Mass Effect Universe - Вселенная Масс Эффект

ФРПГ "Игра на выживание. Колония" - Страница 5 - Форум

Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: Роса, Vladimir_N7 
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Игра на выживание. Колония" (Предупреждение: NC-21 (18+))
ФРПГ "Игра на выживание. Колония"
Iskander
172
Offline
8357
2015-03-03 в 15:52 # 1




"Игра на выживание. Колония"


В ролях:

DV
- Изид Аравиз -
дреллка, специалист "по решению вопросов"

Mramont
- Эндрю Райт -
человек, агент ФСС

Ilostana
- Нэррин Павусс -
турианка, комендант колонии

Krolikmen
- Дилааран Никодим Шакир -
человек, криминальный элемент

Azura
- Лейдана Андера -
азари, руководитель туристической фирмы

Я-туман
- Горек Ил'Насс -
батарианец, журналист-законник

Роса
- Илли́ста Фа́лькрус -
турианка, медик

Maur
- Эдж -
человек, чистильщик

aleksiann
- Алексей Ранко -
человек, контрабандист

Volchitsa-Assassin
- Калина'Стар вас Балгок -
кварианка, инженер-исследователь




Мастер: DV Бета: Shelest | Свободных мест: 0 | Обсуждение ФРПГ "Игра на выживание. Колония" | Хронология
DV
145 0%
Offline
3033
2015-11-20 в 17:57 # 81
Из-за заснеженных вершин гор пробивались робкие лучи фиолетового рассвета, воздух был наполнен хрустальной тишиной, предрассветные сумерки не спешили покидать это место, и густыми сине-чёрными тенями уползали вглубь дома. Веранда была пуста, по мраморным плитам холодный северный ветер гонял замёрзшие лепестки синих роз. На небольшом стеклянном столике схваченным предрассветным инеем стоял бокал с недопитым вином. Её не было, меховая накидка небрежно свисала со спинки кресла. Зинт подошел, и взяв мех в руки, прислонил к лицу. Накидка всё ещё хранила её тепло и чарующий аромат её духов. Батарианец сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Как бы он хотел вернуть её, снова ощутить, что такое быть любимым, разрушить эту холодную стену полную боли и обид, что выросла между ними. Пошёл снег. Маленькие, причудливой формы снежинки таяли на его ладони, как надежны и мечты, которым не суждено было сбыться. Из окон струился мягкий теплый свет, и доносился аромат благовоний. Она была внутри. Собрав чувства в кулак и стиснув зубы он направился во внутрь.
В комнате царил беспорядок, дверцы антикварных шкафов были раскрыты, на полу валялись кучи тряпья, поблёскивали непонятные аксессуары, и только обувь стройными рядами стаяла как на параде. Десятки пар туфель, ботинок, сапог, всевозможных моделей и цветов, красовались на большом столе из белого дуба, который он привёз ей с Иден Прайм. Зинт стал осторожно пробираться через весь этот бардак, стараясь ненароком не раздавить что-то и не задеть. Батарианец прокрался в спальню. Тут ничего не изменилось, на прикроватной тумбе стоял древний артефакт, его подарок на день рождения, в больших напольных вазах из ризонского хрусталя стояли букеты синих роз.
- Кто? – из гардеробной раздался строгий, но уставший голос.
- Ты знаешь, что это я, любой другой давно был бы мёртв. – Батарианец тяжело вздохнул и присел на край кровати.
- Ностальгируешь, надо полагать?
- А почему бы и нет, мои чувства и воспоминания ни кто не может отобрать, они умрут вместе со мной, хотя возможно, они ещё очень долго будут жить и после моей смерти. В этих цветах, запахах, предметах.
- Самонадеянно.
- Ты, как и я, Нуви, не в силах убить воспоминания и чувства, заморозить, игнорировать, прятать, да, но не убить. – он откинулся на постель и закрыл глаза. Он так давно не был тут, и решил не упускать шанса побыть подольше. Зинт провалился в воспоминания, её глаза, бесконечные как вселенная, её тонкая шея с небольшими бугорками по краям, плавные и такие желанные изгибы тела, мерцающего в ночном свете. Мысленно он прикасался к ней, ощущал тепло её тала, её аромат.
- Так странно видеть тебя тут, развалившемся на моей кровати, да ещё и в грязном тряпье! – Зинт резко открыл глаза, азари стояла перед кроватью оголённая по пояс, слегка нависая над ним. – Хватит пялится на мою грудь! Лучше помоги влезть! – На её лице было море недовольства с ярким оттенком разочарования. Сначало батарианец немного растерялся, но потом оттолкнувшись руками сел, созерцая всеми четырьмя глазами роскошную азарийскую грудь. – Ты вообще слышишь меня?! Зинт!
- Не знаю, возможно и слышу – пространно ответил он, его руки машинально потянулись к её бедрам, но увы, Нуви, как разъярённый хищник, мерила спальню шагами.
- Я не думала что это случиться со мной! Всё! Всё было в моей жизни, но… - она обернулась к нему - Я НЕ ВЛЕЗАЮ!
- Нуви Альмадея раздалась в боках. – он сдавленно хохотнул. Азари вспыхнула биотикой, лицо искривила гримаса гнева – Предупреждаю, если ты свернёшь мне шею, больше ни кто не сможет тебе помочь, ну или сможет, но тогда, все узнают что ты…
- Заткнись и помоги мне!
- За отдельную плату. – он снова хохотнул.
- О! Порой я забываю, что ты батарианец, опрометчиво с моей стороны! Или ты забыл, что за тобой должок?!
- Ты не давала мне забыть об этом каждую секунду с того дня. – Зит помрачнел, прочистив горло, он встал и подошёл к ней. – Постарайся вдохнуть как можно глубже, тут не всё так печально, ты просто психуешь. Затянем подбронник, остальное сядет как влитое. – Взяв её за предплечье, батарианец резко повернул Нуви к себе спиной, и стал возиться с боковыми застёжками. – Я же сказал, вдохни и втяни живот. – немного усилий, мата, и азари была упакована. – Что вдруг? Я думал это тупые сплетни, но как вижу, ты действительно тронулась умом.
- Я сама её заберу. – тихо ответила она.
- Нув! Ты осознаешь последствия твоего появления в этом секторе?! Ты понимаешь, что это война?! – батарианец схватил её за плечи, и встряхнув пару раз заглянул в глаза.
- Что ты хочешь увидеть на дне моих глаз? До чего ты хочешь достучаться? До здравого смысла? Поверь, я давно его потеряла. Отпусти меня, или я применю силу. – она говорила очень спокойно, она всё решила и решение её было однозначным. Он отпустил.
- Ты допускаешь огромную, возможно фатальную ошибку, идя на поводу сумасбродной мечты.
- Я не хочу и не буду обсуждать это, решение принято. Крейсер и два фрегата уже готовы.
- Крейсер? С опознавательными знаками сестёр затмения снаружи, и с маленькой армией синдиката внутри? Ага.. Турианцы не дадут нам даже в сектор войти. Эта грёбаная колония символ их доброй воли к людям и совету, нас даже не предупредят, просто откроют огонь. – он снова сел на край кровати, и занялся поисками того, что могло бы послужить пепельницей.
- И какие варианты предложишь ты? – она скрестила руки на груди, и слегка поморщилась, подбронник был весьма узковат.
- Основной вариант ты не приемлишь. Это вообще не соваться на Хейлос, – Зинт нашёл небольшую шкатулку без крышки, и фыркнув, поставил рядом с собой – второй вариант это два транспорта под эгидой… например… торговой федерации Эрея, с группой банковских работников и персонала по маркетингу. Отправлю своих не засвеченных оперативников, пусть разнюхают, найдут, ведут мониторинг, потихоньку зачищают площадку к нашему прибытию. – он опустил глаза и закурил.
- Почему у меня такое чувство, что ты уже всё это провернул?
- Наверно потому, что корабли стоят недалеко от границы сектора колонии, и ждут твоей команды.
- Сколько по времени?
- Трое суток между ними и нами.
- А если отправимся сейчас?
- Я же сказал трое суток.
- Ах да, теперь я вспомнила…
- Почему полюбила меня.
- Какая же ты сволочь, Зит! Давай, поможешь мне с бронёй, и у меня к тебе есть ещё вопросы.
- По Нибимиру?
- Именно по этой суке!
- Спасибо за предупреждение, к стати. Как понял я сам и мои люди, бывших десантниц азари не бывает. Она хорошо нас потрепала, но помощь пришла откуда не ждали… - он затушил сигарету и стал ловко крепить чёрные глянцевые элементы брони.
- В смысле?
- Дочь. Старшая, сдала мне коды доступа в хранилище, и это ещё не всё. Ты говорила, что у Нибимиру нет ничего, касательно механики экзо скелета, так вот, в хранилище было личное дело той самой турианки, которой удалось… избежать неких обстоятельств - он задержал взгляд на округлых бёдрах Нуви, и продолжил – там был её отчёт по эксперименту и некоторые материалы и чертежи.
- Вот паскуда! Симтирета урийская! Идейное дерьмо варена! Притырила всё таки!
- Я передал материалы нашим учёным, но этого мало, нам нужна турианка живой.
- Нам нужна не только она, а ещё её мотивация.
- Мои люди работают над этим, по последним данным, она крутит интрижку с каким-то журналюгой, это не есть хорошо, сама понимаешь.
- Действовать нужно быстро и аккуратно. Я подключу нашего друга спектра, он турианец, это должно облегчить дело. Ай! Ты что сдурел! – она дёрнула ногой, когда сразу две защёлки впились ей в ногу.
- Повторюсь в последний раз – он мне не друг.
- Ты это специально? Можешь не отвечать. – она поморщилась – Нагрудник где-то там за кроватью.
- А что думают члены синдиката, обо всём этом? – Зит поднялся на ноги и побрёл к кровати.
- Они не утруждают себя такими вещами.
- Что?! - Он резко обернулся, и его глаза сверкнули.
__________________________________________________________________________

Время тянулось мучительно долго, словно тягучая слизь, сползая по стенам заброшенной лаборатории. Ниву стояла на мостике, и всматривалась в обжигающую тьму космоса. Золотые знаки отличия на глянцевой чёрной броне, тускло сверкали в красном свете технического освещения. На кону стояло всё - её жизнь, её принципы, её чувства. Она посвятила себя достижению этой цели, и исходов было два – смерть и провал, или успех. Второе пугало её ещё больше. Что будет? Что будет после, как ей поступить? Как поступят с ней? Мечта о власти, подкреплённая созданием несокрушимой армии… Хватит ли у неё сил и времени. Она, наверное, единственная азари в своём роде, которой катастрофически не хватало времени.
- Коммандер, мы вошли в сектор. Связи с наземной группой пока нет.
- В связи с чем? – необорачиваясь и совершенно без эмоционально спросила она.
- Мы прибыли раньше графика на один час и двадцать четыре минуты стандартного галактического времени. – отрапортовала азари с глубокими фиолетовыми шрамами на лице.
- Ну что ж, мы очень долго этого ждали, подождём ещё час двадцать три минуты.
- Свободна. – раздался бас Зита.
- Есть. – капитан удалилась
- О чём думаешь?
- О кварцевой пыли на наших могилах.
- Романтично…
- Дурное предчувствие?
- Нет, Нув, нет… - она похлопал её по плечу, и на лице батарианца отразилась едкая боль безысходности.
- Зинт. – она задумалась и обернулась
- Да, я слушаю.
- Я рада, что ты был в моей жизни.
- Ты знаешь…
- Коммандер, пришло сообщение с Хейлоса: «Инвестиции успешны, есть некоторые сложности с местными банками, но всё решаемо. Ждём распоряжения федерации о начале реструктуризации долга» - капитан неожиданно перебила их, не дав проронить ни слова, но слова были им не нужны, они всё прочли в глазах друг друга.
- Пусть начинают слияние капиталов. – она продолжала смотреть на него, стараясь сохранить в памяти каждую морщинку, каждую бороздку. Продолжая мысленно благодарить богиню, что его душа и его сердце навсегда останутся с ней.
- Займитесь узлами связи, колония не должна быть отрезана от внешнего, мира, но все информационные потоки должны проходить через нас. Отправьте истребители патрулировать сектор, нам не нужны незваные гости. Готовьте ударные группы, код синий, стандартное ожидание.
- Так точно, сэр!
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Volchitsa-Assassin
43 0%
Offline
1121
2015-11-22 в 17:43 # 82
Балгок собирала сумку с инструментами, заканчивая свою смену. Хозяин магазина, немолодой уже человек и бывший военный инженер, положил рядом ключи.
- У моей внучки сегодня праздник, закроешь магазин и придержишь у себя ключи до завтра.
- Да мистер Шмид.
- Какая удача что ты пришла в магазин именно в час нужды, - ответил человек, двигаясь на выход.
Кварианка промолчала, продолжая собирать сумку. Прийти к магазину именно когда хозяину известили о смерти одного из его мастеров можно назвать везением, если не смерть пусть и незнакомого ей человека. И подозрения что смерть далеко не естественная вскоре подтвердились - далеко не самые дружелюбные посетители в поздний час, заказавшие модификацию травматического оружия до боевого это подтвердили. В тот момент на руках не было боевых когтей, но выполнять незаконную работу она отказалась. "Клиенты" отказа не приняли... Своевременное вмешательство Шмида спасло магазин от кровопролития. Хозяину пришлось признаться новой работнице в работе на не самых хороших клиентов - бандитов, работающих на крупных шишек. Агент Коллегии воспринял эту новость как шанс узнать больше о разыскиваемых убийцах. Извинившись за сработавший защитный инстинкт, Калина изобразила понимание проблемы инженера, беспокоевщегося за свою семью и согласилась выполнять заказы "клиентов". О том что "клиенты" ей нужны с определенной целью, она умолчала. Ни к чему посвящать человека в планы Коллегии...

Закончив сборы и надев перчатки, Калина закрыла магазин. Уже стемнело и на улицах колонии зажигались фонари. Как агент знала преступников, именно в такие часы они выходят на охоту. Идеальный момент чтобы начать поиски с допроса мелких сошек.

"Люди такие предсказуемые..." - мелькнуло в ее мыслях когда она приметила что за ней идут. Три человека. Все молоды и хотят денег.

В переулке, в кой она зашла под видом сокращения дороги до съемной квартиры ее нагнали.
- Хей цыпа, как на счет показать свое личико? - послышалось от троицы.
Калина не ответила, замедлив шаг и давая к себе приблизиться.
"Активация когтей"

Первый схвативший кварианку за локоть получил удар ногой в живот и рваную рану от когтей. Вторая рука быстро выхватила пистолет, всегда носимый в потайном кармане скафандра и прострелила колено одному из нападающих. Не умел третий что либо предпринять как получил вторую пулю в голову. Уцелевшие двое, шокированные такой жестокостью от хрупкой кварианки, были повалены к стене.
- Я не буду тратить время на пустую болтовню, - холодным тоном обратилась она к мелким сошкам. - Я хочу знать о деяниях ваших начальников и где их можно найти.
- Ничего тебе не скажу! - осмелел один из них и мигом получил пулю во второе колено.
- Я не шучу... Будете молчать - замолкните навсегда и медленнее пули. Разговоритесь - буду милосердна.
- Да не так уж и крут наш начальник, - начал первый из нападавших, схвативших Калину за локоть. - Всего лишь контрабанда модификаций и оружия. Но из его приближеных вроде есть кто-то солиднее.
- Из недавно присоединившихся чтоли? - отметил второй.
- Да, из них.
- Где их можно найти? - спросила кварианка.
- Они обычно или на базе, складе или клубе.
- Точнее.
- Точно не знаем, мы всего лишь режем в переулках.
- В переулке и умрете.
- Стой нет!
Стена окрасилась кровью и мозгами. Как обещала агент Коллегии, за информацию мелкие сошки были награждены быстрой смертью. Зачистив следы - кровь как не вовремя запачкала скафандр и когти - и подделав так что они просто что-то неподелили, кварианка отправилась на сьемную квартиру, вносить изменения в план действий.
Непросто быть человеком, когда из тебя сделали зверя.
Белое не значит чистое, Черное не значит грязное
Mramont
23 0%
Offline
318
2015-11-22 в 18:07 # 83
Человек задумчиво рассматривал в зеркале свое лицо. Он провел по нему рукой, в который раз убеждаясь в очевидном: шрамов нет. Эндрю ухватился за край раковины в ванной и оторвал ноги от земли. Согнул левую, правую… Обе работали совершенной нормально. Каждая кость и каждый мускул его тела были в порядке. Райт был полностью здоровым и зверски голодным. Мда… Федерал устало вздохнул. Вперед собачка, тебе сказали «фас». Одевшись, он плотно позавтракал под присмотром саларианца. Сам он в принципе не видел такой уж необходимости, но врач настоял, сказав, что не стоит пренебрегать насыщением и «умиротворением» симбионта: иначе может повыситься риск того, что он попытается перехватить контроль над телом. Из подъезда они вышли вместе. Агент закурил, кашлянул несколько раз. Доктор покосился на него, но ничего не сказал. Мрачно ругнувшись, когда мимо него продефилировала турианка, с высоко задранным носом – та удивленно обернулась и смерила его презрительным взглядом. Открыв машину, человек проверил: все ли на месте. Вещи были свалены в кучу. Но, похоже, Шеф сумел вернуть все. Ну да… Это же Шеф. А ему палец в рот не клади – мигом целиком проглотит… Хлопнув дверью, Райт с удовольствием уселся на водительском сиденье, завел машину, ткнул крогана-болванчика пальцем… Живем, малыш? Живем… А может стоить поставить точку? А? Окончательную. Бах, и нет никакого Райта, Хартмана, Колдуна, Объекта… Эндрю тихо и печально усмехнулся, и плавно взлетел. Он далеко не первый раз задумывался об этом и знал: сам он вряд-ли сумеет это сделать, но если жизнь сложится, то воспримет смерть с благодарностью. Лишь бы окончить все это… А пока будем жить, существовать и просто тянуться дальше. А, малыш?

До тюрьмы человек добрался быстро – поток поутру слабенький. Пройдя через кпп, федерал оставил машину на стоянке и направился к зданию. Охранники были какие-то хмурые и недовольные. Подойдя к стойке регистрации, Райт достал свое удостоверение.
- Мне нужен начальник тюрьмы. И оперативно.
Проверив допуск, дежурный кивнул и коснулся уха, извещая начальство. Директором тюрьмы оказался статный турианец, который явно был выходцем из верхнего города – хороший костюм, опрятный внешний вид и некоторые замашки, хотя в целом он вел себя вежливо. Полной противоположностью был старший надзиратель, что интересно – человек. Вся левая сторона лица была изуродована большим, неаккуратно сросшийся шрамом, который заживал сам, в добавок прижжённый ожогом. Лишь глаз оставался более-менее нормальным и живо поблескивал на этой половине лица. По повадкам – чисто контингент, посади сейчас к ним, так за пять минут примут в компанию. Турианец представился:
- Я директор Берукус Шай. Это старший надзиратель Джек Сомме. Предлагаю пройти в мой кабинет и обсудить ваш визит. Прошу прощенья детектив, но мне сообщили лишь ваш личный номер и…
- Алекс. Алекс Черч. – Райт пожал протянутую руку. - В этом нет необходимости. Мне нужно поговорить с одним заключенным. Немедленно.
- Конечно. Охрана доставит его в общую переговорную и…
- Нет. Никаких переговорных. Закрытая камера. Одиночная. Никаких камер, охранников и записей. Меня тут не было.
- Детектив, я прощу прощенья, но порядок требует…
- Забудьте о порядке. Я работаю над делом, и оно крайне важное.
Эндрю подошел в плотную к директору, отметив, что Сомме при этом не приблизился к своему начальнику, а наоборот, сдвинулся чуть в сторону, выходя из-за его спины. Как бы невзначай, он перенес вес на ногу которая была ближе к стене, а левую руку положил на пистолет в кобуре. Интересно… Значит этот человек имеет опыт и, что важнее, намерен защищать Берукуса. Очень интересно… что может объединять выходца из верхнего и нижнего городов? Но это так, мелочи. Турианец посмотрел ему прямо в глаза.
- При всем уважении, детектив, я не имею права и, честно говоря, желания, удовлетворять ваши требования. Я могу выделить вам отдельную комнату переговоров, но не более того. Снимать охрану и наблюдении я тем более не намерен.
Федерал вздохнул и тихо проговорил.
- Из-за дела, которым я занимаюсь, уже убит один детектив, и убиты две группы высококлассных наемников, которые пытались убить меня, и ещё одного детектива. Думаю, ни вам, директор, ни мистеру Сомме, не хочется вносить себя в список их целей.
Шай внимательно рассматривал собеседника, одновременно с этим стремительно обрабатывая информацию и продумывая дальнейшие ходы. Он медленно проговорил:
- Полагаю… вы не настолько… сумасбродны, что бы угрожать мне. Так что… я восприму ваши слова, как предупреждение. И я очень надеюсь, что ваши слова… имеют под собой основу. Я не злопамятен детектив… но не терплю давления.
Агент не реагировал, все так же прямо смотря на турианца. Тот помедлил ещё немного, потом отвел взгляд, и сказал:
- Мистер Сомме, удовлетворите желание детектива. Если будет необходимо, обращайтесь ко мне напрямую.
Директор вежливо кивнул, и удалился. Старший надзиратель неохотно убрал руку с пистолета и поинтересовался:
- Кто вам нужен, детектив?
- Николай Ташкович.
- Наркобарон?
- Да.
- Хм. Сказали бы сразу. Он и так сейчас в одиночке сидит.
- Почему?
- Сам попросил. Может, испугался кого, а может просто страхуется. Кто-то снаружи немного надавил, а мы не видели особых причин, чтобы не выполнять требования. Нам не нужны «конфликты».
- Хмм…
- Угу. Так, ждите здесь. Я пришлю сотрудника, который проводит вас к нему.

В сопровождающие и провожатые, агенту выделили молодую азари, которая, кажется, несколько наивно смотрела на окружающее, но связываться с ней заключенным явно не следовало – высокая, широкая в плечах и с правильной рельефной мускулатурой, эта девушка могла за себя постоять. Даже в тяжелой ситуации. По тому, что успел заметить Райт, Старший надзиратель старался отбирать именно таких сотрудников: физически опытных и судя по всему, многие имели если и не боевой опыт, то опыт многочисленных разборок и драк, в том числе и с оружием. В целом, правильное решение, охранники должны уметь постоять за себя, с другой стороны, трудно сказать, что у них на уме: могут и верно охранять, а могут и крысой оказаться. Но это не его дело. По пути к камере, азари в охотку просветила его, что Ташкович здесь живет чуть ли не как в хорошем отеле – сказывается приличное количество денег и влияния. Подойдя к камере она открыла её и отошла в сторону, занимая место охранника снаружи. Но то, что ждало Эндрю внутри…
- Охрана. Быстро ко мне.
Азари заглянула в дверь и охнула: Ташкович лежал мешковатой грудой на стуле возле стола. Агент же внимательно осматривал тело. Охранник потянулась к рации, но Райт резко сказал:
- Нет. Никакой тревоги. Вызовите старшего надзирателя и директора.
- Но нужно позвать врачей и помочь ему.
- Поздно он мертв. – Федерал обернулся. – Директор и надзиратель. Сейчас же. И если кто-то об этом узнает, ты вылетишь отсюда быстрее, чем успеешь сказать «извините». Ясно?
- Да… да, сэр.
Чуть побледнев, девушка вышла из комнаты. Её начальство явилось через 10 минут. Все это время федерал тщательно изучал комнату. Но ничего особенного в ней не было: ни запахов, ни странноватых предметов. На теле тоже: никаких ран, или особых отметин, кроме самых старых. Может быть еда? Но в камере её не было, лишь небольшая бутылка… Осторожно помахав рукой над горлышком, человек хмыкнул: вино, причем не абы какое… В этот момент в комнату вошел турианец. Бегло осмотревшись, он вопросительно взглянул на федерала.
- Ничего не трогайте. Я закончу осмотр, потом тело отправите в морг. Не афишировать, не распространяться. Никому. Ясно?
- Нет. С нас спросят.
- Этот вопрос я решу. Ваша задача, сделать так, что бы никто об этом не узнал, ни среди заключенных, ни среди охраны. Особенно, что бы об этом не пронюхали репортеры или прочие «писаки».
- Понятно. – Берукус немного помедлил. – Но вы же понимаете, что…
- Что это не продлится долго. Да. Я заберу тело в ближайшее время.
- Хорошо. Мистер Сомме, смените вашу сотрудницу. Думаю, некоторое время ваш заместитель справится со всеми обязанностями. А вы присмотрите здесь.
Надзиратель кивнул и шагнул в сторону азари. Шай снова посмотрел на Райта, который тщательно осматривал вентиляционную решетку.
- Не тяните.

Три часа спустя, Эндрю сидел в морге. Настроение было паршивым: он ничего толком не нашел. Кормежка, проверка – все прошло у Ташкевича как обычно. Никаких отклонений. Ни среди поваров, ни среди охраны. Никаких волнений в тюрьме, открытых врагов у наркоторговца не было, да даже негласные вели себя тихо: поделив между собой сферы влияния, группировки старались не ввязываться в конфликты на «деловой» почве. По первичному осмотру, создалось впечатление, что человек просто сел, уснул и не проснулся. Так что же случилось с ним? Убийство или просто остановка сердца во сне? Федерал перевел взгляд на тело. Ответ был там. Но вот браться за вскрытие самому ему не хотелось. Нет, Райт умел и мог провести вскрытие, но все же он не был дипломированным медиком. Нужен кто-то, кто в этом разбирается, ведь, если это убийство, то оружие не оставило никаких видимых следов, что говорит об уровне… У Эндрю был список специалистов, которых можно было привлечь, но с учетом того, что Синдикат открыл на него охоту, то он уже не знал, кому можно верить… Может быть Клара сумеет подсказать надежного медика? Который не станет задавать вопросов и будет молчать, если потребуется. Это мысль. Прокрутив в голове ещё несколько вариантов, Райт кивнул сам себе и активировав инструментрон, набрал номер Ривес.
Shelest
108 0%
Offline
5782
2015-11-22 в 18:21 # 84
Совместно с Mramont

(K) Детектив помяла затекшую шею и, щурясь, посмотрела на мерцающий в ладони огонек. Почему-то начала колебаться, прежде чем принять его. Все ее мысли в голове были заняты другими вещами.
- Слушаю, - коротко и как-то неприветливо отозвалась она.
- Это Райт, - голос федерала был собранный. - Мне срочно нужен медик, который может провести вскрытие и обследовать тело. Медик должен быть высокой квалификации, похоже, оружие может быть экзотическим.
Женщина встрепенулась и пару секунд не отвечала, обдумывая услышанное.
- Допустим, у меня есть медик. Что случилось? – уже сосредоточенно произнесла она.
- Ташкевич мертв. Пока не ясно убили ли его вообще, или это естественная смерть. Я в этом сильно сомневаюсь, но следов, указывающих на убийство нет, поэтому и нужен высококвалифицированный специалист.
- Ну, этого стоило ожидать, что его убьют… Как понимаю, ты не успел с ним поговорить. Никто ничего не видел и от тюремных патологоанатомов честности тоже ожидать не стоит... Ладно. У меня есть медик. Уже работала с ней, - четко ответила Клара. - Но мне нужна полная конфиденциальность. Нельзя рисковать ее жизнью и вовлекать в это.
- Понял. Я сделаю так, что в тюрьме никто не будет знать, что к чему. Но если она сама начнет копать или проболтается, то это будет уже её проблема.
- Ничего. Она умеет держать язык за зубами. По крайней мере, я ей это хорошо объясню… - Ривес замолчала, обдумывая, стоит ли сообщать Эндрю о том, что произошло несколько дней назад с ее подругой. - Правда… Есть кое-какая проблема…
- Слушаю, - Эндрю постучал пальцем по столу, прикидывая свои возможности.
- Может мы потом это обсудим? Не хочу говорить об этом по связи, - в голосе детектива слышалась беспокойство.
- Понял. - Эндрю внутренне немного напрягся. - Но смотри, я могу помочь, вопрос в другом: не аукнутся ли нам эти её проблемы. Я доверяю тебе в выборе, но прошу подумать об этом. Хорошо?
- Она не единственный вариант. Но она та, кому я могу на все сто доверится… Хорошо, мы это обсудим и решим, - кивнула она.
Клара посмотрела в окно своего кара. Ее привлек шум на улице. Каких-то двое работяг не поделили парковочное место и теперь стояли, громко ругаясь.
- Понятно. Тогда я жду твоего звонка. До связи, мне пора.

Где-то в глубине он понимал, что поступил не совсем вежливо, но кажется, он начал догадываться, кого Ривес хочет привлечь в качестве врача. Ему это не то что бы нравилось, но... Эта Фалькрус... Да, она подруга Клары и та ей доверяет, но Клара профессионал, рисковать собой - её обязанность, в конце концов, ей за это платят. А эта турианка... с ней будут проблемы. Особенно, если она полезет во всю эту катавасию. Впрочем, он может в полный рост ошибаться и медиком окажется кто-нибудь вообще со стороны. Детектив откинулась на спинку сиденья, выдохнув и почувствовав какую-то тяжесть. Может и правда не стоит втягивать во все это Иллисту. В конце концов, она знала еще парочку хороших врачей. С другой стороны, Клара не знала, как попросить Эндрю о помощи. Никодим еще не сделал свой шаг, и от этого человека можно было ожидать всего что угодно. Одной ей с этим было не справится. Тем более сейчас, когда ей приходилось играть на несколько фронтов. А Горек выступал лишь в роли охранника. Да даже если и больше, то она не могла скинуть на него Илли. Это ее подруга и ее ответственность.

Спокойно подойдя к машине, турианец, как будто, так и надо, открыл дверь кара и сел на пассажирское сиденье. К чести детектива стоит сказать, что в бок Шефа сразу же уперся ствол пистолета.
- Спокойно. Это я.
Клара смерила турианца оценивающим взглядом и убрала оружие.
- Вижу, - отрезала она, про себя подумав, что никогда не привыкнет к такому внезапному появлению этого гуманоида.
- Привыкнете, - спокойно возразил Шеф из-под капюшона. – Или сойдете с ума. Вы выяснили, где конкретно пройдет сделка нашей азари? И с кем. Это поможет определить мои действия.
Женщина кивнула и активировала карту на своем инструментроне.
- Здесь. В Эдрасе. Это заводской район малой промышленности. Учитывая, что сегодня выходной, народу там не будет, кроме одиночек охранников на предприятиях. Но не суть важно… Конкретно, встреча будет проходить здесь, - детектив указала пальцем на карте определенный сектор. – Амелия редко вот так куда-то выходит. Просто сделка будет с уличной бандой, а они любители делать все по старинке, стенка на стенку. Так что людей будет много. Лучше дождаться, пока встреча закончится...
- И отловить её, когда останутся только её охранники. А ещё лучше, перехватить её, когда она останется одна, - кивнул турианец. - А теперь послушайте внимательно детектив. Я хочу, чтобы отдали мне ваш полицейский коммуникатор, когда окажемся на месте.
Видя, что Ривес, мягко говоря, не успевает за ним, он пояснил:
- Я хочу, чтобы вы провели задержание и узнали все, что необходимо в одиночку. Никакого подкрепления, никакой помощи извне. Я подстрахую вас, но вмешаюсь, только если вашей жизни будет угрожать неизбежное. Согласны?
- Да, – немного подумав, ответила Клара. Не очень-то она доверяла турианцу, но особого выбора не было. – Но я даже не знаю, когда она остается без охраны. Так далеко я не забралась. Это несколько недель наблюдений.
- Понимаю. Как действовать - решайте сами. Можете хоть в ходе сделки вмешаться, это ваше право. Все, что мне нужно - что бы сделали это абсолютно в одиночку. Готовы? Мы подъезжаем к району.

Как и ожидалось, информаторы не солгали, и сделка состоялась в назначенном месте. Близко детектив подбираться не стала, но и достаточно далеко не остановилась, чтобы была возможность добраться до торговки, если выдастся удачный момент. Подробная карта местности помогла Ривес легко выбрать точку наблюдения. Она спряталась на крыше маленького здания неподалеку, на которое пришлось забираться окольными путями, так как местность могли прочесывать охранники с обоих сторон. Ухмыльнулась про себя, вспомнив, как начиналась ее карьера в отделе по борьбе с наркотиками. Так же ныкалась по укрытиям, следя и выжидая. Только в этот раз она была одна, лишь с мнимым прикрытием… Послышался гул подлетающих каров. Последние представители уличной банды подтянулись к месту встречи. Клара высунулась и активировала визор, чтобы поближе рассмотреть начавшееся переговоры. Азари видно не было. Зато перед темной машиной, где она предположительно находилось, стояли парочка охранников: турианец и человек. Чуть позади них, по бокам кара еще двое. У задней, такой же черной машины, было лишь трое охранников. Что-то маловато. Неужели сама Амелия решила не являться на встречу, а послала вместо себя представителя? Ривес недовольно цокнула.
Турианец мягко скользил, пробираясь между постами. Хорошая вещь - портативный генератор маскировки: нацепил спецовку и вперед... Шеф мягко пробирался по служебным помещениям и наконец нашел, что требовалось. Опустившись возле двери, он приложил руку, с активированной программой в инструментроне, к щели и вслушался. Хорошая техника - одна из опор успеха, в том числе и шпионская. Резкий женский голос он определили сразу.
- Все чисто?
- Да босс. Сейчас здесь лишь мы и покупатели.
- Машины в округе?
- Есть несколько, но все с остывшими движками и явно местные.
- Хорошо. Начинаем.
Турианец быстро отстранился и отступил в ближайшую тень. Ну что же, цель он нашел, теперь остается только следовать за ней. Посмотрим, действительно ли хороша эта Ривес...

Главарь банды, в сопровождении двух дружков, вышел вперед. Странно, что это был саларианец. На нем был одет скафандр, с какой-то непонятной эмблемой на груди. Видимо символ его шайки. Он что-то спросил у турианца-охранника, тот жестом попросил его подождать. Прошло около двух минут и саларианец начал нервно переминаться с ноги на ногу. В итоге, не выдержав, он взялся быстро жестикулировать, что-то крича турианцу. Затем резко замолчал. Клара перевела взгляд в сторону, куда тот посмотрел. Из здания вышла азари, а с ней еще трое телохранителей.
- А вот и цель, - под нос себе произнесла детектив.
Она бегло оглядело площадку, подсчитав количество гуманоидов. Вмешивается посреди переговоров стало бы чистым самоубийством. Впрочем, и просто охранников у С’Лайло было предостаточно. А Ривес хорошо знала свой предел. С таким количеством ей в одиночку было не справится. Нужно было ловить момент, когда бы азари осталась одна. Лежа под одной из машин, Шеф прекрасно слышал весь диалог. Ха... а эта азари мало того, что с гонором, так ещё и с характером, да таким, что термин "стерва" тут можно помножить в несколько раз. Она так сумела наехать на оппонента, что саларинец не то что забыл про свои претензии по поводу срыва сороков, так ещё был вынужден сделать ей поблажки, в счет "наезда". Ох, будет интересно послушать разговор этой синекожей с детективом. Но вот они вроде бы договорились и люди Амелии принялись переносить товар, ставя его посередине. Остальную часть пути его относили бандиты, предварительно проверяя его. Так, вот уже половина... Сделка была почти завершена. А Кларисса до сих пор не увидела возможности и ничего не придумала. Время выходило, и она решила подобраться поближе. Сюда бы спец отряд и повязать бы из всех с поличным. Удивительно, что никто из местных полицейских не пронюхал про эту встречу. Да уж, обстановка со службой безопасности Хейлоса была плоха – все либо куплены, либо запуганы. Таких копов, как Ривес было меньшинство. Она вспомнила про Рашуса и что она здесь именно из-за него… Окончательно рассчитавшись, члены уличной банды начали рассаживаться по машинам. Вскоре и вовсе покинув место действия. А вот люди Амелии, да и она сама уходить не спешили. Дождавшись, пока все лишние кары уберутся из виду, азари отдала какие-то приказы своим людям. Почти все охранники расселись по машинам. С торговкой остались лишь те трое, которые появились вместе с ней. Зашумев, два черных кара взмыли в воздух, поднимая за собой легкую дымку пыли. Амелия с оставшимися телохранителями, направилась обратно в здание. Вот она возможность. Клара перескочила контейнеры и скользнула к закрывающейся двери, успев подставить какую-то железяку. Воровато оглядевшись, она немного выждала и, затем с усилием отодвинув створку, проникла внутрь. Когда Ривес проскользнула мимо него, даже не обратив внимания, Шеф лишь мысленно покачал головой. Впрочем, ничего удивительного не было, заметить в такой ситуации его могли немногие, а из его команды и вовсе трое, включая Джеймса. Бесшумно и быстро он добрался до одной из лифтовых шахт, которые были уже нерабочими, и спустился вниз, куда, судя по маячку на одном из охранников азари, направлялся конвой. Оглядевшись, он приметил вентиляционную решетку. Аккуратно срезав её крепежные винты боевым ножом, он залез внутрь. А вот выходить в помещение, куда направлялась Амелия, он не спешил. Оглядевшись, турианец внутренне усмехнулся: это будет достойным испытанием для Ривес. Почему торговка оказалась в здании, он понял ещё при первом посещении, когда засек сканером слабый отголосок тепла на нижних уровнях. В машине азари и подавно не было, в конце концов, любой боевой ганшип, пускай и старенький и со всего одной пулеметной турелью на носу, надежнее, чем любой автотранспорт. Подобравшись, Шеф приготовился: становилось интересно.
Детектив осторожно кралась следом, слушай отголоски шагов где-то впереди. Подходить ближе она не рисковала. И по возможности лучше вообще было бы избежать драки. Неизвестно насколько подготовленными были охранники С’Лайло. Обычно телохранителями становились бывшие военные и работники из спецслужб. Неожиданно шаги стихли и раздался женский голос. Азари приказала одному из охранников остаться и проверить помещения. Клара выругалась про себя и бегло осмотрелась, ища возможности спрятаться или хотя бы устроить засаду. На стороне женщины было лишь преимущество неожиданности. Но если она будет поджидать охранника или пытаться обойти его, торговка уйдет. В раздумьях, детектив не сразу заметила, что кто-то приближался. Она сделала несколько шагов назад, спрятавшись в тени бокового коридора. Про себя взмолившись, чтобы телохранитель прошел мимо. Не повезло… Действовать пришлось быстро. Клара скользнула вниз и сделала подсечку, свалив человека на пол. Оружие вылетело у него из рук. Посчастливилось, что человек. Будь турианец - все бы усложнилось в разы. Возни и шума больше, возможно пришлось бы использовать пистолет. Хуже, если биотику. Женщина пнула оппонента в живот, заставив того частично перевернутся на бок. Затем села сверху, придавив коленом горло. Мужчина даже не успел издать ни звука. Он глухо закряхтел и покраснел, руками беспомощно забил по ноге Клары. Она надавила еще сильней и тот вскоре обмяк. Вот тебе и эффект неожиданности. Ривес выглянула из-за угла, проверяя, не заметил ли кто. Тишина. Она чуть подальше протащила тело и подобрала оружие. Убедившись, что пистолет исправен, а охранник не дергается, она двинулась дальше по коридору. Осторожно сняв решетку, турианец выбрался в помещение. Охранники азари были подготовленными бойцами, но если сравнивать с Шефом, то они были на уровне шестиклашек, против человека, имеющего уже тройку высших образований… Проскочить мимо них не составило труда. Осторожно проникнув внутрь летуна, он затаился в хвостовом отделении, где был небольшой грузовой отсек. В этот момент в динамике раздались звуки ударов в наушнике, и Шеф прислушался, определяя по звукам, что сейчас делает Клара. Судя по всему, она вырубила охранника и двигается дальше. Убедившись, что маячок повешенный детективу на воротник подает исправный сигнал, турианец устроился поудобнее и продолжил наблюдать.
Ривес проникла в большое помещение. Увидев посреди комнаты летун, она наконец поняла, почему Амелия избрала столь странный маршрут. Спрятавшись за коробками, Клара покрыла себя всеми возможными проклятиями за то, что вообще согласилась на это. Она еще раз выглянула из укрытия, оценивая обстановку. Охранники засуетились. Видимо поняли, что что-то случилось, когда их третий товарищ перестал отвечать. Они сняли с магнитов оружие… Если азари доберется до летуна, то поминай как звали. Детектив проверила пистолет и выдохнула. Затем стала пробираться к одному из охранников, турианцу. Второй топтался неподалеку от него, тоже турианец. Сама азари стояла чуть подальше от летуна, возле каких-то контейнеров и что-то читала в датападе. Услышав предупреждение от телохранителей, она направилась к своему транспорту. Нужно было действовать быстро. Кларисса резко вынырнула из укрытия и почти в упор выстрелила в охранника. C’Лайло вздрогнула от неожиданности, выронив датапад. А турианец как подкошенный свалился на пол, схватившись за ногу. Женщина ударила его ногой по лицу, и тот, дернувшись, бессознательно распластался на полу. Второй охранник тут же открыл огонь. В воздухе повисло напряжение, а вокруг Ривес вспыхнул голубоватый щит. Она открыла рот, тяжело дыша. Через ее руки, усиливаясь, струилась сила, которая могла управлять самой гравитацией. Она резко выставили их вперед, и с рычанием пустила синюю волну, сбившую турианца с ног. Подбежав, она выхватила оружие и точно так же попыталась вырубить его. Не вышло. Пришлось ударить несколько раз. Затем детектив стремительно развернулась и выстрелила в сторону азари. Пуля со звоном и искрами врезалась в пол у ее ног. Амелия резко замерла, испуганно и злобно уставившись на светловолосую женщину, подняла руки.
- Ты хоть понимаешь, сучка, кого ты пришла убить?! – гневно кинула азари.
- Понимаю, мисс С’Лайло, - тяжело дыша, ответила Клара. Она глубоко вздохнула и выдохнула, успокаиваясь. Затем уже ровно продолжила: - Только вот я не убить вас пришла. Просто хочу кое о чем спросить.

Ха... Турианец с любопытством рассматривал действия детектива. Два трупа за семь секунд - хороший результат… Это больше напоминало стиль Хартмана, нежели Ривес, какой он успел её узнать... Однако, однако... Это было даже больше, чем он рассчитывал. Все-таки не зря он решил прилететь на эту помойку... Посмотрим, как будет развиваться её диалог с Амелией. Азари соображает очень шустро и умеет, как манипулировать, так и запугивать. И интересно, а Клара помнит, что ни один из этих придурков не умеет управлять ганшипом?

- Да? Это ты говоришь после того, как прикончила моих телохранителей?! – обвиняющее бросила Амелия.
- Они вообще то живы, - зачем-то оправдалась Клара.
- Ах ты, шахсала*, играешь в благородную убийцу! Все с тобой ясно. Ты всего лишь дев…
- Мы! Можем дальше, - резко оборвала ее детектив, - обмениваться оскорблениями. Или я задам вопрос, вы ответите, и мы разойдемся по домам.
- Пошла ты! – зашипела азари. - Думаешь я поверю, что ты меня возьмешь и отпустишь меня?
Кларисса вскинула брови, своим выражением лица показывая, что она говорит серьезно.
- Где найти Гравица? – тут же спросила она.
Глаза азари расширились толи от удивления, толи от ужаса. Она сглотнула. И она определенно знала, о ком идет речь.
- Без понятия кто это, - бросила Амелия, стараясь сохранять невозмутимый вид. – Ну что? Теперь будешь меня пытать или просто убьешь?
Кларисса напряженно вздохнула.
- Давайте я просто обрисую вам ситуацию. А вы сами решите, как вам поступить.
С’Лайло лишь надменно фыркнула и мотнула головой.
- Как насчет подставы Ташковича? Я знаю, что это устроили вы.
- И что? Кто тебе поверит? – усмехнулась азари.
- У меня есть доказательства. Неопровержимые, - Ривес активировала запись на инструментроне.
Лицо Амелии исказилось от страха, когда она ее услышала.
- От.. Откуда у тебя это?
- Разве это имеет значение? Важно, что я с этим сделаю, - спокойно ответила детектив. – Представляйте, что сделает Николай, когда эта запись попадет к нему в руки?
- И что? Думайте я испугаюсь? Я уже думала, что делать, если попаду в такую ситуацию, - взялась за старое торговка, полагая, что блеф спасет ее.
- Не обязательно отдавать эту информацию Николаю, - Клара не сводила с азари своего ледяного взгляда. - Я знаю людей, которых она заинтересует. Об этом вы тоже думали? Думали ли вы, что сделаю с вами? С вашими дочерьми…
- Вы этого не сделайте… - азари побледнела и, кажется, задрожала. С лица пропала эта мерзкая надменность и вся ее скорлупка стервозности неожиданно исчезла, выставив ее слабую и мягкую натуру на показ. Весь ее внешний вид давал об этом знать. Ее зацепили за живое… Информация была одним из тех оружий, которым Кларисса умела пользоваться.
- Я не сделаю этого. Это сделают другие, - констатировала детектив. – Подумайте хорошо, мисс C’Лайло, отвечать на мой вопрос или нет… Где Андрей Гравиц?
Взгляд Амелии заметался. Сейчас в ее голове крутился рой мыслей. Но чтобы она не придумала, отвертеться она не могла, и Ривес об этом знала.
- Ладно… Послушайте, - она умоляюще взглянула. – Я не знаю, где найти этого человека, но я знаю, где можно найти информацию о нем…
- Вы хорошо подумали? Если вы солжете, исход будет один, - спокойно и холодно произнесла детектив.
Охохо... Нет, конечно все новички совершают ошибки, это естественный закон природы. Турианец оторвался от пола и осторожно выскользну вслед за одним из пилотов, который решил помочь своей начальнице. Интересно, сообразила ли Ривес, что азари тянула время? Бесшумно скользнув следом за человеком, он наблюдал.
- Брось пушку!
Э? Вот так вот? Ни выстрела, ни удара? Шеф откровенно разочаровался. Молодой паренек просто обошел Клару, пока та чесала языком с Амелией и выскочив из укрытия прицелился ей в спину. Мдя... опыта у него похоже не было.
- Я сказал брось нахуй пушку!
И мозгов тоже нет. Мало того, что приблизился к цели, так ещё и своего босса на линию огня вывел... Клара не опустила оружия, продолжая держать Амелию на мушке. Она покосилась в сторону паренька. Совсем молодой. Она не может. Нужно было его просто вырубить... По ее рукам прокатились слабые синие всполохи.
- Стреляй, придурок! – рявкнула азари.
Парень дрогнул. Прозвучал выстрел. Когда в него влетел биотический сгусток, стало понятно, что он промазал. Его отшвырнуло на несколько метров назад, в какие-то ящики. Он ударился и упал. Больше не шевелился. Детективу оставалось лишь надеется, что тот не свернул себе шею. Она посмотрела на Амелию. Та, корчась от боли, лежала на полу, зажимая плечо. Между ее пальцев просачивались фиолетовые струйки. Видимо пистолет паренька был с модификацией и с первого выстрела пробил ее кинетический щит.
- Твою то мать… - выругалась Ривес, подойдя к торговке. – А могло все обойтись без этого. Продолжай с того места, где остановилась, и я помогу тебе… Или хочешь, чтобы дочери остались без матери?
Взгляд Клары на секунду помутнел. Она почувствовала, как что-то влажное и липкое потекло по ее губам. Коснулась пальцами и посмотрела. Они были испачканы алой жидкостью - ее кровью.
Внимательно осмотрев тела, Шеф мысленно ухмыльнулся: тех двух громил Ривес действительно лишь ранила, а вот несчастного пилота... Нет, он вовсе её не осуждал - всякое случается на их работе. И, откровенно, тут радоваться нечего, но все же, это будет ещё одним отличным испытанием для девушки. Турианцу не нужны... ограниченные агенты. Агент должен уметь преодолевать себя, в какую бы ситуацию не попадал. Убедившись, что паренек действительно мертв, Шеф снял его физические данные, чтобы потом показать Кларе. Нужно будет проверить её... Взяв все, что нужно, турианец вернулся к основной сцене, на которой детектив расспрашивала азари, несмотря на свое физическое состояние. Ну и что? Вперед, Ривес, допрос не окончен. Кровоточащий нос - не причина. Вперед. Он ничего не говорил, не издавал даже звука, лишь наблюдал из тени...
- Да ты сейчас сама загнешься, сучка, - усмехнулась Амелия. – Мне плевать, что ты сделаешь с этой информацией. То, что ты ищешь куда страшней.
- Не дождешься… И в ваших же интересах помочь мне, - Клара посильней сжала рукоять пистолета. - Если поможете, об этом разговоре никто не узнает.
- Ты продолжаешь угрожать мне? Даже после того…
- Хватит играть! - строго отрезала Ривес. – Ты что, дура, не понимаешь, что сдохнешь здесь и сейчас, если не ответишь мне? Тянешь время и хуже делаешь только себе... А так у тебя появится время и шанс еще раз увидеть своих детей и спастись.
- Ты не убьешь меня. Я нужна тебе живой, - азари продолжила все так же ухмыляться. Точно дура.
- Не ты, так ответят другие. Я найду, кого можно еще спросить. А ты сделала выбор, - детектив наставила на нее пистолет, всем видом показывая, что шутки кончились. От нее веяло хладнокровием.
Амелия резко подняла руку.
- Подожди! Стой! – вскрикнув, она тут же выдохнула. – Ты победила… Как я уже сказала, я не знаю где его найти, но знаю, где найти информацию о нем… Он… Гравиц играет по-крупному. То есть он игрок. Посещает всевозможные подпольные казино с высокими ставками. И часто берет в долг у некоторых авторитетов. Сначала он все эти деньги полностью спускает, а потом отыгрывает в чужих казино. Этим он раньше зарабатывал. Сейчас его основное дело, о котором он не распространяется – это обслуживание одного из складов в нижнем городе. Здесь, в Эдрасе…
- Где этот склад?
- На территории бывшей электронной мануфактуры.
- Я вроде бы предупредила, что будет, если ты солжешь. Мое терпение кончилось три минуты назад, - женщина опять наставила на нее пистолет.
- Я сказала правду! – умоляюще простонала азари. – Клянусь!

Колеблясь, Кларисса опустила оружие. Затем молча развернулась и направилась к летуну. Через пару минут она вылезла из него с небольшим красным контейнером и опять подошла к торговке, пихнув ей в руки пару ампул с панацелином. Шеф удовлетворенно кивнул сам себе, потом вышел из невидимости позади Амелии и захлопал плавно в ладоши, одобряя действия детектива. Предварительно он активировал небольшое устройство, которое прикрепил к оставшемуся в кабине пилоту, от чего тот сладко уснул под действием малой дозы сильного транквилизатора. От звука аплодисментов азари вздрогнула и попыталась обернуться, но точный удар сапогом по голове отправил её в отключку.
- Браво, детектив. Неплохая работа. Конечно, трое ранены, один убит... Ваше состояние тоже хорошим не назовешь. Но вы достигли своей цели. И это главное. Осмотрите летун, и датпад. Нужно убедиться, что мы ничего не упустили. А я займусь остальным.
Он присел, и быстро обработал рану Амелии. Одновременно с этим, он ввел ей небольшую дозу препарата, который отключает память. Примерно сутки после пробуждения, азари не будет помнить, что произошло в течении двенадцати часов до отключки. Тоже самое он сделал с остальными.
- Идите к черту… - зло бросила Ривес. – Вы мне не начальник.

В какой-то мере она догадывалась, что это была проверка, раз турианец ей практически не оказывал содействия. Но ей это было не нужно. Она лишь хотела помочь Эндрю разобраться с тем, что творилось на Хейлосе. Повернувшись, вместо летуна, или того места, где валялся датапад, она пошла туда, где лежал паренек… Он не дышал. Глаза были широко раскрыты, а на лице застыла маска испуга. Детектив стиснула руки в кулаки. Она не хотела этого… А он не заслужил. Турианец покосился на девушку, но ничего не сказал. Либо она научится справляться с подобным, либо станет ненужной. В жизни всякое случается, и нужно уметь принимать все, что она нам подбрасывает. В идеале - оскалившись и обозлившись, так, чтобы словно "безропотно" даже отдаленно не связывали с тобой... Убедившись, что подчистил следы своего присутствия, Шеф обернулся к Кларе.
- Нам пора. Когда выйдем, я вызову сюда полицию.
Покачнувшись, детектив развернулась и, не смотря на турианца, направилась к выходу. Он молча последовал за ней, как тень. Тест ещё не окончен. Отнюдь не окончен... Ему нужно было знать об этой девушке все. И он узнает. Все её пределы и нити. Он не собирался делать марионетку. Но ему нужно знать свои инструменты. Когда они дошли до кара, детектив, шатаясь, уперлась в него обеими руками, разглядывая свое отражение в стекле. Бледная как смерть, с пустым взглядом. Да еще и лицо в крови перепачкано. Она мысленно усмехнулась. Прав был брат, насчет того, что она опять стала проваливаться в кротовую нору… И смотрите, куда ее та привела и что заставила сделать. Она открыла дверь машины и достала из бардачка салфетку. Стала вытирать лицо.
- На кой хрен был весь этот тест? – сдавлено произнесла Ривес, взглянув на турианца.
Шеф взглянул ей прямо в глаза.
- А вы думаете, что уже сдали его? Отвечая же на ваш вопрос: посмотрите на Райта. Вы умная. Все поймете. - Он немного помолчал. - И совет: забудьте, про невинных и невиновных. Там их не было. Все, что с ними случилось, они заслужили. И даже больше.
- Да мне плевать, сдала ли я его или нет. Я не собираюсь становится одной… из вас, - она скомкала салфетку и пихнула в карман. – Да. Там не было невиновных. Но там был один мальчишка, который по глупости сделал не тот выбор и у него отняли шанс все исправить. Это несправедливость.
Кларисса залезла в кар. Дверь с хлопком закрылась за ней.
Турианец ткнул когтем в инструментрон и окно со стороны девушки опустилось.
- Вы сами сказали: у него был выбор. Он был пилотом, механиком. Он имел все возможности найти спокойную честную работу. Пускай и не самую высокооплачиваемую. Это не глупость. А осознанная жадность. Забудьте о справедливости для тех, кто сделал выбор. Неважно, почему. Боритесь за тех, кому ещё предстоит его сделать. И ещё: при первой возможности обзаведитесь личным транспортом, а не служебным. И найдите надежного механика.

Шеф кивнул капюшоном и сделав буквально пару шагов канул в тень. Детектив закатила глаза и запустила машину. Думать ей больше ни о чем сейчас не хотелось. (К,Э)


*Шахсала - шлюха (азар.)
«Do not go gentle into that good night,
Old age should burn and rave at close of day,
Rage, rage against the dying of the light»
aleksiann
66 0%
Offline
2453
2015-11-27 в 23:10 # 85
Совместно с DV

Ночь отступила, унося с собой в прошлое, кровавые события. На смену ей, в мир, лениво приходили предрассветные сумерки. Из сине-чёрной мглы постепенно проявлялись мутные очертания колонии. Высотные дома, дорогого района, невнятные контуры трущоб, причудливые силуэты одиноко стоящих деревьев. Небо постепенно светлело, уходя от глубокого, насыщенного зелёного цвета, начиная светиться зеленовато-золотистым. Всё вокруг было погружено в тишину, и только гулкое эхо дамбы, придавало ощущение реальности. Восходящее солнце, растекалось нежно-зелёным пятном по линии горизонта, придавая небу особый оттенок Хейлосской осени. Воздух был прозрачным и бодрящим. Изид сидела на крыше старой, полуразрушенной постройки, времен возведения дамбы, и задумчиво вглядывалась в осенний рассвет.

Предчувствие, обжигающее холодом, отзывающееся в сердце лёгким покалыванием, окутало дреллку. Такое случалось с ней крайне редко, но всегда сигнализировало о том, с чем будет сложно справиться. Такое было на Сиптене, в туманности Афины, и ещё несколько раз. Тогда всё было проще и она действовала не одна, но сейчас… сейчас ей просто не на кого рассчитывать. Контракт по ханару "вытянул" из неё все соки. Дреллка и вода - не совместимые вещи, а у этой склизкой, розовой мразины, весь дом один большой бассейн. Убить его было просто, но вот подобраться к нему...

Кредитов, которые ей отстегнула Томаг, едва хватало на пару недель и покупку нового инвентаря. Нужно было найти халтуру на стороне, и она знала к кому можно было обратиться. Прямо действовать было нельзя, нужен был предлог и он нашёлся сам собой - инвентарь. Изид нахмурилась, Томаг был единственным звеном, которое связывало её с прошлым, единственной ниточкой по которой её могли обнаружить, но именно ему это было меньше всего нужно. Потерять его относительное доверие и расположение не очень то и хотелось, форсировать события то же, но не дающее покоя предчувствие заставляло её действовать.

Изид встала и сделала шаг на встречу лучам восходящего солнца. В них не было тепла, только свет, свет обнажающий порочную душу Хейлоса.

Несколько прыжков, перекат, и вот она уже идёт к своему байку, укрытому ветошью и осенней листвой. Дреллка в одно движение подняла аэробайк и, закрепив капюшон на голове, отправилась в беспокойное сердце Эдраса.

Прибыв на место, она безошибочно нашла тот самый бар, где некоторое время назад побывала с Томагом.

Перейдя улицу она вошла в приоткрытые двери заведения и застыла. Изид колебалась несколько секунд, пролистывая в голове, связанные с этим местом воспоминания. Отсеяв не нужное и акцентировав внимание на образе хозяина заведения, она прошла в зал. В помещении было сумрачно, только скупые лучи проснувшегося утра проникали в помещение через небольшие оконца, у самого потолка. На первый взгляд казалось, что бар пуст, но это было далеко не так. В глубине, в полумраке, окутанные клубами сизого табачного дыма заседали завсегдатаи заведения. Кто-то спал, кто-то играл в карты, а кто-то просто прожигал время. Из, гибкой походкой, прошла к барной стойке и, присев на высокий стул, сделала бармену жест.
- Что? Выдалась сложная ночка и тяжёлое утро? - буркнул крупный чернокожий человек.
- Тяжёлая жизнь и сложное мгновение. Батарианский бренди, двойной.
- Какая не приветливая... - он протёр стойку полотенцем, и достав с полки чистый стакан, плеснул бренди и удалился к другому концу барной стойки, чтобы принять новый заказ.

Алексей сидел в своем офисе, на втором этаже бара «Скиталец», и медленно потягивал из бокала, зажатого в правой руке, столетний коньяк родом с Земли. Он всегда отмечал успешное заключение сделки таким образом. Коллеги по бизнесу предпочитали совершать такого рода действия уже после выполнения всех условий сделки сторонами, участвовавшими в оной, но Алекс был иного мнения. Если он заключал сделку, то лишь будучи полностью уверенным в своих возможностях. Это в свою очередь означало, что сделка фактически завершена и осталось лишь выполнить ряд проверенных временем действий. Ранко пил за успех в будущем и эта привычка еще никогда не была омрачена неудавшейся сделкой.

Недавняя встреча с батарианцем Томагом и его спутницей-дреллкой, по имени Изид, прошла успешно и обе стороны остались довольны выторгованными условиями. Ранко был доволен условиями сделки, а также их результатами. Достать требуемое снаряжение для дреллки не составило большого труда. Подводный пистолет-пулемёт «Катран» уже имелся в его хранилище, поскольку тот коллекционер оружия, которому он причитался, был убит и не смог выполнить своих обязательств по договору. Это был, пожалуй, единственный случай, когда сделка пошла не так, как рассчитывал Ранко, но даже так – в результате оружие нашло своего покупателя и принесло куда большую выгоду, чем могло. Небольшие сложности возникли с гидросистемой «Стилский туман», которую также затребовала дреллка. Потребовалось больше усилий, чтобы связаться с поставщиком и организовать доставку, чем рассчитывалось изначально.

Судя по обрывкам новостей, которые дошли до Алексея, про убийство одного весьма влиятельного Ханара – можно было провести параллель, для чего потребовалась последняя его поставка. Эта мысль развеселила Ранко и он, на волне легкой эйфории, привычным движением свободной руки активировал видеоизображения с камер, расположенных в баре внизу.

Его весьма удивило то, что он увидел на изображении с одной из камер. Внизу, за барной стойкой, расположилась его недавняя клиентка, подружка Томага. Алексу показалось странным, что она, обычно жесткая и надменная, пришла к нему в бар, без своего дружка-батарианца, да к тому же после того, как они провернули сделку, у которой наверняка было серьезное продолжение со всеми вытекающими. Ранко не устанавливал каких-то категоричных запретов на посещение его заведения, но данный визит его несколько встревожил. Обычно клиенты так не поступают, если только они не хотят подставить его, но и в этом случае нужно действовать менее подозрительно.

Хотя при первой встрече эта Изид показала, что далеко не проста, как может показаться на первый взгляд, но не стоит терять бдительности только из-за того, что она может оказаться дилетанткой в подставах. Стыдно будет погореть на таком.

Придя к такому заключению, Ранко решил спуститься в бар и попытаться очень деликатно выяснить, что же привело Изид в его заведение.

Потягивая батарианский, она неспешно пролистывала воспоминания своей необычной коллекции. Образы, явления пролетали с невероятной скоростью в её сознании, яркими пульсирующими вспышками. Она никак не могла выбрать какое-то конкретное воспоминание, она хотела поймать настроение, но не могла уловить его оттенок. Закрыв коллекцию воспоминаний, она залпом допила бренди и немного нервно достала из кармана плаща маленький осколок зайтарского кварца. "Кварцевая пыль осядет на моих губах, когда я в последний раз обниму вечность, а твои пальцы прикроют мои веки" - так говорила Нуви. Редко, при этом в её глазах сверкало ледяное безумие. Странно почему она вдруг вспомнила о ней. Изид стало не уютно, она покосилась по сторонам. Бар был почти пуст, но она отчётливо ощущала на себе чей-то взгляд.

Алексей заметил, как напряглась дреллка и понял, что продолжать дальнейшее наблюдение нет смысла. Он вышел из тени на втором этаже, которую отбрасывала одна из несущих колонн здания бара, и, уверенной походкой хозяина своего заведения, направился к барной стойке, за которой сидела Изид, пристально наблюдая за человеком.

От Алекса не укрылся её пронзительно оценивающий взгляд. Взгляд профессионального убийцы, который изучает свою потенциальную цель. От этого изучающего взора ему стало не по себе. Бывали случаи в его профессиональной деятельности, когда конкуренты пытались «убрать» со своего пути успешно ведущего свои дела Ранко, но, к счастью, ему удавалось вовремя узнавать о таких замыслах и принимать контрмеры, благо у него было много проверенных знакомых, которые были ему обязаны по гроб жизни и с радостью делились важной информацией.

Все эти мысли пронеслись в голове у Алексея, пока тот спускался с лестницы, покинув свой импровизированный наблюдательный пункт. Он мысленно встряхнулся и отбросил прочь параноидальные мысли насчет дреллки. Вряд ли она пришла, чтобы убить его, ведь, как он и рассуждал некоторое время назад – у неё не было повода для этого, поскольку сделка прошла успешно. Не стоило отбрасывать возможность того, что кто-нибудь недавно нанял её, а ему не успели сообщить о «заказе». Ну да ладно. Будь, что будет, ведь если бы он верил каждой, вызванной паранойей, мысли, то не смог бы так успешно вести дела по причине психозов и нервных срывов.

К моменту окончания своих рассуждений Ранко уже подошёл к барной стойке, за которой, медленно потягивая батарианский бренди, сидела Изид.

- Добрый вечер мисс, – тихо, но весьма радушно приветствовал дреллку Алекс. – Что привело вас в столь позднее утро в мой гостеприимный, для всех заблудших душ, бар? – Быть может вы хотели обсудить возможность приобретения чего-нибудь настолько же экзотического, в дополнение к последнему заказу? Или вы просто решили дать отдых своей измученной душе, затушив терзающее её пламя порцией хорошего бренди? – с весёлым огоньком в глазах спросил Ранко.

- Моя душа не терпит терзаний, моя душа свободна, как и моя личность, - она подняла голову и заглянула ему в глаза, - Суть пути моего во вселенной и тело моё сделать свободным. Быть чьим-то инструментом претит моей сути. - Изид откинула капюшон и встала. - Приветствую Вас мистер Ранко. И вы проницательны, я по делу.

- В таком случае предлагаю подняться в мой кабинет и обсудить всё в тихой и спокойной обстановке. К тому же важные дела не принято обсуждать в баре полном незнакомцев.

- Важные... Понятие важности весьма относительно, мне больше нравиться понятие нужности, инструментивной необходимости. - она внимательно на него посмотрела, - У Вас запоминающееся лицо, я бы сказала привлекательное, это очень большой минус для вашего бизнеса. - Изид прекрасно помнила путь в кабинет Ранко, так что не заставила себя ждать, и пошла к лестнице.

- Как скажете, - ответил Ранко, - но насчет моего лица вы заблуждаетесь. В смысле не насчет его привлекательности, - усмехнулся Алекс, - а насчет того, что оно является минусом в работе. Это не так. У меня бывает много клиентов, которые предпочли наблюдать моё привлекательное и доброжелательное лицо, чем изуродованную шрамами рожу какого-нибудь батарианца или ворча, хотя вряд ли последние в состоянии освоить мой бизнес. Очень немногие из клиентов могут видеть что-либо кроме угрожающей внешности. Обычно это профессионалы, у которых уже есть свой успешный бизнес, ну или просто хорошие психологи. – говоря это Ранко продолжил подниматься по лестнице, следуя за Изид, которая весьма уверенно шла в направлении его офиса.

- Вот об этом я и говорю, Вы не поняли меня, мистер Ранко. Человек, занимающийся такого рода бизнесом, не должен быть уродлив или привлекателен. Его лицо должно быть отражением тысячи лиц. Он не должен запоминаться, или бросаться в глаза. - Она обернулась к нему, - Я запомнила Вас сразу, и это для Вас может быть опасным, если линия жизненных обстоятельств, разведёт нас на противоположные стороны. - Изид зашла в офис, и быстро осмотревшись присела на стул.

- Что же… - задумчиво протянул Алекс, - С этим я, пожалуй, соглашусь, ведь на подсознательном уровне, мне, не очень хочется встречаться с клиентами лицом к лицу, хотя иначе нельзя. У меня нет опытных помощников, которые бы могли вести мои дела на расстоянии. Подальше от меня и моего бара, который служит мне и домом, и местом работы. Мой бизнес основывается на поставке редкостей и всевозможной экзотики, а поэтому рассчитан на разовые, но очень прибыльные сделки. Если бы у меня был невероятно широкий спектр товаров, на которые приходится постоянный спрос, то я бы не справился сам. На данный момент мне приходится работать таким образом, чтобы непосредственно контактировать с клиентами, изучать их поведение, реакцию на мои слова и обстановку моего кабинета, в котором проходят все сделки. Будь всё по-другому и мне потребовалось бы скрывать своё лицо и личную информацию, но пока всё так, как есть и скорее всего, в ближайшее время, не изменится.

- Вы оптимист, но не думаю, что это, в Вашем случае, положительное качество, хотя возможно, для людей с их склонностью к неоправданному риску, и преследованию безрассудных целей, это неплохой инструмент. - она задумалась, пытаясь найти в памяти воспоминания, иллюстрирующие сказанное, но не смогла, хотя была уверена в том, что таковые были в её коллекции. - Так вот мистер Ранко, раз уж мы заговорили про инструментарий, я хотела бы, кое-что приобрести у Вас.

- Буду рад помочь, чем смогу. - ответил Алексей. – Хоть мои возможности весьма широки, но они далеко не так безграничны, как может показаться некоторым моим клиентам, чьи заказы я выполнил. Даю слово, что выслушаю вашу просьбу и если я смогу выполнить её, то приложу все усилия для осуществления этого. Выкладываться на все 100% - это моё негласное кредо. – с легким смешком заметил Ранко.

- Моё дело, мистер Ранко, в большей степени деликатное, нежели сложное. – Она перевела взгляд на антикварные часы, которые неспешно отмеряли секунды их жизни. – Наводя о Вас справки, я была приятно удивлена тем, что Вы, в отличие от многих, не торгуете информацией о сделках с клиентами. – Резные стрелки часов, едва заметно подрагивали, передвигаясь по циферблату с изображением пейзажа. – Это память о Вашей родине? Она очень красива… Пожалуй, это воспоминание подойдёт для моей коллекции. Память, тоска, время, отдаляющее тебя от родного мира, в который, ты вряд ли когда-нибудь вернёшься… - она посмотрела на мужчину, лицо которого, тронуло лёгкое удивление, а возможно замешательство. Она плохо разбиралась, в такого рода эмоциях людей, скорее всего потому, что почти их не видела. – Так вот, я хотела бы приобрести у Вас некое оборудование, и гарантию нераспространения этого приобретения в отношении конкретной личности.

- Я всегда готов выслушать пожелания клиента и, по возможности, исполнить их. – ответил Ранко. – Это один из тех принципов, которых я придерживаюсь в своей работе. К каждому клиенту у меня индивидуальный подход. В любом случае я не продаю информацию сторонним лицам, которые не имеют непосредственного отношения к сделке, за исключением случаев, когда клиенты «подсадные» и хотят саботировать мой бизнес, подставив меня тем или иным способом.

- Касаемо вопроса насчет моих часов… - медленно промолвил Алексей. – Это действительно память о моей родной планете, о Земле. – Они напоминают мне, что когда-нибудь я смогу вернуться домой… Хотя не известно, когда это произойдёт. Должно произойти нечто невероятное, чтобы это случилось. Ведь всё упирается в бизнес. На Земле будет сложно с нуля открыть своё дело, а освоить новую профессию в моем возрасте будет проблематично, - усмехнулся Ранко. – Ну да ладно… Что за экзотический инструментарий Вы хотели приобрести?

- Да… дилемма одновременна и проста, и сложна, как наша изуродованная цивилизации. Я говорю о цивилизации в рамках галактики, а не о конкретной расе. – Она встала, и подошла к нему вплотную. – На вашем лице я вижу глубокие шрамы от переживаний и терзаний этой дилеммой, а на дне ваших глаз, рвущуюся на волю свободу. - Она прикоснулась к его щеке кончиками пальцев, и сразу отдёрнула руку. – Не убивай её в себе. – её глаза замерцали, в сознании всполохами разливались вспышки воспоминаний о том, как она искала… как шла к себе… как любила… как умерла в своих глазах… как родилась заново, как обрела, то что считала свободой. – Убивая её, ты предаёшь себя. Я знаю, о чём говорю, я помню, о чём говорю, я чувствую, о чём говорю. – Дреллка сделала шаг назад, и смерила его взглядом полным глубины и безумия, – Я запомню тебя. – Она часто заморгала, и чуть дёрнула головой, выходя из транса. Изид накинула капюшон и повернулась к человеку спиной. - Экзотический инструментарий? Да не так уж он экзотичен… Скорее, редок и специфичен. – Она стояла не оборачиваясь, ощущая на себе его испытывающий взгляд, – Я прошу прощения, за то, что постоянно уточняю определения, это не просто черта моего характера, это - индивидуально-типическая особенность расы, к которой я принадлежу. – Она всё же обернулась и встретилась с ним взглядом. – Мне необходимы для работы, батарианская перчатка, нейротоксин А-215964, снайперская винтовка «Соколов», - Алексей продолжал удерживать её взгляд, – трансплантационный контейнер и пол-литра крови дрелла любого пола.

- Я запомню Ваш совет относительно чувства свободы, которое есть во мне и в каждом, уважающем себя контрабандисте, а также и постараюсь не лишиться его. – с грустной улыбкой на лице ответил Ранко. – Ведь я говорил, что к каждому клиенту у меня свой подход. Насчет вашего заказа мне всё ясно. Доставить это в срок будет не проблема. Возможно у Вас будут ещё какие-то пожелания относительно заказа? Если нет – тогда остается обговорить цену, которая устроит обе стороны соглашения.

- Пожелания есть. Наш общий знакомый не должен узнать о нашей встречи, причём, вариант, "не от меня, кто-то другой, кто нас видел" не принимается. - она активировала инструментрон. - Какую сумму, в качестве аванса, вы, хотите получить за мой заказ?

- Думаю, что 40 тысяч кредитов будет достаточно. – ответил Алексей. – Это по моим приблизительным подсчетам составит треть от всей суммы заказа.

- Меня это устроит. - сухо ответила она. - на мгновение её взгляд коснулся лица мужчины. - Я вижу и чувствую, тень боли, отклики тоски на Вашем лице, я слышу стоны чувства вина в глубине Вашей души... Надеюсь я ничем не обидела Вас?

- Нет, конечно же нет! – поспешил заверить дреллку Алексей. – Просто на одно короткое мгновение, на меня, нахлынули воспоминания моего военного прошлого. Это никоим образом не относится к теме нашего разговора и никак не повлияет на результат сделки, но возможно сможет облегчить вам жизнь. Дело в том, что буквально вчера один из моих осведомителей видел вашего знакомого батарианца, когда тот посещал одно из заведений, в котором организован подпольный, межсистемный обмен данными между различными преступными группировками. Это место хорошо охраняется и известно о нём очень немногим. Мои осведомители всегда начеку. Они не следят, целенаправленно, за моими клиентами, а просто внимательно исследуют окружение. В последнее время они постоянно видели вас в обществе Томага, но вчера он был один. Мне показалось странным, что ваш знакомый, который, по моей информации, не состоит ни в какой группировке, отправился в тот пункт связи, использование которого стоит немалых денег. Скажите, если не секрет, насколько сильно вы доверяете своему партнеру по бизнесу?

Изид впервые за долгое время улыбнулась.

- Насколько я ему доверяю? - наигранно, немного передразнивая интонацию Ранко, повторила она. - Сложно сказать... Где-то лет с пятнадцати-шеснадцати, я лелею мысль об его изощрённом убийстве. - она снова ему улыбнулась. - О, нет! Не подумайте ничего плохого, я не сумасшедшая, маниакально одержимая дреллка, я просто сумасшедшая. - она хохотнула. - А если серьёзно, я желаю его смерти и презираю с того самого дня, вернее ночи, когда на моих глазах были изнасилованы и покалечены человеческие и азарийские девочки. Они были совсем детьми! - её глаза полыхнули мстительным огнем, но вскоре этот огонь угас и на его месте появилась боль. - Тогда, я ничего не могла сделать, а потом мне не позволяли, а теперь... теперь я рассчитываю, что Вселенная вернёт долги... – И вот, надо полагать, возврат начался. - она перевела деньги на счёт бизнесмена и направилась к двери. - Благодарю тебя, искатель... за информацию. Я предполагала, что нечто подобное рано или поздно произойдет. Хорошо, что Вы, мистер Ранко, иногда готовы пойти на некоторое отступление от правил, которые сами же и установили. – сказав это, Изид вышла из кабинета, закрыв за собой дверь и оставив Алексея наедине со своими мыслями.

После того, как дверь за дреллкой захлопнулась, Алексей подошел к окну, которое выходило на главную улицу, прямо над входом в «Скиталец». Быстро найдя взглядом Изид, он стал наблюдать, как та уходила в солнечную дымку осеннего утра и даже после того, как та полностью поглотила её, Ранко еще долго смотрел в том направлении, куда ушла его необычная знакомая. Она ушла, что-то дав ему, нечто давно забытое, спрятанное глубоко в лабиринтах памяти, и она же забрала это у него... Также она забрала и некую внутреннюю тревогу, которая не покидала Алексея почти никогда с того самого момента, как он поселился на этой планете. Изид забрала его нерешительность принять себя тем, кто он есть. Как бы странно то не было, но на душе стало спокойно, светлая грусть окутала его мысли, коснувшись губ, едва заметной улыбкой. Изид показалась ему странной, словно из другого мира, но почему-то она внушала не страх, а надежду. Алексей повидал достаточно на своем веку, но хладнокровный киллер, дарующий надежду... В этой галактике возможно всё…
"Чтобы ваши азарята были полностью здоровы - покупайте сингулёгурт от "Голубой Коровы". "Голубая Корова" - это регулярные поставки нулевого элемента для вашего азарёнка!" Наш девиз - "Не тормози! Сингулёгурт азарьни!!!" - Рекомендовано для беременных и кормящих азари, а также для детей-азари до 15 галактических лет!
DV
145 0%
Offline
3033
2015-11-27 в 23:19 # 86


Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Mramont
23 0%
Offline
318
2015-12-01 в 5:57 # 87
Эндрю бесшумно ходил по дому, на ходу жуя бутерброд и собирая вещи. Закинув их машинку он запустил её в спринт-режиме и принялся проверять оружие. Когда он выбрался из под одеяла Кларисса лишь сонно замычала и закуталась обратно. Похоже она не проснется ещё до середины дня, что на самом деле только правильно. Сам же Райт проснулся как обычно в шесть, но потом снова уснул. Сейчас на часах было примерно 8 утра по местным меркам. Закончив с оружием, человек отправился в душ. Контрастные струи воды быстро привели его в тонус, прочищая голову и помогая выстроить четкий логичный ряд. Если Ташкович был убит, то скорей всего ядом, и таким, что не оставляют следов. А это значит, что его ещё нужно было достать. Надо будет тряхнуть местных поставщиков подпольной экзотики - может кто чего знает. Но для этого нужно их найти...

Выйдя из душа, агент принялся вытираться. В ожидании завершения стирки, федерал активировал инструментрон и ткнул в один из контактов. Турианец ответил почти сразу:
- Слушаю.
- Доброе утро. Мне необходима помощью.
- Какого рода?
- Я ищу кое-какую... экзотику и мне нужны специалисты в этом деле?
- Хм... предпочитаете рисование или поэзию?
- Рисование.
Шифр конечно полная фигня, любой адекватный служитель закона быстро поймет, что имеется ввиду, но зато формально прицепиться будет не к чему.
- Я вас понял. Сейчас пришлю адрес, мой брат передаст вам все необходимое. Когда вы?...
- Час. Нормально?
- Более чем. Ждем вас.
- С меня причитается?
- Скажем так: вам открыли кредит.
Собеседник бросил трубку, а человек откинувшись назад в кресле быстро начал перебирать варианты сообщения, которые ему нужно будет отправить турианке-судмедэксперту, подруге Ривес. Однако... Шеф как всегда действовал оперативно. И его успел вытащить и кредит ему открыли и квартиру Кларе нашел, да ещё сам наверняка ещё что-то умудрился сделать... Хех. Сетевой адрес Фалькрус агент втихую вытащил из инструментрона Клариссы, а заодно заметил сообщение, которое она отправила прошлым вечером, видимо ещё перед тем, как с ним пересечься. Странно, было то, что она ему не сказала? Может не помнит? В таком состоянии, в котором Эндрю её нашел, это было бы неудивительно, но все же... Ладно, будем иметь это ввиду, но нужно двигаться дальше. Остановившись на определенном варианте, федерал принялся набирать текст:

"Доброе утро. Это знакомый детектива Ривес. Она писала вам, что будет необходима помощь с одним делом. Так вот помощь требуется мне. Встречаемся в среднем городе, на Джейсон-Тнер 245/63, кафе "Чифтен" в 10 часов. Не распространяйтесь о данном сообщении никому, так же не распространяйтесь об этом деле. Считайте, что подписали документы о неразглашении. В случае распространения я гарантирую вам проблемы с законом, причем такие, которые суд не всегда может решить. В качестве "задатка" гарантии, что вам не угрожают, привожу описание кольца детектива Ривес: из чистого серебра, выглядит как сердце, от которого идут 2 цепи вокруг пальца. Меня вы опознаете по автомобилю: он будет самым крупным не грузовым транспортом на стоянке. Вас я уже видел. Жду вас к обозначенному времени."

Машинка тихо запищала, давая знать, что закончила работу. Быстро одевшись в чистую но неглаженую одежду, Райт вновь разложил все свои мелочи по карманам, надел кулон и написал записку:

"Привет. Ночь была изумительной. Прости, что убегаю, но дела не ждут. И прости за кольцо, верну при первой возможности. Нужно как-то убедить Фалькрус, что я от тебя, а будить не хотелось. Если буду нужен - звони, надеюсь снова быть вечером."


Тихо писнуло новое сообщение: Керт прислал адрес для встречи. Место было в жилом районе среднего города, на границе с нижним. Придется поднажать... Убедившись, что он ничего не забыл Эндрю вышел из квартиры и проверил, заблокировалась ли за ним дверь. Спустившись вниз, достал сигареты и закурил. Ривес была некурящей и человек решил не разводить дым в квартире. Он вновь негромко закашлял... Мда... И ведь хрен поймешь, добьет его рано или поздно эта штука внутри или нет. Затушив бычок, он ловким щелчком отправил его в ближайшую урну и сел в машину. Дорога как обычно была несколько перегружена с утра, поэтому он решил по петлять по переулкам. Выиграл Эндрю немного, так что прибыл он на место встречи чуть не опоздав. Поднявшись на нужный этаж, федерал позвонил в квартиру. Дверь приоткрылась и его внимательно осмотрел цепкий кроганский глаз. Убедившись, что это тот, кто нужен, его пустили внутрь. Квартира была девственно пуста, лишь на маленьком складном стульчике, в окружении шестерых хмурых ребят явно не мирной, но "вежливой" наружности, сидел человек. Вот ещё одна интересная штукенция... Когда Керт сказал "брат" он именно брата и имел ввиду. Не единоутробного, конечно, но все же брата. Джейк, как звали этого человека, был европейцем с каштановыми, коротко стриженными, волосами, лет тридцати восьми - сорока двух, то есть, примерно того же возраста что и турианец. Эндрю немного знал об это парочке: эти ребята серьезно наемничали вдвоем около пяти лет, регулярно влезая весьма и весьма серьезные передряги. Завязав с этим делом, они немного помотались, в поисках пристанища, заодно проведя ритуал "смешения крови", который что у людей, что у турианцев, был примерно схож. Так что да, эти ребята действительно считали себя братьями и об это знали все, кто более-менее давно вел с ними дела. Человек молча отдал агенту флешку, не произнося ни слова. Ни "здрасти" ни "до свидания" - подумал Райт спускаясь вниз. Он оставил машину в соседнем квартале и решил срезать путь, что бы сэкономить время, так как оно поджимало. Федерал проходил через узкий проулок, когда ему перегородили дорогу двое хмурых молодых людей. Агент уже хотел было велеть им убраться с дороги, но его внезапно скрутил приступ кашля, да такой, что он покачнулся и с трудом балансируя сумел дойти до стены и уцепиться за него. Сквозь дикую боль в груди и горле до него долетел наглый хмык, а секунду спустя ему с силой врезали под дых. Потом ударили под коленку: раз, второй, сзади сильно рванули швырнув на землю. Кто-то принялся сходу шарить в карманах, а вожак перевернул его лицом в верх и с наглой гадкой ухмылочкой потряс его автомобильными ключами перед его лицом. Почему-то именно эта ухмылка послужила причиной "законтачивания" в голове человека. Эндрю оскалился и, зверски зарычав, рванулся вверх. Вожак отлетел в сторону, оттолкнутый, тот, что копался в карманах неловко отскочил, сев на пятую точку. Двое других, на шухере, обернулись. Они только начали движение, когда Эндрю со страшной силой ударил ногой в лицо человека-вора. Где-то на заднем плане федерал отсек, что скорей всего сломал ему нос, страшным образом рассек лицо и сломал нижнюю челюсть, так как именно туда прилетел каблук. Парни с шухера подлетели к нему почти одновременно: один из них - батарианец, выхватил нож. Райт просто взял его руку и зафиксировал, не позволяя двигаться, одновременно он ударил ногой назад, сильным ударом останавливая второго - турианца. После чего ударил ребром ладони по кистевому суставу руки державшей нож, ломая его. Батарианец взвыл и Эндрю выхватил нож, метнув его в турианцу в плечо, что бы сбить его запал. Все ещё держа батарианца за руку, он ударил его в колено, выбивая его назад, отчего тот упал. Перелом ноги - ходить точно не сможет. Стоит признать, даже с ножом в плече турианец не отступил: глухо взревел, вырвал нож из плеча и пошел в атаку. Только вот не очень умело: чувствовалось, что он прошел учебку, но в реальном бою точно не был. Федерал легко отбил руку с ножом и поймал оппонента на удар в переносицу, да так что хрустнуло. Потом без зазрения совести добавил окованным носком ботинка чуть выше паховой пластины, а следом врезал колоном в челюсть, когда тот согнулся. Резко обернувшись, Райт был готов уже ловить убегающего главаря, но оказалось, что тот лишь сейчас попытался встать и вытащить пистолет из-за пояса. Эндрю прыжком оказался рядом, выкрутил пистолет, ломая человеку пальцы. Тот взвыл и кажется хотел просить о пощаде, но агент его не слышал. Со страшной силы он ударил противника в почку,потом добавил с другой стороны в печень. Два десятка секунд Райт использовал его как боксерскую грушу. Как он при этом его не убил? Видимо, попался везучий урод...
- Довольно.
Его левую руку резко остановили в движении, на пути к ребрам грабителя. Агент инстинктивно попытался ударить с левой в неизвестного, но её тоже перехватили, причем на полном ходу. Это несколько отрезвило федерала и он смог рассмотреть новое лицо. Ну кто же ещё?... Серая, бесформенная одежда, глубокий капюшон... Как обычно.
- Успокойся.
Холодный, властный, проникающий до самого мозга голос. Пару раз яростно и инстинктивно рванувшись, Эндрю все же сумел взять себя в руки.
- Отдышись.
Человек медленно и глубоко вздохну. До десяти... Выдох. До десяти... Вдох. До десяти... Турианец выпустил его руки и чего-то ждал. Райт вопросительно посмотрел на него, но потом резко отшатнулся к другой стене переулка и согнулся возле неё. Наблюдая за этой картиной краем глаза, Шеф безжалостно пнул своего сородича и велел:
- Встать. Всем. - Не дожидаясь, когда они встанут и подберут своих раненых, он добавил. - Пошли вон. Или получите ещё.
Как они убрались - Эндрю не видел, с закрытыми глазами он слышал лишь бешеный стук крови в ушах и трупную вонь разложения. Наконец он сумел кое-как встать, и потянулся за своей зажигалкой. Когда он, с трудом выпрямившись, прибрался за собой, в переулке остались лишь следы крови. Дрожащими руками он потянулся за сигаретой. Огонь ему поднес Шеф, на что Райт благодарно кивнул.
- Как... - человек сильно закашлялся, едва не уронив сигарету, - как... вы узнали?
- Не знал. Просто шел за тобой. Нужно поговорить.
- Понял. Слушаю.
- Ситуация изменилась. Я не знаю, что происходит, но все ускорилось. Приоритеты поменялись.
- Как?
- Понятия не имею. Вот что у нас есть. Сейчас неподалеку от орбиты висят несколько азарийских крейсеров с эмблемами Затмения.
- ЧЕГО?! - Вот теперь Райт уронил сигарету. - Здесь?! В ходовой зоне влияния Голубых Светил?! Как они вообще прошли мимо турианцев? Это же... Это же считай война.
- Спокойно. Уж не знаю как, но кое-кто сумел с ними договориться. Считай это... экспедиционным корпусом.
Эндрю фыркнул.
- И чего надо этим... "миротворцам"?
- Пока не знаю, но хочу знать. Меня кое о чем попросили.
- Вас?
- Не перебивай. Нам нужно кое-кого найти. Ту девушку, дрелла. У тебя есть что нибудь на неё?
- Нет, я сбросил это братьям. Они подтвердили, что такая действительно тут крутится, выполняет заказы, но ничего конкретного они не выяснили: ни где живет, ни с кем контактирует... Точнее, выяснили конечно, но что бы до этих гавриков добраться...
- Ясно. Так вот слушай вся эта команда на орбите тут из-за неё. Её нужно найти и достаточно быстро. Уж не знаю зачем она... Впрочем, это неважно. Я знаю, что эта дреллка какое-то время работала на синдикат, и в ответ мы получим информацию.
- От "миротворцев"?
- Да.
- Понятно. А что с моим делом?
- Проводи вскрытие и если будет хорошая зацепка - иди дальше. Но после немедленно переключайся на поиски дреллки. Я хочу найти её и быстро.
- А эти гаврики с орбиты, они?...
Турианец беззвучно усмехнулся.
- Я... связался с одним знакомым с из Кровавой Стаи и сообщил, что тут находится интересующая их личность, по дело об убийстве на Цитадели. И даже порекомендовал, кого именно прислать. Только вот у этого командира из Стаи некоторая... недоговоренность с командиром эскадрильи Затмения. Думаю, некоторое время мой знакомый будет занят тем, что бы удержать Кровавую Стаю от прилета в этот сектор и начала маленькой орбитальной войны. Ведь для всей планеты этих кораблей пока вообще не существует, как впрочем и всего остального, о чем мы говорим.
- Так... мы бежим на перегонки? Просто по дружески или "мы делили апельсин"?
- По дружески. Но... Здесь что-то не так. Я хочу первым поговорить с этой девушкой. Думаю, никто не будет возражать, если схватим её именно мы, облегчив им работу.
- Шикарно...
- Это ещё не все.
- Да?
- Есть информация... но очень косвенная и неясная... Синдикат кое-кого ищет на этой планете, из интереса к какой-то военной технологии. Вот только мы без понятия кого и какой.
- Ну, не велико дело... С чем эта личность связана?
- В этом и проблема. Мы НИЧЕГО не знаем. Только это.
- Эээ... - Эндрю почесал затылок рукой со второй сигаретой. - Круто... Сказка прям, блин...
- Именно. Так что секи всех и все, что хоть отдаленно тебе покажется похожим. Понял?
- Да.
- Ситуация накаляется. Я переброшу сюда ещё двоих агентов.
- Кого?
- Меха.
Человек кивнул: этого кварианца он знал, в целом, неплохой хоть и очень молчаливый силовик, в задачи которого входили штурмовые операции и охрана. Значит Шеф хочет укрепить их позиции на всякий случай.
- И Кино.
Упс... А вот это плохо. Кино (ударение на первый слог) - протеже Шефа, турианец как и он и, пожалуй самый приближенный к нему агент, которому поручают ответственную и деликатную работу. В отличие от Райта, он не был федеральным служащим, а скорее "частным предпринимателем". Шеф он... Он Велик. Страшен. Влиятелен. Властен. И на полную катушку использует все свои качества. Но Кино... Кино - личность-маска. Общаясь с ним вот уже несколько лет Эндрю так и не смог понять, где он настоящий, а где его очередная маска. Порою, человеку казалось, что только они и есть у турианца. Шеф прервал затянувшееся молчание:
- У нас на орбите флот, синдикат пришел в движение, и я понятия не имею, что тут происходит и почему. Мне нужно срочно собрать информацию. - Райт лишь кивнул. - Иди дальше по следу и ищи девушку. Будь готов. Если потребуется, придется перевести внимание на тебя.
Человек снова кивнул, на это раз хмуро. Самая его не любимая работа. Отвлекать внимание публики. Блеск... Они ещё немного постояли, пока агент докуривал сигарету. Потом коротко глянули друг на друга и разошлись в разные стороны.

Когда на часах было нужно время, Федерал сидел на капоте своего кара и с мрачным видом пил кофе. От целого вороха новостей и привалившей работы радости не прибавилось и тем более от новостей про "подкрепление". Черт, неужели все настолько паскудно? Или Шеф просто страхуется? Мех ведь не самый лучший боевик среди них, если бы тут была задница, то сюда прислали бы Чайра или Шехмета. Мда... Человек снова отпил кофе и кинул в рот наггетс - чем-то недовольный симбионт снова требовал пищи. Ох, будет на этой планетке та ещё каша похоже...
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-12-06 в 22:19 # 88
Шесть с половиной стандартных галактических лет назад…


Она была похожа на желтовато-белую жемчужину — звезда Кипладон в центре системы из трёх планет. И в отличие от строгой бело-голубой Требии, от которой её отделяли всего лишь каких-то два прыжка через ретранслятор, гостеприимно притягивала своим тёплым мягким светом.
Они шли через широкий астероидный пояс ко второй планете, Ционе — цветущей азарийской колонии, известной ещё со времён кроганских восстаний и, пожалуй, одной из наиболее крупных, являвшей собой важный военно-стратегический центр Республики.
Ведущую роль в этом играло снабжение республиканских флотов энергией. Но мало кто знал о второй — завуалированной роли Ционы. Её относительная удалённость от основных систем азари, обилие ресурсов и почти полная подконтрольность узкому кругу матриархов превращали планету в удобное место для размещения экспериментальных военных объектов, где сложный рельеф и обилие растительности надёжно скрывали их от посторонних глаз.
Юридически они были оформлены как закрытые частные научно-исследовательские центры по проведению разного рода исследований в области биологии, медицины, химии, робототехники и многих других, что позволяло избегать неудобных вопросов, и давали впечатляющие результаты от проводимых там экспериментов, нередко, правда, весьма противоречивых в этическом плане.

Но обо всём этом Иллиста Венариан мало что знала, когда поднималась на борт транспортного корабля, следовавшего в Силеанскую туманность. Её направляли в один из таких закрытых НИЦев Ционы в качестве медицинского эксперта для участия в исследованиях, стартовавших около полугода назад.
Инициаторами исследований были азари, начавшие разработку нового индивидуального оснащения бойца — боевого эндоскелета с функцией резервной третьей нервной системы организма. Но азарийские учёные, имевшие значительные наработки в области медицины, довольно быстро столкнулись с вопросами, касавшимися специфических технических аспектов, которые не смогли решить самостоятельно.
После долгих совещаний, матриархи, контролировавшие ход исследований, приняли решение обратится за помощью к турианцам, заключив с ними обоюдовыгодный договор, согласно которому обе стороны получали полный доступ к информации о ходе исследований и итоговым результатам.
Первый месяц всё протекало гладко, совместная работа шла полным ходом. Однако потом в представителей турианской стороны начали закрадываться сомнения в честности азарийких исследователей и их руководства. Турианцы заподозрили азари в сокрытии части промежуточных результатов.
Так оно было или нет - СБТИ, чьи инженеры принимали непосредственное участие в экспериментах, решила не выяснять, понимая бесперспективность прямого расследования. Вместо этого безопасники добились включения в число медиков-исследователей эксперта-турианца.

Иллисте предложили сотрудничество с СБ Турианской Иерархии лет десять назад. На тот момент, окончив медицинский университет, она едва ли успела проработать два года врачом в военном госпитале. Венариан быстро привлекла к себе внимание как умный талантливый перспективный молодой специалист. И первыми её шагами на поприще сотрудничества с безопасниками было сопровождение групп спецназначения.
По завершению очередного задания, ещё на пути обратно в Иерархию, она латала в корабельном госпитале раненных бойцов, латала пленных, если таковые имелись, а порой, с неохотой, выполняла и более «специфические» задачи, присутствуя на допросах, проводимых при помощи «коктейля откровений», и контролируя состояние допрашиваемого.
Здесь она получила первые настоящие практические навыки работы с пациентами других рас, которые впоследствии повышала и углубляла, проходя бесконечные курсы повышения квалификации.
Ещё через пару лет её начали привлекать к экспериментам по разработке новых военных технологий медицинского характера, впоследствии используемых с целью повышения выживаемости и боеспособности личного состава. Время шло. Участие в исследованиях и боевые командировки чередовались с относительно спокойной работой в турианских и межнациональных гражданских госпиталях.
И однажды Иллисту направили на очередное допобучение. Тогда она ещё не знала, зачем. Не знала, но увлечённо вникала в сложности и специфические особенности физиологии и биохимии нервной системы азари, людей, саларианцев, кроганов, дреллов, осваивала техники операций на головном и спинном мозге. И спустя пять месяцев обучения её направили в центр по разработке нейроимплантов на Циону.

По прибытии её встретила в космопорте молодая азари, представившаяся провожатой до НИЦ. Дорога заняла около двух часов лёта на небольшом челноке над промышленными районами Полоса, фермерскими угодьями и узкой полосой густой ционийской растительности, наравне с тщательно охраняемым периметром отделявшей территорию центра от внешнего мира.
На ознакомление с новым местом работы турианке было выделено двое суток. И утром следующего после прибытия дня она приступила к этому ознакомлению.
Корпус, в котором ей предстояло работать включал в себя несколько лабораторий, две операционные, палаты для подготовки к операциям, послеоперационные палаты, ряд технических и административных помещений, многое другое.
Внутренне прислушиваясь к атмосфере центра - невнятной и мутно-тревожной, турианка шла от жилого корпуса к рабочему зданию. Зайдя в него и заглянув в первую на своём пути лабораторию, Иллиста поняла, что та всецело отдана под нужды инженеров и технарей. За одним из столов, углубившись в изучение схемы нейронной сети, сидел спиной к ней мужчина турианец. Оглянувшись на шум и увидев зашедшую в комнату незнакомую женщину, он встал и, поприветствовав, подошёл ближе.

- Вы с какой целью? - спросил он, с интересом оглядывая неожиданную гостью.
На вид Иллиста дала бы ему лет тридцать — тридцать пять. Выше её почти на две головы и раза в полтора шире в воротнике, он был одет в светло-серую форму сотрудника центра, отмеченную значком принадлежности к инженерскому составу. Серые лицевые пластины с тонкими почти чёрными татуировками выделялись на бежевого цвета коже и оттеняли внимательные голубые глаза.
- Осматриваю новое место работы, - ответила Иллиста, также изучая взглядом инженера.
- Хм-рр, - он сдержано улыбнулся, - мне говорили про вас вчера. Так, значит, это с вами мы будем работать в паре. Фортиас Фалькрус, - представился мужчина.
- Иллиста Венариан, - слегка наклонила голову турианка. - Не знаю. Мне не сообщали что-либо относительно… р-мм.. - она запнулась, подбирая слово, - напарника.
- Мне самому сообщили только накануне. С организованностью у азари… есть некоторые проблемы, - Фортиас неопределённо пожал плечами. - Но здесь все врачи работают в паре с инженерами. Врач осуществляет контроль за состоянием организма пациента и имеет к нему прямой доступ. Инженеры удалённо отслеживают работу имплантированныхх устройств.
- Вот как, - протянула Иллиста. - Немного нестандартная схема.
- Согласен, - кивнул Фортиас. - Но в данном случае медики считают это оправданным, поскольку, как они говорят, меньшее число контактов снижает риск осложнений.

Он немного нервничал — она чуяла это по слегка напряжённому ощущению вокруг него. Списав это на естественное волнение при знакомстве с новым сослуживцем, Иллиста кивнула и продолжила:
- Вы здесь с самого старта исследований?
- Нет. Я тут работаю чуть больше месяца.
- Работа с ВИ эндоскелета?
- В основном — да. А вы — хирург?
- Не совсем, - повела жвалами турианка. - По большей части, эксперт-наблюдатель. Но и хирург тоже.
Разговор мог бы продолжаться ещё долго, но Иллисте уже пора было идти дальше.
- Вы намерены осмотреть весь комплекс? - спросил Фортиас, когда женщина направилась к двери.
- По возможности.
- Могу проводить, если хотите.
Иллиста задумалась. Самостоятельное ознакомление с центром, учитывая его размеры, могло затянуться более чем на два дня, и помощь в виде более сведущего провожатого, турианца, была кстати. Она согласилась.
DV
145 0%
Offline
3033
2015-12-09 в 19:49 # 89
Едва уловимое дыхание зимы, коснулось витражных окон башни Сиптимуса в центре Терсея. Солнце садилось, наполняя помещения мягким и тёплым светом. В шикарных апартаментах пентхауса царила суета. Азари, турианцы сновали туда-сюда с озабоченным видом. Ни кто не разговаривал в полный голос. Босс была здесь, подтверждением этого, были две коммандос азари, с непроницаемым выражением лиц, в броне сестёр затмения.
Яркие оранжевые пятна, поблёскивали на чёрном мраморном полу, тускло отражая свет розовых светильников. Азари, присев на край стола, озабоченно перебирала датпады, раздражённо шмыгая носом.
- Это всё не то. – Нуви, шваркнула планшет на стол, и презрительно смерила взглядом двух бойцов, оттаскивающих тело крогана из её кабинета. - И вымойте за собой пол! – бросила она в след уходящим.
- Разрешите обратиться, коммандер. – На пороге появился внушительно вида турианец, с располосованным шрамами лицом. Азари, махнула рукой, подав одобрительный знак.
- Мэм, мы обшарили всю колонию, и ни где не…
- Значит не всю. Найти одного батарианца в колонии людей и турианцев не так уж и сложно. Раз вы не справляетесь со своими обязанностями, значит, я найду тех, кто справится, за ваше жалование. Вон!
- Ты не думаешь, что он мог заведомо свалить? - Зинт докурил и затушил сигару.
- Не думаю. Эта мразина умеет залегать на дно, тебе понадобилось потратить много сил и времени, выясняя, что он в этом захолустье. А это значит…
- Тогда я займусь этим лично. – он встал и направился к выходу.
- Нет, ты нужен мне тут.
Батарианец остановился у двери и вопросительно посмотрел на неё.
- Найди мне эту турианскую суку, без неё поима Изид, не будет, имеет особого смысла.
- И что дальше? Ты распотрошишь её тут, как этого крогана, и ни чего не добьёшься. – он подошёл к ней и заглянул в глаза. – Я работаю над этим, я знаю где она, кто она, изучаю её круг общения… К слову, у этой турианки есть одна привязанность, – он зло хмыкнул – полудурошная азари. – Нуви удивлённо посмотрела на него. – Да, представь себе, городская сумасшедшая. Говорят, её от смерти пасла хозяйка местного популярного заведения, та, пожила у неё, пока не оклемалась, и свалила, в очередном порыве наложить на себя руки…
- И сердобольная Иллиста подобрала её. Как же банален мир. – она тяжело вздохнула, и проводив тоскливым взглядом стол, заваленный электронной документаций, плюхнулась в большое кожаное кресло.
- В банальности гуманоидов, наше преимущество, не находишь?
- В банальности есть непредсказуемость очевидности. Это не мои слова, а…
- Пуэливиты Маагнис. Ты всё ещё читаешь стихи этой безумной азари?
- Она философ, и просто наполненное мудростью существо, твоему узкому батарианскому мировоззрению не дано охватить в полной мере глубину её мысли, и прочувствовать биение жизни Вселенной. Налей мне вина.
- Ага, куда уж мне. – Бурча что-то себе под нос, он подошёл к бару.- Знаешь, твоя категоричность и предвзятое отношение, заваренное на эгоизме, амбициях и тщеславии, в определённый момент сыграет с тобой злую шутку. Как говорят, простые гуманоиды: «У Вселенной довольно изощрённое чувство юмора»
- Эту изощрённость я ощущаю на своей шкуре с самого момента рождения, так что не нужно меня учить жизни Зинт
- Я не учу тебя, а забочусь о тебе, очень странно, что прожив в этом мире более четырёх сотен лет, ты не понимаешь таких очевидных вещей. – он протянул ей бокал, и его губы тронула полная светлой грусти улыбка. Она посмотрела в его чёрные, как бездна глаза, и улыбнулась в ответ. Он сел напротив неё, и они ещё долго молчали, на только им, известные темы.




День в колонии клонился к концу, окрашивая горизонт в золотисто-зелёные тона. Тени принимали насыщенность, плавно растекаясь по узким улочкам промышленной зоны. Легкий, но морозный ветерок, играл маленькими охапками листьев, закручивая их причудливом танце. Крохотные капли дождя, замерзали на лету и беспомощно таяли, лишь коснувшись земли. Молодая дреллка не знала, что это первая холодная осень за всю историю существования колонии. Укатанная с ног до головы в старый потёртый кожаный плащ оно брела в синих сумерках, выжидая, когда ночь вступит в свои права, и станет её верной союзницей. Изид хмурилась, вспоминая беседу с Ранко, до встречи с ним в её душе еще теснились сомнения, но теперь, она точно уверенна, что батарианец продал её, продал по дешевки, от страха и злобы, а не ради выгоды. Всё что она могла сейчас, так это предъявить ему счёт, который так долго ждал своего времени в её памяти, а потом… потом, исчезнуть. Бежать, бежать, оглядываясь, застревая в воспоминаниях, просыпаясь по ночам, и вздрагивая от малейшего шороха. Нуви. Её пронзительные глаза, заставляющие сердце замирать, её голос от которого кровь застывает в жилах. А что если не бежать, если ответить ей, набраться храбрости и не убегать, но что она может противопоставить её силе… Только другую силу, силу, которая заставит её задуматься, но где найти эту силу? У Нуви много врагов, но они связанны кодексом и обязательствами, нужен тот, кто не принадлежит к их среде.
Солнце село, а ночь, игнорируя вечер, захватила власть в городе, и его окрестностях. Изид была готова.




В небольшой съемной квартирке бедного района был беспорядок, тут явно была борьба, а потом… потом, убийство. Хозяйка квартиры стояла на пороге застывшая от ужаса. Стены и пол были забрызганы кровью, у самой двери валялась батарианская перчатка, обильно залитая, явно не кровью жильца.
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Volchitsa-Assassin
43 0%
Offline
1121
2015-12-16 в 17:08 # 90
Утром того дня Калина спешила на место работы. Расследование затянулось из-за интереса местной полиции к оставленным трупам, а перемены в погоде вынудили сменить приоритеты. Слабый иммунитет гарантировал легкую простужаемость, ставя под риск все задание.
"Нужно будет усилить батареи нагрева костюма, обновить системы лечения и заправиться лекарствами. На грядущих выходных отправлюсь по магазинам."

Агент Коллегии улыбнулся под маской, поняв как давно она не гуляла по магазинам. Метания по галактике во время Паловничества, затем военная служба и новая роль в жизни оставило совсем немного времени на исследование магазинов, хотя бы их онлайн версий. Коллекция голографических фигурок давно не обновлялась. Придя в магазин, заняла привычное место в мастерской, где ее ожидала новая партия приборов на ремонт. Несколько полицейских сканеров, часы и картина с голограмным полотном. Удобная вещь для тех кто имеет склонность часто менять вкусы или не любит собирающие пыль настоящие полотна.

Приступив к работе, кварианка одновременно работала руками и анализировала последние продвижения в задании. Те мелкие сошки не соврали - местные клубы и склады действительно были местом сбора бандитов. За несколькими из них кварианка попеременно следила с разным успехом. В речах людей встречались знакомые имена, но самым частым на слуху было имя некоего Никодима. Калина не сомневалась что он имеет вес в этой колонии и через него она могла выйти на нужные ей цели. Осталось только составить план ловли этого типа. Но план осложнялся тем что у не было команды для такого дела, а в одиночку у нее не будет шансов. Ей требовалась помощь, но откуда ее можно было ждать?

Углубившись в работу и наблюдения, агент Коллегии не заметил что попадалась в камеру наблюдения во время слежки за клубом и кто-то из полиции решил заняться ею.
Непросто быть человеком, когда из тебя сделали зверя.
Белое не значит чистое, Черное не значит грязное
aleksiann
66 0%
Offline
2453
2015-12-22 в 22:22 # 91
После того, как Изид покинула его заведение и скрылась из виду, Алексей вернулся к привычному вечернему моциону. Он налил себе бокал любимого коньяка, а затем удобно расположился в своем кресле, закинув обе ноги на рабочий стол.

В таком положении он проводил почти каждый вечер с того самого момента, как перебрался на Хейлос. Это были одни из тех немногих моментов, когда он мог позволить себе немного расслабиться.

Вот и сейчас он пытался расслабиться, но это у него получалось с трудом, поскольку беседа с загадочной дреллкой оставила после себя кучу вопросов, которые его мозг пытался обработать и на которые пытался найти подходящие ответы, но никак не мог это сделать.

Временный покой и умиротворение, которые Ранко обрёл после слов Изид, пропали также внезапно, как и появились. Вместо них появилось некоторое беспокойство и попытки осмыслить сказанное дреллкой в адрес его персоны. И вся эта какофония его собственных мыслей и чувств окончательно убедила Алексея в том, что до встречи с Изид он жил скучной и унылой жизнью. Пусть он был контрабандистом и постоянно рисковал своей жизнью и свободой, но это не означало, что в его жизни была цель. Если задуматься на время, то окажется, что Ранко просто бежал от себя самого и от настоящих приключений, которых он так страстно желал. Он будто выпал из цепи интересных и увлекательных событий Вселенной, а теперь она пытается вернуть его в строй.

На этом моменте Ранко остановил ход своих мыслей, слегка пригубил янтарный напиток в своем бокале и, слегка повернувшись в кресле, посмотрел в ночь за окном. Он уже решил для себя, что будет помогать Изид, чем бы это для него не обернулось, но для этого нужно более серьезно отнестись к выполнению её заказов иначе приключения, которых Алексей так желал в далеком прошлом, могут завершиться так толком и не начавшись.
"Чтобы ваши азарята были полностью здоровы - покупайте сингулёгурт от "Голубой Коровы". "Голубая Корова" - это регулярные поставки нулевого элемента для вашего азарёнка!" Наш девиз - "Не тормози! Сингулёгурт азарьни!!!" - Рекомендовано для беременных и кормящих азари, а также для детей-азари до 15 галактических лет!
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-12-29 в 0:31 # 92
Совместно с Я-туман

Всё когда-нибудь заканчивается. Вот и этот богатый на события день угасал. Шедар закатился за горизонт, и весь город погрузился в нежные, как объятия любимой, сумерки. Старый спортзал тоже притих и приготовился ко сну, как старый человек в преддверии ночи. Гостьи батарианца устроились на нижнем этаже. Горек даже сбил замки на старой кладовой, в которой нашлась пара старых, но вполне себе сносных раскладных кроватей. Так что, на полу спать пришлось только батарианцу.
Конечно, не всё прошло так гладко, как хотелось. Но Гореку показалось, что проблема с Нэнси вполне решаемая. Батарианцу подумалось, что хватит диалога с девушкой тет-а-тет, но этот разговор он решил отложить на следующий день, чтобы девушка немного подостыла и успокоилась. В кладовке помимо коек нашелся ещё и старый голопроектор - подключив его к планшету, Горек выводил изображение прямо на испещренный трещинами потолок малого зала. Он обещал помочь Иллисте, держал свое слово и за несколько часов нарисовал небольшую схему с кружочками и стрелками, отражающую всю информацию, которую он имел. И вот после нескольких часов что-то получилось, но что - Горек уловить не мог. Он смотрел на свои труды и понимал, что там что-то есть, какая-то зацепка, но он её не видит, ему нужен “чистый взгляд”. И сейчас батарианец лежал на брошенных на маты простынях и одеяле, докуривал очередную сигарету и смотрел, но не видел.
В коридоре мимо двери в малый зал по направлению к тренерской прошелестели едва слышные шаги. Иллиста вошла в комнату, стараясь не потревожить дремавшую на диване девушку, и проследовала на кухню сделать себе перед сном травяного чая. Зажигать свет она не стала - ей вполне хватало того освещения, что проникало в кухню через окно. Вода вскипела быстро. Заварив чайник, она присела за стол и устало уставилась в окно.
Бесшумно засветился инструментон. Иллиста посмотрела на дисплей - там горел значок входящего сообщения. Открыв его, она увидела, что оно отправлено было с омни Клариссы. Но содержание сообщения оказалось коротким и странным. Клара просила помочь ей и её знакомому завтра, ни указав точно ни времени встречи, ни имени знакомого.
За грудиной почему-то потяжелело. Отчасти потому, что Иллиста не любила неясности и неопределённость, отчасти потому, что с сообщением мутное ощущение беспокойства. Нового беспокойства. И ощущение следующего изменения.
Тряхнув головой, женщина допила чай. “Если она не уточнила сегодня, наверняка напишет завтра,” - подумала турианка, прогоняя тревогу, и потянулась к чайнику.
Словно в ответ на её возню из тренерской донёсся шорох одеяла и тихий скрип. Вспомнив дневной инцидент, Иллиста поняла, что не готова к возможному разговору с Нэнси, проснись она вдруг. Турианка снова наполнила чашку и так же тихо, как пришла, покинула кухню.
Глаза успели привыкнуть к темноте, и Иллиста различила во мраке коридора тусклую узкую полоску света, пробивавшуюся из малого зала. Подойдя ближе, она услышала мерное гудение какого-то аппарата и тихонько постучала коготками в дверь.
Мерное гудение проектора убаюкивало, Горек, похоже, провалился в дрёму, зыбкую, как туман. Он не знал, сколько он так пролежал на грани сна и яви, но легкий стук вернул его в реальность.
- Да, - прошептал батарианец, но в ночной тишине его голос показался громовый раскатом.
- Я не помешаю? Или ты уже спишь? - Иллиста легко толкнула дверь и вошла в зал. В нос ударил сухой горьковатый запах сигарет. Увидев на потолке странную схему, проецируемую голопроектором, турианка остановилась. - Что это?
- Пища для ума, - ответил Горек, приподнявшись на локте. - Не хочешь присоединиться к… трапезе? - батарианец жестом пригласил турианку на свободную часть мата.
Иллиста присела на одеяло, сложив под себя ноги (как бы сказали люди “по-турецки”), сделала пару глотков и поставила чашку на пол рядом с матами.
- И какое же главное блюдо? - она уставилась на схему, пытаясь вникнуть в её смысл.
- Я надеюсь, что правда. Но пока что тут только ингредиенты. - Горек сокрушенно ухнул и лег на маты.
Вчитываясь в написанное, Иллиста остановилась на первом же встретившемся ей имени - имени убитого коменданта колонии. Чуть дальше она заметила обведённое в круг слово “Кроган”, а ещё дальше - “Человек”. И поняла.
- Пытаешься отследить траекторию движения “Хейлосского зверя”? Найти закономерность? - её осенило, что было бы неплохо составить аналогичную схему по результатам медэкспертиз для Клары.
- Пытаюсь найти, что их связывало, кроме зверского убийства. Пока я понял только одно: они были не очень хорошими представителями своих народов. А для более детального расследования мне нужна более детальная информация. Завтра потрясу Нову. После разговора с… Нэнси.
Иллиста невольно вздрогнула при упоминании о Нэнси и перемены в тоне и эмоциях Горека.
- Разговора с Нэнси? - скрыть беспокойство до конца не удалось. - О чём?
- О том, что за муха её укусила, - батарианец перевел вгляд на Иллисту. - Амира тебе не говорила о предмете их беседы?
- Нет, - турианка покачала головой. - Амира всегда говорит только то, о чём хочет говорить. Большего от неё не узнать. Но… - Иллиста запнулась, подойдя близко к теме о даре азари, - насколько я могу судить по её реакции и по поведению Нэнси, разговор у них вышел не самый приятный.
- Мне тоже так показалось. А ты как женщина, как думаешь, что с ней?
Иллиста пожала плечами.
- Я слишком мало её знаю. Но она просто кипела от ярости. Не представляю, что могла сказать ей Амира, что её так разозлило.
Горек вновь перевёл взгляд на схему, но мысли его были заняты другим. Сначала он думал, что ему показалось… во взгляде Нэнси он увидел весьма отрицательное чувство. Ревность, хотя и оно является проявление либо любви, либо жажды обладания. Неужели эта девчонка в него втюрилась, и теперь станет бросаться на любого, кто будет на него заинтересованно смотреть. Интересно, а можно ли избавить от любви?.. Батарианец задумчиво вновь посмотрел на Иллисту. И понял, что нет.
- Это не важно, Илли, я кажется понял, в чём дело, - ответил Горек. - Она просто ревнует.
От жгучего укола где-то в области живота внутренности болезненно сжались. Она повернула к Гореку лицо, зелёные глаза сверкнули.
- Вот как? С чего ей ревновать?
- Мне тоже очень интересно. Видимо, приняла мою заботу, за иное чувство, - батарианец безмятежно посмотрел Иллисте в глаза, и слегка улыбнулся.
Зрачки турианки сузились.
- Заботу? - она почуяла, что Горек лукавит, и ждала, скажет ли он что-нибудь ещё.
- Я за неё отвечаю, - начал, было, Горек. - И перед редакцией, и перед своей совестью, и не хочу, чтобы девчонка наломала дров, и совершила ошибки, которые приведут к неприятным последствиям. В этом мы схожи, Иллиста, у нас обоих есть, о ком заботиться.
- Ты прав, - согласилась она. - Наверное, я теперь тоже отвечаю за Амиру. В некотором роде… Как за пациента, так и… за ученицу.
- Ученицу, - протянул батарианец. Полежал еще пару секунд, глазея на свою схему, а затем выключил проектор. Комната погрузилась во мрак. Лишь через грязные окна проникал слабый свет фонарей. - Может, скажешь мне, что с тобой произошло в течение дня, что ты поменяла отношение ко мне? Утром ты хотела иного.
Иллиста сидела неподвижно, сгорбившись и уставившись в одну точку. Вязкая усталость, накопившаяся к концу дня, словно ждала момента, когда придёт время отдыха, и лишний раз напомнила, что она ещё пока нездорова. Да ещё это странное сообщение от Клары, не добавившее ей душевного спокойствия…
Глаза быстро привыкали к темноте. Рождённые со зрением более острым, чем человеческое, батарианец и турианка очень скоро смогли сносно различать в тусклом бежево-лиловом свете очертания предметов, зала. Было тихо. Тишину нарушали лишь редкие приглушённые звуки засыпающего города, да их собственное дыхание.
Слова Горека удержали сознание Иллисты у края тугого сонного забытья. Она чувствовала, как он смотрит на неё и как от его взгляда, звука его дыхания рядом, запаха, будоражившего, обволакивавшего мягко и с головой, ощущения его спокойной уверенной силы по её телу начинают расходиться “вихриватые”, ускоряющие бег крови волны. И снова чуть поджало и тонко заныло внутри. Она поняла, что хочет этого. Хочет, чтобы он прикоснулся к ней. Весь. Целиком и без остатка. Здесь и сейчас. Женщина повернула голову, склонила её набок и хитро уставилась на батарианца.
- Ха! И чего же именно?
Горек глухо рассмеялся. “Какой же у него приятный дурманящий голос…” - пронеслось в голове у турианки.
- Могу рассказать, показать и даже картинку нарисовать, - кончики пальцев Горека скользнули по её спине, едва дотрагиваясь до тела. - Но, мне кажется, наглядная демонстрация будет лучше.
От его прикосновения расходившиеся по телу волны перешли в легчайшую, пламенем крошечной свечи трепещущую дрожь. Иллиста подняла голову. Словно впервые она видела Горека сейчас. Полутьма скрадывала разницу в очертаниях. Широкая грудная клетка и плечи, несколько более массивная, чем у турианцев, шея. Внимательный взгляд обеих пар глаз, устремлённый на неё. Турианка вспомнила утро, крепкие, мягкие руки у себя на спине, свои мысли в тот момент.
Она втягивала в себя его запах - иной, непривычный, приятный, повела мандибулами. И без того широкие в полумраке зрачки её ещё больше расширились, из вертикальных превратившись в почти круглые. В воздухе вокруг неё повисло незнакомое странное смешанное ощущение угрозы, вызова и желания этот вызов принять.
Батарианец привстал и прижал к себе Иллисту. Его руки погладили её плечи, а затем спустились по спине до бедер. Она задышала сильнее и чаще, в дыхании её послышались низкие подрыкивающе нотки. Горек чувствовал бешенное биение сердца турианки и с теплом её тела ощущал, как по её жилам течет кровь. Посмотрел в её глаза цвета молодой листвы, и, проведя тыльной строной ладони по лицевой пластине, поцеловал.
Снова этот горьковатый мимолётный привкус… И снова странный поступок, о котором она знала, но никогда не думала, что испытает на себе. И ответила, коснувшись кончиком языка его губ, осторожно прикусила за нижнюю, дотронулась пальцами до его висков, провела коготками к плечам, прислушиваясь к ощущениям внутри себя и внутри него.
- Ты мягкий… - как будто смущённо и не к месту проговорила женщина, а потом чуть отстранилась, посмотрела на батарианца и задала вопрос, привычный для её народа, хотя решение и ответ почти всегда очевидны, но, тем не менее, всегда задаваемый по обычаю: - Ты хочешь быть со мою, Горек?
Возможно, он не знал о нём, но турианка всё равно спросила и теперь ждала ответа.
Батарианец не ожидал подобного вопроса, но не показал свою расстерянность. Только глаза слегка сощурились, и на лице появилась легкая улыбка.
- Да, Иллиста, хочу, - его ладони легли на её плечи и слегка сжали их.
Она помедлила, ожидая аналогичного встречного вопроса, но потом сама же усмехнулась своим мыслям. Он не обязан был знать этой условности.
Негромко уркнув, турианка пододвинулась к нему вплотную, скользнула пальцами по одежде и провела языком ему от основания шеи вверх. Его непривычный чуждый запах будоражил всё больше, а прикосновения мягких пальцев рождали новые, несколько странные, но приятные ощущения.
Горек ответил, одна рука батарианца нежно, но крепко приобняла турианку за талию, а другая схватила за основание шеи сзади. Иллиста, непривычная к таким подходам, замешкалась, и Горек вновь уловил момент для поцелуя, на этот раз долгого.
Первая растерянность ушла, а ощущение сильных пальцев у основания воротника, в нежной ложбинке между ним и шеей, заставило сладко вздохнуть. Иллиста заурчала, подалась талией навстречу его телу, чуть прогибаясь назад. Её руки легли батарианцу на спину и плавно ласкающе заскользили по ней, временами поджимая от удовольствия пальцы, так, что сквозь одежду чувствовались коготки.
Гореку не особо нравились “жесткие” игры, но ласка Иллисты была скорей приятна. Батарианец быстро стянул с себя футболку и обнажил массивный голый торс, перевитый мускулами. “Какое тело…” - изумрудные глаза с хищным игривым интересом заскользили по нему и увидели несколько шрамов, ожогов и других неприятных последствий работы журналистов. Видимо, не все его статьи заканчивались без последствий. Пальцы турианки прошлись по одному из шрамов, а взгляд её следил за лицом батарианца.
Она не могла в полной мере оценить его, как и не могла не чуять силу. Но до конца ощутить Горека не получалось: разница между ними мешала настроиться. Что-то находило в нём ответ, что-то нет. Турианка терялась в потоке незнакомых ощущений, но продолжала попытки.
А пальцы изучали его тело.
- Нож, - проговорила она. - Лезвие толстое - не мономолекуляр. Откуда это?
- Это память, об одном из первых моих журналистских расследований. Там я перешел ту грань, за которой дело становится личным, - лицо батарианца скривилось: видимо, те воспоминания для него не были приятными. - За что и поплатился. Теперь я знаю, что не обязательно нужно лезть в пекло. Я ведь не рыцарь в сверкающих доспехах, - Горек улыбнулся, - а писака с блокнотом.
Турианка усмехнулась. Слова батарианца явно не сходились с тем, что она видела и ещё больше не сходились с тем, что она чуяла. Между тем, пальцы скользнули к следующему шраму.
- Пулевое, - она словно прислушалась. - Много боли. Больше боли, чем опасности. Тоже “память”?
Горек посмотрел на шрам, и ухмыльнулся.
- Батарианцев никто не любит. Когда я работал в службе безопастности, я думал, это все от того, что я полицейский. Но, как оказалось, батарианцев-журналистов не любят еще больше. А это меня один придурок подстрелил - принял за бандита. Правда, стрелок он был хреновый, - ответил батарианец.
Иллиста улыбнулась.
- Это хорошо. Хорошо, что он был хреновый стрелок. Потому что... хотя батарианцы сами создают себе дурную репутацию... - она тоже сняла с себя рубашку, открывая собственные шрамы, пару искусственных пластин на пояснице, расколотые, неважно сопоставленные пластины на воротнике и оставаясь в одних лишь коротких шортиках, - я люблю одного из них.
Её пальцы переместились с тела Горека на его виски, ласкающе пробежались по завиткам кожных складок на его голове и остановились у основания шеи.
- Да, вижу жизнь и тебя потрепала, - руки мужчины прогладили грудной гребень и воротник Иллисты. Затем одна рука, обхватив турианку за талию, прижала к Гореку. А вторая, поглаживая тыльной стороной ладони низ живота, спускалась все ниже, а потом расстегнула шортики Иллисты и скользнула дальше.
Ощутив, как к подвижным лонным пластинам ласкающе прикоснулись тёплые мягкие пальцы, Иллиста задрожала, чувствуя, как от прикосновений Горека по телу начинают расходиться волны жара, как начинает сладко потягивать низ живота. Она чуяла стекавшую с его пальцев силу, сливавшуюся с её собственной и распалявшую едва ли не сильнее, чем его прикосновения.
Пальцы женщины мягко прикоснулись к коже чуть пониже затылка батарианца. Привычное лёгкое онемение - она сама начала лить в него свою, чувствуя, как неуверенно, но всё же ей начинает приходить понимание.
Вторая рука осторожно прошлась по животу Горека, поднялась ему на грудь, огладила плечо, снова вернулась на живот и замерла у края брюк.
Горек не стал останавливаться на достигнутом. Рука нежно огладила пластины Иллисты, влажные и подрагивающие при каждом прикосновении. Пальцы нежно прошлись по краям, слегка нажали, развели их в стороны, вошли в турианку и коснулись меж складок плотного горячего крошечного комочка. Иллиста ощутила слабость в ногах и упала, если бы Горек её не держал. Из турианки вырвался сладостный стон, а руки мягко сжали мужчине плечи. Голова Иллисты склонила на плечо Горека. Батарианец чувствовал у себя на шее её ритмичное горячее дыхание. Вздохи и выдохи совпадали с движениями руки батарианца. И в самый острый момент вместе со стоном Иллиста слегка укусила батарианца за мочку уха.
Горек вздрогнул. Уловив его движение, турианка поняла причину.
- Прости, - выдохнула она смущённо и, словно извиняясь, потёрлась лбом о его подбородок.
- Бывает, - нежно и тихо ответил Горек, целуя её в лоб. - Это всё от переизбытка чувств. Батарианец ещё раз поцеловал Иллисту, а затем аккуратно положил на маты, прошёлся рукой от её плеча до бедра, подтянул его к себе. Она поняла, что ждёт продолжения. Чтобы его руки сжимали, ласкали и мяли её тело. Его сила, не уступавшая той, что она знала прежде, будоражила и заводила её не меньше, а может и сильнее, чем его ласки. Она хотела того, чтобы он взял её сейчас. И Горек это понял.
Поцеловав турианку батарианец стал спускаться все ниже: проведя языком по шее, затем килю, по животу, оставившись у шортиков. Горек еще раз взглянул в лицо турианки и с легкой полуулыбкой стянул с нее оставшуюся одежду.
Отвечая на его ласки, она осторожно гладила руками его шею, плечи, мягко направляя его движения, урча от удовольствия и поглядывая на него с хищной, чуть коварной улыбкой в уголках глаз. А потом вдруг подалась в сторону и вперёд, выскальзывая из-под батарианца, и, увлекая его за собой, перевернула на спину. Оказавшись сверху, она уселась на его бёдра и игриво прищёлкнула мандибулами.
- Девочки сверху, - ответил батарианец оказавшись на лопатках.
- А ты предпочитаешь иначе? - задорно сверкнув глазами, Иллиста провела коготками по очертаниям мышц на его животе и боках и расстегнула на нём брюки, забираясь пальцами внутрь. - Расскажешь, как?
Ладони батарианца легли ей на бёдра, поднялись выше - к талии, сжали пластины на боках. Турианка тихо зарычала и, в свою очередь, ласкающе коснулась его члена, проведя ладонью от основания к головке, скользнула по внутренней стороне бедра, начиная стягивать с него брюки. Горек приподнялся на локтях наблюдая за манипуляциями турианки, и помог ей стянуть с себя брюки.
Усевшись обратно, Иллиста продолжила ласкать его живот, грудь, чувствуя, как в свою очередь, пальцы Горека легли ей на пластины пониже крестца, поджимая их и заставляя турианку немного податься вперёд. Она сладко вздохнула, начиная дразняще-медленно ритмично двигаться бёдрами, сведя обратно лонные пластины. Положив свои ладони поверх его, она чуть сместила его пальцы в сторону края пластин, где был тонкий край тонкой и чувствительной кожи, и чуть надавила, прижимая к себе кончики его пальцев.
По телу пробежала ещё одна сладкая волна, сильнее прежних. Рык стал громче, турианка подалась вперёд, прогибаясь в талии и прикрывая глаза, погрузившись в острые приятные ощущения, растягивая ласки и ощущая, как в батарианце, да и в ней самой нарастает напряжение и жажда продолжения.
Горека с головой, накрыла волна желания и страсти. Батарианец уже был готов, а Иллиста все больше и больше распаляла мужчину, продолжая свои игры. Руки батарианца приподняли Иллисту. Она почувствовала, как он упёрся в её сомкнутые пластины и, промедлив ещё секунду, раскрыла их - и батарианец насадил её на себя.
Она коротко выдохнула, вздрогнула, зашипела и замерла на пару секунд, удерживаясь на руках, не давая войти в себя полностью и прислушиваясь к необычным, но острым и приятным ощущениям в себе. Потом снова накрыла руки Горека своими, сместила их себе на бёдра и начала неспешные и поверхностные ритмичные движения, постепенно всё больше и больше прижимаясь к нему, озорно поглядывая на батарианца и тихо рыча от нарастающей тянущей сладости внутри.
Непривычно… Непривычно и отчасти неосторожно… Турианка поймала себя на мысли, что утром пожалеет о столь опрометчивом поступке: тело припомнит ей через несколько часов зеркально чужеродный белок. Но следующее движение, когда она предельно сильно прижалась к Гореку, ярким прострелом, пронзившим её, прогнало эту мысль прочь. Иллиста вскрикнула и сильно прогнулась назад, отчасти испугав этим Горека. Ухватив её обеими руками за талию, он сжал пальцы, удерживая и поддерживая её, но, невольно только усиливая удовольствие и заставляя её снова вскрикнуть.
А потом уже испугалась она своего высокого крика. Где-то у края распалённого сознания промелькнула мысль, что в доме они не одни. Батарианец почувствовал, как сократились её мышцы, обхватывая его плотнее. Согнувшись вперёд, Иллиста почти прижалась головой к его груди. Движения её замедлились, становясь плавнее. Положив руки на плечи батарианцу, чувствуя, как от её прикосновения напрягаются его мышцы, и поджимая коготки в ритм движений, она тихо постанывала от горячей дрожи наслаждения, расходившейся по её телу.
Горек почувствовал горячее дыхание турианки у себя на груди. Распаленный батарианец прижал Иллисту к себе, все набирая темп. Дыхание батарианца и турианки сливалось в такте с движением двух разгоряченных тел и биением двух сердец.
Дыша сдавленно, часто, стараясь удержать громкий стон, Иллиста чувствовала, как нарастает внутри, приближая сознание к состоянию транса, перехватывающая дух сладость. Тянущее, давящее, упоительное наслаждение внизу живота нарастало с каждым следующим движением. Бёдра турианки сжались сильнее.
Горек почувствовал что Иллиста уже на грани, он и сам был близок к этому. Поэтому мужчина сменил темп, перейдя от быстрых движений к более плавным и нежным. Ладони его рук нежно сжимали бедра турианки поддерживая её. Батарианец приподнялся на локтях, и аккуратно взяв Иллисту за побродок приблизил к себе и поцеловал.
Неожидавшая и неготовая, она не смогла сдержать похожего на обиженное и возмущённое ворчания. Турианка ощутила дразнящую нотку в его настроении. Он словно играл, наслаждаясь её балансированием на грани пика удовольствия, но не давая ей его. И злилась, задорно злилась. Отвечая на его поцелуй, она прошлась кончиком языка по его нёбу, губам, отстранилась, призывно скользнула ему по шее, подвела под его губы свою, снова зашипела, когда его острые зубы, угадав её желание, защектали ей кожу. Горек приподнялся, его руки с бедер поднялись к спине, скользнув по позвоночнику и ребрам, когда он отвечал на поцелуй. Затем Горек аккуранто перехватив Иллисту за шею, положил её на одеяло. Турианка сперва немного удивилась, но не всегда же ей быть главной.
Оказавшись на спине, она какое-то время смотрела на него, на его тело над ней. Потом его рука мягко провела от основания её воротника, по талии, пояснице и далее ниже - к бедру, прихватила её чуть выше колена, приподняла. К шее прикоснулись и, прикусывая кожу, сновп прошлись к подбородку зубы батарианца. Турианка всхлипнула, заскользила пальцами ему по спине, привлекая к себе и чуть приподнимая навстречу ему лоно.
Горек рывком вошел в неё. Иллиста застонала, сладко и протяжно, и прикрыла глаза. Мягкая ладонь Горека легла ей на рот. Горек смотрел на лицо турианки и наблюдал как дрожать её веки, и как её горячее дыхание в такт его движениям касается его пальцев. Руки Иллисты скользили по его спине видимо пытаясь найти точку опоры.
И нашли её на его плечах. Ухватившись, она сжала пальцы, притягивая сильнее его к себе и, поймав его ритм, начала двигаться вместе с ним. Тяжёлый… Не только крепкий, но и тяжёлый… И тяжесть только добавляла наслаждения, увеличивая его глубину и остроту. Уже не имея сил контролировать себя, она полностью погрузилась в пьянящий горячий поток сладости, вкладывая и отдавая ему всю себя, купаясь, упиваясь в ответной силе и власти. И только рычала и постанывала в полголоса, ощущая, как растёт и набирает давление яркая острая ноющая точка в ней. Её лоно вздрогнуло под ним, ритмично начав тянуть его в себя, а по телу прошла подобная разряду тока трепещущая волна. Яркая эмоциональная точка разрядилась в сдавленном рычащем стоне. Турианка прижалась к Гореку, сжимая вокруг него бёдра. А потом обмякла в следующей волне - волне приятного онемения и слабости.
Когда турианка дошла до края батарианец приближался к своему, и её дрожь ускорила процесс Горек вздрогнул и почувствовал как его естество вошло в Иллисту, что уставшая и довольная лежал под ним. Горек склонился над ней лицом к лицу, внимательно осмотрел, стараясь запомнить каждую черточку, слегка приоткрытый рот и разведенные мандибулы, темно синие татуировки, что казались чёрными на серой коже в темноте. Горек прислушался к её сбившемуся дыханию и поцеловал нежно-нежно.
Чуть подрагивающими пальцами, она дотронулась до его висков, шеи, чувствуя, как его поцелуй вызвал в ней новый отголосок удовольствия, прижала мандибулы ко рту, купаясь в расслабленной сладостной неге, наполнившей её тело. Кажется, сейчас она не ощущала ничего, кроме этого блаженства, тяжести его тела на ней, силы, исходившей от него, запаха его кожи и её приятной шероховатости у неё под пальцами.
- Ты потрясающая, Иллиста, - донеслись до Иллисты слова Горека. Мужчина провёл рукой по её щеке, а затем лег рядом с турианкой. Хотелось закурить, но журналист решил не портить момента.
Она повернулась на бок, потёрлась лбом о его плечо, положила голову Гореку на плечо.
- И ты, - тихо сказала турианка.
Опустошённое счастье - пожалуй, это были самые точные слова, какими можно было описать сейчас то, что она чувствовала сейчас. Опустошённое счастье, наполнявшееся сейчас теплотой и силой, где-то там, где билось её сердце. Но выразить это она не могла. И что-то примешивалось, дополняя калейдоскоп эмоций саднящим холодом. Последнее женщина загнала обратно, в недра, откуда оно выползло. Чуть сдавило грудь - показалось, будто она едва слышно вздохнула.
Горек улыбнулся, вся эта его жизнь а вернее развратная её часть сейчас померкла. Эта бесконечная череда женщин не могла дать ему того, что он ощущал теперь и сейчас, с Иллистой, и это казалось правильным. И еще ему показалось странным почему такая турианка одна.
- Иллиста, я люблю тебя, - произнес Горек, и сам удивился звуку своего голоса.
- И я тебя люблю, Горек, - ответила турианка.
Иллиста смотрела на него поблёскивавшими в темноте глазами и улыбалась. А темнота скрывала ненужную сейчас тень, притаившуюся у их края - тень чего-то, похожего на тугую остервенелость, слегка прикрытую дымкой от сожжённых до тла и отпущенных прочь эмоций. И то, что было в последние дни, словно растворилось и на эту ночь перестало иметь значение. Сейчас ей просто хотелось забрать целиком этот небольшой кусочек счастья. Обычного счастья, о котором давно заставила себя забыть, но которое было ей нужно. И она забрала его себе, почувствовала, как оно разливается в ней. А дальше, оттолкнувшись и вобрав в себя частичку её самой, неосязаемой волной нежности и покоя оно влилось в мужчину.
Эта новая усталость - уже иной природы, но тоже блаженно-приятная - пришла ожидаемо. Иллисту начало клонить в сон. Подтянув поближе к краю воротника одеяло, она немного развернулась животом вниз и, уткнувшись лбом Гореку в плечо, задремала.
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-12-29 в 0:35 # 93
Совместно с Я-туман


Под утро стало холодно. Во всяком случае Иллисте так показалось. Возможно, отчасти, свою роль сыграли осенняя погода и то, что зал было непросто прогреть и просушить, учитывая сырость и холод на улице. Но, скорее всего, причина была другого рода.
Так, по началу проснувшись, едва в зале стало достаточно светло, и обнаружив, что она лежит рядом с Гореком, обхватив его рукой за живот, турианка улыбнулась в расслабленной сладкой полудрёме и повернулась, уперевшись начавшей подмерзать под утро спиной в тёплый мягкий бок батарианца. И снова уснула, чтобы проснуться уже спустя часа три.
Первым ощущением внутри неё было одномоментное ощущение свободы, неопределёности, спокойствия и счастья. Вторым, чуть подпортившим первое, но скорее, чем неустоявшаяся погода, связанным с чувством холода в теле - лёгкое саднение внутри. Ныли и пощипывали язык и дёсна, жгуче потягивало внутри лона. Сморщив кожу вокруг глаз, Иллиста поджала ноги, стараясь приглушить саднение и продлить состояние тёплого спокойствия и счастья, и придвинулась поближе к Гореку.
Горек пробормотал что-то невнятное, и придвинулся поближе к Иллисте, приобняв турианку. Но сон уходил, батарианец начал понемногу просыпаться, но глаза открывать не хотел, а лишь прислушивался к своим ощущениям, и окружающим звукам.
От его прикосновения турианка открыла глаза. Вдохнув чуть сыроватый воздух, она поджала жвала и издала тихий “скрипучий” звук, когда от прикосновения к челюсти мандибул засаднили сильнее дёсны. Перевернувшись, она прижалась к груди Горека, словно пытаясь спрятаться от этого ноющего ощущения, и постаралась сознанием приглушить, обойти это жжение.
И пару минут спустя ей это удалось. Хотя, Иллиста понимала, что едва она отпустит контроль, неприятные ощущения вернутся, ещё десяток-другой минут блаженства и безмятежности стоили потраченных сил.
Подняв вверх глаза, она изучала ещё дремлющего батарианца. Было тихо. Так тихо, что турианке казалось, она слышит, как мерно и спокойно бьётся его сердце. И ловила себя на мысли, что не хочет, чтобы время бежало дальше, торопя утро, день и связанные с ними дела. Так прошло чуть менее получаса. Иллиста то дремала, то снова возвращалась в реальность, когда, пошевелившись во сне, Горек сильнее прижимал её к себе.
Город и дом просыпались, и наполнялись звуками жизни. Скромные ночные шорохи пропали дневному шуму. Вот скрипнула одна из половиц у лестницы. Вот еще одна. Горек открыл глаза и привстал с импрозированной кровати. Определенно кто-то осторожно поднимался по лестнице, хотя тут уместнее подошло бы слово “крадется”. Это могла быть Амира, но зачем азари красться, да и тот, кто поднимался, явно был тяжелее. Поднимался медленно, и осторожно. Горек перевел взгляд на Иллисту, которая тоже проснулась и удивленно смотрела на батарианца. Горек прислушался и приложил палец к губам, давая знак не шуметь, и, поднявшись на ноги, направился к приоткрытой двери в коридор.
Иллиста тоже услышала шелестящие звуки со строны входа в зал, поняла знак, поданный батарианцем и притянула к животу и бёдрам одеяло. Внизу снова начало пощипывать, когда женщина переключила внимание на вероятных непрошенных гостей. Затаившись, она следила, как Горек бесшумно подошёл к двери, и украдкой выглянул в коридор.
Единственное, что батарианец разглядел в коридоре в тусклом свете раннего утра в полутемном коридоре, так это темный силуэт. Скорее свего, грузный мужчина (так как у батарианцев густой растительности на лице, да и теле нет), коротый, стараясь не шуметь, шел по коридору, что выходило у него, надо сказать, не очень, но было видно то, что он старался. Он подошел к двери в душевую, приоткрыл и заглянул внутрь. Батарианец решил, что лучшего шанса не представится, и бросился в атаку. Молниеносно подбежав к неизвестному, Горек схватил его за плечо, развернул к себе и заехал по физиономии. Последнее, что он увидел перед ударом - испуганные глаза, вскинутые руки, и смутно знакомое лицо. Неизвестный рухнул на пол и тут же раздалось:
- Какого черта, Горек! Это что древнее батарианское приветствие - кулаком по морде?
- Симеон? Ты что припёрся, да еще в такую рань?
- Да вот решил осмотреть, как живешь, - Симеон присел на полу, потирая ушибленную скулу. И еще раз взглянул на Горека. - А ты что без одежды?
- В душ собрался, - уверенно ответил Горек. -А стучать не пробовал?
- Так будить не хотел. И это, я еще второй комплект ключей отдать хотел, - промямлил человек.
- Ну, так давай, - батарианец протянул руку, помогая человеку поднятся. Симеон с кряхтением и не без помощи встал на ноги.Протянул Гореку связку с электронными и вполне себе древними металлическими замками.
- Вернусь через месяц за платой. И обязательно предупрежу.
Батарианец утвердительно кивнул. А Симеон пару раз тяжело вздохнул и пошел вниз. Батарианец постоял, слушая скрип лестницы и хлопок входной двери. Потом всё же спустился вниз, и, оглядев пустую улочку, закрыл входную дверь.
Когда в коридоре послышались звуки возни и приглушённый, но явно возмущённого тона разговор, Иллиста встала и, быстро нацепив шорты, осторожно подошла к выходу из зала. Со стороны душевых донеслись обрывки фраз, после чего оттуда вышел грузного вида мужчина человек и, не заметив наблюдавшей за ним сквозь узкую щель турианки, спустился вниз и, судя по хлопку, вышел из здания. Пару секунд спустя за ним вниз по лестнице проследовал Горек, вернувшийся минут через пять и заставший Иллисту возле двери.
- Кто это был? - кивнула турианка в сторону выхода.
- Арендодатель. Вот ключи дал, - батарианец потряс связкой и направился к турианке. - Тебе понадобятся?
- Если доверишь, - хитро улыбнувшись, ответила Иллиста. - И если вдруг не намерен в ближайшие дни попросить нас отсюда.
Она сделала шаг назад, окидывая взглядом Горека. Ночь и день оттеняют нас по-разному. Но Иллиста не нашла ничего, чтобы навело её на иные мысли или чувства, что она испытала ночью и с какими проснулась утром. И узнавала и не узнавала его сейчас. За эти несколько часов что-то изменилось и в ней и в нём. И изменения ей нравились.
Горек постоял пару секунд, пока турианка оглядывала его, затем приблизился. Взял руку Иллисту за руку и положил связку в ладонь.
- Они твои. И, раз уж мы всё равно встали, я в душ, - батарианец поцеловал турианку, и исчез за дверью душевой. Женщина простояла пару секунд и тут услышала, как открывается дверь в тренерскую - на пороге стояло чудо в тапочках и потягивалось, сладко позевывая. Но, увидев Иллисту сразу переменилась в лице, замерла, а потом снова закрыла с грохотом дверь.
Турианка поняла, что “чудо” увидело всё: и захлопнувшуюся дверь в душевую, и её, стоявшую в одних шортиках у входа в зал. И если догадки Горека насчёт Нэнси были верны, то…
Из зала донёсся тихий звук инструментона, на который пришло сообщение. Оторвав взгляд от входа в тренерскую, Иллиста с неохотой пошла проверить, кому она вдруг могла понадобиться в столь неурочный час. И первые же строки сообщения заставили её вспомнить о присланной вчера Кларой короткой записке…

"Доброе утро. Это знакомый детектива Ривес. Она писала вам, что будет необходима помощь с одним делом. Так вот помощь требуется мне. Встречаемся в среднем городе, на Джейсон-Тнер 245/63, кафе "Чифтен" в 10 часов. Не распространяйтесь о данном сообщении никому, так же не распространяйтесь об этом деле. Считайте, что подписали документы о неразглашении. В случае распространения я гарантирую вам проблемы с законом, причем такие, которые суд не всегда может решить. В качестве "задатка" гарантии, что вам не угрожают, привожу описание кольца детектива Ривес: из чистого серебра, выглядит как сердце, от которого идут 2 цепи вокруг пальца. Меня вы опознаете по автомобилю: он будет самым крупным не грузовым транспортом на стоянке. Вас я уже видел. Жду вас к обозначенному времени."

Содержание письма, отсутствие подписи и хоть какой-нибудь приписки от Клары насторожили Иллисту. Либо автор спешил и принебрёг этими вещами, либо… турианка прислушалась к себе. Тревога за Клару осталась на том же уровне, что и вчера. И хотя вероятность случившейся ночью беды оставалась - всего почуять нельзя - но Иллиста всё же постаралась заставить себя успокоиться и подумать о том, что надо встретиться с автором письма.
А для этого требовалось сделать, как минимум, три вещи, которые, по сути, были просты. Нужно было также сходить в душ, позавтракать и выпить хоть что-нибудь от аллергии. Но две последние переставали быть простыми в текущих условиях, образовавшихся не более десяти минут назад. “Доктор, специалист широкого профиля…” - мысленно поздравила себя Иллиста, вспоминая, где у неё лежат медикаменты. И поздравила себя Ещё раз, вспомнив, что отнесла коробку с ними вчера на кухню.
Сопоставив время, за которое подействует лекарство, и время, оставшееся ей на сборы, Иллиста вздохнула и пошла на кухню.
Нэнси сидела на диване, повесив голову и руки в какой-то странной прострации. Но на звук открывшейся двери она отреагировала сразу. Взглянув на входящего глазами полными надежды, но увидев Иллисту, снова повесила голову. Турианка решила не мешкать и двинулась на кухню.
- Зачем ты отняла его у меня? - остановил Иллисту вопрос Нэнси.
Вот уж чего, а скандала с утра пораньше в и без того обещавший сложится не самым лучшим образом день, хоть так хорошо было его начало, ей и не хватало. И, обернувшись к девушке и посмотрев на её разкрасневшееся лицо, Иллиста поняла, что его не избежать. Впрочем, и оправдываться ей было не в чем.
- Он принял решение. Сам, - насколько могла спокойно ответила турианка.
- Ну да. Он такой, - со злой усмешкой произнесла девушка. - Только не похоже, что ты была против?
- Почему я должна была быть против, если… - она постаралась смягчить, - он мне нравится? Если мне хотелось того же?
Она прошла дальше на кухню, налила в стакан воды и проглотила две маленькие капсулы.
- А ты в курсе, что он тебе не подходит? Это ты у нас такая прямая и правильная, как железнодорожные рельсы, - раздалось из-за спины. - Ты его совсем не знаешь. - Яда в этом голосе хватило бы отравить стадо коров.
- Я знаю ровно достаточно, чтобы тоже сделать выбор, - слушая Нэнси через слово и мысленно отгородившись от бушевавшей вокруг той бури эмоций, Иллиста начала готовить завтрак. Подумав, решила всё же сделать его на четверых, хотя сильно сомневалась, что девушка примет приготовленное ею. - И сама решаю, кто мне подходит, а кто нет.
- А-а-а. Ты у нас тоже самостоятельная. Как вы подходите друг другу, - Нэнси прошла на кухню, села за стол на табурет и с легким ехидством стала смотреть на турианку. - А как же мне быть?
Иллиста повернула голову к Нэнси. Девушка пребывала на тонкой грани между истерикой-слезами и истерикой-скандалом. Её скулы и губы подрагивали, красные глаза блестели и пылали яростью, какая рождается лишь у её типа женщин, когда те неожиданно и резко понимают, что их ожиданиям не суждено сбыться.
Окажись сейчас перед ней Горек, разговор быстро бы перешёл в слёзы. Но перед ней была Иллиста, и рыдать в её присутствии Нэнси не собиралась. Как и не собиралась вот так просто отдавать то, что должно было быть её.
Турианка не ответила ей на вопрос. Потому, что ответ был очевиден, и Нэнси поняла это по выражению глаз Иллисты. Да, она понимала её, понимала боль, ярость, злость, извергавшиеся сейчас из девушки, как из жерла вулкана, и понимала порванное, обманутое чувство, их породившее. Но только и всего…
Изменить что-либо Иллиста не могла. Потому что знала, что Горек для неё - не блаж, не сиюминутное увлечение, и что она тоже не намерена его отдавать. Потому что чувствовала, что Горек испытывает к ней то же самое.
- Нэнси, послушай, так вышло... - начала говорить Иллиста, но продолжить ей не дали.
- Что? Что вышло? - голос девчонки дрожал. - Что ты нарисовалась, он увлёкся - опять, - она сделала ударение на последнем слове, - а ты решила не упускать шанса? Хищница… А, впрочем, чего ждать от турианцев?.. Да вот только он потом всегда сюда возвращается. Когда ему надоест очередная баба.
Иллиста молчала, стараясь не допускать до рассудка смысл её слов. А Нэнси продолжала наступать.
- Ты не думала, что я не просто так с ним рядом? Что у меня есть планы.
- Есть планы - жвалами не щёлкай, - терпение Иллисты подходило к концу.
- Это не твоё дело, - прошипела Нэнси.
Заметив на полке упаковку с капсулами, которые пила турианка, она кивнула в её сторону.
- Что? Сильно дерёт? Не всё в удовольствие пошло? А не надо с чужими мужиками трахаться…
Спокойно, слишком спокойно Иллиста открыла дверцу индукционного шкафа, поставила туда блюда, закрыла дверцу, поставила таймер. После чего развернулась к девушке. От взгляда узких турианских зрачков, обрамлённых яркой с лёгкой желтизной зеленью, Нэнси стало не по себе. Потом её концентрированный эмоциональный “пузырь” словно прокололо где-то позади неё - и эмоции неудержимо устремились в прореху, оставляя после себя ощущение гадостной пустоты и холода. Напора и желания продолжать наступление почти не осталось.
- Остынь, - прошептала Иллиста и громче добавила: - Значит так, юная барышня, я кого люблю - с тем и трахаюсь. И это моё дело. Уясни себе сию простую истину.
Со стороны двери послышали шаги, в кухню вошёл Горек и замер, увидев побледневшее лицо Нэнси и пылающие глаза Иллисты.Батараианец успел переодется, и о недавнем душе напоминало лишь белое полотенце накинутоё на шею.
- Через десять минут будет готово, - кивнула она в сторону шкафа и пошла к выходу. - Я в душ.
- Угу, - буркнул батарианец и посмотрел на Нэнси, и, когда Иллиста скрылась из виду, добавил: - Вижу, ты со всеми подружилась?
Девушка подняла на него слезящиеся глаза и проговорила, казалось, очевидное, но ведь сам Горек ей о том не говорил:
- Зачем ты привёл её сюда? Зачем ты… - она не договорила, сжав зубы и чувствуя, как нарастает холод внутри.
- Затем же, почему и ты здесь, Нэнси, - просто ответил Горек и обтер лицо полотенцем. - Тебя что-то не устраивает? Может хочешь аппартаменты побольше? Или… соседку? - добавил батарианец и едва заметно ухмыльнулся.
Она посмотрела на него так, словно он её ударил. Её связь с Сильвер можно было назвать чем угодно, но только не любовью и не изменой. Словно что-то оборвалось внутри.
- Почему она?..
- Я понимаю, ты хотела бы оказаться на её месте. Но этого не будет, как и не будет больше моих глупых и грубых намеков. Я просто очень сильно к тебе привязан и не хочу, что бы ты ломала свою судьбу со мной, - проговорил Горек, неотрывно смотря в глаза Нэнси. - У тебя жизнь еще в зените, а у меня уже скоро закат. И я не понимаю зачем я тебе нужен? - Горек не любил ни признаний, ни слез, ни выяснеия отношений, это все донимало его, как острая зубная боль. И теперь эта сцена с Нэнси ему очень не нравилась, а еще ему больше не нравилась та колкость, что он отпустил в сторону девушки.
- Привязан? - переспросила девушка. Держать себя сил уже не было. По щекам Нэнси побежали слёзы. - Зачем нужен?.. Нужен… просто нужен…
Наверное, не лишись она накопившихся эмоций, Горек рисковал схлопотать что-то посерьёзнее слов. Но сил действительно не было. Нэнси заплакала.
- Прости. Что не могу дать тебе того что ты хочешь, - Горек опустил голову и вздохнул затем подошел к Нэнси и приобняв прижал к себе. Девушка уткнулась в его плечо.
- Все будет хорошо, Нэнси, все будет хорошо, - но до слуха батарианца лишь доносились женские рыдания.
Mramont
23 0%
Offline
318
2015-12-30 в 18:10 # 94
Совместо с Роса.

Разговор с Нэнси довершил список утренних неприятных событий. От расслабленного умиротворения, с которым Иллиста проснулась, не осталось и следа. Но, если слова Нэнси уязвляли её как женщину, то письмо от неизвестного, отсутствие приписки от Клары, само содержание текста заставляли её беспокоиться уже за подругу, что для Иллисты имело намного большее значение. Нехорошее ощущение, что на них на всех надвигается что-то, понемногу усиливалось. И подстава от Никодима кривой порослью уходила в сторону от мощного ствола того, что назревало. Но корень был один, и турианка чувствовала, что этот самый корень, каким-то невероятным образом зацепив её саму, идёт глубоко в прошлое, добираясь до событий почти семилетней давности, в которых она участвовала и которые до неузнаваемости изменили её мир.
Зыбкий образ дерева мимолётной вспышкой мелькнул перед глазами в ответ на мысленный вопрос Иллисты о связи между Ником и неясной угрозой в будущем - и пропал. Духи дали подсказку, но не собирались за турианку решать задачу. Остановившись перед входом в большой зал, Иллиста осторожно заглянула внутрь, убеждаясь, что Амира спит, на цыпочках прокралась к своим вещам и достала среднего размера прочный ящик с кодовым замком. Открыв его, она в сомнении посмотрела на лежавшие там “Стилет”, бруски, запасные радиаторы, крепление. История с письмом ей не нравилась, но стоило ли брать с собой на встречу оружие? Турианка снова прислушалась к себе, глядя на пистолет, и закрыла ящик обратно. Нож-бабочка был при ней, но Иллиста надеялась, что и он не понадобится. Страховка у неё была...
Посмотрев на время, она поняла, что стоит поторопиться: до встречи оставалось менее двух часов. День начинался, и день был рабочий - городской транспорт переполняли спешащие по своим делам гуманоиды. Суета, суета - везде суета… Давно привычная не обращать внимания на подобные вещи, Иллиста предприняла очередную попытку выкинуть из головы все лишние эмоции и сосредоточиться на предстоящей встрече с автором утреннего письма. На этот раз попытка оказалась более удачной, нежели предыдущие. Вместе с самообладанием пришло и понимание того, насколько, по сути, ей мало известно. И почему-то не покидало ощущение, сложившиеся при чтении письма, что писавший их принадлежит к слишком хорошо знакомому ей сорту гуманоидов - к тем, кто по долгу службы обеспечивает безопасность. Но зачем тогда это нужно было скрывать и столь витиеватым языком назначать встречу? Не хочет лишней огласки? Опять же, почему?
Вариантов ответа напрашивалось два: слишком личный характер дела или… спец… При мысли о последнем Иллиста невольно вздрогнула, вспоминая недавние слова своего куратора. Но здесь не сходилось по времени: путь до Хейлоса был неблизкий.
Тихо взрыкнув, турианка помассировала себе затылок - голова разрывалась от обилия невнятных предположений и вопросов, на которые у неё не было ответов. И было весьма кстати объявление о следующей остановке, на которой ей нужно было выходить.
От остановки Иллиста прошла ещё пару улиц, прежде чем вышла на Джейсон-Тнер. Минут через десять на одном из следующих домов мелькнула вывеска “Чифтен”, и женщина принялась высматривать кар. И вскоре увидела его среди прочих, здесь стоявших. На капот кара опирался крепкой комплекции темноволосый мужчина-человек. Иллиста поняла, что именно он отправил ей сегодня послание, бегло скользнула глазами по уличному потоку гуманоидов, напрягая все свои внутренние возможности на предмет почуять возможную угрозу. Но особого беспокойства ничто не вызвало. За исключением самого незнакомца. Внешне расслабленный, в непринуждённой позе, а внутри… Турианка замерла, натолкнувшись на тонкую плёнку, за которой была пустота, заканчивавшаяся у границы кожи. И за пустотой был свой мир. Закрытый. Закрытый искусственно самим человеком. Естественный барьер, “отрастающий” у всех, кто занят на определённого рода службе. “Спец…” - словно диагноз констатировала Иллиста и поняла, что её исследование незамеченным не осталось: со стороны мужчины пришёл интерес, и он оглянулся на взгляд.

Турианку Райт заметил почти сразу, как никак, он хорошо ознакомился с делом Клары и делами тех, кто к ней так или иначе близок. А лица он всегда хорошо запоминал. Сделав вид, что она его не интересует, Эндрю снова откусил от сэндвича и отпил какао. Лишь когда он почувствовал на себе её взгляд причем... Интересно. Турианка обладала очень нехилой интуицией. Это был не просто взгляд, это был "щуп". Точно никто не знал, что это такое, сам Райт придерживался теории, что это сочетание ума и инстинктов, которые кооперируются и стремительно делают анализ. Но, так или иначе, федерал знал, как с этим бороться. Он легко закрылся, приведя голову в холодное и спокойное состояние, тем самым сбивая свои внешние признаки. Крыска-интуиция довольно хлопнулась на задницу и принялась точить небольшой кусочек сыра, поставив табличку: "заслуженный перерыв". Убедившись, что девушка смотрит на него, агент повернулся и махнул рукой. Когда та подошла, вручил ей пакет с декстро-бургерами и стаканчик кофе со словами:
- В машину. У нас мало времени.
- Сначала назовите себя, - столь же жёстко сказала турианка, не спуская колючего взгляда с мужчины и не торопясь брать пакет. То, что незнакомец быстро закрылся, едва обнаружив ниточку интереса к себе, лишь подтвердило и без того уже уверенность Иллисты, что перед ней человек обученный. И давить не стала за отсутствием надобности, да и лишних сил, оставив лишь тонкую чуйку на оттенки эмоций.
Райт мысленно фыркнул. Нет, уверенность в себе и сильная позиция это хорошо, но судя по тону и оттенку голоса, Фалькрус балансировала на узком мостике, весьма близко подойдя к грани, когда уверенность превращается в самоуверенность. Эндрю вовсе не собирался тыкать ей этим в лицо или ещё как-то лезть ей в душу, но сей факт надо запомнить.
- Кто я - неважно. Вам же будет лучше, если будете знать как можно меньше. А вам должно быть интересно это. - Человек достал из кармана необычное колечко Клары и протянул его Иллисте. - Знакомо?
Сердце ёкнуло. Женщина узнала кольцо Клары, с которым та никогда, сколько Иллиста помнила, не расставалась. И то, что оно сейчас пребывало сейчас у этого человека, можно было трактовать весьма двояко.
- Откуда оно у вас?
- Детектив отдала его мне по понятным причинам. С возвратом, разумеется. Мы можем ехать? Или вам нужны ещё доказательства?

Он закрывался, не давая в полной мере добраться до своих истинных эмоций. Но делал это скорее на полуавтомате, не прилагая особых усилий. Всё стандартно, всё так привычно и буднично. За исключением одного… Что-то проскочило через эту шорку, когда он говорил о Клариссе. Что-то тонкое, похожее на приятный, свежий утренний ветерок, неуловимый и почти неосязаемый. Непроизвольное и неконтролируемое. И оно добавило турианке уверенности в словах мужчины. Он был сильный, опасный и доверять ему полностью было бы опрометчивостью. Но сейчас явного зла не желал ей, Иллисте.
И почти одновременно с этим турианка почувствовала холод внутри и поняла, что силы стоит поберечь - слишком уж щедро она их расходовала сейчас. Силы могли ещё понадобиться. Кивнув, она села на заднее сиденье кара. Поставив пакет с едой на сиденье рядом, Райт закрыл дверь и сел за руль. Быстро, но плавно взяв старт, он в привычной манере вклинился в поток, оттеснив такой же грузовичок. После чего быстро понесся в нужном направлении.
- Пока едем, введу вас в курс дела. - Эндрю протолкнул в щель перегородки датпад с данными. - Вот биометрия человека, которого вам предстоит вскрыть. Там нет ни имен, ни других ключевых данных, но я постарался собрать наиболее полную историю его болезней. Из того, что получилось сделать самому: я провел первичное обследование, сканирование и анализ тканей взятых из тела, но не смог обнаружить ничего особого. Ваша задача провести полноценный анализ и найти то, что его вероятно убило. По моим предположениям, это яд, который маскируется под естественные процессы организма, причем редкий, но я могу ошибаться.
Ещё одно вскрытие, значит… Ладно, об этом она успеет подумать позже.
Иллиста взяла датапад и принялась изучать изложенное в нём, вяло продолжая оценку ситуации, и вдруг поймала себя на мысли, что до неё донёсся лёгкий цветочный аромат, какой… постоянно исходил от Клары. А сейчас он, более смазанный, но всё же уловимый для чуткого обоняния природного хищника, сопровождал этого мужчину.
Бросив на него ещё один заинтересованный короткий взгляд, Иллиста вернулась к материалам датапада. И остановилась глазами на предполагаемом времени смерти.
- Не сочтите за грубость, но проводить вскрытие почти восемнадцать часов спустя и обнаружить при этом предполагаемую вами группу токсинов - несколько оптимистично. Кроме того, с чего вы вообще взяли, что это был яд? Есть масса способов умертвить существо, не прибегая к… - она запнулась, - “грубым методам воздействия”.
- Потому что следов "грубых методой воздействия" нет. Нет вообще следов насильственной смерти. Яд - наиболее вероятный вариант.
Федерал плавно вписался в поворот, который вел к тюрьме.
- Я сделал вывод, что его убили, так как только это имеет смысл.
- Возможность естественной смерти полностью исключается? Человек немолодой, наверняка вёл не самый здоровый образ жизни. Да и тюрьма здоровья особо… не добавляет. Почему вы решили не проводить вскрытие в рабочем порядке? Зачем вам я в столь тонком вопросе? Конечно, я врач, но, сами понимаете, на судебной медицине специализировалась не особо и каждый день с криминальными трупами не работаю.
- Потому что это моё дело, о котором никто не должен знать. Упреждая ваш вопрос: да, я обладаю такими полномочиями. Почему вы? Потому что вам доверяет детектив Ривес. И судя по вашему делу, у вас есть понимание, что такое секретность и умение держать язык за зубами, когда нужно. - Человек хмуро покосился через плечо, и добавил. - Но вот что вам необходимо запомнить: вы проведете вскрытие, и ВСЕ. После этого, вы забудете об этом. Понятно?
Иллиста исподлобья посмотрела на мужчину. Упоминание безопасником о её личном деле и секретности насторожили турианку. Впрочем, если Клара ему о ней говорила, то с его стороны было бы логичным сперва посмотреть её биографию, а уже потом решать, можно ли ей довериться. Да и просили её сейчас всего лишь о вскрытии очередного криминального трупа. Вот только почему он решил не давать запрос на контакт с ней?.. Секретность?.. Какова бы ни была секретность, контакт без запроса грозил обернуться неприятностями. Впрочем, ему виднее...
- Понятно, - сухо ответила женщина. - Кстати, несмотря на упомянутую вами секретность, я всё ещё не теряю надежды услышать ваше имя, желательно настоящее. Если вам требуется моя помощь, то представиться - элементарный жест уважения. В конце концов, я вам нужна, а не вы мне.
- Вам оно ненужно. - Спокойно ответил человек. - Но для удобства можете звать меня Джек Велич. Большего вам сказать не могу.
Машина плавно вписалась в поворот, и перед пассажирами открылся вид на местную тюрьму - мрачное, явно турианского происхождения, здание, без окон, лишь наверху виднелись бойницы, как у фортов.
- Так не пойдёт, - передёрнула мандибулами Иллиста. - Если у вас нет особого желания разговаривать со мной, поверьте, у меня желания разговаривать с вами ещё меньше. А потому, прошу меня извинить... увы... Ничем не смогу быть вам полезной. Я крайне не люблю работать “в тёмную”. Крайне! И я должна знать хоть что-то о том, в чём собираюсь участвовать. Разве Клара вам не говорила, что порой я бываю излишне упёртой? - турианка недвусмысленно отложила в сторону датапад и уставилась на человека.
- А у вас нет выбора. - Все так же спокойно сказал федерал. - Вы можете спокойно отработать свое задание, и в дальнейшем рассчитывать на то, что я буду вам должен и что в целом у нас нормальные взаимоотношения. А можете упереться, и тогда я просто продавлю, что бы этим делом занимались вы. С последующими проблемами, увольнением и всем прочим. Вплоть до того, что вас "вежливо попросят" покинуть колонию. Вы этого хотите?
Мягко посадив кар, агент заглушил двигатели и обернулся к турианке. Эндрю мог гораздо больше, чем сказал. Мог устроить так, что Фалькрус пришлось бы забыть о карьере медика или пришлось бы до конца жизни скрываться в Терминусе. Но зачем? Сейчас ему лишь требовалось объяснить, чего ему нужно. Глядя ему в глаза, Иллиста усмехнулась. Как же им всем нравится ломать говорящих с ними, нравится чувствовать свою власть, силу, безнаказанность. И слова говорят одни и те же...
- Не пугайте, - спокойно проговорила женщина. - Пуганная. И прекратите мне тут сейчас всё это заливать. Я прекрасно знаю ваши безопаснические приёмчики, формулировки и прочую муру. Не надо со мной играть. И давить тоже не надо.
- Я не пугаю, - Райт фыркнул, даже несколько весело, - а просто обрисовываю вам ваше ближайшее будущее. Разумеется, я не могу взять и заставить вас прямо сейчас сделать то, что мне нужно и вы вольны уйти. Вот только я тоже волен делать то, что считаю нужным. Вот и все.
Человек беспечно пожал плечами. Ему то что? Так или иначе, он получит свое: труп в криогенной камере, о нем знают очень немногие, и перевезти его, в случае необходимости, - не проблема. Да, это задерживает расследование, но, в конце концов, ему поменяли приоритеты, так что время у него есть. Так куда спешить сломя голову?
Иллиста пожала плечами. Показалось, что на секунду в её глазах промелькнули тени иронии, сочувствия и сожаления. Закрытый, уверенный, даже самоуверенный. Что ж... его право. Иллиста мысленно извинилась перед Кларой. Здесь пролегала черта, переступив через которую, турианка нашла бы себе (да и, в первую очередь, не только и не столько себе) проблемы иного рода, нежели те, что ей сейчас описал незнакомец. Разговор заходил в тупик, и она понимала, что его пора заканчивать под любым, даже самым глупым предлогом.
- Никто не может обрисовать будущее. Потому что никто не знает, что будет с нами завтра. Полагаю, на этом наш разговор закончен? Раз вы не хотите называть ни себя, ни организацию, на которую работаете, то я не имею права с вами сотрудничать. Прошу извинить за потраченное на меня время.
Иллиста потянулась к панели на двери кара, нажала на кнопку "открыть дверь", попутно скрыв в этом своём движении осторожное надавливание с трёх сторон когтями под одну из маленьких пластин на запястье. Федерал без проблем выпустил турианку из кара. Как только она захлопнула дверь, он активировал рацию. Закончив сеанс, человек постучал пальцем по панели: нет, его многие не боялись, и включали голову лишь когда он начинал действовать. Но эта турианка не просто не брала его в расчет, а на что-то надеялась. На что? Или на кого? Надо будет попробовать поискать...

Далеко уйти Иллиста не успела:
- Стоять на месте!
Два кара быстро окружили её, отрезая пути, из них шустро выскочили служащие безопасности и скрутили её.
- Все, что вы скажете может и будет использовано против вас в суде. Иллиста Фалькрус, вы арестованы за незаконную медицинскую деятельность в виде предоставления нелегальных медицинских услуг. Так же вы обвиняетесь в связях с организованной преступностью, распространении нелегальных медицинских препаратах и укрывании наркоманов, разыскиваемых службой безопасности.
Её обыскали, отобрав все, что было и сцепив руки наручниками, повели к машине. Вели себя вежливо, но все её возражения полностью игнорировались. Когда Фалькрус усадили на заднее сиденье и захлопнули дверь, рядом с ней раздался знакомый голос:
- Продолжаем диалог? Или начнем все с чистого листа?
Сопротивления Иллиста не оказывала. Она сделала то, что должна была сделать. Теперь оставалось только ждать. Повернув голову в сторону человека, турианка с холодом ответила:
- Я всё сказала. И больше говорить с вами не буду.
Кар плавно двинулся с места, возвращаясь на свой пост. Эндрю пожал плечами.
- Что же, тогда помолчим. Беспокоить нас не будут, так что...
Он спокойно активировал в инструментроне книгу и устроился поудобнее. Минут через пятнадцать-двадцать, когда они были уже на посту патруля, агент достал из кармана кольцо Клары и принялся задумчиво крутить его в пальцах свободной руки. Интересно все же, откуда оно у Клары? То, что он от неё получит - стопроцентная информация, но вот насколько сильно? Его не то что бы волновало, просто он привык просчитывать дальнейшие события. Выйти на улицу они не успели. Едва аэрокары замерли у поста, к тому, в котором сидела Иллиста, быстрым шагом подошёл турианец в неприметной гражданской одежде и с пистолетом в руке. Когда расстояние сократилось шагов до пяти, он остановился. Тёмно-коричневые пластины мужчины украшали белые метки. Увидев его лицо, Иллиста выдохнула и ощутила, как у неё слабеют спина и ноги. “Фолгар”, - узнала она старого друга. И он был не один. Осмотревшись, федерал увидел ещё шесть или семь бойцов в лёгкой броне без отличительных знаков и со штурмовыми винтовками, окружавших площадку перед постом. На месте охранников КПП стояли солдаты в форме Турианской Иерархии.
- Стоять! - голос турианца был негромкий и спокойный, но противоречить ему не хотелось. Он поднял левую руку, выводя на инструментоне значок. - Служба безопасности Турианской Иерархии, майор Ореллиус. Всем выйти из аэрокаров. Предъявить документы. Да, и вам тоже, агент Райт, - майор вперил взгляд в человека. - И отпустите майора Фалькрус, - видя, как тот сделал слишком резкое на его взгляд движение, турианец поднял пистолет, направляя его в Райта и повышая тон. - Вы уже нарушили с десяток международных договорённостей и межведомственных процедур. Мой вам совет: не усугублять.
Райт спокойно убрал кольцо в карман после чего сконцентрировался и коротким, едва заметным биотическим рывком выхватил у собеседника пистолет. Охранники резко вскинули оружие, готовые прервать его жизнь, но человек лишь спокойно поставил пистолет на предохранитель и подойдя ближе, протянул его турианцу со словами:
- Не тыкай. В меня. Оружием. - Агент вежливо улыбнулся. - Не полезно для здоровья.
Майор забрал оружие и лишь по едва подрагивающим ноздрям можно было понять, что он раздражен своей оплошностью. Федерал активировал свой идентификатор на инструментроне и достал значок: небольшую пластинку с чипом внутри, подделать которую было крайне сложно. Когда турианец убедился, что все верно, то человек сказал:
- Отойдем в сторону. - Заметив косые взгляды охраны, уточнил. - Нужно поговорить. Наедине.
Турианец кивнул своим и жестом предложил отойти в угол площадки поста. А ведь он не боится - понял Райт. Даже несмотря на мою выходку. Это может быть кольнуло его самолюбие, но уж точно не напугало. Хорошо. Значит, не придется устраивать дебаты. Убедившись, что их не слушают, Эндрю заговорил:
- Слушайте, не знаю уж, чем заинтересовала вас Фалькрус, и какие у вас с ней дела, мне плевать. Она нужна мне исключительно как специалист-медик, с хорошей репутацией, которой можно доверять.
- По какому делу?
- Это закрытая информация.
- Тогда я не могу разрешить этого. Моя обязанность присматривать за ней.
Райт вздохнул.
- Капитан, уже за то, что она общалась со мной, если узнают, то прицепят хвост очень влиятельные личности. Так что не беспокойтесь, проявить себя вы ещё успеете.
- Тогда мне тем более все это не нравится. Считайте, что разговор окончен, я забираю её.
Он хотел развернуться, но голос человека заставил остановиться:
- Капитан. Код: Сетера-Сетера-7804-Кадма-Чет-Чед-Яхма-7890564. Ага?
Это стоило того. Как-никак, код - код проведения операции ФСС. Одно то, что Райт знает этот код, ставило офицера в весьма непростое положение. Однако турианец явно не просто так был на этом месте. Майор он, или кто там на само деле, соображал Ореллиус очень быстро.
- Это могут подтвердить?
- Разумеется. Мое "начальство" сейчас, разумеется, не здесь, но если хотите, я с ним свяжусь. Думаю, оно охотно просветит вас.
Турианец колебался. Все же, какие бы дела не были у ФСС здесь, у него своя задача. Но идти наперекор - не выход. Ореллиус был умным, и прекрасно понимал, что его скорей всего раздавят, так как реальной власти у него здесь не было. И в случае конфликта он точно ничем не сможет помочь Иллисте. Райт же назвал эти цифры исходя из двух позиций: во первых, Шеф скорей всего узнает, так или иначе, что кодом воспользовались и узнает, кто стоит за всем этим - это будет полезно знать. Вторая причина была весьма шаткой и имела характер не то что импровизации, а авантюры: если кто-то не тот узнает о коде, то он быстро заинтересуется Фалькрус и тогда можно будет потянуть за ниточку... Майор принял решение:
- Ещё раз. Что конкретно вам нужно?
- Провести вскрытие тела. И убедиться, что об этом все забудут.
- Я буду присутсвовать при этом.
- Только вы?
- Да.
Смело.
- Я согласен.
- Хорошо. Но потом Фалькрус уйдет со мной.
- Ваше право. Но она не должна знать содержание этого разговора. Ни-че-го. Понятно?
Офицер зло зыркнул на человека и мрачно кивнул.
Роса
118 0%
Offline
2188
2015-12-30 в 18:28 # 95
Совместно с Mramont


Ему все это ой как не нравилось. Они направились обратно к машине. Сказав в микрофон своим, что операция отменяется, и он остаётся здесь один с объектом, Ореллиус повернулся к Райту.
- Мне надо с ней поговорить. Пять минут.
- Хорошо. Но только быстро.
В свою очередь, федерал жестом показал, что бы служба безопасности не мешала диалогу.
Иллисту выпустили из кара, сняли наручники. Фолгар кивком отозвал её в сторону. Стараясь не смотреть ей в глаза, он проговорил:
- Здравствуй, чидде. Я… всё уладил. Мы договорились. Ты произведёшь вскрытие - и на этом всё. Я буду там присутствовать. Остальное обсудим позже.
Несколько секунд она молча спокойно смотрела на него. Ореллиус чувствовал, что она делает, понимал, зачем, и не противился.
- Хорошо, - кивнула женщина и едва заметно улыбнулась уголками глаз.
- Извини, чидде, - майор поджал жвала.
Взгляд Иллисты снова стал серьёзным.
- Когда я отучу вас звать меня “чидде”?
Не дожидаясь ответа, она подошла к кару.
- Мне вернут мои вещи?
- Они в моей машине.
Эндрю жестом велел следовать за ним. Через двадцать минут они наконец-то вошли в здание тюрьмы. Им никто не мешал и не перегораживал дорогу, не требовал документов. Начальник тюрьмы сдержал слово, а сопровождавший их старший надзиратель был лучшим средством от чужих расспросов. В морге, как и вчера, было прохладно и попахивало консервирующими реагентами. Убедившись, что никто за ними не наблюдает, Райт набрал код на замке, запирающего крышку камеры и выдвинул тело. Внешний осмотр подтвердил описание в карте: следов насильственной смерти не было. Осмотрев чуть ли не каждый миллиметр тела и не найдя ничего, кроме естественных изменений кожи и старых рубцов, Иллиста взяла образцы кожи, волос, мазки и соскобы со слизистых. Отправив первую партию на спектральный анализ, она вскрыла брюшную полость и, бегло осмотрев внешний вид органов, отправила туда же ткани печени, желудка, кишечника, поджелудочной, селезёнки, почек.
- С виду, в брюшной полости видимых повреждений органов нет, - Иллиста присмотрелась к несколько иному, на её взгляд, по цвету пятну на печени, паре мелких кровоизлияний в стенке желудка, но за пределы вариантов нормы оно не выходило. Заметив, что Фолгар отошёл немного в сторону, турианка повернулась к Райту и задала колкий вопрос: - Я правильно понимаю, что кольцо у Клары вы получили способом, аналогичным тому, каким заставили меня вскрывать вам труп? Считаете, что вам всё можно? - от наливавшихся лёгкой желтизной глаз почему-то стало не по себе.
Так как Ореллиус отошел в коридор, дабы убедиться, что им ничего не угрожает, Райт ответил.
- Не совсем. - Я его... позаимствовал. Но я внес весьма солидный "залог", честно. Думаете, я не видел как вы водили носом у меня в машине?
Человек улыбнулся уголками губ. Воспоминания о Кларе вызвали приятное ощущение теплоты, причем не воспоминания о ночи, а о вечере с ней. Емы было просто хорошо с этой девушкой, поэтому он немного разговорился. Ему хотелось немного подурачиться, "побутафорить". Интересно, как отреагирует Фалькрус? Короткий взгляд, быстро вернувшийся к изучению органов уже грудной клетки, новое, не менее короткое прикосновение интереса в момент, когда он позволил себе слегка расслабиться - не более того. Если турианка что-то и подумала, то уж точно не собиралась показывать этого Райту.
- Внешне лёгкие, средостение в порядке, - продолжила бубнить себе скороговоркой Иллиста. И присмотрелась к сердцу. - С виду похоже на мелкие очаги свежего инфаркта, - она осторожно взяла срезы с миокарда.
- Позвольте взглянуть.
Райт качнулся, отлипая от стены, и подошел ближе, но так, чтобы не мешать турианке. С его превосходным зрением он все видел. Никаких особых эмоций он не испытывал - чего-чего, а трупов он повидал немало. Вернулся турианский майор. Неприязненно покосившись на человека, он отошел к стене, так что бы держать их обоих в поле зрения. Наблюдая за работой Фалькрус, Эндрю на автопилоте достал кольцо Клары и принялся крутить его в руке. Судя по тому, что он видел, действительно никаких явных аномалий не наблюдалось. Оставалось надеяться, что турианка что-нибудь найдет. Иллиста вскрыла сердечную мышцу, крупные сосуды и хмыкнула.
- Любопытно, - пробормотала она, осматривая небольшие сгустки крови внутри, и тут же вернулась к более пристальному изучению лёгких.
Разрезав их на несколько тонких частей, она обратила внимание на мелкие багровые участки в лёгочных сегментах.
- ТЭЛА. Почти уверена, что ТЭЛА, - ещё несколько кусочков тканей ушло внутрь машины, проводящей гистохимический анализ.
Убедившись, что он не мешает турианке, человек подошел вплотную к столу и принялся внимательно разглядывать внутренние ткани жертвы. Нет, вряд ли он там что-то обнаружит, просто по въевшийся привычке агент старался собрать как можно больше информации. Одной рукой Райт придерживал маску, второй на автомате крутил кольцо Клары. И вот ведь какой заразой бывает его интуиция, а?! Или может, она просто сделала вид, что это не угрожает его жизни? Ага, как же!... В общем, неожиданно Фалькрус обошла тело, что бы что-то рассмотреть, федерал заметил её движение и подался чуть в сторону. Турианка внезапно отставила руку со скальпелем в сторону: Эндрю резко убрал свою, что бы не задеть, но скальпель зацепил кольцо в его пальцах, ловко пройдя в небольшой круг, и вырвал его из пальцев детектива. Короткий взмах, доля мгновения - и скальпель с повисшим на нём кольцом замер над трупом. Уставившись на кольцо, Иллиста две секунды соображала, что произошло и откуда прямо на её скальпеле взялось "это". Поняв, что "это", она уставилась на Райта, и её взгляд не нёс ничего хорошего…
- Господин Райт, - спокойным, лишённым малейших эмоций голосом проговорила женщина, - вы первый раз присутствуете на вскрытии? Или в ваших личных правилах есть пункт нарушать любые установленные протоколы поведения?
- Когда того требует ситуация - да. - Человек оставался спокойным и вежливым. - И сейчас имел место быть случай, как я полагаю. Можете со мной не согласиться - ваше право, я настаивать не буду.
Он перевел взгляд на скальпель.
- Если вы не против, я бы снял его и отмыл. Заодно и вам мешать не буду.
Но Иллиста только сухо поджала мандибулы.
- Чтобы вы благополучно “подарили” кольцо сливу? Мало того, что вы, скорее всего, без спроса взяли его у Клары, носитесь сейчас вокруг секционного стола, - давление в словах турианки нарастало, - норовя попасть мне под руку, так ещё и по вашей вине кольцо теперь вымарано. “Спасибо” нам за это точно не скажут.
Она сняла кольцо со скальпеля, положила рядом с телом, нервно сняла перчатки, взяла кольцо, подойдя к раковине, погрузила его под струю проточной воды и вздохнула, как вздыхают, когда пытаются расслабиться. Промывала она его минуты две или три, после чего закрыла воду, приблизилась к Райту и протянула ему блестящий серебристый ободок.
- Держите. Оно чистое.
- Спасибо - Эндрю поблагодарил действительно от души, а не ради вежливости. - Вы упомянули некую "ТЭЛА". Что это?
Несмотря на показушную "суровость", Райт проникся неким уважением и одобрением к ней, смотря, как она заботливо отчищала кольцо. Эта турианка явно испытывала что-то теплое к детективу Ривес. Теплота… суховатая, скупая, сдержанная, но вполне искренняя… Значит, ей не показалось тогда… Теплота словно смягчила женщину. Вполне возможно, было что-то ещё, чего она пока не знала. Райту показалось, что в глубине глаз турианки проскочила искра нового неподдельного интереса. Но, почти сразу же совладав со своим любопытством, она вернулась к насущной теме.
- Тромбоэмболия лёгочной артерии. Говоря простым языком, в артерии лёгкого через сердце попало несколько крошечных тромбов, закупоривших мелкие сосуды, - ответила Иллиста. - Стойте спокойно, господин Райт. Поверьте моему слову, ни одной подробности я от вас не утаю, - по телу снова будто прошёлся холодный ветерок, неся за собой усталость. “Пора заканчивать”, - мысленно сказала себе женщина, поймала прикованный к ней напряжённый, немного обеспокоенный, заботливый взгляд Фолгара, улыбнулась и постаралась максимально беззаботно пожать плечами, что, впрочем, ей почти удалось.
Она одела новые перчатки и вернулась к осмотру тела. Оставалось не так много. Теперь Иллиста хотя бы догадывалась, что ещё стоит поискать. Вскрыв черепную коробку и внешне осмотрев мозг, мозговые оболочки и сосуды, турианка порезала полушария и мозжечок на дольки, ещё более тонкие, чем те, на которые только что резала лёгкие.
- Подойдите сюда, пожалуйста, - сказала она Райту. - Видите? - она указала на небольшие - не шире человеческого ногтя, - тёмные, почти чёрные участки мозга. - Похоже, у него случился инсульт. Ишемический. Значит, тромбы вышли не только в лёгкие. Это объясняет, откуда взялись очаги микроинфарктов в сердце.
- Вижу. Но остается вопрос, отчего это случилось? У вас есть предположения?
- Очень похоже на нарушение ритма. У него в анамнезе есть один или два приступа пароксизмальной мерцательной аритмии года три назад. Микротромбы при ней - частое явление.
- То есть, он умер от чего-то, что было три года назад? - Человек непонимающе посмотрел на неё. - Поясните.
- Нет. Он мог умереть от того, что приступ повторился. Причина же самого приступа может быть как естественной, так и насильственной.
- То есть, использовали его слабости организма? Активировав застарелую болезнь.
- Если это было действительно убийство - вполне. Почему нет? Имея доступ к медицинской карте... - Иллиста развела руками. - Помимо упомянутой вами в начале, грубо говоря, “химии”, это мог быть электроразряд или, например, несильный, очень точно выверенный, прицельный биотический удар по сердцу. Это самое элементарное, что приходит в голову, - турианка убрала инструменты, стянула перчатки и пошла мыть руки.
- А если откинуть элементарное? - Райт внимательно взглянул на собеседницу. - Что ещё это может быть? И даже если это элементарное, то как это сделали? По вашему мнению.
- Пока рано судить, - ответила Иллиста.
Аппаратура дала сигнал о готовности результатов анализов. Гистология подтвердила инфаркты в лёгких, сердце и головном мозге. Но вот всё остальное не дало ничего кроме небольшого увеличения слипания тромбоцитов. Данные сходились к тому, что человек умер своей смертью.
- Увы… - турианка протянула Райту планшет с результатами. - Никаких данных за присутствие токсинов, пусть даже быстро разлагающихся. Ни повышения активности ферментов печени, ни метаболитов - ничего. По всем признакам, причина смерти - тромбоэмболия в сочетании с множественными микроинсультами и микроинфарктами. Плюс, ТЭЛА сама по себе могла вызвать остановку сердца. Признаков долгой агонии нет. Смерть наступила в течение нескольких минут. С виду, обычный приступ “мерцалки”, что не удивительно в его возрасте. И слегка повышены показатели свёртываемости крови. Больше ничего. Но сочетание этого с “мерцалкой” и малоподвижным образом жизни в... последнее время - более чем достаточно для формирования тромбов. Скорее всего, всё было естественно. Вы по-прежнему уверены, что он ушёл на ту сторону по чужой воле?
Человек медленно прошелся по комнате, задумчиво переводя взгляд с одного предмета на другой. Может он ошибся? И за этим ничего не стоит? Или его убила азари-помощница? Но опять же - "убила". Или... Нет, все же не увязывается. Эндрю обернулся.
- Да, я уверен. Это единственное, что имеет на данный момент смысл. Если это случайность... то заодно случилось слишком много "случайностей", а в совпадения я не верю.
Иллиста помассировала пальцами глаза. Вот же упёртый… Чего он ещё от неё хочет?.. Она - не Духи, чтобы знать всё. Что ещё можно найти?.. Что могло быть столь быстро и столь естественно, но… неестественно?..
- ВИ, мне нужен максимально полный ДНК-паспорт пациента. Наследственные заболевания, предрасположенности, мелкие особенности - всё, что найдёшь.
По телу пробежал озноб, голова не хотела дальше работать. “Если сейчас не найдёт, то всё…” - поняла Иллиста.
Список оказался значительным, но всё, что перечислялось в нём не могло привести к… Взгляд Иллисты приковала к себе строчка: “Ферментопатия: проводящая система сердца, вещество - метилированные синтетические аналоги триптаминов”.
- Тус маартешш… - невольно вырвалось у турианки. Спохватившись, она посмотрела на Райта. - Прошу прощения. Похоже… вы правы. У него врождённая, скажем так, хмр-рмм… неадекватная реакция организма на определённую группу препаратов. Если что-то из них попало внутрь, то результат был закономерен...
Федерал буквально почувствовал, как по его хребту мягко ступая пробежала крыска-интуиция, весло подмигнув: ну что, права я? А ты сомневался... Спасибо тебе, обязательно покормлю вкусным сыром на досуге. Райт подошел ближе, что бы не говорить через всю комнату.
- Уточните пожалуйста. Ему что-то ввели, и это вызвало "реактивацию", если так можно сказать, старого заболевания? Я правильно понял, или в чем-то ошибаюсь?
- Не совсем, - Иллиста задумалась, подбирая слова и “переводя” на более простой язык сложные термины. - Если можно так выразиться, зашли с другой стороны. Да, у него были проблемы с сердцем, но здесь сработали иначе. Вы знаете, что иногда на лекарство организм может отреагировать с точностью до наоборот? К примеру, то, что обычно снижает артериальное давление, вдруг при введении даёт его резкое повышение. Здесь ситуация аналогичная. Только группа препаратов другая, и не давление, а аритмия. Ему ввели вещество, сердце дало сбой, застарелая болезнь наложилась - и получилось то, что получилось.
- Говоря простым языком, его организм перепутал переднюю передачу с задней, а движок не выдержал сбоя, так как уже был поврежден и настроен неправильно?
Агент понимал, что он тупо проговаривает одно и тоже, но ему было жизненно необходимо быть уверенным, что он понял правильно.
- Можно сказать и так, в определённой степени. Суть не в этом. Главная, думаю, для вас суть в том, что триптамины выявлять биохимическим анализом бесполезно: они естественным образом вырабатываются человеческим организмом. Думаю, вам известно такое вещество, как серотонин. И с их синтетическими аналогами та же ситуация. Через несколько минут после введения установить сам факт введения невозможно. А дело своё они сделают. Это первое. Второе, нужно было иметь полный доступ к его медицинской документации, знать генетический паспорт и, самое главное, быть достаточно сведущим в медицине и фармакологии, чтобы додуматься ввести ему что-то из изометитриптинов.
- То есть кто бы он ни был, он отлично разбирается в медицине... - Задумчиво протянул мужчина. Заметив взгляд турианки, он пояснил. - Документы и паспорт не проблема, даже я могу их достать, не прибегая к официальным каналам. Гораздо важнее, что это сделал тот, кто понимает, что он делает.
Эндрю снова прошелся по комнате, и развернулся по ту сторону стола.
- Эти вещества, которые вы назвали... насколько трудно их достать? Или то, что необходимо для их получения.
- Изометитриптины - одна из подгрупп синтетических триптаминов, - турианка неопределённо развела руками. - Малоактивный химический субстрат под синтез узкой группы препаратов, применяемых для лечения редких форм гемофилии. Эти лекарства достаточно тяжёлые, и их стараются не использовать, только в случае крайней необходимости. Механизм: повышение слипания тромбоцитов. Что видно по анализам у вашего “клиента”. Насколько сложно достать?.. Интересный вопрос. Думаю, непросто. Патентом на производство таких лекарств обладает очень узкий круг фармацевтических кампаний, как человеческих, так и азарийских. В свободной продаже изометитриптинов нет. Даже готовые препараты доставляются пациенту индивидуально, минуя сеть аптек. Повторюсь, это крайне редкие формы заболевания. Такие пациенты в галактике наперечёт, и их едва ли наберётся пара сотен.
- Это хорошо... Это очень хорошо! - Эндрю позволил себе улыбнуться уголками губ. Ой не зря Клара её рекомендовала: Иллиста действительно сумела найти то, что ему было нужно - зацепку, причем весьма серьезную. Пускай его приоритеты недавно и поменяли. Но надо было закончить здесь, и уже потом двигаться дальше. Человек спросил:
- Вы можете сказать что-то ещё? Если есть, разумеется, что сказать.
Иллиста пожала плечами и сложила руки на груди.
- Особо принципиального? Даже не знаю... Думаю, препарат дали с пищей: следов инъекции на теле нет. Должно было пройти около часа, прежде чем он перешёл в активную форму и вызвал реакцию. Остальное - мелкие технические детали.
- Понятно.
Федерал оглядел оставшийся после турианки рабочий беспорядок, который она просто не успела убрать.
- Что же... Было приятно с вами работать. - Он протянул ей руку. Перехватив её взгляд, ответил. - Не беспокойтесь, я приберусь здесь. Ни о вас, ни о вашем друге никто не узнает. И да, считайте это жестом доброй воли: я ваш должник, так что если вам обоим нужна будет помощь - обращайтесь. Я отдаю свои долги.
Подумав и перекинувшись взглядами с Фолгаром, Иллиста пожала человеку руку.
- Корысти в моей помощи нет. Если я помогла, взамен ничего не попрошу. Благодарность - желание добровольное и искреннее.
- Но пренебрегать ею - глупость. - Вежливо возразил Райт. - Удачи вам. И совет: постарайтесь хотя бы неделю вообще не показываться никому на глаза. Ни на работе, ни знакомым. Это только совет.
Женщина посмотрела на Райта чуть насмешливо.
- Вы не понимаете, - покачала она головой. - Впрочем, вам и не нужно понимать. А по поводу не показываться никому на глаза… После выходных я выхожу в клинику. У меня операции, пациенты - я не могу их оставить.
- Дело ваше. - Он пожал плечами. Потом вежливо указал рукой на дверь, показывая, что разговор окончен.
Попрощавшись, Иллиста вышла из помещения. Вслед за ней, кинув на федерала недобрый взгляд, вышел Ореллиус. У него было, что сказать агенту, но понимание бесполезности разговора сейчас остановило офицера. Райт остался один.
Когда они вышли, то человек вздохнул своим мыслям и принялся за уборку, заодно начиная растапливать печь крематория. Нужно было обставить все так, как будто никто ничего не заподозрил. Улики, разумеется, он сохранит и они пойдут потом в дело. Тщательно дезинфицируя и убирая отпечатки пальцев со всех поверхностей, Эндрю подумал: надо бы найти торговцев редкостями, которые не гнушаются иметь дело «с нужным контингентом». Их и так немного, а уж тех, кто занимается таким бизнесом и вовсе не больше десятка…
DV
145 0%
Offline
3033
2016-01-04 в 17:18 # 96
Уважаемые игроки!
Приношу свои искренние сожаления.
Но в связи с БАЛАГАНОМ творящимся на сайте, и вопиющей неадекватностью некоторых модераторов, переходящей все границы, и уходящей в личные оскорбления,
я закрываю ФРПГ Игра на выживание Колония.


Искренне благодарю всех участников игры, что вы поделились своим незаурядным творчеством и талантом, со мной, как с мастером, и конечно с нашими читателями!
Спасибо Вам огромное!
Бояться нужно не смерти, а пустой жизни.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Игра на выживание. Колония" (Предупреждение: NC-21 (18+))
Страница 5 из 5«12345
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

ExtraNet
Обсуждение нового раздела сайта
Рейтинг квестов в реальности
Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe