Mass Effect Universe

"Здравствуй, папа!" - Форум

  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect: Synthesis" » "Здравствуй, папа!" (ГЛАВА 14)
"Здравствуй, папа!"
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-04 в 1:47 # 1

Амонис рассматривала шрамы батарианца, беспокойно дремлящего рядом. Она только что проснулась, то ли от виража "Шершня", то ли от того, что они прошли ретранслятор.

Вдруг раздался голос Ласло из динамика:
- Амонис, там запрашивают данные и какое-то разрешение... но это не... короче, подойди сюда.
"Что там ещё?" Не поняла турианка, и осторожно поднялась, но Дайн, конечно же проснулся, и открыл верхнюю пару глаз. Амонис невольно улыбнулась, её всегда забавляла подобная игра глаз. "Надо будет спросить, одинаково ли они видят, верхняя и нижняя пара..."
- Кажется, мы на подходе. - Пояснила она, и подождала, пока Снусмумрик залезет на плечо, но тот полез выше, на головной гребень, и там затих подобрав лапки. - Очень мило...

- Тебе идёт, - сонным голосом проговорил батарианец и приподнлся на локте. Резковато, видимо забыв о ране и поморщился. - Побаливает, сколько же мы проспали?
- Мумрик, слышал? Шапкой будешь. - Она глянула на дисплей, в котором и проспала. - Десять часов спали... ничего себе! - Затем, подошла к Дайну, провела рукой, по его щеке и сказала: - ничего, на корабле отца, прекрасные медики и навороченный лазарет. За сутки тебя на ноги поставят. Эти... заживители... э-э, ну, штуки всякие современные.

- Это всё, меня радует, - ответил Дайн, и присел на кровати. Немного помолчав, добавил: - Что там у Ласло, забыл как кораблем управлять?
- Нет, разрешения кто-то требует на что-то, мы на территории Иерархии, я так поняла. Пойду узнаю. - Амонис поправила мохнатую "шапку" и отправилась в рубку.

- Привет, ты хоть спал? Кто, что запрашивал? - Спросила турианка пытаясь разогнать дым от сигары, буквально клыбящийся в рубке.
- Я спал, пять часов, пока пахал автопилот... - ответил Хопкинс, - а запрашивает патруль Шлнгалан... Шалангала... тьфу! Ну, ты поняла, на, сама дальше рули. - Ласло уступил ей кресло, и покинул рубку, пытаясь выговорить себе под нос название планеты: "Шаланган"

Они находились уже на подходе к кораблям её отца. Но до них ещё час лететь, а запрос прислал действительно патруль. Это была стандартная процедура, "что тут забыл человеческий корабль, и бла-бла..." летят то они не к заправке, а к орбите колонизированной, и возможно, закрытой на данный момент планеты, где к тому же недавно остановился уважаемый генерал Кортес Ардариан. Безопасность, однако...
Раздался молодой голос патрульного:
- Патрульный "Сарат-58" вызывает "Весельчак-125 Сигма", сообщите точку назначения.
"Ну, и название, значит не Шершень, а весельчак. Это название, уж точно, подходит и кораблю и хозяину."

- "Весельчак-125 Сигма", патрульному "Сарат-58": иду на стыковку с крейсером "Шардаан-579". Они в курсе.
- Э... назовитесь, пожалуйста. - Патрульный, видимо немного удивился, услышав голос турианки, с человеческого корабля, при том, что до этого говорил человек, мужчина.

Амонис назвала своё имя, после чего патрульный отстал, и направила послушного "Весельчака" к отцовскому крейсеру. Месяцев восемь она его не видела... и опять всё будет в спешке, наверняка. "И Дайн... сразу сказать? О, Духи, папа еле Сарена пережил, а теперь... "

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-04 в 22:55 # 2
… Бунтовщики все шли, шли как тараканы. Дайн высунулся из траншеи и подстрелил еще одного. Тридцать седьмой, шахтер рухнул, но ещё шевелился. Зато его товарищи, обстреляли то место, где он только что выглядывал, но батарианец вовремя нырнул в укрытие. Рядом раздались несколько взрывов, всех солдат находившихся в траншее посыпало землей.
- Вот лупят, гады! – Произнес Макус, молодой боец, недавно переведенный в их отряд.
Дайн осторожно выглянул, несмотря на большие потери, шахтеры все же захватили нижние террасы Седого Кряжа. До этого дня они в основном долбили солдат тяжелой артиллерией, и устраивали безуспешные вылазки. Сегодня они попробовали новую тактику, навал - и умылись кровью, но все же, прорвали оборону и захватили нижние укрепления.
Дайн заметил группу противников пробравшихся на их участок, их было трое или четверо. Похоже, оборона «трещала по швам» скоро и вовсе развалится.
- Берегите передатчик, его уничтожат и нам всем хана. Пока « глушилка» работает, высадка возможна. Я пойду их задержу.
Дайн кинулся к месту прорыва мятежников, за спиной что-то грохотнуло, и раздались выстрелы. Но Дайн этого уже не видел, он укрылся за уступом траншеи, держа наготове оружие. Вот показались враги: то-есть шахтёры замордованные корпорациями, которые захотели свободы, но свобода обернулась бойней.
Дайн выскочил из угла, паля из винтовки, двоих свалил, двое других оказались быстрыми и успели отскочить обратно. Один из подстреленных еще шевелился, и Дайн всадил в него пару зарядов. И тут винтовку как назло заклинило. Двое других высунулись, и укрытия и взяли батарианца на прицел:
- Сдавайся солдат, твое дело проиграно! - Произнес один из шахтеров. - Винтовка сломалась... - Они ухмыльнулись.- Бросай оружие!
Дайн схватил винтовку как дубину, и бросился в атаку, раздались выстрелы, их отразил щит. Ударил первого прикладом по голове, винтовку выронил, кинулся ко второму, который продолжал стрелять. Ударил его под подбородок, противник подлетел, и рухнул, ударившись головой и об удачно стоящий здесь ящик с боеприпасами. Хлынула кровь, от удара проломило череп. Дайн посмотрел на его лицо. "Совсем молодой, удивленное лицо видимо не понял, почему меня пули не брали..."
Из размышлений его вывел тот мятежник, которого Дайн огрел прикладом. С ревом он бросился на батарианца, схватил его за шею стараясь придушить, и прижал к стене траншеи. Но остановили его, несколько ударов ножом в грудь.
- Шай… - прохрипел неудачный душитель, в тот момент, когда Данте повернул в ране клинок, не потому что сильно ненавидел этого шахтера, а потому что так учили. Тот вытаращил глаза и уткнулся головой в правое плечо Дайна. Тут батарианец услышал до боли знакомые звуки двигателей, и повернул голову, увидев спускающиеся с неба десантные челноки.
«Они прилетели, мы справились, теперь мы покажем этим шахтерам».
- Ах, ты гуер-ла гегемонская! - Прохрипел молодой батарианец с разбитой головой, и бросил в Дайна гранату. Раздался взрыв, и двух батарианцев сцепившихся в объятьях отбросило и посекло осколками, больше досталось, конечно, тому которого уже зарезал Дайн, но и свою долю он тоже получил. Таким его и нашли полуживого, израненного, но все еще сжимавшего в своей руке окровавленный нож. Хорош подвиг.

Дайн открыл верхнюю пару глаз и увидел Амонис с Снусмумриком на голове.
«Память все-таки странная штука, зачем мне Тринар вспоминать?»

После короткого диалога, Дайн проводил её взглядом, и присел на кровати, и постарался собрать мысли в кучу, получалось не очень. Из коридора послышался голос и шаги Хопкинса.
- Шалунг, Шалагонг, да нет Шаланганг… - старался выговорить человек ,название незнакомой планеты, все резко стихло, видимо вошел к себе в каюту.
Хотя Данте больше думал о том, что лучше надеть, пиджак или комбинезон. Немного поразмыслив, решил пока повременить с одежкой. Только натянул штаны, не щеголять же по кораблю Ласло в нижнем белье.
В это время из-под кровати показалась голова Фобоса, который, похоже, тоже выспался, он зевнул, клацнув челюстью, и осмотрел каюту. Видимо оставшись довольным видом, он вылез из-под кровати, и уселся у двери, уставившись на батарианца.
Дайн вышел в коридор и открыл дверь уборной, куда тут же забежал довольный Фобос. Данте усмехнулся и отправился на мостик.
К моменту прихода батарианца Амонис уже завершила беседу с патрулем и сейчас вела корабль, к планете, на орбите которой её ждал отец. Дайн сел в сводное кресло справа и уставился в обзорный экран «Космос бескрайний и великий, глядя в эту бездну, понимаешь, насколько ты ничтожен».

- Кстати, Амонис может, расскажешь мне, что-нибудь о своем отце?

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-06 в 1:02 # 3
"О, тартус! А хотя..."
- Тебе-то я расскажу. А ему... - Амонис вздохнула, вспомнив как отец тяжело принимал Сарена, считая его не достаточно честным воином, недостаточно доблестным, слишком грубым, и "странным". Понадобился год, чтобы папа успокоился. С другой стороны, он всегда принимал её сторону, её решения... рано или поздно. Но, не всегда это было легко. Но тут... была главная проблема:

- Он люто ненавидит расу батарианцев... - у Кортеса Ардариана, конечно, были на это веские причины...

Дайн удивлённо глянул на Амонис, мол, "С чего бы это?"
- Тем не менее, вида отец не покажет. Лоялен, профессия такая, и так далее... - Турианка посмотрела на Дайна. У него вопрос "почему?" на лбу был написан. - Но, он не слепой, он всё почувствует и увидит, и я даже не смогу умолчать, тем более соврать. А это будет ударом, для него, из-за одного случая. - Это она пока решила не рассказывать, не суть, к тому же личное отцовское. - И ещё, хуже то, что я действительно не знаю чего ожидать. "Ноль эмоций" или "взрыв"...

Амонис нервно шевелила жвалами, и размахивала рукой, случайно зацепив сенсор. Тем самым, она включила кондиционер, и подул ледяной (по турианским меркам) воздух.
- Шаста! Всё так неудобно тут... - "нет, просто я нервничаю. Успокойся, всегда есть выход...."
- Можно... нет, не нужно... прикидываться и играть не хочу. К тому же, рано или поздно... узнает. У нас ведь не курортный роман? - Турианка искоса глянула на батарианца.

- Само собой, не курортный... - батарианец усмехнулся. - Ну, что гадать, какая будет реакция: расскажешь и узнаешь. Дайн встал и подошел к спинке кресла Амонис. - Мой отец, всегда говорил: "если не знаешь, что сказать, говори правду." - батарианец положил руку на плечо турианке, большим пальцем слегка коснувшись её шеи.

- Хах, Дайн, ты всё время забываешь, о том, что я турианка. Я не умею врать. Только при вопросе жизни и смерти, только врагам. Лишь один раз вышло. А подготовки было... о-у-у. - Амонис наклонила голову, прижав жвалом его руку. "А то уберёт ещё..." - Твои действия сейчас, более ободряющие, чем слова...

Тогда, Дайн склонился над ней, обняв за плечи и тихо, но уверенно сказал:
- Не переживай Амонис. Прорвемся... и моё сердце всегда будет в твоих руках... - Он крепче обнял её, поцеловал в шею, и прижался к ней щекой.

Тут Амонис чётко осознала силу и сложность своего чувства. И ещё, "в её руках, теперь билось сердце", сердце любимого...
Турианка обвила рукой шею Данте, крепче прижав его к себе, и сказала, так же тихо, но весомо:
- Я люблю тебя, Дайн...

В иллюминаторе, уже был виден крейсер генерала Ардариана, в сопровождении двух небольших линкоров, и множества маленьких кораблей "перехватчиков", и "разведчиков".
Самое необычное в этом зрелище, были цвета кораблей, а вернее их "отсутствие". Видно, что есть корабль, но чёткой формы, размера, строения, цвета, объёма... не видно, не понятно, только иллюминаторы светятся точками, опять же, не дающими представления о форме и размере. Только на сканерах можно разобрать, что перед тобой.
Это покрытие было относительно недавно запатентовано турианцами, и другие расы почти не использовали технологию. Разве что, подделки...
Одним из эксперементальных экземпляров снабжённых покрытием, являлся "Фрифаллин", канувший в лету в 78ом.

Дайн поглаживал гребни Амонис, закрыв глаза, и пока не видел странной картины в иллюминаторе. Впрочем, как и турианка погружённая в размышления.
Теперь она поняла: прорвуться, причём "без потерь". Отцу важно её счастье... он поймёт. Вот только... Кортес давно мечтает о внуках...

В её руках, сердце Дайна... да, но он, не сможет зародить новую жизнь, под сердцем Амонис...

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-07 в 0:15 # 4
Дайн еще раз провел рукой по гребням любимой и поднял глаза. В обзорном экране он увидел прямо таки целую эскадру кораблей и один крейсер, но почему, то не мог рассмотреть полностью. Но того что он разглядел ему хватило, этот крейсер превосходил все виданные им суда, включая батарианские, а также Альянса. ( «Киншасу» и «Осло» в частности) « Но «Путь Предназначения» все, же больше. Только почему я их разглядеть не могу, кровь к голове прильнула»?
- Так вот на чем твой отец летает, эта громадина внушает уважение. - Дайн задорно улыбнулся. - Красавец, это я о корабле. Только я отчего-то его рассмотреть не могу полностью?

- Столько глаз и не можешь? - Амонис хохотнула. - Прости. Это потому, что покрытие является отражателем, но не в смысле зеркала. В космосе, если закрыть все иллюминаторы, эти корабли станут невидимками. На месте корабля будет слегка искажённое пространство. - Амонис повертела рукой в воздухе. - Главное, на любой планете, такая штука обеспечит прекрасную маскировку. Отражая окружающий пейзаж, но не отражая свет. В купе с защитой от радаров и сканеров... сам понимаешь что получится. Даже в пустыне с пятисот метров не разглядишь небольшой корабль... если не знать. А в джунглях и со ста метров не видно. - Турианка вздохнула и улыбнулась. - Здорово, правда?

- М-да, не то слово. Слушай, а меня на этот гений турианской инженерии - как пустят? - Дайн вопросительно взглянул на Амонис.
Та даже не поняла вопроса. "Что значит - пустят ли?"

- Во первых, я для корабля и его обитателей кое-что значу. А ты мой гость, первой категории. Во-вторых у тебя есть степень гражданства, помнишь? Да, это конечно не билет, на военные крейсеры и линкоры Иерархии, но тут особый случай. - Амонис запрокинув голову, смотрела на батарианца и улыбалась. - Это не верх инженерии, почти все корабли разведки такие. Все, которым нужна скрытность. Неужели ты не знал? А... хотя откуда же...

- Ну да, ну да я же спец по турианским кораблям, как я мог не знать? - Дайн театрально всплеснул руками, - я пойду, разбужу нашего капитана. Пусть проводит, нас. - Дайн отошел от Амонис и направился по коридору к каюте капитана Хопкинса.

- А я пока скажу, чтобы встретили. - Амонис потянулась, и тихо добавила: - И чтобы папа наелся успокоительного....
В дверях Дайн остановился и спросил - Амонис я думаю, лучше костюм одеть. Официальное мероприятие, первый представитель расы батарианцев, на боевых кораблях Иерархии. Интересно оркестр и красная ковровая дорожка будет? - Хохоча Данте, вышел в коридор.
Амонис немного сползла с кресла, тихонько хихикая, и щёлкнула пальцами в воздухе, соглашаясь с батарианцем. "Наверное, он действительно первый..."

Данте подошёл к двери каюты человека, увешанной всякими предупреждающими табличками - советующими только одно, не входить внутрь.
«Да ну, мы не пугливые». Дайн смело перешагнул порог, и оказался в кромешной темноте, а на следующем шаге, ударился головой от какую-то трубу, пущенную под потолком.
- Шайта... - проворчал батарианец, поглаживая ушибленный лоб - я чуть себе глаза не выбил.

- А ты что, читать не умеешь? Для кого я там табличек понавешал? Ты, что хотел то? - Послышался откуда-то спокойный голос Ласло.

Когда глаза Дайна привыкли к темноте, он разглядел Ласло стоящим за стойкой со множеством колб, и стоящим на столе нагревателем от которой и шла та труба.
- Так вот ты где, свое варево делаешь, ошарашено произнес Дайн. А где ты спишь?
- Там у противоположной стены есть койка. - Хоть Данте и не видел, но Ласло улыбнулся. – Теперь ты знаешь мой самый большой секрет, и мне придется тебя убить. - также спокойно произнес, Хопкинс не отрывая взгляда от своего занятия. - Шутка. Так я повторяю свой вопрос, зачем ты пришел?

- Ну, так всё... мы на месте. Вот, можно сказать, попрощаться пришли, вернее пришел.
- Ну, не успел я напоследок нацедить, но тебе хватит. Вот лови, - крикнул он и тут же метнул что-то, в сторону Дайна угодив батарианцу в плечо, но тот, все же поймал, что-то небольшое и металлическое, немного присмотревшись, Дайн понял назначение "Фляжка для алкоголя... такие многие люди использовали для спиртного". Эта, брошенная Хопкинсом была больше остальных, но все равно, вряд ли в неё влезало больше трети литра. На одной из сторон было выгравировано изображение человеческого черепа с двумя костями под ним и надпись «Термояд».
Дайн открыл крышку, и услышал запах, аромат знаменитого "Самогона Хопкинса", что уносил на небо быстрее ракеты.
- Спасибо, а мне и подарить тебе нечего... - растерялся от такого жеста батарианец.

- Да мне ничего и не надо. Открытку отправишь мне на Новый год, и мне хватит. Только много не пей. - Предупредил Хопкинс, по-прежнему не отрываясь от своего занятия. – Я себе еще немного нацежу. А ты иди, собирайся.
- А ты едой не поделишься? - внезапное озарении нашло на Данте, что-то меня одолевают сомнения, что у турианцев на кораблях имеется еда для левоаминокислотных.

- Хм, у меня только пайки армейские, зато много, так что дам тебе на неделю, тебе хватит.
- А давай, я постараюсь поумерить свой аппетит. - Ответил батарианец.
- Иди, собирайся, я тебе все вынесу, и до шлюза помогу донести. Только не отвлекай меня.
- Хорошо, Ласло спасибо тебе за все... - произнес Данте и вышел из каюты человека.
- Как сказал аж, слеза пробирает. - Произнес человек и ухмыльнулся. - Опа, а стаканчик наполняется!

Дайн прошел в свою каюту. И сборы не заняли много времени, лишь надеть костюм и взять сумки. Фляжку с «термоядом» Данте положил во внутренний карман пиджака.
«Ну, все почти готово, а где Амонис»?

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-10 в 7:17 # 5
Просмеявшись, турианка потянулась к сенсору, но её опередил голос связного, раздавшийся в рубке:
- "Ярес Тарен" вызывает "Весельчак-125 Сигма", вы готовы к стыковке? - "Какой интересный акцент" подумала Амонис, услышав молодой, даже весёлый голос турианца. Ярес Тарен - означает Великий Воин... глядя на этот крейсер, можно понять, почему он носит это имя.
- "Весельчак-125 Сигма", вас слышу, я готова, жду координаты.
- Иен-Амонис? Рад вас слышать, координаты уже у вас! Особые распоряжения? - Ответил уже по-туриански связной. Турианка даже смутилась, он добавил к её имени приставку, означающую примерно "уважаемый, командующий из рода воинов".
- Да... я буду с гостем, первой категории, помимо того, у него первая степень гражданства.
- Понял.
- И он ранен, 26-Л, - назвала она тип и код ранения, - лазарет и всё такое, в лучшем виде. И, ещё: на счёт этого корабля, перечислите как полагается, за помощь... так же, первой категории.
- Принято. Уже. Добро пожаловать, Иен-Амонис. - Немного удивлённо подтвердил связной.
Шершень уже подошёл к указанному шлюзу, стыковку произведут ВИ обоих кораблей, сами.
Турианка встала, дождалась пока Мумрик лениво влезет на плечо, и прошла в каюту, выделенную им.
Перед дверью, сидел Фобос, прислонившись боком к стене. Он видимо понимал, что они уходят. Животные всегда это чувствуют.

Дайн был уже одет, и выглядел прекрасно. Понять, что у него свежая рана, можно было только потому, что он периодически прищуривал глаза. И то, если знать, что обычно он так не делает, и это реакция на боль. Вещи были собраны, отчасти потому, что их и не разбирали особо. Амонис глянула на себя, переодеваться не было смысла, поэтому она подошла к Дайну, осторожно обняла его, неизвестно когда ещё доведётся, и сказала:
- Сейсчас, тебя сразу в лазарет сдам, уж извини, но рана всё таки... и как только поздороваюсь с отцом, приду к тебе. А о делах мы с ним всё равно, потом поговорим.
- Как скажешь, Амонис. - Почти весело отозвался он.

- Хорош миловаться, я не готов к такому зрелищу, - как всегда вовремя вмешался человек, вошедший в каюту, в колонистском комбинезоне. - Пайки я уже перетащил к шлюзу.
- Пайки? - Переспросила Амонис, и тут же хлопнула себя по лобовой пластине. "Точно, на кораблях не будет левой еды, ну разве что, для животных которых иногда держат, как корабельных любимцев, бывает ведь годами летают, безвылазно". - Но, в любом случае, на планете, в космопортах всегда есть еда для обоих кислот, это порядок. Будем иметь в виду. Спасибо, Ласло. Хотя, это же не твоё имя... - турианка улыбнулась, и подошла к Хопкинсу.
- Благодарю тебя человек, за оказанную помощь, в бою и в космосе, за доставку... за сигару. И ещё одно спасибо, на панели управления, в графе "получено/принято" не забудь. Удачи тебе, и твоему кораблю.
Она пожала Ласло руку, на манер людей, тот слушая её, сначала ухмылялся, как обычно, но в конце концов, нормально искренне улыбнулся, слегка и не надолго, но даже турианке было ясно, что это простая, нормальная улыбка. Этого было достаточно.
- И тебе спасибо, турианка, за впечатления. Приятно было...

Шлюзы кораблей были соединены, вещи уже перекинуты в дезинфекционный отсек, и Фобос, боящийся процедуры дезинфекции уже прижался к ногам батарианца, и периодически подрагивал. Амонис ещё раз махнула рукой человеку, и шлюз закрылся. Через минуту, процедура была окончена, и открылся отсек, ведущий в лабиринты "Ярес Тарена"

Встречали их двое, турианец-сержант, и турианка в коричневом костюме, без знаков отличия. Оба, с улыбками. Оба, коснулись левой рукой верхов грудных гребней, и кивнули.
Тем же ответила Амонис, а Дайн просто кивнул.
Обменявшись приветствиями, они пошли вперёд по светло серому коридору.

Сержант уложил вещи на платформу, парящую в тридцати сантиметрах от пола и пошёл с ней впереди. Гололицая турианка, песочная, с яркими зелёными глазами, выглядела молодо, но Амонис поняла, что ей лет пятдесят минимум. У турианцев признаки старения легко устранить, мужчины вообще этим не озабочены как правило, а женщины... устранить микротрещины пластин и когтей, подравнять цвет белеющих гребней, поддерживать эластичность кожи... всё это просто. Но, глаза, голоса, мудрость - никуда не денешь.

- Очень рада познакомится с вами Иен-Амонис. Меня зовут Эдара Саар. Извините, Кортес сейчас занят, переговоры.
- Понимаю, иначе встретил бы сам.
- Потому, сначала в гостевую, там оставите вещи, и зверушек... и мы займёмся вами, Ар-Дайн Слаш. - Она кивнула батарианцу, а на его удивлённый взгляд, пояснила:
- Ну... это же не колония, и не пассажирское судно. Это разведка... - затем, добавила, - "Ар" так вас будут называть тут, означает что-то вроде "дорогой гость"
Амонис вздохнув, тоже улыбнулась, и даже соображать не стала, как они узнали, путей много, но сама она не говорила, конечно.

Они проехав на лифте, не понятно, вверх или вниз, и пройдя ещё один длинный коридор, пришли в гостевую комнату. Это было довольно просторное помещение (после тесных коюток-то) с двумя диванами, столами, техникой, и минибаром. Всё это было оформлено в нейтралных монохромных тонах, ничего яркого, кроме голубых и оранжевых экранов. Сержант быстро и тихо освободил платформу, и испарился. Турианка тоже вышла, сказав, что через минут пять вернётся.
"Эдара, Эдара Саар... что-то отец рассказывал про неё, чёрт, не помню, ладно, потом"
- Ну вот, пока всё нормально... Ар-Дайн. - Амонис улыбнулась, присев на удобный диванчик. - Довольно почётно. Как бок? Что-то ты серее, чем обычно...

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-10 в 18:15 # 6
Пожав на прощание руку Хопкинсу, Дайн и Амонис покинули «Шершня». И после дезинфекции, вошли на борт турианского крейсера. Красной ковровой дорожки и оркестра, к разочарованию батарианца не было, как и отца Амонис. Зато, встречали их двое военных, одна и которых была женского пола, и звали её Эдара Саар. Его имя уже знали, так что, представляться не пришлось. Их привели, в «гостевую» и ушли, турианка обещала вернуться за Дайном.
Батарианец присел на диван, устал, да и рана на боку снова начала болеть, едва он вышел из каюты на «Шершне». Хорошо, хоть вколол себе большую дозу обезболивающего, и стимуляторов «на дорогу». Помогло, но не очень. Его радовало, что его подлечат, на таком шикарном корабле, наверняка лазарет должен быть отличный. Отвлечённый ноющим боком батарианец даже не сразу расслышал вопрос турианки.
- Болит, видать зацепило сильнее, чем мы думали. Может ,какой-то орган задело? Хотя, это мало вероятно, если до сих пор не помер, значит выживу. - Дайн откинулся на спинку дивана и усмехнулся. «Ерунда царапина, после гранаты выжил, а тут от какой-то железки «ласты склею», не бывать этому». Сам себя успокаивал Дайн, опять же, помогало не очень. Фобос залез на диван и положил голову батарианцу на колени, видимо почувствовал, что хозяину паршиво, и хотел как-то помочь.

Амонис улыбнулась и присела рядом, на диван немного потеснив варрена. Данте понимал, что ей тоже не сладко, хотя у неё не физическая рана, так сказать душевная. «Из того что она ему рассказала о своем отце, становилось ясно, что Кортес, скорее отрубил бы себе руку, чем поверил что его единственная дочь, влюбилась в батарианца. Не знаю, от чего он так не взлюбил расу, к которой принадлежал Данте, но ясно, что что-то скверное, и такие люди очень редко меняют свое мнение. Но, его тоже можно понять, он как любой отец, считает, что его дочь достойна лучшего. А ей надо рассказать ему всё, при том не вызвав у него сердечный приступ. Ведь если он узнает от другого, будет намного хуже, а самое главное, она потеряет отцовское доверие. А потеряв доверие, вернуть его намного сложнее».
- Тебе тоже не сладко, Амонис? - Спросил Дайн у неё, поглаживая Фобоса, который от удовольствия прикрыл глаза.

- Теперь Дайн, я уверена ,что всё будет хорошо, и не переживаю. И ты не переживай. Потом скажу, почему так. - Амонис действительно расслабленно и открыто улыбнулась ему.

- Я рад, что все хорошо. - Дайн улыбнулся, но тут открылась дверь, вернулась Эдара. - Похоже ,это за мной. - Подмигнув и улыбнувшись на прощание Амонис, Ар-Дайн Слаш потопал в лазарет.
Коридоры корабля были тихие, серые, и тускло освещенные. Но самое главное они были пустые, экипажа было не видно, и не слышно. Только один раз, попался какой-то зазевавшийся техник. Эдара красноречием не отличалась, просто шла и шла вперед, причем довольно быстро, так что Дайн едва за ней поспевал.
- Эдара, у вас всегда на корабле так многолюдно? - Спросил Дайн, отчасти от того, что бы турианка замедлила свой ход, и отчасти от того, что бы прервать тягостное молчание.

- В этих отсеках да. Сейчас, к тому же, ночь... - до его вопроса, она складывала факты, известны ей об Амонис и этом батарианце, складывала замеченные ей движения и взгляды, её жизненный опыт, и опыт психолога, подсказывали что эти двое, не просто друзья. Турианка слегка обернулась, и поняла, что батарианец отстаёт и вообще, неважно выглядит, Эдара тут же замедлила шаг. - Скоро придём, всё уже готово для вас. - Затем, она решилась спросить, доверительно понизив голос: - Ар-Дайн, я не ошибусь, если скажу, что Амонис дорога вам, как... женщина?

Данте был немного обескуражен её вопросом, и сначала даже потерялся, не зная, что сказать «Кто её знает, эту турианку чего она добивается, может, разболтает по всему кораблю. Хотя, если с неё слово взять, что будет помалкивать... они же не врут вроде».
- Я вам отвечу только тет-а-тет. Хорошо? - Дайн пристально взглянул на турианку.

Эдара согласно кивнула и добавила:
- Конечно между нами. У этих стен нет "ушей" и "глаз". Узнают только те, кому вы сами скажете, слово чести - думаю вы в курсе, что это.

Удовлетворенный её ответом дайн продолжил:
- Я люблю её, вам, наверное, странно такое слышать, но это правда. - У турианки, от ответа «отвисла челюсть», и знлёные глаза, казалось из глазниц выпадут, хотя в себя она пришла быстро, через несколько секунд. - А теперь, откровенность за откровенность, вы не в курсе, почему Кортес Ардариан так ненавидит батарианцев?

Эдара, конечно, уже ожидала услышать что-то подобное. Но, это было трудно действительно понять. Хотя, бывали случаи, но "где-то далеко", а тут вот оно, перед тобой. Сама она к батарианцам относилась ровно. Никаких случаев положительных и отрицательных не бывало. Она вообще была лояльно, ко всем, кроме людей, просто, она "познакомилась" с ними в 57ом. Турианка остановилась, чтобы договорить, потому, что они уже подошли к лифту. - Я из-за Кортеса и спросила, в общем-то... - Эдара кивнула самой себе, решаясь сказать: - Мы с ним давно вместе. Но, до этого... в общем, я знаю, как безрассудна и сильна бывает любовь. Но, зная Кортеса... для него это будет ударом. Амонис, мудрая, она скажет всё правильно, я тоже, поговорю с ним. Знаете, я думаю, всё будет хорошо. Кортес не из тех, кто ради принципа, будет рушить счастье близких, а дочь, это всё, что у него есть. Знали бы вы, что с ним было, когда пришёл сигнал о гибели Би.. как же его... Берби, Бикаби.
Она покачала головой, моргнув пару раз, и посмотрела на Дайна. Ей было непросто, понять в какие же глаза лучше взглянуть, поэтому, она выбрала основные, большие. "Какие же у них глаза, затягивающие чернотой и глубиной, даже у саларианцев не так..." - Кортес, так относится к вашей расе, потому, что мать Амонис, погибла по их вине. Хуже того, Амонис не знает об этом. Она считает, что виной тому, очередная болезнь, что не редкость на Инвиктусе.

Нельзя сказать, что это особенно удивило Дайна, особенно после всех событий, что случились на Инквитусе. Батарианцы - террористы, работорговцы и просто мерзавцы захватывающие школы с детьми и убивающие безоружных. И к его сожалению большинство его соотечественников считали, что такое поведение правильное.
- Да уж, такое не прибавляет любви и доверия. - Только и нашел, что ответить Данте. - Но я-то не такой, для меня слова благородство и честь, не пустой звук. Хотя, признаюсь, не все мои соплеменники такие. В этот момент двери лифта открылись, и они вошли в кабину.

- В этом я уверена, другого турианка и не приняла бы. Единственное, лишь бы Кортес, сказал ей о матери правильно. Но, я буду с ними. А вы, не беспокойтесь, Ар-Дайн. - Эдара кивнула ему, и двери лифта снова открылись, в довольно светлом коридоре на этот раз. Их встречали два медика. - Тут я вас покину, до встречи, Ар-Дайн. - и Эдара уехала на том же лифте куда-то в глубины крейсера.

Дайн улыбнулся врачам, и пошёл за ними, они привели его в какую-то комнату небольшую и сияющую белизной, и велели снять всю одежду. Дайн молча, согласился, взамен ему дали какое-то странное одеяние, видимо сшитое в расчете на турианца, и провели дальше в просторную операционную. Операционная была большая и светлая, даже слишком, повсюду стояли какие-то мало понятные для батарианца приборы, скорее всего современные и навороченные. Тут было еще трое медиков, и «кушетка» или вернее - операционный стол.

- Не волнуйтесь Ар-Дайн Слаш, у нас всё есть, для левоаминнокислотных, а теперь ложитесь. - Предложил один из врачей. Данте последовал его совету. Едва он лег на стол, как ему что-то ввели. И батарианец вырубился, последнее, что он запомнил, это висящую над ним лампу.

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-12 в 23:10 # 7
Амонис вздохнула, провожая глазами Дайна. " Какая странная штука, любовь... Я могла примерно ответить, почему люблю Сарена, но Дайн... за что я его люблю? Характер? Принципы? Внешность? Да нет... в образе "господина Гильё" или как его там... ничего не менялось. Его благородство? Хм... почти каждый турианец такой. Да, для батарианца - нехарактерно. Скорее его Дух... Что-то выше внешности и характера, типа личнсти. Уже на празнике в Акрисе, меня прямо накрыло, окутало... его взгляд тогда! И на турианцев я уже не смотрела. Люблю ни за что выходит, по-логике... и за всё, за все детали, слова, взгляды и движения, ощущения, по-сердцу. Причём, именно Люблю, а не влюблена... Чёрт, у любви нет логики, её нельзя понять, просчитать, объяснить... можно только почувствовать, испытать. Я счастлива, что второй раз смогла чувствовать это, я боялась закрыться, окаменеть... Ах Дайн..."

Поток филосовских мыслей турианки, прервала вошедшая в гостевую каюту Эдара Саар. Она хотела было успокоить Амонис по поводу отца, но поняла, что та, не нуждается в утешении.

- Иен-Амонис, Ар-Дайн в лазарете, Шан-Ардариан ещё занят. Вам что-нибудь нужно? Давайте по... ужинаем? Давно, наверное не пробовали нормальной еды? - Ласково ворковала Эдара.

Амонис несколько удивила подобная заботливость, с чего бы это... "как мама когда-то".
- Да, пожалуй, я голодна. И тиссан, зелёный, большую кружку.

На удивление, Эдара не вышла, а просто сделала заказ по внутренней связи. Амонис никак не могла понять, какой ранг и степень имеет эта зеленоглазая. Турианка села в кресло напротив, у как-то ласково посмотрела на Амонис.

- А ведь ты не помнишь меня? - Улыбаясь спросила она. - "Тётя Эда", так ты меня называла в детстве, помнишь? Охота на прятов, поход к чёрному утёсу...

Амонис как током прошибло, "вот! Вот почему я помню это имя! О, Духи! Как тесна Вселенная!"

- Тётя Эда! О, мне даже в голову не пришло! - Амонис смеясь подалась вперёд, коснувшись руки Эдары. - Честно говоря, тогда, я больше запомнила вашу броню, а внешность как-то стёрлась. Сиреневая броня - осталась. Я до сих пор, такую предпочитаю. Как вы здесь?

- Ах, броня... да, она мне только "по форме полагалась" так я особо не учавствовала в битвах, хотя, считаюсь ветераном "инцидента". Но, всё же, я техик-инженер. Теперь тут служу, уже третий год. Отец разве не говорил?
- Теперь я помню, что говорил... - Амонис была несказанно рада встретить, чуть ли не кумира детства. Эда, была первой военной турианкой, с которой общалась Амонис. Эдара прилетела в Акрис, в гости к отцу в 61 году, и неделю возилась с маленькой Ардариан, пока её мама была в отъезде по работе.
- Ну, вот...

Тут дверь тихо открылась, и молодой турианец, новобранец, судя по всему, принес заказанную еду и тиссан, тихо поставил всё на столик, и отдав честь, касанием к гребню и глубоким кивком, удалился.
Пока Амонис ела, они с Эдарой вспомнили множество весёлых моментов, того времени. Амонис, даже рассказала вкратце о своих скитаниях, после гибели мужа, после чего, Эдара сказала.

- Даже не представляю, как можно столько всего вынести, всего за 30 лет... ох и покидало тебя, с самого детства и до сих пор...
- И чудится мне, что это ещё не всё... - печально отозвалась Амонис.
- В свете последних новостей... да. Но, об этом тебе Кор... отец расскажет.

Амонис стала понимать: "кажется, она и папа... ну, не иначе! Эда ведь так похожа на маму..."

Вдруг раздался писк, Эдара коротко ответила и встала, со слоами:
- Пойдём, Кортес освободился, я провожу тебя.

Амонис как-раз допила напиток, настоящий, крепкий, бодрящий тиссан, и отправилась вслед за "кумиром детства" хотя, кумиром была скорее не Эдара, а её настоящая броня, которую та одевала специально, по просьбе Амонис, и рассказы о бравой и неугомонной турианке Кирриде Прайм. Амонис помнила как имя, так и все похождения той "бестии", сейчас она понимала, насколько Киррида близка ей по духу, по крайней мере, из рассказов Эдары.
По пути турианки молчали, думая о своём. Наконец, Эдара остановилась, и произнесла:
- Ну, иди с Духом, девочка.

"Ох, будто она знает "на что" я сейчас иду, и что мне надо сказать... это помимо того, что надо услышать... такие встречи отец просто так не организовывает. Чтоб его крейсер, с сопровождающими кораблями, тащились сюда, ради меня.. это да-а..." - рассеянно кивнув, Амонис вошла в открывшуюся перед ней каюту-кабинет.

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-13 в 21:43 # 8
Блеклое солнце, лучи которого с трудом пробивались через густые облака Немериды, склонялось к горизонту. «Ну и дыра! Почему все подонки, любят строить свои базы, на самых противных планетах? Парадокс».
Дайн оглядел окрестности, они устроили точку наблюдения на невысоком холме, в паре километров от пиратской базы. Рядом лежа на животе, расположилась, Талана, она внимательно осматривала базу сквозь оптику бинокля. Её черная броня неплохо смотрелась на темно красном грунте. Дайн, не имея другого занятия, занялся осмотром филейной части Таланы. «Фигурка у неё ничего, хотя у моей Лайши, лучше».
- Может, переведешь взгляд с моего тела, на базу? – Спросила азари.
- Я на неё досыта насмотрелся. - Буркнул батарианец, и чуть не ляпнул: «А на тебя еще нет». Но сдержался, и просто облокотился на стоящий рядом камень. Пять ангаров, несколько кораблей в них, и куча цистерн с топливом. - Объект походу находится в главном здании, том что у скалы, это у них что-то типа офиса.
- Интересно, откуда такой вывод?
- Такой вывод от того, что только там находится антена.
- Молодчина, ну и что думаешь делать? - Азари уселась, подобрав под себя ноги, и уставилась на Дайна.
- Пойду ночью, и прикончу гада. - Ответил батарианец, вытащил нож и принялся кидать его в почву.
- Браво, какой чудесный, а главное проработанный план. - Ответила азари и усмехнулась, глядя на занятие Дайна. Я удивленна, что лучше ты ни чего не выдумал?
- Я бы конечно, мог разнести всю базу, благодаря взятой нами взрывчатке. Но ведь мы так не работаем. - Добавил батаринец.
- Сейчас не тот случай, это база скопище бандитов, пиратов и головорезов. Которые совершили кучу преступлений в близлежащих системах, и лучший способ положить конец их бесчинствам - убить их. Я тебе говорила, надо избегать жертв невинных, а здесь таких нет. - Азари пленительно улыбнулась, глядя на батарианца, отчего его губы тоже растянулись в улыбке.

Вскоре, наступила ночь, Дайн с сумкой набитой шестью бомбами, пополз к базе, на которой кипела жизнь. При свете прожекторов и фонарей, разгрузки не останавливались, пираты сновали туда-сюда. Дайн был уверен, что цель - волус в сиреневой броне, погибнет от взрыва горючего, так как одна из цистерн, находилась рядом с офисом, представлявшим из себя хлипкое на вид здание. Подземного бункера тут не было, это точно, показала съемка с орбиты. И вот, проползав полтора часа на брюхе, и некоторое время на спине батарианец заминировал все цистерны. Первым делом ту, что у офиса, вторую между ангарами, тут едва не спалился, так как в это время заправляли одно судно. Третье и четвертая находились за двумя крайними ангарами, так сказать « в темном углу», их без особого труда удалось заминировать. А вот с пятым и шестым пришлось повозиться, обе цистерны находились на взлетном поле прямо, в центре, что бы до них добраться надо было, проползти по открытому месту.
И батарианец плюнув на осторожность, вырубил одного из заправщиков, напялил его комбинезон, и пошел к цистернам, как ни в чем не бывало. Подмены не заметили, цистерны заминировал, правда, пришлось еще и корабль заправить, что бы ни поломать легенду. После этого стараясь не попадаться на глаза, Данте постарался выбраться. Что ему и удалось, угнав небольшой вездеход. Отъехав, где-то на пол километра, батарианец оглянулся на базу и нажал на красную кнопку детонатора. Раздался громкий грохот и очень яркая вспышка, да такая что батарианец от света ничего не смог разглядеть. Как только глаза вновь привыкли к мраку, перед ним предстали, кое-где еще горящие руины базы. От ангаров еще остались фрагменты остовов, а вот от офиса почти ничего. "Все же, взрыв оказался сильнее, чем я предполагал, видимо в одном из ангаров были сложены боеприпасы". Удолетовореный картиной разрушений Дайн довольно хмыкнул, и собрался уже ехать за СПЕКТРом, как по радиоперехвату, услышал следующее:

- База, база это «Живодер-5» прием. Мы с шефом возвращаемся, прием.
У Данте по спине пробежали мурашки «Ах ты везучий гуерла, надо же угораздило тебя с базы свалить». Дайн заметил на недалеком холме свет фар, и большой транспорт, который замер, увидев то, что осталось от базы. Резко развернув багги и выключив фары, Данте направился к нему, взяв штурмовую винтовку наизготовку (винтовка лежала тут же в машине, на пассажирском сиденье.).
- Ну, готовься урод, от Дайна Слаша еще никто не уходил! - С этими словами Данте открыл огонь по кабине транспорта. Из повреждений можно отметить только простреленную фару, это единственное что заметил батарианец, когда проносился мимо вездехода, поливая его огнем. Водитель вездехода видимо сильно не пострадал, так как транспорт сорвался с места и помчался вперед.

Данте развернулся на багги, и бросился вдогонку. Несмотря на всю свою скорость, большой и груженый транспорт при всем желание не мог оторваться от багги, и его пассажиры прекрасно это понимали. Поэтому они открыли по машине батарианца ответный огонь. Стреляли сначала из люка на крыше, до того как Дайн ответными выстрелами убил стрелка. Потом открылись, задние дверцы транспорта, и от туда два не очень метких человека, принялись тоже стрелять, укрываясь за коробками с грузом. Дайн только и успевал, что маневрировать, влево и вправо изредка постреливая в ответ. Приходилось еще уворачиватся и от валунов, что лежали, где попало в пустошах. Транспорт, похоже, не имел определенной цели и гнал только вперед. Вскоре эта ночная перестрелка начала утомлять батарианца, и вжав педаль газа в пол, обогнав «живодера» справа, и начал стрелять по колесам.
Это как ни странно подействовало, вездеход на повороте занесло, и он перевернулся. Дайн остановился, неподалеку от разбившегося вездехода, выбрался из машины и пошел взглянуть, есть ли живые, зайдя в него через задний вход: заваленный перевёрнутыми ящиками с грузом. Под ящиками лежали, те самые стрелки, их раздавило ящиками, один еще вроде хрипел. Пройдя в кабину, он увидел водителя с пробитой головой, и волуса в сиреневой броне. Который лежал на животе, Дайн перевернул тело – и увидел, несколько пулевых отверстий в скафандре. Волус был убит, похоже, еще в самом, начале. «Знал бы прикуп…» Данте всадил еще одну пулю в голову мертвого волуса, на всякий случай и пошёл к выходу, похоже работа выполнена, жаль, что все прошло не так гладко…

Дайн открыл глаза, и уставился в белоснежный потолок лазарета."М-м-да чудный сон".

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-14 в 2:15 # 9
Кортес Ардариан сидел за большим белым столом, откинувшись на спинку огромного тёмно-серого кресла, впрочем, он и сам был довольно крупным турианцем, так что, кресло было под стать.

Уперев локоть в ручку кресла, он ритмично постукивал когтем по левому жвалу, размышляя о только что услышанных из Штаба новостях. Очень тревожных новостях.
Кортес вскинул голову, когда вошла турианка. Он ждал её. Он очень долго её ждал.
Улыбаясь, Амонис стремительно подошла к отцу.
- Здравствуй, папа!
- Мониса, девочка моя... - они крепко обнялись, а после, отстранившись и наклонив головы, слегка стукнулись гребнями. Это был их "ритуал", и по возможности, будучи наедине, они его исполняли.

- Как долетела? Кстати, почему на человеческом корабле? А... позже расскажешь. Ты поела?
Амонис уже запуталась на что отвечать и когда, но видимо последний вопрос актуальней, и безвредней сейчас.
- Да, не беспокойся, уж я голодной точно не останусь. Лучше ты расскажи, как здоровье, во-первых, и что за срочность, во-вторых. Не припомню, чтобы мы "так" встречались...
- Ну, старые раны бесследно не проходят, новых не получил, только нервишки шалят... Стар я уже для такой беготни, к тому же не разведка, а сплошная бюрократия... не по мне это. - Кортес махнул рукой. - Мои навыки используются только на редких тренировках... Зато, голова работает даже во сне.. покоя нет. За тебя сердце болит ещё... - Он покачал головой. - Мониса, я узнаю новости о тебе, не от тебя... ну, как так? Да ещё какие новости!

Они прошли вглубь кабинета, где как оказалось, есть незаметная дверь. За ней, расположилась небольшая, уютная каюта, диван, большая кровать, и опять же рабочий стол, загруженный как дейтападами с электроникой, так и бумагами.

- Ну, пап, значит, ты в курсе, что я была очень занята и...
- Нет-нет, я не о том. Просто, с того момента как... Ну, уже два года, мы почти не общаемся, чем ты занимаешься, если нигде не числишся? Во фрилансеры подалась? Девочка моя, понимаю, тяжело. Ну, год отдохнула, от всего, но ведь дальше жить надо.

- Я и живу дальше...
- Ага, довольно активно. Я не пойму как ты... в общем, расскажи всё, это важно.
- Всё...? - Амонис вздохнула, устраиваясь поудобнее и начала свой запутанный рассказ.
Даже при том, что говорила она вкратце, по факту, времени ушло много. Кортес внимательно слушал, то сидя рядом, то прохаживаясь по каюте, то уточняя что-либо.

На моменте поспешного отлёта с Танаша, Амонис замолчала, на минуту, готовясь обойти подробности, о получении информации о ЧГ, но Кортес, как раз усевшийся напротив, сам разрешил спор её души и разума.
- Говори свободно, дочь. Я в курсе про чёрные генераторы.

На удивлённый и растерянный взгляд Амонис, он ответил:
- Помнишь? Я генерал внешней разведки... про ЧГ мы частично знали, только найти не могли, если бы не ты, ещё пару месяцев искали бы. Так, дальше?

Дальше Она рассказала всё, до этого момента, включая РАИШ и приключения на Батарии, но опустив пока свои мотивы.
- Погоди... ТЫ полетела чёрте-куда, безумно рискуя, чтобы помочь батарианцу?!
- Да, потому что он сделал то же самое, и он мой друг.
- Хм... - Ардариан задумался, подёргивая жвалами. - И это он сейчас в лазарете? И он же был в Акрисе?
- Да, он.
Кортес нахмурился, отчего его глаза почти скрылись под надбовными пластинами, и пока он не додумался до чего либо, Амонис перевела стрелки:
- Пап, а несколько часов разговор о "новостях" потерпит? Я хочу привести себя в порядок, и всё такое...
- Да, несколько часов есть, займись чем нужно, но сначала в лазарет, пусть посмотрят, что там у тебя с пластинами и вообще. Эдара проводит.
- Кстати о ней, ничего не хочешь сообщить? - Хитро прищурилась турианка.

Кортес слегка смутился, и снова встал.
- Понимаешь, жизнь то идёт... и Эда..ра, - замялся он, как будто говорил о преступлении. - У нас много общего, мы знакомы тридцать шесть лет, и оба остались одиноки не так давно...
- Да что ты, пап, я всё понимаю! - Поспешила успокоить его Амонис, - я счастлива, что у тебя есть отношения, я боялась, что ты так и останешься один...
- Я рад, что понимаешь, Мониса, но тут... даже... в общем, мы с Эдарой третий год вместе, и любим друг друга.

Амонис раскрыла жвала в улыбке, - это прекрасно! "и это мне на руку..."
- Да... и через годик-другой, я уйду в отставку, и мы поселимся, на Палавене, как мечтали когда-то... - Ардариан облегчённо вздохнул, радуясь пониманию дочери, и сделал ответный ход:

- Ну, а ты? Пора бы тоже подумать о будущем. Ты же не собираешься, как я, всю жизнь... повоевала, более чем, отдала гражданский долг... и заслужила счастливую, обеспеченную жизнь. К тому же, времена начались беспокойные...
- Э... не переживай, всё будет, пап.
- Так скоро ли? Я же вижу, глаза у тебя блестят, светятся... так было, только когда ты вышла за Артериуса... хоть он и не нравился мне, но ты была счастлива, это главное...
Амонис мысленно возрадовалась, всё складывалось как нельзя лучше, для подобной новости про Дайна"
- Влюбилась ведь? - Закончил вопрос Кортес.

- Да, и как видишь, действительно счастлива. И это главное...
- Ну, не тяни, кто он? И когда ты успела? - Кортес явно сейчас хотел порадоваться за дочь, и всё такое... "прости, папа..."
- Он... я познакомлю вас...
- Так это когда ещё... тебя же только экстренно можно поймать, как сейчас. - Он всё ещё задорно и выжидающе смотрел на дочь.

- Нет, я вас познакомлю... как только... - "ну, давай же, скажи! Духи, как сложно, теперь я понимаю, что значит выражение "язык не поворачивается", ох..." - как только врачи позволят.
- Какие? - Не понял Кортес, начиная нервно дёргать левым жвалом, оно у него всегда было более активным.
- Твои... - "Так, довольно мямлить, так только хуже, с позиции "проигравшего, виноватого" ничего не добъёшся, а я имею право на счастье, кем бы оно ни было" - Папа, я люблю того самого батарианца... Дайна Слаша. - Чётко и с улыбкой, проговорила турианка...

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-14 в 6:47 # 10
Салки Гальвар чувствовал себя как провинившийся сын перед суровым и грозным отцом. Салки стоял и щурился от яркого света, проникавшего через огромные окна в кабинет советника Сарнака. Почему здесь всегда был яркий свет, по крайней мере, когда здесь был Гальвар. В кабинете кроме Гальвара и советника был еще один батарианец. Он сидел в кресле рядом со столом советника, в белом костюме сложив ногу на ногу, к сожалению, яркий свет скрывал лицо сидевшего от взгляда Гальвара. Сам же советник стоял за столом, одетый в темно–зеленый костюм. Повернувшись спиной к говорившему Гальвару сложив руки за спиной и беззаботно смотря в окно, как будто и не мешал ему яркий свет.
- …Таким образом, исследования почти завершены, осталось лишь провести пару опытов и будет готово. Но нам понадобится время еще месяца два. - Закончил Салки свой монолог, потянулась пауза. Гальвар ненавидел этот яркий свет, этот кабинет, этот стол и ковер, и этого урода у окна.
- Салки ты нам шесть месяцев назад тоже обещал, и бил себя пяткой в грудь, убеждая, что исследования завершены. Ты должен понять, ты не себя подставляешь, ты меня подставляешь перед комитетом. Максимальное время какое я могу тебе дать, две недели.
- Но, советник у нас не хватает ресурсов, и есть некоторые трудности….
- Это ты гибель «образца» называешь трудностями? - Прервал его советник. И мы по горло сыты вашими недостатками, Салки Гальвар. - Повысил голос Сарнак. Сейчас у тебя исследования вообще встанут, если ты даже с «образцом» крайне медленно продвигался.
- Вы должны понимать, что две недели, это крайне мало. - Попытался оправдаться Гальвар. Перед глазами стояла картина: обезглавленная Иша, лежащая в луже собственной крови. Сердце сдавила несдержимая ярость, Салки сжал кулаки, так что побелели костяшки пальцев.
- Это всё, что у тебя есть. - Советник отвернулся от окна, подошёл к столу и сел в свое кожаное кресло, повернув голову в сторону Гальвара. Салки ненавидел еще и этот взгляд, смотревший будто не на тебя а на стену за тобой.
- Кстати, ты не знаешь, кто совершил это убийство? – Спросил советник.
- Полиция по анализу крови, которую они нашли на месте….. преступления считают, что раз кровь принадлежит Варту Гильё, он то и злодей. - Глаза Салки опасно сузились.
- Варт Гильё говоришь... а у меня несколько иная информация. Хм, ну ладно, у тебя две недели не больше, запомни - это твой последний шанс. Советник махнул рукой «Иди, мол». После того как Гальвар вышел из кабинета, сидевший в кресле батарианец подошел к окну и прислонившись к нему спиной обратился к советнику.
- Может, ставни прикроешь, а то у меня глаза уже болят? - Сарнак ухмыльнулся, и нажал на пару кнопок, на столе.
- Вот так, нормально. – Вставил батарианец, когда кабинет погрузился в приятный полумрак.
- Как ты думаешь, Гальвар доведет до конца свое гребанное исследование, Эвикс? - неожиданно спросил Сарнак .
- Сомневаюсь, до багровой звезды ему все твои ультиматумы, для себя он всё уже решил. Он решил найти убийцу, и отомстить.
- Вот видишь, ты не зря пил мой чай, видишь ли в моем положении несколько затруднительно читать по глазам - Советник усмехнулся. - Значит, так у тебя появилось поручение, пока Гальвар гоняется за убийцей, мне нужны все материалы по исследованиям. Тащите все, кроме головы азари, что Салки держит у себя в кабинете.
- Сделаем. Кстати, а по твоим сведениям кто убийца? Ты меня заинтриговал. - Эвикс коротко рассмеялся и уставился в окно.
- Да я сам обалдел, когда узнал. Тебе имя Дайн Слаш ничего не говорит?
- Дайн Слаш... - произнес Эвикс, словно пробуя имя на вкус. Что-то знакомое, только не помню где.
- Я тебе помогу, вы с ним встречались в лагере подготовки, помнишь, он вас опередил, и стал первым и последним кандидатом в СПЕКТРы - батарианцем.
- Я признаться склонялся больше к Варту Гилье, мутный он, какой-то персонаж, я все никак мотив не мог установить.
- Варт Гилье, один из самых ничтожных представителей батарианцев, во всей галактике. Это ничтожество если и может что-то создавать, то только проблемы, чем успешно и занимается в торговой палате. И уж он никак не мог участвовать в штурме особняка.
- Да, там спецы поработали, напали резко и жестко. Настоящая бойня. А как ты определил, что это Дайн Слаш?
- По крови, только я пробил все данные медицинские, узнал, что кроме Варта Гилье такой же состав хромосом имеет и Дайн Слаш, который погиб на Торфане, забавно правда.
- Не то слово, я думал, что там, только Шепард выжил.
- Не только он. Ну, все можешь идти, выполнять поручение. - Эвикс пошел к двери, у самого выхода спросил.
- Сарнак, а кто нибудь кроме меня знает, что ты слепой?
- Только моя жена. - Ответил советник, а когда Эвикс вышел, открыл ставни. Затем встал из-за стола, подошел к окну, сложив руки за спиной.
Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-17 в 6:14 # 11
Кортес сначала застыл, и не моргая смотрел на дочь, потом скорчил неимоверно странную для турианца физиономию, затем, попытался что-то сказать, рисуя руками в воздухе силуэты невиданных существ. И наконец, взяв себя в руки, выдохнул, и затих. Амонис знала, что сейчас, отец считает до тринадцати, он и её этому учил с детства. Действительно, успокаивает.

Молчание затягивалось...
- Пап... - наконец заговорила Амонис, - я тоже не понимаю, как так вышло, но вот так.

- Как?! - выпалил Кортес. - Ты с Артериусом почти год работала, прежде чем осознать чувство, пройдя бок о бок сквозь огонь... А... - он нервничал, недоумевал, делал странные жесты. Амонис даже инстинктивно отодвинулась подальше. - А вы сколько знакомы? Месяца не прошло! И ты такое заявляешь? - Пару раз глубоко вздохнув, он добавил, уже тише: - Дочка, я конечно понимаю, "любовь зла"... но, это перебор!

- В чём перебор? С момента знакомства, у нас идёт "день за три" и вообще, есть нечто большее чем "привычка со временем" - теперь Амонис сама вздохнула.

- Да? И что у ва... у тебя впереди? Сколько вы будете вместе, после того, как эйфория пройдёт? А дети? Семья? Да ты даже не сможешь жить на Палавене, как мечтала! - Он хлопнул себя по щеке и покачал головой. Амонис показалось, что его гребень стал более белёсым. - Да о чём я говорю.... А еда? Да что у вас общего?! Почему...

Турианка незнала что ответить. О подобной стороне жизни она не думала. И правда, еду готовить отдельно, постоянная неприятная боль в желудке и полости рта, к которой она уже привыкла, (плата за разные аминокислоты) рано или поздно может перейти, во что-либо хроническое... А жить вместе? А как это? Амонис знавала только короткие отпуски, и месяц "притирки" с Сареном. А что значит иметь дом, иметь семью, бытовые заботы? Откуда ей знать, при жизни на кораблях, год за годом? Да нет. Не смогла она представить тихую мирную жизнь с Дайном, в каком нибудь домике. Разве что, месяцок. Не смогут они сидеть на месте. Без космоса, без адреналина и риска...

- Знаешь, пап... жизнь рассудит, что и как. Ты не ломай голову. К тому же это жизнь моя, прожить её я хочу сама, с кем хочу. Дети? Дойдёт до этого, усыновим турианца, и удочерим батарианочку... или наоборот. - Амонис усмехнулась.

Кортес покачал головой, и вскинул руку, мол, "без коментариев".

- А что? Тебе ли не знать, что такое любовь? - Продолжилп турианка "наступление". - И что прикажешь делать? Ты знаешь, что я не из влюбчивых, не из ветренных особ. Я просто так, такие вещи не говорю. По началу, думала влечение, но оказалось... полюбила. И это ведь взаимно! И согласись, такое, между нашими расами... "шанс на миллион".

Кортес уже очухался от шока, и с минуту молчал, взвешивая неизвестно что, и неизвестно как. Потом снова внимательно посмотрел на дочь и сказал:
- Я пока ничего не скажу... то есть уже всё сказал. Это конечно удар, "под гребень". С другой стороны, я знаю тебя. И я рад видеть твои счастливые, воодушевлённые глаза. Причина счастья, остаётся за тобой. Я не могу понять... но принимаю твой выбор.

Амонис подалась вперёд, и обняла отца. Она не расчитывала, что он так быстро сдастся. Видимо с возрастом он и вправду стал мягче. По крайней мере, для принятия Сарена, понадобилась неделя, а не пол часа...

Тут, тихо пискнул какой-то прибор. Это значило, что кто-то вошёл в кабинет. Это могли сделать лишь приближённые.
- Эдара. - Уверенно сказал Ардариан. - Ну, пойдём. Она тебе покажет... хотя, зачем... сейчас "путеводитель по крейсеру" подгрузим тебе.

Естественно, все кто как-либо оказавался на крейсере, и других боевых кораблях Иерархии, получали блокировку, на считывание информации. Тут даже гениальный кварианский техник не пробъёт, пока не разрешат. Поэтому, визор передавал сплошной туман и психоделические картинки. Некоторые, походили на творчество известного художника, волуса. Говорят, он под красным песком рисует, что не мудрено.

Когда они вышли из спрятанной каютки, застали Эдару с немного обеспокоенным выражением лица. Видимо, она волновалась, как прошёл их разговор, но увидев более менее спокойные лица, улыбнулась.

Когда подгрузили карту, Амонис подмигнув Эдаре пошла к выходу. Теперь на её визоре, отображалось почти всё, что нужно турианке для счастья. И самое главное, метка Дайна, в глубинах отсеков и коридоров... когда Амонис уже была на пороге, Кортес напомнил:
- Первым делом в лазарет! А потом уже, остальное...
- Есть, Шан-Кортес! - В шутку отсалютовала Амонис. Приставка "Шан" Это одно из уважительных обращений к главнокомандующему. Так же это удобно, иногда, фамилии турианцев очень длинны, и запутаны по родству. Приставка и имя, облегчают общение и взаимопонимание.

Безмерно счастливая Амонис, зашагала в лазарет, ведомая "путеводителем" и впервые за долгое время, чувствующая себя в относительной безопасности, под крылом отца.
Она уже забыла, что идёт в лазарет для прафилактического обследования. Она шла к своему Дайну.

А в кабинете Ардариана состоялся такой диалог.
- Она красавица... - скзала турианка - Вся в маму.
- Эда, по глазам вижу, что ты в курсе, что она мне сказала. Да?
- Батарианец?
- Да.
- В курсе. Ну, тут действительно, всё не просто. Я с ним говорила.
- Он "торфанец"... скользкий тип. Вечно её на "плохих парней" тянет...
- Перестань, она же вся в тебя характером и Силой Духа, другие для неё слишком слабы.
- Верно....
- Ты ей не сказал... что батарианцы её мать... убили?
- Нет. А зачем? Она сама батарианцев немерено положила. И этот её... Дан.. Дайн, турианцев наверняка... и они оба всё понимают. Я не ожидал... она всегда была... ну, не то чтобы расисткой, но никого кроме турианцев не воспринимала.
- Любовь, Кортес... для неё нет преград. Кажется, у каждого народа, каждой расы, есть книги и песни, на подобные темы. Даже у саларианцев.
- Да, но почему именно моя дочь?
- Кортес... - Эдара не нашлась что ответить, и просто обняла любимого. А к чему слова? Тут, уже всё сказано.

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-17 в 23:54 # 12
После посещения советника Гальвар был вне себя от гнева, в нем буквально кипела ярость. Но он из-за всех сил это скрывал, хотя, его телохранитель Удун, прекрасно уловил настроение шефа, по слегка дрожащим кончикам пальцев, стиснутой челюсти, и дерганому взгляду. Также Удун прекрасно знал, что в такие моменты, Салки лучше не беспокоить, поэтому он просто дал сигнал водителю, и они отъехали от здания правительства.

Машина была все таки отличная, Салки отвалил за неё кучу денег, и не пожалел не разу: просторный пассажирский отсек с двумя диванами друг напротив друга, кожаные сиденья, перегородка отделяющая не в меру любопытных водителей, затемняющиеся стекла и даже мини-бар.
Вот налив себе бокал какого-то дорогущего пойла, Удун смотрел в окно и думал о своем. Из размышлений его вывело, легкое жужжание закрывающейся перегородки, видимо Гальвар пришел в себя. И точно Салки уже поуспокоился, и наливал себе тот же напиток, в свой бокал.
- Ну, так что там с нашими работниками? С этой, как её «Немезидой». Гальвар пригубил напиток, вкус мягкий и насыщенный такие ему нравились, приятное тепло разливалось по телу.
- Объект найден и уничтожен. - Ответил Удун.
- Вот так запросто... кровь взяли на анализ как я и приказа?
- Да, как мы и предполагали несоответствие, как говорится даже не рядом.
- Значит, с Вартом мы попросту потеряли время, впрочем, это было ожидаемо. Тогда кто совершил нападение?
- Я как раз попросил наших друзей перевернуть все возможные медицинские архивы, для того, что бы узнать кто же это. - Удун сделал большой глоток, а затем спросил: - Как прошла встреча?
- Это катастрофа! - Глаза Салки нехорошо блеснули, - если бы я мог, я бы выпотрошил этого Сарнака. Мне поставили ультиматум, крайний срок две недели для завершения.
- Но, ведь мы не успеем.
- Именно, и поэтому даже пытаться не будем. Сегодня после завершения процедуры вылетаем. - Салки откинулся на спинку кресла, и посмотрел в окно. - Слушай, а куда мы едем? Мы мимо этого здания уже третий раз проезжаем?
- Мы… - не сразу понял вопроса Удуна. А водитель не получил места назначения, поэтому просто нарезает круги. – Понятно, тогда скажи ему, что бы ехал в лабораторию, я там останусь. А ты поезжай на завод возьми, что и сколько сможешь из арсенала, и главное прихвати последние результаты.
- Сделаю шеф. А это... голова? - Смущенно спросил телохранитель. «Удуна, по правде говоря, удивило, хранение головы любимой в банке у себя в кабинете. Это как то странно, но это еще, мягко говоря. Если ему требуется видеть её лицо, хотя давно уже есть специальные снимки. Нет, это не понятно».
- Оставь там. – Жестко ответил Салки - «Прости меня Иша, но я отомщу твоим убийцам».

Дальнейший путь проехали в молчании, каждый погрузившись в свои мысли. Примерно через час они были у лаборатории, что располагалась за чертой города, что бы исследователей ни отвлекала от научных изысканий шум города. Здание было старое, но крепкое, а самое главное просторное с выбеленными стенами, и колонами со стороны фасада, и парком. Машина остановилась, Гальвар вышел и сказал Удуну:
- Не забудь прихватить новенькие игрушки из арсенала, они нам пригодятся, как и нашим новым друзьям из «Немезиды». Телохранитель согласно кивнул, и машина отъехала.

У входа в лабораторию Гальвара уже ожидал профессор Кильм, всегда чем-то занятый, и с забитой мыслями и размышлениями головой. Гальвар быстрым шагом направился к входу. Кильм было протянул руку для приветствия, но Салки даже не повернул голову в его сторону, просто сказал:
- Мне некогда. Все готово? - Спросил он, на ходу снимая пиджак.
- Разумеется, только после вашего звонка, мы проверили все расчеты, и все же существует вероятность летального исхода.
- И какая? - Полюбопытствовал Гальвар.
- Двадцать процентов.
- Хм, интересно. - Салки немного замедлил шаги, что бы профессор смог наконец-то догнать его. Ну, будем, надеется, что этого не произойдет, иначе это будет самое дорогое самоубийство в истории.
Они дошли до кабинета, где должно было, свершится, нечто невероятное появление нового батарианца, намного лучше прежнего, даже скорее не лучше, а сильнее, и опаснее.
Кабинет был просторный весь облицованный белой плиткой, что наводило на мысли о схожести с либо операционной, либо пыточной. У стен стояли шкафы из прозрачного материала, а в центре комнаты стояло металлическое кресло и небольшой пульт рядом. Пульт был нужен для управления специальными манипуляторами с иглами, что крепились на спинке кресла, которые должны ввести пациенту огромную дозу «препарата». (Они называли его просто «Препарат» так как названия еще не было, а химическая формула занимала, целую страницу.) Кресло напоминало какой-то пыточный стул и выглядело это жутковато, Гальвару тут стало действительно страшно.

- Садитесь. - Произнес Кильм, становясь у пульта. Снимайте рубашку. Салки последовал его примеру и присел, хотя вернее полулёг в жесткое кресло. Кильм подошел и пристегнул запястья батарианца к подлокотникам:
- Надо зафиксировать так вам будет намного лучше, сами себе не навредите.
Затем профессор извлек из кармана небольшой кругляшек из резины. Салки недоуменно глянул на Кильма. Сам же профессор, догадавшись о невысказанном вопросе, взял кругляш и бесцеремонно затолкал его в рот Гальвару, а затем отошел к пульту.
- Это для того что бы язык себе от боли не прикусили, а больно будет, причем очень сильно. А с обезболивающим нельзя. - Кильм развернулся и посмотрел на Салки, и произнес - Ну, что готовы?
Гальвар неуверенно кивнул, и через мгновение двенадцать игл вонзились ему в тело. Шесть в шею: по три с обеих сторон, и еще шесть в живот под ребрами. Было больно, но еще больнее стало, когда стали вводить «Препарат». Жгло просто невыносимо, казалось, что все тело, погрузилось в огонь. Остальное Гальвар не запомнил, так как и благодаря низкому болевому порогу, он потерял сознанание.

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-23 в 16:00 # 13
Амонис задумавшись шагала по тихому коридору.
"Слишком просто он сдался... бедный папа. Хорошая я дочка: связалась сначала с самым оторванным от Иерархии турианцем, не прилетела на прощальный обряд к матери, пропала потом почти на два года... при этом не звонила и не писала, лишь пару раз... семью не завела, даже дома не имею. Теперь явилась, с батарианцем... Чёрт. А теперь куда? Что? По хорошему, надо остаться с отцом. Послужить ещё немного Иерархии, а там уже смотреть, что там с Пожинателями... Тартус их задери. Но разве я умею по хорошему? Эх..."

Так она и добрела до отсека в котором размещался лазарет, лаборатория и прочие научно-медицинские отделения. Коридор и двери тут были либо белыми, либо светло-серыми.
Молодая турианка, в бежево-белом костюме вышла навстречу Амонис.
- Аиран (тур. приветствие) Иен-Амонис, я провожу вас, на осмотр. - Ужасно радостно заговорила она.
- Нет. Сначала я хочу знать, как Ар-Дайн.
- Но... распоряжение...
- Я же сказала. - Нахмурилась Амонис.
- Простите, минуту. - Турианка углубилась в изучение инструметрона и вскоре сообщила: - всё прошло успешно, Ар-Дайн в сознании...
- Я к нему. - Поводырь ей был не нужен. Точка Дайна светилась на дисплее, в конце коридора на этом уровне.
- Но... - неуверенно пискнула турианка.
Амонис обернулась, и так посмотрела на неё, что турианка видимо забыла, что хотела сказать.
- Что "но"? - Спросила Амонис, она очень не любила всякие "но".
- На... накидку оденьте, пожалуйста... Иен-Амонис. - Вспомнила та.
Накинув предложенное белое одеяние, турианка отправилась в палату.

Там, на приподнятой кушетке, укрытый до пояса простынёй, лежал Дайн, глаза его были прикрыты, а от правой руки тянулись две трубочки, уходящие в громоздкий, тихо жужжащий аппарат. "Кровь что ли чистят?" Рядом суетился турианец, медик. Увидев Амонис, он коснулся гребня, и кивнул. Потом знаком показал, что с пациентом порядок, и затем, удалился, как ни странно без вопросов. "Вот и молодец"

Амонис тихо подошла, к Дайну, и положила ладонь ему на лоб.
- Не горячий? - Поинтересовался он не открывая глаз. - Что термометра батарианского тоже нет? - Дайн усмехнулся, открыл глаза, и увидел Амонис. - О, видишь, я почти в норме, готов так сказать, к новым подвигам. Как с отцом поговорила?

"Опа, какой бодренький!"
- Чем они тебя накачали? - Амонис посмотрела на трубочки, улыбнулась, и присела рядом. - Я рада, что ты в норме. И ты не такой горячий, как был. моя рука и то теплее. - Амонис взяла его за левую руку, и стала задумчиво перебирать пальцы батарианца. - Поговорила, и знаешь... он это принял. Не понял, но принял. И теперь я очень удивлена... не похоже это на него. Вот понять не могу, в чём подвох. А может и нет подвоха, и я просто устала, и... - Амонис вздохнула. - А может потому, что он тоже полюбил снова. Эдару, что встретила нас.
- В общем, можно сказать, что всё хорошо, пока. Пока я не услышу те новости, ради которых мы сюда прилетели. - Амонис наблюдала за тем как мерно вздымается грудь Дайна, и поняла, что очень не хочет спать сегодня одна, несмотря на усталость. Совершенно не было времени друг на друга. С самого начала, всё со скоростью света.

- Это радует. - Дайн улыбнулся. - Видишь они мне решили организм почистить от всего лишнего, даже без моего согласия. Прихожу я в себя после операции, и смотрю а ко мне эта чудо-машина подключена. Вот так. Мне еще сон снился... хотя даже не сон, а так воспоминания нахлынули. Снова. - Лицо батарианца как-то странно помрачнело, но всего на мгновение. – Так, где этот "техник?" - Дайн повысил голос, глядя куда-то за плечо турианки. - Когда у вас это кончится, сколько можно четыре литра фильтровать. Уже почти два часа прошло, а мне идти надо. - "с тестем знакомится". - Амонис, и когда ты узнаешь новости?

- А куда это ты торопишься, - засмеялась турианка, - точно накачали чем-то не тем. Не припомню тебя таким. - Она нажала на кнопочку, "Технологии, однако" рядом с кушеткой, и секунд через 30 вошёл тот же турианец.
- Это надолго? - Спросила Амонис у него.
- Минут 15 ещё Иен-Амонис.
- Ясно... а чего он весёлый такой?
- От наркоза отходит... через час нормальным станет, а пока позитив. Всё лучше, чем обычный отход... мгм.
- Няк... - закончила Амонис совершенно ненаучный термин медика.
- Ос... - в свою очередь закончил термин Дайн.
-Ну, да. - Дёрнув жвалами в смущённой улыбке отозвался турианец.
- Ладно, подождем, - Дайн хмыкнул, И откинул простынь от залеченного бока, на месте раны, была прикреплена небольшая повязка. - Надо же, как хорошо подлатали.- Батарианец осторожно провел рукой по боку, словно к чему то прислушиваясь.

- Так, ну а кроме позитива, как ты? Боль есть, или ещё не чувствуешь? - Поинтересовалась турианка поглаживая его руку. То что они были не одни, уже не смущало. Наверное весь крейсер разведчиков и окружающие корабли давно в курсе, все, до последнего техника. "Да и плевать!"
- Да нет, боли почти нет. По крайней мере с тем что было, не сравнишь намного лучше. - Дайн как-то странно посмотрел на Амонис и на свою руку в руках турианки. Глаза батарианца задорно блеснули. "Надо же, какая забота. Прямо сейчас бы на неё набросился, и расцеловал бы. Стоп. Что-то я себя не совсем адекватно веду. Видно от наркоза еще не отошел. Надо себя в руках держать"

"А вот и знакомый блеск в глазах... чёрт, если бы не рана, хотя..."
- Иен-Амонис, может всё таки пройдёте осмотр, три минуты всего.
- А? Да, пожалуй. - Она нехотя поднялась, сжав ладонь Дайна, прежде чем отпустить.
Медик, старательно не замечавший всех этих жестов и взглядов, провёл мудрёным инструметроном от её макушки до пят, и внимательно изучив данные выдал:
- Недавно было сотрясение, но уже прошло, без последствий, повреждение пластины, почти восстановлено, ушиб спины... мгм. Только массаж, и не напрягаться особо. Раздражение слизистой... кхм. - Он то ли смущённо, то ли неприязненно, опустил жвала, и сообщил ещё о подсаженном слегка зрении, и о нервном напряжении, которое при таких темпах, перерастёт в психоз.
- В общем расслабляйтесь почаще, всё же от нервов. - Заключил медик, и кивнув, занялся агрегатом к которому был подключен батарианец.

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-24 в 19:31 # 14
Амонис вышла, а техник отключил аппарат, вынул трубки из руки батарианца, и направился к выходу.
- Что и все? Я могу идти? Слушай, а зачем вообще понадобилась эта процедура? - спросил батарианец.
- Ну да. А процедура была необходима, от того что принятые вами до операции препараты блокировали, наши лекарства.- Закончив на этом, турианец вышёл.
Дайн присел на кровати, и ступил босыми ногами на холодный пол. «Хороша больница, хотя бы тапочки дали что - ли. Стоп. А где моя одежда?» Дайн оглядел себя и комнату где он был. Оказывается, из одежды на нем была только повязка, и в комнате его одежды тоже явно не было, если конечно её под кушетку не засунул?». Дайн решил не приседать, а немного отошел и посмотрел. « Нет, не положили».
Голышом разгуливать по лазарету явно не стоило, поэтому Данте накинул себе на плечи простыню, благо длина её доходила до колен. После чего выглянул и вышёл в коридор. Коридор был пустынным, только в одном конце у большой двери стояла турианка что-то читающая в датападе, к ней батарианец и направился. Немного пройдясь, Данте понял, что медики остаются медиками, и лечат они намного лучше, чем может он сам, рана почти не болела, лишь тянущее чувство давало о себе знать при каждом шаге.
-Простите, вы не знаете где моя одежда? - спросил Дайн приблизившись.
-А-а-а…- только и промямлила турианка, оторвавшись от датапада. Она явно не ожидала увидеть батарианца в экстравагантном наряде, а именно – в балахоне из простыни.
- Кхм... там же шкафчик с... ах, вы без визора не поймёте, пойдёмте покажу, Ар-Дайн... - Она была смущена, и тем не менее с интересом поглядывала на батарианца, хоть он и был замотан от плечей до колен. Они вернулись в палату, где турианка открыла шкафчик с непонятной для Дайна надписью и показала то, в чём он пришёл в лазарет в целости и сохранности.
В этот момент вошла Амонис, уже без своего изрядно потрёпанного костюма, в одной белой накидке и нижнем белье, видимо после очередного осмотра.
Амонис взглянула на турианку, которую не ожидала увидеть, от чего та смутилась ещё больше и нервно дёргая жвалами исчезла из палаты. "Видимо она не их военных совсем"
Затем, Амонис посмотрела на Дайна, и шутливо произнесла, подходя ближе:
- Только я за порог, а у ты уже с женщиной, ай-ай-ай, милый... - Амонис стала стягивать с его плеч простыню. Дайн подошел ближе и положил ладони на бедра турианки.
- Не ревнуй, мне никто кроме тебя не нужен. - Данте улыбнулся , и поцеловал турианку. - А теперь, мне нужно одется.

- Приятно слышать... - Амонис отозвалась на поцелуй, но этого ей было мало, батарианцу видимо тоже, судя по дыханию и его рукам, пробравшимся под её накидку. - Какой у них интересный наркоз, или это я так на тебя действую? - Турианка откинула голову со вздохом, когда Дайн провёл ладонью по её грудным пластинам, а другой рукой по талии.
Только теперь она вспомнила, что сюда могут в любой момент войти. Этого совершенно не хотелось, поэтому она выскользнула на минутуи заблокировала дверь изнутри. Конечно войти смогут, но при блокированной двери, догадаются, что не стоит. Ширма которую она передвинула к двери стала последней преградой. "Так то лучше, жаль нет табличек, вроде: не беспокоить..."
Она снова вернулась в объятья наблюдавшего за ней батарианца, и наконец стянула с него простынь окончательно. Он в свою очередь проделал тоже самое с её накидкой, только медленней.

- Милая, но я же после операции... - слишком поздно напомнил Дайн, пересчитывая нежными пальцами пластинки на её бёдрах.
- Да, но ты первый начал... - тихо шептала Амонис покусывая его ухо - не волнуйся... я буду осторожна. - Дайн прижал её к здоровому боку, и Амонис как обычно, рефлекторно впилась в его спину коготками.
- А если нет... медики рядом... - произнесла она оттесняя батарианца к кушетке.

«Да мы, похоже, уже совсем ума лишились». - Думал Дайн, при этом прижимая к себе турианку, и целуя её. Его руки спустились к её талии, а затем еще ниже. Батарианец поднял Амонис, при этом она осторожно обхватила своими ногами бедра Данте, стараясь не задеть его раненый бок. Батарианец развернулся на месте с турианкой на руках и усадил её на кушетку.

Амонис откинулась на спинку кушетки, увлекая за собой Дайна. Батарианец всем телом ощущал под собой горячее тело турианки. Её жар ласкал его как ласковое летнее солнце. Амонис откинула голову и Данте стал цнеловать её шею слегка покусывая, от чего турианка постанывала, еще крепче прижимаясь к нему.

Амонис с жаждой открылась Дайну, растворившись в его ласке, в его руках.
- Аэгро тэ... - прошептала она в очередном порыве.

- ...Что? - Спросил батарианец, посмотрел на её лицо, и удивился: глаза Амонис были прикрытыми и влажными, а по скуле катилась слеза, оставляя влажный след на сиреневой линии татуировки... Но не похоже, что это от боли или обиды.
- Что с тобой... - Слегка растерянно прошептал Дайн, и провёл пальцами по следу от слезинки, убеждаясь, что это ему не почудилось. - Ты плачешь? - Ни разу за это время, он не видел, да и представить не мог, что Амонис умеет это делать. Он вообще, до сего момента не задумывался над тем, умеют ли турианцы плакать.

- Просто... я счастлива, Дайн... - Амонис открыла блестящие глаза и нежно посмотрела на батарианца. Сейчас ему казалось что её, обычно серый оттенок глаз, стал ярко синим, как небо над пустыней Инвиктуса, которое ему запомнилось не так давно.
- "Аэгро тэ", это "Я в любви к тебе", трудно выразить как это... самое сокровенное, признание в любви... у нас их три вида... - объясняла она с придыханием медленно поворачивая голову, вслед за движением руки Дайна, ласкающей её шею.

- Амонис, любовь моя! - Только и нашелся, что ответить батарианец, и принялся жадно и страстно целовать турианку. "Даже и не знаю, как другими словами выразить..." То чувство, что Дайн испытывал к Амонис, это не было просто влечение. Это было что-то, намного сильнее и больше, это чувство просто захлестнуло батарианца. "А ведь всегда думал, что я сдержанный и холодный... хм... видимо, я никогда по-настоящему не влюблялся, до того как встретил её!"
- Амонис, я люблю тебя, всем своим сердцем и душой... - Данте улыбнулся, открыто и искренне. "Да, хороший у этих турианцев наркоз!"

Слов, тех что могли выразить адекватно их чувства, действительно не находилось больше, все они были плоскими и не вмещающими всего, что хотелось передать.
Зато, это прекрасно передавалось на уровне ощущений и эмоций, жестов, взглядов счастливых глаз... и будто, даже пространство вокруг них дрожало и ломалось, не способное уместить нечто, "не от мира сего", не иначе...

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-25 в 0:11 # 15
"Вот оно... я не помню себя такой счастливой, я никогда так не переполнялась, о Духи, к чёрту, всё брошу, лишь бы с ним быть... А что мне бросать? Что у меня есть? Есть отец. Есть память. Всё... И теперь есть любимый, самый близкий, самый родной... Дайн." Турианка размышляла прислонившись к стене, не сводя глаз с батарианца, застёгивающего брюки.
Их обоих слегка пошатывало, после пережитых внезапно, сильнейших эмоций, которым не хватало для выражения физического мира.

Бок Дайна благополучно пережил событие, Амонис проверила это с помощью инструметрона, чтобы не переживать, то что он не чувствовал особой боли, ничего не означало.
Никто за это время, даже не пытался их побеспокоить. Амонис практически уверилась, что на тонком уровне к такой буре никто не желал приближаться, интуитивно чувствуя нутром.
Данте неспешно одевался, осторожно натягивая штаны, бок все таки кое-что чувствовал. Потом дошла очередь и до пиджака, заветная фляжка с «термоядом» была там, батарианец достал ее и сделал несколько небольших глотков. После чего кашлянул пару раз, и удовлетворённо крякнул.

- А что это за... штука? - Поинтересовалась турианка, припоминая, где могла видеть эту фляжку.
- Это, прощальный подарок от Хопкинса. - Дайн усмехнулся, закрыл фляжку и протянул её Амонис, что бы она могла осмотреть. - Эх, как пробрало, наш самогонщик самоучка знает толк в самогоноварении.
- Ааа... вот оно что. - Кивнула турианка, вернув забавную флягу, и одевая белую накидку.
Они вышли в серый коридор.
Тут вдруг Дайн огляделся по сторонам, в коридоре было пусто, и тихо. Он ближе подошел к удивленной Амонис ухватив её рукой за талию, притянул к себе и жадно, страстно поцеловал.

Это было действительно неожиданно для неё и весьма приятно, опять по телу пробежала приятная волна. Амонис совсем недавно узнала, что это вообще такое, одно дело использование языка, что делали турианцы, и другое то, что делал Дайн. Это было прекрасно, и даже то, что потом слегка щипало язык, из-за разницы кислот, было пикантным дополнением.
Она ласково обхватила его голову ладонями, наслаждаясь моментом, и даже слегка постанывала от удовольствия, не желая отрываться от сладких губ любимого.

Тем временем в этот коридор свернула та самая турианка, которая уже наверное жалела, что сегодня её смена. Застыв в удивлении, она уставилась на странную парочку. Она конечно знала, что они делают, видела в кино, но то, что это могут делать и турианцы, её доканало.

Амонис разочарованно оторвалась от Дайна, гребнем чувствуя посторонний взгляд, и наклонив голову злобно шикнула на ни в чём не повинную турианку.
Та, дёрнув головой, быстро зашагала туда, откуда пришла.
Момент конечно был уже не тот, но то чего хотели, они получили, вполне.

В гостевой их встретил заспанный Фобос, который просыпаясь на ходу, бежал к Дайну.
- Э, нет - нет, тише! - Засмеялась Амонис принимая удар передних лап Фобоса на себя. На ногах она устояла, хоть и с трудом, приговаривая: - хозяину нужен покой.
Теперь она заметила, что Фобос, при хорошем питании и ласке немного пришёл в себя, похорошел, и его раны затянулись.
- Тебе не кажется, что он немного подрос? - Спросил Дайн, теребя холку варрена.
- И потяжелел, определённо. Может, он на самом деле побольше станет...

Турианка сняла накидку, и одела снова свой потрёпанный костюм.
- Знаешь, я наверное сменю гардеробчик. Хочу чего-то чёрного с красным. Или... а, потом с этим. - Она махнула рукой. - Ладно, милый, отдохни, а я пойду поговорю с папой. А познакомитесь наверное, уже завтра. Люблю тебя... - Амонис обняла Дайна, прижавшись к его щеке и с улыбкой, чуть ли не пританцовывая, отправилась к отцу.

В одном из коридоров она задумавшись, чуть не врезалась в бок проходящего мимо турианца в кителе.
- Осторожней, - произнесла Амонис проходя мимо, несмотря на то, что сама на него чуть не налетела.

- Э... Мониса! - Раздался знакомый до боли голос, уже за спиной.
Сейчас ей очень не хотелось поворачиваться, и вообще, исчезнуть бы из этого коридора поскорей, но уже поздно.
Она обернулась и прохладно поздоровалась:
- Здравствуй, Шаторн.

Тот, как ни странно, не был в восторге от встречи, как было обычно. Он вообще изрядно похудел, и осунулся, глаза потеряли блеск, а взгляд не был задорным и жизнерадостным. Даже сиреневые татуировки на лице, как будто потемнели. Он был похож на тень от прежнего Шаторна Раайна.
- Зачем ты здесь? - Поинтереесовался он, как-то отрешённо.
- Это корабль моего отца, и ты спрашиваешь зачем я здесь? Хм. Вот тебя тут странно видеть. Я думала ты на границах.
- Нет. Я как раз за заданием, я перевёлся... да тебе то что...
- Что с тобой? - Не поняла Амонис.
- Что со мной? Да ты... да я, специально! - Амонис не поняла, что он несёт, что он тут делает, и вообще, что за ерунда с ним происходит. Шат нервно дёргал всеми конечностями и повышал голос. - Я даже уйти не могу! Везде ты! Я хотел куда подальше, перевёлся во "внешку" дослужился ведь, но почему первое же задание на корабле Кортеса Ардариана? И почему, именно когда я здесь прилетаешь ты?
Амонис вскинула подбородок, она так делала когда злилась, а Шат не унимался, хотя заметил этот жест.

- И почему, именно мне, каждый так и норовит сообщить, "ой, да она с батарианцем!" "У них наверное любовь, раз она привела его сюда!" Да нигде от тебя покоя нет! Ты мне всю жизнь испортила! Я ненавижу тебя! Тебя, и этого четырёх....

Тут Амонис не выдержала и хорошенько заехала Шаторну в челюсть, излюбленным жестом, так что он на два шага отступил, встретившись плечом с коридорной стеной.
- Не смей оскорблять моих близких. Ты сам себе жизнь загубил. - Прошипела она. - Давно бы влюбился-женился, но нет, ты же "придумал" себе Монису! Я не та, кого ты любил, я никогда поводов любить себя не давала. И в чём ты меня обвиняешь? Посмотри до чего ты сам себя довёл? - Потом, успокоившись она добавила. - Займись своей жизнью, а не призраками прошлого.

Шат молча, тяжело смотрел на неё, поглаживая челюсть и жвало, которому тоже перепало. В его взгляде была и вселенская печаль, и злоба на весь мир.
"Да ему впору к психотерапевту идти... куда смотрят штатные психологи? Впрочем, это не мои проблемы, но надо сказать отцу. От такого бойца, пользы не много будет."
Турианка вздохнула, и пошла дальше, бросив не оборачиваясь:
- Мне жаль, что ты не хочешь посмотреть вокруг, мир больше, чем ты думаешь. Ты можешь иметь всё, если захочешь.

Шаторн постоял немного в пустом коридоре, обдумывая сказанное, и поплёлся в бар. Там, в одиночестве, за бутылкой Аруса, он на грани сознания понимал, что оглянись он вокруг, много лет назад, всё было бы иначе, но придумать любовь, тогда было проще. А потом он слишком сильно поверил в это, и теперь на что похожа его жизнь?
- Да д... дерьмо твоя жизнь! - Сказал он самому себе. - А если бы... не тот урод, в Акрисе всё могло быть, ин... иначе.
Турианец встал, и почти твёрдой походкой, зашагал в сторону гостевой.

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-10-25 в 23:02 # 16
Эвикс взглянул на лабораторию, и направившихся к ней штурмовиков. «Да время переговоров и ультиматумов прошло. Гальвар скрылся в неизвестном направлении, прихватив с собой целый арсенал. И зачем только Сарнаку понадобилась играть с ним в эти идиотские ультиматумы, а надо было просто взять паренька за жабры надавить - посильнее или побольнее, побольнее даже лучше, но заставить сделать то, что нужно». Эвикс еще раз взглянул на штурмовиков, которые уже заняли позиции у входа. «Эх, любо дорого было смотреть, как эти ребята работают, слаженно, четко быстро и эффективно. Не совсем деликатно, но эффективно».

Эвиксу стало скучно, и он вышел из машины, где до этого руководил операцией. Хотя руководил сильно сказано, его задача была собрать всю информацию по биотической программе Гальвара. И эта лаборатория была уже третья точка, что они, то есть, Эвикс и ГОР (Группа Особого Реагирования - батарианский спецназ) побывали сегодня. Первым был особняк - там ничего ценного не было, кроме места захоронения останков тел, сейчас там работают эксперты, считают, сколько и кого именно. Затем офис Гальвара, там ценного было больше, и им достался главный приз отрубленная (теперь уже точно известно, что Дайном Слашем) голова азари, и куча разнообразной, но мало полезной информации, также они обнаружили полу…, хотя какой полу – пустой арсенал.

И вот третья точка - лаборатория, здесь, что нибудь ценное они обязаны найти. Эвикс прислонился спиной к машине и обвел усталым взглядом парк окружающий лабораторию. Здесь росли высокие деревья с густой кроной, создающие тень, были тут и большие клумбы, с разными цветами, но Эвикса не интересовала ботаника. Из нагрудного кармана белого (как обычно) пиджака он достал серебряный портсигар. Открыл, вытащил оттуда одну зубочистку, и вставил в рот. За его спиной солнце уже садилось, и все вокруг погружалось в сумерки... «Опять целый день на ногах. Моя Сая опять разозлится, из-за того, что я с ней не поужинал, хотя обещал». Эвикс усмехнулся, когда вспомнил, что еще не с кем, не ужинал, если обещал. Такое вот проклятие видать на нем, и все из-за работы»

Подошел капитан, в черной броне, без знаков отличия, почему-то Эвиксу казалось, что носивший её выглядит излишне брутальным. - Объект захвачен. - Произнес капитан.
«Коротко и ясно»» Ну, тогда пойдем, - они вдвоем двинулись к лаборатории.
Быстро дойдя до входа, они вошли внутрь.
- Сопротивление было? - Поинтересовался Эвикс, у военного, капитан усмехнулся.
- Сопротивление нулевое, потерь среди личного состава - нет, среди захваченных тоже, правда, кое-кому прикладом по зубам досталось.
- Хм вполне ожидаемо. А куда вы их согнали? - Спросил Эвикс, по пути попадались исключительно пустые кабинеты и лаборатории.
- Все семнадцать ученых и пять охранников в конференц-зале, посты выставлены оцепление тоже. Жду дальнейших приказов. - Отрапортовал капитан, и уставился на батарианца.
- Ну, жди. А мне надо все осмотреть. - Ответил Эвикс и двинулся дальше. Кстати вы обнаружили, что нибудь этакое, так сказать необычное.
Да, оно в соседнем помещение батарианец в черной броне проводил Эвикса до двери и открыл ее.

- Что это за…
- Похоже на пыточную, или лазарет. - Вставил капитан "чернобронный".
- Сомневаюсь, что это они, а что за кресло - ужаса? - Эвикс вошел в помещение, которое действительно походило на пыточную, из-за обложенного плиткой пола, что бы легко смывать кровь. В центре комнаты стоял пульт управления, а рядом с ним довольно жуткого вида кресло, которым этот пульт и управлял. Эвикс подошел к нему и нажал на «Пуск». Из спинки кресла вылезло несколько игл, также из-за спинки вылезло два манипулятора с тремя иглами на каждом и вонзились бы в шею сидячему, будь он там.
- Прелестно… - ляпнул Эвикс «Да уж, Сарнак будет доволен - чертеж новой пыточной машины, и работающий экземпляр.. Тьфу ты, сплошная ерунда». Эвикс подошел к одному из прозрачных шкафов и заметил там несколько коробок, на подобии тех, что используются для ампул, две были пустые, а одна на половину пустая. «Интересно - Эвикс вытащил одну ампулу, и рассмотрел, надписей на ней не было, зато был интересный рисунок - синий кружок окруженный синим же пламенем - Неужели!» - поразила батарианца догадка.

- Капитан, руководителя проекта ко мне. Сюда. Я свяжусь со службой безопасности министерства, их ухари сменят вас через час. А пока я поговорю с профессором Кильмом, что за дела они тут творили.

***
Поцелуй - лучший способ выразить свои чувства, без лишних слов. Раньше Дайн вообще думал, что турианцам чужды поцелуи. Амонис доказала ему обратное.
- Я тоже тебя люблю... - тихо вставил Дайн вслед уходящей из гостевой турианки.
Он немного постоял на месте, а затем сел в кресло и прикрыл глаза. "Похоже турианский наркоз начал отпускать..." Телу стало возвращаться прежнее восприятие, и позитив уходил как вода из прострелянной бочки». Данте решил помедетировать, как там его учила Талана….

….нежные руки азари легли на обнаженные плечи батарианца. Азари заставила его раздеться по пояс, и теперь он, сложив ноги «по-турецки», у огромного обзорного окна с видом на пустоту. Азари встала позади батарианца, и начала массировать плечи.
- Да, расслабься ты, как будто к бою приготовился. Вот, так-то лучше, теперь закрой глаза и слушай мой голос. Дайн сделал, так как просили. - Ты должен ощутить потоки, что окружают все живое во вселенной, и стать частью этих потоков. Но сначала, ты должен расслабиться, дыши глубоко и ровно, постарайся раствориться в потоке времени, что идет сквозь тебя. Почувствуй вселенную…. - остальное батарианец плохо помнил: вдруг руки Таланы стали льдисто холодными, а его сознание как будто начало куда-то проваливаться, Дайн утратил чувство собственного тела, и чувство времени, но зато когда открыл глаза, был свеж и бодр как от крепкого и здорового сна….

- Ты что ли тот батарианец... тот который с Амонис? – Вывел из забытья Дайна чей-то глолс, с ним говорил турианец, которого буквально трясло от гнева, и он слегка шатался, видимо перебрал с выпивкой.
- Да, ты гений, парень. - Дайн сидел развалившись кресле, прикрыв глаза и погрузившись в воспоминания. "Наверняка я единственный батарианец присутствующий в данный момент на всех кораблях флота Иерархии" - Ты чего-то хочешь?

- Чего я хочу?! Ты! Четырехглазая крыса! Ты забрал её у меня, мою Монису! - Выкрикнул он. - Вы, батарианцы паразиты галактики, вас давить надо, сжигать, изничтожать всеми доступными способами. Вы, вы, вы! - Турианец на мгновение потерялся, не зная какое применить ругательство. - Вы даже хуже людей….
- Паренек, иди лучше проспись! А если хочешь выговориться, то иди к своему психоаналитику. - Безмятежно проговорил батарианец, он даже не приоткрыл глаза, что бы взглянуть на взбешенного турианца.

Того в свою очередь, вывело из себя такое отношение оппонента к его оскорблениям, он хотел унизить этого мерзкого четырехглазого урода, а получилось все так, что он сам выглядел, по меньшей мере, глупо и нелепо. Это привело турианца, еще в большую ярость.
- Тебе что, своих сучек не хватило, надо было обязательно турианку от….

Тут терпение батарианца лопнуло, и он открыл глаза, перед ним стоял тот самый турианец из Акриса, который еще подарил им транспорт, которым они так и не воспользовались. Тогда он показался Данте забавным, а сейчас он выглядел как живая ненависть ко всему окружающему миру. Одет турианец был в простую одежду военного, что можно было бы назвать мундиром или кителем.

- Закрой свою пасть, а то сломают. Ты паренек так ничего и не понял в жизни? Невозможно заставить кого-то полюбить себя, если он сам этого не хочет. Вот я смотрю на тебя и думаю, вроде взрослый, а мозгов нет. - Дайн встал с кресла, и посмотрел на турианца, который даже посветлел от едва сдерживаемого гнева, глаза его опасно сузились, жвала нервно подрагивали, дыхание было порывистым.
- Что, правда глаза режет? - Спросил Дайн, и усмехнулся.

Тут турианец вышёл из себя, бросился к батарианцу, рассчитывая зарядить тому по физиономии. К его удивлению батарианец легко уклонился от удара просто присев под рукой. И в свою очередь ударил Шата под грудной гребень, не защищённый бронёй, сбив тому дыхание, отчего турианец несколько замешкался, и остановился. А затем Данте зашёл Шаторну, за спину заехав локтем по спине туда, где предположительно должны были быть лопатки, и затем толкнув в спину. Турианец как подкошенная колонна рухнул в то кресло, где до этого сидел Данте.

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-10-30 в 20:36 # 17
- Иен Амонис, - окликнула турианку Эдара, вышедшая из лифта, которого ожидала Ардариан. - К отцу?
- Да, Эдара. - Ответила турианка.
- Он пока занят разговором. Может хотите обновить оружие или броню?
- О, да, я хотела как-раз.
-Тогда пойдём. У нас огромный выбор, на крейсере 35% женщин. Есть все новинки.
- Мне бы ещё обычную одежду, этот костюм, все что осталось. - Говорила Амонис по пути.
- Думаю найдём.
Минут через 10 они пришли к складу. Множество серебристых шкафчиков были пронумерованы, а на панели управления ими, конечно имелся каталог.
- Как удобно, - обрадовалась Амонис, рассматривая голограммы моделей.
- Да, не могу не согласиться. Вот этот вариант брони, как тебе? - Эдара активировала модель, и глаза Амонис округлились. - Кажется это то, что нужно.
- Да... - прошептала Ардариан с восхищением рассматривая черную броню. Сиреневый отлив и фиолетовые вставки, полное облегание, множество "невидимых" кармашков, удобный, негромоздкий шлем. Полная герметичность, удвоенная прочность, плюс множество полезных функций.
- Я так понимаю, понравилось. Сейчас принесу, примеришь.

Вскоре Амонис крутилась перед огромным зеркалом и камерой, которая давала картинку со спины и боков.
- Отлично! Я даже не мечтала о такой. Предпочитала комбинезоны, нелюбитель громоздкой средней брони.
- Это даже не средняя, это тяжёлая. Технологии Иерархии. Чудесно, тебе очень идёт! - Похвалила Эдара, снова активировав каталог. - теперь, что нибудь из простого.

Амонис выбрала как всегда, костюм с жилетом и шароварами, цвета индиго, с белым орнаментом, как повседневное. И даже на выход, длинное платье, почти строгое, серое, с синими вставками. "Дайн будет в восторге! Как и я. Жаль тут ему ничего не найдётся. Зато есть оружие, но это позже."

- И последний штрих... - произнесла Эдара вынимая небольшую коробочку. - Это тебе, лично от меня.
Турианка достала прекрасный гарнитур, светло-серебристого металла, с переливающимися камнями. Колье, браслет, и клипсы на жвала и гребень.
- Оу... - вырвалось у Амонис. Она почти никогда не носила украшений. Не признавала, но это... было шикарным подарком. - Благодарю, Эдара... - потрясённо произнесла она.
- Пустяки, это от души. Военная карьера - хорошо, но не стоит забывать, что ты женщина. - Эдара улыбнулась.

Позже Амонис наконец попала к отцу в кабинет, уже в платье и в подаренных украшениях. Ей очень не хотелось это всё снимать.

В кабинете напротив Кортеса сидел ещё один турианец, через секунду, Амонис узнала его.
- Наставник Вельн! О, Духи, как я рада вас видеть! - Турианка подошла к нему, а Вельн поднялся на встречу и даже обнял её. Действительно, наставник - как второй отец. "Главное, чтобы они оба, не настучали мне по гребню, а есть за что..." Вельн выглядел почти также, как несколько лет назад, только гребень стал совсем белёсым, и больше трещин на лицевых пластинах.

- Рад видеть тебя, Амонис. Моя гордость... жаль повод для встречи тревожный.
- Да, я так понимаю, дело в этих машинах?
- Да, и не только. много новостей.
они уселись, и два турианца долго рассказывали об ужасах и угрозе нависшей над органическим миром.

- Значит, пожинатели уже вторглись в наше пространство... а Шепард взорвал базу коллекционеров, бесценный материал уничтожен, либо в его руках... чёртовы люди... - ругалась турианка.
- Ты как Киррида Прайм... - почти хором пробурчали турианцы.
- Значит я с ней солидарна. - Амонис слышала много историй об этой турианке, "сорвиголова" не иначе. Половина историй походила на легенды. - А хорошие новости есть?

- Да. - Сказал Вельн. - Первое: тебе официально возвращают статус капитана разведки. Но это формальности. добро пожаловать в войска Иерархии, снова. Это нужно вот для чего: требование РАИШа...
Амонис аж икнула, от удивления. "Чёрт, они в курсе? ну и секретность..."
- Да, не удивляйся. РАИШ, очень заинтересовался этими генераторами, и создал несколько действующих экземпляров. Это оказалось просто, при наличии их технологий. Пять кораблей уже оборудовано этими генераторами. И самое главное, защитой от них. Да, учёные потрудились на славу. Зашита, для своих же кораблей, чтоб не попасть под погрешность луча.

- Ещё новость... не знаю, хорошая или не очень для тебя... - сказал Кортес. - Мы не так давно, нашли твой Фрифаллин...
- О шаста... - Амонис - он жив?
- Да, и летает. Более того, он тут, и он оборудован мощьным ЧГ. На нем ты и отправишься я думаю. Но интерьер пришлось обновить классически. Пираты там покутили... кземны чёртовы. Я помню, что значил для тебя этот корабль.
- Да... всё-таки, это хорошая новость, спасибо, папа...
- Естественно, всё это обременит тебя спец заданием. Об этом расскажет Вельн. РАИШ... да все мы, надеемся на тебя.

После того как Вельн загрузил голову и инструметрон Амонис... теперь снова капитана Амонис, подробностями её миссии, кортес сказал:
- Будь осторожна, девочка моя. Краус - селл, и он не так прост. Я уверен, что у тебя всё получится, но хочу чтобы после этого, ты ушла на покой.
- Да, я подумывала об этом.
- Ну чтож, пойдём, познакомишь меня со своим батарианцем, сказал Кортес, когда Вельн распрощавшись ушёл.
- Сегодня?
- А почему нет? Пошли, я хочу видеть того, кто проник в твоё сердце, ни смотря ни на что.

В гостевой они застали очень любопытную картину: красивый, но краткий полёт Шаторна Раайна на кресло, после частично услышанной перепалки.
- Вот как... - улыбаясь и постукивая по жвалу сказал Кортес. Он понял, что произошло, и заинтересованно смотрел на Дайна.
- Шатдар! Раайн! Какого чёрта!? - Выругалась Амонис. Когда Шат стал подниматься, стало ясно, что он пьян. "Совсем докатился".
- Раайн! Встать. - Приказал Кортес. - Иди проспись. Я с тобой позже поговорю.

Шаторн с трудом встал, и пошатываясь добрёл до выхода, молча одарив по пути жутким, ненавидящим взглядом, Дайна, а затем Амонис.
- Хороший приём. Рад встрече, Ар-Дайн. Прошу прощения за инцедент. - Кортес подошёл к батарианцу и протянул руку.

"О, Шаторн вовремя... как всегда. Зато, отец любит такие представления." Амонис вздохнула, оправив платье, и улыбнулась Дайну.

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-11-01 в 23:49 # 18
Шаторн ушёл напоследок наградив Дайна и Амонис взглядом пылающим чёрной ненавистью. Данте такие взгляды не трогали, многие на него так смотрели, так сказать мастера в области тяжелых взглядов. «Но, этот парень упрямый, он этого так не оставит и не забудет, что же тем хуже для него».
Батарианец наконец то увидел отца Амонис который подходил под описание «старый вояка» поджарый и прямой как струна, чем то он напоминал отца Данте, скорее выправкой. Амонис выглядела потрясающе, Дайн в первый раз увидел её в платье и каких то турианских украшениях, сказать что ей шло - значит, ничего не сказать. Заворожено глядя на турианку Данте не сразу заметил протянутую руку.
- Дайн Слаш, - Батарианец пожал Кортесу руку. - Ничего страшного.

- Ну, что ж... давайте присядем. - Кортес первым уселся на диване, и увидел варрена, сидевшего за дверью всё это время. - О, да вы с зоопарком! Красивый, белые полосы... только мелкий какой-то...

- Это у него порода такая. Мы его нашли на пиратской базе, он с захваченного саларианского корабля. Вот... - Дайн в свою очередь сел в кресло, где совсем недавно побывал Шат. У вас прекрасный корабль, лучший из тех что я видел и чудесные врачи Шан - Кортес.

- Да, верно. - "Почти... зачем ему знать ещё о двадцати кораблях покруче этого..." - И медики, на высоте. Я ознакомился с их отчётом. Через сутки вы будете на ногах, и тогда я вас отпущу. - Кортес набрал что-то на инструметроне, и через минуту, молодой турианец принёс поднос с чаем, для Амонис и её отца, и отдельно, для Дайна.
- Это естественно "левый" напиток, Дайн. - На всякий случай сообщила Амонис и подошла к нему ближе, такой походкой, которой никогда не ходила. Или это из-за длинного платья так казалось... Она встала рядом с батарианцем, подала ему чашку, потом взяла свою, и осталась стоять рядом, положив свободную руку, Дайну на плечо. Как будто готовая в любой момент постоять за него.

Дайна немного смутило такое поведение Амонис. Она себя так никогда не вела, или это просто из-за присутствия отца, она вела себя необычно? Данте отхлебнул из чашки. Чай был не очень горячим, но ароматным, «Главное, что бы чашки не перепутали, а то лазарет пополнится двумя больными».
- Ну, что же это хорошо, значит вы разобрались с о своими проблемами. У меня есть просьба, мне нужно броню подлатать, у вас ведь можно такое сделать?

- Подлатать? - Кортес немного удивился. - Вообще есть несколько захваченных бронек, человеческая и батарианская, ну... недавно с задания. В общем они на одном из сопровождающих кораблей. Тогда зашлём их за продуктами, для вас и варрена, и заодно привезут бронь. Думаю, наши умельцы сделают нечто, понапичкав всякими умностями. Это они любят. Ну, и ещё могу предложить оружие. Только турианское естественно, но совершенное на сей момент. - Кортес хитро прищурился, а турианка наконец расслабилась и присела рядом с Дайном. - Интересует?

- Интересует, - ответил Дайн и задумчиво посмотрел на Амонис – Что с тобой милая. Ты как-то странно себя ведешь? - Шепотом спросил Дайн у присевшей рядом Амонис. - Еда у меня есть, а про варрена я что-то не подумал... - Уже громче сказал батарианец Кортесу.

- Что, так заметно? Это... - Амонис растерянно шевельнула жвалами, и помотала головой, - потом, потом, дорогой.

Тем временем, Кортес холоднокровно стерпел появление Снусмумрика на своём плече. Мумрик надо сказать, заметно подрос и потолстел за это время.
- А это, полагаю твоё... э-э твой питомец. - Сказал Кортес. - Ты их всегда любила.
- Ну, да... - Улыбнулась Амонис.
- Ладно, я собственно не о живности разговаривать пришёл. Есть дело Ар-Дайн. Я так понимаю, вы разлучаться не станете, и ты отправишься с Амонис. Она расскажет тебе подробности.... Но, у меня вопрос такой: насколько ты готов принять её? Принять турианцев. Вопрос в дальнейшем коснётся всей органической жизни. У тебя в общем-то выбор таков: принять, отвергнув батарианские ммм... обязательства, долг перед расой, всё такое... либо оставить всё как есть, неофициально.
В этом случае, ты не имеешь права лететь с Амонис. - Теперь Кортес говорил на "ты", как будто так и было, турианка в свою очередь снова напряглась. Это было религиозной традицией межрасовых отношений, но сейчас это выглядело как шандаж, либо что-то мелкое и низкое.

– Э-э-э. Я собственно не понял чего вы от меня хотите? - спросил удивленный Дайн, «Аж чаем поперхнулся».

- Хм... - вздохнул Кортес. - Чего я спрашиваю, собственно. Ты уже отказался от многого дезертировав с Торфана. Традиция такая, да и не только в этом дело. Я не требую присяги турианцам, но я требую неразглашения информации, которую вы получите и получили уже. Так понятней?

- Я давал присягу защищать Гегемонию, а не издеваться над беззащитными, неважно, сколько у них глаз и пальцев. И умирать за этих мучителей я тоже не хотел, поэтому и сбежал. - Дайн опустил голову, вновь переживая те события. Конечно не привычно было такое говорить в общем то незнакомому турианцу, но что то подсказывало Данте что , отец Амонис не будет особо об этом трепать. - А что касается информации, то я и так много чего знаю, и всё это останется при мне, обещаю.

- Я рад. - Кортес кивнул, встал, и они с Дайном снова пажали друг другу руки. - Отдыхайте пока, а у меня ещё много дел. - Сказал он выходя из гостевой.

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
НАРАДА
88 0%
Offline
1971
2010-11-06 в 20:10 # 19
Амонис вздохнула, как будто с облегчением, сделала последний глоток тиссана и улыбнулась батарианцу.
- Ну и всё. Я удивлена, отец стал м-м... мягким. - Амонис почесала Снусмумрику, перебравшемуся к ней на колени, прожжёную когда-то на Тучанке плеш. - Когда уже ты обрастёшь, наконец... - дараней издал непонятный звук и забавно моргнул всеми глазками.

Амонис вспомнила, как прошло знакомство Сарена и её отца. "Вот тогда было горячо, и понадобилась пара лет, чтоб они хоть как-то "притёрлись". А тут,казалось бы... но нет, нормально. Хм. Ну и... хвала Духам."
Турианка встала, и прошлась по комнате, нарочито покачивая бёдрами, при этом платье в пол, красиво перетекало и переливалось перламутром, а украшения и поясок на бедренных выступах, приятно позвякивали, какими-то штучками, детальками и подвесками.

- Да, вот так по идее, выглядят турианки "в миру", в смысле, "на гражданке", то есть... ну, ты понял, дрогой... - она медленно подошла ближе дерзко вскинув подбородок и выставив вперёд бедро.
Амонис сама наслаждалась собой, приятно вспомнить, насколько можно быть женственной, особенно после постоянных костюмов и комбинезонов, удобных в движениях и в бою, и без пары килограм всяких ножей и заколок, оружия и прочих боевых штучек.

В этот момент вошёл тот турианец, который приносил напитки. Он смущённо крякнул и еле оторвав взгляд от турианки, забрал подносы и посуду, Амонис напоследок ещё и подмигнула турианцу, и тот чуть не врезался в косяк. "Забавно, неужели я настолько хороша?"

[size=18][color=red]✯[/color][/size] [color=purple]Сарен, я всегда буду с тобой...[/color]
Я-туман
94 0%
Offline
1845
2010-11-06 в 22:15 # 20
Амонис привстала с дивана и прошлась пару раз по комнате, причем так, что у Дайна отвисла челюсть. «Кто бы мог подумать, что под маской наемницы турианки, скрывается такая красавица, и модница». Дайн с трудом прикрыл рот, и допил свой чай, не сводя восхищенного взгляда с турианки. Вошедший за посудой турианец, похоже, тоже был в восторге от зрелища, из-за этого едва не налетел на косяк двери.
- М-да, Амонис, похоже, у тебя появился очередной поклонник, чувствую, скоро на тебя вся мужская половина команды сбежится посмотреть, - Данте улыбнулся, «Конечно же, это шутка, они бы сбежались только, кто их с постов отпустит». Славный у тебя отец, чем-то он мне своего напомнил, такой же - вся грудь в орденах, вся морда в шрамах. - Батарианец откинулся на спинку кресла.

- Да? Интересно, а твои родители... живы? А то познакомил бы их с невестой... - Амонис усмехнулась, и пожалела, что в платье к нему на колени сесть не удастся, а хочется, поэтому она присела рядом, и взяла батарианца за руку. Уж очень ей нравилось перебирать его пальцы.

- К сожалению мои родители погибли. Разбились на корабле….несчастный случай, - при этом щека батарианца непроизвольно дернулась. - Это произошло сразу после Триниада. - Взгляд Данте погрустнел. И он, молча, сидел, и смотрел, как Амонис перебирает ему пальцы. «Странная у неё привычка, но такая приятная».

- Такова жизнь. - Амонис вздохнула. Турианцы спокойно относились к смерти: раз ушёл кто-то, значит завершил свои дела, пусть даже так не кажется со стороны. - Триниад... то есть на тебя всё разом навалилось...
- Ну, были и приятные воспоминания, например Лайша, свадьба, Тарик... - Несмотря на то, что внешне батарианец оставался совершенно спокойным, внутри у него все буквально сжалось. Ух - Дайн глубоко вздохнул и выдохнул, помогло. - Но, не будем о грустном и прошлом, впереди нас ждут великие дела. Ну, так с чего начнем? - Данте взглянул в глаза турианке и улыбнулся. - Может Эдара нас в мастерскую и арсенал сводит, а то я тут помру от скуки.

При упоминании о той батарианке, скривилась уже Амонис. "Чёрт, ну вот, я уже ревную, к прошлому. Нехорошо..." Впрочем, его глаза, быстро остудили всякие мысли.
- Ну, да. Дела у нас действительно великие впереди... А вот со скуки я тебе помереть точно не дам. Давай посмотрим, что за апгрейды у них есть, хотя я бы от новенькой штурмовки не отказалась... - Амонис легко встала, и оглядела себя. - Ладно, повыбражала и хватит, выбирать оружие в платье - кощунство.
Она заблокировала дверь, и быстро переоделась в новый костюмчик с шароварами, фиолетовый с белым орнаментом, но украшения снимать не стала. Они и к этому подходили. Впрочем, костюм смотрелся не менее женственно и красиво.
Амонис сняла блокировку, и подмигнула Дайну:
- Пойдём, родной.

Пока она пменяла платье, на что-то более практичное, Дайн тоже занялся своими делами. Впрочем, их было не много, взять нагрудник брони, и снять костюм. Хотя костюм потом, он решил не снимать. Поэтому, когда Амонис уже была готова к выходу, Данте занимался тем, что гладил Фобоса.
Варрен с нескрываемым удовольствием положил свою голову Данте на колени, и прикрыл глаза.
- Ну, пошли. - Дайн встал, к великому огорчению варрена, и вышел вслед за турианкой в коридор.

Убивает не падение, а резкая остановка в конце.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect: Synthesis" » "Здравствуй, папа!" (ГЛАВА 14)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe