтобы говорить спокойно, «без нервов». Нервы женщины с лихвой выдавали её подрагивающие пальцы. - Если честно, дела так себе. То, о чём мы с вами договаривались позавчера, - оно ещё в силе? Звонка от вас так и не пришло.
- Все в силе, я продумываю что да как,- человек ухмыльнулся, сегодня наконец он сможет расслабить свои нервы, Севере медленно начал ходить по своему особняку, раздумывая какие инструменты можно взять,- есть пару наработок, возможно, что-то получится реализовать.
- Прекрасно, - Виктория улыбнулась, чувствуя внутреннее облегчение. - Очень рада это слышать. Где и когда мы сможем обсудить детали?
- Ну можно сегодня, ближе к ночи, а вот где... - Гросснер на секунду задумался,- вы, наверное, слышали про парк на стыке бедного и среднего районов? - человек медленно провел пальцами по своему музыкальному инструменту.
- Слышала, - Виктория сморщила нос и поджала губы, представив себе это место и окружавшие его кварталы. - Никогда там не была, но, полагаю, водитель дорогу найдёт. Это ведь чтобы сразу встретиться с людьми, которых я просила порекомендовать? Что ж, разумно: ни к чему терять время, которого и без того нет. В котором часу и где у парка мы встречаемся?
- Что ж, в полночь можем встретиться, раньше я к сожалению, там оказаться не смогу, у главного входа встретимся, - Севере ухмыльнулся,- что-нибудь еще?
- Нет, благодарю вас, - придала своему голосу максимально благожелательный тон Виктория. - Думаю, всё остальное мы обговорим уже непосредственно на месте.
Завершив разговор, она расслабленно вздохнула, налила себе коньяка и залпом выпила. Посмотревшись в зеркало, женщина улыбнулась сама себе, мысленно готовясь торжествовать победу в этой затянувшейся схватке.
Это было одно из самых долгих ожиданий в жизни Виктории. Последний раз такое было лет десять или двенадцать назад, когда закрытая независимая комиссия подводило итоги межрасового конкурса телешоу, в одном из которых она дебютировала как телеведущая. Сейчас, похоже, ей предстоял некий новый дебют. И она ждала окончания вечера.
Когда совсем стемнело и до встречи оставалось около двух часов, она оделась в тёмно-бежевый брючный костюм и вызвала такси. Дело было слишком частного характера, чтобы посвящать в него супругов Форестер или личного водителя.
Вопреки ожиданиям Виктории до места они добрались сравнительно быстро, и как раз часы на панели кара высветили полночь. У входа в парк женщина приметила знакомую ей мужскую фигуру и поспешила к Гросснеру, быстро шагая вдоль ажурной ограды, за которой чернел, едва слышно шелестя листьями, городской парк.
- Однако,- он смерил ее взглядом, после посмотрел на свои часы,- вовремя, что ж, пройдем?- Михаил провел в сторону хода и не дожидаясь ответа пошел, в руках у него был чехол для скрипки, только несколько удлиненный,- странно, вы так хотите взять Кринт под контроль... Не думаете, что это все-таки не слишком хорошая идея?
- Это на другой стороне парка? - Викторию не прельщала мысль, что придётся идти ночью через столь мрачное место. Было видно, что она боится ночного леса. - Ради достижения большой цели подобные мелочи, как чьё-то несогласие, не имеют значения. Кринт мне должна, а долги нужно возвращать, верно?
- Что ж, вы забираете чью-то жизнь, тем самым вы сами будете должны, не находите?- Гросснер ухмыльнулся, проходя по какой-то менее хоженной тропинке,- не боитесь?- Михаил посмотрел с той же ухмылкой на секундное замешательство Виктории.
Что-то промелькнуло в его глазах, что заставило сердце женщины нехорошо вздрогнуть. Окружавшая их темень не добавляла ей спокойствия. В судорожной попытке совладать с нервами она закурила.
- С чего вы взяли, что я забираю её жизнь? Это лишь временный контракт. По его завершению она станет свободной как птица и сможет валить на все четыре стороны. Если у неё к тому времени останется желание валить, конечно… - Виктория сделала слабую попытку усмехнутся.
- Учитывая вас, вы не отпустите ее, а временный контракт растянется на всю жизнь. - Гросснер шел в темени,- поразительно, какая здесь тишина, говорят, тут когда-то убили одного музыканта, я знал его, бездарность если честно, но говорят, кому-то нравилось его музыка.
Виктория хотела ответить на его первую фразу, но вторая резко смешала все её мысли и усилила страх, справиться с которым не помогал уже даже наркотик.
- Зачем вы мне это говорите? - она буквально впилась глазами в Гросснера. - Какое мне дело до какого-то там убийства? Или вы любитель страшных баек на ночь глядя? И вообще, когда мы уже придём? - она огляделась в поисках светлого промежутка между деревьями, указывающего на выход из парка.
- Скоро, куда торопиться? У вас будет целая рабыня в руках, куда спешить? - Гросснер ухмыльнулся, несколько замедляясь.
- Я не планировала столь долгую прогулку, - ответила с раздражением Виктория, что, в общем, было правдой. Её одежда не располагала к долгому моциону. На улице продолжало холодать, и женщине уже становилось зябко. Сбавив шаг вместе с Гросснером, она чуть поёжилась, стараясь прогнать холод.
- Что ж, мы пришли, - он выпрямил руку и выкинул стазис, замораживая на секунду ее легкие, после чего снял биотическое умение, у девушки совсем сбилось дыхание,- ты никогда не думала, что ты поступаешь нагло и эгоистично по отношению к другим?
Согнувшись пополам и выпучив глаза, женщина пыталась откашляться, судорожно ловя губами воздух. Ей казалось, что ледяная боль вот-вот разорвёт ей грудь. Но ещё страшнее были пустота внутри и забившееся у края сознания понимание того, что её ударили. Немного прокашлявшись, она растеряно подняла взгляд на Гросснера.
- Забавно видеть этот недопонимающий взгляд, это растерянный, полный непонимания взор, я видел такой и не однажды, странно, здесь у многих наступают признаки фобической астмы. Воздух тут странный, всем говорят, что в нем чуть меньше кислорода чем нужно, и, хотя дышится так же легко, но при стрессовых ситуациях почему-то у людей срабатывает это, психология такая странная штука, надо сказать, позвольте помогу? - он протянул руку ей, будто ничего и не было,- не бойтесь, - здесь нет ничего страшного.
Мир зыбко плыл перед глазами Виктории. Она отрешённо уставилась на эту, словно из сна появившуюся перед её лицом ладонь и, споткнувшись, сделала шаг в сторону от неё.
- Вы… - слова не лезли, стали такими же невнятными и зыбкими, как и реальность вокруг. - Что вы… - женщина зашлась в очередном приступе кашля.
- Извините, что с вами? - человек ухмыльнулся,- вам очень плохо?- Севере стоял и наблюдал на ней, никакой враждебности невозможно было прочитать, складывалось впечатление, что ей все это почудилось и Гросснер был не причастен к внезапному паническому кашлю.
Она смотрела на него и верила и не верила происходящему. Раздирающая боль в груди уходила, на неё смотрели с участием и хотели помочь. Страх боролся с сомнением внутри неё.
- Мне показалось... - она пробовала сглотнуть, но рот и горло были сухи, как бумага. На языке чувствовался привкус крови. - Такого прежде не было...
Она не сводила с него глаз, силясь понять, почему перед болью мрак парка на секунду разорвал синий отблеск.
- Такое бывает, увы, что ж, вы себя уже лучше чувствуете? - Михаил смотрел на нее холодным взглядом, после чего присел и начал открывать чемодан. - Ваши методы очень прямолинейны и не дадут должного эффекта, вы не склоните Кринт, впрочем, как и я, но я нашел другое решение.
- Другое решение? - переспросила Виктория, рассеяно наблюдая за действиями Гросснера. - Относительно Кринт? Я не поняла. Почему мы вообще здесь встали?
- Вы любите классическую музыку, Виктория?- он достал скрипку из своей сумки,- я вот люблю, не хотите послушать? Скрипка очень нежный инструмент и выдает прекрасные звуки.
Теперь она посмотрела на него, как на умолишённого. Классическая музыка? Скрипка? Посреди тёмного парка в холоде осенней ночи? Женщине показалось, что мир вокруг стал ещё более нереальным, чем только что был. Ошарашенная, она не находила слов, и лишь только продолжала смотреть, как мужчина проверяет инструмент.
- Ох, Виктория, жалко мне вас, ваша гордыня и жадность привели вас сюда, но я могу сказать, вы не разочаруетесь в сегодняшнем вечере,- Михаил проверил скрипку, поняв, что все в порядке, Севере посмотрел на гостью,- сейчас вы испытаете что значит контроль, я вам покажу какого это, выполнять то, что хотят от тебя другие,- Гросснер сконцентрировался, предварительно встав, - я чувствую ваш потаенный страх, ваше недоумение, приготовьтесь,- человек закатил глаза, расправляя руку в стороны, легонько подрагивая пальцами. Виктория как будто парализовало, она не чувствовала своего тела, ничего, внезапно она сделала шаг на встречу Михаилу. Севере приоткрыл глаза, с ухмылкой смотря в глаза своей жертве,- впечатляет, не правда ли? Два десятилетия тренировок не прошли даром, я научился замараживать нервную систему и пускать по ней биотические импульсы заместо реальных, процесс тяжелый, но как вы видите, вы вся моя, еще немного концентрации и мы сможем с вами продолжить этот упоительный ночной разговор.
Когда тело занемело и перестало слушаться, а потом вопреки её воле шагнуло вперёд по направлению к Гросснеру, недоумение переросло в панический ужас. Виктория пробовала вскрикнуть, но вместо крика с её дрогнувших губ сорвался лишь тихий сдавленный стон - язык также отказывался повиноваться ей.
И только её глаза вопили от дикого страха, парализовавшего сознание не меньше, чем действия Гросснера - тело.
- М-м, как приятно ощущать чужое тело... Давно я таким не практиковал... А вы прилягте, разговор у нас с вами буде долгим, м-м, вы ощутите всю прелесть раба, прежде чем... Умереть, да-да, вы не ослышались, дорогая Виктория, сегодня ваша последняя ночь, так что... Располагайтесь и взгляните на прекрасное звездное небо,- Гросснер опустил руки, девушка сначала не очень удачно присела после чего плавно легла на пол,- мне жаль вас, правда, но портить искусство в этой колонии я не позволю даже вам, - он взял турианский клинок и подошел к ней, приставив к шее, он на секунду задумался,- зачем мне делать сегодня такую странную работу? Вы же можете сами,- рука Виктории протянулась к клинку и плотно его зажала,- о, да у вас прелестная хватка, я думаю, сейчас нам будет всем хорошо, от музыки,- Михаил достал инструмент и смычок и начал играть медленную мелодию, немного фальшиво, не попадая в ноты, но мелодия от этого портилась не сильно, параллельно плавным движениям рук Севере, клинок начал медленно разрезать ткань на груди Минтз,- не печальтесь по вашему платью, оно вам больше не понадобиться.
Виктории казалось, что ей снится ночной кошмар. Мир словно расслоился и подёрнулся дымкой нереальности, в какой нам всем предстают сны. И в этой дымке, словно сквозь сон она видела, как двигается её тело, как рассекает плотную ткань костюма лёгкий причудливой формы нож, сжимаемый её же собственной рукой, чувствовала, как холодит спину остывшая земля, как от листьев веет чуть сладковатый сонный запах прели.
Длинные чёрные ресницы женщины вздрагивали, а глаза начинали блестеть влажным блеском.
- Не надо плакать, слезы никак не помогут твоей безысходности,- Гросснер входил в некое состояние транса, двигаясь в такт музыки, лезвие добралось до паха,- нам туда... Не надо лазить, ваши прелести я уже видел на сцене, вам когда-нибудь было интересно увидеть свои органы? Сегодня у вас представится такая возможность, и это, пожалуй, самое прекрасное мгновение в вашей жизни, уж поверьте, многим моим жертвам этого не удавалось увидеть, полной мере, а вам... Приподнимите голову, не бойтесь,- Гросснер немного ускорялся, мелодия становилась более... живой? Лезвие аккуратно вошло в живот виктории, не глубоко, но достаточно что бы... Рука пошла обратно к голове, делая не очень аккуратный надрез тела,- у-у, сколько крови, да вы полны жизни, мисс Минтз, это похвально,- он улыбнулся, продолжая играть и смотреть на то, как Виктория сама себе разрезает живот и медленно подбирается к грудной клетке.
Тонкая горячая алая струйка игриво покатилась по белой коже и сползла на землю. За первой струйкой скользнула вторая - шире и темнее. Потом хлынул поток, от которого в холодном ночном воздухе поднимался пар. В разрезе показалась плохо различимая в темноте рыхлая хлопьевидная клетчатка жировой "подушечки".
Виктория словно со стороны наблюдала обезумевшими от ужаса глазами, как под острым лезвием расходятся ткани на её животе, как под чёрно-алыми струями уже почти не видно кожи, как у груди нож вздрогнул и остановился.
- Хватит с вас крови, она вам еще понадобиться,- Михаил прикрыл глаза, играя быстрее и несколько резко, что б лучше сконцентрироваться. Михаил стиснул зубы, закрывая глаза, полностью контролировать другого человека требовало много сил, именно поэтому он прибегал к этому только в редких случаях, после очередных резких нот кровь начала течь медленее, смычок стал ходить по струнам плавнее и тише, - музыка так успокаивает и концентрирует,- кровь перестала течь,- наверное вы задаетесь вопросом как это у меня получается? Даже если не задаетесь, я вам скажу, это следствие обучения биотическим способностям во времена первого контакта, замараживать место вскрытия, тогда это использовалось сугубо в военных целях, но я надеялся, что эти умения потом будут использоваться в медицине, и знаете, косвенно это так, сейчас ведь мы проводим с вами процедуру вскрытия, или... В прочем... Какая разница, Виктория, наслаждайтесь музыкой,- нож, вновь попытался разрезать плоть, но наткнулся на грудину и скользнул по ней, оставляя за собой некрасивый, неглубокий разрез, - как иногда мешают эти кости... Но ничего,- Гросснер на секунду прервал себя, что бы сыграть на скрипке какой-то громкий момент мелодии, - с этим мы сегодня тоже разберемся, а пока... Ваша нежная плоть продолжит страдать от ножа,- рука Виктории приподнялась, что бы лезвие прошлось по мышцам не задевая костей.
Глаза женщины отрешённо следили, как нож аккуратно и плавно рассекает кожу между грудями, заливая всё вокруг них тёмно-бордовыми тонкими струйками — здесь крови было уже меньше, но она всё же текла и текла, окружая страшной тёмной каймой основание её пышных грудей.
Безумие… Безумие от ужаса и отрицания реальности происходящего липким леденящим внутренности ужасом расползалось по сознанию Виктории. Она хотела закричать, её горло сдавливали тошнотные позывы, но пошевелить даже веками, чтобы закрыть глаза, было невозможно. Ни слёз, ни стона — словно не женщина, а огромная красивая кукла вскрывала сама себя заживо.
Доведя нож до ямочки, где заканчивалась кость и начиналась шея, рука дрожаще замерла.

- Прекрасно, ты очаровательна в таком виде, откуда не посмотри,- Михаил прекратил играть и направился к сумке, достав оттуда перчатки, Гросснер взял цилиндрический вида небольшой инструмент, в этот момент концентрация на секунду была сильно ослаблена. Дикий истошный оглушающий крик разорвал вязкую тишину парка, когда Виктория почувствовала всю ту боль, которая до этого момента отсекалась Гросснером. По телу её пошли судороги, когда импульсы обезумевшего сознания добрались до мышц. Услышав крик, Гросснер отвлекся на нее и вновь начал играть на скрипке, в перчатках это было несколько тяжелее, но девушка уже потеряла сознание,- какие же вы слабые, что ж, сейчас приведем вас в чувство, сложив в карман цилиндр, достал из сумки нашатырь, подошел к Виктории и провел им у ее носа. Вноь раздался крик, а Гросснер вначале применил стазис на рану, что бы снять боль, а после того как человек вновь вошел в легкий транс и контроль восстановил довольно быстро, - мисс Минтз, это прекрасно, ваш крик может пробирать до костей, но... Пока рано... Ведь... Вы задолжали самой жизни, - он прикрыл глаза продолжая играть и медленно подошел к ней, после чего открыл глаза и смотрел пристально в ее. Все те же холодные глаза, но с нотами наслаждения, - что бы вы хотели увидеть первым? Свое сердце? Или может... Печень? А как насчет кишок? Не отвечайте, я же знаю, вы хотите посмотреть на себя "изнутри" побольше, так что... - он на секунду перестал играть, достал из кармана инструмент и отпустил над девушкой, после чего продолжил играть. Цилиндр упал в кровавый разрез, от чего кровь потекла сильнее - ох... Как я не аккуратен, не поможете мне мисс Минтз?- ее руки залезли в ее же разрез и достали этот небольшой инструмент,- вы как всегда любезны, Виктория, не можете тогда сделать одолжение и нажать на кнопку? Не пугайтесь, это плазменный нож, разработку прикрыли в свое время военные, отдав предпочтения омниклинкам и прочему, а вот таких мало осталось, благодаря ему, мы будем делать более мелкие и тонкие порезы, так что... Продолжим,- лезвие прошлось несколько глубже по основному разрезу в районе живота, рассекая сухожилие, мышцы, после чего рука женщины быстро накрыла рану, не давая кишкам лезть наружу раньше времени - так, а теперь,- Михаил вновь сделал на скрипке резкие и громкие ноты, пока свободная рука девушки погружалась в рану и аккуратно взяв кишки вытащила немного наружу,- посмотрите, не правда ли интересно?
По затуманенному взгляду Виктории стало понятно, что ещё немного - и чувства оставят её снова - уже не из-за боли, а от самого потрясения. Прерывисто дыша, она подняла на своего мучителя мутные глаза, словно в попытке хоть ими если и не сказать, то хоть молча передать то, что творилось сейчас в её сознании.
- Мисс Минтз, такой взгляд не редкость для меня, многие жертвы смотрели, как и вы на меня, но, могу сказать, ваш организм намного выносливее чем вы думаете,- Гросснер начал играть громче, все чаще прикрывая глаза, пока Виктория доставала из раны… Свои кишки и держала их в руках,- не правда ли прекрасное зрелище? Примерно так выглядит рабство, тебе тошно от одной мысли что-то выполнять, а надо, потому что в противном случае с вами будут делать вещи еще хуже… Как вы думаете, согласилась бы на такое Кринт? Я думаю, она бы просто послала нас куда подальше. Что ж, наверное, ты настрадалась, переходим к самому сладкому,- Севере отложил скрипку, Виктория же ощутила что в некоторых местах стала ощущать ноги, а все потому что Михаил переключил стазис на раны и руки, - сейчас тебе вернулась чувственность к ногам, правда… Не вижу смысла кричать и бежать у вас не хватит сил… - он подобрал плазменный нож, что лежал рядом в траве и аккуратно начал разрезать грудину,- представляете, я смогу вам сейчас показать ваше черствое и эгоистичное сердце… Зрелище будет не из приятных, но благодаря стазису, вы сможете его рассмотреть, пока будете умирать. Вы готовы?- он разрезал достаточно и аккуратно вытащил часть разрезанных костей, что мешали ему добраться до сердца,- что ж, Виктория, на одного мерзкого человека в этой колонии станет меньше, наверное… Надо сказать вам, прощай? И наслаждайтесь видом сердца,- он вырвал ее сердце и представил ее взору.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
DV
145 0%
Offline
3033
2015-12-22 в 20:12 # 88
Сон. Зыбкий сон. Тёплый, мягкий, овеянный лиловым туманом. Он таял на кончиках её когтей и гребней, растворяясь в утренней неге. Турианка сладко потянулась и мурлыкнув, открыла глаза. Утро проникло в её спальню, и растеклось унылым осенним светом. Тяжёлые свинцовые тучи, нависли над городом, окрашивая его в мрачные сине-серые тона.
"У осени началась затяжная депрессия" - Кринт лениво зевнула, и потянулась. Сев в постели она стала озираться по сторонам. Она пробежалась взглядом по разбросанным на полу датпадам, паре букетов цветов на диване, повисшему на спинке кресла платье, и остановился на благоухающем и живом подарке. Она мечтательно улыбнулась. Роскошный цветок насыщенного синего цвета, красовался в элегантном керамическом горшке, на её прикроватной тумбе. "Гросснер, Гросснер, Гросснер..." - она издала странный мурлыкающий звук и хитро прищурилась. Тарианка облизнулась и словно неведомый, но грациозный зверь, стала наигранно подкрадываться к цветку. Она осторожно понюхала его, куснула пару листиков, и аккуратно коснулась кончиком пальца нежного синего бархата лепестков. "Во истину, произведение искусства. Само совершенство, созданное самой Вселенной"
Она еще некоторое время любовалась неожиданным и таким особенным подарком, и это могло бы продолжаться довольно долго, если бы не отчаянное желание ароматного и пряного напитка с Земли. Она сползла с кровати и подошла к коммуникатору.
- Румб, кофе, с корицей. И можно немного... пару капель бренди" - В ответ она услышала только тишину. Турианка оскалилась и раздражённо фыркнула. - Румб! Сартр тебя дери! Румб!
- Он уехал на склад за партией рыбы, вяленого мяса и фруктов. Поставка с Палавена, мем. - в дверях спальни стояла молоденькая азари, не смея поднять на Кринт глаза.
- И что ты стоишь? Ты что глухая? - Гардию забавляла ситуация.
- Мне принести Вам кофе, мем?
- О, Духи, она ещё и тупая. Стоп. Она или он, а может оно? Эх, сартр с вами... Азари хрен разберёшь, - весело рассуждала она вслух, при этом наблюдая за реакцией девушки.
- Мис Кринт, привезли посылку, от поклонника, там азарийское вино и турианские сладости. - Азари осторожно подняла на неё глаза.
- Вино возьми себе, а вот сладости тащи, и да кофе не забудь.
- Спасибо мис Кринт. - девушка скрылась за дверью и через минуту появилась с красивой зелёной коробкой. - Вот. - она протянула сладости турианке. Гардия подошла и смерила азари взглядом.
- Ты хорошо себя чувствуешь? Бледная, руки дрожат... Возьми отгул и свали с глаз моих. - она выхватила коробку и указав танцовщице на дверь увлеклась ароматными вкусностями.
Коробка быстро опустела, а у турианки поднялось настроение. Она прохаживалась по комнате, напевая что-то озорное и прикладывая к себе, то одно, то другое платье. Наконец-то определившись с выбором, на комбинезоне с меховой отделкой, она направилась на прогулку.
Гардия любила бродить по городу, почти в любую погоду. Она наблюдала, за вечно спешащими гуманоидами, разглядывала яркие ветрены бутиков, общалась со своими знакомыми. И обязательно заходила в небольшой цветочный магазин, который стал для неё алтарём любви, мудрости сострадания. Там она покупала небольшой букет и шла на кладбище. Около получаса она стояла над могилой старого цветочника, иногда рассказывая ему, что нового произошло в её жизни, затем заменяла букет и возвращалась через центральный парк в Вертикаль. Не исключением стал и сегодняшний день.
- Вот такой он этот Гросснер... Загадочный и видимо, опасный... Что к слову, делает его ещё более притягательны. - Она сменила букет - Ладно, мне пора, завтра зайду, принесу георгинов... нет... белых хризантем, я знаю, они тебе нравились, не как увриты, конечно, но... - Она кинула взгляд на надгробие, и собралась уходить. Сильная резкая боль в животе, заставила её согнуться пополам, турианка зарычала. Едкая, кисловато - солёная желчь подступила к горлу. - Что за дермхизан вур! Умравит мирщаш! - Кринт сделала глубокий вдох. Боль отступила, она выпрямилась и пошла привычным маршрутом обратно. По дороге до парка, её пару раз останавливали лёгкие спазмы в животе, но потом всё прошло и она немного успокоилась. Прогуливаясь по аллеям, она стала замечать, что у неё подрагивают пальцы рук, что ей становиться, то жарко то холодно. Кринт чётко осознала, что заболевает, но не могла понять чем и как вообще это могло произойти. Турианка постепенно стала терять концентрацию, обоняние притупилось, в какой-то момент она поймала себя на мысли, что толи бродит, толи плутает.
Жар усиливался, ей сильно тошнило и ломило суставы. Усталость валила с ног, и Гардия решила найти скамейку и передохнуть. Поплутав немного в западной зоне парка, она вышла не дорожку выложенную камнями. Это было весьма странно, но она читала, что в древности люди так мостили дороги. Турианка приподняла надбровную пластину, и поколебавшись несколько секунд, она завернула туда. Странная тропа, сломанным серпантином, уводила её вглубь парка, пока резко не оборвалась у высокой полузасохшей, видимо когда-то живой изгороди, скрывавшей давно заброшенный старый .
В обрамлении старых поваленных деревьев, камышей и всевозможного мусора, чернел заросший пруд: тина, ряска, пластиковые контейнеры и отвратительный запах смерти, дополняли картину. Турианка поморщилась и возмущённо фыркнула. В глазах помутнело, ей было нехорошо, жвала подрагивали, а во рту растекался кисловатый привкус. Ноги задрожали и подкосились, она едва не упала. Судорожно осмотревшись по сторонам она заметила полуразрушенную каменную скамейку. Собрав волю в кулак и стиснув клыки, она сделала пару шагов и присела.
Гардия смотрела в это чёрное зеркало, не видя себя, её разум все больше и больше погружался во мрак, что-то манящие и зовущее она видела там, в этой зловонной бездне, её словно магнитом притягивало к воде. Не осознавая как, она встала, сделала несколько шагов и оказалась у самой кромки пруда. Турианка внимательно всматривалась в глубину, будто чего-то ждала. Она чувствовала, как где-то глубоко внутри неё пробуждается гнев, ненависть, жажда... жажда крови. Чем больше она сосредотачивалась, тем сильнее и отчетливее ощущала всепоглощающую злость, сочащуюся сквозь пластины, обволакивающую и обжигающую. Нечто внутри неё пробудилось. Вода дрогнула, и по чёрной глади пруда пошла рябь, синеватые тучи, словно чернильные пятна расползались в отражении. Хищник. Сильный, хитрый, жаждущий возмездия, томимый голодом. "НЕТ! Почему?! Я не хочу..." - она обессилено упала на колени. "Ты! Ты... злобное чудовище, оставь меня! Уйди во мрак моей памяти! Я не дам тебе волю, не дам теперь, когда моя жизнь приобрела оттенки!" - сердце бешено забилось, по спине прокатилась электрическая волна. Жар и холод слились воедино, терзая тело, турианка прибывала в оцепенении, не смея даже дышать. В душе Кринт шла борьба между хищником, и обретающей смысл жизни турианкой. Она застыла у утопила взгляд в чёрной воде. Пространство дрогнуло, по зеркальной поверхности побежала рябь, и недалеко от неё, показалось блеклое, едва заметное свечение. Оно медленно поднималось из глубин, увеличиваясь и набирая силу. И вот оно словно пламя на поверхности воды, играет синими и красными языками, затем затихает, потом разгорается с новой силой и яростью. Гардия не могла отвести глаз от этого завораживающего и зловещего зрелища, и вдруг, в одно мгновение всё исчезло, словно и не было. Она отвела взгляд в сторону, стараясь прийти в себя. Кринт стояла так несколько минут, смотря в пустоту и собираясь с мыслями. Найдя в себе силы, опираясь на поросшие мхом камни и ветки поваленного дерева, она поднялась. "Дреллка была права... Но что мне делать? Я не хочу... Мне нужен отдых..." - она сделала глубокий вдох и тяжело выдохнула. Ей надо возвращаться в Вертикаль, ей надо связаться с Румбом. Её состояние не случайно, скорее всего её пытались отравить, отсюда эти ведения.
И только она хотела было уйти как, за спиной послышалось бурление воды, турианка обернулась и попробовала воздух. Ни чего не было, поверхность пруда была спокойна. Кринт насторожилась и подошла ближе, чутко просматривая туманную дымку. Вода снова дрогнула и на сей раз из глубины, стали проступать кровавые пятна. Оранжевые, зелёные, синие, красные. Она задрожала и обхватила себя за предплечья. Она не смела уйти, она должна посмотреть, должна увидеть отражение своей сути, своего внутреннего хищника. Большие, жестокие глаза янтарного цвета, те самые, что она видела тогда в зеркале. Они смотрели на неё из зловонной бездны старого пруда, такого же заброшенного и ненужного ни кому, как её душа. Ужас захватил её целиком, она хотела закричать, но спазм сдавил грудь. В её сознании проносились сотни образов гуманоидов, гуманоидов которых она знала, тех что стали жертвами её хищника, так неистово жаждущего возмездия. Она ощущала их боль, разделяла их страдания, понимала их желание умереть. Образы исчезли, она ощутила едкий запах дыма и отчётливое эхо: «Возмездие» и всё мгновенно исчезло.
Гардия с жадностью вдыхала удушливый воздух, жвала дрожали, её ломал и колотил озноб. «Я больна мне надо домой... Домой? А где мой дом? Мне нужно к врачу... Румб! Это всё побочное действие отравы...» - говорила турианка, стараясь убедить себя, что всё увиденное это иллюзия, вызванная токсином. Она хотела уйти, но так и не смогла сдвинуться с места, что-то не пускало её, что-то неведомое, а может и она сама. Страх отступил, ей стало горько, одиноко в этой слепой тишине, она заскулила.
Гардия смотрела на бегущие по небу свинцовые облака. Её жизнь менялась, менялась с невероятной скоростью это пугало, что будет дальше... и эти глаза, этот голос, внушающий ужас, заставляющий не любить жизнь... Неужели внутренний зверь победит и она потеряет себя окончательно в бездне его безумия...
Не было ни боли, ни разочарования, ни обиды, только чувство глубокого одиночества и беспомощности, невозможности что - либо изменить. Те самые, невероятно далёкие чувства, из её детства. Воспоминания вырвались наружу, как неукротимый ураган, тысячи мыслей метались у неё в голове, она сомкнула веки, пытаясь поймать хоть одну, но не смогла. Она ещё некоторое время стояла, закрыв лицо руками, стараясь спрятаться за ними, спрятаться от самой себя. Вдруг по спине пробежала ледяная волна, Гардия почувствовала чью-то руку на своём плече. Мгновение она была не движима, но только мгновение. Гулко звенящая волна крови ударила ей в лицо, турианка резко повернулась и отскочила назад.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Игра на выживание" (Предупреждение: NC-21 (18+))
Страница 5 из 5«12345
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe