Второй контакт. Глава 9. Допустимые жертвы

Бета: cdr_Alan_Shepard Жанр: Аction, adventure Персонажи: Ситус Террон (турианец), Ирма Харрис (человек)

2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.

Глава 9. Допустимые жертвы
Планета Шаньси, колония «Альянса», девятый месяц 2157 года

Ситус с трудом разлепил глаза и потряс головой, но звон внутри нее не проходил. Он осторожно повернулся, чтобы осмотреться и почувствовал, что что-то сдавило шею. Турианец лежал на спине, придавив своим телом связанные руки. Его шею стягивала веревочная петля, которая, на счастье Террона, оторванная взрывной волной, упала вниз вместе с куском деревянной балки, к которой была привязана. Ситусу повезло, что веревка не выдержала веса турианца, а иначе он, возможно, мог бы уже не очнуться после взрыва. Терон попытался перекатиться на бок, чтобы подняться. Сразу же резкой болью отозвалась рана в правой ноге. Ему почти удалось встать, но мешала петля на шее, которая затягивалась, лишь только он пытался двинуться. Рядом кто-то зашевелился. Турианец повернул голову и столкнулся со злым взглядом человеческих глаз. У Райса, который лежал рядом и смотрел на Ситуса, по лицу текла красная кровь, и в который раз Террон поразился тому, какой яркий у нее цвет. Лидер сопротивления выбрался из-под обломков трибуны, поднялся на ноги и осмотрелся. Ситусу кое-как удалось встать на колени — большее ему не позволяла веревка, стягивающая гортань, которую зажало обломками виселицы. Турианец в свою очередь тоже огляделся, осматривая разрушения. Оба его охранника лежали тут же недалеко, но одному из них не повезло — толстая деревянная балка, одна из составляющих импровизированную виселицу, падая, пробила тому голову. Второй боец сопротивления лежал с закрытыми глазами, но по поднимающейся грудной клетке, Ситус понял, что тот еще дышит.
Толпу, окружающую помост с трибуной и виселицей, захватил хаос. Многие пострадали, придавленные упавшими на них сверху людьми. Некоторые после звука взрыва от страха пытались бежать. Но взрывная волна была беспощадна, и людей просто смело на землю, как стебли молодой травы сгибает ветер. Сейчас многие поднимались на ноги. То тут, то там раздавались стоны и плач.
Райс прочистил горло, откашлявшись, и воззвал к толпе:
— Посмотрите, что творят эти звери! — продолжал он свою пропаганду. — Я вам говорил правду, они до сих пор пытаются уничтожить нас!
Переводчик, прикрепленный к поясу турианца выдержал удар при падении, но что-то в нем все же повредилось, так как звук, издаваемый прибором стал хрипеть и прерываться. Но все же, что говорил человек можно было разобрать.
Многие из людей, те, которые могли стоять на ногах, подошли ближе, не обращая внимания на свои раны. Обозленные, поверившие словам Райса, люди всю свою боль и злость сконцентрировали на единственном, не похожем на них, существе, обвинив последнего во всех своих бедах.
Райс снял с головы повязку и вытер ею кровь, текущую из рассеченного лба. На лице у него светилась торжествующая улыбка человека, добившегося своей цели. Он подошел к турианцу, подобрал с земли веревку и дернул за нее. Ситус не удержал равновесие и упал грудью вперед прямо под ноги лидера Сопротивления.
— Что мне сделать с ним? — громко спрашивал Райс, возвышаясь над толпой.
— Убить! Убить! — Раздавалось с разных сторон.
Человек начал наматывать веревку на руку, петля затянулась на шее турианца и он захрипел.
— Стой, Райс! — раздался звонкий женский голос. Лидер нахмурился и посмотрел туда, откуда прозвучал крик. Многие начали оборачиваться. Через расступающуюся толпу, так быстро, насколько было возможно, бежала Ирма. За ней шел старик, своим ружьем угрожая любому, кто попытался бы помешать девушке. Райс обеспокоенно огляделся — от его помощников толку не было, а свое оружие он выронил, когда его отбросило взрывной волной.
Ирма запрыгнула на помост и направила свой пистолет прямо в лицо Райса. Ситус повернулся и поднял голову, чтобы взглянуть на внезапно прибывшую помощь. Волосы Ирмы были растрепаны, на подбородке была свежая ссадина, одежда была кое-где порвана и в пыли. Тета светила из-за легких облаков, и от того, что турианец смотрел на девушку снизу вверх, ее образ казался сотканным из света. Вокруг головы Ирмы возник ореол от лучей звезды, и Ситус улыбнулся, подумав, что из всего человеческого рода, кого он успел узнать — эта девушка была уникальной. Настоящая турианка в теле человека.
Ирма мельком оглядела Террона и, убедившись, что тот жив и относительно невредим, обратилась к Райсу:
— Отпусти веревку и сними ее с его шеи. Я не шучу, — взгляд и тон Ирмы был очень серьезен.
Райс помедлил, но под дулом пистолета, нехотя, стал снимать веревку с шеи Ситуса. Узел затянулся достаточно крепко, и у человека не хватало сил его развязать.
— Предательница! — вдруг раздался крик из толпы, и рядом с тем местом, где стояла Ирма, упал небольшой камень. Ситус стал вглядываться, кто же кинул камень и заметил за толпой, ближе к постройкам, знакомую фигуру. Дженус прихрамывал, но держался на ногах. К толпе он не приближался, но старался подойти ближе насколько получится к помосту, чтобы успеть прийти на помощь, если это потребуется.
Девушка повернулась к толпе и, не убирая пистолет от головы Райса, начала говорить. Вначале ее голос срывался, но дальше все больше набирал силу. Никто не пытался остановить или перебить ее.
— Жители колонии! Меня вы знаете очень давно. Я с напарником возила вам продовольствие долгое время. Надеюсь, что мои слова для вас не пустой звук, — громко говорила она, чтобы каждый человек мог услышать ее. — Бомба, от взрыва которой мы все тут пострадали, была заложена под лазаретом. Я своими глазами ее видела. Но оставил там ее не турианец, а такой же человек, как и мы с вами. Внутри корпуса от турианской бомбы была очень даже человеческая.
Среди толпы пронесся ропот, но никто не посмел мешать девушке говорить.
— Спросите себя, как Райс узнал о бомбе, если он сказал, что ее так и не нашли, чтобы обезвредить? Кому было на руку, чтобы мирное население нашей колонии ополчилось на оставшихся турианцев на этой планете уже после официального окончания войны? Этот турианец, которого вы хотели повесить, поверив лживым речам своего лидера, спас мне жизнь. — Ирма тепло взглянула на Ситуса. — Он не должен был, но вытащил меня из горящего шаттла, в котором я с Джорджем потерпела крушение. Но вы доверились необоснованным обвинениям Райса. Ради своей цели и ненависти к другой расе он готов был взорвать ваших родных, раненых и больных…
Воспользовавшись тем, что Ирма не смотрит на него, Райс выхватил пистолет из ее руки и направил на девушку.
— Глупая ксенофилка! — крикнул он. — Это война! Пока чужие здесь — она не закончена! Мы должны были отомстить. И это допустимые жертвы. Они неизбежны.
Ситус внимательно вслушивался в то, что смог перевести его поврежденный прибор. Так что он тоже пропустил момент, когда Райс завладел оружием. Турианец видел огонь ярости и слепой веры в свои слова, который горел в глазах этого человека. Поэтому, когда Террон заметил, как палец Райса дрогнул на курке, бросился прямо на человека, сбивая того с ног. Раздался выстрел, и они оба упали с помоста на землю, прямо под ноги собравшимся тут жителям колонии.
— Ситус! — раздался женский крик.
Вокруг того места, где лежали два тела, собралась толпа. Ирма спрыгнула с помоста и подбежала к турианцу. На Райса она даже не взглянула, лишь подобрала лежащий около него пистолет. Оба упавших были живы, но слегка оглушены выстрелом и ударом о землю. Руки Ситуса все еще были связаны за спиной, поэтому ему было сложно подняться. Ирма пыталась развязать узел, но тот был очень тугой, и ей не удавалось сделать это. Сзади подошедший мужчина протянул ей небольшой складной ножик.
— Спасибо, Питер, — Ирма с благодарностью посмотрела на человека и приняла нож из его рук, перерезав веревку, стягивающую запястья турианца. Кто-то из подошедших людей помог Ситусу встать. Двое мужчин подняли стонущего Райса. Один из них обратился к девушке, которая осматривала руки турианца:
— В госпитале была моя сестра с младенцем… Они не… выжили?
— Мы успели! Мы всех вывели еще до взрыва. — успокоила человека Ирма. — Дедушка и Дженус, он тоже турианец, мне помогали.
Она обернулась к подошедшему Киму, который так еще и не опустил ружье. Он направил его на Райса и покачал головой, давая понять, что тому лучше не пытаться сбежать.
— Война закончилась, Райс! — жестко сказала Ирма, подойдя вплотную к бывшему лидеру. — Никто не хочет терять близких. Никто из людей не хочет войны. Я уверена, что и из турианцев тоже.
— Мы проследим, чтобы он никому больше не навредил, — произнес человек, державший Райса за плечи. Затем он и еще пара мужчин увели бывшего лидера вглубь поселка, в сторону старого амбара, где уже дважды успел побывать Ситус. Майор Ким положил свое древнее ружье на плечо и также направился к жилым домам, куда шли поселенцы с площади.
Террон посмотрел в ту сторону, где он видел Дженуса. Турианец стоял поодаль и нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Ситус махнул ему рукой, подзывая подойти, и санитар подбежал к ним. Люди все еще опасливо смотрели на представителей турианской расы, но уже не проявляли в их сторону никакой агрессии. Лишь некоторые дети, по случайности попавшие на это собрание, издалека любопытно поглядывали на отличающихся от них турианцев.
Дженус подошел и сразу же предложил Ситусу опереться на его плечо. Люди с площади начали потихоньку расходиться, уводя за собой раненых товарищей. Ирма поговорила еще с парой жителей о состоянии пациентов лазарета и вернулась к турианцам.
— Ну что? Все позади, мир налажен, — посмеиваясь сообщила она. — Надо бы вашего врача подлатать, — она махнула пистолетом, который все еще держала в руках, в сторону ноги Ситуса. Оба турианских прибора начали переводить слова девушки и Ситус отключил свой неисправный хрипящий переводчик.
— В нашем вездеходе есть все необходимое, — вмешался Дженус, выслушав предложение человека. — Я помогу ему добраться.
— Мне очень жаль, что все так вышло, Ирма, — произнес Ситус и коснулся рукой щеки девушки. Она накрыла его пальцы своей маленькой ладошкой и закрыла глаза.
— Все будет хорошо, Ситус, — сказала она после небольшой паузы.
Площадь опустела, лишь некоторые следы указывали на произошедшие здесь недавно события. Раненого подельника Райса привели в чувство и помогли подняться, сопроводив в местную тюрьму, тело погибшего унесли для погребения. Посреди помоста, наспех сооруженного посреди площади, торчала одна из частей импровизированной виселицы, и холодный ветер трепал красную повязку, зацепившуюся за нее.
Ирма подхватила Террона с другой стороны, положив его руку себе на плечо, и они втроем неспешным шагом направились прочь с площади. Ирма Харрис — пилот с планеты Земля, Дженус Флумин — санитар с Палавена и прихрамывающий между ними Ситус Террон — врач-хирург с Менае. И казалось, что действительно все будет у них хорошо.

Эпилог. Дома.
Менае, луна Палавена, десятый месяц 2157 года

Ситус закончил заполнять историю болезни в датападе, кинул его на стол и откинулся на кресле. Близился вечер. На Менае во всех зданиях загорались огни и даже в больнице, в которую вернулся работать турианец после истории с Шаньси, зажглось дополнительное ночное освещение. Ситус устало потер лицевые пластины и прикрыл глаза.
Хоть с момента всей истории с сопротивлением людей на той неприветливой планете прошел только месяц, турианец не мог этого забыть. Особенно часто в его воспоминаниях появлялся образ человеческой девушки, чьи растрепанные волосы сияли в свете Теты. Она смотрела на Ситуса и улыбалась. К сожалению, им пришлось разлучиться: Ирме надо было помочь с восстановлением лазарета колонии на Шаньси, а Ситусу предстояло вернуться на родину, вернуть тела погибших соплеменников их родным. Террон пообещал себе, что он обязательно вернется на эту планету, хотя бы ненадолго. Но вот прошел месяц, а он так и не сдержал своего обещания. Дела, обязанности, отчеты, лечение и многое другое затянули его в водоворот, и он с каждым днем все отчетливее понимал, что не сможет вернуться. Постепенно, день за днем мысль о том, что, вероятно, Ирма уже забыла о нем, вползала ему в голову.
Пусть Совет пока не принял расу людей как равных, но уже начались переговоры об открытии посольства человечества на Цитадели, многие приняли это предложение неохотно, и обсуждение данного вопроса обещало затянуться на неопределенный срок. Но, несмотря на это, многие расы уже начали торговые отношения с людьми. Иерархия была настроена негативно, относительно идеи делиться технологиями с бывшим врагом, но утечки все же были. Ситус был одним из первых, совершив нечто подобное. Он отдал при прощании Ирме исправный прибор-переводчик, чтобы девушка могла практиковаться в турианском.
Ситус тряхнул головой, отгоняя печальные воспоминания. Затем встал с кресла, прихватив датапад со стола и выключив свет, направился к выходу. В дверях он столкнулся с ассистенткой администратора больницы.
— Постойте! Вы уже уходите? — защебетала она, нервно подергивая мандибулами. — А я как раз вас ищу. На адрес больницы пришел пакет, адресован Ситусу Террону.
Турианец, хотел было отмахнуться от назойливой новенькой, но какое-то предчувствие остановило его.
— Пакет? Он еще там? — спросил он обеспокоенно.
— Нет. Вот он. Я вам его несла, — турианка заметно нервничала и Ситус подумал, что надо бы с ней помягче, а то вон как переживает.
— Спасибо, Наис, — улыбнулся он девушке, принимая из рук той пакет. — Можешь быть свободна, рабочий день уже давно закончен.
— Здорово! Тогда до завтра, сэр, — она, развернувшись, удалилась быстрым шагом, а Ситус вернулся в свой кабинет и включил свет.
Это был обычный сверток с печатью одной из курьерских служб, в избытке существующих в этой галактике. Но помимо этого, на нем было написано его имя. Ситус смотрел на сверток, не решаясь открыть, и его сердце бешено стучало. Спустя несколько долгих минут он все же развернул упаковку. Внутри коробки лежал только небольшой накопитель данных. Террон подключил его к уни-инструменту и увидел, что на нем находится только один видеофайл. Переборов волнение, Ситус нажал на воспроизведение и сразу же увидел знакомое лицо, которое в последнее время так часто стал видеть во снах.
— Привет, Ситус! — Сказала Ирма, тщательно выговаривая труднопроизносимые для человеческого речевого аппарата турианские слова. — Надеюсь, что у тебя все хорошо. — Затем девушка засмеялась, и уже на своем языке, держа рядом с лицом переводчик, сказала, стараясь не опережать текст, который прибор ответственно переводил:
— Собственно, это почти все, что мне удалось выучить. Мы тут с колонистами работаем вовсю, расширяем поселок. К нам даже пару раз прилетали туристы. А ты, кстати, такой скрытный! Мне пришлось изрядно попотеть, чтобы отыскать место, где ты засел. Но вот я решила послать тебе это сообщение, чтобы ты знал — как бы ни сложилась твоя жизнь, тебе всегда здесь будут рады, — она замолчала, вмиг став серьезной, и добавила: — Я была бы очень рада тебе, Ситус… Ну, передавай Дженусу привет, — снова улыбнулась она, и запись закончилась.
Турианец какое-то время смотрел на пустой голо-экран, как будто что-то пытался там увидеть. Затем он снова встал, бросил датапад на стол и быстро вышел из кабинета.
— Мистер Террон, — вскочила с места, собиравшаяся домой ассистентка. — Что случилось?
— Наис, запиши, что меня не будет в больнице месяц или два. Беру отпуск по особо важным обстоятельствам, — пробегая мимо, крикнул Ситус турианке и добавил уже сам себе: — Мне надо срочно успеть попасть на прямой маршрут в систему Тета.
Предыдущая глава
Просмотры: 388

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности