Вознесение (Mass Effect Andromeda). 8

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action). Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета.

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

8
С тех пор, как Эфра и отряд побывали в Хранилище на Воелде, прошло полгода. За это время Сопротивление успело принять в свои ряды более двух тысяч новобранцев. Ангара, воодушевленные прибытием союзников, смертью Архонта и отступлением кеттов с Хаварла, массово проходили боевую подготовку, чтобы заступить на службу. Фитиль надежды был зажжен. В городах поднялся военный ажиотаж, все эмоционально обсуждали кеттское послабление, но Эфра знал, что радоваться рано. В плену находятся тысячи ангара, а кетты всего лишь затихли перед атакой. Он объявил о перенаправлении всех основных сил на Воелд.
Неделю назад Лу прилетела на Айю после долгосрочного пребывания на станции Терве Уни. Эфра, как всегда, стоял у окна в круглом зале. Все, что он знал в своей жизни — война. Каждый день от него ждали стратегически важных решений, рассчитывали на его опыт и знания, смотрели, как на последнюю надежду. И едва ли не каждый день приносил потери в рядах, боль и разочарование. Его сердце почти атрофировалось от постоянных вестей о том, как сегодня еще одна семья потеряла своих родных. Но командир продолжал приходить в штаб каждое утро, чтобы отправить кого-то на смерть: своих или чужих. Другого выбора у него не было.
Когда Лу Сикстин появилась в жизни ополчения, все стало немножко светлей и осмысленней. На ее лице всегда была искренняя доброта, а уголки губ приподняты в кроткой улыбке. Эфре хотелось день и ночь работать, глядя на нее. Во время отъезда Лу он почувствовал одиночество, которое не ощущал никогда. Эфра как никто другой рад был ее видеть. Землянка что-то задумала. Она приехала в штаб и сразу же пошла к нему. По глазам читалось, что она тоже скучала, но что-то не дает ей покоя. Лицо девушки было сильно измождено усталостью. Ей нужен кетт для каких-то исследований.

Бойцы ангара вытаращили глаза, узнав, что им придется притащить живого врага в тыл Сопротивления. Взять в плен кетта было весьма непростой задачей. К счастью, один из них не успел ни умереть, ни бежать на челнок. Он был обезоружен и придавлен к земле натиском ангарских солдат во время вылазки в концентрационный лагерь. И вот уже связанный гуманоид сидит в клетке воелдского штаба.
— Скорее, заканчивай с ним, — Анйик До Зил посмотрела на него, а ее губы нервно скривились. — Говорить он с нами все равно не станет, это уже пройденный этап. Смерть — единственное, что мы можем предложить этому убийце, — ее взгляд был полон отчаяния.

Тонкая игла в руках Элистура Торви была введена в спину кетта, между массивными костяными щитами. Тот оглушительно ревел и вырывался, наводя страх на присутствующих. Его белые глаза метались из стороны в сторону в попытках испепелить недругов взглядом. Саларианец хладнокровно следил за реакцией подопытного, не шелохнувшись от его выходок. Сыворотка проникла в тело кетта. В какой-то момент он перестал дёргаться, и его руки повисли на фиксирующих ремнях. Окружающие ангара выдохнули, подумав, что он мертв. Но он был жив, а в его теле происходили какие-то процессы, выдающие себя хаотичным движением глазных яблок гуманоида. Спустя пару минут кетт закрыл глаза и совсем стих. Эл взял у него кровь и напоследок повернулся к Анйик:
— Не убивайте его. Следите за его состоянием и сообщайте мне, если вдруг что-то произойдет.
Анйик проводила его недовольным взглядом.

— Эфра, мы создали защитную сыворотку для ангара. Я уже протестировала ее и хочу, чтобы каждый ангара был заражен генофагом NH-16T.
Эфра округлил глаза и приоткрыл рот, ошарашенный услышанным.
— Это поможет избежать трансформации, в случае похищения. Для взаимодействия сыворотки и организма нужна инъекция каждому из ангара, — продолжала Лу.
— Что?! Постой, ты хочешь, чтобы я от своего имени попросил мой народ добровольно подвергнуть себя каким-то изменениям в геноме? — вертикальные зрачки Эфры сузились, а надбровные дуги напряглись. — И вообще… Как ты это сделала? Наши ученые долгое время пытались исследовать воздействие мутации, но ничего не вышло. И я не уверен…
— Я просто очень сильно захотела… Пришлось все делать вручную, но оно того стоило, — Сикстин взглянула ему в глаза, шагнув ближе. — Эфра, пожалуйста, доверься мне. Убеди Мошае Сефу, а она призовет остальных. Это шанс, его нельзя упустить! — она говорила тихо и спокойно, будто зная, что все уже позади, и теперь каждый ангара свободен от осквернения врагом. Командир тоже сделал шаг навстречу Лу.
— Помниться, кто-то уже говорил мне подобное и был прав. Мой бывший лейтенант, Джаал, оказался дальновиднее меня. Тогда ваш корабль впервые опустился на Айю.
— Я знаю, ты главнокомандующий и не имеешь права доверять всем подряд. Но я прошу не ради себя или Инициативы. Я прошу для тебя… И для твоего народа, — глаза Лу стали влажными и задрожали от наполнивших их слез. — Я видела… Видела там, в Джароксе… Они безжалостно убивали взрослых и детей… — всхлип вырвался из нее, заставив замолчать.
Эфра онемел, увидев слезу, скатывающуюся по щеке девушки. Он вздохнул и отвел взгляд, чтобы не видеть, как она плачет.
— Значит соберем совет, — командир собрался с мыслями, сжав кулаки.

Собрание уже вовсю заседало в зале для конференций. Присутствующие нетерпеливо выслушивали друг друга, ожидая очереди высказать свои опасения.
— Это слишком серьезное мероприятие. Необходимо все тщательным образом проверить, — Пааран Шие, губернатор Айи, невозмутимо восседала во главе стола.
— Мы провели десяток сканирований, никаких различий в генокодах ангара и кеттов не было обнаружено. Мы предполагали, что они каким-то образом воздействуют на соматические клетки, — сказал Орил Мо Тран, глава научного сообщества Айи. — К тому же в вашем генофаге присутствуют посторонние данные, как они повлияют на геном?
— Кетты хорошо продумали метод и обезопасили генокод от обнаружения компьютером. Они не рассчитывали, что какой-то сумасшедший будет просматривать несколько миллионов триплетов вручную, — Лу выпрямилась на стуле и посмотрела на заседающих. Эфра подавил улыбку, продолжая хранить молчание. — Эти посторонние данные нужны для функционирования самого генофага, они никак не повлияют на организм реципиента.
— Так или иначе, сыворотка не испытывалась на живых ангара, мы не можем взять и инфицировать всех и сразу. Сначала нужно испытать ее на добровольце, — Мошае Сефа спокойным тоном обратилась к землянке. — При всем уважении, никто не согласится принять подобное предложение от тебя. Ангара еще не полностью доверяют Инициативе.
— Инициатива ничего не знает об этой разработке. В ней участвовали только я и Эл Торви.
— Тем не менее, для многих ты представляешь одну из них, — Пааран настороженно взглянула на девушку.
— Я буду первым, кто опробует сыворотку, — по залу заседаний раздался низкий голос Эфры Де Тершаава.
Все окружающие замолкли в изумлении. В окна зала ярко светила утренняя звезда Онаона. Тишину прервала Мошае:
— Эфра, ты хорошо обдумал то, что сейчас сказал?
— Я беру на себя всю ответственность за последствия, — он встал из-за стола и двинулся в сторону залитого светом окна. — Если все сработает, это будет огромный шаг навстречу освобождения от кеттов. Я не упущу этот шанс.

***

Все уже было готово для проведения инъекции. Лу разглядывала крохотный пузырек с зеленоватой жидкостью у себя в руках. В лазарете никого не было, кроме нее и медика Ольви, который готовил оборудование для реанимации и интенсивной терапии на непредвиденный случай. В дверях появился командующий Сопротивления. Лу впервые увидела его массивные жилистые руки, оголенные по локоть. Они были пронизаны выступающими венами, а широкие запястья покрыты ожогами и ссадинами. Он сел на больничную кушетку боком к исследовательнице и протянул руку.
— Я приготовила ингибиторы и анальгетики, — она нежно обхватила пальцами его запястье и надавила на выпуклость повыше, — если почувствуешь боль — сразу же говори.
— Значит, перед смертью меня ждет еще и агония, — Эфра усмехнулся и посмотрел на инъектор. — Меня несколько часов отговаривали от этой авантюры.
— Твоя смерть — последнее, что я хотела бы увидеть в этой жизни, — Сикстин осторожно ввела иглу в вену. Ангара не шелохнулся и продолжил смотреть на нее, ожидая какого-нибудь непредсказуемого эффекта. Но ничего не произошло даже спустя пару минут после того, как исследовательница вытащила иглу.
— Чувствуешь что-то? — спросила она. Ее сердце бешено колотилось в груди, заглушая мысли.
— Да, я чувствую.
Лу в испуге повернулась к столику с ингибиторами.
— Но не боль, а разочарование, — Эфра не переставал смотреть на нее. — В своей интуиции, в своем взгляде на происходящее. Ты ведь терпеть их не можешь, не так ли? Представителей своего вида. Ты бежишь от них, стараясь выжить среди пришельцев.
— Эфра, я не понимаю, при чем тут это…
— Я до последнего сомневался в людях, не приняв во внимание индивидуальный аспект. Думая о целом, забываешь подумать об отдельном… Теперь я отчетливо вижу, что твои действия основываются на чувствах, которые испытывает твоя большая душа. Тебя примут здесь, рано или поздно. Если ты этого захочешь, — он сжал своей теплой ладонью ее локоть. — Прости, но я не могу пустить эту инъекцию в массы. Ее действие еще не проверено, для этого нужно время.
— Завтра, через неделю или через месяц кетты снова нападут на какое-нибудь поселение. И тогда вам опять придется убивать тех, кого вы когда-то любили, — ученая резко встала, отпустив руку Эфры. — Больше я не могу ничего сделать, хоть и пыталась.
Сикстин удалилась из лазарета, оставив Эфру с Ольви. Ее охватило чувство бессилия и усталости. Она направилась в свое временное пристанище на Айе. Войдя внутрь, девушка рухнула на лежак, служивший ей кроватью и без размышлений предалась сну.
Лу разбудил сигнал с ее комнатного терминала. Спросонья, дотянувшись до кнопки, она включила громкую связь.
— Луара Сикстин, мне стало известно, чем ты занималась последнее время в лаборатории, — голос Прийи Блейк звучал раздраженно. — Ты обманула меня, сказав, что тебе интересно освоение Воелда. Твои отчеты были пустым отводом глаз, как ты могла так поступить?! С каких это пор ты на стороне Сопротивления?
— А что, мы на разных сторонах? — Лу едва подавила зевок, отвечая на резкую критику Прийи.
— Это решает Инициатива. Никто из ее членов не вправе участвовать в сторонних разработках без ведома руководства! Саларианец тоже замешан во всем этом?
— Нет, он ничего не знает, я все делала в одиночку.
— Я сообщила обо всем директору Танну. Через час у вас с ним видеоконференция, будь у терминала, — это были последние слова Блейк перед отключением связи.

Танн был решительно настроен. Его худощавый силуэт перемещался из стороны в сторону в порыве негодования.
— Да как ты посмела! Ты использовала ресурсы аванпоста для посторонних целей, да еще и создала генофаг! Ты вообще представляешь себе, какие могут быть последствия?! Все мы подверглись опасности из-за твоего безрассудства!
— Этот генофаг безвреден! Он нужен только для того, чтобы защитить ангара от вознесения.
— Все участники Инициативы должны оказывать друг другу поддержку и не пренебрегать служебными обязанностями. Мне не важно, по каким личным мотивам ты это сделала, но, злоупотребив своим положением, ты подставила нас всех! — не унимался Танн.
— Мне не все равно, что будет с Инициативой, и я не собиралась никого подставлять. Я просто хотела помочь ангара.
— Если тебе не все равно, так почему же ты не создала защитную сыворотку для людей, например, или для турианцев?
— Потому что сейчас именно ангара стоят под ударом, — Лу начинала злиться.
— Не желаю ничего слышать. Наша миссия ясна, мы должны создавать аванпосты и делать все для их поддержания и развития, чтобы колонисты наконец могли проснуться.
— Неужели ты не понимаешь! Рано или поздно кетты нападут на Нексус снова! Они уже не раз покушались на аванпост Элаадена.
На панели терминала загорелось сообщение о входящем сигнале. К конференции присоединился еще один собеседник. Лицо уже другого саларианца появилось на экране.
— Эл? — Лу никак не рассчитывала его увидеть.
— Директор Танн, позвольте мне кое-что сказать, — обратился он к соплеменнику.
— Ты тоже имеешь к этому отношение? — бледное лицо Джаруна покраснело.
— Да, и я ни о чем не жалею. Я смог совершить что-то стоящее.
— Неужели исторический опыт ничему тебя не научил? Ты бездарность!
— Вовсе нет, — Эл сохранял поразительное спокойствие. — Во время нашей работы, я обнаружил кое-что очень интересное… В геноме кеттов есть участок, отвечающий за чувствительность к фосфорилтиохолинам. Исходя из полученный данных, я синтезировал вещество, которое вызовет у них нервнопаралитическую реакцию. Это может помочь нам в борьбе с кеттами!
— Нексус в состоянии дать отпор врагу. Однако это не значит, что мы ввяжемся в ангарско-кеттскую войну. Вы оба будете отправлены на Нексус на первом же челноке. Там вас переведут в отдел транспортной приемки. Будете разгружать суда в доках, о большем и мечтать не стоит. Руководство Айи уже подтвердило вашу депортацию. Конец связи.
— Он идиот, если собирается вечно закрывать на это глаза, — Лу выдохнула накопившееся возмущение. — Эл, ты это серьезно? Ты нашел слабое место кеттов? А я думала этих гадов ничем не проймешь.
— Да, теперь у нас на руках нейротоксичный газ, я не терял времени зря, — саларианец горделиво ухмыльнулся. — Но он представляет угрозу для всех нас, если получить большую дозу.
— Надеюсь, до этого не дойдет. Эл, спасибо, что помог мне. Пусть даже эта попытка была напрасной. Увидимся в доках, друг, — землянка попыталась пошутить напоследок.
— Не стоит. Это мой выбор. Ничто не было напрасно, — ответил Торви, отключаясь от конференции.
Неужели ангара отказались от них, после всего, что они сделали? Сердце сжалось от обиды. Выходит, все зря. Эфре все равно, что с ними теперь будет: он отдает их Танну. Да и почему его, собственно, это должно волновать? У него есть долг, которому он неуклонно следует. «В отличии от тебя, Лу». Слезы наполнили ее глаза, готовясь хлынуть рекой по изможденным щекам.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 67

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности