Страница 1 из 11
Модератор форума: Iskander 
Форум » Фандом Mass Effect » Фан-клуб Азари » Фанфики про азари (Литературное творчество фанатов...)
Фанфики про азари
Helen
123 0%
Offline
3110
2013-01-23 в 1:24 # 1
Фанфики про Азари
Литературное творчество фанатов



Три способа публикации фанфиков:
1. Опубликовать фанфик в Блоге, выложить ссылку и описание в этой теме.
2. Опубликовать фанфик целиком в этой теме если он не слишком объемный (лимит - 40000 символов).
3. Разместить ссылку на фанфик, если он англоязычный. Ссылки на посторонние русскоязычные сайты запрещены.
Helen
123 0%
Offline
3110
2013-01-29 в 18:05 # 2
"Красавица и кроган"

Автор: Patriarch

Действующие лица: Финч, Селиция, Джимми, Альбус Кранк, Женский Голос За Кадром.

Время действия: за несколько лет до событий ФРПГ "Кайнсирстеза".

Место действия: Иллиум.

Жанр: романтика, юмор.

Предупреждение:
не рекомендуется читать лицам младше... э... короче, в тексте встречаются особые кроганские ругательства и намеки на сексуальные отношения.

Пара слов от автора: история о том, как кроган Финч встретил прекрасную азари по имени Селиция. Фанфик почти полностью состоит из диалогов и рассчитан на тех читателей, у которых имеется хорошее воображение. А также на тех, для кого имена Финч и Селиция - не пустой звук. Впрочем, остальным тоже будет интересно.
Helen
123 0%
Offline
3110
2013-01-29 в 18:07 # 3
"Мой путь"

Часть 1, Часть 2...

Автор: GoldFox

Бета: Metal_Naklz

Персонажи: Элиния, Алестра

Жанр: джен, action, детектив, повседневность

Аннотация: Не так то просто найти свой жизненный путь, даже если у тебя есть тысяча лет на поиски. Но иногда, найдя его, оказывается ещё сложней заставить себя не свернуть с него.

Предупреждения: ОЖП

От автора: Мой первый фанфик. Хотелось бы выразить благодарность за то, что помогали разобраться в некоторых особенностях написания фанфика: Dimitrii и Metal_Naklz. Конструктивная критика приветствуется, так как она может мне помочь в работе над продолжением.

Статус: в работе
Morgan
37 0%
Offline
1614
2013-05-14 в 18:39 # 4
Мой путь (Часть третья)

Автор: GoldFox
Iskander
172
Offline
8362
2014-04-04 в 18:52 # 5


Blind Loyalty - Part 1 - Meeting (RUS)
Автор: asarimaniac

Морихэл
19 0%
Offline
275
2015-06-13 в 0:16 # 6
Небольшой юмористический текст.

Название: Киносъёмки
Автор: Морихэл
Бета: KosharikWildCat
Размер: драббл, 320 слов
Фандом: Mass Effect
Пейринг/Персонажи: азари, ханар, турианец, человеческая девушка
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G

Ланира Т’Реон сидела на диване, заложив ногу на ногу так, что разрез на почти прозрачном платье распахнулся во всю ширину. Дженни, гримёр, наносила на её лицо последние штрихи узора, призванного придать ей сходство с советницей Тевос. Режиссёр почему-то решил, что лёгкий политический подтекст пойдёт новому фильму на пользу. Рядом развалился лениво настраивающий камеру турианец-оператор и висел беспокойно сплетающий щупальца молодой ханар.
– Нервничаешь? – дружелюбно поинтересовалась азари, скосив на него глаза. Ханар вздрогнул.
– Нет. Да. То есть ваш собеседник никогда не снимался в фильмах… подобного рода. Сама идея того, что вашему собеседнику придётся вставлять щупальца в другое живое существо…
– У-у-у… да ты девственник! – прыснула Ланира.
– Ваш собеседник неоднократно спаривался с представителями своего вида и считается достаточно привлекательным по стандартам Кахье, – ханар обиженно засиял фиолетовым. – И то, что под совокуплением здесь почему-то понимается засовывание неподходящих предметов в не предназначенные для этого места…
– Да не кипятись ты так! – Ланира широко улыбнулась лазоревыми губами. – И если уж на то пошло, азари от засовывания в себя щупалец и прочей ерунды тоже не в восторге, у нас половой контакт через кожу происходит. Но так уж сложилось, что у большинства населяющих галактику рас внутреннее оплодотворение, а фильм будет рассчитан на массовую аудиторию.
– Понятно, – по телу ханара прокатилась волна зелёно-голубого свечения. – Ну, надеюсь, режиссёр объяснит мне все тонкости.
– Он же саларианец! – расхохоталась Ланира, чуть не испортив грим.
– И что с того? – Дженни поправила смазавшуюся полоску и навострила ушки.
– Их вид занимается сексом только для размножения, – Маркус отложил камеру и иронично щёлкнул жвалами.
– И особого восторга от этого занятия не испытывает, – подтвердила азари. – Но он мог и почитать что-нибудь познавательное. Ну, я на это надеюсь.
– Так, погодите, – ужаснулась Дженни. – Мы снимаем порнофильм, а в чём фишка происходящего понимают только гримёр и оператор, так получается?!
Остальные согласно закивали.
Съёмки порнопародии «Бласто и секретны распутной Советницы» должны были стартовать с минуты на минуту.

Добавлено (13.06.2015, 00:16)
---------------------------------------------

Я долго сомневалась, про турианца этот фик, или про азари, но потом решила, что всё же про азари.))))

Название: Гаранс
Автор: yisandra
Контактный адрес: yisandra@yandex.ru
Фандом: к/и "Mass Effect"
Пары: косвенно - фем-Шепард/Лиара. Но речь не о том.
Жанр: юмор, лёгкий стёб, джен, флафф.
Рейтинг: PG-13.
Отказ от прав: Всё не моё, кроме Гаранс. На образ крогана в шортах вдохновил "Глоток свободы" А. Гавальды.
Предупреждения: АУ, возможно ООС, упоминается фем-слэш, присмотр за детьми.
Саммари: Гаррус присматривает за ребёнком.

***

- Шепард, объясни мне ещё раз, почему именно я?
- Нам с Лиарой надо уехать, нет времени что-то придумывать. Ребёнка я могу доверить только тебе, - Шепард положила руку ему на плечо. - Ты за ней присмотришь без перегибов, защитишь, если что, к тому же ты прирождённый командир, значит, должен справиться. Я в тебя верю.
Гаррус с сомнением покосился на кротко болтающую ножками маленькую синюю девочку в окружении стаи игрушечных животных всех планет и всех видов.
За последующие два часа он успел всей шкурой прочувствовать, почему Шепард нежно называет свою очаровательную дочку "шило в жопе".

***

Гаррус проснулся от того, что по нему кто-то тихонько топтался.
На Гаранс была пижама в зелёных ханарах и тапочки в виде варреньих морд. Увидев, что Гаррус открыл глаза, девочка бросила деликатничать и принялась бодро прыгать на одеяле, крича:
- Утро пришло! Птички поют! Пошли в зоопарк! В зоооооопаааарк! В зооопаааррррк! Ну пошли! Пошлипошлипошлипошлипошли!!!
Тапки в процессе прыжков она потеряла почти сразу.
Весила Гаранс не много - и не мало. Гаррус охнул, взял ребёнка за шкирку и поставил на пол рядом с кроватью. Ребёнок восторженно распахнул глазищи.
- Так, слушай мою команду: найти тапки, надеть на ноги, и чистить зубы шагом марш.
Ребёнок доверчиво закивал:
- А потом в зоопарк, да?!
- Потом завтракать, - вздохнул турианец, пытаясь вспомнить, куда именно Лиара записала ему подробную инструкцию по кормлению ребёнка.

***
Шепард обошла помещение и произвела шесть контрольных выстрелов, после чего, насвистывая, занялась бомбой. У неё было целых пятнадцать минут, чтобы убраться из здания - намного больше, чем необходимо.

***

- Гаранс! Гаррррранс, ко мне!
Ребёнок прибежал трусцой, размахивая корзинкой с игрушками. Вид у ребёнка был такой, словно она полдня без перерыва каталась по песку, периодически закатываясь в воду.
Гаррус пожал плечами. Дома отмоется, делов-то.
Однако взвод игрушечных гетов в корзинке заметно уменьшился, и вот это было не к добру.
- Так, куда от тебя геты расползлись? - строго спросил турианец.
- Они не расползлись, ты чего? - изумилась его неграмотности Гаранс. - Они не ползают, они ходят и скачут!
- Ну, значит, куда ускакали?
- Они не ускакали, я их сама отдала, - затараторила Гаранс, махая руками для лучшей иллюстрации рассказа. - Там сидела девочка, очень грустная, у неё было очень мало игрушек, я ей гетов отдала. У меня дома ещё есть, много, а у неё нету, ей родители не дают с гетами играть, а ей ведь тоже хочется.
- Да уж, с гетами играть - это всегда очень увлекательно, - признал Гаррус. - А скажи-ка мне лучше, куда ты умудрилась задевать левый шлёпанец?
- А там был вредный мальчишка, он отбирал игрушки, даже кораблики отнимал, представляешь! Я ему сказала, чтобы он перестал, потому что маленьких нельзя обижать, а он сказал, что я синяя сопля и он не будет меня слушать!
- И что же ты сделала? - поощрил Гаррус, подозревавший, что малолетняя азари должна стремится как-то уладить дело миром.
- Я очень разозлилась! - Гаранс махнула корзинкой, сжала кулачки и преувеличенно нахмурилась, показывая, как именно она разозлилась. - И сказала, что если он не перестанет, я его стукну! Он сказал, что у меня кишка тонка... Ну и я его стукнула, конечно, раз сказала, а потом он стукнул меня, а потом опять я его... и мы подрались. Но я победила! И он сказал, что больше не будет, и что я не сопля. А шлёпанец утонул. Я искала, но не нашла, правда.
- Всё с тобой ясно, ты пошла не в ту маму, - развеселился Гаррус. - Ладно, так и быть. Давай свою корзинку, поедешь с комфортом, на плече. Но только сегодня, имей в виду. Не искать же, в самом деле, твой шлёпанец...
Гаранс радостно завизжала и принялась прыгать на одной ножке. Половина пляжа недоуменно обернулась.

***

- Как прошло?
- Всё по плану, - сказала Шепард, сняла шлем и подошла к терминалу. - От Гарруса есть что-нибудь?
Лиара кивнула:
- Он водил Тараторку на пляж и перекормил мороженным, у неё поднялась температура, но теперь уже всё нормально... Знаешь, он отлично держится. Многие мужчины на его месте каждый час слали бы панические письма.
- Да, наш Гаррус - кремень, со всеми проблемами любит разбираться сам, - согласилась Шепард.
- Ещё Тараторка прислала нам письмо с описанием одного глубоко потрясшего её события, - улыбнулась Лиара. - Вот, посмотри.
Шепард взяла планшет и прочитала: "Сиводнйа мы Гаранц и Гарус видили крогана вшортах!"
- По-моему, она опережает меня в жизненном опыте, - фыркнула Шепард, и засмеялась, представив Рекса в пёстрых пляжных шортиках, белой панамке и почему-то с теннисной ракеткой в руке.
- Я приготовила нам модуль для взлома. Через двенадцать часов можно будет выдвигаться, - сказала Лиара.
- Может, поспим? - Шепард наклонилась, заглядывая ей через плечо.
Лиара повернулась и наткнулась на лукавый взгляд. Шепард подула ей в лицо и подытожила:
- А может, и не поспим...

***

К великому счастью Гарруса, Гаранс была очень музыкальным и артистичным ребёнком. Едва услышав музыку, она тут же принималась танцевать, независимо от времени суток, обстановки и наличия зрителей. Она умудрялась вполне успешно плясать даже под турианский военный марш.
Так что на третий день Гаррус уже спокойно включал ей "Умри за правое дело!" и получал изрядный кусок личного времени.
К сожалению, Гаранс было неинтересно танцевать весь день. А как только она прекращала танцевать, то тут же начинала говорить. У неё было всего три состояния: пляшущее, спящее и тараторящее без умолку. Даже за едой она продолжала балаболить, и никакие призывы к молчанию не помогали. Иногда Гаррусу начинало казаться, что он скоро рехнётся, тем более, что ребёнок желал, чтобы его не просто выслушивали, но ещё и поддерживали беседу.
Отдельным удовольствием стало посещение естественнонаучного музея.
Гаранс очень любила биологию - ну, на своём уровне. Она обожала любую живность и постоянно играла в доктора. Конечно, когда не была занята устроением баталий между модельками космических кораблей в ванной или наземными сражениями игрушечных солдатиков разных рас среди подушек. Так что экскурсия поразила её живое детское воображение, и всю обратную дорогу она старательно пересказывала Гаррусу всё усвоенное, причудливо смешивая биологические виды и как-то упуская из виду, что он на той экскурсии тоже присутствовал.
- У саларианок внутри есть яички, они их откладывают, и рождаются дети! - важно сообщила Гаранс, залезая на стул в летнем кафе.
Подумала, и внезапно громко спросила:
- Гаррус, а у кроганов есть яички?
Сидевший неподалёку кроган грозно покосился на синего ребёнка. Несколько красивых взрослых азари, поглощавших десерты на другом краю террасы, тоже взглянули в её сторону - но скорее одобрительно.
- Нет, кроганы - живородящие, - сообщил Гаррус, отсмеявшись.
- А турианцы? - тут же заинтересовалась девочка.
- Ешь давай, - покачал головой Гаррус.

***

Сначала Гаранс с оглушительным визгом запрыгнула на Шепард, и только потом её стало возможно спокойно поместить в объятья Лиары.
- Ага, вижу ребёнок не сильно испортился, - одобрила Шепард.
- Боюсь, этого ребёнка так просто не испортишь, - сказал Гаррус.
- Ты как? Держишься?
- Знаешь, это было... познавательно. Но, по крайней мере, теперь я точно уверен, что ещё не созрел для отцовства, - признался турианец.
- А! - махнула рукой Шепард. - Ерунда это всё. Я вот тоже так думала... раньше.
- А потом?
- А потом она родилась, - кивнула на Гаранс, которая вертелась в руках Лиары, махала руками и, как всегда, взахлёб рассказывала что-то.

***
КОНЕЦ.
2010г
DV
145 0%
Offline
3033
2015-11-17 в 23:14 # 7




За время проведения 4 этапа, необходимо от каждой команды, а так же по желанию, индивидуально представить на суд комиссии:
небольшой очерк о жизни республики в целом, или отдельно взятого гражданина;
стихотворение, литературную или художественную зарисовку;
подборку музыки (не более трёх композиций) ассоциирующуюся с азари, обложка к музыкальной подборке желательна.
Победитель командного конкурса получит 4 дополнительных очка
Победитель в индивидуальном конкурсе 3 дополнительных очка.

Очки в командный зачёт не суммируются.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Shelest
108 0%
Offline
5782
2015-11-18 в 0:27 # 8




Смотри на горизонт,
Смотри на вечность.
Темнеет розовый закат.

Смотри, там в черной атмосфере
Сгорает мертвая звезда.
Желанием последним, ярким,
Смотри, исчезнет в пустоте.
Оставит на разбитом сердце
Боль, нить света и надежду.
Смотри! Она зажжется вновь в тебе.

Смотри на горизонт,
Смотри на вечность.
Светлеет голубой рассвет.


– Shelest
«Do not go gentle into that good night,
Old age should burn and rave at close of day,
Rage, rage against the dying of the light»
Mramont
23 0%
Offline
318
2015-11-20 в 19:53 # 9
Без названия. Это скорее импровизация, нежели что-то осмысленное.

…И конечно, главная новость дня: парад в честь двухсотлетия победы в войне со Жнецами. Как нам стало известно, парад будет длиться более пяти часов, а так же на нем будут присутствовать герои той войны и некоторые из наших зрителей даже смогут пообщаться с ними, а на нашем канале будет интервью с легендарным командиром – отставным адмиралом Шайлой Дар’Ниес известной так же как Железная Шайла. И к другим новостям…

Азари сидела в кресле и методично всасывала в себя бутылку крепчайшего аркаина, в слепой надежде… Рядом валялось несколько пачек различных наркотиков, в том числе и тяжелейший кроганский таракас. Но не помогало. Не позволяло забыть ей…

- Группа тварей на 11.
- Фугасно-осколочным, огонь по готовности.
- Готовность!
- Огонь по цели.
- Дожмите спаркой, зенитный не тратить.
- Есть.
На небольшом экране протянулись новые ниточки и замелькали значки: танк сделал несколько выстрелов и принялся поливать противника шестиствольными пулеметами. Кивнув командиру танка - Акеми, Шайла переключила связь на ротных.
- Третья рота, ответить. Почему замедлили продвижение?
- Усилилось сопротивление, натыкаемся на крупных монстров, потеряли три танка.
- Держаться, любой ценой. Терпите, впереди поле боя, по данным, что у нас есть, там осталось несколько боевых Атласов, постараемся восстановить их и отправить вам.
- Вас понял.

Дар’Ниес проверила иньектор, тщательно отмерила на нём очередную дозу и ввела. По мозгам ударило почти сразу, и несколько секунд она ничего не соображала, испытывая лишь блаженство, но боль пришла снова, и азари отчаянно схватилась за бутылку – та оказалась пустой, отчего она в ярости отшвырнула её. Встав с кресла, Шайла сразу же упала, задурманенная наркотиками и алкоголем голова не могла нормально управлять телом. Отчаянно скребя ногтями пол, снеся по пути небольшой стеллаж, она доползла до ящика с бутылками и вцепилась в одну.

- Почините их немедленно. Живее! – Азари рявканьем, подгоняла подчиненных. Махнув рукой, она жестом показала высунувшейся Дей – оператору вторичных боевых систем, чтобы они выехали на пригорок, с которого она могла осмотреться. Когда их танк плавно вздрогнул, она увидела, как механики подвозят к разбитому атласу новую ногу и пластины брони, а одна из коммандос, открыв фонарь, вышвырнула тело молодой азари под колеса тяжелой техники, которая мигом превратила её в кашу, перемешав с землей. Мертвых уже никто не щадил. Танк качнулся, и Шайла смогла обозреть всю картину. Позади них догорал и рушился Темесиус – один из крупнейших мегаполисов Тессии. Все пало, оборона развалилась, единого командования больше не было: кто-то просто бежал, кто-то опустил руки. Но, не они. Когда командир тяжелого танкового полка застрелилась, группа офицеров, состоящая из комбатов, приняла решение прорываться к ближайшему космопорту, в безумной надежде, что сумеют вырваться с умирающей планеты. Каждая танковая рота – 21 танк, 20 единиц поддерживающей поддержки и четыре полных взвода мотопехоты, не считая обслуги. В батальоне – 5 рот, в полке 5 батальонов. Итого 525 тяжелых танков. Страшная ударная сила… В теории.

Шайла с маниакальным упорством всасывала в себя бутылку за бутылкой, давясь и отхаркивая. Тело сдалось на четвертой и синекожая, с трудом приподнявшись на руках, выблевала все прямо под себя. Она попыталась отползти, но не смогла и упала лицом в лужу собственной тошноты. Острый и резкий запах снова вернул частичку сознания, а с ней и воспоминания.

Азари морщилась: допрыгались. Понадеялись на коммандос. На политику. На то, что будут решать все проблемы чужими руками. Вот теперь получают по полной. У них был флот. У них была армия, хорошо оснащенная, хорошо обученная. Но не умеющая воевать. Не готовая.
- Шайла!
Дар’Наис резко обернулась на выкрик и посмотрела туда, куда указывала Аками.
- Что, богиня их задери, с третьим батальоном?
Майор быстро переключила гарнитуру и сказала:
- Третий батальон, ответьте. Третий батальон, как слышите? Ганеши, ты меня слышишь? Кто-нибудь, примем!
Но в ответ лишь бессвязный ор, отчаянная ругань и бессмысленные приказы. Бешено выматерившись, азари рявкнула:
- Заводи! К третьему батальону, кратчайший дорогой, вперед! Капитан Мер, принимаешь командование батальоном до моего возвращения! ВПЕРЕД!
Танк круто развернулся и покатился обратно с холма. Мимо протопал тот самый атлас, который уже успели починить. Его громадные автоматические пушки, установленные вместо табельной полуавтоматической, начинали свое вращение, обещая перемолоть все живое, что попадется под них.

Шайла, с огромным, казавшимся нереальным, трудом села. Тогда это тоже казалось невозможным: полк шел, окруженный, разрываемый на части со всех сторон, даже сверху, он шел. Закованные в броню танки, атласы и прочая техника рвались вперед, латаемые прямо на ходу. Азари, молодые девчонки из техобслуживания, и умудренные опытом ветераны, бойцы коммандос и гражданские, кто не пожелал прятаться или умирать просто так. Отставной генерал Дар’Наис ползя на руках и подволакивая ноги, взобралась по небольшой лестнице. Вокруг все плавало, как в густой патоке… Нужно было вырубиться отключиться, забыть все это… Забыть то, как они шли по трупам, как падальщики, от одного места схватки к другой, что бы подобрать остатки техники и патронов, давя трупы соотечественниц и оставляя за собой новые. Слабость=смерть. Никто не ел, сколько – никто не знал…

- Ривааа! Ганешии! Где майор Ганеши?! Стоять, мрази!
Танк круто вильнул, заставив легкий бмп резко затормозить, что бы избежать столкновения. Оттуда с руганью выскочила азари с погонами лейтенанта медслужбы, но Сири – наводчик танка, без разговоров навела на неё пушку танка. Когда надо, экипаж командирского танка понимал друг друга без слов. Свесившись, Шайла чуть не плюнула в лицо лейтенанта:
- ГДЕ МАЙОР?!!!
- А я откуда знаю!? У меня раненные, мне дела до этой суки нет! Была где то там, в тех неровностях, а потом не знаю!
Танк рванулся в указанном направлении и когда он влетел в очередное небольшое ущелье, то им стал виден его брат-близнец, но его экипаж бессмысленно и бессильно сидел вокруг, не делая ничего. Резко затормозив, их боевой конь проехал ещё чуть-чуть, едва не задавив одну из танкистов, но ей похожи было настолько наплевать, что даже стальная громадина не вызывала в ней страха. Спрыгнув с танка, Шайла рванулась к ней, но слегка притормозила, услышав плач. Бегом обогнув танк, она увидела свою знакомую: майора Риву Ганеши.

С огромным трудом, потратив на это уйму времени, азари сумела забраться в ванную. Она несколько минут лежала, пытаясь понять, где сейчас низ, а где верх. Когда ей это удалось, Шайла подняла руку и открыла ледяную воду, прямо себе на голову. Из-за наркотиков ощущения были в разы сильнее, она закричала, полыхнув биотикой, когда вода начала сдирать с неё кожу заживо, парализуя болью. Но сознание не отключилось, а с огромной физической болью, пришла и боль души…

- Рива!
Она подскочила к азари, которая стояла на коленях и плакала, закрыв лицо ладонями.
- Вставай!
Та не отреагировала.
- Вставай, нужно идти!
- Это бессмысленно…
- Что? Да очнись же!
- Они умерли… Все умерли. Они должны были прикрывать наш фланг и прикрыли. Обе роты. Все до единого…
Дар’Наис схватила подругу за воротник и рванула вверх.
- Вставай, пиздень сраная! Ты офицер, мать твою! Возьми себя в руки!
- В руки?! Офицер?! – Ганеши бешено рванулась, отшвырнув от себя майора. – Сколько ещё мы должны убить?! Сколько?! Пока вы, наконец, поймете, что это мы убили их?!
- Ты что несешь…
- ДА!!! Это мы убийцы! Мы могли уйти! Бросить технику и спасти их! Сохранить их жизни!
- Мы полк прорыва! – В груди азари вскипела ярость. – В танках – наша сила! Наш смысл! Вывести их, сохранить для дальнейших боев, вот что мы должны сделать!!! Мы должны прорваться! В этом наш смысл!
- Нет! Это не так… Мы не должны… Мы не должны… - губы Ривы дрожали, - Мы не должны быть убийцами. Мы не должны быть монстрами…
Ганеши снова опустилась на колени.
- Это они – монстры! Рива очнись!
- Пошла ты… монстр.
Её взгляд был полон уставшей, бессильной ярости, тупого безразличия и презрения. И это вывело Шайлу из себя окончательно. Азари вырвала пистолет-пулемет из кобуры и рявкнула:
- Считаю до трех! Не встанешь, я расстреляю тебя на месте!!!

Дар’Наис медленно брела обратно. Она не знала, как сумела встать. Может быть, по стене, так же как она сейчас бредет. На лестнице азари запнулась и снова упала, больно ударившись правой стороной лица. Мир снова покачнулся, тая и просачиваясь сквозь пальцы реальности…

- Ммм…. Ммммм… МММММ!!! – Чьи-то сильные руки железной хваткой держали её голову. – МММММ!!! МММААААРРРГХХ!!!
- Держите её!
Грудь Шайлы уперлось жесткое колено, на ноги навалилась тяжесть. Перед её глазами был лишь бок атласа, того самого, с бортовым номером Е4А8М36538. Она рванулась.
- Майор успокойтесь! У вас ожог третей степени на пол-лица! Мне необходимо!...
- О… обезболь!
- Я уже это сделала…
- Ещё.
- Но…
- ЕЩЕ!!!
Укол в голову, чуть ниже гребней и рядом с висками, дикая боль, наконец, отпускает сознание. Руки осторожно отпускают её.
- Майор мне нужно…
- Нет.
- Но ваш ожог...
- Плевать.
- Он…
- Плевать!
Дар’Наис осторожно ощупала правую сторону лица. Правым глазом она уже не видела, об остальном не хотелось думать. Атлас, стоящий рядом, повернул корпус и оглушил всех очередью своих пушек. Пилот в нем был уже другой. В лечившей её азари, она узнала того самого лейтенанта-медика.
- Что с остальными?
- Мэм, я должна…
- Пошла к черту. – Огрызнулась азари. – Идите, помогите остальным раненым. Пшла!
Медик полыхнула глазами и резко развернулась. Шайла встала, поморщившись, и обернулась к своему танку. Их подбили во время прохода через небольшую ферму - прилетело прямо в башню. Рядом с танком лежало тело, от чего у неё в груди тихо заныло: Акеми… Она подошла и закрыла ей глаза. Они были друзьями… Возможности похоронить её у них не было. Потом обернулась к экипажу и тем, кто оказался рядом:
- Мне нужна новая машина и рация. Немедленно. Посмотрите, можно ли восстановить управление этой машиной. Даже если нет пушки, будем использовать что осталось.
Несколько секунд все смотрели на неё и не верили, уже никто не верил. Что они сумет прорваться. Позади них вновь набирала силу волна тварей, которая готовилась смести их и все это знали. И к тому же вот-вот сюда должны были прийти сами Жнецы и тогда… Дар’Наис хрипло сказала:
- Сожгите долину. Поставить стену огня.
А вот теперь на неё смотрели, как на безумную Долина Цветов – почти священное место для азари. Её взращивали тысячелетиями, собирая растения по все галактике. И вот теперь – сжечь труд сотен лет и сотен азари, положивших свою жизнь на это?... Кулаки майора сжались.
- ВЫПОЛНЯТЬ.
Все зашевелились. Тогда ещё никто не знал, чем все это закончится. Но именно тогда её прозвали Железной Девой. Железной Шайлой. Которая колет и рвет без пощады.

Нет… Нет. Нееет!!! Шайла приподнялась с отчаянным стоном, полным страха. Нет, нет, нет… Она не хочет, нет… не приходите, не приходите, не надо…

Они шли сквозь огонь и дым. Теряя технику и экипажи. Только для того, что бы наспех залатать её и посадить новых внутрь. Когда-то давно, солдаты жертвовали техникой, бросая её и получая новую, что бы продолжать сражаться. Сейчас все наоборот. Механические солдаты Войны окрепли и стали совершеннее. И теперь уже не живые меняли металл на металл, а они поглощали живых, которые приносили им в жертву свои жизни…

Шайла судорожно ползла, пытаясь добраться до наркотиков, желая получить лишь ещё одну дозу. Забыть, забыть… Богиня, молю тебя, дай мне забыть!!!

- ДЕЕЕЕЕЙ!!!
Инне – механик водитель, с трудом удерживала рвущуюся к горящей махине танка Сири. Она ничего не говорила – тяжело терять ту, которую любишь всем сердцем и до самой глубины души… Мимо вновь прошагал атлас, все тот же, и вновь в нем был новый пилот.

Шайла с трудом ухватилась за подлокотник кресла и попыталась сесть, но надавив слишком сильно, перевернула его и бессильно взвыла.

Они вдвоем смотрели на очередной горящий танк, который терялся среди других пожаров позади. Инне тяжело дышала. Там внутри осталась Сири – она ослушалась приказа и осталась прикрывать до последнего, отказавшись отходить. Из всего экипажа командирского танка осталась только она – мехвод. Где-то внизу бухали атласы, отгоняя самых ретивых преследователей – хасков. Они обе уже узнавали пушку их спутника, очень уж характерно тот захлебывался в момент одного выстрела, видимо, затвор повреждён…

Дар’Наис судорожно схватила иньектор, и, позабыв о предосторожностях, вонзила его себе в руку. Она отчаянно шептала:
- Уйдите, уйдите, уйдите…

Они дошли. Но только для того, что бы попасть в ад. В космопорте оказался десяток транспортных кораблей, готовых взлететь. Но именно тогда пришли они – Жнецы. Огромные, страшные, безжалостные. Настоящие. Их было всего трое, но и этого было достаточно. Больше не оставалось никого, кроме тех, кто сидел за рычагами и орудиями. Даже раненые вступили в бой, иначе ты умирал очень быстро. Шайла вела бой в том самом атласе. У него уже не было ни крышки фонаря, ни манипулятора. Остались лишь пушки, с которых была содрана броня. Оставался последний транспорт, к которому пытались отступить все выжившие. В этот момент что-то со страшной силой тряхнуло Атлас, едва не уронив его. Прямо перед ней из дыма появилась Тварь. Азари не успевала ни перевести оружие ни повернуться, что бы прикрыть себя от удара. Но так же из ниоткуда, появился легкий бмп, который со страшной силой ударился в тварь и на собственно носе, волоком оттащил её в сторону и врезался в стойки топливохранилища неподалеку, перевернувшись от удара. Шайла защелкала тумблерами. Вряд-ли кто-то выжил в той машине, а значит можно её взорвать. Система захватила цель, и лишь когда азари положила палец на кнопку, из-за бмп появилась фигура. Она была закопченной и залита кровью, но хороший прицел позволил рассмотреть её лицо. Это была Инни. И она смотрела прямо в глаза майора. Не колеблясь ни секунды, Шайла нажала на спуск и мгновения спустя, фигуру поглотило пламя.

Дар’Наис выдохнула и медленно свернулась калачиком на полу. Она ушла… Боль ушла. Азари больше ничего не чувствовала. От блаженства из её глаз потекли слезы, а изо рта потянулась тонкая ниточка слюны… Спасибо Богиня… спасибо, что услышала…
- Она слышит всех.
Шайла вздрогнула.
- Она слышит всех. Тех, кто живет.
Азари пробил дикий страх и пот. Ей не показалось.
- Тех, кто погиб.
Генерал вскочила с расширенными глазами.
- И тех, кто убит.
Они стояли перед ней. Все четверо. Её друзья. Её товарищи. Акеми, у которой не было половины шеи, правого плеча, руки и той же стороны груди и живота. Дей, которая напоминала решето и не имела челюсти. Сири, у которой не было полголовы, а куски её тела казалось, плавали в воздухе отдельно от друг-друга. И Инне, которая превратилась в головешку, лишившаяся своих гребней, носа, глаз…
- И тех, кто убил.
- Н… Не… Неее… НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!
Воль вырвался из глотки Шайлы, а вместе с ним и биотические способности. Мебель, предметы обихода, вещи, все полетело в разные стороны.
- Ты убила нас.
Дар’Наис отчетливо слышала эти слова сквозь свой вой и шум биотической бури, которая вырвалась из под контроля. Она кричала, а в голове стучали слова…

- От лица единой фередерации Азари, майор Дар’Наис…
- Вы что, с ума сошли?! Какое к черту повышение?!
- За организацию глубокого прорыва, сохранение организованности и воли в критической ситуации и спасение ценных ресурсов…
- Это была бойня! Я устроила бойню!
- Присвоить внеочередное звание и наградить…
- ЧТО?! Я должна идти под трибунал. Я пожертвовала сотнями жизней, что бы сохранить чертовы танки! И вы хотите наградить меня?!
- Орденом Героя Тессии. Поздравляем.
- Почему… Почему? Почему вы не осудили меня?
- Нам нужны герои. И вы им станете. Ради блага нашего народа.


Азари-охранник медленно шла по музею, светя фонариком на экспонаты. За почти десять лет она заучила их наизусть. Внезапно рация пискнула:
- Внимание, у нас похоже проникновение! Всем постам, проверить камеры наблюдения!
- Есть движение, сектор военной техники!
Азари коснулась переговорного устройства.
- Я в соседней секции иду туда.

Шайла мерно покачивалась, держа в одной руке бутылку, в другой пистолет. Голова уже не работала. Вообще. Она не помнила, как попала сюда. Но знала, почему пришла. Она накачалась химией под завязку, так что тело, даже модифицированное военными, не справлялось с ней, но это позволило ей идти… генерал Дар’Наис стояла перед атласом. Е4А8М36538. Машина, прошла сквозь войну и ещё несколько десятков лет отстояла на вооружении. Стальной монстр, сожравший десятки жизней и душ… Азари всхлипнула и упала на колени.
- Кровавые боги…
Она тихо плакала. Скольких она убила... Сколько судеб и жизней… Сколько десятков тысяч лет жизни, канули в лету?
- Почему?... Почему вы оставили меня жить? Я хотела умереть, когда все закончится… Я готова была умереть… Почему?!
Сталь молчала. Фигура машины оставалась безмолвной. Внезапно азари осветили фанариком и чей-то голос сказал:
- Мэм, покажите руки! - Шайла не пошевелилась. – Мэм, покажите руки сейчас же!
Азари коротко ругнулась себе под нос и сообщила в рацию:
- Нашла нарушителя, кажется, она не в себе.
- Высшая раса… - Внезапно прошептала Дар’Наис. – Мы называем себя высшей рассой… Благородными… Разумными… Ни черта мы не такие… Прижми нас и мы станем зверями… как и все остальные… Мы тупо прем вперед, стараясь выжить… Оправдываем себя…
Что-то в этом голосе заставило охранника подойти ближе и осветить лицо нарушителя.
- Майор?!
Повернув лицо к отшатнувшейся азари, Шайла печально улыбнулась.
- Привет… Лейтенант.
Бывший лейтенант медицинской службы открыла рот, но не могла ничего сказать. От той азари, которую она лечила двести с лишним лет назад, остался лишь огромный уродливый шрам на правой стороне лица. Из носа, глаз, рта и среди щупалец сочилась кровь, вперемешку с гноем и слизистой неестественного цвета. Богиня, что она с собой сделала?! Даже шрам разошелся в нескольких местах, а невидящий глаз… Богиня… Светлые следы слезинок терялись в этом месиве, растворяясь… Что же… что же это… В этот момент генерал подняла пистолет, приставив его к подбородку и охранник вспомнила про свой.
- Майор, опустите оружие. Прошу вас, не надо…
- Надо… Я не могу… не могу… Простите меня…
Азари рванулась вперед, но не успела…

- И к последним новостям. Сегодня ночью была найдено тело отставного генерала Шайлы Дар’Ниас, которая известна тем, что командовала печально известным Темесиуским прорывов, который до сих пор остается самой спорной операцией времен Войны со Жнецами, а так же целесообразность этой операции…
Vladimir_N7
105 0%
Offline
1109
2015-11-22 в 15:36 # 10


Музыка: Coldplay - The Scientist


и стихотворение:

Сиянья кожи бирюза,
В глазах их - сердце океана.
Пусть на щеке блестит слеза
Душа - чиста и многогранна.

На сердце пламенный пожар
В нём живы все, кто был им дорог
Кто разделил слиянья чар
И приоткрыл заветный полог

Вот только был ещё не стар -
Угас, забрав души осколок.
Чьей краткой жизни светлый дар
Так скоротечен и недолог

Найдя судьбу в других мирах
Азари следуют стремленью
Идти вперёд, отринув страх,
Сомненья, боль и сожаленья

С печатью прожитых веков
И горьких расставаний бремя
Пройдут, храня свою любовь
И пронеся её сквозь время.






И небольшой очерк:

"Строительные верфи Линдаи... Незабываемое зрелище.

Огромные корабли, собираемые прямо в космосе, выстроились в ряд в пустоте, в направляющих арках стыковочных портов на фоне мягкого малахитового сияния Тессии - самой яркой жемчужины в короне Галактики.
И днём, и ночью здесь кипит работа, не останавливаясь ни на секунду. Могучие скелеты рождающихся судов всё более чётко обрисовывают свои изящные формы, словно обрастая плотью и кожей - пока глубоко внутри не запустится горячее биение реактора нулевого элемента, центральная полость не вспыхнет пламенным пожаром, а по корпусу не засияют переливы силовых полей.
Их размеры поражают воображение. Кажется, на орбите планеты зарождается целая космическая станция - обладающая беспрецедентной для своих габаритов маневренностью и оснащённая мощным двигателем, способным унести её на самые дальние исследованные рубежи галактики. Элегантные изгибы устремлённых в стороны "крыльев" создают ощущение полётности, стремления в неизвестное.

Вокруг несущих конструкций фюзеляжа снуют многочисленные дроны и десятки буксирных шаттлов, доставляющих детали и оборудование, монтируя реле и энергоячейки, покрывая внешнюю поверхность гигантскими плитами наружной обшивки. Роботы с джетпаками на спине, осуществляющие холодную сварку, деловито перемещаются по поверхности растущих конструкций прямо в открытом космосе, цепляясь за них магнитными подошвами.
Внутри, за герметичными переборками отсеков, тоже кипит работа. Техники и операторы, конструкторы, проектировщики и механики устанавливают тысячи и тысячи узлов и систем, предназначенных вдохнуть в корабли свою сокрушительную мощь.
И вся эта кипучая, досконально распланированная деятельность функционирует как удивительно слаженный механизм, за которым можно, не отрываясь, наблюдать часами...

Чтобы в конце концов со "стапелей" сошёл новый грозный боевой или исследовательский крейсер азари, готовый отправиться прокладывать свой путь среди звёзд."
Роса
118 0%
Offline
2227
2015-11-22 в 23:28 # 11
Разные взгляды. Одна справедливость.


Несколько веков назад…

На Тессии шёл второй день весны. Но что такое весна на планете, не знающей суровых зим? Где снег можно увидеть лишь на вершинах гор. Где не желтеют и не опадают листья, оставляя лес обнажённым и прозрачным. Где зверям и птицам не нужно готовить себе запасов, потому что земля родит плоды на протяжении всего года. Где тёплые моря и особенности рельефа планеты превращают континенты в один большой цветущий сад.
Весна приходит тогда, когда из-за особенностей наклона оси и вытянутой орбиты Тессии, ветра приносят с приполярных областей лёгкую прохладу, и эта прохлада, опускаясь на озёра и реки, в слиянии с влажным теплом рождает туманное марево. И в этом мареве, пока воздух пропитан влагой настолько, что та огромными жемчужными каплями оседает на листья и травы и струится по ним крошечными ручейками, на озёрах и прудах распускаются знаменитые тессианские лилии - одни из самых прекрасных цветов во всей галактике.
В диком мире они цветут один раз в году, и цветение длится всего неделю. А потом лилии снова скрываются под водой до следующей “весны”. И это чудо, рождающееся в предрассветной тишине, когда-то давно дало название празднику начала нового года на Тессии, празднику весны и обновления - Янирис…
Через парк к большому пруду лёгкой, бесшумной походкой вышла пара азари в длинных, с высокими воротниками платьях неброских пастельных тонов. Одна - повыше и, судя по внешности, постарше - подошла к краю водного зеркала, вдыхая тонкий сладкий аромат от сотен белоснежных, с тонкими фиолетово-розовыми прожилками “звёзд”, усыпавших гладь пруда.
Вторая - помоложе - присела на скамью чуть поодаль. Двигаться с каждой новой неделей становилось всё сложнее. И всё сложнее было скрывать от посторонних глаз своё пребывание в счастливом ожидании иного чуда - она была беременна. Но в отличие от первой азари - отца ребёнка, пребывавшей в состоянии гармоничного умиротворения - её глаза выражали скорее обеспокоенность и тяжёлые внутренние сомнения и колебания. Она понимала, что принятое ею решение не понравится её подруге.
- Руми, тебе принести лилию? - голос первой был немного низковат, но глубок.
Сидевшая на скамье азари покачала головой.
- Не хочу.
- Почему? - улыбнулась, было, стоявшая у пруда, но от вида “кислого”, угрюмого выражения лица Руми, улыбка быстро сползла с её губ.
Беспокойство в ней появилось вчера после непродолжительного отсутствия непонятно где в предобеденное время. Все попытки Метэт дознаться, что произошло, ни к чему не привели. Руми хмурилась, злилась и молчала. Прогулка по парку стала попыткой поднять ей настроение, полюбоваться красотою лилий на прудах и хоть на несколько часов вырвать её из окружавшего бесконечного напряжения, круга обязанностей, сложных опасных задач.
- Тогда прими вместо лилии вот это, - руки Метэт мягко засветились голубоватым пламенем. Над цветущей поляной один за другим в воздух воспаряли цветы, разных форм и размеров. Словно плетя невидимое кружево, Метет вырисовывала пальцами хитрые узоры, и сорванные цветы сплетались между собой в большой венок. И когда он был готов, плавно надела его на шею Руми.
Та огладила нежные лепестки, посмотрела на “мужа” и поняла, что должна всё сказать ей сама, иначе по окончании Янириса та узнает это вместе со всеми из объявления Великого Магистра.
- Метэт… - позвала она, - присядь рядом. Душноватый что-то Янирис в этом году.
Глубоко вдохнув, словно ей не хватало воздуха, Руми расстегнула две верхние застёжки воротника, обнажая шею и плотно обхватывавшее её массивное золотое украшение.
- Пожалуй, - согласилась Метэт, усаживаясь возле неё, расправила складки платья и тоже расстегнула ворот, под которым сверкнул аналогичный золотой “ошейник”, покрытый гравированными знаками и символами, - знак принадлежности к Ордену юстициаров. Обе они - и Руми, и Метэт - уже около полутораста лет состояли в его командорах.
Дни празднования Янириса были единственным временем года, когда законы Ордена давали сёстрам право на короткий отдых, если позволяли обстоятельства.
- Вчера меня вызывала к себе Магистр, - начала Руми.
Метэт устремила на неё тревожный взгляд. Об их отношениях в Ордене не знала ни одна живая душа. И не должна была знать. А уж про беременность Руми - и подавно. Кодекс не мог запретить любить, ровно как не мог запретить влюблённым родить дитя. Но в Ордене существовали и иные, негласные законы. И если Магистр вызывала её по поводу…
- Она сказала, - оборвала ход её мыслей Руми, - что скоро дорога жизни уведёт её к Богине. И что выбрала меня себе в преемницы.
- Как?! - Метэт не знала, чем эта новость лучше той, что Магистру стало известно про их связь.
- Тише, - шикнула на неё Руми. - Нам следует подумать, где провести следующие полгода. Пока беременность не подойдёт к своему завершению.
Метэт задумалась, рассеянно рассматривая венок на шее жены.
- У меня расследование на территории Терминуса. Я могу попросить помощи ввиду сложности выполнения задания. Отчасти, это действительно так. Настолько крупного синдиката мне не попадалось давно. Взять его лидеров будет непросто. Но я управлюсь сама, если буду знать, что ты пребываешь в безопасности. А ты доносишь и родишь на Иллиуме. И поможешь мне, сохранив мой душевный покой. Кодекс будет соблюдён. Но что-то нужно будет делать с малышкой, чтобы…
- Мы подпишем отказную от ребёнка сразу после его рождения, - словно приговор выдала Руми. И постаралась не поворачивать головы к Метэт, чтобы не видеть, как беспокойство в её глазах сменяется ужасом.
- Ты не сделаешь этого.
- Метэт, - голос Руми стал беспристрастным и жёстким, - это не обсуждается. Интересы Ордена и Закона выше интересов любой из нас. Если Магистр считает, что я достойна стать ей сменой, будет чёрной неблагодарностью не оправдать её надежды.
- Но это же твоё дитя. Это наше дитя. И это несправедливо по отношению к ней.
- Метэт! - Руми устремила к ней пылающий яростью и, как показалось Мет, скрытой, забитой в дальние глубины мольбой и отчаянием, и прошептала на выдохе: - Не рви мою душу.
- А есть ли она у тебя?.. - так же сдавленным шёпотом спросила её Метэт. Она любила её. Но случались минуты, как сейчас, когда она переставала её понимать настолько, что Руми начинала казаться ей подлинным чудовищем. И каждый раз пересиливала себя.
Ветви зашелестели под дуновением ветра, по поверхности бирюзового от цветения пруда прокатилась серебристая рябь. До сидевших на скамье азари донёсся тонкий аромат лилий.
Руми ничего не стала отвечать Метэт. Азари осознанно принимают решение родить ребёнка, когда решают, что для того пришло время. И управляют процессом зачатия. И каждое дитя запланировано и желанно. А с их малышкой такого не будет. Никогда. Хотя они и желали её рождения когда-то, но в тот момент перед будущей матерью не стояло перспективы возглавить древний Орден защитников справедливости...

***


Частная больница на Иллиуме, шесть месяцев спустя...

Родившаяся пару часов назад малышка лежала укутанной в одеяльце, жмурилась от яркого света ламп родильной палаты и, смешно покряхтывая, причмокивала языком, временами сворачивая его в трубочку, всем своим видом показывая, что ей неплохо было бы уже покушать. Но кормить её Руми не собиралась, чувствуя, что если возьмёт дочь на руки и приложит к груди, то осуществить задуманное будет уже выше её сил, и никакой Кодекс не сможет её остановить.
Она сидела на кровати, уставившись в стену взглядом, лишённым каких бы то ни было эмоций, слушая кряхтение и писк малышки и ощущая, как её существо где-то в глубине поворачивается к реальности каменным боком и укладывается так, чтобы уже никогда не подняться.
Рядом на стуле с таким же безучастным выражением в глазах сидела Метэт. Для неё мир прекратил своё движение в тот момент, когда спустя час после родов Руми подтвердила ей своё намерение отказаться от ребёнка.
В палату вошла акушерка и поинтересовалась, не нужно ли чего молодой маме.
- Вызовите генетиков, - сухо сказала Руми.
- Зачем? - не поняла акушерка.
- Я хочу сделать генетическую экспертизу у ребёнка. Немедленно.
- По графику экспертизы на вероятность…
- Немедленно! - повысила голос Руми и посмотрела на акушерку так, что дальше возражать она не решилась.
Метэт понимала, что именно хочет увидеть в заключении её жена, и здесь была скорее согласна с ней.
Далее последовали ещё четыре мучительно медленных часа. Не чувствуя и не слыша рядом с собой никого, малышка уснула и сейчас тихо посапывала носиком, готовая проснуться в любой момент, чтобы снова попросить положенное ей всеми законами природы право быть накормленной.
- Что-то они задерживаются, - Метет с сомнением посмотрела на дверь палаты.
Руми ничего не ответила, только ещё больше напряглась. Но кроме как ожидать им не оставалось ничего.
Наконец дверь снова открылась, вошёл генетик и протянул молодым родителям результаты экспертизы.
- Отрицательно, - прокомментировал он цифры на планшете. - Всё в пределах референсных значений. Девочка абсолютно здорова.
Взгляд Руми немного расслабился, она попросила позвать её лечащего врача.
- Вас переводить в послеродовую палату? - осведомился тот, когда пришёл и убедился в полном благополучии родильницы.
- Нет, - мотнула головой Руми. - Готовьте выписку. Мы уходим сегодня.
- Подготовка документов на девочку займёт время, - сразу предупредила врач.
Она посмотрела на неё странно, как той показалось, с абсолютным спокойствием в застывших синих-синих, словно тессианское море, глазах.
- Девочка останется здесь. Нам нужен отказной лист…
Тишина… тишина, прерванная тихим сонным причмокиванием малышки. Тишина, за которой последовали долгие уговоры и попытки узнать, почему они отказываются от прелестной, совершенно здоровой девочки.
И с каждым новым увещеванием тон голоса Руми становился всё более жёстким, агрессивным и властным. Метэт удручённо молчала, не отрывая взгляда от дочери. Если бы она могла себе сейчас позволить хоть одну слезу… Не внутри - внутри она рыдала, пытаясь наполнить слезами мёртвую пустоту. Снаружи. Но не могла, не смела…
В конце концов, врач сдалась, и документы были подписаны и оформлены.
Ещё спустя двадцать минут, чеканя шаг, два командора Ордена юстициаров покинули госпиталь, чтобы уже никогда в него не возвращаться, предоставляя дочь её собственной судьбе…
Через четверть века Руми возглавила Орден, став его следующим Великим Магистром.
Морихэл
19 0%
Offline
275
2016-01-28 в 2:25 # 12
Название: Ланая
Автор: Морихэл
Бета: KosharikWildCat
Размер: мини, 1661 слово
Фандом: Mass Effect
Пейринг/Персонажи: ОЖП в количестве
Категория: фэмслэш, упоминается гет
Жанр: романс, драма
Рейтинг: R
Краткое содержание: Писалось по заявке Азари последовательно в течении жизни встречается с несколькими поколениями одной семьи (например, сарланианками). Все участицы отношений знают об этом факте и находят его привлекательным.
Саларианок автор решил заменить на землянок.
Предупреждение: неопределённый таймлайн: либо постгейм, либо вообще АУ без Жнецов

С Ольгой Ланая Тарис знакомится во время службы наёмничьем отряде. Ланая к тому времени воюет уже несколько десятилетий, по праву заслужив высокий статус и уважение товарищей. Сначала она даже не обращает внимания на бешеную тощую девчонку, вылезшую откуда-то из земных трущоб. Ольге чуть за двадцать, она дерзка до грубости, не признаёт авторитетов и жаждет чего-то добиться в жизни. Ланая не считает её достойной соперницей.

И совершенно зря. Всего за два года та стремительно взлетает по карьерной лестнице и начинает ощутимо дышать Ланае в затылок. Она ничего не боится, никого не любит и способна навскидку сбить выстрелом подброшенную монетку.

Ланая тоже мало что любит, а бояться ей, как и всякой деве, ещё только предстоит научиться, но именно тогда она начинает Ольгу уважать.

Во время операции на какой-то на редкость паршивой, полудикой планетке Ольга мелким выстрелом снимает кинувшегося к азари крогана, а Ланая сносит биотикой второго, попытавшегося зайти к человеческой девушке со спины. Они не обсуждают это. Но именно тогда среди выстрелов и взрывов, по колено в ржавой грязи, Ланая вдруг видит, что глаза у Ольги зелёные, как молодые листья, и по-звериному раскосые, а кожа – бледная, присыпанная веснушками, словно изысканной приправой – так и просит попробовать её на вкус.

Ланая не привыкла сдерживать свои желания и не новичок в соблазнении. Месяц спустя они уже трахаются, как варрены в брачный период, каждую свободную минуту, на любой доступной поверхности. У Ольги веснушки на плечах и спине и мягкие, апельсиново-рыжие волосы в паху, которые она и не думает сводить. Она любит, когда Ланая перебирает их, одновременно лаская языком её маленькие острые груди. В такие моменты Ольга до синяков вцепляется в её плечи и шёпотом ругается по-русски.

Они не видят смысла скрывать свои отношения, и парни из отряда завистливо цокают, глядя, как по утрам обе слегка пошатываются и не могут ни на чём сфокусировать взгляд.

Пятнадцать лет спустя, накопив солидный капитал, десяток шрамов и с полсотни врагов, Ольга завязывает и с войной, и с Ланаей и улетает обратно на Землю. Они расстаются спокойно, даже, можно сказать, по-дружески, Ольга подробно объясняет, почему и зачем так поступает. Оказывается, бешеная наёмница всю жизнь мечтала о семье. Ланая не спорит – людям отпущено не так много времени, а азари до возраста семейной жизни ещё зреть и зреть. Они не прекращают видеться: Ланая прилетает и на свадьбу Ольги, и на дни рождения обоих детей, часто пишет и изредка звонит.

Сын Ольги унаследовал добродушный и мягкий характер отца, а вот дочь – солнечно-рыжая, со звериными раскосыми глазами и щербинкой между передних зубов – пошла в мать не только внешностью. Ланая готова спорить на что угодно, что Аня – вылитая Ольга в детстве.

Анна стучится в дверь Ланаи через несколько дней после своего совершеннолетия. В дорожной одежде, с рюкзаком за плечами и отчаянно-решительным выражением на лице. Да, она твёрдо решила стать наёмницей и, если азари её не примет, пойдёт к кому-нибудь ещё. Нет, переубеждать её бесполезно, а звонить родителям бессмысленно – они больше не могут на неё повлиять.

Ланая стелит девушке на диване и большую часть ночи обсуждает этот вопрос с её матерью, просадив на экстранет совершенно неприличное количество кредитов. Азари к этому моменту уже глава собственного подразделения, не страшно. Утром она озвучивает Ане вердикт – принята. Та радостно визжит и прыгает на месте, так что сумасшедшая причёска из торчащих во все стороны фиолетовых и зелёных прядей дрожит и шевелится, словно диковинная водоросль.

Следующей же ночью Анна без предупреждения приходит к Ланае в постель. Она храбрится и пытается выглядеть прожжённой и многоопытной, но всё равно смущённо сводит коленки и не знает, куда деть руки. Кожа её, мягкая, как цветочные лепестки, избалованная хорошим уходом, пахнет ванилью и молоком. На гладком лобке вытатуирован забавный зверёк с глазками из вживлённых кристаллов. Когда Ланая проводит по нему пальцами, Анна недовольно морщится и отталкивает руку. Она молчалива и лишь часто дышит, когда азари касается губами влажных лепестков между её ног. Только когда их нервные системы сливаются воедино, Анна глухо, удивлённо стонет и тут же, словно смутившись, зажимает себе рот рукой.

В наёмничьем отряде Анна явно чувствует себя чужой. Ей не нравится убивать, она не чувствует азарта схватки, но всё равно упорно старается быть солдатом – словно пытается что-то кому-то доказать. Они часто ссорятся – неукротимый темперамент, который мать направляла на врагов и достижение своей цели, дочь растрачивает на своих внутренних демонов. Ланая вышвыривает Анну из своей постели, застукав с одним из солдат. Из отряда та сбегает сама, никого не предупредив.

В следующий раз они видятся только на похоронах Ольги. Ланая к тому моменту – успешный предприниматель, зарабатывающий на поставках оружия, и хозяйка маленькой, но очень сильной армии, за сходную плату решающей проблемы сильных мира сего. У Анны теперь длинные, крашенные в светло-каштановый волосы, должность бухгалтера в небольшой фирме и трое детей: двое рыжих парней-подростков и старшая дочь, рослая молчаливая девица, не похожая на мать ни единой чертой. Лишь заговорив с ней после церемонии, азари встречает взглядом взгляд по-звериному раскосых зелёных глаз. Ланая даёт ей свои координаты, сама не зная, зачем, и предлагает обращаться, если возникнут проблемы.

Николетта звонит ей почти тридцатью годами позже, азари даже не сразу её вспоминает. Корабль её мужа пропал где-то в системах Термина, официальные поиски не дали результатов, так что женщине больше не к кому обратиться. Ланае совсем не сложно подключить некоторые старые связи и дёрнуть за нужные ниточки. Она даже приглашает Николлетту погостить у себя на Цитадели, пока иду поиски.

По человеческим меркам Николетта некрасива – слишком высокая, с крупными неуклюжими руками, тонкими губами и сеточкой морщин в уголках глаз. В сексе она прекрасна. Хищная, жадная, жаждущая. С точными, грациозными движениями охотника и взглядом, от которого тело начинает плавиться удовольствием ещё до первого прикосновения, ещё до того, как с него сорвана одежда.

Ей нравится исследовать тело любовницы, губами, пальцами, теплом дыхания прочерчивать на нём невидимые линии и оставлять на плотной азарийской коже тёмные отметины от зубов. Ланая хранит их как трофеи и днём порой касается следов пальцами, надавливает, чувствуя, как по губам расползается улыбка.

Мужа Николетты находят два месяца спустя, у батарианских работорговцев. На Цитадель он прилетает совершенно разбитым, нуждающимся в поддержке и реабилитации. Бросить его даже не приходит Николетте в голову – семейная жизнь для неё чем-то сродни службе и слишком во многом опирается на слово «долг». Перед самым отлётом она показывает Ланае фото: пухлые светловолосые и веснушчатые близнецы, мальчик и девочка. «Ольга и Олег, в честь бабушки» - поясняет Николетта. Ланая понимающе улыбается.

Обоих она позже возьмёт к себе на работу (разумеется на сугубо мирные должности) и с обоими закрутит непродолжительные, ни к чему не обязывающие романы. Олег в итоге расстанется с ней ради симпатичной и не склонной командовать коллеги из людей, Ольга же предпочтёт встречи тайком, на людях делая вид, что их связывают лишь деловые отношения. В постели она скованна и слегка механистична, словно занимается любовью по шпаргалке. В сексе с азари нельзя врать, Ольге приятна близость, но один и тот же набор словно по обязанности исполняемых ласк Ланае быстро надоедает. Однако, прежде, чем она успевает прояснить отношения, Ольга сбегает с любовником-турианцем, предварительно опустошив все счета Ланаи, до каких смогла дотянутся. Азари не преследует её. Но и никак не вмешивается, когда любовник бросает Ольгу в трущобах «Омеги», без гроша в кармане. Лишь отдаёт приказ перехватить его на ближайшей станции и вернуть деньги – никто не может безнаказанно обокрасть Ланаю Тарис. Голову турианца она, поразмыслив, оставляет себе как напоминание.

У Олега подрастает единственная дочь: бледная, тихая девочка с почти прозрачными глазами, похожая на умирающего мотылька. Ланая наблюдает, как та стремительно взрослеет и с удивлением понимает, что не видит в ней ни единой привлекательной черты. Элла, в свою очередь, азари явно побаивается, равно как и прочих инопланетян, и вообще, похоже, ничуть не рада жить на знаменитой Цитадели – она учит русский и мечтает поселиться на родине предков. В двенадцатилетнем возрасте Олег всё же решает отослать дочку на Землю, к Николетте. Ланая передаёт вместе с ней несколько сувениров и письмо на настоящей бумаге, написанное собственной рукой. В нём азари в очередной раз подтверждает, что не держит зла на всю семью из-за проступка одного её члена и вновь предлагает обращаться к себе, если понадобится помощь.

Элла так никогда к ней и не обратится.

Николетта же часто пишет Ланае и изредка звонит, они не пытаются встретиться, никогда не обсуждают прошлые отношения, но никогда и не теряют связи. Умрёт она ещё совсем не старой, от какой-то редкой, быстро развивающейся инфекции. На сей раз Ланая не станет приезжать на похороны, только отошлёт официальные соболезнования. Даже официальные соболезнования от такой, как она, уже говорят о многом.

Олег – правая рука и честнейший из помощников – работает на неё до глубокой старости. Ланая ценит такую верность. Порой она думает о генах, что перемешиваются, размываются и передаются из поколения в поколение. В облике Олега и его сестры уже почти нет ничего от той, её Ольги, но в непоколебимой верности Олега она видит отзвук её железного упорства, а в поступке его сестры – ту давнюю манеру плевать на авторитеты.

Внучку Олега, по его настоянию, назовут Ланой. Польщённая Ланая поможет ей с поступлением в Гриссомскую академию. По дороге туда та, разумеется, заглянет на Цитадель для личной встречи, передаст ворох приветов, подарки и семейное фото, а, прощаясь, крепко поцелует азари на удачу. Лана явно показывает, что была бы не против и чего-то посерьёзнее поцелуев, но она слишком похожа на Ольгу, ту, что осталась на «Омеге», и больше о ней никто не слышал. А Ланая не любит будить дурные воспоминания.

Проводив девушку, азари отменит все дела, запрётся у себя и будет долго, задумчиво рассматривать большую, яркую фотографию, порой касаясь лиц людей кончиками пальцев. Они наконец-то собрались вместе – все ныне живущие потомки её бешеной Ольги. Больше двух десятков мужчин и женщин, разного возраста, из разных миров, знакомые и нет, порой совсем не похожие друг на друга. У многих в волосах более или менее выраженная рыжина, кое-у-кого – по-звериному раскосые глаза или острые черты лица, у некоторых женщин – поджарая худая фигура с маленькой грудью. Ланая смотрит на них и видит Ольгу, словно разбившуюся на множество осколков, рассеянную среди всех этих людей.

Неукротимая рыжеволосая воительница по кусочкам воплотилась в двух с лишним десятках человек, и каждый из них несёт в себе несколько строк её генетического кода. Ольга растворилась в потомках и стала частью каждого из них. Стала частью истории.
Почти два столетия спустя Ланая Тарис наконец-то может заплакать.
Куринт
2 0%
Offline
31
2016-03-15 в 21:30 # 13
http://masseffect-universe.com/blog/justicar/2016-03-15-1094
Прошу оцените мой фанфик мне очень нужны ваши мнения чтобы понять где я допустил ошибку. Я старался ради азари!
Мы странники
Морихэл
19 0%
Offline
275
2016-06-12 в 0:27 # 14
http://masseffect-universe.com/blog/objatija_vechnosti/2016-06-12-1129
Форум » Фандом Mass Effect » Фан-клуб Азари » Фанфики про азари (Литературное творчество фанатов...)
Страница 1 из 11
Поиск:
News Market Social