Второй контакт. Глава 8. Поиск истины

Бета: cdr_Alan_Shepard Жанр: Аction, adventure Персонажи: Дженус Флумин (турианец), Ирма Харрис (человек), Хо Ким (человек)

2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.

Глава 8. Поиск истины
Планета Шаньси, колония “Альянса”, девятый месяц 2157 года

Дженус правильно распознал опасность. Если все бегают и испуганно что-то кричат, это не может быть ничем иным, как большими проблемами. Поэтому молодой турианец сразу побежал вездеходу. Оборачиваясь через плечо, он видел, что человеческая женщина догоняет его, а еще дальше бежит Ситус, постепенно сокращая расстояние между ними. Внезапно сзади что-то произошло, судя по звуку. Дженус обернулся и увидел, что Ситус лежит на земле, и девушка возвращается к нему. Санитар неуверенно двинулся к командиру, но тот махнув рукой, приказал ему бежать дальше. И Дженус побежал, решив, что если он успеет завести вездеход, то вернется на нем за раненым командиром быстрее.
Машину они оставили на приличном расстоянии от строения, где жил отшельник. Дженус несся к вездеходу, надеясь, что успеет. Он не знал, что происходит за его спиной, потому что боялся оглянуться и потерять драгоценные секунды. Добравшись до машины, санитар запрыгнул в кабину, но вездеход как назло не хотел заводиться. По обшивке ударили пули и Дженус непроизвольно вжал голову в костяной воротник. Далее произошло что-то странное – раздался женский крик, и рядом послышались два выстрела из какого-то неизвестного оружия – такого звука Дженус не слышал раньше. Санитар пытался завести машину, и раза с третьего ему это наконец удалось. Думать о том, что же там на самом деле происходит, он не хотел. Все бронеставни вездехода были опущены, а через лобовое стекло он видел только лес.
Запустив двигатель и развернув машину, турианец рванул к тому месту, где упал его командир. Но, к сожалению, там уже никого не было. Дженус выбрался из кабины и посмотрел вперед на дорогу. В сторону поселка удалялась небольшая группа людей, но они были уже так далеко, что не было понятно, с ними ли Ситус. Со стороны хижины отшельника к Дженусу шел хозяин дома с каким-то странным и незнакомым оружием, а за ним семенил ребенок, ранее предупредивший их о появлении сопротивления.
– Они забрали с собой Ситуса и девушку, – сказал Дженус подошедшим к нему старику и мальчику, но по лицам последних он догадался, что они не понимают его. Пробормотав: “Подождите, я сейчас”, турианец подбежал к вездеходу и принялся рыться в ящике под сиденьем. Через некоторое время он нашел, искомое – прибор, идентичный тому, что был у Ситуса. Дженус проверил заряд аккумулятора в переводчике и прицепил его себе на пояс, предварительно активировав.
– Ситуса и Ирму увели ваши… из сопротивления, – сказал он еще раз, подойдя к людям, и из переводчика раздалась мелодичная человеческая речь. Мальчик удивленно уставился на прибор, а потом перевел взгляд на турианца.
– Класс! – сказал ребенок. – А можно мне такую же коробочку?
Дженус запнулся и забыл, что хотел сказать. Отшельник подошел к турианцу, как бы невзначай, попутно отодвигая мальчишку в сторону.
– Они не убьют твоего друга, если сразу не сделали этого здесь, – раздался скрипучий голос Дедушки. – Я их немного припугнул, но надо поторопиться. Этот Райс на всю башку ушибленный, мало ли что ему в голову придет. Выходим сегодня вечером. У тебя есть ружье?
Дженус повернул голову и восхищенно посмотрел на старика.
– Дедушка, ты пойдешь со мной? За моим сородичем?
– Я знаю, что такое справедливость не понаслышке, – сказал отшельник. – И перестань называть меня Дедушкой. Так меня только Ирма зовет, да молодежь всякая. Для тебя я майор Хо Ким. Можно просто Ким.
Дженус непроизвольно вытянулся и уважительно посмотрел на старого военного. Старик в это время давал распоряжения мальчику, чтобы тот бежал в поселок и внимательно за всем наблюдал, особенно на Райсом и его ближайшими помощниками. Затем, когда ребенок убежал в ту же сторону, куда ранее увели Ситуса, он повернулся к турианцу и без слов поманил его за собой в дом. Дженус произнес: “Я прямо за тобой”, побежал обратно к машине, чтобы взять из нее все, что могло пригодиться: оружие, пару гранат, и заодно прихватил один из пищевых брикетов. Перед тем, как зайти в дом, Дженус огляделся. Вокруг было тихо, на востоке небо немного просветлело, и санитар помечтал, что возможно впервые за недолгое время можно будет увидеть и почувствовать тепло и свет Теты.
Когда Дженус вошел в хижину, и его глаза привыкли к темноте внутри, он увидел, что майор Ким смотрит на оружие в руках турианца и одобрительно кивает головой, поглаживая небольшое скопление белых волос, растущих в нижней части его лица. Дженус выгрузил все принесенное добро на стол и присел на стул рядом. Старик указал на паек, лежащий на столе.
– Это твоя еда? – спросил он и, получив утвердительный кивок, продолжил: – Правильно. Перекуси, нам предстоит серьезная операция. Я Ирму не дам обижать, и друга твоего вытащим.
Дженус торопливо кивнул и, развернув упаковку, начал есть. Старик тем временем положил со своей стороны на стол ружье и принялся его разбирать и чистить. Турианец, пережевывая паек, молча наблюдал за действиями отшельника. Вскоре Дженус даже перестал жевать, смотря на то, что делает Ким. Судя по всему старик использовал оружие, в котором даже не предусмотрено было использование эффекта массы. Санитар понял, что в качестве силы, выталкивающей пулю из ствола в этом ружье использовались взрывчатые вещества, как в древние времена, когда турианцы еще не вышли в космос.
“Неужели оно еще стреляет? И как оно еще не взорвалось у него в руках?” – подумал Дженус, но вслух сказал:
– Если хочешь, я могу тебе одолжить одну из наших винтовок. Они безопасны для стреляющего...
Старик выслушал перевод и, улыбаясь, покачал головой.
– К своей девочке я уже привык, а к твоей еще приспосабливаться надо. Ничего. Не переживай, парень. Ты лучше поешь и отдохни. А я тебе что-нибудь расскажу, если твоя коробочка все мои слова поймет…
Дженус кивнул и откинулся на спинку стула, откусывая от брикета большой кусок питательного содержимого.

Человек и турианец вышли из дома только тогда, когда Тета скрылась за горизонтом и наступила непроглядная ночь. Планета Шаньси не имела своих спутников, так что, выйдя наружу, приходилось какое-то время привыкать к темноте. Майор Ким двигался бесшумно, как бесплотный дух, и Дженус видел его движение только за счет своего острого турианского зрения.
Какое-то время они просто молча шли до поселка. Путь был неблизким, но устать от него они не успели. На подходе к первым модульным постройкам поселения майор Ким вдруг резко свернул влево, как бы намереваясь обойти поселок. Но Дженус неверно истолковал его маневр. Старик шел целенаправленно к небольшой рощице, находящейся недалеко от окраины поселения. Турианец без вопросов следовал за отшельником, хотя в голове у Дженуса их возникало множество. Подходя к лесочку, Ким остановился и свистнул замысловатым образом. Через несколько секунд из леса раздался точно такой же свист. Затем из-за деревьев вынырнул тот же ребенок, который был с ними днем.
– Томас, давай выкладывай, что узнал, – обратился к мальчику отшельник.
– Я не смог проследить за Райсом, но я знаю, где держат Ирму и чужого... в смысле, турианца, – при этих словах Томас покосился на Дженуса, который подошел ближе, чтобы его прибор улавливал слова. Мальчик шмыгнул носом и продолжил: – Она на складе, около клуба, а турианец в бывшем амбаре. И еще я знаю одного из помощников лидера. Он живет возле Толстого Ника. И только что куда-то пошел. Я проследил за ним до модуля на окраине поселка, там где пожар был. Потом я побежал прямо сюда.
– Отлично, Томас! – похвалил парнишку Ким. – Спасибо, ты очень помог. А теперь беги домой, а то твой отец тебя (непереводимо). Я и так слишком много у тебя попросил.
Было видно, что Томас немного расстроен – он надеялся, наверное, что его возьмут с собой, но при этом ничего не сказал, лишь кивнул и побежал в сторону домов.
– Хороший малыш, – сказал Дженус, провожая взглядом убегающего ребенка.
– Я знаю его отца – очень хороший человек, и воспитывает мальчишку правильно, – ответил Ким. – А теперь давай-ка пойдем посмотрим, как нам вытащить Ирму и твоего приятеля.
Вначале они подобрались к месту, где держали Ситуса. По-видимому, опасаясь, что он может сбежать еще раз, Райс согнал туда почти всех своих бойцов. Освобождение турианца при таком раскладе выглядело почти невозможным. Тогда отшельник предложил сначала добраться до склада и попытаться вытащить из заточения Ирму.
Вопреки ожиданиям, девушку никто не охранял. Единственным препятствием к помещению, где она находилась, являлся большой навесной, но не электронный, замок. Дженус подошел ближе, чтобы попытаться понять, чем можно его открыть, как вдруг возле его головы промелькнул приклад винтовки и ударил по петлям, которые этот замок держали. Раздался громкий металлический лязг, и петли слетели вместе с замком на землю. Тут же дверь склада уехала вверх, и на Дженуса из проема с воплем вылетела разъяренная Ирма. Турианец инстинктивно пригнулся и, увернувшись от удара, схватил девушку поперек туловища и приподнял. Ирма сначала пыталась отбиваться, но потом осознала, кто ее держит и успокоилась.
– Дженус, поставь меня на землю, – строго произнесла она. Санитар смущенно опустил девушку и, на всякий случай, сделал шаг назад.
– Где Ситус? – осмотрев их скромный отряд, спросила Ирма. – Его надо вытащить, они убьют его!
Ким подошел к девушке и что-то еле слышно стал говорить ей. Дженус разбирал некоторые незнакомые слова, но для прибора громкости явно не хватало. Ирма, выслушав отшельника, грустно кивнула и, повернувшись к турианцу, произнесла:
– План такой: идем в то место, про которое сказал вам Томас. Раз уж Ситуса достать мы сейчас не сможем, хоть узнаем что-нибудь…
Дженус отдал Ирме свой пистолет, предварительно убедившись, что она умеет пользоваться турианским оружием, а сам остался с одной винтовкой. Выдвинулись почти сразу: первой шла Ирма, прокладывая маршрут, турианец следовал за ней. Замыкал небольшой отряд старый отшельник, который периодически поглядывал назад.
Сгоревшая постройка в темноте ночи выглядела, как черная дыра в пространстве. Сгорел модуль, по-видимому, уже очень давно, потому что Дженус не почуял даже легкого запаха гари. Груда обугленного металлопластика находилась на самом краю поселка. Около него жилых построек почти не было, но в одной из трех, стоявших поодаль, горел свет.
Небольшой отряд из двух людей и турианца подобрались к модулю и окружили его. Ирма знаками показала Дженусу присмотреть за единственной дорогой, а сама с майором Кимом подкралась к окнам, в которых мелькали чьи-то тени, и стало понятно, что внутри находится не один человек.
Дженус стоял недалеко от помещения и вглядывался в черноту деревьев, которые в самом поселении росли не так густо, как в лесах вокруг. Он поймал себя на мысли, что если бы сейчас кто-то из жителей увидел его тут вооруженным – ему бы пришлось еще хуже, чем Ситутсу. Возможно, люди стрелять начали бы раньше, чем задавать вопросы. От этих фантазий турианец вздрогнул и поудобнее перехватил винтовку. Ирмы с Кимом не было уже достаточно долгое время, и Дженус начал уже нервничать. Со стороны поселения никто не шел – на Шаньси была глубокая ночь.
Внезапно, сзади турианца раздался быстрый топот ног. Он резко обернулся, но бежавшая к нему Ирма, пронеслась мимо, крикнув что-то на ходу. Дженус не понял, что это значило, а коробочка только жалобно пискнула, но все происходящее было красноречивее слов, так что турианец в два прыжка догнал Ирму и последовал за ней. Бежать оказалось недалеко – Ирма завернула за угол ближайшего модуля и остановилась, выглядывая из-за строения, чтобы не потерять дорогу из виду. Дженус занял позицию прямо за ней, на всякий случай приготовившись стрелять.
Пару минут ничего не происходило, и турианец уже хотел было спросить у Ирмы, что же это было, как вдруг на дороге показалась одинокая фигура. Сначала Дженус подумал, что это майор Ким, но этот человек был выше ростом. Ирма повернулась к санитару и жестами показала, что этого идущего надо поймать и обездвижить, закрыв рот. Турианец убрал оружие в магнитное крепление на поясе сзади и приготовился к рывку.
Человек приближался. Теперь можно было разглядеть, что он вооружен, но винтовка болталась достаточно беспечно на ремне у него за спиной. Как только он поравнялся с укрытием, Дженус прыгнул и обхватил сзади человека руками, прижав его локти к туловищу, лишив того возможности выхватить оружие. Следом сразу же выскочила Ирма и наставила пистолет в лицо пленнику. Сзади неслышно подошел старик и также молча направил дуло своего ружья в грудь помощника Райса.
– Только пикни, я тебе голову прострелю, – прошипела Ирма. – Веди нас туда, где закопана бомба.
Услышав перевод того, что сказала Ирма, Дженус от неожиданности чуть не выпустил подельника Райса из захвата.
– В поселке бомба? – спросил санитар.
– К сожалению, да, – ответила девушка. – А заложил ее Райс и еще три подонка. Они только что обсуждали свой замечательный план, который мы с Дедушкой подслушали.
– Зачем Райсу убивать своих? – недоуменно спросил Дженус. – Здесь же только гражданские…
– Идейные фанатики – самые страшные существа, – произнес, молчавший до этого, Ким.
– Веди! – Ирма ткнула дулом в подбородок человека, который только испуганно вращал глазами. Дженус аккуратно ослабил захват. Как только он понял, что человек не предпринимает попыток убежать, отпустил его.
– А я ведь знаю тебя, – сказал старик, присмотревшись. – Ты же Сэм, сын Джорджа Олдена, который умер от лихорадки в позапрошлом году. Хороший отец у тебя был, и я рад, что он не видит, чем стал его сын.
Сэм в ответ промолчал, лишь, когда Ким упомянул его отца, опустил голову. Ирма снова ткнула человека пистолетом и дернула дулом, указывая направление. Олден младший осторожно пошел вперед, косясь на турианца, который снова достал винтовку и шел сбоку от него.
– Даже не думай попытаться сбежать, – предупредила Ирма. – Нас трое, и чья-нибудь пуля тебя догонит.

Идти оказалось недалеко, прямо до местного лазарета. Что это именно больница, указывал большой красный крест на дверях модуля. Около него Сэм замедлился и зашел за угол постройки. Там он остановился и молча указал на люк в подвал, вырытый там, видимо, для хранения всего подряд, что не помещалось в лазарете.
– Райс заложил бомбу под больницу? – ошарашенно спросила Ирма, не веря своим ушам. Она убедилась, что Ким держит предателя на мушке, открыла люк подвала и спустилась вниз. Через пару минут ее голова показалась из люка.
– Дженус, спустись-ка сюда, пожалуйста. Дедушка, с этого глаз не спускай, – быстро проговорила она и исчезла в подвале.
Турианец спустился вслед за девушкой в темный подвал и, достав оружие из крепления, включил фонарь, встроенный в винтовку.
– Посмотри сюда, – подсвечивая себе небольшим карманным фонариком, громко сказала Ирма из другого конца подвала. – Я раньше такую не встречала, а ты?
Дженус подошел к девушке, и у него пересохло во рту от того, что он там увидел.
– Ирма, это наша бомба… наша, в смысле турианская. Но я могу поклясться на чем угодно, что ни я, ни Ситус не имеем к ней никакого отношения.
Переводчик не передавал эмоций, но они все были написаны на лице турианца. Ирма положила руку на костяной воротник Дженуса и заглянула тому в глаза, хоть рассеянный свет фонарей не позволял полностью видеть лицо собеседника.
– Я это знаю, Дженус. Я не сомневаюсь в вашей невиновности так же, как и в полной вине Райса. Я позвала тебя сюда, надеясь на помощь. Ты знаешь, как обезвредить ее?
Санитар подошел ближе к аккуратной небольшой коробке, на панели которой светились совсем не турианские цифры, отсчитывая время до взрыва. Дженус присел около нее и осторожно подцепил край кожуха, снимая его. Обнажились провода и их соединения с взрывным механизмом и панелью с экраном. Под этой маскировочной панелью скрывалась неизвестная турианцу начинка. Осмотрев большое скопление разноцветных проводков, Дженус обреченно покачал головой. Он повернулся к Ирме и сказал четко, чтобы переводчик верно передал его слова:
– Не знаю, что показывают цифры. Внутри все совсем по-другому. Это не турианская бомба. К сожалению, я всего лишь санитар, я могу оказать первую помощь, но как обезвредить бомбу – я не знаю. Если бы тут был Ситус…
– Бомба человеческая. Я видела такие, и, к сожалению, ее нельзя двигать, – сказала Ирма подойдя поближе. – Цифры указывают, что до взрыва осталось меньше трех часов, – она ненадолго задумалась. – Хорошо, Дженус. Оставайся с пленником и не светись сильно, а мы с Дедушкой постараемся эвакуировать всех из лазарета как можно быстрее.
С этими словами она выбралась из подвала, и Дженус остался один на один с этим отзвуком недавно закончившейся войны. Он стоял и смотрел на меняющиеся цифры на табло, и был не в силах оторвать от них глаз. Из проема, в который они спускались, показалась голова и крикнула:
– Дженус, ну ты чего там застрял?
Турианец вздрогнул от крика, поняв сказанное еще до того, как переводчик выплюнул эту фразу монотонным голосом. Он направился к выходу из подвала, не переставая затылком, до кончиков гребня, ощущать эту угрозу, исходящую от бомбы.
Кима возле подвала уже не было, стоял только человек Райса и Ирма, которая приплясывала на месте от нетерпения. Как только Дженус достал винтовку и направил ее на Сэма, она быстро унеслась в лазарет, в котором уже горел свет, и были слышны быстрые шаги эвакуирующихся пациентов и персонала.
– Все равно вам конец, – негромко, но так, чтобы Дженус услышал, сказал человек. – Когда бомба взорвется, все поверят, что это ваших лап дело. А там вас жители голыми руками разорвут. Вы даже пикнуть не успеете.
Голос предателя был настолько безэмоциональным, что по интонациям не уступал переводчику, который послушно передавал те же слова на турианском.
– Как вы, люди, до сих пор сами себя не уничтожили? – спросил человека Дженус. – Турианец никогда не будет убивать другого турианца, не заслуживающего смерти, только лишь для того, чтобы обвинить в этом кого-то еще. Именно поэтому у нашего народа нет причин вредить вам после того, как война была закончена.
Человек ничего не сказал, лишь отвернулся и принялся смотреть в сторону леса. Небо в той стороне уже слегка посветлело – ночь уже шла на убыль. Шум и беготня из лазарета все еще доносилась, но уже реже, что было слышно через стену. Наверное вывозили на каталках лежачих пациентов.
Спустя некоторое время за лазарет, где стояли турианец и человек, подошла растрепанная Ирма и бросила к ногам санитара моток веревки. Не удостоив взглядом предателя, она обратилась к Дженусу:
– Почти всех вывели, многих лежачих взяли с собой те, кто живет далеко отсюда. Дженус, какой радиус взрыва этой вашей..? – Она указала рукой на вход в подвал.
– Малая бомба, радиус взрыва небольшой. Этот модуль снесет точно, немного может задеть соседние постройки, – ответил турианец. – Я бы эвакуировал рядом стоящие дома.
– Мы с Дедушкой займемся, а ты свяжи пока этого, и уходите подальше отсюда, – сказала Ирма и снова убежала.
Небо из темно-синего становилось более голубым, и скоро на востоке приобрело желтоватый оттенок, предупреждая, что скоро покажется Тета. Дженус вел связанного пленника впереди себя и молчал. Вся эта беготня и игра в партизан сильно вымотала и без того уставшего турианца, который уже и не помнил, когда спал вообще. Еще и желудок предательски урчал, потому что последний раз Дженус ел у отшельника в хижине перед их походом в поселение. Турианец со связанным человеком углубились в заросли деревьев, уходя все дальше от поселка. Они с Ирмой не договорились, где будут встречаться, и поэтому куда идти ему дальше, и что делать с человеком, Дженус не знал.
– Все равно уже поздно, и чужого не спасти, – вдруг нарушил тишину смех человека.
– Что ты имеешь в виду? – спросил Дженус, после того, как его прибор перевел слова пленника. Санитар дернул веревку, и человек чуть не упал на спину, но выровнялся и повернулся к турианцу.
– Как только бомба взорвется, всем станет ясно, что чужой виновен, и он умрет, – Сэм не мог сдержать смех, и казалось, что это у него какая-то истерическая реакция на происходящее.
Дженус ни слова не произнес после этого. Он подвел человека к ближайшему дереву и остатками веревки крепко привязал предателя к нему. Затем Дженус повертел головой, пытаясь сориентироваться на местности. Турианцу нужно было попасть в поселок, но постараться миновать эпицентр взрыва. Примерно поняв, куда ему следует направляться, он побежал в ту сторону, постепенно набирая скорость, не оборачиваясь и не реагируя на крики привязанного человека.
Дженус достиг поселения и побежал между постройками, с удивлением замечая, что на улицах слишком безлюдно. Но какое-то чутье гнало его в сторону центра колонии. Вдруг слева что-то громко ударило, и через несколько секунд Дженуса сбило с ног взрывной волной.
Предыдущая глава
Просмотры: 63

Отзывы: 0