Вознесение (Mass Effect Andromeda). 7

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action). Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета.

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

7
Прошел еще месяц. Кетты все реже и реже появлялись на радарах ополчения. Работа Сопротивления сводилась по большей части к патрулированию. Из радиосообщений, переведенных за все время, выяснилось, что кетты потеряли связь с Империей из-за Скверны. То и дело проскальзывали неодобрительные высказывания в сторону вышестоящих лидеров. Примас, занявшая пост Архонта после его смерти, была не столь идейным военачальником, все ее приказы сводились к уничтожению беззащитных поселений и похищению ангара без разбора.
— Я должна отправиться на Воелд, — сказала Лу, нетерпеливо теребя в руках электронный планшет, — мне нужно в лабораторию.
— На Айе тоже есть лаборатория, можешь воспользоваться. Я попрошу Ольви… — Эфра удивленно раскрыл глаза.
— Не стоит. На Терве Уни есть все необходимое оборудование, что мне нужно. Я постараюсь вернуться скоро… — ее грудь часто вздымалась и опускалась, выдавая волнение.
— Ну, хорошо. Это отчет? — он кивнул на планшет в руках Лу.
— Эм… да, это он, — девушка резко протянула его командующему. Тот бегло пролистал текст доклада и шмыгнул носом.
— Я прочту позже, а пока нужно заняться назначением нового лейтенанта, — Эфра посмотрел на уставившуюся на него девушку. — Что-то еще?
— Я просто… переживаю, вдруг тебе не понравится доклад, — она быстро отвела взгляд, чтобы не выдать ложь.
Изо дня в день она чувствовала нарастающее напряжение при виде Эфры. Каждый раз, когда он уезжал куда-либо по делам Сопротивления, она подсознательно волновалась за него и ждала приезда. К тому же в его взгляде пропал тот отблеск недоверия, который препятствовал их общению раньше. Она привыкла к командиру и не хотела расставания. Эфра был добр к ней, Лу казалось, даже добрее, чем к остальным. Он иногда спрашивал ее совета, хотя и не особо нуждался в нем в силу своих тактических знаний. Однажды он даже оставил на столе элмоки для нее — плод темно-желтого цвета с горьковато-сладким вкусом, почти как у ананаса, — мотивировав этот поступок отсутствием аппетита. Странно было ощущать привязанность, к которой Сикстин не привыкла.
— Я должна ехать. Но пока я здесь, я хотела сказать… Спасибо, что принял меня в ряды Сопротивления. Я еще никогда не чувствовала себя такой нужной.
— Не стоит благодарности. Возвращайся, твоя помощь нам еще пригодится, — Эфра попытался скрыть недовольство ее отъездом.
— Я вернусь, как только смогу. Обещай мне, что проследишь, чтобы новый лейтенант не покушался на твою жизнь, — Лу шутливо склонила голову. Впервые за все время, она увидела, как на лице командира мелькнула улыбка.

Девушка вышла за дверь и почувствовала воодушевление: пора ехать. Но прежде всего она подошла к консоли, чтобы связаться с Нексусом. Через некоторое время на другом конце сигнал был принят.
— Эл! Давно не виделись. Как твои дела на Нексусе?
— Лу? Привет, не так хорошо, как хотелось бы, но я справляюсь. За последний месяц меня дважды чуть не уволили. Тут случилась небольшая эпидемия у тех, кто недавно вышел из криостаза. Респираторный коллапс, дел по горло. Как ты? — послышался торопливый голос саларианца.
— Эл, мне нужна твоя помощь. Я хочу разработать защитную сыворотку для ангара. В одиночку я не справлюсь, тем более, ты отличный специалист.
— Что? Сыворотку от чего? — Эл в недоумении переспросил.
— От генной трансформации. Это будет что-то вроде… генофага.
— Ну уж нет, чтобы потом говорили, что саларианцы снова ввязались в геноцид!
— Геноцид — это то, что кетты делают с ангара! Послушай, я же знаю, тебе плохо на Нексусе, так почему бы не поработать со мной тут, вдали от суеты? — Лу умоляюще уставилась в микрофон.
— При всем моем желании меня просто не отпустят.
— Я попрошу Прийю отправить запрос на твое перемещение, — у исследовательницы появилась искорка надежды. В ответ последовало молчание.
— Хм… Ну хорошо.
— Отлично! Тогда увидимся на Терве Уни.

Лу вдохнула морозный воздух Воелда полной грудью. С момента ее последнего визита температура поднялась еще на один градус. Такими темпами снег и лед, окутывающие планету, начнут стремительно таять, равнины и каньоны будут затоплены.
Станция Терве Уни располагалась в горах, над ущельем. Войдя в личный отсек, Лу первым же делом начала обыскивать полки с электронными книгами в поисках информации. Ей предстояло иметь дело с генной инженерией, поэтому каждая мелочь имела вес. Здесь хранилась информация о генетике всех известных рас, в том числе, в свете последних обновлений, и ангара. Поужинав пакетированной едой, девушка устроилась за рабочим столом со стопкой датападов. Текста было сверх нормы, но каждая прочитанная строка шла в голову как по маслу. Каждое слово казалось Лу значимым: в ее голове засела тревожная неопределенность, развеять которую могли только свежие знания.
Это была первая бессонная ночь, проведенная за чтением. За ней последовала вторая, третья, а затем и десятая. Под глазами ученой нарисовались темные очертания недосыпа. К тому же Прийя Блейк не могла допустить, чтобы кто-то сидел на аванпосте без дела, поэтому Сикстин
приходилось возвращаться к своим обычным обязанностям днем. Никому не было дела до того, чем она занимается в нерабочие часы, что Лу вполне устраивало. Каждое утро она и несколько других членов аванпоста выезжали к месту добычи льда. Буровая установка весь день гудела у нее под ухом, неумолимо затягивая в сон. К счастью, лед был не самым труднодобываемым ресурсом.
Возвращаясь вечером на станцию, Сикстин падала на койку и спала некоторое время прямо в рабочем скафандре, пока будильник снова не возвращал ее к реальности. Понемногу, осилив всю доступную ей информацию, Лу приобрела определенную уверенность. В голове начинала складываться все более четкая картина. Ночь больше не принадлежала книгам, и теперь она могла набраться сил для дальнейших действий.
В один из дней Лу, как обычно, направлялась в сторону раскопок, но, бросив взгляд на ущелье под станцией, заметила что-то синее вдали, синее, чем лед, окружающий все вокруг. Чтобы разглядеть неопознанный объект получше, она решила спуститься вниз. Внедорожник с хрустом преодолел четыреста метров пологого спуска объездной дороги. Оставалось только обогнуть горный массив и оказаться на дне ущелья. Спустя каких-то полчаса девушка вылезла из машины. Ее почти ослепил свет, отраженный снегом с крутых склонов. В одном из них мерцало крупное кристаллическое вкрапление сапфирового цвета. Вкрапление выглядело как алмаз в ледяной короне скал. Завораживающая красота! Быть. Этого. Не может. Все это время аванпост располагался прямо над залежами аморилия!

Элистур Торви прибыл на Воелд с огромным багажом лабораторных принадлежностей, различных препаратов и инструментов для приготовления растворов. Сам он был одет в красно-белый костюм, как подобает научным сотрудникам Нексуса. Его сероватое лицо светилось от удовольствия быть освобожденным от надоедливого начальства. Пора приступать к практике.
— С чего начнем? — спросил Торви, почесывая плоский подбородок.
— С изучения генокода кеттов. Ангарская структура нам уже известна.
— И откуда ты собираешься взять образец ткани? Насколько я знаю, они, мягко говоря, не совсем дружелюбны.
Лу достала перчатку от скафандра, перепачканную засохшей зеленой жидкостью и показала Элу.
— Начнем с этого. Если ничего не получится, придется ловить кетта, — уголки ее губ приподнялись в улыбке. — Это кровь, надеюсь, у тебя есть все необходимые инструменты для ее препарирования.
— Конечно. Во имя Делатрессы, я ввязываюсь в авантюру! — Эл сощурил свои огромные блестящие глаза.
— Если все получится, ангара не придется убивать на войне собственный народ!
Нужно было решить еще один вопрос. Дело в том, что повседневные обязанности препятствовали бы их полноценному погружению в работу, поэтому Лу пришла в кабинет Прийи Блейк, чтобы попросить о переводе в отдел исследований.
— Но сейчас нам нужны рабочие руки, чтобы добывать лед и иридий! В отделе исследований и так слишком много людей, — Прийя с недоумением покачала головой.
— Послушай, Воелд тает. В скором времени он будет исчерпан, открыв нам новые возможности для исследования. Нужно искать новые ресурсы. Я и Эл хотим заняться этим уже сейчас! Позволь нам участвовать в разработках.
Лицо Прийи приняло задумчивое выражение. Подумав несколько секунд, она сказала:
— Ну хорошо, я дам вам доступ. Но не забывайте о ежемесячных отчетах! Нексус не потерпит бездельников.
Это был хороший знак. Лу и Эл приступили к работе. Чтобы использовать возможности станции на все сто процентов, они работали день и ночь, меняясь местами время от времени.
Образец крови кетта открыл для Лу много нового. Кровяные тельца были до неузнаваемости деформированы, по сравнению с тельцами ангара. Да и все остальные форменные элементы казались другими. Кеттские генетики применяли какую-то радикальную методику, заставляющую организм трансформироваться. Нужно было делать препараты генетического материала.
Лу создала долговременный образец хромосом, использовав статическую криосыворотку и выделила из ядер клеток сами хромосомы. Они оказались на удивление похожими на ангарские и человеческие. Своеобразные цепочки, которые принято называть «ДНК», были скручены как и у всех известных организмов. «Ну что же, хорошо, что здесь будет что-то знакомое». Вся суть различий заключалась в последовательности белковых оснований, которых насчитывались миллионы.
Шли недели, землянка пристально разглядывала деспирализованную ДНК кеттов, сравнивая ее последовательность с ДНК ангара. Компьютерный анализ не выявил различий в их генокоде по причине химического несоответствия. Пришлось искать вручную, участок за участком. Она безвылазно сидела в лаборатории, пролистывая микроскопическое изображение, забывая о сне и еде. В глазах рябило от точек маркеров и нескончаемой белковой нити. Несколько раз она засыпала прямо за микроскопом, и Элу приходилось отводить ее в кровать.
Первый результат появился спустя три недели, когда Лу была на грани физического истощения. Несоответствие последовательностей обличила группа молекулярных маркеров на экране монитора. Это и был интегрированный участок. Компьютер опознавал его как оригинальный, но его строение выглядело совершенно иным. Участок дублировался и разветвлялся, предоставляя неверные данные для считывания. «До чего хитроумные кетты!».
Следующие две недели девушка провела в воодушевлении, просматривая оставшийся материал, но больше не обнаружила никаких отклонений. Стало понятно, что найденный участок отвечает за трансформацию. Осталось узнать, как защитить цепь от внедрений. Землянка поделилась мыслями с саларианцем. Тот, отведя взгляд, заговорил:
— Кажется, я знаю один вариант. Как ты и предполагала, это может быть генофаг. Сконструируем его из ангарской ДНК и синтетических белков, внедрим в организм. Он будет взаимодействовать с промаркированным участком, восстанавливая цепь. Я полагаю, кетты используют нечто подобное, но в данном случае организмы жертв ничем не защищены. Что, если использовать их же метод? Генофаг не даст внедрить код другому генофагу! — протараторил он в порыве просветления.
— Точно… — Лу не могла поверить, что решение придет так скоро. — Но чтобы проверить метод in vivo, нужен живой кетт… Так и знала, что рано или поздно мы придем к этому.
Она размяла затекшую шею и встала из-за стола. Пора обратиться к Сопротивлению за помощью.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 63

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности