Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Игра на выживание" - Страница 3 - Форум

Страница 3 из 5«12345»
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Игра на выживание" (Предупреждение: NC-21 (18+))
ФРПГ "Игра на выживание"
Iskander
172
Offline
8354
2015-02-20 в 20:22 # 1




"Игра на выживание"


В ролях:

Metal_Naklz
- Михаил Гросснер -
человек, филантроп

Shelest
- Кларисса Ривес -
человек, сотрудница СБ

DV
- Гардия Кринт -
турианка, искусствовед-этнолог

LEXA3228
- Сайлас Номек -
турианец, сотрудник СБ

Ilostana
- Амира -
азари, преподаватель

Gordon_Freeman
- Джейн Уильямс -
человек, официантка





Мастер: Metal_Naklz Бета: Shelest | Свободных мест: 1 | Обсуждение ФРПГ "Игра на выживание" | Хронология
Shelest
108 0%
Offline
5782
2015-04-12 в 21:08 # 41
Кларисса вернулась в свой кар, но не спешила поднимать машину в воздух. Она уставилась на помятые бумажки, перебирая их в руках. Остановилась, когда ей попался рисунок саларианца. Мертвенно бледная кожа, выражение застывшего на лице ужаса передавалось с помощью удачного сочетания палитры, пустые глазницы, как будто из несчастного высосали всю жизнь и бросили пустую оболочку как мусор. Женщина попыталась нарисовать в голове реальную картину, но появлялись только невнятные образы. Это как пытаешься вспомнить, о чем был сон, но на ум, кроме невнятных отрывков и расплывчатых картин, ничего не приходит. Этот образ был ей не знаком. Зато знаком той азари. И раз ее подсознание выдало ей, пусть и под дурманом, эту картину, то значит она ее где-то видела. Что подтвердилось и ее словами. Вот только откуда азари знала, что именно Кларисса занимается расследованием, было не понятно.

Бред наркоманки… Детектив одернула себя, кинув несчастные рисунки на соседнее сиденье. Сейчас размышлять и вытягивать сомнительные факты из такого рода загадок, тратить время, было непозволительной роскошью. Поэтому Ривес сначала решила заняться проверкой достоверной информации. Она активировала свой омни-тул и выбрала из списка нужный контакт. На другом конце служебной линии кто-то отозвался.

- Это лейтенант Ривес. Номер А-С-А-113. Запрос на получение ордера на изъятие списка разговоров и контактов коменданта Риуса Мразусса.
- Простите, лейтенант. Но поступил запрет на выдачу распоряжений по этому делу.
- От кого?
- От заместителя комиссара Вултуса Дейнцепса. Право на получение ордера было оставлено лишь целевой группе под руководством детектива Импы Тал’Бот из центрального участка.
- Вот же синяя б@#^ь, везде уже влезла… - тихо выругалась Клара.
- Простите, что Вы сказали?
- Говорю, спасибо за информацию.
- Не за что, лейтенант. Удачного дня.

Как Ривес и предполагала, ребята из центра попытаются загрести такое дело себе. Оно и понятно, громкое «политическое» убийство, требуется тщательное расследование и так далее. Клариссе очень хотелось так думать, но что-то не давало покоя. К сожалению, официальные дорожки, чтобы выяснить это, были перекрыты и ей придется идти другим путем. Она завела кар, подняв его над землей, резко крутанулась и направила машину в глубь нижнего района.

Чем дальше в лес, тем больше дров. Так можно было сказать и про Эдрас. Жилые блоки, литейные сектора, мелкие производства, все теснее жались к друг другу, разрывая гармоничный пейзаж города не равными по высоте постройками. Узкие улочки, мусорные баки в закоулках, переполненные отходами. Там же можно было увидеть и фигурки, скрючившиеся и кутавшиеся в обрывки каких-то тряпок. Все либо ходили парами, либо небольшими группами. Одиночкой тут было находится опасно. На окраинах ситуация и того была хуже. Как Хейлос докатился до такого? Пока богатеи из верхнего района выжимали из колонии последние соки, нежились, расхаживая в дорогих костюмах, разъезжая на шикарных карах, да и вообще купались в роскоши. Обычные люди вот в таких нищенских районах начинали воровать и убивать друг друга ради того, чтобы просто свести концы с концами, чтобы просто выжить. Это в свою очередь начинало привлекать отъявленных отморозков, которые не чурались пользоваться тем, что многие просто закрывали глаза на то, что происходило в таких местах. Поговорил с кем надо, заплатил кому надо и можешь спокойно продвигать свой «теневой» бизнес. Все это превращалось в замкнутый цикл, затягивая колонию в черную дыру, из которой почти невозможно было выбраться.

Аэрокар мягко опустился на более-менее приличной улочке. Кларисса специально не стала подгонять машину к пункту своего назначения, а преодолела несколько сот метров до него, пропетляв по переулку. Оказавшись у нужного места, она нажала на интерактивную панель возле дверей. Хозяин квартиры, к которому она наведалась, ответил не сразу. А когда соизволил это, наконец, сделать, то послышался низкий, заспанный голос:
- Кто это?
- Открой дверь, Каме. Это Кларисса.
- Детектив Ривес? Что вам нужно? – голос оживился. - Я сделал как вы сказали. Больше не занимаюсь не чем криминальным, живу честно…
- Камекона, - железно оборвала его женщина. - Я здесь не за этим, открой дверь и поговорим.
- Ладно…

Она поднялась на второй этаж жилого бокса. У порога, переминаясь с ноги на ногу и нервно оглядываясь по сторонам, ее уже встречал молодой парень, лет двадцати. Смуглая кожа, черные как смоль волосы, немного узкие глаза. По происхождению он напоминал кого-то из островитян с Земли. Он отошел в сторону, пропуская ее в свою квартиру, затем закрыл дверь.

- Я так полагаю, вы здесь не за тем, чтобы узнать, как у меня дела, детектив.

Кларисса случайно поймала этого парнишку в ходе дела по одному ограблению. Хакер - взламывал нужные системы, открывал доступ куда надо, воровал кредиты со счетов, умело подчищал «хвосты» и тому подобное… Он не был отъявленным негодяем или воплощением вселенского зла. Просто пытался выжить и делал это с помощью того, что лучше всего умеет. Там, где он родился и жил, по-другому было никак. Нельзя было винить его в этом. Детектив всегда жалела таких как он, и пыталась им помочь выбраться из дерьма, в котором они оказались не по своей воле. Так и было в случае с Камеконой. Ривес удалось обставить дело так, что Каме оказался жертвой и работал на организаторов преступления под давлением. В результате, в суде он выступал как анонимный свидетель. Для него это стало шансом начать новую жизнь. Он не получил срок, нашел нормальную работу и самое главное - он был ей должен.

- Я и так знаю, как у тебя идут дела.
- Вы что, следите за мной?
- Немного, - уголки ее губ чуть дрогнули.

Детектив огляделась вокруг. Обстановка в маленькой квартирке была скромной, все помнимому. Но больше ее внимания привлекло рабочее место Каме, с кучей голографических интерфейсов, и несколько клавиатур. По бокам стола находилось несколько коробок, мерцающих своими маленькими лампочками, разбавляющих тишину редким попискиванием и еле заметным шипящим шумом. Парнишка прочистил горло.

- Я вас слушаю.
- Мне нужно чтобы ты вытащил информацию с серверов одного из местных операторов связи.
- То есть нелегально?
- Нелегально, - повторив, коротко кивнула женщина.
- Вы издевайтесь, детектив? – возмутился парень. – Вы сами же взяли с меня слово, чтобы я завязывал с этим. И сами же теперь просите, чтобы я незаконно взломал сервер и украл информацию? Черт, я почти накопил денег, чтобы свалить отсюда. А вы еще называется себя полицейским после такого?
- Это нужно для дела, Камекона, - строго отрезала Клара, сложив руки за спиной. – Официальный доступ перекрыт.
- Да? Почему тогда не обратитесь к торгашу информацией?
- Потому, что это торгаш информацией.
- И поэтому должен подставляться я?
- Мы все это уже ранее обсуждали. Я не буду повторять дважды, Каме. Ты достаточно умный парень, чтобы понять это.

Камекона закрыл лоб рукой, разминая виски пальцами и очевидно раздумывая. Кларисса не сводила с него взгляда, ожидая, что он ответит. После недолгой паузы, он тяжело вздохнул и убрал руку от лица.

- Ладно. Я помогу вам, в благодарность за то, что вы помогли мне, – он бросил на нее недовольный взгляд и развернулся, направившись к своему рабочему месту.
- Хорошо, - она улыбнулась и пошла за ним. – Сколько это займет времени?
- Немного… - насупившись, проворчал он.

Кларисса объяснила парнишке, что нужно сделать и уже через пол часа в ее руках оказалась флешка с нужными данными. Камекона еще долго продолжал сокрушатся по поводу того, что его заставляют делать противозаконные вещи. Но детектив объяснила, что это вынужденная мера ради благого дела. Он в ответ припомнил ей одну из старых поговорок и выпроводил из квартиры. Она же довольная отправилась назад к машине и охнула, когда на глаза ей попалось табло с указанием времени. Несколько дней назад, она получила письмо от старой подруги и должна была встретить ее в космопорте. И сейчас она жутко опаздывала
«Do not go gentle into that good night,
Old age should burn and rave at close of day,
Rage, rage against the dying of the light»
DV
145 0%
Offline
3033
2015-04-20 в 9:33 # 42
- Добро пожаловать в "Вертикаль", Горек. - Кринт осмотрелась вокруг, и плавно покачивая бедрами, удалилась в сторону бара. Усевшись на высокий стул, она устало облокотилась на барную стойку.
- Босс? – Румб, осторожно коснулся её плеча. Турианка вздрогнула и подняла на него потухшие глаза. – Простите, я не хотел… - виновато сказал он.
- Я измотана, и мне как-то… - резко замолчав, Гардия встала со стула, и её глаза сверкнули. Она стала напряжённо и часто пробовать воздух, пытаясь вычленить из сотни смешанных запахов тот, что резанул её сознание.
- Миз, Кринт? – турианец был озадачен и немного растерян, но Гардия уже его не слышала, она ничего не слышала , не видела, она как заваражёная следовала по угасающему шлейфу горьковато-солёного запаха.
Этот запах пробуждал внутри неё нестерпимую боль, которая вязкой и липкой сетью окутывала её сознание, подавляла волю и пробуждала инстинкты. Она поднялась на второй уровень клуба, запах был едва различим, но его носитель однозначно был где-то здесь. Янтарные глаза сверкали в ярких вспышках света, мышцы были напряжены, клыки стиснуты, а жвала прижаты.
Запах тот самый запах… она ощутила как её сердце сжалось, пропуская удар, а затем забилось с бешеной скоростью. Это запах, запах того кто был там, того кто убил… убил её надежду, её мечту… оставил её сиротой. Гардия протиснулась сквозь толпу, она жадно пробовала воздух, стараясь удержать запах и выискать его обладателя. Гардия застыла, обладателем запаха оказался кроган. Она внимательно всматривалась в его черты. Кроган! Тот самый кроган, который чуит не сбил её с ног на подходе к цветочному бутику. Так вот почему он так спешил. Она зашипела и сжала когти в кулаки, выпуская тонкие струйки раскалённой крови. В это мгновение она приняла решение и приступила к его исполнению.

- Привет, я Гардия Кринт, управляющая клубом. – Она жеманно улыбнулась и чуть наклонилась вперёд.
- И что с того? – огрызнулся кроган
- Кроганы в наших кроях редкость, вот решила поздороваться.
- Ну, и чё поздоровалась… Можешь быть свободна! Я отдыхаю!
- Ладно, ладно, ухожу, просто хотела предложить бонус от клуба. – Она демонстративно приподняла руки, и смерив крогана взглядом, хотела было уйти, но он крепко схватил её за предплечье.
- Давай бонус, куда пошла! – крогон злобно уркнул.
- О, это целая программа,- Она скользнула взглядом по мощной лапе крогана, и продолжая улыбаться, высвободила руку. – Для начала Вам нужно подняться в VIP зону.
__________________________________________________________________________________

Гардия немного запыхавшись чуть не врезалась в барную стойку. Переведя дыхание он обратилась к своему помошнику.
- Румб, у нас есть рингкол?
- Откуда! Он запрещён на территории колонии, ещё старым комендантом, пусть духи будут к нему благосклонны - турианей щёлкнул жвалами и замялся.
- Рууумб!
- Что? – бросил полотенце на барную стойку и ушёл в подсобку. Его не было несколько минут, вернулся он мрачный и недоверчиво протянул Гардии бутылку.
- Значит, ты в обход меня торгуешь подпольными напитками? Я вернусь и мы ещё поговорим. - Она выхватила из его рук рингкол.
- ЧТО? Я же… я… Я понял, бос. – Бармен опустил жвала и потупил взгляд.
Турианка шустро пересекла танцпол, и поднялась в VIP зону, где её уже нервничая, ожидал Кроган.
- Ну и где ты шарахалась? - проревел он.
- Добывала рингкол для моего гостя
- Рингкол! Вот эт я понимаю! Чё сразу-то не сказала, кукла турианская. - Кроган просиял улыбкой, оголяя потёртые зубы, и потянулся к бутылке.
- Позволь я, хочу побаловать тебя. – она игриво улыбнулась
- Хе-хе, так значит, управляющая любит хороший калибр. – Он шлепнул её по бедру – Эт конечно по адресу, но ты должна заслужить, хех.. – Он жадно и голодно смерил её взглядом. Турианка повернулась к нему спиной, и наклонившись стала разливать напиток. Кроган тяжело дышал, и она услышала, как щёлкнула пара застёжек на его броне. Ты не против, если я закурю? – Не поворачиваясь, спросила она. Ответа не последовало, кроган фыркал и сопел. Медленно Гардия достала портсигар, и тонкой гулубоватой струйкой, ядовитая пыль просыпалась в один из бокалов.
- Что ты там возишься?!! – Прорычал кроган. Он нагло и властно, словно добычу, схватил её за бёдра и потянул на себя. Кринт оскалилась и рыкнула, протягивая ему бокал.
- А ты горячая штучка, мне сегодня везет, как тебя отжарю, пойду в рулетку сыграну! Ха-ха!

Сначала он почувствовал тупую боль в затылке, во рту пересохло, язык слегка покалывало, и сильно тошнило. Он поднял тяжёлые веки. В помещении царил сумрак, пахло сыростью, плесенью и немного серой. Было слышно как об пол, капля за каплей разбивается вода. Кроган попытался пошевелиться, но не смог, он попробовал снова и зарычал.
- Не напрягайся, какое-то время ты не будешь владеть своим телом. Странно чувствовать себя беспомощным? Можешь не отвечать, по тебе видно, хум.. – она подошла к нему поближе, и взяв за подбородок , заглянула в глаза. – Это так неожиданно и будоражуще видеть в глазах крогана страх. – Кроган издал глухой хлюпающий звук и нервно зафыркал. – Знаешь, - она заботливо погладила его по щеке. – Я не хочу видеть в твоих глазах страх... нет это не то, чего жаждет моя душа. – Она широко улыбнулась, и её глаза сверкнули. Турианка неожиданно достала клинок. Его лезвие поблёскивало в свете тусклых затянутых пылью и плесенью ламп подвала, отражаясь в глубокой синеве кроганских глаз. Она приложила кончик лезвия к его шее и пустив немного крови скользнула клинком вниз, избавляя пленника от остатков одежды. Закончив, турианка подошла к небольшому старинному столу, изрядно потрёпанному временем и сыростью. На лакированной поверхности стола, были аккуратно разложены и подготовлены поблёскивающие инструменты для аутопсии . Чуть выше их, на краю, стояла открытая бутылка турианского виски и одинокий бокал. Турианка плеснула янтарную жидкость в мерцающий хрусталь и включила старенький проигрыватель. По мрачному подвалу побежали вдохновляющие звуки «Пятой симфонии Моцарта». Любовь и уважение к творениям этого древнего земного композитора, ей привела одна азари, ушедшая из её жизни несколько лет назад.
- Вот ты сейчас лежишь и думаешь: «Почему я здесь? Какого древнего хирзама, эта сумасшедшая задумала? Как мне выбраться отсюда?» Я постараюсь прояснить ситуацию. Ты здесь, постольку ты грязный вор, укравший моё будущее, мою надежду, мой покой. Вор, который разбудил во мне то, что я ненавижу больше всего на свете. – Она оглянулась через плечо. Глаза крогана бегали из стороны в сторону, он хрипел и причмокивал. "Что? Что ты сказал? А ты не совсем понимаешь... ну-да, ну-да.. убивать беззащитных стариков из-за пары кредитов, более понятно... Что тебя ожидает? Всё банально... А вот в этот момент в твоём воспалённом мозгу зарождается сопротивление: "Эта сумасшедшая будет пытать меня, я буду испытывать страшную боль, но я же кроган я выдержу! Пройдёт час... долгий и страшный, но мой организм приспособится к той отраве, что эта турианская сука мне вколола... и я..я разберусь с ней, или...или просто сбегу..." Последнее более вероятно, учитывая последние события". - Турианка резко схватила бокал и сделав глоток, пробежалась коготками по инструментам, остановив свой выбор на лазерном скальпеле. Кроган продолжал мычать, его ноздри подрагивали, а изо рта обильно текла слюна. - Нейротоксин закончит своё действие через сорок минут и к этому моменту ты ещё будешь жив, но правда не досчитаешься многих органов. - Она нежно улыбнулась, сверкая янтарными глазами, и подошла к нему, активировав скальпель. Зрачки крогана расширились и он судорожно зафыркал. - Не бойся, не в моих интересах, чтобы ты умер сразу. - Она щёлкнула жвалами, и её голос бархатистым эхом затерялся в вязкой тишине. Туринка наклонилась над кроганом и стала, начиная от верхнего края кармана, делать аккуратный надрез вверх, через брюшные и нагрудные пластины, к шее. В воздухе запахло палёным, а светло-оранжевый дым немного разъедал глазаа. - Фууу... какой ты мерзкий! - Она кашлянула и ели заметно хихикнула. - А вообще надо был надеть респиратор, ну да ладно... Какой ровный получился надрез, очень красиво... - она заглянула ему в глаза. Кроган издавал хлюпающие рычащие, изо рта смешиваясь со слюной вытекала кровь, и он периодически закатывал глаза. - Больно? Щиплет? Ничего, это не так страшно... исследования доказали, что больнее всего препарирование репродуктивных органов - она облизнулась и почесала жвало. - Но это мы с тобой оставим на сладкое, правда? - Она улыбнулась и погладила его по голове. Турианка внимательно изучила разрез. - Так тут нужно приложить силу. Ну и вонь! Все кроганы так воняют внутри, или только ты? Э... ладно, нужен расширитель. - Пробурчала она под нос и снова повернувшись к пленнику, достала из-под стола небольшой прозрачный контейнер. Она поднесла его к лицу крогана. - Поздоровайся с моими маленькими друзьями. - Она легонько постучала когтем по корпусу, и тут же темно-зеленая, жужжащая масса зашевелилась . - Это уданитские плотоядные жуки, жутко редкие. Они мои незаменимые помощники. С тобой много возни, органов многовато, а времени мало, думаю пока я буду работать с твоими поджелудочными и желудками, они полакомятся твоими печенями. - Она одной рукой погладила его по плечу, а другой вставила в рану расширитель. Прозвучал глухой щелчок и устройство стало медленно разводить в стороны края разреза.
Ноги крогана непроизвольно задёргались и он стал жадно хватать воздух. Как только расширитель остановился, турианка открыла контейнер и высыпала жуков на печени пленника. Расправив маленькое клешни зеленоватые хищники впились в сочную ткань печени крогана, прокладывая себе путь вглубь.
"Что-то тебе не весело... Стой, придумала! Ни куда не уходи, я сейчас" - она метнулась на другой конец подвала, и порывшись в старом ящике со снаряжением, достала небольшой прибор. Турианка запищала как радостный ребёнок, и немного попрыгав на месте, вернулась к пленнику. "Ну вот! Представляешь нашла. Думала что давным-давно потеряла, а нет, он тут! " - она активировала устройство. Маленький синий дрон, засветился над телом несчастного, проецируя изображение с камеры прямо перед лицом крогана. "Смотри, правда здорово! теперь ты сможешь наблюдать за процессом, как в 3Д кино, во всех подробностях, что я тут вытворяю" - Она погладила его по щёке и лизнула в лоб, а затем в одно мгновение припечатала его веки небольшими скобами, так чтобы он не смог их закрыть. Кроган рыкнул и стал давится блевотиной.
"Тише, тише..." - Турианка приподняла его голову и повернула на бок, чтобы остатки пищи из пищевода вышли наружу. "Ну вот и всё..." - она подошла к столику с инструментами, и сделала ещё пару глотков виски. Блаженно заурчав вторя нежной мелодии Моцарта, она зажмурилась, и наугад выбрала инструмент. "Скальпель и зажим отлично. Так, а куда я подевала блендер! Столько оранжевого.. получится отличная краска для подписи "
Турианка подошла к крогану, его руки и ноги непроизвольно дёргались, подбородок дрожал, а через нос обильно текла слизь. "Я смотрю тебе хорошо, не хочу тебя расстраивать, но жуки уже сыты, честно не думала что так скоро. Правда интересно наблюдать, как эти крошечные создания, за несколько минут могут уничтожить такое количество плоти..." - она подцепила селезёнку, а затем поджелудочную зажимом, мелко нарезая одни органы и аккуратно извлекая другие. По лицу крогана покатились крупные слёзы. "О! Кто-то начал осознавать, что надежда, тает с каждой минутой... Мне это знакомо... " - она сделала тяжёлый глубокий вздох - "Я чувствовала то же самое, когда на моих руках умирал тот, к кого ты отобрал жизнь, чтобы снять шлюху и нажраться дешевого пойла!" - в этот раз её глаза сверкали ледяным пламенем, она злобно оскалилась , её жвала задрожали, и турианка утробно зарычала. "Хватит лирики! остались десять минут. Надо переходить к главному блюду, а затем десерту " Она отложила инструменты и ловко в одно движение, запрыгнула на пленника, сев верхом. Большие сверкающие янтарные глаза поймали затравленный и наполненный болью и страданиями, взгляд крогана. "Убив того нивчём не повинного человека, человека со светлой душой, человека способного верить и принимать мир без условностей, ты вырвал мне сердце, оставив пустоту и холод! Ты разбудил и выпустил наружу, жаждущего хищника, хищника чей смысл жизни утоление жажды!" - одно мгновение, буквально доли секунды, и в её окровавленных когтя, бьётся истекая оранжевой кровью кроганское сердце.
Тело пленника между её бёдер завибрировало, кроган издал рык и провалился во мрак. "Что?! Слабак!" - турианка медленно слезла с него, и швырнув сердце в блендер, всадила ему в бедро стимулятор. "Что за сартрова клоака! Саларик дольше держался! Убогий мешок с радиоактивным дерьмом! " Она запустила блендер с органами. Прибор противно зашумел, не давая ей слышать собственные мысли. Пока машина превращала ткани в однородную жижу. Туринака на старинном, бумажном листке делала набросок композиции. В этот раз идея пришла быстро , единственное, с чем нужно было определиться, так это с транспортировкой.
Пульсирующая тьма отступала. Чем чётче становились очертания вокруг, тем сильнее сжималось, уже единственное сердце крогана. Когда он чётко осознал что всё ещё жив, его охватило всепоглощающее отчаянье. Мечта о смерти, теперь заветная мечта стала недосягаемой, а надежда на избавление таяла в кровавой бездне турианских глаз. Кроган чуть приподнял голову и его взору предстало выпотрошенное тело. Его выпотрошенное тело! Он скуля, стал жадно хватать воздух, его подбородок трясся, заставляя зубы стучать. Он издал жалобный рык, и откинулся обратно на стол.
"ТЫ снова со мной! Привет, не хотелось бы что бы ты пропустил заключительную часть нашего веселья " - Турианка подошла к нему, и снова погладив ладонью по щеке, лизнула в лоб. В этот раз пленник успел немного отстраниться от неё. "Вот ведешь, я тебя не обманула, препарат практически перестал действовать. И ты можешь идти, если захочешь конечно" - Она подошла к столу и покрутив в руке бокал с виски, сделала последний глоток. - "Знаешь чего мне сейчас действительно не хватает? Солнца, да-да, как ни странно это прозвучит, именно его. А ещё я бы не прочь закурить, но это когда закончу с тобой. Ядовитым дымом нужно уметь наслаждаться..."
Она подошла к пленнику и зажала в руке его половой орган. "Помнится мне ты хвастал, что у тебя большой, вот сейчас и проверим" - Она хищно улыбнулась. Кроган дёрнулся и заёрзал. Турианка стала активно массировать кроганское достоинство, пока оно полностью не возбудилось. затем она обхватила головку пальцами и сделала на ней крестообразный надрез. Кроган издал скулящий рык, его ноги задёргались, пальцы сжались в кулаки. "Ты уж извини, но ничего выдающегося, поверь, я прожила не мало, и в видела и побольше и по мощнее" - В крестообразный разрез который расширил канал она стал медленно вводить зонд, с небольшими разнонаправленными шипами. У крогана начались предшествующие болевому шоку конвульсии. Когда зон был окончательно введён, турианка активировала процесс его расширения внутри, а затем вытащила одним резким движением. Кроган вскрикнул, именно вскрикнул, и снова потерял сознание. "Вот жеж уёбок! У меня так стимуляторы закончиться!" - пока репродуктивный орган крогана ещё был относительно твёрдым, она стала засыпать в расширенный канал семена серверных цветов, которые она недавно принесла из цветочного бутика. Почему северных, она сама до конца не понимала. Может потому, что старик долгое время жил на севере, может потому, что эти цветы напоминали ей о колонии в которой она родилась, может потому, что их обычно приносили на могилы солдат... Нафаршировав пенис, она снова сделала инъекцию стимулятора крогану.
Когда он пришёл в себя она молча, не спеша стало отрезать ему яйца, одно за другим, аккуратно складывая их в контейнер. Её не хотелось их повредить они были нужны для композиции. Закончив с последним она и помыв руки на подошла к крогану. Его зрачки были максимально расширенны из ушей, носа и рта, тонкими струйками вытекала кровь и слизь. Она проверила пульс, он был хаотичный и нитевидный, но был. Она достала миниатюрный медицинский фонарик, чтобы проверить рефлексы. При ярком свете зрачок сжимался при красном снова расширялся. Кроган был в шоке. "Вот паскуда!" - Она злобно полоснула его когтями по лицу, оставляя глубокие кровавые борозды. "Ладно..." - она тяжело выдохнула - "Надо закончить композицию и перевести его в нужное место." - Турианка отошла немного в строну, и присев на пустой ящик из-под чего-то, сменила Пятую симфонию Моцарта на Первый концерт Чайковского.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
LEXA3228
53 0%
Offline
574
2015-04-23 в 23:17 # 43
День не задался после того как Сайлас получил доступ к досье коменданта Павусс. Изначально оно было заблокировано и пришлось делать запрос в центр. Но письменный запрос их не удовлетворил, пришлось с матами выбивать его из них уже по связи. В конце концов, они с большим скрипом дали турианцу к нему доступ. На все эти действия, Сайлас убил почти час.
Получив многострадальное досье, Номек стал его досконально изучать. По мере приближения к концу документа его удивление всё росло и росло. Досье было до омерзительности идеально и чисто. Ни одного мелкого правонарушения или долга, как будто полностью законопослушная личность. Всё было основательно подчищено до блеска. Выругавшись про себя, сержант перешёл на страницу, где числились банковские счета, но там была лишь одна надпись: «В доступе отказано».
Номек, приложив руку ко лбу и устало прикрыв глаза, откинулся на спинку стула, едва слышно пробормотав:
– Духи, они там видимо совсем е#@#%#ись со своей секретностью.

Вдруг инструментрон издал тихий писк. Активировав его, он засветился сине-зелёным светом. Вместо ожидавшихся письма от знакомых по делу убитых разумных искусства, было лишь извещение о перечислении оставшейся части зарплаты с предыдущего отдела.
– «Жалко нет знакомых в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, так бы сей…» – додумать мысль Сайлас не успел, т.к. вспомнил про лейтенанта Рашуса.
Отыскав в списке контактов рабочий почтовый ящик искомого турианца на терминале, Сайлас описал ситуацию и попросил по возможности помочь.

До обеда оставалось несколько минут, и чтобы не тратить время попусту Сайлас решил сбегать к автоматам, которые стояли недалеко от кабинета, вместо кафешки, куда обычно ходили все офицеры СБХ. В коридоре как всегда была суета, офицеры носились туда-сюда, то с планшетами, то с каким-то оборудованием, некоторые вели задержанных на допрос или обратно в камеру. Возле стен и на лавках находились посетители, ожидающие вызова.
Саморазогревающийся паёк был не очень вкусным, но турианец в принципе к таким ещё привык в армии, поэтому полностью опустошил миску. Выбросив тару в корзину, он взял стаканчик с турианским чаем и вышел на балкон подышать свежим воздухом.

Вернувшись к своему рабочему столу, терминал на столе помигивал о входящем сообщении. Открыв и быстро прочитав его, Сайлас неверяще посмотрел на экран и ещё раз тихо прочитал вслух сообщение:
– С сожалением сообщаем, что владелец данного почтового ящика нет в живых. Также ваш запрос на информацию о личных счетах госпожи Павус не будет удовлетворён. – «Далее шла ссылка на новость о заказном убийстве офицера СБХ в космопорте». – С соболезнованиями Администрация отдела по борьбе с экономическими преступлениями».
Перейдя по ссылке, перед ним на экране предстала статья с изображениями места убийства. Номек внимательно просмотрел фотографии, тело Рашуса было сильно изуродованно.
– «Видимо стреляли из крупнокалиберной снайперской винтовки, не менее трёх раз, судя по ранениям. Хороший был офицер. Видимо к чему-то или кому-то слишком близко подобрался, вот решили убрать. Духи, упокойте его душу», – грустно подумал турианец.

Инстументрон снова завибрировал, извещая владельца о входящем звонке.
– Сержант Номек слушает.
– Это диспетчер, патрульные обнаружили тело крогана. Думаю это по вашему делу. Координаты я скинул на ваш интрументрон.
– Понял, уже выезжаем.
Отключившись, Сайлас сразу же отправил Клариссе сообщение о происшествии и его координатах. Также спросив, надо ли подбросить до места преступления.
Каждый человек способен на многое. Но, к сожалению, не каждый знает, на что он способен.
Михалыч
25 0%
Offline
414
2015-04-30 в 0:12 # 44
совместный пост с Shelest

Ночлег в участке на каталке для трупов прошел для Зитта не слишком спокойно. Сначала его разбудил саларианец из охранки; заметив каталку с кварианцем в коридоре, саларианец пробудил его, задав, по мнению Зитта, самый дурацкий на свете вопрос: "Что вы тут делаете?", в ответ на который кварианец пробубнил недовольно "Сплю!" и перевернулся на другой бок. Едва ему с трудом удалось снова заснуть, как с аналогичным вопросом к нему пристал уборщик, после чего кварианец опять долго ворочался.

Утром, уже третий раз его пробудила чья-то твердая рука, несильно, но настойчиво потрепав кварианца за плечо.
- Бош'тет, да сколько можно?! Я же написал в бланке каталки: "Будить при необходимости"!
- И она возникла, - спокойно ответил голос турианки.

Приоткрыв глаза, Зитт увидел, что над ним склонилась старая турианка в униформе капитана. Зитт еще не слишком хорошо знал звания и отличительные знаки службы безопасности, но капитана успел запомнить. Запомнил он и то, что "капитан" - это важная шишка в рядах полиции, с которой лучше на конфликт не нарываться. Он мигом вскочил с каталки и отошел на всякий случай на пару шагов назад, предчувствуя нехорошее. Турианка удивилась такой пугливой реакции со стороны Зитта, но виду не подала.

- Как спалось? - вежливо спросила она. Зитта, однако, подобная вежливость только еще сильнее насторожила. Не дождавшись ответа, турианка продолжила, - Вообще-то у нас подобная практика спать на работе не приветствуется.
- Я... это...
- Я понимаю, что некоторые порой задерживаются допоздна из-за срочной или черезчур важной работы, но ночевать - это слишком. Каждому требуется своевременный отдых.
- О, тогда все в порядке, именно поэтому я и решил здесь поспать. - успокоился Зитт, усердно кивая головой, - Своевременный отдых - это да, это очень важно!
- Хм. - капитан на этот раз уже не скрывала своего удивления, - Я наверное не в курсе, возможно это какой-то кварианский обычай, но на этой колонии принято спать дома, а не на работе.
- А какая разница где спать? - удивился в ответ Зитт.
- Хм. Ну... потому что... нет, ну... - турианка растерялась, не находя слов, - Да в конце концов, разница хотя бы в том, что спать дома куда приятнее, нежели чем на работе!
- Это да, но до дома надо еще добраться. По-моему легче спать там и тогда, когда захочется. Не надо тратить впустую силы, добираясь куда-либо. Взял, да прилег вздремнуть на полчасика на какой-нибудь лавочке. А что тут такого?

Турианка так и не нашла слов для ответа, затянув паузу. Но, в конце-концов, она собралась с мыслями и нарушила тишину.

- Кхм. Кажется, я не представилась. Капитан Сария Сайтар. А ты, полагаю, Зитт'Йорри, новый криминалист-медэксперт. Рада знакомству, - с этими словами турианка слегка поклонилась. - Отчет о трупе коменданта уже готов?
- Э-э-э...
- Полагаю, это означает "нет", - слегка нахмурилась Сария, - Послушай, Зитт, отчет нам нужен очень срочно. Это ведь дело об убийстве самого коменданта колонии, понимаешь?
- А это кто-то очень важный?
- Очень. Представь, если бы убили адмирала кварианской флотилии?
- Ого!
- Вот то-то и оно, что "ого". Надеюсь, ты осознаешь важность этого отчета. Жду его с нетерпением.
- Но... Но!... - Зитт, видя, как капитан собирается уходить, впал в панику, - Но я даже не знаю, как это описать! Вы сами-то тело видели?!
- Нет, но слышала, что он был обмотан собственными кишками, - спокойно ответила Сария.
- И половой орган затолкали в задний проход! - кварианец от отчаяния начал повышать голос, - Я много трупов повидал, видел жертв пыток и насилия, но чтоб таких?! Это ж надо быть настоящим садистом, чтобы учинить такое!
- Ага, садист значит. Вот видишь, ты уже начинаешь определять характер убийцы. Ты справишься, поверь мне, - видя, что на кварианец явно не разделял ее спокойного оптимизма, она спросила, - Что-то не так?
- Ну... это... насчет органа...
- А, кажется, я понимаю. Кому-то придется его оттуда доставать...
- Ага! А затолкали его, между прочим, с особым усердием!
- Иногда приходится выполнять грязную работу, - сочувственно проговорила капитан, разводя руками в стороны, - И если мы не поймаем того, кто совершает подобные убийства, то...
- То мне опять придется ковыряться в чужой заднице, а то и хуже, - упавшим голосом проговорил Зитт, - Не беспокойтесь, я понял всю важность.
- Рада твоему пониманию, - проговорила капитан прежде, чем удалиться.

Зитт посмотрел на дверь, ведущую в морг и глубоко вздохнул. Работа предстояла не из самых приятных.

------------------------------------------------

Ранним вечером двери в отдел патологоанатомии прошипели, впустив новых посетителей. Это были двое патрульных, тащивших с собой каталку, на которой лежал черный мешок, скрывая в себе явно что-то большое. Следом за ними вошла Кларисса с хмурым лицом. Очевидно то, что она увидела на месте преступления ей совсем не понравилось. Двое полицейских, неаккуратно разместив каталку переглянулись, и поспешили удалится, оставив кварианца и женщину наедине.

- Добрый вечер, - как-то сухо произнесла детектив. – Надеюсь, отчет о вскрытии коменданта уже готов? Потому что я привезла еще одного клиента…
- Отчет готов, - вяло ответил Зитт, держа в руках герметичную бутылку с питательной кварианской смесью - Вообще-то я собирался уже ужинать, ну да ладно. Все равно хуже того, что сегодня пришлось делать, быть уже не может. - кварианец подошел к черному мешку и раскрыл его. Воцарилась тишина.

Через полминуты тишину нарушила выпавшая из рук на пол бутылка.

- А вот и "хуже"! - констатировал факт кварианец, чувствуя, как у него задергался левый глаз, и начали сдавать нервы. Он резко поднял голову и посмотрел на Клариссу, - И это у вас называется "Добрый вечер"?! Что тут вообще доброго?!
- Ничего, - спокойно ответила Ривес. – Вам придется привыкнуть к такому. Это вам не «падальщиком» подрабатывать, - она специально сделала акцент на последней фразе, давая понять кварианцу, что она в курсе некоторых аспектов его прошлого. – Правда, это еще не самое страшное, - женщина кивнула в сторону трупа, - что можно увидеть.

Зитт молча уставился в ответ в ожидании. Настроение у кварианца рухнуло в одну секунду. Мало того, что под конец рабочего дня ему подбросили новую работу, но вот теперь еще и в его прошлом порылись.

- Что значит "не самое страшное"? - тихим голосом проговорил он
- Ну… Я надеюсь ты никогда этого не увидишь, - Клара чуть улыбнулась. – И не надо беспокоится насчет своего прошлого. Если ты здесь, чтобы начать новую жизнь, то я не буду тебе мешать. Даже могу помочь.
- Помочь? Ха-ха! - нервно посмеялся кварианец, - А вы психиатр? Нет? Очень жаль! Чувствую, что его-то помощь мне скоро понадобится. - Зитт хотел еще что-то сказать, но, словно не подобрав слов, лишь безнадежно махнул рукой - Просто давайте побыстрее закончим с этим, - устало проговорил он, подкатывая каталку с телом крогана к рабочему месту. Он приступил к подготовке инструментов и настройке приборов. Верить во что-либо хорошее, включая намерения Клариссы, у Зитта не оставалось никаких моральных сил.

Кварианец взял пинцет и начал аккуратно рассматривать места, где раньше у крогана присутствовали органы. Пытаясь детальнее осмотреть и оценить работу неизвестного, - Органы были изъяты довольно небрежно, вряд ли их планировали использовать впоследствии, - с этими словами Зитт начал осмотр репродуктивного органа крогана, а точнее того, что осталось от него - напичканный семенами кусок мяса с надрезами. Кварианец попытался вытащить одно из семечек, но рука начала дрожать. Тихо выругавшись, Зитт перехватил пинцет поудобнее, но кисть руки все равно не слушалась. Тогда он переложил пинцет в другую руку, но тут инструмент и вовсе выскользнул из пальцев. Нервы у Зитта не выдержали, и он, громко выругавшись, схватил пинцет и швырнул его в дальний угол помещения.

- Эй… что-то случилось? – тихо спросила Кларисса, осторожно коснувшись плеча кварианца и заглядывая в его глаза. Хотя это было условно. Его глаза она могла разглядеть лишь потому, что они излучали слабый бледно-лиловый свет и кроме них, под тонированным стеклом его шлема больше ничего нельзя было увидеть, за исключением тонких, еле различимых, черт лица. – Если не справляешься, я могу помочь тебе подыскать другую работу. Если же дело в чем-то другом… - она на секунду замолчала. – То прошу тебя сосредоточится. От того, что ты можешь обнаружить, зависит очень многое… Сможем ли мы быстрей поймать убийцу и успеем ли мы спасти больше жизней. Понимаешь?
- Я все понимаю, не нужно меня уговаривать, - ответил Зитт, разминая, руку. Он хотел было взять пинцет, но в последний момент передумал, взял кроганский член и шарахнул им о стол, отчего напичканные в нем семечки разлетелись во все стороны вместе с каплями крови. После этого кварианец брезгливо отложил орган в сторону и начал собирать семена.
- Ох,Фу! Ну и мерзость! - только и выговорил Зитт, закончив сбор, и вытирая руки, - Знаешь, я бы и сам нашел себе новую работу, да только вот в чем дело: комплектующие костюма со временем изнашиваются, а новые просто так не достать. Чтобы купить новые, нужно много денег. Чтобы были деньги, нужна высокооплачиваемая работа. А чтобы устроиться на такую работу, нужен большой опыт и навыки. И вот тут моя самая большая проблема: я ничего не умею. Трупы потрошить, взламывать, да шифровать - вот и все. А еще умею быстро бегать, порой это бывает жизненно важно, - усмехнулся Зитт, - Вот так и выходит, что раз нет хорошей работы, то нет денег. Нет денег - нет запчастей для костюма. Нет запчастей - считай, что ты труп.

Женщина свела брови и сочувственно взглянула на кварианца.
- Надо отдать тебе должное, - Кларисса надела перчатки и подошла к трупу крогона. Поморщилась. Вблизи противный тяжелый запах стал отчетливей. – Ты не пошел легким путем. Выбрал честный способ заработка… А мог дальше потрошить трупы для контрабандистов или выйти на улицу и начать воровать, - она увидела на полу семечко, которое пропустил Зитт, и подобрала его. – Не знаешь, от какого это растения?

- Без понятия, - пожал плечами кварианец, - я ж не садовод и не ботаник, - Зитт взял одно из зерен и попытался рассмотреть его поближе, - Похожие семечки были найдены в желудке у птицы, которую нашли внутри трупа коменданта. Кстати, о коменданте, - Зитт порылся в карманах и вытащил оттуда блок данных, - Вот отчет, но в целом могу пересказать дословно. В крови у турианца нашли следы сильного обезболивающего, так что когда из него вытаскивали кишки, он был еще жив. Похоже с кроганом тут то же самое, надо бы проверить состав крови, - кварианец на мгновение задумался, - Кстати, есть снимки с места, где нашли труп? Может на них еще что-нибудь схожее найдется?
- Конечно, - кивнула Кларисса. – Его нашли в местном ботаническом саду. - Она активировала инструментрон. На голографическом экране развернулось изображение. Мертвого крогана окружало множество растений и цветов. Сам он находился в сидячем положении, как будто поливал цветы. Так же, как и у коменданта, его поза была зафиксирована собственным кишечником. Из его рта торчало одно из его сердец. А рядом, на полу, был изображен все тот же странный символ, как и близ тела предыдущей жертвы.
- И вправду похоже на дело рук одного убийцы, - пробормотал Зитт, - Кстати, возвращаясь к коменданту: на его трупе нашли мелкие порезы, метод нанесения которых не удалось распознать. В остальном все схоже: издевательства над гениталиями, похожие символы около трупа, сами трупы обмотаны кишками, похожие семена. А также в обоих случаях убийца не стеснялся проявлять любовь к садизму, стремясь причинить как можно больше боли жертве.
- Такие же? – детектив указала на странные царапки на шкуре крогана.
- Трудно сказать. Это не внутренности, здесь я уже не особо разбираюсь, - вздохнул Зитт.
- Я опасалась этого, – Клара уперлась руками в бока, покачав головой и тяжело вздохнув. – Нужно составить подробный отчет. И сообщить капитану, что у нас завелся, похоже, еще один серийный убийца…
Ilostana
100 0%
Offline
1036
2015-04-30 в 0:49 # 45
Совместно с DV

Амира долго не могла забыть то видение.

«Длинные пальцы, кровь крогана стекает, но очень аккуратно. Она все всегда делает аккуратно. Семена немного рассыпались, сквозь щели дует, и ветерок разносит их по полу, да только турианка все одно – знай, ссыпает их в развернутую щель кроганского члена».

- Прорастут или нет? – Амира задумчиво провела пальцем по губе и вышла во двор. В последнее время ей отчаянно было холодно и покидать уже привычные стены клуба не хотелось совсем, хотя в этом, быть может, были виноваты видения. Такие живые и ясные, они стали приходить почти ежедневно, и видя лицо Гардии в своих мыслях, на картинах и вживую, азари уже не знала, где тяжелые объятия сна, а где холод реальности.
- Может, попросить у нее букет, как только они прорастут? – Амира переминалась с ноги на ногу, не оглядываясь в темный проем двери. Она просто знала, что Румб стоит где-то неподалеку, как обычно слегка взволнованный, и ждет, что она опять упадет.
Азари пальцами ухватилась за лямку комбинезона и принялась дергать за ниточку.
- Нет, не будет у меня букета, - разочарованно протянула она, когда ниточка, устав тянуться, порвалась. - Эта женщина с красивыми глазами, Кларисса, не даст им вырасти…
Румб, где-то позади, уронил бокал и чертыхнулся. Как весенний луч солнца Азари мягко улыбнулась и вприпрыжку отправилась в сторону кладовки.
- Чертовы пустые бутылки, - проворчал Румб, ногой сгребая радужные осколки в кучу. Из-под нижнего ящика кладовки тут же появился проворный мех, услужливо всасывая блестящие стекляшки в себя, словно алчный добытчик алмазов в далеких горах.
- Не грусти, Румб, - она провела рукой по его жвалам и обернулась. По лестнице, словно королева по своим владениям, плыла Гардия.
- Гардия, дорогая, я как раз озаботилась одним вопросом, который решить можешь только ты! – азари отряхнула впившийся в босую пятку осколок и поспешила навстречу.
Турианка устало посмотрела на неё.
- Что совсем никак без меня? - но заглянув в немного воспалённые глаза азари, Кринт поняла, что никак. - Сартр тебя дери, Ами! Вечно ты...! Румб, ты что?! Она ж босая ходит! Почему на полу разбитое стекло! - она злобно зыркнула на него. - И, да, наш разговор остаётся в силе, зайдёшь ко мне через пару часов, и убери тут всё! Живо! - она повернулась к азари и, взяв неугомонную под руку, повела в кабинет. Небольшой отрезок до кабинета они прошли молча, зайдя, турианка усадила чуть прихрамывающую азари на диван, а сама присела на угол стола и закурила.
- Так что тебя тревожит, Ами? - она затянулась и устало прикрыла глаза.
- Я подумала, Гардия, - азари рассеянно повела плечом. - Я тут подумала, прорастут ли семена?
Амира подтянула ноги под себя и откинулась на спинку дивана. Гардия явно была не в духе, но мысли или призраки видений никак не оставляли азари в покое.
Турианка одарила её тяжёлым взглядом, и, ничего не сказав, прошла к бару и плеснула себе турианского виски. Она сделала пару глотков, а затем затушила в бокале сигарету. Лукавить не было смысла, девчонка видела будущее, но и откровенничать она тоже не собиралась. Гардия сосредоточилась на Амире. Азари вызывала в ней сейчас противоречивые чувства и не всегда умеренные, но в то же время турианка не чувствовала угрозы. Ами не была напугана, она реально была озадачена.
- Откуда мне знать, я не вижу будущее... - пространно ответила турианка. - Почему тебя это так заботит? - она плюхнулась рядом с азари и немного приобняла её за плечи.
- Мне так хотелось цветов, а ты высадила их очень много… - азари положила подбородок на ладонь Гардии. – Вот я и подумала, может, ты отдашь мне букетик, чтобы я отвезла его сестричке на Тессию?
Упоминание о сестре внезапно всколыхнуло старые чувства, и вечер тут ж из спокойного и умиротворенного превратился в грозовой. Всполохи биотического сияния окутали фигуру Амиры, она выдохнула и с силой приложила руки к животу – в это самое мгновение она вновь почувствовала непрошенные и такие неприятные толчки, боль где-то внутри и злобу.
- Ты убила того крогана, Гардия… Убей их всех! Убей! – она согнулась пополам, захлебнулась в слезах, отчаянии и выдохнула. – Как хотелось бы мне иметь силы, но эти видения…
Турианка схватила её в охапку и прижала к груди.
- Не плачь, дитя! Никто не обидит тебя, пока ты со мной! - она нежно поглаживала её по гребням и тихонько урчала, как урчат маленьким турианцам, чтобы они уснули. Гардия взяла Ами за плечи и немного отстранила от себя. - Послушай меня внимательно, убивать без причины - это зло, а не правосудие. Тот кроган убил ни в чём неповинного человека, и наверняка убивал и раньше... - она осеклась - но это не значит, что другие кроганы в этом виноваты, Ами, - она взяла её за подбородок и приподняла так, чтобы их взгляды коснулись. - Мир полон боли и отчаянья, и это не изменить, я... я просто привношу баланс, стараюсь уровнять полюса, не дать боли захватить всё... Ты понимаешь меня, дитя?- бездонные янтарные глаза смотрели прямо в душу азари.
- Нет, Гардия, нет… - всхлипнула Амира и прижалась к ней сильнее. – Ты же понимаешь, не кроганов, нет… Не только их. Богиня! Ох, как мне больно, как душно, как горько! Ты знаешь этих существ. Ты чувствуешь их.
Она поцеловала сильную ладонь турианки и прижалась к ней щекой – не нужны были видения и духи, чтобы почувствовать, как сладко стекала кровь тех тварей по ее ладоням.
- Не нужны ароматы цветов, чтобы выследить их, Гардия, - Амира шептала страстно, почти отчаянно, стараясь запомнить всю палитру, чтобы уловить этот поток жизни и возмездия. – Ты почуешь их по вкусу боли, что оставляют они за собой, ты почуешь их по невинной крови, что осталась на руках их стекать пламенем зла и тьмы… Отомсти, Гардия. Отомсти им.
Кринт снова прижала девушку к груди. Она молчала и вслушивалась в бессвязный истерический поток слов. Она не могла понять, но это странное чуждое, синее существо было самым родным для неё в эти мгновения. Она легонько проводила когтями по её обнажённой спине, вдыхала её запах, ощущала бешеное биение её сердца. Ей хотелось спрятать ей от всей вселенной, каснуться её сознания, подарить этой истерзанной душе покой и свободу.
- Я не знаю, вырастут ли цветы, и не знаю, смогу ли я сделать тебе букет, но я знаю, что теперь в твоей жизни есть тепло. Тебя любят, Ами. Я, Румб и полюбят многие, кто заглянет в твою душу. Ты сокровище. Просто слепцам не дано увидеть. А лишённым слуха не дано услышать. Будь спокойна, дитя, я рядом, - она продолжала поглаживать её, а в душе нарастала необузданная ярость. Она снова ощутила на кончике языка запах того урода, что надругался над азари.
- Я благодарна тебе, Гардия Кринт, - прошептала Амира, подняла голову и поцеловала турианку в губы. - Я так благодарна тебе...
Азари снова спрятала лицо на груди Гардии, вслушиваясь в густое гортанное урчание, и закрыла глаза. Впервые за много дней чужие объятия погружали ее в глубокий сон без сновидений. Лучи, проникающие сквозь неплотно закрытые шторы, мягко скользили по двум фигурам - азари и турианки, что сейчас были близки друг другу как нежная мать и любимое дитя. И ничто не могло отныне разрушить эти чувства, ибо сегодня Духи и Богиня освящали этот дом.
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-05-01 в 23:51 # 46
Совместно с DV, Ilostana, Gordon_Freeman

Виктория стояла перед зеркалом и заканчивала накладывать макияж.
- Вики, ты идёшь? – окликнула её из прихожей Аннет Форестер – маленькая хрупкого телосложения крашенная блондинка лет тридцати, в коктейльном розовом платье, с уложенными красивыми мелкими кудряшками волосами - хозяйка дома.
- Сейчас! – откликнулась женщина, смахнула лишние пол-штриха помады с уголков губ, поправила складки золотисто-кремового одеяния, ещё раз оценила конечный результат своих почти двухчасовых трудов и пошла к выходу.
- Что она хоть из себя представляет, эта «Вертикаль»? – спросила Виктория, усаживаясь на заднее сиденье роскошного аэрокара.
- Ночной клуб, - лениво ответил Эндрю, супруг Аннет – среднего роста сорокалетний мужчина с широким лицом, тёмными, почти чёрными волосами и короткой аккуратно стриженной бородкой, - последнее время он стал достаточно приличным.
- Я доверяю твоему вкусу, Энди, - мило улыбнулась мадам Минтз, раскуривая сигарету.
Спустя полчаса они сели на стоянке аэрокаров ночного клуба «Вертикаль».
Чета Форестеров и Виктория вошли в главный зал клуба, Эндрю вышел чуть вперёд и повёл женщин к VIP-зоне.
Свет в зале был приглушён, играла лёгкая ненавязчивая музыка, по стенам, словно дивные бабочки, танцевали мириады разноцветных огоньков от светодиодных и лазерных стробоскопов и дискошаров.
- Я заказал нам столик как раз напротив сцены. Сегодня должна выступать хозяйка заведения - у неё прекрасный голос. Тебе обязательно надо услышать, Вики, - Эндрю облизнул кончиком языка свои тонкие губы.
- Она - турианка, - добавила Аннет.
- Турианка? - приподняла бровь Виктория. - А человеческие песни она знает? Я не хочу провести вечер, слушая турианский народный фольклор.
- Нет-нет, - ухмыльнулся Эндрю. - Она знает и человеческие песни тоже. Тебе должно понравиться.
- Хорошо, - ответила Виктория и закурила следующую сигарету.
Они расположились за столиком, нажали кнопку вызова официанта.

zzzz...
- Эй, Джейн, - потряс девушку за плечо Румб. - Звонок. Столик у сцены.
Девушка резко открыла глаза и выпрямилась, беря полотенце и поднос.
- Эм... - протянул бармен. - У тебя снова вся рука в крови. Что на этот раз?
- Да, по дороге в клуб привязался один алкаш, - отмахнулась Джейн, вытирая руку. - Вот и пришлось "пересчитать ему зубы".
Она прошла к столику, за которым сидели мужчина и две женщины в коктейльных платьях.
- Что закажем? - спросил Эндрю.
- Не знаю, - Виктория пожала плечами. - Я хочу что-нибудь, где мало калорий.
Мистер Форестер многозначительно посмотрел на официантку.
- Что у вас есть?
- Мадам, если Вы на диете, могу предложить суп из свежих тессианских рыбок, приправленный щупальцами ханара, - сказала Джейн. - А вы, сэр, что будете?
Джейн приготовила уни-инструмент для записи заказа.
- Звучит заманчиво, - пропела Виктория со снисходительной улыбкой. - Положусь на ваш вкус.
- А нам, - проговорил Эндрю, переглянувшись с супругой, - санвенскую камбалу под лимонным соусом, и какой-нибудь салатик.
- Под рыбу надо белое вино, - заметила Аннет.
- Я хочу шампанского, - сказала Виктория.
- «Вдову Клико» двадцатилетней выдержки, - заказал Эндрю. - И "Монраше".
- Шампанское розовое, пожалуйста, - добавила миссис Минтс. – Я надеюсь, у вас есть?
- Да, конечно. Это у нас имеется, - подтвердила девушка. - Заказ будет готов через полчаса.
Джейн пошла в сторону барной стойки.

- Вылезай оттуда, Ами, - устало рыкнул Румб азари, что, ловко поджав ноги, сидела ровнехонько под барной стойкой.
- Нет, - она насупилась и дернула лямку комбинезона. Листов с рисунками становилось все больше, только теперь это уже не были истерзанные фигуры многострадальных трупов, а чаще всего – внимательный взгляд турианских глаз и поле, усеянное тысячей цветов.
- Ты же там сейчас испачкаешься, - он присел на корточки и потянул на себя рисунки. - Отдай и вылезай.
Амира закусила губу и засмеялась - вокруг нее разноцветными мотыльками по потолку прыгали лучи светомузыки. Пожалуй, ее это забавляло.
- Ами... - Румб нахмурился и щелкнул жвалами, а потом, глядя на повеселевшее лицо азари, рассмеялся и сам. Амира щелкнула его по носу и ускользнула прочь, а ее тонкая рука, точно рука безвольной куклы, задела коробку с угольками и мелками - те тут же весело покатились по полу.
Джейн шла между столиков, задумавшись о своём. Уже подходя к барной стойке, она поскользнулась и упала на пол, хорошенько приложившись. Опираясь на руки, девушка начала подниматься. Вдруг она что-то почувствовала под ладонью. Убрав руку, она увидела цветной мелок и осмотрелась. Весь пол возле стойки был усыпан угольками и мелками. Джейн поднялась на ноги и, крепко сжимая мелок в руке, быстро направилась к стойке со словами:
- Где эта мелкая представительница синих девиц?
- Что? - Румб приподнялся из-за стойки и снова нахмурился. - О чем ты?
- Вот! - Джейн сунула ему под нос почти рассыпавшийся мелок. - Мне нужна эта азари, как там её... Ах да, Амира. Кстати, вот заказ тех людей – сделай всё, да побыстрее!
Джейн присела на стульчик и потёрла ушибленный лоб.
- Успокойся, Джейн, ты же сама понимаешь, что Ами... - начал было Румб, активируя омни.
- Вы что-то хотели? - азари скользнула за спину турианца и, сощурившись, принялась разглядывать Джейн. - Я тут потеряла красный... Без него никак не получатся маки на поле...
- Этот?! - показала Джейн мелок. - Ах ты, маленькая негодница. Ну, иди сюда. Сейчас я тебя воспитывать буду.
Джейн соскочила со стула, опрокинув его, и начала быстро обходить стойку.
- Ты злишься... - протянула Амира, еще не совсем понимая, что именно так рассердило девушку.
- Джейн! - Румб подпихнул азари в спину и приподнял руку в предостерегающем жесте. - Даже не думай.
- Лучше отойди, Румб, - сказала Джейн, продолжая идти. - Иначе не досчитаешься лицевых пластин.
Руки непонимающей происходящего Амиры вдруг окутали голубоватые всполохи, и Румб почти отчаянно притянул ее к себе.
- Ами, не нужно, Ами... - он склонился к ее уху и зашептал торопливо и горячо. Азари наклонила голову и свела брови на переносице.
- Я не хочу делать ей больно, - немного подумав, ответила она уверенно.
Глаза были красные от ярости. Джейн всё приближалась к турианцу. Румб прикоснулся губами ко лбу Амиры и вновь обернулся к разъяренной девушке, закрывая собой Амиру, и схватил официантку в попытке удержать.
- Тус маартешш, Джейн! Я тебя не буду предупреждать, попробуй хоть пикнуть при клиентах и вылетишь на улицу! - он сказал это тихо и угрожающе, очевидно не слишком беспокоясь о том, что тем самым может поранить ее чувства.
Красная пелена исчезла. Глаза снова засияли мягким изумрудным светом. Джейн разжала кулаки и сказала:
- Прости, Румб. Я... я не хотела.
Она прижалась к турианцу и тихонько начала всхлипывать.
- Все нормально, - Румб неловко провел ладонью по плечу девушки и оглянулся на двери кухни - оттуда появился невозмутимый мех с напитками в руках. - Иди, отнеси им...
- Нет, постой, Джейн, - азари ухватила девчушку за руку и пальцем провела по маленькой венке на ее запястье - жест получился извиняющийся и очень ласковый. - Мне жаль, что тебе было больно.
Джейн положила свою руку на маленькую ручку азари, потом взяла её и извиняюще нежно поцеловала. Затем она взяла поднос с напитками и понесла к VIP-клиентам.

- Что там за шум? – спросила Виктория, глядя в сторону барной стойки.
Привстав, Аннет увидела растянувшуюся на полу официантку.
- Кажется, она упала.
- Кто?
- Официантка.
Виктория нахмурила брови.
- Она пьяна?
- Не-е, - протянул Эндрю. – С тех пор, как руководить клубом стала мисс Гардия, здесь больше нет прежнего неадеквата.
Между тем, Аннет с превеликим любопытством продолжала высматривать, что происходит у барной стойки.
- Кажется, они сейчас подерутся.
- Кто с кем? – не поняла Виктория.
- Там какая-то азари. Официантка с ней спорит. Что-то не пойму… - она вгляделась получше, - кажется, у азари руки светятся биотикой.
- Серьёзно? – Эндрю привстал, чтобы тоже увидеть действо, за которым наблюдала его супруга. – А ведь правда, - он снова облизнул губы. - Надо будет сказать Гардии – это безобразие.
- Безобразие с азари неразлучны, - развела руками Виктория, стряхивая пепел в пепельницу. – За последнее время я в этом убедилась окончательно. Что ещё можно ожидать от народа, который целиком состоит из одних шлюх?
Мужчина расхохотался и сел обратно на своё место.
- Вики, ты как всегда точна в своих эпитетах!
- Похоже, они всё же мирятся, - сказала Аннет. – Да, турианец-бармен их утихомирил. И нам несут шампанское.
- Отлично, – сказала Виктория. – Я предлагаю забить на всех этих инопланетных уродов, и развлекаться!
- Полностью поддерживаю, - улыбнулась Аннет, поудобнее устраиваясь за столом.
- Вот ваш заказ, - сказала Джейн, расставляя бокалы.
Она наклонилась так низко, что её длинные светлые локоны закрыли её лицо от лица мужчины. Взяв бокал в руку и приготовившись поставить его перед ним, она как бы случайно чуть наклонила бокал. Немного шампанского вылилось на штаны мужчины. Тот опешил.
- Ой, я такая неловкая, - невинно сказала девушка. - Сейчас я всё вытру.
И попыталась полотенцем вытереть пятно. При этом также как бы случайно задела столик, и бокалы покачнулись, едва не опрокинувшись на женщин.
- Моё платье! – взвизгнула Аннет, хотя на неё не попало ни капли, и всплеснула руками.
Лицо Виктории побелело от гнева - она набросилась на неуклюжую официантку:
- Дура криворукая! Кто тебя только на работу взял!
Эндрю пытался стереть со своих брюк шампанское, но всё было тщетно: игристое вино уже успело впитаться в мягкую белую ткань, создавая впечатление, будто мужчина обмочился.
- Ты бестолочь! – орал он. – Ты… ты!!! – ему не хватило воздуха выдать всю подготовленную гневную тираду.
- Ой, извините, - обеспокоенно сказала Джейн, строя невинные глазки. - Я могу постирать вам брюки, только не говорите моей хозяйке. Кстати, вы слышали, как она поёт?
Мистер Форестер едва не подавился слюной, услышав подобные слова.
- Какая, к чертям собачим, хозяйка! Ты знаешь, сколько стоил этот костюм, идиотка?! Ты за всю жизнь столько не заработаешь!
- Пусть позовёт свою хозяйку, - процедила сквозь зубы Виктория. – Может, она заплатит за твои брюки, Энди, и за моё шампанское?
- Где Гардия?! – рявкнул Эндрю в сторону барной стойки.

- Не Гардия, а мисс Кринт, - позади мужчины раздался бархатистый голос, полный ледяного спокойствия.
Турианка стояла у него за спиной, крепко вцепившись в его правое плечо когтями.
- Что произошло? Вас кто-то обидел? - она продолжала удерживать его, не давая возможности подняться.
Джейн опустила голову и руки, увидев свою хозяйку.
- Здравствуйте, мисс Кринт, - поприветствовала она.
Эндрю дёрнул плечом в попытке высвободится, но турианка оказалась сильнее, чем он предполагал.
- Отпустите меня немедленно, иначе я устрою грандиозный скандал, и вы очень пожалеете, что объявились в наших местах, - тон мужчины с истеричного сменился на сухой и жёсткий, полный глубокой ненависти, которую он питал к подавляющему большинству представителей турианской расы и которую Эндрю даже не пытался сейчас скрывать.
- Мистер Форестер, последний скандал который вы устраивали, был пару дней назад в мужской туалетной комнате. Если я не ошибаюсь вы выясняли отношения с писуаром и угрожали ему судебным разбирательством, - она слегка ослабила хватку, но не отпустила его руку. - И так господа, что произошло? - Турианка стояла неподвижно, внимательно изучая, гостей - все они ей были знакомы, кроме одной. Молодая женщина, с не очень приятным запахом и вызывающим взглядом.
Цвет кожи на лице Эндрю перешёл из красного в бордовый, а затем в белый.
- Вы… да как вы… - слова застряли у него в горле. Внезапно осознав, что сейчас он серьёзно рискует потерять лицо в присутствии жены и их общей подруги, мужчина постарался взять себя в руки, что, впрочем, у него не особо получилось: - Ваша официантка, мисс Кринт, – он сделал ударение на слове «мисс», - полная и законченная идиотка. Она только что испортила мне новый костюм и оскорбила меня, мою супругу и нашу гостью. Я надеюсь, что вы это так не оставите!
- Я хочу, чтобы её уволили, - потребовала Виктория. – Или, по меньшей мере, строго наказали.
- Что я слышу. Мои дорогие гости, говорят что ты, мерзкое существо, набралась наглости, чтобы открыть рот? - турианка смерила тяжёлым взглядом девушку. Она отлично понимала, что руки у неё не из того места, но жизнь не должна ломать – она должна учить. - Простите, не имею, к сожалению, радости знать с кем беседую, - она обратилась к молодой женщине с не очень приятным запахом, и широко улыбнулась. - Но думаю, уволить её будет слишком просто, вам не кажется? Намного интереснее будет устроить ей экзекуцию. Вот мистер Эндрю подтвердит мои слова, он знает в этом толк, да мистер Эндрю? - она наигранно мило, и в то же время хищно улыбнулась.
- И-извините, мисс Кринт, - проговорила Джейн. - Я просто... Они сами виноваты!
Девушка резко ткнула пальцем в сторону разгневанных гостей.
После сказанного Гардией Эндрю уже не расслышал слов официантки.
- Вы омерзительный, мисс Кринт, - ответил он. – Прежде я был о вас сильно лучшего мнения.
Мужчина отвернулся от турианки, не имея ни малейшего желания продолжать разговор, опасаясь, что наружу выплывут его маленькие секреты, старательно сохраняемые от ведения жены.
Но Викторию её слова и поведение только ещё больше возмутили.
- Как?! – распахнула она свои прекрасные гневные голубые глаза. - Вы не знаете, кто я? Вы определённо не принадлежите к миру шоу-бизнеса, хотя старательно делаете вид. Виктория Эдит Минтз. Если вы имеете хоть какое-то представление от высоком, скандальном и популярном, вы должны были слышать про мой наделавший много шума проект «Эти галантные медузы или, как я полюбила ханара».
- Ах, это вы! - турианка прижал ладони к груди. - Как же как же, конечно я вас помню и знаю, но вот только не по достигнутым вами высотам в посредственных проектах, а по весьма впечатляющему дебюту в прессе, связанному с... Как же его ... Да ну и не важно! Вы всё равно мой кумир! Именно по-этому я хочу предложить вам уникальное шоу, - большие янтарные глаза турианки сверкнули. - Румб! – турианец, повсюду следовавший за хозяйкой, возник словно из неоткуда. - Свяжи её, - Гардия кивнула в сторону официантки.

- М-мисс К-кринт, что вы собираетесь делать? - испуганно проговорила Джейн, пятясь назад от надвигавшегося на неё турианца.
- Вы в своём уме? - выдохнула Аннет, которой происходящее уже начало казаться каким- то безумным фарсом.
- Гардия? - Амира почти незаметно провела рукой по плечу турианки. - Гардия, не нужно... Они не те, кто сделает больно.
Азари испуганно потерла босую ногу, переводя взгляд с женщины с бровями, как у хишной птицы, на мужчину с короткой бородкой. И он, и она излучали недовольство, да только никак не вязались с видениями тех, кому уготовано было дать рост цветам.
- От тебя пахнет смертью, - прошептала азари женщине. - Остерегись...
Лицо Виктории стало белым, как мел. Одного взгляда на азари хватило, чтобы заподозрить, что она явно не в своём уме. А сумасшедших Виктория боялась неимоверно.
- Что это за психичка? – женщина чуть отшатнулась в сторону.
- Это моя подопечная, она талантливая танцовщица, и предсказательница будущего, ещё ни разу не ошиблась, - Кринт приобняла Ами и хищно улыбнулась. – Изволите - и она совершенно безвозмездно расскажет вам о коротком пути гуманоида во Вселенной, вашем пути.
- Уберите её отсюда, сию же секунду! - заверещала Виктория.
Амира присела на пол, все так же испуганно глядя на озлобившуюся компанию. Напряжение нарастало, только Гардия казалась невозмутимой и спокойной - ее негодования выдавали лишь слегка прижатые жвала. Азари покосилась на Румба, но тот молчал, только устало вздыхал и потирал лоб.
"Надо бы ему сделать что-нибудь приятное", - подумала вдруг азари и машинально потянулась к мелкам в кармашке, да только ее отвлек взгляд прищуренных глаз Виктории.
Видя, как чокнутая азари замолчала и, видимо, более не намеревалась продолжать разговор, Виктория немного успокоилась и переглянулась с Аннет. Та едва заметно повела бровями. Взгляд Виктории ожесточился. Её душа страстно возжелала возмездия за только что пережитые оскорбления и ужас. И это желание устремилось по наиболее короткому и очевидному пути…
- Я вижу, мисс Кринт, у вас вся прислуга в клубе не знает, как себя вести, - сказала женщина, когда пауза продлились слишком долго. – А раз так – её следует лучше учить. Кажется, вы что-то хотели сделать… в плане воспитания…
В ней проснулся азарт, не будь которого, она никогда не смогла бы стать звездой в шоу-бизнесе. Она жаждала зрелища, она жаждала скандала...
- Вы позволите? - Турианка резким движением руки смахнула всё со стола. – Румб, - турианец послушно пропихал Джейн к столу, и ударив локтем в живот навзничь повалил на него. - Руки и ноги пожалуйста, - турианец снова не заставил себя ждать и, пока девушка корчилась от боли, он методично и не спеша распинал её на столе, туго привязывая тонкие запястья и щиколотки к ножкам столика.
Джейн согнулась пополам и сдавленно застонала, когда ей в живот пришёлся удар крепкого жёсткого кулака турианца. На глаза навернулись слёзы, окружающий мир поплыл перед глазами. Она смутно осознавала, что именно происходит, когда внезапно почувствовала, что её повалили на твёрдую поверхность. Пару секунд спустя резкая боль в запястьях, а затем – в щиколотках привела её обратно в чувство. Она поняла, что лежит на столе – том самом, за которым только что сидели VIP-гости. В глаза бил свет висевших над ней весёлых разноцветных фонариков. Играла приятная лиричная музыка. Страх, зародившийся где-то в области живота, быстро расползся своими липкими щупальцами по всему телу. Сдавило, словно в ледяном кулаке, желудок, перехватило дыхание, сердце забилось часто и громко, гортань сжало, давя крик и превращая его в тихий едва различимый стон, глаза широко распахнулись, в висках застучало, словно молот в кузнице, кожа покрылась холодным липким потом.
«Нет, - пронеслось у неё в голове, - это безумие!».
- Румб, что ты делаешь? – простонала она, увидев, как турианец, видимо, завязав последний узел, поднялся и, сделав шаг назад, замер, ожидая дальнейших распоряжений Гардии. Джейн перевела умоляющий взгляд на турианку.
- Госпожа Кринт… - чуть слышно прошептала она.
Амира выпрямилась во весь рост и скользнула за спину Румба, поникшего и молчаливого.
- Зачем ты это делаешь? - ей пришлось подняться на цыпочки, чтобы дотянуться до него и прошептать это на ухо. - Не нужно.
Он упрямо щелкнул жвалами и сжал кулаки. Амира потерлась носом о плечо турианца, отчего Румб напрягся еще сильнее.
- Ами, уйди отсюда, - прошипел он сквозь зубы. Клиенты, тот мужчина и две женщины, очевидно, не слышали их и сами негромко переговаривались, а Гардия невозмутимо сложила руки на груди. - Иди наверх, я обещаю, что скоро вернусь.
- Румб, ну она же... - азари склонилась над девушкой, погладила ее ладонь, жалея и желая помочь, но строгий взгляд Кринт заставил ее вздрогнуть. Амира прошептала одними губами: - Прости их, пожалуйста...
В следующее мгновение она порывисто обняла Румба, еще раз оглянулась на Викторию, перед тем, как покинуть зал, и сказала уже в голос:
- Есть Богиня, несущая возмездие. Я чую день, когда ты лишишься себя, прошлого и настоящего. Остерегись.
Виктория позеленела от страха и исступлённо заорала в ответ:
- Заткнись, уродка!
Губы её дрожали, дыхание было частым и тоже дрожащим. Мысли смешались в единый бессвязный поток. Она ощутила дикий, животный, первобытный ужас перед этой незнакомой, безумной азари. Как и большинство людей, Виктория страшно боялась сумасшедших, а на фоне событий последних месяцев её нервы и без того был расстроены до предела. Казалось, скажи ей азари ещё что-нибудь – и Виктория бы в панике сбежала бы из клуба. Но Амира ушла, и весь огромный ужас женщины сменился не менее огромной яростью. Она не привыкла прощать обидчиков и сейчас была готова сорвать зло на ком угодно.
Виктория посмотрела на Гардию, затем - на официантку, затем - снова на Гардию и прошипела:
- Вы мне за всё ответите...

Джейн зашевелилась на столе. Боль всё не утихала. Руки и ноги сдавливали тугие верёвки. Но эта боль одновременно мучала и успокаивала её. Ей было легко. Девушка как будто парила в воздухе и наслаждалась лёгким дуновением ветерка. Она приоткрыла глаза. Она всё также лежала под ярко мерцающими огоньками. И над ней всё также стояла начальница.
"- Боже! Когда же это закончится", - устало подумала Джейн.
Гардия подняла осколок хрусталя с пола и подошла к столу. Она прикоснулась к щеке девушки, и острые когти скользнули к её шее, оставляя глубокие кровоточащие борозды.
- Я заметила, что тебе не хватает воспитания и смирения, ты не знаешь что такое уважение и благодарность. Я расскажу тебе, что это, - небольшой мерцающий кусочек бокала впился в кожу девушки, меняя бриллиантовое мерцание на рубиновое. Турианка немного надавила и стала вычерчивать на теле девушки замысловатый турианский узор. Осколок двигался плавно, то немного погружаясь в нежную человеческую плоть, то просто, оставляя розоватые следы на коже.
- Прекратите... - сдавленно простонала Аннет, с трудом сдерживая рвоту. - Вы сошли с ума...
Виктория наблюдала за происходящим со злобно ухмыляющейся гримасой на лице. Она не испытывала к несчастной девушки ни капли сочувствия: выкуренные сигареты с "особой начинкой" сделали своё дело. Из всех эмоций Виктория сейчас была способна испытывать лишь самые низменные животные желания и чувства.
Эндрю же, видавший и не такое на арене боёв без правил и в VIP-комнатах первоклассных борделей, проявлял живой интерес к происходящему.
Джейн почувствовала резкую колющую боль в щеке. Затем она ощутила тёплую струйку крови, стекающую вниз. Она хотела поднести руку, чтобы вытереть кровь, но руки сдерживали тугие верёвки, о которых девушка забыла. Тогда Джейн попыталась что-то сказать, но из-за боли слова застряли в горле, и она только тихо прохрипела.
Аннет стояла бледная, как смерть. Видя, что она вот-вот завалится в обморок, Виктория усмехнулась и протянула ей пачку с сигаретами. Совершенно машинально женщина взяла одну, закурила...
Наркотик быстро проник через альвеолы лёгких в её кровь. Аннет употребляла наркотические препараты редко, а того, что содержался в сигаретах Виктории, не знала вовсе. Эффект наступил быстро. Женщина не заметила, как рвотные позывы начали стихать, а затем и вовсе исчезли. Отвращение к происходящему вытеснило тупое ощущение полного безразличия ко всему вокруг. А потом Аннет почувствовала лёгкий азарт...
Когда хрупкое лезвие закончило свой танец в зоне декольте, турианка отступила на шаг, немного потеребив жвало, и оценивая свой набросок. Она осмотрелась. На подлокотнике кожаного кресла в котором сидел Эндрю, стоял забытый хозяином бокал, наполненный белым вином. Кринт подхватила его двумя пальцами и плеснула благородный напиток на саднящий узор на теле Джейн.
Девушка издала протяжный стон и забилась на столе. Пара завсегдатаев VIP-зоны, проходя мимо, задержались, увлечённые происходящим.
- Румб, освободи её от оков одежды: они, как ни странно, сдерживают мою фантазию, - турианец послушно подошёл к девушке. Его когти заскользили по внутренней части её бёдер, и стали прикасаться, через тонкую ткань нижнего белья, к её нежной плоти. Одно движение и небольшой клочок ткани скользнул под стол.
- Нет! Нет! Не трогай меня! Не трогай там! - взмолилась девушка, но Румб выполнявший вполне привычные распоряжения хозяйки, остался безучастным.

- А вы действительно мастер устраивать шоу, - сказала Виктория, глядя на Гардию и раскуривая следующую сигарету. Губы женщины нервно подрагивали, в расширенных зрачках плясали бесовские огоньки. - Вы - настоящая находка. Тот самый алмаз, который вечно находят в дерьме. Долго собираетесь в нём прозябать со своими, - она кивнула на официантку, - маленькими радостями?
Когти турианца продолжили свой путь под одежной девушки, и достигнув талии, изнутри с треском её разорвали, оголив небольшую, но упругую грудь, плоский живот, и раскрасневшуюся и увлажнившуюся от турианских когтей "расщелину".
- Мадам, я стараюсь для вас, и не только. Моя задача - доставлять радость и наслаждение моим гостям, - глаза турианки сверкнули и она, облизнувшись, бросила голодный взгляд на женщину. - Ну вот, наконец-то столько места для творчества.
- Ну, тогда творите, - сделала Виктория широкий жест рукой. В её голове уже созрел гениальный план триумфального своего возвращения в мир шоу-бизнеса. Но упускать возможность полюбоваться зрелищем ей тоже не хотелось.
Гардия наклонилась над девушкой, опираясь о стол, и не отрывая горящих янтарных глаз от молодой женщины, облизнула пульсирующий живот Джейн.
- Ну что, господа, кто желает оставить автограф на этом нежном теле? Есть на выбор клинок, воск, раскалённый металл, и даже кислота, - Гардия подошла, подала знак Румбу. - Ну и, конечно, эксклюзив... Уникальное приспособление нашего века – электрошок.
- Клеймо... - с придыханием сказал Эндрю, нервным движением руки расслабляя галстук. Он видел, что его жене уже глубоко плевать на то, что твориться сейчас перед ними. И ему хотелось принять участие в действе.
- А ты эстет, Энди, - поговорила Виктория и снова повернулась к Гардии. - У меня есть к вам деловое предложение, мисс Кринт.
- Я вся во внимании... - проурчала она, не сводя с женщины глаз. В это время Румб, не спеша и изящно удерживая его на одной руке, нёс серебристый поднос, на котором была чугунная ступка с раскаленными углями и аккуратно разложенные на красной бархатной салфетки медные перья. В другой руке он держал лазерный скальпель, которым небрежно размахивал.
- Как я отношусь... - турианка выпрямилась и покосилась в сторону Румба. - Наверное также как к развязным уличным шлюхам. Они яркие, привлекают внимание, с ними зачастую происходят забавные вещи, но внутри они грязные и загнивающие существа, которые давятся своим ядом и задыхаются от собственного зловония, - Она хищно улыбнулась и перевела взгляд на Эндрю. – Ну, мистер, удачный вечер, какой инструмент предпочтёте? Древний и изысканный или современный и технологичный? - Гардия облизнулась, и призывно проскребла когтями по вздымающемуся животу девушки. От прикосновения её когтей кожа покрылась мурашками, Джейн издала сдавленный стон и повторила тщетную попытку вырваться. Она жадно хватала воздух и судорожно оглядывалась по сторонам. От холода и напряжения её соски стали твёрдыми и упругими, по тему пробежала дрожь, а в низу живота она ощутила горячее давление.
- Жаль… Очень жаль, что у вас такое мрачное представление о моём мире… - с наигранным разочарованием вздохнула Виктория и стряхнула пепел в пустой стакан из-под вина. - Ведь я хотела предложить вам участие в одном… интересном проекте, в котором вы могли бы сыграть главную роль, прославиться, заработать много денег и вести богатую жизнь, ни в чём себе не отказывая.
Тем временем, мужчина взял чуть трясущейся от перевозбуждения рукой раскалённый докрасна металлический прутик, выбрал незапачканный кровью участок нежной белой кожи на внутренней стороне бедра Джейн и прижал к нему пылающий кончик прутика. Девушка издала дикий вопль и выгнулась дугой на столе. Зашкворчали и начали обугливаться ткани, воздух наполнился тошнотворным сладковатым запахом горелой плоти.
Бросив быстрый взгляд на извивающуюся на столе девушку, Виктория вновь посмотрела на Гардию: она ждала её ответа. Насрать, что та – турианка, что сама она ненавидит их расу. Разве принято в мире звёзд обращать внимание на подобные мелочи? Виктория уже видела в ней главную героиню своего нового проекта – скандального и искромётного шоу для истинных ценителей высокого искусства. Да, в этот раз она создаст действительно уникальную программу, какие идут в прямом эфире по платным каналам глубокой ночью. И сорвёт настоящий джек-пот.
- Прошу меня извинить мисс Минтз, но я сейчас, к сожалению, уже участвую в весьма интригующем, опасном и местами завораживающем проекте, который даёт мне эксклюзивную возможно не отказывать себе только в том что я действительно хочу. И этот проект – моя жизнь. А что касается славы, я не стремлюсь к ней, скорее даже обратное. Слава это продукт массового потребления, сегодня она есть, а завтра её нет. А вот когда ты даришь свой талант ценителям, это оставляет след в тебе и именно это дорогого стоит. Дороже денег, - она сделала интонационный акцент на последней фразе.
Гардия со слабо скрываемым наслаждением вдыхала запах горящей плоти. Она наслаждалась, ощущая пластинами и оголёнными участками своей бархатистой кожи, нарастающее в воздухе напряжение. Букет из феромонов представителей разных рас, словно струился по её телу. На мгновение турианка замерла, её жвала нервно дёрнулись, когда где-то внутри, зашевелилась алчущая и клокочущая жажда. Жажда её внутреннего зверя, жажда карающего хищника.
Кринт собралась и переключила своё внимание на женщину.
- Не хотите оставить свой автограф мисс Минтз? - Турианка протянула ей раскалённое медное перо.
Виктория взяла его в свободную руку и, почти не глядя на официантку, черканула на её животе маленькую галочку, обозначавшую букву «V». У Джейн уже не было сил на крик. Она только жалобно застонала в ответ на очередную пытку. По щекам её текли слёзы, и тушь окрашивала их в чёрный цвет.
- Печально, - Виктория загасила в стакане остатки сигареты. – Впрочем, я не тороплю вас с ответом. Подумайте… Решитесь – я буду рада.
Она улыбнулась Гардии одной из самых очаровательных своих улыбок и повернулась к Эндрю.
- Ты закончил развлекаться с этой шлюшкой?
- Да, - мужчина вытер со своих лба и шеи капельки пота, а розово-жёлтое пятно на брюках успешно скрыло появление новой жидкости, исторгнутой телом на пике наслаждения от вида обнажённого, вздрагивающего в рыданиях девичьего тела.
- Тогда пойдём отсюда. А то Аннет уже дурно от местной духоты и вони.
- Всего доброго господа, заходите к нам ещё, - Гардия подмигнула Эндрю и одобрительно кивнула. - Румб, отнеси это в подсобку я скоро подойду, - она смерила несчастную прохладным взглядом, и бросила в след уходящих гостей полный янтарного яда комок ненависти.
Metal_Naklz
86 0%
Offline
2445
2015-05-13 в 1:09 # 47
Михаил ехал на БТРе с остатками подразделения по прериям, их часть официально больше не существует, а все из-за европейских генералов, что готовы пожертвовать всеми, лишь бы прикрыть свою задницу. Перераспределение было быстрым, и Гросснера вместе с еще пятью бойцами отправили обратно на фронт, к бригаде войск, преимущественно состоящих из русских колонистов. Севере мысленно ухмыльнулся. Этот своеобразный менталитет он знал не понаслышке, его мать была с Земли, с Сибири, и привила в нем много качеств, которые не понимал отец, колонист с американскими корнями. Да и сама бригада была не безызвестной, самая результативная на этом участке фронта. Почему? Сложно сказать. От размышлений его отвлекло плавное торможение техники.
- Приехали, на выход.
Михаил взял свое снаряжение и мигом построился в ряд с остальными бойцами. Майор, судя по отличительным знакам, смотрел на новоприбывших, на лице у него были отметки от когтей турианца чуть ли не на пол лица.
- Ровнясь! Смирно! – произнес он,- добро пожаловать в самое пекло, где нет поддержки с воздуха, где нельзя будет положиться на вашу бравую,- это слово он произнес скорее язвительно,- космическую артиллерию, где нехватка снарядов и частый перегрев оружия обычной дело. Здесь, на этом кусочке земли мы выстояли неодну контратаку этих нелетающих общипанных птиц,- видимо, майор имел ввиду турианцев,- и поверьте мне, именно здесь сталкиваются лучшие из лучших, если вы были направлены ко мне, значит, за вами есть хороший послужной список. Вас определят по казармам, выполнять приказы старших по званию. Все ясно?
- Сэр, так точно сэр!
- Никаких сэров, а теперь… Разойтись!
_________________________________________________________________________________
Назойливый звонок прервал очередной кошмар Севере. Еле активируя свой омнитул, он устало произнес: «Слушаю».
- Господин Гросснер? – раздалось в омнитуле.
- Хм… - голос звонящей ему был явно знаком, секундное замешательство и он вспомнил, - а-а, Кларисса, доброй ночи, что-то случилось? - Михаил поднялся с кровати, заинтересованный этим звонком.
- Простите, я вас разбудила. Думала, вы еще не спите.
- Ничего страшного, я полагаю, появилось какое-то дело ко мне? Не уж-то о том странном похитители органов, что так растиражировала желтая пресса?
- Нет. Не о нем… - устало ответил детектив. - У меня новое расследование. Журналисты еще не успели пронюхать о нем. Похоже, в колонии появился еще один убийца. Я не уверена… В общем, дело зашло в тупик и мне снова нужна ваша помощь. Когда бы мы могли встретиться и поговорить?
- О-о, а это уже интересно, - Гросснер заинтересовался этому не на шутку. Как так, еще один маньяк? - но я не могу что либо сказать пока не увижу дела этих двух убийц, если конечно их двое, а не один, встретиться... На днях будет торжественный праздник в связи с новым комендантом, знаете, где будет проходить сие мероприятие?
- Э-э-э… - женщина замялась, поняв, о каком мероприятии говорит Михаил и что он хочет ей предложить. – А может где-нибудь в другом месте и в другой день?
- Милая Кларисса, вы не в том положении, что бы отказываться от предложенного мною места, - Гросснер ухмыльнулся, ощущая безысходное положение детектива, - раз вы меня потревожили, то, я полагаю, мы можем пропустить по одному бокалу на том мероприятии в качестве ваших извинений за беспокойство.
- Хорошо, господин Гросснер. Встретимся там или…? - было слышно ее тяжелый вздох.
- Да, на мероприятии, можно у входа, буду ждать вас за десять минут до начала непосредственно мероприятия.
- Тогда увидимся там. Доброй ночи и еще раз просите, что разбудила вас.
- Ничего страшного, Кларисса, бывает всякое.

Михаил отключил связь, но спать не хотелось, там бы вновь пошел страшный сон о тяжелом бое… Кошмары вновь достигли того пика, на котором хоть сколько ложись спать, будешь видеть страх, кровь, отчаяние, месть и месиво. Собравшись с мыслями, Севере позвонил той самой плохо играющей флейтистки.
- Здравствуйте Аннес, я восхищен вашей игрой, давайте встретимся сегодня ближе к часу ночи, - после чего назвал место встречи, - Я вам предлагаю контракт, нет, он выгоднее, да, давайте обсудим все при встрече, - человек отключил связь и ухмыльнулся. В такие моменты он благодарил судьбу за стечение обстоятельств, композитор со своим оркестром решил задержаться, да и номер этой бездарной флейтистки, что достался задаром. Быстро одевшись, он взял с собой объемный рюкзак и направился на место встречи.

Она уже стояла под одиноким фонарем среднего района. Схема была простой и заезженной, выработанной за годы. Севере присмотрелся к жертве, стоя чуть поодаль в тени. Народу было минимум. Выйдя из тени, он направился к ней, подойдя почти вплотную, человек сконцентрировался и применил стазис на ее легкие. Девица сразу же стала задыхаться, норовясь сесть на землю, но Михаил подхватил ее, не дав флейтистке упасть.
- Ух, вам плохо? Давайте я вас провожу в медпункт, тут не далеко, - Гросснер помог ей встать, как раз короткая продолжительность биотики закончилась.
- Кха… Что со мной? У меня таких приступов не было никогда.
- Такое бывает, тут климат своеобразный и туристам и новоприезжим тяжело бывает адаптироваться, поначалу не замечаешь, а потом… У-у…- Севере поддерживал девушку, уходя вглубь темных уличек, ближе к промышленной зоне.
- По моему, мы идем не туда,- беспокойно оглянулась флейтистка.
- О нет-нет, мы почти дошли,- ответил ей человек.
Михаил вновь применил короткий стазис на ее лёгкие.
- Черт, все намного хуже, у нас мало времени,- Севере завёл ее на заброшенную стройку. Страх задохнуться не давал девушке сориентироваться, и она слепо полагалась на него, надеясь, что человек ей поможет. На секунду ей показалось, что человек не с ней. Вдруг флейтистка ощутила резкую боль в голове, отчего и упала, не найдя опоры. Гросснер ухмыльнулся, отбрасывая кусок арматуры, и присел над жертвой, переворачивая ту на спину.
- О, ты жива, прекрасно, не надо будет тебя в чувства приводить,- Михаил вновь ухмыльнулся, подмечая, что на этот раз силы рассчитал правильно.
- Что вы собираетесь делать?- взволнованным, болезненным голосом спросила девушка.
- Вряд ли вы представляете,- ухмылка так и не сходила с его лица, кожаные перчатки легонько коснулись ее щеки,- ваша красота просто восхитительна, но игра на нежном и чувственном инструменте оставляет желать лучшего,- он резко зарядил пощечину, стаскивая рюкзак. Флейтистка попыталась подняться, но Севере ударил в грудь, лишая ее воздуха,- не-ет, ты никуда не уйдешь,- Севере достал из рюкзака турианский клинок, потертый и, по-видимому, с войны первого контакта,- знаешь, я когда то тоже играл на музыкальном инструменте, и так же плохо как ты,- он заморозил стазисом ее ноги,- и знаешь что? – его рука скользнула по ее шее, пока хищный взгляд смотрел в глаза девушки.
- Что?- флейтистка всхлипнула, немного дрожа, ощущая, как рука дошла до края ее одежды.
- Твоя красота вскружила голову одному из продюсеров, поэтому твоя никчемная игра и проникла в самые верха,- Гросснер резко занес клинок над ней, она заорала, но совсем не надолго, маньяк заткнул ей рот, одним резким движением разрывая одежду, местами задевая кожу.- тише-тише, твои крики все равно здесь никто не услышит, охранники спят, а другие давно уже разошлись. Оу! Твои ноготочки такие острые и страстные,- с наслаждением произнес Михаил в ответ на то, что девушка вцепилась в его руку,- да, ты красивая, но красота не правит миром, ее можно отнять, в один момент,- лезвие опустилось на живот Аннесы и стало нежно блуждать, еле-еле цепляя кожные ткани. – Такое блаженное тело…- он бережно отложил клинок, после чего нежно прикоснулся к ее животу, медленно и аккуратно спускаясь к ногам. Севере запрокинул голову, прикрывая глаза. Как давно он не прикасался к человеческой женской плоти. Пальцы добрались до сокровенной зоны, и маньяка как ошпарило,- так все, нежности закончились,- он вновь взял в руки клинок и нагло сел ей на живот. Местами на грудной клетке у девушки сочилась кровь. – Твоя красота слишком опасна для хорошей музыки, твои пальцы так неуклюжи, что тоя мелодия превращается в ад для тех, кто умеет слушать. Я так настрадался, сидя на концерте… Но жизнь учит нас, что за все приходится платить, и сейчас… Ты будешь расплачиваться своей красотой.

В глаза флейтистки читался страх, Михаил прикрыл глаза, взяв поудобнее клинок.
- Ну что, начнем?- лезвие коснулось щеки девушки. Маньяк стал надавливать на клинок, медленно разрезая плоть. Аннес яростно сопротивлялась и пыталась закричать, но ее попытки были тщетны, Севере перенес клинок на ее лоб, где так же медленно и со вкусом разрезал кожу,- твоя красота никому больше не принесет вреда, ха-ха-ха, - он смотрел на ее слезы, наслаждаясь ими, закончив со лбом, он резко резанул по ее носу. – Понимаю, больно, но за все свое плата, ты не находишь?- он убрал руку с ее рта, девушка закричала, Гросснер прикрыл глаза наслаждаясь ее криком , -да, еще, громче!- он дал ей пощечину по новоиспеченной ране, после чего прижал ее руки к земле и склонился над ней,- твоих криков кроме меня никто не услышит, сколько не проси, это промышленный район, тем более эта часть заброшена,- он ухмыльнулся и легонько поцеловал ее в губы,- что, не нравится? Так и знал,- наигранно произнес Севере и оттянул ее нижнюю губу, после чего медленно стал клинком отделять. – ну вот, от твоей красоты уже не осталось и следа,- он улыбнулся.
- Ожалйуста… Отустите!- взревела девушка, без нижней губы произносить слова стало намного сложнее.
- О нет, это только начало… За свою красоту ты расплатилась… А теперь… За плохую игру на флейте,- он вновь зажал ей рот отложил многострадальный турианский клинок и взял в руки камень, что лежал буквально здесь же. -Твои отвратительные пальцы больше не смогут играть на хорошем музыкальном инструменте.- человек с размаху ударил по кисти руки камнем. Послышался хруст, но Михаил продолжил бить по ее руке и пальцам до тех пор, пока рука не превратилась в кровавое месиво, - такс…О, я же забыл, у тебя же есть еще одна рука,- он ухмыльнулся, подбросив окровавленный камень и ловко поймав его,- ты наверное прекрасно чувствуешь, как твои солоноватые слезы проникают в твои раны на лице, придавая пикантной боли, м-м? – Севере переложил камень в другую руку, и начал с такой же манией ломать вторую руку, придерживая рот девушки. Хруст костей и сухожилий придавал некое наслаждение Гросснеру. Девушка потеряла сознание.
- Так, милая леди… Мы с тобой еще не закончили,- человек достал из рюкзака нашатырь и повел перед ее окровавленным носом. После чего аккуратно заморозил стазисом часть нервных окончаний, что бы девушка вновь не упала в обморок от боли. – Расплата еще не закончена милая, что бы играть на своем музыкальном инструменте, ты используешь помимо рук и легкие.
Михаил вновь ухмыльнулся и прикоснулся лезвием, которое он успел сменить с камня, к ее грудной клетке, после чего начал медленно разрезать плоть вдоль тела. Жертва вновь заорала, но от ужаса, боль она пока что не чувствовала.

- Ты думала, ты останешься жива? Ну… Как тебе сказать, не хочу огорчать, но ты ошиблась,- Севере улыбнулся, - стазиса хватит ровно на одну композицию, ты уж не серчай, но каждой музыкальной жертве я играю свою любимую мелодию, криво, не лучше таких как ты.- он достал из рюкзака скрипку, - наслаждайся,- Гросснер подмигнул Аннесе. Прикрыв глаза, человек начал отдаваться музыке, играя что-то грустное, но при этом нежное, не взирая на то, что иногда Михаил не попадал в ноты, на слух мелодия воспринималась очень даже неплохо. Музыка проникала в душу, в каждую клеточку тела, было видно, что он играет не просто так, а с наслаждением, от души, выкладываясь по полной, казалось, что он действительно прекрасно играет. Плавные движения смычка сменялись резкими и обратно, маньяк двигался в такт мелодии. Казалось, что вот он, талант, в таком монстре, что можно было бы его обучить чуть лучше, и достиг бы Севере совершенства. Лучи одной из лун освещали его темный силует на фоне остова недостроенного здания. Картина была завараживаюищей, даже жертва, неожиданно для себя на секунду отвлеклась от чудовищной боли, пытаясь прочувствовать мелодию. Но… Все оборвалось так же быстро, как и началось, ко всему прочему, стазис перестал действовать и девушка заорала от нового прилива болезненных ощущений.
- Спасибо,- он поклонился,- я знал, что тебе не понравится моя ужасная игра,- явно наслаждаясь ее муками и криками, - ладно, ты мне еще живой нужна,- он вновь применил стазис, после чего аккуратно, нежно и трепетно, словно это какой-то тонкий хрусталь, что может разбиться от любого резкого движения, убрал скрипку обратно в рюкзак. Взяв нож, Михаил вновь ухмыльнулся.
- Что ж, лирическое отступление мы закончили и… Вернемся к твоим легким… М-м…Ребра с грудиной… Знаешь что самое печальное в твоих окровавленных красивых костях? Они тебе больше не понадобятся, - взяв многострадальный камень, Севере замахнулся и ударил по грудине, с целью сломать кости. Со второго удара у него получилось задуманное. – Как сердце бьется, увы, такому красивому набору мышц осталось сокращаться не долго, совсем недолго.- он ловко оделил одно легкое, принося боль девушке. – Представляешь, сейчас тебе стало намного тяжелее дышать, тебе просто катастрофически не хватает воздуха… Не хочешь посмотреть на свои кишки перед смертью? Нет, думаю это слишком,- Гросснер легонько коснулся ее сердца, немного сжимая и затрудняя поток крови в ней,- чувствуешь? Примерно так же я чувствовал себя, когда ты так противно играла на флейте,- человек вытащил из рюкзака несколько пакетов, в один из которых сложил легкое,- прошу извинить, сейчас тебе будет больно, и… смертельно, увы, я не буду сжаливаться над тобой так что… Я убираю стазис полностью с тебя,- он ухмыльнулся, она заорала с новой силой, а он ловко отделил второе легкое, после чего сердце Анессы остановилось, а Севере без брезгливости сложил в другой пакет второе легкое, тщательно все обернул еще двумя пакетами и поместил в рюкзак, как и клинок. Собравшись и проверив все, Михаил отправился прочь. Теперь… Его душа успокоилась, а вот насколько? Неизвестно, но… Кошмары не будут его докучать некоторое время.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
Shelest
108 0%
Offline
5782
2015-05-13 в 2:11 # 48
Совместно с LEXA3228, Metal_Naklz.

Кларисса пересекла порог своего офиса уткнувшись в дейтапад. Дойти до кабинета и спокойно почитать, сидя за рабочим столом, отчет, который ей предоставил Зитт, у нее не хватило терпения. Она не сразу заметила присутствие напарника. Еще не привыкла к тому, что теперь она работает не одна.

- Что ты здесь делаешь? Твоя смена закончена, а за сверхурочные нам не платят, - турианец почему-то не отвечал и даже не поднял взгляд на Клару. – Сайлас?

В ушах играла не сильно громкая, успокаивающая, музыка разных композиторов, голова изредка еле подёргивалась в такт композициям. Турианец внимательно всматривался в фотографии мест преступлений, изображённые на голоманиторах. Сходства преступлений было на лицо. Оставалось только всё хорошо проанализировать.

Внезапно он почувствовал, что кто-то коснулся его плеча. От неожиданности Номек вздрогнул и резко повернулся в сторону нарушителя его раздумий.
– Кларисса, что-то случилось? – активировав иструментрон, Сайлас выключил музыку.
Женщина вскинула бровь.
- Да, убийство, - она потрясла дейтападом, показывая, что отчет от медэксперта готов. - А ты тут развлекаешься сидишь.
– Нет, иногда под музыку лучше думается, и я помню про крогана. Такие убийства редко забываются, – сделав пару манипуляций на терминале, на противоположной стене активировался большой голомониор, с изображёнными фотографиями мест преступлений коменданта и крогана. – Как ты уже поняла убийца один и тот же, подчерк очень похожий и такой же символ, оставленный рядом как визитная карточка, – нажав на пару голокнопок на мониторе увеличились две фотографии. – Мне этот символ кое-что напомнил. Им оказался знак турианской колонии Таэтрус. От сюда я могу сделать два вывода: либо наш убийца турианец, либо разумный, который без ума от турианской культуры.
- То есть это нам ни о чем не говорит, - после секундной паузы, сделала вывод Кларисса, вскинув руками. – Ладно. Оставим это на заметку. Кстати, личность крогана уже установили?
– Да, – снова пощёлкав по голоклавишам терминала, на большом голоэкране сменилось изображение, представив дело искомого крогана. – зовут Гататог Амар, 305 лет по человеческому летоисчислению, наёмник. В Хейлос прибыл около полутора лет назад. Всё это время работал телохранителем какой-то большой шишки в Эдрасе. Неоднократно привлекался за участие бандитских разборках, грабежах и разбоях, но каждый раз выходил под залог. Примерно месяц назад, из-за какого-то инцидента в банде, его выгнали оттуда, оставив почти без денег. На этом всё.
Кларисса подошла ближе к экрану.
- И какая может быть связь между простым наемником и комендантом колонии? – спросила Кларисса. Хотя этот вопрос она адресовала себе. В ее голове уже начали крутится мысли, пытаясь выстроиться в определенную схему. – Что их могло объединять? – она начала перелистывать фотографии, списки с именами. И чем больше она задумывалась, тем больше все это становилось похоже на полную бессмыслицу. Остановилась на одном из изображений, где крупным планом были засняты странные тонки порезы, которым Зитт не нашел объяснения. – От чего это может быть? – Клара повернула голову, обратившись к Сайласу.
– Я не знаю, – турианец пожал плечами. – Список предметов, с помощью которых преступник мог это сделать, может быть очень большим. И кстати, Амар сейчас проходит по делу о грабеже цветочного магазина в качестве главного подозреваемого. Камеры наружного наблюдения, с разных сторон улицы, засекли его рядом до и после ограбления.
- Цветочный магазин? Ребята наверняка уже в курсе, что их единственный подозреваемый… – Клару внезапно осенило. – Кажется я знаю, кто может в поиске мотива убийства. Я свяжусь с владельцем этого магазина. Он помогал мне раньше с некоторыми делами…
- Кто он вообще такой?
- Михаил Гросснер. Владелец сети цветочных магазинов.
- А ты уверена, что можно вот так раскрывать подробности гражданским?
Кларисса повернулась.
- Считай, что я обращаюсь за помощью к консультанту.
- Ладно, - отмахнулся Сайлас.
- Что с Павусс?
- Сама взгляни, - Сайлас протянул Кларе дейтапад с отчетом. – Все чисто, как стеклышко или недоступно.
- Ну еще бы… – Клара подошла, чтобы забрать планшет и мельком пробежалась по тексту. - Ты все проверил?
- Я воспользовался теми ресурсами, которые у меня были. Детективы из центрального участка тоже ничего не нашли.
- Да нет. Они нашли, - раздраженно отрезала женщина. - Просто им сказали заткнуться.
- Значит мы тем более ничего не можем, - Сайлас дернул жвалами и как-то разочарованно взглянул на напарницу.
- Нет, я могу, - твердо произнесла Ривес. - Воспользуюсь своими связями и подергаю информаторов, может что-то удастся откопать. Сам знаешь, когда все так чисто в чьем-нибудь досье, значит есть целое кладбище в шкафу.
Сержант согласно закивал, затем приоткрыл рот, хотя еще что-то сказать. Клара ожидающе посмотрела на него.
- Кстати… ты не в курсе, почему все дела детектива Рашуса засекретили после его смерти?
- Рашус мертв? – удивилась детектив.
- Убит, - кивнул турианец. – А что ты его знала лично?
- Нет, - женщина покачала головой. – Я слышала кое-что о нем...
- Я как-то с ним пересекался. Он был хорошим полицейским... А его убили среди белого дня, на глазах у кучи свидетелей в космопорте. Жестоко расстреляли…
Ривес нахмурилась.
- Похоже он обнаружил что-то серьезное. Никто просто так в наглую не будет убивать полицейских. А раз его дела засекретили, возможно кто-то повыше ими занялся. Или всех опять заставили заткнуться, - Клара пожала плечами.
- У него остались жена и дети… - Сержант вздохнул, пошевелив надбровными пластинами.
Кларисса выдохнула, понимающе смотря на Сайласа.
- Я попробую что-нибудь узнать.

Сайлас потянулся, и смачно зевнув во все свои клыки, встал из-за своего стола. Закинув свою небольшую сумку на плечо, он посмотрел в сторону Клары.
– Может подвести до дома?
– Нет. Мне надо кое-что доделать, затем тоже пойду домой.
Номек, кивнув, направился к выходу.

Прежде чем звонить мистеру Гросснеру, Кларисса взглянула на время. Вроде не слишком поздно и он наверняка еще не спал. Она активировала инструментрон и нашла в списке контактов нужный номер. Нажала вызов.

Через непродолжительное время на том конце отозвался немного возбужденный, но при этом заспанный голос:
- Слушаю.
- Господин Гросснер? – осторожно спросила Клара, поняв, что напортачила.
- Хм.. А-а, Кларисса, доброй ночи, что-то случилось? - на том конце провода была какая-то суета и шуршание.
- Простите, я вас разбудила. Думала, вы еще не спите.
- Ничего страшного, я полагаю, появилось какое-то дело ко мне? Не уж-то о том странном похитители органов, что так растиражировала желтая пресса?
- Нет. Не о нем… - устало вздохнула Клара. - У меня новое расследование. Журналисты еще не успели пронюхать он нем. Похоже в колонии появился еще один убийца. Я не уверена… В общем, дело зашло в тупик и мне снова нужна ваша помощь. Когда бы мы могли встретится и поговорить?
- О-о, а это уже интересно, - судя по звукам, Севере засуетился заинтересованно,- но я не могу что-либо сказать пока не увижу дела этих двух убийц, если конечно их двое, а не один, встретиться... На днях будет торжественный праздник в связи с новым комендантом, знаете где будет проходить сие мероприятие?
- Э-э-э… - женщина замялась, поняв о каком мероприятии говорит Михаил и что он хочет ей предложить. – А может где-нибудь в другом месте и в другой день?
- Милая Кларисса, вы не в том положении что бы отказываться от предложенного мною места, - Кларисса не видела, но была уверена, что Гросснер ухмыльнулся, - раз вы меня потревожили, то, я полагаю, мы можем пропустить по одному бокалу на том мероприятии в качестве ваших извинений за беспокойство.
Детектив тяжело вздохнула, поняв, что деваться некуда и придется соглашаться.
- Хорошо, господин Гросснер. Встретимся там или…?
- Да, на мероприятии, можно у входа, буду ждать вас за десять минут до начала непосредственно мероприятия.
- Тогда увидимся там. Доброй ночи и еще раз просите, что разбудила вас.
- Ничего страшного, Кларисса, бывает всякое.

Закончив разговор с Гросснером, детектив уселась за свое рабочее место. Узнать какие-либо подробности о Рашусе ей не удалось так же и Сайласу. Придется действовать по-другому. Но этим она решила заняться завтра. Потянувшись, она выпрямилась и отправилась на выход. Как же она устала.
«Do not go gentle into that good night,
Old age should burn and rave at close of day,
Rage, rage against the dying of the light»
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2015-05-13 в 19:04 # 49
Совместно с DV

В офисе царил полумрак, разбавленный разноцветной мозаикой света проникающего через витражные светофильтры окон. Турианка блаженно урча валялась на большом кожаном диване, потягивая ликёр и закусывая турианским шоколадом. Сейчас ей было как никогда хорошо, тепло уютно и необыкновенно комфортно. Её большие янтарные глаза светились наслаждением. Она вспоминала события минувших дней, как серую и ушедшую череду чего-то уже далёкого и совершенно безразличного. Её хотелось... она до конца не понимала чего, но осознавала что лёгкости, полётности, куража и эстетического наслаждения. Она плавно приподнялась на локтях, облизнулась, щёлкнула жвалами, и нежно вибрирующий голос разорвал тишину, наполняя комнату чарующей мелодией.

"В бокале вина раствори мне печаль,
Рубиновым светом мне сердце согрей.
И прошлых мгновений мне станет не жаль,
И чувства сорвутся с хрустальных цепей.

В лазури небес на обрывках весны
Бескрайнем фантазий просторе
Я нарисую рожденье любви
И прошлого тёмное горе...."

В дверь постучали. Гардия злобно фыркнула и небрежно проковыляв к столу уселась в кресло.
- ДА! - практически рыкнула она. Дверь с шипением открылась, и на пороге мялся Румб.
- Чего тебе? - Раздраженно спросила Кринт, постукивая когтями по столу. - Ах да... на разговор, насчет твоих делишек в моём клубе! Ну что ж дружок, проясню для тебя кое-что. - Она встала, обошла стол и присев на край достала портсигар. - Мне глубоко плевать сколько тебе платят за твои мелкие махинации и услуги, мне плевать, в какое дерьмо ты влезаешь, но мне не плевать на судьбу "Вертикали" и мою собственную. Если ты своей крысиной вознёй, подставишь клуб и меня, я сделаю с тобой то, что наша Ами видит в своих кошмарах. - Гардия достала сигарету и закурила. - Мне не нужны твои жалкие кредиты, но я хочу быть в курсе всего чем ты занимаешься и с кем. тебе понятно Румб? - Она затянулась и выпустила облако сизого дыма в сторону турианца. Бармен стоя как вкопанный, его зрачки были расширенны а жвала нервно подрагивали, он заламывал пальцы и старательно что-то пытался сказать но ни как не мог. - Ты оглох или онемел? Я не слышу ответа!
- Да, босс.. И... и к Вам тут пришли... Девушка... Говорит от коменданта.
- Ещё не хватало! Может эта ненормальная забыла в клубе свои дизайнерские - она скривила гримасу - пробирки с красным песком?
- Да Сартр её знает! - обиженно прошипел турианец.
- Ладно зови, посмотрим чего она хочет. - она затушила сигарету и снова села в кресло, предварительно закрыв светофильтры.
Приглашения были разосланы, зал подготовлен осталось дело за малым пригласить певицу. В клуб Нэнси и отправилась. Обитель разврата встретила её пустотой и тишиной. Даже не верилось что это тоже самое место где они пару дней назад отрывались с Сильвер.
Сильвер, девушка мило улыбнулась вспомнив минувшее, поправила очки и двинулась к барной стойке, где еще теплилась жизнь. Местный бармен разгружал спиртное из ящика, а рядом посапывала азари уснувшая куче из листков.
-Бар закрыт. - Бросив мимолетный взгляд на пришедшую проговорил Румб, и продолжил свое занятие.
-Любезный, мне нужно поговорить с мадам Кринт. Я от коменданта. - Ответил Нэнси. Бармен остановился, снова внимательно посмотрел на девушку. Проговорил "Я сейчас" и скрылся. Нэнси облокотилась на стойку, и ждала возвращения бармена, равнодушно жуя жвачку. Ждать пришлось не долго, бармен вернулся:
-Гардия Кринт ожидает вас в своём офисе.- Выпалил запыхавшийся турианец, пойдемте я вас провожу.
-Вы очень любезны. - Ответила Нэнси и пошла следом за барменом. Тот в свою очередь поднялся по лестнице и прошёл в Vip - зону. Девушка в этой части клуба в прошлый раз была с Гореком и когда тут была вечеринка. Но в данный момент тут было пустынно и тихо, и девушка разглядывала интерьеры. Румб прошёл к неприметной боковой двери, дальше они прошли техническим коридором, прошли по узкой лестнице, и покинув технические помещения вышли к двери.
-Она там. - Кивком указав на дверь сказал турианец, и поспешно ретировался. Нэнси недолго постояла перед дверью, сбираясь с мыслями, и затем открыла дверь, бросив на ходу:
-Разрешите!
- Входите. - Турианка всё ещё была раздражена.
-Добрый день мисс Кринт, я имею честь пригласить вас на благотворительный вечер, который состоится завтра. - Выпалила Нэнси с ходу, и достала конверт с приглашением.
- Положите на стол. Хотелось бы мне знать, с какого перепугу наша глубокоуважаемая комендант, приглашает меня на светское мероприятие? - она подцепила когтем конверт и небрежно перевернула. - А ты вообще кто? Твоё лицо мне кажется знакомым. - Турианка попробовала воздух, пытаясь припомнить запах девушки. - Определённо ты бывала в "Вертикале".
-Да. А это разве запрещено? - Ответила девушка в свою очередь осматривая турианку, она ничем не походила на Павусс, хотя обе они относились к одной расе, комендант дура, а эта совсем другая. И отвечая на ваш первый вопрос, добавлю. Также комендант просит вас выступить на этом вечере.
- А наша любимая комендант знает чем её помощница в рабочее время занимается? - Турианка немного приподняла правую надбровную пластину и смерила девушку пылающим взглядом.
-Что то я не поняла. -Нэнси была удивленна, и не понимала куда это янторглазка клонит. - Это она меня сюда и отправила. Так вы будете выступать на вечере?
- О, нет, милая - Турианка заливисто рассмеялась- Я о том, что происходило пару дней назад, на нижнем уровне моего клуба. Отпираться бессмысленно, у меня идеальный нюх. - Она неожиданно щёлкнула жвалами и девушка вздрогнула. - Ну так она в курсе или нет?
-В курсе чего? Я тут много чем занималась, и тогда я еще на неё не работала. -Нэнси заволновалась, что это еще за допрос.
- А запрещёнными веществами пользовалась, как не хорошо, для помощницы коменданта, да, очень не хорошо... - Она погрозила ей пальцем и наигранно, сокрушаясь покачала головой. - Это ж какое пятно на репутации коменданта, она должна знать, её враги могут этим воспользоваться - Гардия внимательно следила за реакцией девушки.
-Ха. Да эта комендант уже вся в пятнах как леопард, скоро вообще живого места не останется. И вы меня явно с кем то спутали. И что вы каждого посетителя по запаху можете найти?
- Милая, да что ты говоришь?! Неужели? Я так была уверена в нашем многоуважаемом коменданте! Нет! Я не могу поверить! О духи! О каких пятнах ты ведёшь речь? - Гардия, вскочила с кресла и заметалась по офису, хватаясь, то за воротник, то за голову. Неожиданно она подошла к девушке и прихватив за локоть, увлекла на диван. Сев рядом с ней она растерянно заглянула ей в глаза. - Ответь мне прошу, для меня это важно... Ни кто не узнает...
-Прекратите паясничать мисс Кринт. Вы прекрасно знаете, о каких пятнах я говорила. Об этом вся колония в курсе. И я бьюсь об заклад, что вы тоже.
Гардия схватила её когтями за подбородок, выпуская на свободу крошечные алые капельки. - Не забывайся милая, я ни кого не с кем не путаю, комендант, на то и комендант, и я про неё ничего не знаю, вот от тебя узнать хочу. А что касается твоего отрыва с Сильвер, это явно не понравится общественности и коменданту придётся срочно искать себе нового помощника. Ты девушка умная и надеюсь очень хорошо поняла меня - она ещё сильнее вонзила когти - это в твоих интересах. Будешь приходить сюда раз в неделю, Румб будет ждать тебя с новостями. - Турианка поднялась с дивана, и покачивая бёдрами, подошла к столу. Открыв конверт из дорогой, хрустящей бумаги, она достала приглашение, и быстро пробежалась глазами. - Передай коменданту я приду и с удовольствием исполню несколько песен.
"Ещё одна. Какие-то шпионские страсти. Интересно, что на это скажет Горек".-Подумала девушка вытирая кровь носовым платком.
-Хорошо. А откуда вы знаете Сильвер? -Нэнси захотелось узнать побольше о своей новой подружке.
- Я знаю многих, почти вся колония, бывает в "Вертикале". - Она достала портсигар и и закурила. - Хочу чтобы ты усвоила одну простую истину, милая, вопросы задаю я. - Она сделала затяжку и улыбнулась. - Думаю, дорогу до выхода, ты сможешь найти самостоятельно. - Она отвернулась к окну и утопила взгляд в пустоте.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
DV
145 0%
Offline
3033
2015-05-17 в 16:53 # 50
Совместно с Роса,

Виктория открыла небольшую серебристую коробочку, достала белую капсулу и выпила её. Похоже, вчера в клубе она слегка переборщила с сигаретами. Женщина чувствовала себя разбитой, капризничала, отказалась идти на завтрак.
- Принесите мне только кофе, - бросила Виктория слуге, явившемуся сказать, что завтрак готов.
Она сидела за туалетным столиком, в шёлковом кружевном пеньюаре нежно-розового цвета, с растрёпанными волосами и заспанным, осунувшимся лицом. Сейчас, когда на ней не было макияжа, без стимуляторов, придававших живой блеск её глазам, без модной красивой причёски, всегда блиставшая на вечерах холодная и высокомерная красавица больше походила на обычную усталую, помотанную жизнью и выглядевшую на все свои тридцать пять женщину. Тонкое миловидное личико её было бледно, потухшие голубые глаза, казалось, стали почти в половину меньше – в каждой, даже самой малой чёрточке её внешности, позе, фигуре сквозила глубокая усталость.
Виктория посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась тому, что увидела в нём. С каждым годом, несмотря на все старания, её красота увядала всё больше и больше. Очаровательная «куколка» начинала становиться похожей на старинную тяжёлую фарфоровую куклу, всегда разодетую в шелка, кружева и атлас, такую прекрасную, такую похожую на живую женщину, но именно похожую…
- Ваш кофе, мадам, - появление слуги оторвало Викторию от тяжёлых размышлений.
Слуга тихо вошёл, неся поднос с кофейным набором, поставил на маленький стеклянный столик с витыми кованными ножками кофейник, маленькую фарфоровую чашку на тонком, полупрозрачном блюдечке, сахарницу, молочник, налил в чашку кофе пополам с молоком, положил в него крохотный кусочек сахара – привычки миссис Минтз он выучил на следующее же утро, как она прибыла в дом его хозяев – и так же бесшумно удалился. Комнату наполнил чудесный аромат только что сваренного кофе.
Капсула со стимулятором уже начала действовать – Виктория ощутила прилив сил. Поднявшись со стула, она подошла к столику, взяла чашку, сделала маленький глоток.
Потихоньку мысли женщины начали приходить в порядок, на щеках заиграл румянец, глаза снова заблестели. Она подошла к окну, приотдёрнула занавеску – за окном уже было позднее утро. Виктория вспомнила, что произошло вчера в клубе, и её размышления плавно вернулись к реалити-шоу. Какая досада, что эта турианская идиотка отказалась от её предложения стать главной героиней. «Она, конечно, сумасшедшая, - рассуждала Виктория, - но подобное только бы добавило пикантности и оригинальности игре. А, может, она всё же подумает и согласится? Надо просто предложить ей больше денег – проект, в случае её участия в нём, окупит затраты многократно. Турианка что-то говорила, что деньги и слава её не интересуют, но всё это бредни и только лишь набивание себе цены. Владелицу ночного клуба не волнуют деньги? Бред! Все они одинаковые – эти «личности»… - Виктория усмехнулась своим мыслям и приняла решение съездить сегодня в «Вертикаль» ещё раз и уговорить, наконец, эту напыщенную дуру.
- Грейс! – позвала она служанку.
- Да, мадам, - ответил она, открыв дверь.
- Помоги мне одеться и скажи Тому, что я еду в этот вчерашний ночной клуб – пусть готовит аэрокар.
- Хорошо, мадам.
Спустя два часа Виктория, одетая в свободного кроя кремовую блузку, просторные светлые брюки и кремовые босоножки на высоком каблуке вошла в «Вертикаль».
- Мне нужна мисс Кринт, - сказала она уже знакомому ей по вчерашнему вечеру бармену турианцу.
_______________________________________________________________

Рыже – красный диск солнца уже давно закатился за горизонт, но его золотой шлейф всё ещё тянулся по небосклону, оставляя за собой пёстрые перья. Вечер наполнял своим тёплым дыханием город и окутывал его палантином таинственности и загадочности.
Гардия сидела на диване, поджав под себя ноги, и уныло смотря на осенний пейзаж в окне, курила. Её душу терзали сомнения. Она прокручивала в голове весь вчерашний вечер, разбирала по мелочам сегодняшний разговор с Ненси. «Может, зря я так резко надавила? Может, она станет двойным агентом? Что я делаю не так? Или так?» – она задавала себе вопросы, и тут же отвечала на них. «Нет, я показала свою силу, уверенность и возможность её уничтожить, она испугалась и будет делать так как я ей скажу. И всё я правильно делала, без сомнений» - Она затушила сигарету и блаженно откинулась на спинку дивана. На шее у Гардии висел медальон, она редко его открывала, за последние пять лет всего один раз. Порой ей казалось, что он прожигает ей кожу, порой заставлял мёрзнуть. Сначала она хотела его сорвать, но потом передумала, рассудив, что гуманоида можно вычеркнуть из жизни, а память о нём нет, и это спасло безобидную побрякушку. Гардия плавно поднялась с дивана и подошла к зеркалу. «Ну, что ты мне скажешь? Что посоветуешь?» – Спросила она у своего отражения. Отражение молчало. Турианка подошла ближе и стала внимательно всматриваться в него. Оттуда на неё взирали, со свойственным им внешним безразличием, большие, глубоки, цвета солнечного янтаря, глаза. Над ними мирно покоились мощные совершенно правильной формы надбровные пластины. Прямой, аккуратный, немного заостренный, носик чуть слышно посапывал. От изучения своего лица её отвлёк звонок."Румб какого сартра!" она пересекла комнату и присев на край стола активировала ПК
- Бос к вам посетитель. - голос помощника был немного раздражённым.
- И кого же там принесло
- Мис Виктория. - Ответил Румб. Гардия мысленно проматерилась.
- Скажи пусть поднимается.
Виктория вошла в комнату, беглым взглядом окинула её убранство – более, чем убогое на взгляд женщины, посмотрела на турианку. Сегодня, на трезвую голову, Гардия не понравилась ей ещё больше, чем вчера. «Проблем с ней будет, конечно… - подумала Виктория, - но… цель того стоит. Главное – заполучить её сейчас. А потом… потом мы поговорим на другом уровне..»
- Добрый день, мисс Кринт, - со сдержанной любезностью и вежливостью улыбнулась женщина. – Я вижу, вы удивлены моему приходу.
- Ни чуть, мои гости часто приходят ко мне, прояснить некоторые аспекты, - она хищно улыбнулась - Иногда что-то забывают. Чем обязана вашему приходу. Гагдия встала со стола и пройдя к бару налила себе немного турианского. - Виски?
- Пожалуй, да, - ответила Виктория.
Гардия налила ей немного в хрустальный бокал, и очаровательно улыбнулась, почти во все жвала.
- Итак дорогая мис Виктория, чем могу быть Вам полезна? - Кринт сделала глоток и подошла к окну.
- Вчера мы с вами, мне показалось, не договорили, - начала Минтз, принимая из рук турианки бокал. - Зрелище занимало всех намного сильнее. Вы были неподражаемы. Я разбираюсь в талантах, и, повторюсь, он у вас есть. Я поражена. А удивить меня сложно. Вас ждёт блестящее будущее. Не стоит упускать возможность. Такой шанс выпадает лишь однажды.
- Уважаемая Виктория, я скромная турианка ищущая свой путь во вселенной, я не стремлюсь к славе, я её призираю. Безусловно мне лестны ваши оценки и Ваше предложение, но боюсь, я не та кто Вам нужен, вы разочаруетесь во мне. - Гардия поставила бокал на подоконник, и достав портсигар закурила.
- Вы склонны приуменьшать свои достоинства, - Виктория уже начинала чувствовать раздражение, но всеми силами старалась держать себя в руках. – Они большие, очень большие. С такими достоинствами легко найти свой путь. Надо только не упустить удачу, особенно когда она сама подставляет свой хвост. Рекомендую вам принять моё вчерашнее предложение, - женщина сделала паузу, пристально наблюдая за реакцией турианки. - И, я понимаю, подобный талант, как и всё достойное в нашей жизни, стоит денег. И так, ваша цена?
Кринт рассмеялась выпуская клубы сизого дыма. - Знаете Виктория, мой бывший агент по началу говорил так же, но потом... мы не сошлись характерами, жаль его, он умер, его выпотрошили и ставали под дождём - турианка внимательно следила за реакцией Виктории - Страшная смерть, он был хорошим гуманоидом.. Знаете я иногда ухожу в депрессию, когда вспоминаю его. - она снова присела на край стола и положила ногу на ногу. Цена, принято считать что всего и у всех есть своя цена. Но вот вопрос за что цена? Одни ценят за одно другие за другое третьи за третье. Личность многогранна и бездонна. А за что хотите платить Вы?
Слова и тон турианки Виктории не понравились.
- Мне показалось, или вы пытаетесь мне угрожать? - сухо спросила она, сверкнув глазами.
- Вот видите, Вы уже не понимаете меня, дальше будет только хуже - Она облизнулась и резко втянула её запах: "Горьковатореховый оттенок, хмм... все вы похожи!" - она ухмыльнулась своим мыслям и продолжила. - Мой отец, был турианским военным, участвовал в войне первого контакта, он всегда говорил мене: "Угрожая кому-то, ты предупреждаешь его" Так что я никогда ни кому не угрожаю, я просто действую, а как известно действие это жизнь- она сделала глоток и затушила сигарету в стакане.
- Жаль… - наигранно протянула Виктория, и отставила бокал с недопитым виски в сторону. – А, я думала, что мы найдём общий язык. Впрочем, ещё не вечер… - в её голове уже созрел альтернативный план получить турианку, но уже на совершенно других условиях. Если эта дура не хочет добровольно, всегда можно подыскать способы «убеждения». – Передумаете – я буду рада. До встречи, мисс Кринт…
- До встречи, я всегда буду рада видеть Вас в "Вертикале"

Как только женщина скрылась за дверью, хрустальный стак полетел ей вслед. Мелкие мерцающие осколки разлетелись по офису, отражая рассеянный свет, старинных светильников. Туринка зарычала, пальцы рук затряслись от напряжения, и что-то, словно по наитию, повлекло её к зеркалу.
«Кто ты? Откуда эта ярость?» – Кринт задала вопрос своему отражению Отражение немного подрагивало, но молчало. Турианка подошла ближе и вцепившись когтями в раму зеркала, с дрожащими жвалами стала внимательно всматриваться в лицо смотревшей на неё турианки. Оттуда, с вызовом и призрением на неё взирали, горящие безумием рыжие кристаллы Сартровой преисподние. Над ними в напряжении сошлись мощные надбровные пластины. Она тяжело дышала и зеркальная поверхность покрывалась туманной дымкой, делая отражение той, что внутри пугающе роковым.
Гардия отшатнулась от зеркала, и с силой сдавила голову обеими руками.
"Нет! Нет! Нет! Она мне ничего не сделала!" - Гардия обхватила себя руками и бросилась к столу. Забившись под него, на обняла свои колени и стала напевать колыбельную, которую ей в детстве пела мать.
Звёзды рождаются, звёзды сгорают,
Падая в руки к нам, умирают,
Души их Вечность себе забирает,
Желания наши она исполняет.

- Сука! - процедила сквозь зубы Виктория, плюхаясь на сиденье аэрокара. - Шлюха турианская! Ну, ничего... ты у меня ещё взвоешь. На коленях приползёшь! - женщина повернулась к шофёру: - Что смотришь?! Гони домой!
_________________________________________________________________
Вернувшись к себе в комнату, Виктория схватила пачку сигарет, закурила, выпустила густую долгую струйку дыма. "Через кого?.. Через кого из местных это можно провернуть? - размышляла она. - Надо спросить у Эндрю: он всех местных уродов знает".
Нежным перезвоном инструментон оповестил хозяйку, что ей пришло сообщение.
- Дьявол! Кого ещё несёт?!
Виктория открыла письмо.

"Уважаемая миссис Минтз! Сегодня я была резка - прошу извинить, если я нанесла вам обиду. Позвольте мне загладить свою вину. К письму приложено приглашение на блестящее мероприятие - благотворительный вечер, что госпожа Павус - коммендант колонии - устраивает через два дня. На вечере будет весь цвет Хейлоса. Уверена, что вы сможете прекрасно провести время в общении с достойными гуманоидами.
С уважением,
мисс Гардия Кринт."

Первым деланием Виктории было разбить инструментон вдребезги. Но сдержалась. Она поняла, что получила ответ на свой вопрос. Что ж, прекрасно... Турианка сама подписала себе приговор. Вот где она, Виктория, найдёто того, кто сможет помочь ей "уговорить" несговорчивую хозяйку клуба принять "правильное" решение...
Виктория улыбнулась своим мыслям, чувствуя себя уже победительницей, и закурила вторую сигарету.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
LEXA3228
53 0%
Offline
574
2015-05-25 в 16:52 # 51
Спустившись с восьмого этажа, Сайлас поприветствовал охранника, и вышел во двор. Небо было чистое, воздух свежий и немного прохладный, на асфальте виднелись небольшие лужи, указывая что ночью шёл дождь. Номек, слегка поёжившись, направился к стоянке аэрокаров.

Во дворе суетилось уже около десятка разумных, часть спешило на работу, один турианец гулял со скилошом*, а также на одной из скамеек, мимо которой лежал путь к стоянке, не изменяя своей традиции, сидели три пожилых человеческих женщин, одна из которых была соседкой Сайласа по площадке.

– Доброе утро Антонина Семёновна, – поздоровался турианец с женщиной, сидящей посередине.
– И тебе доброе Сайлас. Уж и не прошло и два года как ты начал меня нормально называть, а то всё мисс да мисс, – искренне улыбнулась старушка.
– Исправляюсь, – улыбнулся в ответ турианец, разведя жвала. – Хорошего вам дня.
– И тебе, – кивнула женщина
Отойдя на пару метров, Сайлас краем уха услышал разговор старушек.
– Всё-таки турианцы очень вежливый народ. Вот например, мой сосед Номек, всегда здоровается, почти всегда помогает если попросишь.
– Это ты верно говоришь Семёновна. Мои соседи-турианцы тоже очень приветливые. Если бы наша молодёжь была такой, цены бы ей не было.
–«Эх, Антонина Семёновна, у каждой расы есть свои индивидуумы, за которых бывает стыдно, просто вы их ещё не встречали. К тому же, для нас помощь пожилому населению в порядке вещей» – подумал про себя серый турианец, мысленно улыбнувшись приятным словам женщины.
Остальную часть турианец уже не слышал, так как завернул за угол. Да и к тому же подслушивать он не любил, только если по работе. И этот их разговор происходил как минимум раз в неделю, на протяжении всего времени проживания здесь.
Подойдя к своему аэрокару старой турианской модели марки Авинн, Сайлас активировал иструментрон и сделал несколько манипуляций по голоклавишам. Кар пискнул, извещая владельца о отключении сигнализации, турианец сел на место водителя и через несколько минут транспортное средство взмыло в воздух.

Войдя в кабинет, серый турианец с удивлением отметил, что тот был пуст. Никто, как обычно это происходило, тихо-мирно не дремал за столом или на диване. Но всю эту спокойную идиллию лишь нарушала мигающая лампочка на терминале Сайласа, извещающая о входящем сообщении. Активировав устройство и проведя несколько манипуляций по клавишам, сообщение вылезло на экран:
«На рабочем месте меня может сегодня не быть. Постарайся перебрать все оставшиеся документы на столе в номерном порядке и сложи их в шкаф. Клара»
Взглянув на внушительные стопки датападов на противоположном столе, Номек обреченно вздохнул.
- Ну что ж, будет тогда что почитать сегодня, - оптимистично пробормотал турианец
Через полтора часа стол опустел только на пятую часть. Сайлас почти в каждом деле просматривал краткое содержание. Если какое-то из них было ему интересно, то быстро пробегал глазами по основным фактам.
Полное погружение в разбор и чтение документов прервала вибрация инструментрона. Нервно щёлкнув жвалами и нахмурившись, Номек активировал гаджет, но увидев кто звонит напряжённость на лице сразу спала. Переведя по быстрому звонок на свой терминал, который он поставил перед собой, ответил на звонок. На экране появился чёрный турианец с зелёными клановыми метками на жвалах и боковых гребнях.
– Сержант Номек, почему так долго не отвечаете вышестоящему офицеру? – с притворно-рассерженным лицом и серьёзным тоном спросил чёрный турианец.
Сайлас сделал виноватый вид и, отдав честь, с такой же чёткостью ответил:
– Больше такого не повториться, сэр.
Через несколько секунд оба рассмеялись.
– Таркус, ты как всегда в своём репертуаре.
– Куда же без этого. Привет. Ну как «ваша служба и опасна и трудна»? Кстати поздравляю с повышением.
– Спасибо. А сам как думаешь, в принципе всё также как было на Цитадели. Куча маньяком, убийц и другой всякой дряни, – отмахнулся Номек.
– Ну а на самом новом месте тебе как?
– Ну, беготни и бумажной волокиты хоть и стало больше, но это лучше чем быть участковым. Не такое всё рутинное так в Отделе общественной безопасности. Мой начальник - человеческая женщина. Могу сказать, что достаточно много повидала за свою карьеру.
– Получать удовольствие от работы и иметь хорошего начальника, это самое главное.
Номек одобрительно кивнув, продолжал постепенно разбор документов.
– Как у тебя-то дела? Всё также по Траверсу гоняете или уже на Терминус замахнулись? – Номек откинулся на спинку стула, заведя руки за голову, – задал встречный вопрос номек.
– В Терминус нас очень редко посылают, только если кого-то надо преследовать. А так, да, в основном Траверс всё также патрулируем или ведём разведку. Дела в принципе нормально, недавно Стратосу орудия и щиты обновили, а всё остальное по старому.
– Как жена с дочкой?
– Хорошо, всё также живут на Палавене. Дочке скоро пять лет исполниться, вследствие чего пытаюсь из начальства выбить отпуск. К тому же отдых нужен и моей команде, а то уже почти полгода в космосе болтаемся. Только один раз на твёрдую землю ступали и то только для разведки. Ты-то сейчас чем занимаешься?
– Да так, провожу переархивацию дел своего начальника, некоторые из них весьма занятные.
– Например?
Сайлас взял один из датападов, которые недавно просмотрел, но ещё не успел убрать в шкаф.
– Ну вот, серийный маньяк-человек. Пытал, насиловал и убивал азари и человеческих женщин. На каждой своей жертве оставлял вырезанный ножом рисунок пыжака, что-то вроде визитной карточки. Несколько месяцев за ним убойный отдел гонялся.
– Мда, у нас всё же противники попроще.
– Ещё бы, – усмехнулся серый турианец
– Ладно, давай, сейчас наш патруль будет уходить от информационного буя, а дальше переход к ретранслятору.
– Хорошо давай. Приятно было снова тебя услышать и увидеть в добром здравии.
– И мне тебя. Ещё как-нибудь созвонимся. Конец связи.
Сайлас кивнул и экран погас. Посмотрев ещё пару минут на терминал, он продолжил переархивацию уже в ускоренном темпе, т.к. звонок друга ему достаточно сильно поднял настроение.

После обеда Сайлас закончил перебирать датапады и теперь расслабившись, наслаждался тёплым напитком из турианских фруктов, купив его возле кафе, в котором он обедал.
Допив морс, он приступил к написанию отчёта о делах, которые он вместе с напарником ведут. Но к сожалению он шёл как-то туго и правильных слов иногда не удавалось подобрать. Провозившись так несколько часов, серый турианец кое-как завершил отчёт, но для себя оставил галочку, что потом его надо перепроверить. Положив датапад в выдвижной ящик, Сайлас открыл на терминале свою старую рабочую почту, которую забыл проверить утром. Писем было достаточно много. Помимо спама и других сообщений было одно письмо, которое он ждал уже несколько дней:

«Отправитель: Ли Чан, Служба Безопасности Цитадели
Кому: Сайлас Номек
Тема: Убийство деятелей искусства
Здорова Серый, давно о тебе что-то не было слышно, ну да ладно все мы занятые. Твою просьбу я выполнил, так что когда будешь на Цитадели, тебе придётся проставиться. А теперь к делу.
Из всей той информации, что ты прислал, наши эксперты сделали вывод, что те музыканты, скульпторы, художники и другие деятели искусств, которых убили, были по уровню исполнения либо средними, либо почти полными бездарностями, которых наверно протолкнули наверх какие-нибудь богатеи. Отсюда я и эксперты сделали вывод, что убивает их разумный, очень ценящий высокое искусство. «Вот такие пироги» как говорят русские. Файл с полным отчётом я приложил.
До встречи.
P.S. И помни за тобой должок»

-«Значит на Цитадель больше не ногой,» – с иронией усмехнулся Сайлас. Из-за этого Чана, многие кто ему был должен в таком стиле в последствии оставались без половины зарплаты.
Номек кликнув на файл, погрузился в чтение. Всё таки Чан очень хорошо со своими сотрудниками умел раскапывать большое количество информации из малых крупинок.
-«Что ж, думаю Кларе эти документы очень понравятся,» – подумал про себя с воодушевлением Сайлас.

*Скилош – турианских аналог варена и собаки.
Каждый человек способен на многое. Но, к сожалению, не каждый знает, на что он способен.
Ilostana
100 0%
Offline
1036
2015-05-26 в 12:08 # 52
Амира очнулась внезапно. Нет, не ото сна, хотя поспать ей не помешало бы, скорее просто от своих мыслей. Чулан на мансарде, в самом углу почти не освещался, увидеть свою ладошку даже на расстоянии вытянутой руки не представлялось возможным. И все же... и все же быть здесь, на старом латексном матрасе, дышать пылью и погружаться во сны наяву, было очень заманчиво. Куда заманчивей, чем спускаться в залы "Вертикали" и смотреть в виноватые глаза Румба или холодные - Гардии. Жаль, лишь рисовать здесь было негде. Да и незачем, собственно, ведь сквозь сероватую тьму к ней сами приходили видения, и на этот раз картины были очень яркие.
С того момента, как по коже Джейн впервые скользнул острый кинжал Кринт, она вычерчивала полосы на себе - для этого пришлось снять порядком измазанный комбинезон, оставшись нагой на продуваемом сквозняками чердаке. Зато теперь она, впустив сквозь створки слухового окна немного света, рисовала картины на своем теле: вот острый ножик скользит по небольшой груди, оставляя за собой кровавую полосу, теперь чертит линию ниже, огибая пупок и обводя бедро. Амира откинулась на матрас, оперевшись лопатками и, прогнувшись в спине, кончиками пальцев ног держала равновесие и тяжело дышала. Свежие рубцы саднели, по коже легкими касаниями бежали мурашки, но та боль, что испытывала на столе Джейн, теперь была и с ней. Амира выгнулась и принялась рисовать дальше, закусив губу, в отчаянии сведя брови. Теперь кровавые узоры пересекались, словно лианы по ее тонкой шее, огибая соски несколько раз, и спускались ниже по внутренней стороне бедра. Амира раздвинула ноги и провела пальцем по свежей линии, не давая затянуться коже, не разрешая крови остановиться.
- Богиня... - выдохнула она и застонала. Боль не могла сравниться с той, что испытывала Джейн под холодным касанием металла, но чувствовать ее казалось правильным, честным. Правда, для кого именно - сложно было сказать, ведь кровавый ритуал не мог принести ни облегчения, ни забытья. Рот Амиры исказился в гримасе отчаяния, у носа собрались целые озерца слез, и вдохи секундного удовольствия сменялись выдохами жгучей агонии, когда пальцы ее касались краев порезов. Перед глазами стоял Румб, угрюмо прижавший жвала к лицевым пластинам, понурившийся, но упрямый. Был ли у него нож или просто веревки, держал ли он ту девчонку или сам истязал ее - теперь не имело значения. Амира воздала тому пресловутому равновесию, о котором говорила Гардия, воздала Богине ли, Духам - неважно. Она поставила на чашу вселенских весов свою боль против боли Джейн, и теперь возмездие не могло настигнуть Румба - такого доброго и слишком уступчивого, упрямого в своей непоколебимой любви к оковам рабства Кринт.
Амира покосилась на захлопнутые двери, где красноватым светом помигивал давно неисправный замок. Оставаться здесь больше не имело смысла - жертва была принесена, равновесие установлено, а кровь в ранах начала потихоньку сворачиваться. Но так было должно, иначе бы призраки боли преследовали ее до конца мира, а пережить эту боль однажды, было не такой уж большой платой за спокойствие души.
- Ами... - она не удивилась, услышав его голос. Уставший и обреченный, даже какой-то потухший, как свеча в храме. Он звал ее, потому что одному ему было невыносимо. Не из-за того, что турианец испытывал чувство вины, нет - та девчонка была лишь бусинкой в череде таких вечеров у Кринт. Невыносимо ему было лишь оттого, что вечер этот с наказанием таких вот Джейн и Мелисс должен был наступить когда-то, пусть даже не вчера, и Ами все равно бы ушла, как собиралась исчезнуть сейчас.
- Амира, - он повторил ее имя уже тверже, чуть приподнимая голову. Его глаза скользнули по согнувшейся фигурке сидящей на полу азари. Она приобнимала себя тонкими, порезанными руками, сложив голову на колени, отчего лопатки ее, как крылья хищной птицы, ясно выступали над худой спиной. Нарушая хрупкое очарование момента, капля крови, прильнув к коже расслабленной ладони, соскользнула вниз, очевидно, не желая расставаться со своей хозяйкой, и упала.
Турианец со вздохом опустился следом на то же пыльный пол, прислонился головой к стене и закрыл глаза - смотреть на израненную Ами совсем не оставалось сил.
- Что же ты, Румб? - зашептала она. - Все прошло, все прошло...
Ее тихие причитания окутывали его сознание ровно до тех пор, пока он не поднял веки и не увидел, как Амира, неловко покачнувшись, встала и, плавно переступая, приблизилась к нему.
- Амира... - зашептал он. Не выдержав, обнял ладонями ее ноги, сплошь увитые кровавыми порезами, и принялся покрывать каждую линию поцелуями, облизывая ее кровь. - Любовь моя, душа моя... Я привык терять тебя в твоих снах и видениях, но не уходи сейчас.
- Как я могу? - она покачала готовой и провела ладонью по его лицевым пластинам. - Как могу остаться? Ты ведь не уйдешь со мной?
Он единожды качнул головой и виновато отвел глаза. Его руки как будто даже ослабли и, словно прощаясь, напоследок нежно провели по израненной коже.
- Я... Я думаю, мы должны обработать твои порезы, - он слегка закашлялся, справляясь с голосом и наиграно бодро постарался подняться на ноги. Азари отшатнулась. Она знала, что он не уйдет с ней, что останется в "Вертикали", но слышать это от него самого оказалось куда неприятнее, чем она ожидала.
- Нет. Не хочу, - она испуганной птицей упорхнула к окну, заплетаясь в своих ногах, натыкаясь в темноте на накопленное годами барахло. - Пусть... пусть они останутся со мной.
Турианец уткнулся лицом в свои ладони, моргнул пару раз, соображая, но не нашел ничего лучше, чем просто уйти. Говорить больше было не о чем.

Проскользнуть мимо верхних покоев не составило труда, куда сложнее было сосредоточиться и собраться. Она тенью исчезла в своей стерильной комнате и вновь застыла перед окном, царапая начавшие затягиваться порезы. Кровь уже остановилась, но надавливать на свежие ранки, ожидая, когда появится новая капля, казалось занимательным. Только спустя некоторое время Амира поняла, что вновь выпала из реальности, все это время раскачиваясь на носках, погрузившись в беснующийся мир фантазий. Она слегка тряхнула головой, отгоняя стайку ненужных мыслей, и обернулась к шкафу, где забытым висел подарок турианки - новый комбинезон. Азари провела по нему пальцами, словно здороваясь со старым другом, а потом и вовсе потерлась щекой. Если бы у нее было время... но времени не было - светило неумолимо клонилось к закату, и нужно было уходить. Амира как будто бы и торопливо, но безумно неловко натягивала на саднящие от порезов ноги штанины, скрепляла застежки и выправляла ворот. Нужно было идти, нужно было скрываться, пока не пропала решимость.
"Убежать не так сложно, как придумать, чем занять себя на новом месте..." - подумалось вдруг Амире. Она посмотрела на темнеющий провал двери, осознавая, что именно в эту секунду и начинается ее новый путь.
"Я... я вернусь на Тессию. К сестре", - неуверенно подумала она. Неуверенно - потому что на самом деле она сама не знала, успеет ли улететь туда.
Пожалуй, самым положительным в отсутствии вещей и есть это самое пресловутое отсутствие. Собрать рюкзак было легче легкого - набор мелков, обгрызенные угольки, свернутая в трубочку бумага, кисточки с шерстью хижара, краски и омни, которого она не касалась с тех самых пор, как здесь очутилась.
"Жаль только, не дождалась всходов цветов..."
- Не уходи, Ами, - Румб опять появился из ниоткуда, взял за руку и притянул к себе. - Я прошу...
- Тише... - азари приложила пальцы к его губам и улыбнулась. - Мне нужно быть рядом с ней.
- С кем, Ами? - турианец бережно ухватил ее пальцы и прижался к ним щекой.
- С Налиной, ты же знаешь, она спит дома, на Тессии, - Амира нахмурилась, объясняя это, словно слова ее были прописной истиной.
- Ты летишь на Тессию? Как?
Азари подтянула рюкзак на плече, невидящими глазами принялась цепко шарить по всей комнате, силясь что-то вспомнить.
- Ты спасен, та девушка отомщена, но Гардия потеряла ориентиры – теперь нет различия, чьи цветы расцветут на полях возмездия. Она тянет за собой вереницу смертей, словно жемчужное ожерелье, но, Богиня свидетельница, она может ... Ты должен остеречься, Румб. Моя любовь не убережет тебя, - азари прошептала это чуть слышно, постоянно оглядываясь назад - дальше по коридору были слышны легкие шаги, и она опасалась, что кто-то сможет их услышать. Она вглядывалась в его лицо, искала что-то и ждала каких-то его слов.
- Пришло время сказать прощай, - прошептала она.
- Прощай... - эхом повторил он. Амира порывисто обняла его, задумалась на секунду, а потом все же прикоснулась к губам турианца, очень нежно и ласково. Пожалуй, в этом недолгом поцелуе пронеслись все неосуществленные мгновения их "долго и счастливо", вся мертворожденная любовь и невыраженная нежность. И если бы азари не блуждала в лабиринтах своих мыслей, то ей стало бы невыносимо грустно и печально от осознания прощания и предчувствия того, что это путешествие скорее всего станет для нее последним. Но она не слишком отчетливо осознавала, что происходит, просто держала в руках лицо турианца, прижималась губами и дышала, глубоко и мерно. На самом закате она покинула «Вертикаль».
Metal_Naklz
86 0%
Offline
2445
2015-05-26 в 22:12 # 53
Совместно с Shelest, Роса.

Нынешний вечер выдался достаточно теплым, совсем по-летнему, как на его старой колонии. Настроение Гросснера было очень хорошим, несмотря на то, что сегодня было мероприятие, на котором он быть просто обязан, но не слишком и хотел. Стоя в своем смокинге у входа, опираясь на трость, Михаил смотрел вдаль прямой улице, наблюдая за тем, как Шедар скрывается за горами, даря последние теплые лучи колонии. Взяв сигару в зубы, человек осмотрелся, Кларисса должна была прийти с минуты на минуту. Ему было интересно, что все-таки от него хотят на этот раз? Какой-нибудь легкий психопат? Или все- таки подкинут дело про него самого? Несмотря ни на что, Михаила раздирало любопытство, что успели расследовать, и какие выводы уже сделаны. Мероприятие еще толком не началось, но известные, но при этом толком пустые личности уже подтягивались к месту. Вон там идет один из владельцев дамбы, в компании со своей отвратительной женой. Сколько денег отмыли, столько прибыли… Но кроме денег ничем похвастаться не могут. А тут один из мэров среднего города, мерзкий тип, его стараются сторонится все уважающие себя люди, как смог пробиться с таким скудным уличным характером до такого уровня, так и не понять. Гросснер проводил взглядом их до входа после вновь переключился на размышления о деле что ему хочет предложить детектив.

Кар-такси обогнул небоскреб «Хейлос Плаза» и плавно приземлился перед входом. Двери открылись, и Кларисса не спеша выбралась из машины, попутно окидывая взглядом окружающее пространство. По длинным ступенькам тянулись гости. Все были одеты в дорогие костюмы, и шикарные платья. Все это выглядело просто великолепно и придавало ощущение незабываемого вечера. Если бы… Было безопасней поучаствовать в перестрелке с наркоторговцами в нижнем районе, чем оказаться в этом месте. За всеми этими фальшивыми улыбками и манерами скрывалось столько обмана и яда. Это можно было сравнить с большой игрой. Победитель получал все, а проигравший лишался всего, иногда даже жизни. Хотя участники этой игры могли придумать для соперников участь куда страшней. Клариссе захотелось провалиться сквозь землю, когда она почувствовала на себе множество взглядов. Она тут же начала выискивать Михаила, в надежде, что его общество укроет ее от этого. Да и Иллиста должна была быть где-то поблизости.

- Господин Гросснер! – громко окликнула Ривес, заприметив мужчину выше на ступеньках.
О, вот и детектив. Гросснер лениво поднял руку с сигаретой вверх, в знак того, что ее видит и что бы она поднялась к нему. Все же, вечер становился все интереснее, видимо, Кларисса хотела на вечере после разговора остаться и воспользоваться шансом что бы расслабиться.
- Приветствую,- Михаил едва поклонился, взял ее руку и поцеловал в ладонь,- вижу сегодня ты очаровательно выглядишь, ну что, идем?
Кларисса чуть улыбнулась и кивнула. Стало спокойнее и ощущение, что на нее смотрят множество глаз, куда-то исчезло. Сразу переходить к делу она не решилась.
Гросснер аккуратно взял ее под руку и повел на мероприятие. Внутри играла нежная размеренная музыка, со всех сторон доносился гул гостей, именно на таких мероприятиях часто обсуждали передел колонии, новые договора и затевали множественные пари. Накрыт был большой фуршет, где среди прочего стоял шоколадный фонтан вместе с нарезанными кусочками фруктов, ряды бокалов вина, шампанского, а для особых эстетов коньяка. Свет был мягким и не очень ярким, придавая атмосферу уюта и комфорта.
- Для нас забронирован столик, пойдем туда, или ты хочешь взять напиток, что бы наш разговор шел легче?
- Мне кажется, ничто не сделает этот разговор легче, - пожала плечами Кларисса. – Впрочем… - она подхватила бокал шампанского с подноса, когда подошедший официант любезно предложил его гостям. – Честно, я всего несколько раз бывала на таких мероприятиях и до сих пор без понятия, что здесь делать… Поэтому Вы правите балом, господин Гросснер.
- Давай без фамильярности, мы с тобой знакомы не один год что бы вполне разговаривать на равных, прошу,- он отодвинул стул и предложил девушке присесть, после чего, сел рядом тоже держа в руках бокал с шампанским, - Клара, я вижу в твоих глазах искорки чувств, и кто же этот счастливчик, если не секрет?
- Эм… Что? Нет. Никто… - по началу удивилась Кларисса. Хорошо, что не пила шампанское, а то точно бы подавилась. - С чего вы взяли? - она стала, переключая взгляд на различные объекты, лишь бы не смотреть на Михаила. А на щеках выступил легкий румянец. - Э-э-э... Может лучше поговорим о чем-нибудь другом? О деле, например… - она, наконец, посмотрела на мужчину, стараясь сохранять спокойный вид.
- Обманывать психолога который помог отловить нескольких опасных преступников... Не смешно ли? - он ухмыльнулся,- тем не менее, я за тебя рад, выпьем за твое здоровье, - он чокнулся с ней бокалом и отпил немного шампанского.
Действительно. Кого она обманывала?
- Ладно, не будем обо мне. Как идут ваши дела?
- О моих не беспокойся, Кларисса, и не стоит так замыкаться, расслабься, ты на этом вечере на равных со всеми, просто этого никто не знает, - он подмигнул.
- Тут дело не в равенстве, - она вновь почувствовала на себе те же взгляды и обернулась. За пару столиков от них, сидели человек и турианец, что-то спокойно обсуждая и изредка кидая в ее сторону взгляды, не сдерживая сопутствующей ухмылки. Детектив внутренне поежилась и отвернулась. – Я слышала один из ваших магазинов ограбили…
- Да, было, не будем об этом,- он отпил еще,- какой-то интересный случай на этот раз или стандартный серийный убийца?
- Я в затруднении, - Кларисса покачала головой. – И все-таки придется коснутся темы с вашим магазином… Я не знаю, это судьба или карма… Но тот, кто ограбил ваш магазин и убил продавца, был найден мертвым. Когда я осмотрела тело и место, то нашла много схожего с другим преступлением, убийством коменданта. Мне кажется это сделал один и тот же гуманоид.
- Судьба бывает благосклонна к нам, а бывает нет, тут скорее всего просто повезло, хочешь, чтобы я вынес свой вердикт? Нужны дела.
- Вот поэтому кое-что подготовила для вас, - Кларисса достала из сумочки небольшой носитель и передала его Михаилу. – Я уже кое-что выяснила, возможно тот, кто это сделал турианец.
- Не всегда это турианцы, я посмотрю и смогу вынести выводы, - Гросснер взял данные, - расслабься, то что на тебя косятся, это ничего страшного, тут я смогу успокоить любого.
Кларисса улыбнулась.
- Спасибо. Но я сама могу с этим разобраться. Просто мне не комфортно... Вот и все, - утвердительно кивнула женщина. – Честно говоря, я надеялась, что вы посмотрите на данные сейчас.
- Оценить бегло не сможет никто, нужно время, я изучу все данные и смогу в ближайшие дни сказать наиболее интересную информацию по этому поводу, - Михаил кивнул.
- Вы же знайте, что я предпочитаю работать быстро. Просто… - она расстроено опустила взгляд и начала крутить серебряное колечко на пальце. – Если то, о чем я думаю окажется правдой, то боюсь вскоре еще будут жертвы. И так дело с предыдущим убийцей сильно тормозится…
- Предыдущим? Это уже интересно, по нему данные ты тоже передала? - Гросснер выпил еще немного шампанского, - если мы сможем понять, как они убивают, вполне логично, что сможем понять кто может оказаться в группе риска. А там, уже и до поимки не далеко. Не беспокойся, Клара, все самые подробные выкладки и предположения я тебе сообщу, при личной встрече или как обычно через почту?
- Как захотите, - Ривес перестала нервно крутить кольцо и посмотрела на Михаила. – Не передала, потому что жду ответа от экспертов по искусству. Если это ничего не прояснит, то непременно обращусь к вам, - ее уголки губ дрогнули, и она сделала глоток из бокала.
- Искусству? Если судить по утечкам, то скорее всего и надо там копать, ведь погибли в основном действительно восходившие деятели искусства, правда фигурировали и еще гуманоиды, но может быть журналисты не все пронюхали,- не нервничайте так большинство знают, что вы сейчас не опасны и не на расследовании, а остальные не тронут так как ниже по статусу.
- Что? Нет, - Кларисса широко улыбнулась. – Я нервничаю вовсе не из-за этого. Мне и дела нет до того, кто там что думает, - она махнула рукой куда-то в сторону. – Просто ожидание утомляет, - женщина сделала еще глоток и расслаблено опустила плечи, отклонившись на спинку стула.
- Может танец? - Гросснер встал и протянул руку Клариссе, - я не настаиваю, но это сократит томительное ожидание.
- Боюсь, я отдавлю вам все ноги, - детектив взяла за руку мужчину. – Танцор из меня никудышный…
- Это не беда, если будете сильно оттаптывать мне ноги, я могу вам ответить тем же,- он улыбнулся, явно шутя, и проводя ее к танцевальной зоне.

Как нельзя кстатсти заиграла нежная медленная музыка, что располагала под не слишком быстрые движения. Взяв ее одной рукой за талию вторую за ладонь, он медленно водил ее по кругу, изредка разбавляя другими движениями, в частности, Клара подловила ритм и в нужный момент не очень быстро крутилась во круг своей оси, держась за его руку, выставленную над ней.

Кларисса мечтательно заулыбалась.
- Забавно, - закончив кружится, она вновь положила руку на плечо Михаила, продолжив вальсировать. - Последний раз я так танцевала на своем выпускном вечере. С отцом, - на последней фразе она как-то погрустнела, отведя взгляд в сторону.
- Я думаю, прекрасные воспоминания нельзя смешивать с негативными, просто помни что тебе нравилось танцевать в тот момент, - он аккуратно толкнул ее, придерживая за спину, тем самым она легонько прогнулась назад, показывая красивое завершение под конец мелодии,- кажется, вы стали объектом интереса у некоторых мужчин, - Михаил ухмыльнулся, возвращая ее в первоначальное положение.
- Наверное, мне не стоило одевать такое платье. Мне это внимание ни к чему.
- Понимаю, в броне как-то спокойнее и менее заметнее, может быть, вы хотите отведать немного закусок? Или еще танец? - он улыбнулся, смотря прямо ей в глаза,- и не смейте мне врать, Кларисса, я тебя слишком хорошо знаю для такого.
- Да, в полицейской форме мне спокойней, - кивнула женщина. Затем чуть нахмурилась. – Врать вам? С вами этот фокус точно не пройдет… И насчет чего я могу лгать?
- Например насчет того, что вы не хотите есть, вы так иногда с интересом поглядываете на закуски, но предложив вам пойти к столику, ваши глаза смущенно глянули в сторону, это как пример.
- А это разве не называется стеснительностью? И если мы сейчас вернемся к столу, я бы с удовольствием перекусила.
- Прошу, нет, я уверен ты бы сказала, что не голодна или что-то в этом духе, то есть на фоне стеснительности легонько соврали.
- Но ведь нет ничего плохо в маленькой лжи? – она чуть улыбнулась и прищурилась.
- Конечно нет, - он легонько приобнял ее за талию и проводил до фуршета,- выбирай и потом посидим в расслабленной обстановке.

Кажется, впервые в жизни Иллиста присутствовала на столь роскошном приёме. Подобные мероприятия у турианцев всегда проходили в заметно менее помпезной форме. Да, порой даже более торжественно, но с гораздо меньшей пустой показушностью. Не требовалось всех этих сложных запутанных протоколов, ритуалов, условностей. Даже вечерние платья были необязательны: вполне хватало «парадки».

Женщина чувствовала себя крайне неуютно среди всей этой мишуры, красивой, но слишком очевидной подделки, фальши, лицемерия. Держась в стороне, неприметно, стараясь не обращать на себя ничьего внимания, Иллиста рассеянно наблюдала за гостями, держа в руках бокал, наполненный игристым вином цвета вечерней небесной выси.

Его она едва ли осушила на треть. Скорее, чуть отпивала по капле – для вида. Хотя и после бутылки Гирда она вполне могла сохранить способность провести сложную операцию, но на работе Иллиста никогда не пила. А сейчас она была на работе… И работа эта должна была закончиться с официальным окончанием благотворительного вечера – в три часа ночи по местному времени.
Это обстоятельство, да ещё, пожалуй, мысль, что где-то здесь должна быть её подруга, были единственными двумя обстоятельствами, которые придавали ей сил и терпения находиться в этой столь чужой и непривычной для себя атмосфере.

Сколько пустых разговоров: деньги, удачные сделки, торжество над облапошенными конкурентами, успехи у женщин, пикантные подробности ночных похождений по «интересным» заведениям, бравада, чванство, напыщенность, прочая шелуха жизни – всё то, к чему Иллиста не испытывала ничего иного, кроме отвращения, в лучшем случае – безразличия.

Гораздо больше сейчас её занимал другой предмет: внутреннее беспокойство из-за событий последних дней. Словно крепчающий ветер порождает в глубине существа чувство страха из-за назревающей бури, произошедшее в больнице и слова Клариссы заронили искры тревоги внутри Иллисты. Что-то зрело и готовилось в недрах этой ещё сравнительно молодой, но уже прогнившей насквозь колонии на задворках Галактики. Что-то, что пугало турианку. И не только за себя, но, в первую очередь, за подругу.
Снова заиграла музыка, по залу закружились пары – и Иллиста с радостью увидела среди них Клару, танцующую с каким-то мужчиной-человеком, уже довольно зрелого возраста, явно принадлежащего к кругам местной элиты. Турианка невольно залюбовалась их танцем. И почему Клара ей вечно твердила, что не умеет танцевать?.. На взгляд Фалькрус, ей это более чем удавалось. Так легко, так непринуждённо, словно она каждую неделю появлялась на таких вот вечерах, всякий раз блистая в танце и беседе. С одним тонким, но важным отличием: она была по-настоящему живая среди всей этой разукрашенной толпы с пустыми глазами и не менее пустым нутром.

Танец закончился, мужчина повёл Клару в отгороженную часть зала, где были накрыты столы и, видимо, начал что-то рассказывать. Потом, когда Кларисса набрала себе тарелку, они направились к одному из свободных столиков в дальнем углу зала. Иллиста, решив, что более подходящего момента подойти к подруге не представится, пошла за ними.

- Добрый вечер! Не помешаю я вам? – спросила турианка, оказавшись перед их столиком.
- Иллиста! - Кларисса чуть не вскочила с места при виде подруги. Единственный лучик света в этом темном царстве. – Познакомьтесь, - она взглянула на Михаила. – Иллиста Фалькрус, моя подруга. Иллиста, - она перевела взгляд на подругу. – Это господин Михаил Гросснер.
- Рад знакомству, - Михаил привстал и легонько поклонился, - присаживайтесь к нам, как раз есть свободное место, - он повел в доброжелательном жесте в сторону свободного стула.
- Взаимно, - наклонила голову Иллиста, присаживаясь. – Благодарю.
- Иллиста недавно прилетела на Хейлос, - Кларисса поерзала на стуле, поудобней устраиваясь. – Она врач. Работает в «Госпитале двух Надеж», - детектив мельком глянула на подругу и чуть улыбнулась. – Еще она планирует открыть частную клинику для мало имущих и ей нужны спонсоры… Вы же занимайтесь благотворительности, Михаил? Вот я и подумала, что вас, возможно, это заинтересует.
- Это довольно интересное предложение, но любая частная клиника подразумевает частные счета, ты уверена, что твоя подруга не будет отмывать часть денег?
Иллиста едва слышно усмехнулась, услышав слова человека, и внимательно посмотрела на него колючим взглядом зелёных глаз.
- У людей всегда принято начинать знакомство с беспочвенных подозрений? – мягко спросила она.
Он усмехнулся, исподлобья посмотрев на нее, после перевел взгляд на свое шампанское.
- Большинство здешних только так и поднялись, да и большинство населения, особенно с колоний, основанных западной коалицией Альянса, жадны до денег, вопрос резонный, так как свои капиталы я готов жертвовать на благо малоимущим, а не на новую машину высокопоставленному лицу.
- Иллиста хороший врач, и хорошая турианка, - вступилась Кларисса. – Она всю свою жизнь посветила работе. И собирается создать клинику из чисто благих побуждений. Если бы было иначе - мы бы сейчас не разговаривали, - утвердительно произнесла женщина.
Гросснер поднял руку, показывая жест помолчать.
- Пусть наша гостья сама ответит из каких побуждений она решила этим заниматься и сказать какие проблемы тут мешают ей заниматься той практикой, которой она желает.
Кларисса сложила руки на груди и отклонилась назад, переключая взгляд то на турианку, то на мужчину.
Не отрывая взгляда, Иллиста изучала Гросснера. От подобного молчаливого созерцания складывалось впечатление, что она пытается заглянуть в самые глубины души собеседника. Но в самом её взоре не было ни неприязни, ни презрительности, ни оскорбленности, ни, тем более, унизительной мольбы. Лишь только лёгкая снисходительная улыбка и тепло.

- Господин Гросснер, - спокойным, мелодичным, успокаивающим голосом ответила Иллиста, – как уже сказала Клара, я здесь совсем недавно, но даже за столь короткое время я успела немного изучить место, куда привели меня Духи. Насколько я знаю, госпиталь, в который я была направлена своим руководством, был основан почти одновременно с колонией. И основательницами его были две женщины: человек Надежда Александрова и турианка Сперида Фидес. Их прислали государства-основатели колонии Хейлос организовать медицинскую помощь в только что созданной колонии. И они организовали госпиталь, который теперь носит их имена. Если я не ошибаюсь, за глаза, больницу ещё тогда прозвали «госпиталем двух Надежд», ведь Сперида – надежда по-туриански. К сожалению, оба доктора прожили недолго после создания колонии. Надежда Александрова отдавала своим пациентам всё, даже собственное здоровье, и умерла прямо на рабочем месте от тромбоэмболии. Сперида пережила её на пару лет и погибла при крушении транспортника, когда возвращалась на Хейлос с Галактического симпозиума по вопросам интеграции. Ещё пару месяцев спустя негласное название больницы было присвоено ей совершенно официально: ЦГБ имени Н. Александровой и С. Фидес. Достойные женщины, готовые сделать всё для страждущих, кем бы те ни были, не требуя ничего взамен. Вы считаете, что таких гуманоидов больше не существует в Галактике? Я помогаю всем, кому могу, уже восемнадцать лет. И я намерена помогать им и дальше. Но не все могут обратиться в госпиталь, не у всех есть средства на оплату лечения. А у врача, честного врача, желающего помочь, далеко не всегда есть средства на закупку оборудования и медикаментов. Таковы мои побуждения и таковы проблемы, мешающие им.
- Вы понимаете, что вам придется столкнуться с жесткой конкуренцией в колонии? Крушение, в котором погибла Сперида было спланировано кучкой олигархов в купе с местным правительством, никого не устраивало такое положение дел, - он перевел взгляд на нее, он был холоден, враждебен, но складывалось ощущение, что он не хотел зла,- я был на войне первого контакта и знаю, что есть люди и турианцы честные до конца, но готова ли ты идти до конца? Единственный бизнес, который затронут слабо, это детский, никого не интересуют приюты и набивают там карманы в основном только сами директора, поэтому я вкладываю туда деньги, если вы сумеете организовать в бедном районе клинику для детей и подростков, я согласен в это дело инвестировать и покрывать взятки которые потребуют меры тех колоний, но открывать взрослые поликлиники здесь вам нет смысла, все уже занято и жестко контролируется даже та, госпиталь двух Надежд стал тоже частью большой коррумпированной сетки, но, по общей договоренности цены там держат низкие, полагаю, о таких мелочах вам Кларисса не сообщала,- он косо посмотрел на детектива и усмехнулся,- мы живем в непростое время, как не крути.
- Всегда есть выход, - Ривес чуть приподняла подбородок, вызывающе улыбнувшись и сверкнув темно-сними глазами.

Иллиста умела чувствовать чужую боль – без этого она бы не стала тем, кем была сейчас – одним из лучших медиков-специалистов широкого профиля, способных находить общий язык, понимать и лечить представителей любой из рас Галактики. И она почувствовала боль в душе Гросснера. Тупую, глубокую, ожесточающую, нет-нет - да и проскальзывавшую в его глазах и голосе. Почему-то ей вдруг стало невыносимо жаль этого человека, с которым, возможно, когда-то давно могла сойтись в бою её родная тётка, воевавшая с людьми во времена Инцидента. Но то было делом прошлого, и Иллиста, в отличие от многих своих соплеменников, не питала злобы к людям.
Турианка не обиделась на слова человека.

- Времена никогда не бывали простыми, господин Гросснер. Всегда те, кто желает творить добро вокруг себя, делает это не столько благодаря, сколько вопреки обстоятельствам. Но именно потому, что находятся гуманоиды, готовые бескорыстно помогать окружающим, готовые просто честно и добросовестно выполнять свой долг, общество и продолжает жить. Это не пустые пафосные слова. Я верю в то, что говорю, и готова идти до конца. Я тоже повидала, поверьте, в жизни достаточно, чтобы не бояться последствий своих решений. И, - Иллиста посмотрела на подругу, - Клара права: выход есть всегда.
- Поэтому я и предлагаю открыть клинику в бедном районе для оказания помощи детям и подросткам, мы вырастим поколение, которое сможет порушить нынешнюю систему коррупции, да и эпидемии в нижнем районе станет меньше за счет все той же клиники.
- Поэтому я и предлагаю открыть клинику в бедном районе для оказания помощи детям и подросткам, мы вырастим поколение, которое сможет порушить нынешнюю систему коррупции, да и эпидемии в нижнем районе станет меньше за счет все той же клиники, сплошные плюсы, вы не находите? - Гросснер читал в глазах турианки искренность, но легкие опасения,- не переживайте, я не из тех, кто потребует делать что-то взамен, например, переспать с вами, я буду инвестировать в вас, а вы будете честно выполнять работу по поддержанию молодежи в здоровом состоянии,- он перевел взгляд на Клариссу, а после вновь на новую знакомую, - извините что перешел сразу к делу, вижу вы не любите долгие разговоры за политику и экономику.
- Это потому, что я слабо разбираюсь и в том и в другом, - улыбнулась Иллиста. – Спасибо вам за ваше желание помочь. Я постараюсь оправдать ваше доверие. И, если вам нужно, готова еженедельно предоставлять финансовую отчётность о расходах на лечение.
Гросснер ухмыльнулся.
- Можно полюбопытствовать, кто же вас пригласил на сей замечательный вечер? С такими предложениями редко попадают.
- Меня всего лишь направили от госпиталя проследить на вечере за самочувствием гостей и оказать им помощь, если, не допусти Духи, она вдруг потребуется.

Неожиданно инструментрон Клариссы издал оповещение о входящем сообщении. Она открыла его:
«Добрый вечер. Один наш знакомый на Хардрайве спрашивает, в деле ли вы. Если да, то я вас жду снаружи, у служебных ворот на территорию. Кар-грузовичок «Винсеч», узнаете меня по красной куртке и штанам. Жду вас 10 минут. Если не придете, знакомый просит передать, что будет считать вас вышедшей из игры. И он это одобрит».

После прочтения на лице Клариссы отразилось напряжение. Она тяжело выдохнула. Затем посмотрела на Гросснера.
- Простите, мне нужно срочно уйти. Это по работе…
- Работа она такая... Всего доброго, Клара, я дам тебе свои измышления на счет материалов в скором времени.
Кларисса благодарно кивнула, затем поднялась из-за стола и одним глотком осушила свой бокал.
- Что-то серьёзное? - встревожилась Иллиста.
- Не знаю, - как-то отстраненно ответила детектив. – Ты еще долго будешь здесь? Я могу сообщить своему напарнику, чтобы он забрал тебя.
Иллиста посмотрела на время.
- Ещё четыре часа, - она не смогла подавить вздох. - Но, не надо никого затруднять тем, чтобы забирать меня отсюда посреди ночи. Я прекрасно доберусь на такси.
- Я попрошу напарника, - коротко улыбнувшись, Клара мягко коснулась плеча подруги. – Еще раз прошу прощения, - она посмотрела на Михаила и чуть приклонила голову. Затем в спешке покинула зал.
"Клара, напиши, а лучше, свяжись со мной утром" - пришло ей у самой двери сообщение от Иллисты.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
DV
145 0%
Offline
3033
2015-05-31 в 11:54 # 54
Гардия прохаживалась по залу как сытый хищник , присматриваясь и принюхиваясь к собравшейся публике. Атмосфера была, как и водится на таких мероприятиях, претенциозной, в какой-то мере развязной, в какой-то мере протокольной. Мелькания красивых лиц, дорогих костюмов, мерцание шикарных украшений, и надменных глаз. «Ярмарка тщеславия» - улыбнулась своим мыслям турианка. Всё это буйство роскоши и снобизма, окутывало марево из ароматов дорогих духов, сигаретного дыма и скрываемых пороков.
Большую часть собравшихся, она знала лично, так называема «теневая администрация» колонии, контрабандисты, спекулянты, торговцы информацией, коррумпированные чиновники и полицейские, представители криминального мира, все те кто высасывали из колонии последние соки. Как ни странно тут был всего один, единственный турианский генерал, притом уже давно и глубоко в отставке. Каждый день после пятнадцати часов он приходил в бар Вертикали, заказывал бутылку турианского и молча пил. Потом заказывал ещё и ещё, до тех пор пока не сваливался. В левом кармане его кителя всегда лежала нужная на такси сумма. Это продолжалось уже пару лет, Румб всегда удивлялся тому как вояка до сих пор не сдох. Гардия относилась терпимо, но в душе призирала его, по понятным причинам. Каждый раз проходя мимо бара она видела своего отца, ей казалось вот-вот и он обернётся и обругает её, кинет чем-то. Она тряхнула головой, чтобы избавиться от гнетущих размышлений и воспоминаний.
Шелестя струящейся изумрудной тканью платья и покачивая бёдрами, Гардия прошла в центр зала, перемещаясь всё ближе и ближе к сцене. Она здоровалась, приветствовала жестом или кивком, очаровательно улыбалась, принимала комплементы и восхищения, относительно своей внешности и голоса. Турианка чувствовала себя как рыба в воде, она знала всех, её знали и с ней считались, она упивалась моментом. И всё же среди присутствующих гостей, были не знакомые ей личности. Она акцентировала на этом внимание, когда проскользнула мимо мужчины в дорогом, явно пошитом на заказ костюме, эффектной женщины, и держащейся с особым достоинством турианки. Уловить смысл и нить разговора не удалось, их голоса тонули в звуках музыки и гуле собравшихся гостей. Когда Кринт проходила мимо них, лицо женщины в откровенном красном платье, показалось ей очень знакомым. Почуять и отделить её запах из общей какофонии, было невозможно, мимо проходи официант, Гардия взяла с подноса бокал чего-то алкогольного, стала наблюдать всматриваться. Не смотря на блистательный вид, женщина в красном явно чувствовала себя неуютно и не на своём месте, она словно стеснялась своего роскошного вида, старалась, то ли спрятаться, то ли не замечать на себе голодных взглядов доброй половины мужской, и не только, аудитории. Женщина говорила что-то серьёзное мужчине, она немного повернула голову, и характерно нахмурилась. «Детектив! Ну надо же! И что же заставило её наступить себе на горло и придти сюда?» - Кринт нахмурилась и помрачнела. Теперь её точно интересовали и турианка и человек, а главное предмет их разговора. Гардия сделала глоток.
- Мис Кринт, я уже давно восхищаюсь Вашей красотой, а теперь и талантом. – Турианец с имплантами вместо жвал, взял её запястье и прикрыл свою ладонь её. – И почему, моя душа, Вы скрывали от нас свой волшебный голос? – он укорительно покачал головой.
- Дорогой Урдентис, я не скрывала, просто не представлялось случая, Вы же знаете, я всецело была занята клубом. – Она очаровательно улыбнулась, и сделала глоток алкоголя, не теряя с турианцем зрительного контакта.
- Моя дорогая, Вы сотворили чудо с этой помойкой. У меня есть пара дочерних компаний, примерно в таком же состоянии, что и Вертикаль в свое время, до Вашего появления - Скамт немного нервно хохотнул – вот если бы твои коготки добрались до них... Ах об этом я могу только мечтать. – не выпуская, он положил её руку себе на грудь. Его светящиеся жвала дрогнули, он пожирал её глазами, скользя взглядом по изящной шее, оголённым рукам, тонкой талии, мысленно раздирая когтями тонкий шёлк её платья.
- Есть один момент Ур, если мои коготки доберутся до твоих компаний, то твои когти доберутся до меня. – Она прошлась кончиком языка по верхним клыкам и чуть слышно прирыкнула.
- Ммм... одно твоё слово... – Скамт приблизился вплотную, и жадно втянув её запах, аккуратно прошёлся когтями по её предплечью. Турианец тяжело дышал, его голос слегка подхрип, и он с надеждой и мольбой заглянул в янтарный омут её глаз. Гардия муркнула ему в ответ и томно улыбнулась.
- Урдентис, скажи, а кто этом мужчина, я его никогда раньше не видела. -Турианец стал рассеянно шарить глазами по залу.- Вооон там, с детективом и турианкой. – Пояснила Гардия.
- Детективом? – надбровные пластины бизнесмена поползли вверх.
- Ну да, детектив Ривес, вон та эффектная блондинка в откровенном красном платье.
- Кларисс?! Да не может быть! – турианец стал с интересом разглядывать женщину.
- Ну-ну, а буквально минуту назад, кто-то говорил, всего лишь про моё «одно» слово. – Подзадоривала его Гардия.
- Что?! Нет! Гардия я... я...
- Так кто он?
-Это Гросснер. Странный и подозрительный тип. Закрытый и себе на уме, не общается не с кем кроме своего закрытого круга, меценат типа. Считает себя выше нас, он не на чьей стороне, как бы сам по себе. В общем он не вызывает доверия. – Скамт деловито фыркнул.
- Пока, всё что я услышала, характеризует его с лучшей стороны – Она погладила Урдентиса по синтетическому жвала, он оскалился и вожделенно облизнулся. - А турианка?
- Это известный специалист по заболеваниям разных рас, – тяжело выдохнул он. – говорят характерная и принципиальная сучка.
- В смысле?
- В смысле, идейная. Это сразу осложнило многим жизнь очень многим моим партнерам по бизнесу. С прежним всегда можно было договориться, решить не топясь. Санитарный сертификат, тихая операция, использование военных медикаментов и много чего ещё.
- А что произошло с прежним, с кем-то не договорился? – Она улыбнулась, и прикусила нижнюю губу.
- Нет, всё прозаичнее – передоз. – Как бы между прочем, он зашёл ей за спину, и приобняв, прижал к себе. – Что ещё ты хочешь узнать? – проурчал Урдентис ей на ухо и едва коснулся языком её шеи. – Я весь твой, можем уединиться где-нибудь вдали от жадных глаз и клокочущих голосов, ты будешь спрашивать, а я буду отвечать, долго, сладко, страстно. – Его рука скользнула под разрез её платья, нежно, но настойчиво изучая аккуратные набедренные пластины турианки.
Она прикрыла глаза, и откинув назад голову, блаженно заурчала. Приняв это за разрешение, ладонь Скамта переместилась на внутреннюю часть бедра, двигаясь вверх вниз, и легонько прихватывая, упругую и нежную кожу. Турианец порыкивал, его язык активно изучал каждый сантиметр её шеи. Его надрывистое и горячее дыхание будоражило, его отчаянное желание пробуждало страсть. И вот его пальцы скользнули по нежной и разгорячённой плоти между её стройных ног, осторожно проникая и снова убегая. Гардия издала тихий и сладостный стон. Её хотелось отдаться наслаждению, погрузиться в эту вожделенную иллюзию трепетного блаженства, но, увы, тревожные мысли не давали ей забыться.
- Мне надо идти, – промурлыкала она – мой выход... – она отстранилась от разгорячённого турианца, он не сразу, и с неохотой, отпустил её, успев в последний момент прикусить её жвальце. – Мы продолжим, я обещаю... – она каснулась его щеки и хищно улыбнулась.
- Я буду ждать... – разочарованно и с тенью злости ответил бизнесмен.
- Поверь, не так долго, как ты думаешь. – Кринт неожиданно приблизилась и укусила его за нижнюю губу. Урдентис рыкнул и приободрился, он было хотел снова заключить ей в объятья, но добыча выскользнула и порхала, оставив ему всепоглощающую жажду и томительное ожидание.
Гардия медленно плыла среди гостей, погружённая в размышления. « Детектив, врач и этот Гросснер, странное, но явно не случайное сочетание. Ситуация становилась определённо и интересной и напряжённой. Стоит ей опасаться чего-то? Если убрать из схемы мецената, то возможно... Гросснер совершенно не вписывается в схему Ривес. Может она пришла просить денег, хотя, это не в её натуре... Тогда что? Что заставило её прийти туда, где её нутро выворачивает наизнанку? Явно что-то важно. Я просто накручиваю себя. Да и что мне может сделать эта ментовка! С моими связями и влиянием. У меня компромат на большую часть присутствующих, включая саму коменданта» - Кринт сделала глубокий вдох и направилась к сцене.
Освещение в зале стало медленно гаснуть. Со сцены густыми серебристыми клубами, в зал покатился искусственный туман. Гул голосов стал стихать, публика застыла в ожидании. И вот первые аккорды, надрывистое вступление, и чарующие звуки рояля и саксофона... и нежный блюз проник во все уголки зала. Гардия появилась из темноты, окутанная золотистым светом софитов, как существо из другого мира, прекрасное, загадочное и непредсказуемое. Музыка стихла, всё застыло. Гардия прикрыла глаза, и бархатистый, глубокий голос, пульсирующими волнами разорвал тишину, заполняя пространство. Гардия пела акапелла.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Михалыч
25 0%
Offline
414
2015-06-01 в 2:43 # 55
На утро Зитт даже не помнил, как добрался домой в свою собственную квартиру и улегся спать. Очнулся он от того, что сполз с дивана, грохнувшись со всей силы шлемом о пошарпанный металлический пол. Едва соображая, он медленно приподнялся и уселся на полу, озираясь по сторонам. Чувствовал себя Зитт отвратительно, ощущая мерзкое головокружение, от которого, казалось, вся комната ходила ходуном, словно качели или малогабаритный корабль с поломанным двигателем. "Надо бы найти лекарство" - подумал Зитт, с трудом поднимаясь с пола, - "Кажется, я серьезно отравился вчерашним ужином."

Встать с пола получилось лишь с третьей попытки. Кварианец встряхнул головой и огляделся в поисках своих вещей. Не найдя их, он, шатаясь, поплелся к открытой входной двери, гадая, куда же они запропастились. "Ох, Бош'тэт! Дверь! Она ж до сих пор сломана!", - мысленно воскликнул Зитт, вспомнив первую встречу с полицией, а также то, что ее вскрыл полицейский-турианец, сломав замок. "И вещи небось ворье унесло. А с ними и лекарство", - с досадой подумал он, выходя из квартиры в темный коридор.

Осмотрев коридор, Зитту показалось странным, что освещение полностью отсутствовало. К слову, этот корридор и раньше не особо хорошо освещался, но подобной темноты никогда еще не было. Приглядевшись, он усмотрел в темноте несколько существ, как слева, так и справа от себя, которые выстроились вдоль коридора, словно длинная-предлинная шеренга. И все, казалось, смотрели на него, хотя кварианец с трудом различал их лица.

- Ох, как же плохо... эй, кто-нибудь! Позовите врача! - воскликнул Зитт, но никто не ответил. Кварианец попробовал включить встроенный в шлеме ночной визор, но тот упорно отказывался работать, и пришлось по-старинке воспользоваться функцией фонарика в инструметроне. Осмотрев присутствующих, Зитт еще раз попробовал поговорить, но никто не нарушил молчания. Все, как один упорно смотрели на него, кто с укоризной, кто с ненавистью, кто с сочувствующим взглядом. - Эй! Да ответьте хоть кто-нибудь! - еще громче воскликнул Зитт, чувствуя, как внутри него зарождается недовольство. Ответа по-прежнему не было. Неуверенно шагая, кварианец закрыл сломанную дверь вручную, сомкнув створки, и зашагал влево вдоль шеренги, по пути рассматривая лица присутствующих.

- Не может быть, - пробормотал Зитт, остановившись около одного паренька и рассматривая его повнимательнее. У того было прострелено насквозь горло, а левый глаз был с обрезанными веками и словно норовил выпасть из глазной орбиты, - Не может быть! - повторил кварианец, - Да ты же умер. И ты. И ты! Да вы все умерли! - воскликнул он, узнавая окружающих и впадая в панику. Всех их он знал из прошлой жизни, когда работал, потроша трупы. Кто-то из присутствующих в шеренге был его бывшим коллегой по делу, которого он застал мертвым в один "прекрасный" день. А кое-кто был тем самым трупом, над которым работал когда-то кварианец.

- Галлюцинации! У меня бред! - догадался Зитт, но от догадки легче не стало. Галлюцинации от отравления были у него и раньше, но таких страшных, пожалуй, еще не было. Кварианец резко развернулся и побрел назад в поисках двери в свою квартиру, уже пожалев, что ее за собой закрыл. Не найдя ее, он в панике бросился бежать по корридору, стараясь не всматриваться в шеренгу мертвецов.
Спустя некоторое время лишь усилием воли Зитт заставил себя остановиться и собраться с мыслями, стараясь думать рационально. Осмотрев присутствующих еще раз, Зитт осознал, что добежал до края шеренги. На него смотрел уже знакомый бывший комендант-турианец, а рядом стоял обмотанный кишками кроган с сердцем во рту. "Это всего лишь галюцинации", - успокаивал себя Зитт, - "Следовательно они не могут ничего сделать, верно?". И тут-то он услышал знакомый звонкий голос.

- Эй, ты что здесь делаешь, глупенький? - весело проговорила кварианка, - Тебе сюда еще рано!
- Лиа! Сестренка! - обрадовался Зитт, повернувшись в сторону голоса, - Ты не поверишь, что...
От увиденного у кварианца встал ком в горле. Неподалеку стояла Лиа с веселым взглядом и жизнерадостной улыбкой, а также разбитым шлемом и аккуратной дыркой во лбу. Кровавый ручеек медленно стекал по ее милому личику, капая с подбородка прямо в остатки шлема. Родная сестра Зитта стояла рядом с кроганом, замыкая шеренгу мертвецов.

---------------------

Проснувшись, Зитт закричал от увиденного кошмара. Ничего не соображая, он попытался встать, но чьи-то руки взяли его за плечи и приложили назад.
- Тихо-тихо, не дергайся! Да не дергайся ты, кому говорят! - строго проговорил чей-то турианский голос.
- Что происходит? Где я?
- Там где надо, успокойся уже!
- Я... где?...

Не договорив, кварианец медленно осмотрелся и осознал, что лежит на диване, но не на своем. Рядом с ним стояли два знакомых полицейских: азари и турианец, что раньше подвозили его в полицейский участок.

- Эй... ты, это... Гудини? - проговорил Зитт, осматривая азари. Настоящего имени ее он не запомнил, но зато вспомнил кличку.
- Терпеть не могу это прозвище. Стукнуть бы тебя по голове за это, так ты уже и так стукнулся. - с усмешкой проговорила азари, - Меня зовут Рина Таорис. Советую запомнить, - проговорила она, доставая пачку сигарет.
- Эй! Только не в моем доме! - запротестовал турианец, отбирая пачку.
- Да ладно тебе, Неррис! - азари попыталась отобрать сигареты назад, но турианец не позволил.
- Кури где хочешь, но не здесь, - сказал он, пряча пачку в карман. Заметив взгляд кварианца на себе, он небрежно кивнул и представился, - Неррис Нильярхе. Ты как себя чувствуешь?
- Нормально, только голова кружится, - смутившись, проговорил Зитт, - А что случилось?
- Ты что, ничего не помнишь?
- Помню, что ехал домой в аэрокаре. Поставил его на автопилот, а сам уснул. А что?
- В аварию ты попал, - ответила вместо турианца азари, - Влетел в твой аэрокар какой-то придурок, что решил по-пьяни погонять по пустынным улочкам. Хорошо, что ты в служебной машине был, у нее корпус прочный. Да и шлем у тебя оказался надежный, даже вмятины почти не видно. Лишь только краска облезла.
- Мы за этим пьянчугой минут сорок гонялись во время патруля. Чудо, что до этого он ни в кого не влетел, - злобно проговорил Неррис, - Зацепил он твой аэрокар, и оба грохнулись об землю, благо высота была небольшая. Твой-то затем отскочил от земли и так и остался висеть, покачиваясь из стороны в сторону, словно качели. А вот его аэрокар как влетел в землю, так там и остался, разве что в длине сжался наполовину. Слава духам, что хоть с тобой все хорошо закончилось.
- Это точно, - поддакнула Рина, закуривая сигарету с ухмылкой.
- Откуда?... Как?... - замешкался турианец, увидев курящую азари. Он обшарил собственный карман, где была пачка сигарет секундами раннее и обнаружил, что карман пуст. Осознав это, он громко выругался, отчего улыбка азари стала еще шире, - Гудини, чтоб тебя духи драли во все щели!
- А что потом-то было? - спросил Зитт, не обращая внимания на ругань.
- Потом все по стандартной процедуре, - ответила Рина, - приехали, оцепили, вызвали скорую. Тебя отвезли в больницу, пьянчугу - в морг. В больнице у тебя серьезных повреждений не нашли, разве что шишку набил.
- Ясно, - удивленно пробормотал кварианец, - А здесь я как очутился?
- Потому что в больнице ты сначала лежал-лежал, да потом как вскочил и убежал в коридор, бормоча несуразности! - буркнул Неррис, - Напугал целую очередь больных, крича, что они все уже мертвы, а затем развернулся и побежал к выходу. Там тебя медсестра пыталась урезонить, говоря, что, мол, тебе сюда еще рано, но ты не слушал.
- Короче, приняли они тебя за психа и хотели уже в психушку сдать, да Неррис за тебя вступился.
- Ага! Не хватало еще, чтоб болтали, мол, в полиции работают одни лишь умалишенные! Решили мы тебя ко мне отвезти, пока в себя не придешь.
- Я, это... извините, - смутился Зитт.
- Да чего уж там, - махнул рукой турианец, - Всякое бывает. У тебя костюм дал сбой, и вместо успокоительного вколол тебе стимулятор. Вот ты и забегал как бешеный.
- Зато потом пролежал все утро и весь день. Вон, уже ночь наступила, - азари кивнула в сторону окна, где и вправду смеркалось. Она выпустила облачко дыма и продолжила задумчивым голосом, - Сегодня, говорят, важное мероприятие начнется. Назначение нового коменданта колонии и все такое...
- Скорее уже закончилось, - поправил ее Нильярхе, - Да и с чего это ты такая грустная?
- Да печально это все, - вздохнула азари, - На шикарный банкет у них всегда найдутся деньги. А вот теперь выбивать финансирование на закупку или хотя бы ремонт одного аэрокара...
- Даже не продолжай, - прервал ее Неррис, открывая шкафчик, - От нас это не зависит, так чего грустить впустую? Давай уж лучше выпьем, у меня тут кое-что залежалось. Эй, Зитт! Ты как?
- Я? Я в порядке.
- Пить будешь? Очищенное! Не бойся, не отравишься!

Кварианец на мгновение задумался. Затем он вспомнил прошедшие дни, вспомнил кошмар, что привиделся ему в бреду, поежился и молча кивнул.
Я-туман
52 0%
Offline
1457
2015-06-01 в 20:06 # 56
Совместно с Роса.
Виктория была в своей стихии – в обществе властных, влиятельных, известных гуманоидов. Здесь всегда и всё было понятно и ясно: жизнь по условиям первобытного мира – или ты, или тебя. Банальные четыре слова, скрывавшиеся за всей помпезностью, шиком, гламуром, показушностью. Этот закон женщина поняла, когда ей было двенадцать, а в четырнадцать уже с успехом и немалой пользой для себя использовала в модельном бизнесе. Потом сменяла друг друга обстановка, условия. Открывались новые возможности и перспективы, за спиной оставались успехи и неудачи. Жизнь менялась, но закон оставался прежним, одним-единственным: «или ты, или тебя». Ничем не брезговать, идти по головам, рвать, когда представится возможность, парировать удары окружающих, бежать, когда другого выхода нет, и никогда никому не доверять до конца.
Здесь, на Хейлосе, всё было точно также. И этот вечер, по сути, по своему наполнению ничем не отличался от уже многих посещённых ею благотворительных вечеров. Виктория купалась в лучах внимания окружающих, приветливо общалась со всеми, изображая из себя бесконечно довольную жизнью женщину.
На ней было золотистое длинное узкое платье без рукавов, с глубоким декольте и аккуратным маленьким вырезом на спине. Шею и уши и запястья женщины украшал великолепные бриллиантовые украшения. В высокую причёску были уложены одиночные маленькие бриллиантики, сверкавшие, когда на них падал свет люстр и софитов.
И высокий батарианец, подошедший к ней с любезной улыбкой был принят ею за очередного мужчину, решившего выразить ей восхищение её особой. Она смерила незнакомца оценивающим взглядом и улыбнулась ровно на столько, на сколько улыбаются, ещё не зная статуса нового знакомого.
- Миссис Минтз, позвольте представится: Горек Ил'Насс, - окликнул женщину батарианец в молочно-белом смокинге. Добродушно улыбнувшись, он решительным шагом направлялся к Виктории. -Я счастлив. Счастлив встретить лучезарную звезду Иллиума в этом захолустье... - Горек еще раз лучезарно улыбнулся. - Я так рад видеть вас здесь. Весь Иллиум померк без вас. Позвольте представить вам мою знакомую, - батарианец указал жестом на подошедшую азари, переводившую непонимающий взгляд то на батарианца, то на Виторию и растерянно улыбавшуюся, - Навуходоносор Синеус - редактор "Время и деньги".
Улыбка Минтз стала чуть более холодной и сдержанной с тенью снисходительности и официальности. Журналистов она ненавидела и презирала, однако, прекрасно понимала всю необходимость их существования и знала правила, по которым принято с ними вести дела.
- Виктория Эдит Минтз, - чуть дёрнула подбородком в сторону Виктория, изображая лёгкий кивок. – Но сегодня я не настроена на интервью.
-О нет, интервью сегодня не будет, - с легкой улыбкой пояснил Горек.-Я просто хотел поговорить со знаменитостью. Я был так расстроен, когда начался этот ужасный процесс, когда вас оболгали и прилюдно унизили, -батарианец был в курсе, что Голд немало кредитов потерял на том деле, когда, по сути, его проект нагло выкрали, и был готов со всей готовностью наказать обидчиков, или, по меньшей мере, вернуть потраченное.
- Как быстро разносятся сплетни по Галактике, - Минтз тяжело и грустно вздохнула. Ей не хватало только начать откровенный разговор с журналюгой, который, не смотря на все заверения, всё равно потом изложит всё в очередной статейке и ещё двадцать раз переврёт. – Впрочем, меня это не удивляет. Грязь и мерзость всегда были в большем почёте, чем правда. Хотя вы, я вижу, всё же стараетесь придерживаться истины. Хотя её и пытаются извратить, - она очаровательно поджала губы, демонстрируя обиду. – Что поделать, мир шоу-бизнеса жесток. В нём нет места честности. Любой успех вызывает завить, а зависть – подлую клевету и жажду подставить ногу или ударить в спину.
- О да, вы правы. Но так устроен наш мир, -Горек состроил гримасу, должную изображать тоску по тому, что мир так жесток.-Благородство нынче не в чести. Но, вот Лианора(автор проекта) меня удивила. Как эта бездарность, могла утверждать что это её проект?
От упоминания имени Лианоры Виктория чуть побледнела, но быстро взяла себя в руки, не желая демонстрировать свои слабости кому бы то ни было, тем более батарианскому журналисту.
- Бездарностям больше ничего не остаётся, кроме как отравлять жизнь талантливым людям, - Виктория многозначительно посмотрела на Горека своими огромными голубыми глазами. – Иначе они окончательно потеряют смысл своего ничтожного существования. Я к этому привыкла. Меня не в первый раз пытаются очернить подобным образом. Как вы можете видеть, безуспешно.
«Да, черное сердце не очернишь, - подумал батарианец, глядя на это существо, что успешно прикидывалось женщиной. - Куда ей до Нэнси, Сильвер и даже Новы. Это пародия, а не личность", -думал батарианец, продолжая любезно улыбаться.
-Я так рад, что ваше здоровье пошло на поправку, а то ваш супруг говорит, что вы так больны, -батарианец сделал сочувствующую мину.
Взгляд Виктория стал внимательным и колючим. «Откуда этот четырёхглазый так много знает? – подумала женщина. – И при этом рассыпается сейчас в комплиментах. Что ему нужно от меня?» Размышляя, как лучше ответить, Виктория пригубила шампанское, не отрывая от Горека глаз.
- Признаться, я была просто доведена до точки всей этой травлей, сплетнями, полицией. Они мне столько крови попортили. К счастью, всё обошлось без серьёзных последствий. Здешний климат пошёл мне на пользу.
- Да местный климат творит и не такие чудеса. Признаться, я рад. Стоит вас поблагодарить за вашу откровенность, - тут Нова усмехнулась и отправилась к фуршетному столу, демонстративно пройдя между Гореком и Викторией. Батарианец удивленно посмотрел ей вслед, и добавил.-Такой чудный вечер, такая чудная встреча –это, определенно, судьба.
- О чём вы, мистер Ил'Насс? – приподняла бровь Виктория.
- О том, что всё это не случайно. Вам так не кажется, миссис Минтз?-батарианец пристально посмотрел ей в глаза.
По спине у Виктории пробежал холодок. На глубинном животном уровне она почувствовала в словах батарианца угрозу. Отставив фужер с шампанским в сторону, женщина вынула из золотистого клатча пачку длинных тонких сигарет, закурила, выдохнула полупрозрачную струйку белёсого дыма.
- Случайность – всё ваше пребывание в это городе, - холодно ответила она.
- А вот тут я вынужден с вами не согласится. Не случайность, скорее, закономерность, -Горек снова улыбнулся, но это уже больше походило на оскал акулы, загнавшей наконец-то наивную рыбину.В глазах появились хищные огоньки. Батарианец вдохнул дым сигарет женщины.-Хм, нервишки видимо у вас все таки шалят, миссис Минтэ, -Горек вновь улыбнулся, и показалось, что он стал таким же каким был в начале беседы.- Вы полны секретов, - вновь улыбка.
Зрачки Виктории потихоньку сужались – наркотик начал оказывать своё действие. На место страху пришла лёгкая эйфория.
- Не советую вам пытаться разгадать их, - сказала Минтз.
- Да я и не пытаюсь, -"Ну, и дамочка, прямо таки "золотая жила": чем дальше, тем страшнее", - вы не загадка, что бы вас разгадывать, миссис Виктория, не льстите себе. Вы не так сложны, как вам кажется. И, - батарианец заговорчески понизил голос, - опиум разжижает мозги.
Лицо Виктории перекосило от ярости.
- Иди на х%й! – прошипела она.
- Я-то пойду. Но, не туда, куда вы меня отправили.-Горек развернулся, но сделав пару шагов, остановился.- Миссис Минтз, наслаждайтесь последними деньками спокойной жизни.
Ответом ему был испепеляющий взгляд ледяных голубых глаз. Скомкав сигарету в руке, Виктория отправила её в бокал с шампанским. Ей потребовалось всё её самообладание, чтобы не устроить скандал прямо здесь: он был не ко времени. Тем более, что после небольшого перерыва со сцены снова раздались звуки чарующего турианского голоса. Виктория повернулась к сцене – там стояла та, из-за которой её жизнь последние несколько дней являла собой настоящий хаос. «Ну, милочка, ты мне за всё ответишь…» - Виктория нервно раскурила ещё сигарету.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
LEXA3228
53 0%
Offline
574
2015-06-06 в 18:55 # 57
Совместно с Роса и Я-Туман

После того, как Клара убежала по своим служебным делам, Иллиста снова загрустила. Ей был неприятен этот вечер. Она чувствовала себя здесь совершенно чужой, и только осознание служебной необходимости удерживали её от того, чтобы уйти отсюда.
Внезапно гул вокруг стих, чуть приглушили свет, а взоры гостей устремились в ту часть зала, где располагалась сцена. Раздались аплодисменты. Иллиста посмотрела на сцену и увидела на ней высокую турианку в длинном зелёном платье. «Наверное, это и есть Гардия Кринт – певица», - подумала Фалькрус. Она присмотрелась к женщине – молодая, возможно, моложе её самой, с яркими клановыми метками цвета охры, стройная и очень красивая.
Заиграла музыка, и по залу разнеслись звуки прекрасного бархатистого голоса, глубокие и нежные. Иллиста невольно заслушалась песнями, которые пела её соотечественница. Здесь были и турианские, полные торжественности, и человеческие, бесконечные в своём разнообразии, и мелодичные азарийские.
Потом начались танцы – также тщательно подобранные из всего лучшего, что только можно было найти в танцевальном искусстве трех рас – турианской, азарийской и человеческой. Наблюдая за кружащимися парами, Иллиста не замечала, как бежит время, и была приятно удивлена, когда, взглянув на часы после какого-то очередного вальса, обнаружила, что до конца её «бдения» остаются считанные минуты. Женщина облегчённо вздохнула и начала потихоньку перемещаться в сторону выхода.
Когда до дверей оставалось всего несколько шагов, по залу объявили, что официальная часть вечера подходит к концу и в ознаменование этого готовится сюрприз: старинная человеческая традиция, ещё ни разу не озвученная на Хейлосе, но, вне всякого сомнения, очень красивая и трогательная: белый танец – гостьи бала приглашали на следующий круг мужчин. И всем, особенно инорасовым гостям было рекомендовано приобщиться к этой замечательной традиции.
«Что?! – Иллиста замерла у дверей как вкопанная. – Какой ещё, на хрен, белый танец?! Какая ещё просительная рекомендация принять участие всем приглашённым?!»

***

- Ну, что даст? - даже не повернув голову в сторону подошедшего батарианца, спросила Нова.
- Надеюсь, ты про интервью? - без эмоций ответил тот, вставая в рядом с азари, которая накладывала себе в блюдце закуски со стола.
- И про интервью и... - Нова несколько стушевалась, но быстро нашлась: - и вообще.
- А, ясно! - Горек слегка улыбнулся. - Тогда её ответ на интервью и вообще: "Нет".
- Ну, на нет и суда нет, - ляпнула азари явно человеческую поговорку - откуда только набралась? Не тут ли?
Дальнейший вечер прошёл не очень насыщенно, понравились песни Гардии, напыщенная и нелепая речь коменданта и аппетит Новы. Как будто какое-то проклятье в лице двух стервятников-журналистов окружило фуршетный стол, никто из других гостей вечера к нему так и не приблизился, к вящему удовольствию Новы и её желудка.
И вот когда Горек и Нова уже собрались отправиться догуливать ночь в "Вертикаль" объявили белый танец.
- Горек, хочешь, я тебя приглашу? - поинтересовалась Нова, но не успел батарианец ей отказать, как подошла подмога в лице азари в золотом платье, и пригласила Нову на танец. Ил'Насс не успел порадоваться такому отличному стечению обстоятельств, как вдруг заметил пристально смотрящую на него турианку – и взгляд её говорил ему, что сегодня он неприглашенным не окажется…

***

Иллиста пребывала на грани отчаяния. Вечер прошёл хорошо, её помощи никому из гостей не потребовалось, и она с чувством исполненного долга уже так хотела уйти отсюда, что готова была призвать на головы тех, кто придумал такое завершение вечера, все известные ей турианские, и не только, проклятия.
Внутри неё боролись желание пропустить «пожелания» мимо ушей и сбежать домой и мысль о том, что не стоит оскорблять чужие традиции. В конечном итоге, последнее взяло верх, и Иллиста оглядела зал в поисках того, кого она могла бы пригласить на танец.
Она не знала никого из тех, кто здесь присутствовал, кроме, пожалуй человека, с которым её только что познакомила Клара. Но, во-первых, Иллиста понимала, что никогда бы, наверное, не решилась пригласить такого, как он, на танец, а во-вторых, похоже, его и не было в зале.
«Духи, пожалуйся, помогите мне!» – взмолилась про себя Иллиста. Сложно сказать, услышали ли они её и, если услышали, то которые из них: те, кто всегда шёл рядом с ней, не оставляя её советом, или те, что являли собой единую сущность этого места на Хейлосе, - но вдруг взгляд её остановился на батарианце в белом костюме. Лицо его показалось Иллисте знакомым. Покопавшись в памяти, она вспомнила, что видела его в магазине, когда они с Кларой покупали платья. «Ну, что ж, - подумала турианка, - этот, по крайней мере, меня, может, узнает».
Скрепя сердце, Иллиста направилась к батарианцу. Подойдя, она чуть наклонила голову и пробормотала:
- Позвольте вас пригласить?
«Илли, что ты делаешь?!. – вопило всё её внутреннее существо. – Ты же ведь даже танцевать нормально не умеешь…»
Горек с удивлением посмотрел на турианку. Он ничего подобного не ожидал и хотел отказать, но, взглянув в её зеленые глаза со скрытой мольбой, поменял своё решение.
- Горек Ил'Насс, "Иллиум медия групп",- представился батарианец, ставя свой всё еще полный бокал на стол, и слегка кивнул в знак приветствия. - Давайте потанцуем, - добавил Горек и улыбнулся.
Давно она не испытывала подобную неловкость. Давно ситуация не казалась ей настолько глупой и абсурдной. На почти негнущихся, словно деревянных ногах Иллиста прошла к предназначенной для танцев части зала. Несколько неуверенно положив батарианцу руку на плечо, она посмотрела на него и вздохнула:
- Вы уж извините меня за… всё это… Странные, всё же у людей обычаи…
- С этим не поспоришь, - Горек тоже чувствовал некоторую скованность, он давненько не танцевал на таких вечерах, даже не давненько, а никогда. - Но все же он положил свою ладонь на талию Иллисте, и аккуратно взял её руку в свою. "Ну, поехали!" - пронеслась мысль перед тем, как пара начала вальсировать.
Иллиста возблагодарила Духов, когда в первые же секунды танца поняла, что её партнёр пусть и не сильно, судя по его осторожным, неловким движениям, но всё же опытнее её самой. Невольно ей вспомнились слова одной из подруг, ещё в университете, когда её пытались научить танцевать: «Илли, послушай меня внимательно и запомни: расслабилась, почувствовала ритм, мелодию, а дальше кавалер поведёт – такова его нелёгкая доля…»
И она расслабилась. Насколько смогла… Музыка увлекла сознание, батарианец – её саму, и Иллиста вдруг поняла, что вполне себе способна гармонично двигаться и даже не наступать на ноги партнёру.
Не смотря на то, что турианка в первые секунды танца была скованна, но вскоре отдалась музыке, и расслабилась. Вести её оказалось вполне не трудно, да и по весу она была довольно легка. И что особенно радовало Горека - то что она не наступала ему на ноги.
- А, ты умеешь танцевать,- услышала турианка хриплый голос батарианца.
Она вскинула на него полные удивления глаза и не нашлась, что ответить. Если бы турианцы умели краснеть, она бы вспыхнула, как колокольчиков цвет.
- Вы мне льстите… - ответила она. - Это вы - прекрасный танцор.
От волнения, она даже не расслышала это фамильярное "ты".
- А вот сейчас вы мне льстите,- Горек улыбнулся. - Признаться вы не похожи на всех этих гламурных стерв. Как вас сюда занесло? - Батарианцу стало интересно.
- Я - врач, - ответила Иллиста, и от самоанализа, начавшегося в её голове, турианка ещё больше осознала свою неуместность и, если так можно было сказать, "вспомогательную роль" на всём этом балу. - Работаю в ЦГБ. И здесь я, собственно, по поручению руководства - присмотреть за гостями до окончания официальной части. Вдруг, кому плохо станет. Медик всегда должен быть на мероприятиях подобного рода.
- Хорошо, доктор, а имя у тебя есть? - внезапно Горек понял, что турианка ему не представилась, и решил узнать партнершу получше на всякий случай.
- Иллиста Фалькрус.
- Приятно познакомится, Иллиста.
Повисла пауза, неуютная и эмоционально некомфортная, каким не следует быть танце, пусть даже формальном.
- А вы здесь тоже по служебной надобности, раз журналист?
- О, да - я знакомлюсь с местным бомондом, как иногда говорят люди. Повстречал тут всяких... - Вновь вспомнилась эта высушенная стерва Виктория, и батарианец махнул головой, что бы избавиться от неприятных воспоминаний. - А ваша подруга вас покинула?
Зрачки Иллисты чуть сузились, отчего её взгляд стал более внимательным и пытливым. Похоже, батарианец действительно пристально наблюдал за происходящим на вечере. И тут же нашла для себя объяснение: раз он изучает местных "шишек", то наверняка следил за этим странным человеком, Михаилом Гросснером. А, значит, видел и её с Кларой. Да и встреча в магазинчике была только вчера...
- Да, - ответила турианка, улыбнулась и пространно пояснила: - Дела... А, вы наблюдательны, мистер Ил'Насс.
- Вот вы снова мне льстите Иллиста, - Горек вновь улыбнулся. - Как вам вечер?
- Несколько... - Иллиста замялась, - непривычно. Я впервые, кажется, на торжестве, устроенном по человеческому образцу. Хотя, я не развлекаться сюда, в общем-то, пришла. Но... вся эта кутерьма, шик... это не по мне.
Ил'Насс понимал турианку: весь этот благотворительный вечер вышел уж очень шикарным. Слишком много блеска, слишком много золота, и слишком много масштаба.
- Никогда не думал, что благотворительность нуждается в подобных масштабах. Всё это... - батарианец задумался, вспоминая человеческий сленг - понты, и пыль в глаза. Слишком уж это вычурно.
Внимательный взгляд зелёных глаз снова скользнул по Гореку - теперь, помимо любопытства в них промелькнула теплота. Танец продолжался всё больше и больше затягивал турианку. Она уже даже пыталась робко импровизировать в фигурах - чисто по-женски, стараясь произвести лучшее впечатление на мужчину-партнёра. Ещё несколько па - она сделала отступ назад, выскользнула левой рукой из руки батарианца и отвела её назад, открываясь в привествии и позволяя тем самым разглядеть её во всей красе вечернего наряда. Ткань подола аккуратно разошлась до уровня чуть выше колена и, благодаря "молнии" из нано-крючочков, почти тут же схлопнулась обратно.
Иллиста была в танце дилетантом и никогда его не изучала, но сейчас её выручили природное чувство такта и грация хищницы - фигура вышла красивой.
Наверное, всё же хорошо, что вечер заканчивается подобным образом. Турианка устала за те несколько часов, что провела здесь, больше, чем за суточное дежурство. И танец оказался не самым плохим способом хоть немного расслабиться. Да, она не могла похвастаться тем, что хорошо умеет танцевать, и испытывала большую неловкость перед партнёром, танцевавшим заметно лучше неё.
После очередного круга они оказались как раз напротив входа в зал, и Иллиста обратила внимание на высокого турианца в полицейской форме, появившегося в дверях. Поймав её взгляд, он поднял руку. Женщина поняла, что, видимо, это и есть сослуживец Клариссы, которому она велела отвести её, Иллисту, домой.
- Прекрасно, - ответил Горек, как музыка стихла, и пары начали расходиться. - Рад был познакомиться, Иллиста. Надеюсь, еще увидимся, - батарианец поправил костюм, слегка кивнул и принялся выискивать среди бывших танцующих Нову.
От похвалы кольнуло за килевой костью, сердце забилось чуть сильнее, в глубине глаз промелькнули озорные искорки. Иллиста ответила на его кивок, чуть наклонив голову, ещё пару секунд последила, как он углубляется в толпу, видимо, разыскивая кого-то, и поспешила к выходу:

***

Аэрокар марки «Авинн» плавно сел на стоянке возле «Хейлос Плаза». Сайлас, выключив двигатель и посидев немного в транспорте, вышел на свежий воздух. Ночь была приятно тёплой, следов утреннего дождя уже не ощущались. Из здания доносилась громкая, но при этом спокойная музыка.
«И всё-таки интересно, зачем Клариссе посылать меня, если её знакомая могла запросто вызвать такси», – про себя раздражённо подумал турианец
Подойдя к двери, турианцу преградил путь охранник.
– Сегодня заведение закрыто для обычных посетителей. К тому же мы скоро закрываемся.
– У меня здесь назначена встреча, – сухо сказал Сайлас
– А мне то что, нам сказали пускать только по пригласительным. А его у тебя нет, – пожал плечами охранник.
– Мне значок показывать, чтобы ты меня пропустил или моя форма уже никому ничего не говорит?
Охранник замялся, не зная что ответить на данный довод, а Сайлас выжидательно на него смотрел.
– Ладно. Чёрт с вами, проходите. Но прошу сильно в толпу не углубляться, а то ещё не правильно поймут.
– Спасибо. А мне этого и не нужно, – благодарно кивнув, турианец вошёл внутрь.

***

- Доброй ночи! – выдохнула Иллиста, подойдя к турианцу, и виновато улыбнулась. – Извините, что заставила вас ждать.
– Доброй… – Сайлас немного замялся, внимательно смотря на Иллисту. Красивых турианок, конечно, он видел, но чтобы в таком шикарном платье - никогда. Раздражение, которое немного накопилось, как ветром было сдуто. Заметив, что на него внимательно смотрят зелёные глаза турианки, Сайлас немного смутившись, улыбнулся. – Ничего страшного. Пойдёмте, – указывая рукой на дверь и пропуская Иллисту вперёд, сказал он.
Женщина бесшумно скользнула в дверь, только чуть зашуршал подол платья. От резкого движения ткань послушно «разошлась» до середины бедра турианки, открывая стороннему взору её тонкие стройные ножки – всего на пару мгновений, словно на растрёпанном птичьем пере, если провести по нему пальцами.
Выйдя на крыльцо, Иллиста остановилась и с наслаждением вдохнула прохладный ночной воздух. После духоты внутри он казался особенно сладким и свежим. Турианка посмотрела на своего провожатого – он был выше её почти на полторы головы и заметно шире в воротнике и груди. Янтарного цвета глаза чуть поблёскивали в темноте и почему-то казались Иллисте очень уставшими. Она ещё раз мысленно укорила себя за то, что не смогла отговорить Клару прислать ей своего напарника за такой мелочью, как отвести её ночью домой: у него и без неё наверняка хватало проблем. Тут она вспомнила, что ещё даже не представилась.
- Иллиста Фалькрус, - она протянула руку. – А вас зовут Сайлас?
– Да, Сайлас Номек, если быть точнее, – устало проговорил Сайлас. – Кар я оставил на стоянке. Пойдёмте.
Подойдя к кару, Номек поднял дверь для пассажира и помог даме сесть, подав руку. Обойдя кар и сев на место водителя, включил навигационный компьютер.
– Задавайте координаты вашего дома, а то Клара дала мне только ваше фото и сказала имя.
Иллиста ввела адрес в навигатор. Кар поднялся в воздух и понёс своих пассажиров над ночным городом.
Какое-то время они летели молча. Иллиста рассеянно смотрела на городские огни. Начинала подкатывать усталость, накопившаяся за день. Хорошо, что хоть завтра ей выделили выходной – можно было отоспаться. От мелькавших за окном огней и тепла в каре, приятно расслабляющего после уличной прохлады, турианку потянуло в сон. Встряхнув головой, она отогнала дремоту.
- Вы давно знакомы с Кларой? – спросила турианка в попытке не начать снова засыпать.
– Почти две декады: меня недавно перевели из отдела общественной безопасности в убойный. Вот только знакомство не самое удачное получилось, – грустно хмыкнул Сайлас, не отрывая глаз от дороги. – А вы, я так понимаю, уже несколько лет дружите?
- Да, - кивнула Иллиста и улыбнулась, - и у нас знакомство тоже произошло не самым прозаичным образом.
– Хах. Моё знакомство было с ней в виде лёгкого разряда перегрузки, пока она спала, что с моей стороны было не очень вежливо. А, у вас оно как прошло? – Сайлас перевёл ненадолго взгляд на турианку, хоть в салоне хоть и было слегка темно, но её он видел отчётливо.
Не удержавшись, Иллиста хихикнула.
- Перегрузка? Ну и шуточки у вас в полиции. Не, моё с ней знакомство состоялось на Цитадели. Я работала там пару лет, и по службе иногда приходилось заглядывать на нижние уровни. Однажды я напоролась там на банду наркоманов, которые, видимо, откуда-то знали, что я доктор, и подошли ко мне с требованием дать им наркоты. Я всегда ношу с собой нож, да и физиономию могу прилично начистить, но их было штук восемь или девять – я бы не отбилась. Не окажись там Клара, не знаю, чем бы могло всё закончиться. А так, вместе мы смогли их раскидать и дать дёру. Потом я зашивала ей порез на руке.
Турианка сделала пространный жест, словно говоря: «Надо же было всему так сложиться…»
– Мда, на нижних много всякого отребья шляется, так же как и в Эдрасе. За четыре с половиной года работы на Цитадели в убойном часто там приходилось бывать. Иногда кажется, что эту проблему с такими «разумными» никогда не решат.
Вдруг голоэкран навигационного компьютера мигнул и начал прокладывать маршрут по новой траектории.
– Извините, иногда автопилот барахлит, всё никак не могу заменить, – Сайлас, выругавшись про себя, сделал несколько манипуляций по голоклавишам и перешёл на ручное управление.
- Ну, что вы… - откликнулась Иллиста. – Вы везёте меня домой посреди ночи. Это я должна извиняться за беспокойство. Зачем Клара только это всё затеяла?.. Я бы и сама прекрасно добралась.
– Да ничего, я всё равно на работе сильно задержался.
В транспорте повисла небольшая тишина, нарушаемая только изредка попискивавшим бортовым компьютером, который всё время говорил, что вы летите якобы не тем маршрутом.
– А как вы давно на Хейлосе?
- Завтра… - Иллиста глянула на время, - сегодня – седьмой день, как я прибыла сюда. А, вы?
– Чуть больше двух лет, – Сайлас, сделав несколько движений по голопроекции, повернул кар налево, уходя на второстепенную дорогу. – А кем вы по профессии?
- Врач. Начинала как хирург в военном госпитале, но потом пришлось освоить и другие специализации - когда начала работать на судах с разнорасовой командой. Прошла перепрофилирование, получила сертификат специалиста межрасового уровня. Собственно, именно поэтому меня и направили сюда, в смешанную колонию.
Кар ещё несколько раз вильнул между кварталами, завернув в один из дворов, компьютер показал, что транспорт прибыл к месту назначения.
– У вас какой подъезд? – спросил Номек
Иллиста указала на нужный и Сайлас, кивнув, плавно посадил кар напротив него.
- Огромное вам спасибо, за доставку, - выдохнула женщина, улыбнулась и благодарно посмотрела на турианца.
– Пожалуйста, – турианец улыбнулся в ответ. – Если что обращайтесь, может, ещё как-нибудь подвезу.
От его взгляда Иллисте почему-то стало неловко. «Скрата! – мысленно выругалась она. – Илли, второй раз за этот вечер…» Она вспомнила аналогичное чувство, возникшее, когда танцевала с батарианцем. С той лишь разницей, что это было по сравнению с тем – поверхностным, но острым – более глубоким и тёплым.
Турианка встряхнула головой, прогоняя наваждение, открыла дверь и начала выбираться из кара. Крайне малый опыт ношения платьев сыграл с ней нехорошую шутку: перенося наружу вторую ногу, Иллиста запуталась в длинном подоле и едва не порвала его.
- Тус маартеш (1)! – прошипела она, пытаясь расправить ткань. – Скратирииш (2) складки! Что б я ещё раз надела платье!.. – она осеклась, вспомнив о присутствии Сайласа, повернулась к нему и пробормотала: - Извините. Я совершенно не умею их носить… Крайний раз одевала, наверное, лет пять назад.
– Всё в порядке, – серый турианец, открыв дверь со своей стороны и быстро обогнув кар, подал руку Иллисте. – Давайте я вам помогу.
- Благодарю, не нужно, - она мягко отстранила его руку, - я сама управлюсь.
Она ещё раз попыталась выбраться наружу, оперлась ногой на порожек кара, не замечая, что опять зацепила подол, подалась вперёд – и почувствовала, что теряет равновесие.
- Скрата! – она судорожно взмахнула руками, ища опору.
Ближайшей оказалась всё ещё протянутая рука Сайласа. Ухватившись за неё, Иллиста повисла на ней почти всем своим весом, едва не уронив при этом мужчину.
Сайлас немного от неожиданности покачнулся, но устоял на ногах. Посмотрев на Иллисту и удостоверившись, что она в порядке и крепко держится, улыбнувшись, всё же помог ей принять устойчивое положение.
– Вы в порядке?
- Я – в полном, - ответила турианка и, мельком глянув на своё платье, вздохнула: - А вот оно, похоже, нет…
Не предназначенная для подобных пируэтов ткань не выдержала в двух или трёх местах, и на подоле образовались – теперь уже видимо навсегда – несколько «разрезов» до колена.
- Зараза… - Иллиста заметно расстроилась. – Новое ведь совсем. Хотя… надеюсь, платья мне снова не скоро понадобятся.
– Сожалею, – единственное, что смог сказать Сайлас. Снова повисло небольшое молчание, турианец, сам того не заметив, стал снова внимательно разглядывать турианку в свете фонаря, которая осматривала испорченное место платья, но через мгновение одёрнул себя. – Извините, но мне пора ехать.
- Да-да, разумеется, - торопливо откликнулась Иллиста. – Огромное вам спасибо. И простите ещё раз за неудобство. Не надо было, конечно…
Она протянула Сайласу руку.
– Да ничего. Приятно было познакомиться, – мужчина, кивнув, аккуратно пожал руку турианке.
Захлопнув дверь пассажирского места, турианец сел на место водителя и через некоторое время кар взмыл в воздух, оставляя после себя небольшие потоки ветра.
Иллиста долго смотрела в сторону, куда умчался кар. Толи от усталости, толи от чего-то ещё в голове её царила пустота. Что-то менялось – она чуяла это. Ни хорошее, ни плохое – просто новое что-то показалось на горизонте. Новое и волнующее…
Заставив себя очнуться, она медленно пошла к дому. Поднимаясь по ступенькам, Иллиста почувствовала холодное дуновение. «Ветер усиливается… - мысль пришла словно ниоткуда. – Усиливается, словно перед бурей…» Духи говорили – турианка слышала их тихие голоса в дыхании ветра. Духи о чём-то предупреждали. Но о чём – Иллиста не могла понять. Только к сердцу подкрадывалась тревога…

____________
1. Тус маартеш – твою мать (тур.).
2. Скратирииш – бл%дские (тур.).
Каждый человек способен на многое. Но, к сожалению, не каждый знает, на что он способен.
Metal_Naklz
86 0%
Offline
2445
2015-06-27 в 15:05 # 58
Совместно с DV



Взгляд Гардии скользил в пространстве, темнота скрывалась как перед ней как глубокий космос и миллиардами мерцающих звёзд. Её бархатистый немного низковатый голос окутывал пространство, отражаясь в воцарившейся тишине. Она чувствовала на себе сотни взглядов, гуманоиды наслаждались её голосом и образом. Турианка ощущала себя свободной и желанной, она словно проживала маленькую жизнь и в тоже время делилась ей с другими.
Гардия погрузилась в себя, отпустила контроль, наслаждаясь тем, что происходит. Что –то изменилось, свобода раскрыла её, рамок и блоков не было, и … пробудившегося, голодного и алчного хищника, внутри неё, уже ни чего не сдерживало. Глаза турианки сверкнули, её прекрасный голос приобрёл агрессивный оттенок, взгляд нырнул в полумрак зала, блуждая среди силуэтов и лиц, выискивая жертву. Вожделение, зависть, восхищение, злоба, самолюбование и призрение, читались на лицах гостей. Их глаза были пустыми, потухшими, во взглядах читалась усталость, отвращение к жизни и другим. Они вкушали её талант, не потому что он трогал их душу, а по тому, что он был деликатесом в этих местах. Многие не понимали, но делали вид, что восхищаются и наслаждаются её голосом, лишь по тому, что это престижно.
Гросснер был погружен в свои мысли, вальяжно сидя с бокалом коньяка, этот голос, эта мелодия... Они действительно могли расслабить, талант, даже непривычно слышать так грамотно поставленный голос, обычно выступают приплаченные большими "папеньками" девушки которые возомнили себя королевами. Михаил взглянул на сцену, турианка действительно отдавалась творчеству, словно ноты сами несли ее по нотному стану в наслаждении и предвкушении красивого финала. Ее хищный взгляд манил, в нем чувствовалась власть, будто она завладела всем этим залом, но ведь по сути... Так и было. Но Севере привлекло что-то еще, кого-то она ему напоминала, кого-то, к кому когда-то он испытывал ненависть. Гросснера это заинтересовало, он подхватил бокал и подошел ближе к сцене, стараясь не шибко выделятся и наблюдать за пением этой турианки, в поисках воспоминаний.
Музыка стихла, и протяжный надрывистый стон души в обрамлении чарующего голоса поставил финальную точку, в прожитой певицей маленькой жизни. Несколько секунд зал прибывал в оцепенении, а затем разразился бурными и продолжительными аплодисментами. Мягкий свет стал заполнять помещение, аплодисменты стихать, а им на смену пришёл размеренный и немного приглушенный гул голосов гостей. Пробираясь сквозь образовавшуюся толку тех кто хотел высказать своё восхищение, она наткнулась на внимательный изучающий взгляд человека, того самого мецената, о котором ей рассказывал Урдентис Скамт. Мужчина стоял недалеко от сцены, в расслабленной позе с бокалом коньяка и сигарой. Гардия отметила для себя, что он сильно отличался от всех остальных, но ни как не могла понять, чем именно.
Гросснер перехватил ее взгляд и подошел неспешным шагом, будто он здесь король вечеринки, хотя это было далеко не так.
- Весьма не дурно поставлен у вас вокал, скажите, а почему я вас и ваше творчество ранее не смог услышать? Вашей уверенности на сцене можно только позавидовать.
- Добрый вечер, мистер Гросснер, если я не ошибаюсь. - Она улыбнулась, смерив его взглядом и пытаясь уловить его запах. – Почему? Возможно, потому, что я в этих местах недавно, да и случая не представлялось, а вокал мне поставили в Иллиумской академии искусств, ещё когда я была ребёнком.
- В наших краях действительно творческие гуманоиды встречают не часто, что вас привело на этом богом забытую колонию? - он отпил немного коньяка, смотря в ее глаза, чувствуя, что она далеко не проста, как кажется.
- Я часто путешествуют, не засиживаюсь на одном месте, как говорят: "Ищу свой путь во вселенной" - она снова улыбнулась, и сделала непроизвольный шаг назад. Внутренне она почувствовала угрозу. Это было весьма странно, человек был учтив и располагающие настроен.

- Что-то не так?- человек посмотрел в ее глаза, он почувствовал угрозу, будто два хищника ожидали друг от друга подвоха, стоя на границах некой невидимой территории, тем не менее, Михаил не подавал никакого враждебного вида.
- Не так? Это философский вопрос, логичный ответ на него один - всё впорядке. - Она хищно улыбнулась, и размеренно покачивая бёдрами, не торопясь, порошла у столу с напитками.
Эта "игра" нравилась Гросснеру все больше, что-то было в этой турианке, очень интересного, что не было ни у одного из гостей, эта хищность, и что-то еще, что-то интересное но тщательно скрываемое, он направился за ней.
- Я бы посоветовал элегантное вино Альленесса, мягкий вкус и приятный букет из ароматов, оставляющий на языке приятное послевкусие,- Севере подошел к ней из-за спины, ставя пустой бокал на стол.
- Благодарю, у Вас отличный вкус, но я бы выпила французский коньяк, он назван в честь одного земного генерала, которой захватил большую половину цивилизованных земель на вашей родной планете. - Она немного нахмурилась, вспоминая название напитка.
- М-м, я смотрю у вас изысканные вкусы, я полагаю, речь идет о Наполеоне? К сожалению, тут он редкость, но может быть где-нибудь в коллекциях богачей найдется,- он аккуратно посмотрел на нее, начиная от ее ног и медленно ведя взгляд выше, пока не поравнялся с ее глазами,- позвольте спросить, миледи, откуда такие познания в культуре человечества?
- Я родилась в колонии на границе с территорией альянса, да и по образованию я ксено-антрополог, так что... - она повернулась к нему полубоком и достала портсигар - А вы, мистер Гросснер, чем живёте, кроме меценатства? - На зажала тонкую сигарету между пальцами и медленно поднесла ко руту, едва касаясь губами. Турианка вцепилась в него взглядом... его руки... сильные, но мягкие, ухоженные, но в то же время натруженные... - Вы не частый гость у Трезида, а в Вертикале я вообще Вас ни разу не видела. - Она встретилась с ним глазами.
-Предпочитаю отдыхать в собственном саду ухаживая за редкими растениями, ну и я владею небольшими магазинами по продажи экзотических цветов с разных уголков нашей галактики.- это изучение друг друга, эта игра затягивала их обоих, каждый хотел изучить другого, при этом стараясь не слишком распространятся о себе, Михаил ловко выудил из своих карманов зажигалку и зажег турианке сигарету.- Если бы не приглашение нового коменданта, меня бы тут не было, такого рода мероприятии часто пусты, а так, зачем огорчать наше правительство игнорированием приглашения?
"... я владею небольшими магазинами по продажи экзотических цветов..." Воспоминания резкой болью отразились в сердце Гардии, янтарные глаза помутнели, наполняясь ненавистью и призрением, и даже возмездие над кроганом-убийцей не приносило ни покоя не облегчения. Слишком тяжела была утрата и слишком глубока рана. - Цветы... Лицемерные творения природы. Интересно... - она немного раздражённо затянулась, и выпустив дым через нос направилась на балкон. - Здесь немного душно, вы не против? - она обернулась и кинула на него интригующий и игривый взгляд.
- О, как вам будет угодно, я не против,- человек прищурился, идя вслед за ней, - можно поинтересоваться, а почему вам так не нравятся цветы?- от внимания Гросснера не уходило то, что турианка завлекает на свою территорию... Интересно зачем? Хищник, что первым пересечет черту может оказаться поверженным, но он лишь улыбнулся, ненависть и интерес к турианке возрастали, и если второе было понятно, то откуда берется ненависть так и не понять. Вскоре они стояли на балконе.
Гардия облокотилась о металлическое кружево перил, и продолжая наслаждаться изысканным букетом табака и азарийских трав, устремила взгляд в усыпанный миллиардами звёзд небосклон.
- Безусловно вы ценитель красоты... Я не сказала, что они мне не нравятся. - Она хитро ухмыльнулась и искоса посмотрела на мужчину. - Цветы пленяют тебя своим изяществом утончённой и причудливой формой, они опьяняют своим ароматом, пробуждают странные, но манящие чувства. Ты ухаживаешь за ними, даришь своё тепло, заботу, восхищаешься, проникаешься эмоциями, а потом... Потом в один день они умирают, внезапно, глупо...- она сделала последнюю затяжку и затушила сигарету - забирая с собой часть тебя, не оставляя ничего в замен, кроме пустоты. Так что, на мой взгляд, это вполне лицемерно и эгоистично. Вы не согласны? - Она показала жестом проходившему официанту с напитками приблизиться.
- Я акцентирую внимание несколько на другом, помогая им расцвести, можно отвлечься от рутины, людям моего социального круга, так тяжело жить а рыться в земле они себе не позволяют, а я немного другого формата, да и пока цветут цветы, сад становится красивым, именно такая мелочь дает приятно расслабиться именно это и запоминается, а лицемерно ли это или нет, вопрос спорный, с точки зрения азари мы тоже лицемерны, живем мало а требуем много, так что это все относительно, не находите?- он взял два бокала с коньяком,- прошу, за наше знакомство, Гардия, ведь, верно?
Она не ответила, за неё сделали это глаза. Турианка приняла бокал и едва его пригубила.
- У каждого своя точка зрения, мистер Гросснер. Я много путешествую и общаюсь с представителями разных рас и культур, и единственный вывод который я сделала, правда у всех своя, а истина непреложна. Каждый сам выбирает, как ему жить, в русле правды или в пламени истины. Первое приемлемо и спокойно, на всё есть уже готовый ответ, второе, жестоко и болезненно... Я давно определилась с выбором. -Она сделала пару хороших глотков. - Прошу извинить меня, скоро мой выход. - она очаровательно улыбнулась ему, пытаясь скрыть колючую агрессию в сердце и холод в глазах. - Я могу надеяться что Вы посетите мой музыкальный салон в Вертикале?
- О да, я слышал, скоро там будут выступления с вашим участием, услышав Вас, такое я пропустить не смогу, удачи вам. - Он улыбнулся и подмигнул ей, легонько улыбнувшись. Хищники разошлись, но конфронтация чувствовалась, Михаил проводил ее взглядом, в душе оставалось смешанное послевкусие от новой знакомой, но было стремление: изучить и узнать о ней больше, чем есть на данный момент.
- Благодарю, но я не верю в удачу. До скорой встречи, мистер, Гросснер. - она щёлкнула жвалами её глаза сверкнули, турианка направлялась к сцене с неприятным осадком на душе. Он умён и очень опасен, это единственное что она сейчас чётко понимала. "Не буду думать об этом сегодня, подумаю об этом завтра. Солнце взойдёт и наступит новый день..." - эту цитату она много раз слышала на театральных подмостках человеческих театров, она не помнила из какого это произведения, и кто автор , но эта фраза очень часто выручала её в водовороте не простого пути одинокой турианки.
В твоих глазах отражалось такое яркое сегодня холодное солнце.
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-07-01 в 1:01 # 59
Совместно с Metal_Naklz

Разговор с Павусс добавил Виктории оптимизма. Теперь она была уже абсолютно уверена, что ненавистной ей, но, мать её, талантливой турианке никуда от неё не деться. Человек… мужчина… - уж с ним-то она точно сможет договориться…
Она увидела его почти у самого выхода из зала – видимо, он уже собирался уйти с вечера. Преисполненная уверенности, она грациозно направилась к нему.
- Доброй ночи! – нежно пропела она. – Если я не ошибаюсь, Михаил Гросснер?
- Да здравствуйте, чем вам обязан? - он немного нахмурился, цепляясь изучающим взглядом за нее.
Виктория широко и радостно распахнула свои голубые глаза и спросила:
- Могу ли я украсть у вас несколько минут вашего времени, чтобы обсудить один крайне важный для меня вопрос?
Михаил проигнорировал легкое заигрывание, чувствовалось что от него хотят чего-то, неужели пожертвований? Так этой даме он не даст, судя по всему, она сможет сама пожертвовать на свои наряды и драгоценности некоторое количество денег.
- Да, пройдемте, я никуда особо не спешу,- улыбнулся Гросснер, не подавая никакого вида презрения.
Поблагодарив Гросснера за его любезность, Виктория сразу же перешла к делу. Нервотрёпка последних дней и без того уже истощила её силы, и она не сочла нужным тратить их остаток на уже немолодого мужчину, от которого ей требовался всего лишь деловой совет и совсем скромная, по её мнению, помощь.
- Меня зовут Виктория Эдит Минтз. Возможно, вы даже слышали обо мне, - она бросила на Михаила многозначительный взгляд. – Я веду на телевидении несколько популярных реалити-шоу. У меня к вам просьба несколько необычного характера, - интригующим голосом начала она. – И, пожалуй, вы – единственный из всех, кто здесь присутствует, можете мне помочь. Дело в том, что я не могу никак найти подход к одной весьма талантливой, но капризной особе. Я хотела предложить ей главную роль в одном из своих новых проектов. Но она ответила мне отказом, сославшись на какие-то совершенно пустые абстрактные глупости, не понимая, насколько широкие перспективы перед ней я могу открыть. Это, в первую очередь, в её интересах, хотя она совершенно этого не понимает. Представляете, как глупость?..
- Если гуманоид не хочет участвовать в реалити-шоу, то разве это глупость? - Севере присел. - Присаживайтесь, - он показал на стул напротив.- Что вы хотите от меня? - Гросснер изучающе смотрел на нее, пытаясь прочувствовать, и, судя по всему, от нее чего-то хорошего ждать не стоило.
- Глупость – это не видеть пути для дальнейшего… саморазвития, - вспомнила Виктория умное, философское слово. – От вас же мне нужен сущий пустяк. Госпожа Павусс рассказала мне, что вы можете дать разумный совет, с какой стороны лучше подойти к столь непростому вопросу, как убедить гуманоида в правильности и разумности предложенного ему пути.
- Каждый в праве сам решать дальнейший путь, именно это определяет нашу свободу, разве нет?- человек достал сигару и зажег ее, прищурившись в сторону женщины. - Я думаю, вам не стоит ходить вокруг до около. Что точно вы хотите?
- Сразу видно, что вы и вправду весьма проницательный человек с прекрасной деловой хваткой, - ласково улыбнулась Виктория и, чуть помедлив, задала вопрос в лоб: - Вы хорошо знаете мисс Гардию Кринт – эту замечательную турианскую певицу, в чьём исполнении песни мы имели удовольствие слушать на сегодняшнем вечере?
- Лично знаком лишь краем глазу, так что сказать ничего не смогу. В чем будет состоять ваша просьба, мне можно узнать? Или мы будем идти по острию ножа, растягивая сей момент? - Михаил ухмыльнулся, делая глубокую затяжку и медленно, с наслаждением, выпускал дым.
Виктория закурила сама и выложила оставшееся:
- Дело в том, что именно ей я предложила главную роль, но она отказалась за какой-то абстрактной несуразицей. И теперь я теряюсь в догадках, как мне её переубедить. Вы не могли бы мне помочь с разрешением этого вопрос? Можете посоветовать, как уговорить мисс Кринт стать новой звездой большой сцены?
- Что за роль вы ей предложили для начала, и объясните причину ее отказа, высказав это, я смогу дать ответ на ваш вопрос.
- Относительно роли – пока что это коммерческая тайна, - уклончиво ответила женщина. – Но суть её такая же, какую исполняет мисс Кринт здесь, - нести радость и красоту своими песнями, своим артистизмом, своим талантом, но уже с большого экрана. Но она скромно ответила мне, что хочет остановиться на достигнутом и собирается остаться на Хейлосе. Но вы же понимаете, что она достойна сильно большего. Как мне её в этом убедить? Пожалуйста, дайте совет и, поверьте, я не останусь перед вами в долгу...
- Советы, это немного не по моей части, с учетом того, что я не знаю многих подробностей, - он ухмыльнулся, - вы же понимаете: вслепую советов не даю.
Виктория выпустила струйку белёсого дыма, раздумывая, что бы ей ещё сказать собеседнику, не раскрывая в полной мере своих планов. Впрочем, возможно, он просто хотел от неё некоторую сумму денег или ответную услугу.
- И что же вам требуется, чтобы дать мне продуманную рекомендацию? – спросила она.
- Причина, по которой она отказалась, и чем она это аргументировала. Если вы хотите помощи, то коммерческих тайн нет и не может быть.
Помолчав ещё несколько секунд, Виктория ответила:
- Мне нужна певица и соведущая для музыкального шоу, или, если хотите, мюзикла. Многосерийного и зажигательного, из категории тех, что вызывают фурор и входят в историю жанра. Но она ответила, что широкая всегалактическая слава её не прельщает и ей вполне достаточно тихого Хейлоса.
- Ну так попробуйте другую. Вы же знаете, что "талантов" в нашей колонии сколько хотите, так почему бы вам не найти другую?
- Другого подобного таланта я здесь не встречала, да и на других планетах таких очень немного. Мне кажется, кто-то должен помогать им реализовывать себя, раскрывать свои дарования всему миру. Ведь таланту часто так сложно пробиваться в одиночку. Многие даже не верят в свои силы, чтобы сделать такой шаг. Но столь неразумно не замечать их и позволять закапывать свой талант в землю. Какой потерей будет для культуры Галактики, оставить мисс Кринт здесь, не раскрыть её дарование. Вы же можете себе представить?
- Повторюсь, что свобода выбора заключается именно в этом. Если она захочет подарить себя Галактике, она это сделает, в противном случае творчество искренним не будет, и вы растеряете свою хваленую аудиторию - это же логично. Тут советов давать незачем.
Виктория поняла, что ошиблась в своих ожиданиях. Не показав своего разочарования ничем, кроме того, что сломала пальцами пополам сигарету, она проговорила:
- Стало быть, у вас нет желания помочь мисс Гардии и мне… Что ж… тогда, по всей видимости, наш дальнейший разговор не имеет смысла. Деньги вас вряд ли заинтересуют, ответная любезность – тоже… А, значит, мне не за чем больше отнимать у вас время.
Сейчас в ней не было даже ярости. Отчасти, свою роль сыграли сигареты. Но главным было то, что в процессе разговора ей в голову пришла новая идея относительно турианки. Идея опасная, незаконная, но, пожалуй, при текущих обстоятельствах самая верная…
- Вы рассматриваете не ее помощь, а свою, что бы сохранить свою репутацию, вы рассматриваете только свои цели, игнорируя интересы других. Я, между прочим, только что помог и Гардии и вам тем, что не помог ни вам, ни ей. - Он читал в ее глазах это раздражение, те планы, что она строила, рушились, но что-то в ее глазах еще было, новый план,- тем не менее, вы пытаетесь гнуть свою линию, ведь так?
- Вы ошибаетесь, - мягко улыбнулась Виктория, поднимаясь со стула. – Я поняла, что здесь мои старания тщетны. Но… я умею проигрывать. И теперь мне остаётся лишь признать поражение и удалиться. Сожалею, что отняла у вас время. Прощайте, мистер Гросснер!
Гулко застучали по полу каблучки, Виктория миновала охрану и вышла из зала…
DV
145 0%
Offline
3033
2015-07-11 в 0:06 # 60
Совместно с Роса, Ilostana, Metal_Naklz, Я-Туман

Гардия приложила руки к груди и финальный аккорд, гармонично слился, с её по истине комическим голосом. В зале отозвался аплодисментами которые быстро утонули в гуле голосов. Золотистый рассеянный свет слал медленно заполнять зал, выводя из сумрак тех не многих что остались на вечере. Турианка не спешила уходить со сцены, скользя голодным взглядом по остаткам гостей, она хищно улыбалась, облизывала внутренние части мандибул. Гардия прибывала в лёгком, едва уловимом возбуждении, возбуждении хищника, мечтающего не о жертве, а об охоте. Зал был почти пуст, многие уехали, и лишь узнаваемые лица завсегдатаев VIP зоны Вертикали, праздно прохаживались между столиков с закуской, или в ожидании чего-то коротали остаток ночи за бокалом дорого алкоголя в больших кожаных креслах.
- Уважаемы гости, дорогая комендант, - голос турианки густой вибрацией отразился от куполообразного свода зала - позвольте предложить вам, в завершение нашего великолепного вечера, удивительный подарок. Свет начал гаснуть, ярко фиолетовый прожектор разбросал свои лучи по густым клубам искусственного тумана, который бесшумными волнами заполнял сцену и зал.




Дойдя почти до дверей клуба, Виктория вспомнила, что забыла на столике, за которым они беседовали с Гросснером, свои сигареты. Чертыхнувшись про себя, она задумалась, насколько стоит возвращаться за такой мелочью. Вечер снова не сложился, она устала, и хотелось уже уйти отсюда и завершить этот неудачный день.
- Мадам не желает бокал шампанского перед уходом? – услужливый голос отвлёк её от грустных мыслей.
Она угрюмо посмотрела на официанта, на розовое шампанское в бокалах на серебряном подносе, подумала ещё раз – и, взяв один из бокалов, едва ли не залпом опрокинула его в себя.
- Мадам желает ещё? – спросил несколько удивлённый официант.
- Нет, - поморщилась Виктория.
Её взгляд сказал остальное за неё, и юноша поспешил ретироваться, не рискуя беспокоить дальше явно непростую, и такую сердитую гостью.
Шампанское дало в голову на удивление быстро. Хотя Виктория была уже основательно пьяна, свою допустимую дозу алкоголя она знала прекрасно: жизнь заставила её выучить подобного рода вещи наизусть, - ещё один бокал подействовал на неё, словно она выпила не игристого вина, а самого настоящего бурбона. В голове немного зашумело, стало сухо во рту.
- Чёрт бы побрал это шампанское! – пробормотала она. – И этот весь грёбанный вечер недотраханных турианок.
Решив всё же вернуться, она прошла в зал. На столике в уголке сиротливо лежала упаковка сигарет. Забрав её, она увидела невдалеке Гросснера. Голова закружилась ещё сильнее. Подмешанный в шампанское препарат, усиливающий половое влечение – невинная шутка организатора торжества, - благодаря алкоголю добрался до сознания быстро. Но этого Виктория не знала. Она просто ощутила странное желание подойти и попробовать поговорить с ним ещё раз, теперь привлекая для уговоров всё своё женское обаяние. Нутром она чувствовала, что Михаил достаточно сильный и влиятельный человек, чтобы помочь ей.
- Вы ещё здесь? – она присела возле него на диван, закидывая ногу на ногу.
Гросснер устало смотрел на все это, что он тут делал сейчас? Все дела уже давно сделал, распробовал изысканные виды выпивки, и в принципе уже все, но... Гардия так интересно пела, что-то в этом было, эта хищница передавала свою страсть, энергию через музыку, это было так... Прекрасно, он даже не сразу заметил знакомую даму, что присела рядом.
- М-м? - Гросснер устало перевел взгляд, алкоголь все таки сделал свои дела, мешая нормально соображать, тем не менее, он все еще держал себя под контролем,- как видите, я пока еще никуда не удалился.




Амира легко переступила с ноги на ногу и скользнула за легкую шифоновую штору, окидывая зал почти безразличным взглядом. Музыка, вкусная, густая окутывала тело и сознание, и бедра ее изрезанные тонким каленым кинжалом принялись мягко двигаться в такт. Внимательные взгляды посетителей, клубы сигаретного дыма и безразличные официанты в идеально разглаженных белых манишках. Амира прикрыла веки, приподнимая израненные ладони, кожей ощущая как ветерок проникая сквозь распахнутые настежь окна зала развевает гардины и ласкает ее тело. Босые ступни азари все увереннее находили равновесие, и одежда, становившаяся ежесекундно, всё более ненужной, и даже раздражающей, мягкими волнами опускалась на пол.
- Обнимите вселенную, - мягко прошелестела она и, вперившись взглядом в мужчину, безразлично глядя на слегка опьяневшую блондинку. Его лицо со сведенными бровями, изможденное казалось ей невероятно знакомым, присланным из каких-то далеких снов… Но музыка не давала ни мгновения на размышления погружая ее в бездну наслаждения.




- Как это прекрасно, - она тряхнула своими золотистыми волосами. – Признаюсь, меня так разочаровал ваш отказ мне помочь. Я очень рассчитывала на вашу помощь…
Она перевела взгляд на завораживающий танец азари, от которого ей тепло внутри и чуть затянуло внизу живота.
- Неужели можно вот так отказать в невинной просьбе красивой женщине? – продолжила она чуть более тихим, томным голосом, искоса поглядывая на Гросснера.
- Если просьба является мне не очень интересной,- он перевел взгляд на азари, танец был странным, его это отвращало, женское азарийское тело это вверх ненависти которой только можно было придумать, Севере перевел взгляд на новую знакомую, лучше уж пообщаться с ней,- я так и не понял, почему Вам так хочется Гардию, когда есть другие таланты в нашей колонии?
- Интересно знать, какие же таланты с ней сравняться? – женщина повернулась к Михаилу и плавно повела обнажёнными плечами. – Может, вы мне подскажете?
- Например, тот турианский дирижер, который прекрасно чувствует человеческую музыкальную культуру дальних времен, а так же, делает красивые композиции, я был на его концерте не так давно и могу сказать вам, там было восхитительно все, - он легонько ухмыльнулся смотря на девушку.
- Я была на том концерте. И, хочу сказать, с мисс Гардией он не сравнится, - она немного по-детски скривила губы и приподняла брови.
- Но тем не менее, это одна из достойных замен, разве не так?- он улыбнулся, что-то в алкоголе тут было не так, как же он проглядел? Но что? - И все таки, чем же вас так поразила Гардия, что вы за нее вцепились так крепко?




-Кончен бал, погасли свечи. - Констатировала Нова происходящее на вечере. – Ну, что поехали?
-Интересно куда ты собралась? - Батарианец с безразличным видом рассматривал оставшихся гостей, почти все завсегдатаи VIP-зоны «Вертикали».
- Давай в «Вертикаль», что-ли? - Вечер еще не кончен, его можно догулять. - Глаза азари полыхнули непривычными задорными огоньками.
-Давай с собой Кринт захватим, по пути же.
Нова скорчила недовольную гримасу, но согласилась. Горек поискал турианку взглядом, но не нашёл её среди собравшихся. Но, тут на сцену вышла азари, и начала танцевать плавно двигаясь в такт музыке. Батарианец с удивлением узнал азари, она была в клубе «Вертикаль» подружка бармена.
-Твоя знакомая? - Раздался голос Новы, которая тоже не сводила взгляд со сцены.




Гардия стояла в тени кулис в этническом наряде, древних турианских племён охотниц, эпохи Ситана. Тугой кожаный корсет затягивал её талию, рваные нити из бисера и натуральных камней, практически не скрывали её стройные тонкие ноги, создавая живую сверкающую паутину. Турианка всё еще стояла во мраке, внимательно следя за движениями своей подопечной, и восхищалась эмоциональной наполненностью её пластики. Едва заметные биотические всплески подсвечивали изгибы её хрупкого тела, такого манящего и желанного. Втягивая окружающие, теперь более яркие и чёткие запахи, турианка облизнулась, и походкой грациозного хищника, разгоняя густые клубы серебристого тумана, скользнула на сцену. Мелодичные и тонкие нити музыки сменили, агрессивные и диковатые ритмы, пробуждая внутреннего хищника, разжигая пламя и животную страсть. Турианка в одно мгновение оказалась рядом с азари. Её резкая пластика, удивительное чувство ритма, создавали удивительную ауру, перенося зрителя в жестокий и опасный мир первобытных желаний. Откровенные и хищные движения туриаки в сочетании с нежными и робкими ответами азарийского тела, дарили вечное и возбуждающее противоборство хищника и жертвы.




Глядя на танец турианки, Виктория только лишний раз убедилась, какой сокровище ей предстоит похитить с этой затерянной в галактической глубинке планеты. Сокровище, которое отказало ей, уже дважды, и которому прощать обиду Виктория не собиралась. Но в одиночку провернуть такую операцию на незнакомой планете у неё не получится.
- Я же говорила, что она - само совершенство, - промурлыкала Виктория, указывая на Гардию своей белой, изящной рукой, а затем кладя её на стол. - А вы ещё спрашиваете, что меня привлекло в ней?
- Ну... вкусы у всех разные, я бы сказал разнообразные так точнее будет. - он сделал ещё глоток и его глаза с поволокой, скользнули по её шее. - И... - он сделал женщине жест рукой чтобы она продолжала.




Амира, слегка приобняла извивающееся тело Гардии, на миг прильнув горячими губами к ее щеке и снова отстранилась. Мир радужный и завораживающий стал таким крохотным, умещался в этот зал с несколькими знакомыми лицами. Все они однажды были здесь, в ее голове, в ее вселенной, и кровь, каплями скользящая по ее коже из вновь открывшихся ран, создавала удачное обрамление всему, что происходило – наркотикам, убийствам, насилию. Где могли найти свой приют эти милые сердцу всех живых существ слабости, как не на Хейлосе?
Азари двигалась нежно, ласкающе, раздирала ноготками одежду, пока в одну короткую секунду острые когти Гардии не избавили ее от этих пут. Амира благодарно выдохнула, видя только эти светящиеся в полумраке глаза, и провела кончиками пальцев по груди. Узоры едва затянувшихся шрамов сладкими побегами чудесных, небывалых цветов тянулись вдоль ее тела, но азари не останавливалась ни на секунду, поводя бедрами, лаская свое тело, выгибаясь и глубже погружаясь в объятия вечности. Она не могла уйти, не попрощавшись с той, кто спас ее когда-то, а этот танец, эти движения были лишь скромной платой, едва видимой благодарностью за доброту задремавшего в лучах Шедара зверя.
Турианка в порыве страсти, отдаваясь во власть музыки, стала впиваться когтями в нежную кожу азари, выпуская блестящие сиреневатые капельки крови. Гардия выгибая спину дугой, выполняя этнические и ритуальные движения в танце, то резко притягивала Амиру к себе, то властно отбрасывала её на пол сцены. Она как дикой зверь налетала сверху, застывая в стремительном порыве над ней, и нежно скользила шершавым, синим язычком, от ключиц до подбородка девушки.
Амира тяжело дышала, выгибая спину и нежно постанывая, роняя на пол слезы. Когти скользили по коже, Гардия двигалась в такт музыке, порядком раззадориваясь и возбуждаясь все сильнее.
- Я хочу, чтобы ты попробовала мою кровь на вкус, дорогая моя, - рассмеялась Амира, выгибаясь и лаская подрагивающие соски.
Турианка властно схватила азари за горло и приподняла над сценой, притягивая к себе. Гардия застыла, на несколько мгновений любуясь своим отражением в глазах Амиры. Рывок в такт музыке... утробный рык... острые аккуратные клыки разрывают нежную синюю плоть, впиваясь всё глубже и глубже в предплечье девушки. Амира выгнулась дугой, издавая глубокий протяжный стон наслаждения и боли, и прикрыв глаза, отдалась во власть клыков и когтей.
Они такие разные, но всё же, одержимые музыкой, завороженные ритмами, окутанные светом. Турианка и азари, их тела стали продолжением звука, инструментами мелодии, в изгибах, резких и плавных движениях они проживали удивительную жизнь, которую рассказывала через них музыка. Их руки и ноги переплетались в удивительном страстном порыве, иногда казалось, что они единое целое, что у них одно дыхание на двоих. Их сердца пели в унисон, этническим ритмам, вводя у сладострастный транс. Энергия двух женщин струилась в темноту пространства. Энергия... безумная, живая, всепоглощающая и проникающая всюду, она пробуждала зрителей, вдыхала в них страсть, снимала оковы условностей, выпуская на волю скрытые желания и страхи.
Амира выскользнула из объятий турианки и долгим взглядом проводила извивающуюся фигуру Гардии. Губы ее пересохли и дыхание, рваное, нечеткое тонула в звуках музыки. В волнах эйфории пульсирующая боль в неглубоких ранах притуплялась, а то и вовсе исчезала, но азари продолжала лакать и танцевать, словно бы смывая пеленой слез царящий в зале разврат.
Гости, чересчур расслабленные или вовсе как будто уснувшие, двигались медленно нехотя, зная, что все, включая и этот вечер, и этот зал, да и весь Хейлос принадлежит только им – богатым, всесильным, упивающимся властью. Азари смотрела на лица, знакомые по видениям и картинкам будущего, смотрела на тех, кто называл себя здешними богами, да и, по сути, являлся ими. Но сквозь серебристую ткань полупрозрачных гардин, развеваемых вечерним ветром, сквозь непроницаемые глаза вышколенных официантов, сквозь кристаллы, обрамляющие бесценные бокалы с нектаром небожителей она видела и сумерки, что неслышно, но все же ощутимо опускались на их дом, их колонии, проникая в сознание зеленоватой дымкой испарений с фабрик и заводов. Час падения пробил, наступали сумерки богов.




Виктория почти не расслышала слов Гросснера - настолько захватил её внимание танец азари и турианки. Его гармония, в сочетании с музыкой и наркотиком, о котором она не знала, будоражила и тревожила, пробуждая в глубинах существа первобытные желания, не стеснённые ни юридическими, ни моральными законами. Она давно не испытывала столь острого животного чувства страсти и тугой, неуёмной, неутолимой жажды. И теперь эта жажда начала пожирать её изнутри. Тело требовало отдыха и истинной, природной, древней свободы, которых оно было лишено многие годы. С тех пор, как ещё в юности Виктория отучила себя любить.
Но сейчас сдерживать себя становилось всё сложнее. Собрав последние силы, она сделала попытку подавить желание, облизнула ставшие уже сухими губы и продолжила говорить:
- И я хочу себе это совершенство, - женщина посмотрела на Гросснера. Зрачки её были расширены, что придавало её огромным глазам и вовсе пугающий вид, очаровательный аккуратный ротик чуть приоткрыт, а губы наливались ярким алым цветом. - Помогите мне его получить, - полушёпотом, с задавленной страстью проговорила она.
- Дорогая, а что мне с этого сомнительного контракта, я конечно меценат и цветовод, но бизнесмен на краю моего сознания, не дремлет. - он откинулся на спинку дивана, и хищно и испытывающие на неё посмотрел. Он видел в её глазах неутолимую, дикую жажду, единственное стремление хищника обладать своей жертвой. Она была прекрасна, но в её глазах дрожали капли надменного льда, с привкусом жестокости и алчности. По телу мужчины пробежала горячая и сменяя её холодная волны. Он хотел подразнить, помучить её. Надменная капризная девчонка, как много их выло в его жизни.
- А, что вы хотели бы получить? - проворковала она пугающе, всем своим видом показывая, что готова на всё. Она действительно сейчас была готова на всё. Ярость от отказа Гардии, задавленные, почти стёртые ею эмоции и желания, атмосфера сегодняшнего вечера нашли благодатную почву в её существе - существе чудовища, ненасытного и беспощадного, готового сожрать всё на своём пути и готового на всё пойти, чтобы получить желаемую цель...
- Это зависит от того, что вы могли бы мне предложить, дорогая. - он едва улыбнулся. В голове мутнело, где-то внутри распалялось желание. Он чувствовал как ели ощутимая изморозь покалывала кончика пальцев рук и ног, как сердце билось сильнее... Его взгляд был прикован к её шее, к этой маленькой пульсирующей жилке... На мгновение, он увидел, как по белоснежной коже Виктории струится вязкая, рубиновая кровь.
Виктория истолковала его хищный взгляд по-своему… Решив, что ей недвусмысленно дали понять, что цена назначена и цена эта – её тело, она заранее согласилась. Тем более, что её собственное тело одобрило согласие женщины. Возможно, потом он потребует что-то ещё, но сейчас ей было всё равно.
- Всё что угодно, - ответила она, поднявшись пальцами по его руке к шее, проведя по ней, едва касаясь кожи и дотрагиваясь до подбородка. – Вам стоит только пожелать…
- О нет, это слишком просто, милая. - Он перехватил её руку, и поцеловав в запястье, аккуратно положил на холодную кожу дивана. Его взгляд скользнул в строну сцены, где к своему яркому апогею подходил, танец дикой страсти в исполнении двух противоположностей - хищника и жертвы. Он перевёл взгляд на женщину. Она тяжело дышала, рот был приоткрыт, подбородок едва заметно подрагивал, а ухоженные, яркие ноготки нервно вцеплялись и царапали кожаную обшивку дивана. Гросснер смерил Викторию взглядом, и слегка кивнул головой в сторону сцены.
Виктория проследила его взгляд. Он хочет видеть её там? На сцене? Зачем? "Танец..." - мелькнуло в распалённом страстью сознании женщины. Когда-то она умела так танцевать. И умела хорошо. Её тело должно вспомнить, как это делать.
Пройдя ко сцене, она величественно, с кошачьей грацией взошла туда, где почти сливались в единое целое тела турианки и азари, секунду помедлила, подхватывая настроение и ритм и присоединилась к танцу. Руки её скользили вдоль тела, она изящно и красиво качнула бёдрами. Шаг, другой - музыка захватила её сознание, найдя животный отклик где-то глубоко внутри. Тело послушалось, вспомнило, чему его когда-то учили - и женщина вошла в ритм, гармонично, словно танцевала так последний раз вчера...




Амира скривила тонкие губы, на миг прикоснувшись тыльной стороной ладони к острым выпирающим ключицам и, покачивая бедрами, подошла к краю подмостков. Софиты, горячие, пульсирующие, облизывали лучами света ее лицо, слепили, и азари ничего не оставалось кроме как, неловко покачнувшись, спуститься вниз к словно бы замершим в истоме гостям. У одинокого столика с прохладными бокалами шампанского и мартини она остановилась: по хрустальному боку харикейн стекала бусинка воды, а где-то на глубине маячила знакомая оливка. Этот зеленоватый поплавок, светлый маячок в то же мгновение перенес ее сознание в те дни, когда она появилась на Хейлосе. Амира резко оглянулась на мужчину, расслабляющемуся на диване, впитывая взглядом его усеянное морщинами лицо. Он любовался танцующей Гардией, поигрывал сигарой и лениво отвечал той женщине, Виктории, что была виновницей страданий Джейн.
"Болезненный вскрик, жертва бьется в панике, кричит. Почему так много крови? Он сдвигает брови и методично старается все привести в порядок, цветущий, благоухающий..."
Развевающиеся от ветра гардины нежными объятиями потянули на себя фарфоровую вазу с цветами. Пухлобокая носительница того самого цветочно-гнилостного запаха замерла на мгновение, но тут же разлетелась на тысячи осколков, ударившись об пол. Громкий звук, диссонансно вписавшись в мелодию танца отрезвил застывшую в трансе Амиру и вновь вернул ее в зал. Прямо в бездну пытливых глаз мужчины. Михаила Гросснера.
- Это ты... - прошелестела она, светло улыбнувшись, старому знакомому из ее снов.
Горек и Нова молча наблюдали за разворачивающимся действом. К ним подошел официант с подносом на котором были напитки. Азари и батарианец взяли по бокалу и официант удалился. Нова поднесла бокал к носу, вдохнула запах.




-Неплохой букет. -Высказала азари своё мнение, и сделала несколько глотков, любуясь танцем. Горек к напиткам не притронулся, он смотрел. Конечно он любил танцы, но то что происходило на сцене и в зале не напоминало танцы. Даже то что творили танцовщицы в "Вертикали" по сравнению с этим походило на детские проказы.
Горек неосознанно сжал руку, по бокалу в его руке, зазмеились трещины, и стекло с легким хрустом рассыпалось. На пол упали кусочки стекла, напиток и капли батарианской крови. Горек взглянул на окровавленную ладонь. Достал платок и перевязал руку. Потом перевел взгляд на Нову, азари имела непривычный смущенный вид, и растерянно смотрела на сцену. Затем медленно подняла руку к своей груди, и приподняла, но будто обжегшись отпустила руку.
-Что -то мне подсказывает, Что Гардия сейчас в клуб не поедет. А то что тут намечается надолго.-Сказал Горек с удивление смотрящий на Нову.-Думаю наше присутствие тут излишне.
-Да Горек. Поехали . - Азари и батарианец развернулись и направились к выходу.


Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Игра на выживание" (Предупреждение: NC-21 (18+))
Страница 3 из 5«12345»
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe