Вознесение (Mass Effect Andromeda). 6

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action) Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

6
На службе у Сопротивления Лу много узнала о жизни ангара. В свободное время ее сослуживцы любили посидеть в баре «Таветаан» и обсудить последние новости. Все они казались одной большой семьей, открыто выражающей чувства друг перед другом. Некоторые из них были сентиментальны и даже наивны. Все это вызывало теплые чувства у Лу. При всей своей самостоятельности, физической силе и интеллекте они были похожи на детей, не испорченных цивилизацией. В их компании она попробовала питательную пасту, составляющую почти весь рацион ангара. На вкус она была похожа на перемолотую овсянку без соли и сахара и отдавала пряным запахом имбиря. Если ее разбавить и подсластить, то вполне можно принять за какой-нибудь фитнес-коктейль.
Лу заметила, что Эфра никогда не ходит в бар со всеми, он предпочитает уединиться в комнате отдыха штаба, закрыв за собой дверь. За время, проведенное на Айе, Сикстин всей душой прониклась к ангара, в том числе и к прагматичному Эфре. Ей хотелось подбодрить его, увидеть улыбку на его хмуром лице хотя бы разок. Конечно, она понимала, какое бремя приходится ему нести, поэтому лишний раз предпочитала не донимать командира разговорами. Он все время молча расхаживал по залу со скрещенными руками и глядел в окно, либо внимательно вчитывался в электронный планшет, морща нос и прикусив губу.
В один из дней в штабе к Лу подошел лейтенант Ралис и полушепотом проговорил:
— Я знаю, ты пообещала Мошае помочь Сопротивлению, но пока только зачитываешь нам переведенные тексты со своего омни-инструмента, — он наклонился так, чтобы Эфра не мог его услышать. — Я знаю одного человека на Кадаре, у него есть бойцы, попроси его помочь нам. Вот только тебе придется самой придумать, как отблагодарить его. Сопротивление финансируется губернатором, а она категорически против того, чтобы вести дела с наемниками.
Лу напряглась, услышав о пристанище контрабандистов.
— Как его найти?
— Его зовут Грегори Мол, в его подчинении две с половиной тысячи солдат. Немало беглецов для такого амбициозного проекта, как Инициатива, не правда ли? Отправляйся в Порт-Кадару, если хочешь заслужить уважение Эфры, — Ралис выпрямился и быстрым шагом удалился из зала, бросив девушке напоследок многозначительный взгляд.

Челнок плавно приземлился на выжженную землю негостеприимной Кадары. Лу была наслышана о ней и ощущала себя «не в своей тарелке». Поиски Грегори Мола в порту заняли у нее около часа. Обитатели самых разных рас, как один, были крайне несговорчивы.
Встреча произошла в темной запыленной комнате, увешанной различными трофеями вроде зубов, костей и трофейного оружия. Сам Мол был еще тем «трофеем»: коренастый, жилистый, его лицо выгорело на солнце и было покрыто морщинками; виски начисто выбриты и татуированы какими-то изображениями. К тому же у него была длинная густая борода, что казалось редкостью по нынешним временам.
— Кто прислал тебя ко мне, красавица? — Мол прищурил свои белесые глаза.
— Лейтенант Ралис. Сопротивлению нужна твоя помощь, а у тебя есть люди…
— Смотри какая деловая! — он резко перебил Лу, обернувшись к турианцу с ружьем. — Мы с Сопротивлением не в ладах: идеологиями не сошлись, но Ралис неплохой парень, он уже пробился на место главнокомандующего или еще нет? — Мол мерзко рассмеялся, поглаживая свою бороду.
— Я не понимаю, о чем ты… Не важно, в ладах ты с ними или нет. У нас есть общий враг — кетты, нужна армия, чтобы их победить.
— Я — наемник, — Мол медленно поднялся со своего места, нависая над Лу, — нужны бойцы — плати кредиты, а если нет — проваливай!
Авантюристка сглотнула ком в горле и порылась в своем инструметроне. Через пару секунд голографическое изображение возникло перед глазами присутствующих.
— Черт возьми, откуда у тебя это? — Грегори неотрывно разглядывал проекцию зубовидного аморилия.
— Он твой, если присоединишься к Сопротивлению в решающем бою.
— Ты хоть знаешь, что эта штука умеет? Ладно, сделка имеет шанс на успех, но один такой камешек стоит десятерых моих людей и челнок, так что, придется доплатить, если хочешь большего.
— Договорились. Я перешлю тебе данные, чтобы связаться со штабом, — Лу повернулась к выходу.
— Не торопись. Как мне быть уверенным, что камень у тебя? — Мол стал наступать на Лу, притесняя ее к стене.
— Пойми, заставить одного человека отдать камень легче, чем целую толпу сражаться, — девушка прижалась к стене, стараясь не выдавать испуга. — Он находится на Терве Уни. Как только битва будет окончена, ты получишь оплату.
— А что, если Сопротивление заступится за тебя? Мне нужно быть уверенным, что я получу его, — Мол шепнул на ухо соплеменнице. — Проведешь вечерок со мной наедине? Дам тебе двадцать бойцов, — он стоял так близко, что его дыхание щекотало шею. Лу резким рывком проскользнула между ним и стеной и исчезла в двери. Менее чем через полчаса челнок уже вылетал в обратный путь, подальше от Кадары.

Сойдя на Айе, Лу, как ни в чем не бывало, двинулась к городским воротам. Ангара, стоявшие на посту охраны, угрюмо переглянулись друг с другом. В следующий момент ее окружили солдаты Сопротивления с оружием. Исследовательница непонимающе окинула их взглядом.
— Ты обвиняешься в заговоре и предательстве. Приказом командующего тебя должны сопроводить в камеру для заключённых, — после слов солдата у Лу волосы зашевелились на затылке. Не успев ничего сказать, она была связана и обезоружена.
В камере не было ни стула, ни кушетки, только гладкий холодный пол и стены. У исследовательницы конфисковали все, включая инструметрон и скафандр, оставив ее только с модулем-переводчиком в тонком нижнем термокостюме. Там она провела около часа, пока дверь подземного помещения, в котором находилась ее камера, не открылась, и не вошел Эфра. Он медленно приблизился к непробиваемому смотровому стеклу с отверстиями для переговоров.
— Эфра, это какая-то ошибка! Меня обвиняют в предательстве! — произнесла Лу, запинаясь от негодования.
— Я приказал Ралису следить за тобой. Сегодня утром разбойниками был сбит ангарский челнок с припасами, о котором они не могли знать. Кто-то передал им данные прямиком из штаба. Мы зафиксировали утечку с твоего рабочего модуля. Твой идентификатор личности присутствовал в каждом переданном сообщении… — Эфра пытался скрыть разочарование в голосе. — Все произошло у меня под носом. Как я мог доверять тебе…
— Эфра, это ложь! Я ничего не передавала!
— Кроме того, сегодня днем ты была на Кадаре — мои связные сообщили об этом. Ралис уверен, что ты готовишь нападение… — Лу никогда не видела Эфру настолько суровым.
— Все не так, Ралис сам отправил меня туда, чтобы оказать помощь Сопротивлению!
— Ралис прекрасно знает, что мы не имеем дел с наемниками Кадары.
— Ралис обманывает тебя! — девушка в панике прижалась к смотровому стеклу.
— Через час мы отправляемся на Хаварл. Там обнаружено Хранилище. Когда я вернусь, тебя ждет наказание, — Эфра повернулся спиной и направился к выходу.
— Что-то не так, Эфра. Будь осторожен! — Сикстин прокричала ему вслед.
Дверь закрылась за спиной командира. Она вспомнила разговор с Молом, тот упоминал желание Ралиса быть главнокомандующим. Душа ушла в пятки. «Вот чертов ублюдок!».
Она знала, что наказанием за предательство является смерть. Исключения бывают лишь в тех случаях, когда за преступника вступается какая-нибудь очень уважаемая или высокопоставленная личность. В таком случае его ждет пожизненное заключение. Но никто не станет вступаться за нее, пришельца с другой галактики.

***

Разум Эфры был затуманен. Череда неожиданных событий выбила его из колеи. Предательство Лу никак не укладывалось у него в голове. Неужели все, что она делала, сводилось к нападению на штаб Сопротивления? Но какой в этом смысл? Там не было ничего, что можно было украсть и чем разбогатеть. Да и уничтожение самого штаба не принесло бы кому-либо ощутимой пользы. Быть может, Инициатива задумала захватить Айю? Хранилище на Хаварле… Вдруг это снова ловушка кеттов, несмотря на то, что их давно уже там не видели. Или это предлог, чтобы выпроводить командира из штаба? Семя сомнения было посеяно в душе командующего. Ралис с довольной ухмылкой поглядывал в окно челнока, на котором они летели в сторону Хаварла.
Челнок сел на небольшую площадку, со всех сторон окруженную густыми джунглями. Двое ангара вышли и направились в глубь леса по слегка протоптанной тропе. По словам Ралиса, их должны были встретить члены хаварлской ячейки Сопротивления, неподалеку от места посадки. Растительность сгущалась и смыкалась над головой плотной завесой. Становилось все темнее и беспросветнее.
Ралис и Эфра шли, пробираясь сквозь заросли колючих травянистых растений, пока не вышли к берегам живописного лесного озера. Тут лейтенант остановился как вкопанный. Он повернулся к Эфре. Его вытянутое лицо цвета бирюзы изображало злобное торжество. В ту же секунду он достал пистолет и направил его на командира. Вокруг водоема послышался хруст. Из густых дебрей показались оранжево-черные костюмы, в которых Эфра узнал Роекаар. Все они были вооружены до зубов. Уголки губ Ралиса дрогнули, и он произнес:
— Связавшись с чужаками, ты поставил под удар весь наш народ! Сегодня ты умрешь. Твое командование исчерпало себя. Человеческая женщина последует за тобой. Здорово я ее подставил, — его желтые глаза сверкали диким огнем.
— Я знал, что тут что-то нечисто. Думаешь, то, что ты делаешь, поможет ангарскому народу выжить? — Эфра смотрел Ралису в глаза, едва заметно продвигаясь вперед.
— Да! Как ты мог позволить одурачить себя? Они такие же, как кетты: задобрили нас, радушно отстреливая нашего врага, а сами настроили аванпостов на нашей земле и поглощают наши ресурсы! Их нужно изгнать или уничтожить, на что ты, к сожалению, не способен, — палец Ралиса щелчком снял курок с предохранителя.
Эфра решил, что ждать больше нельзя и силой выбил пистолет из рук предателя. Ралис, опешивший от такого поворота, накинулся на командира словно разъяренный адхи.
Они сцепились в рукопашном бою на берегу озера, по сторонам которого за ними наблюдали Роекаар. Ралис был на пол головы выше Эфры, но уступал ему по силе и сноровке. Кулаки Эфры тяжелыми молотами опускались на лицо Ралиса. Тот, в свою очередь, продолжал наносить болезненные удары в грудь. Земля скрежетала под их ногами; пыль, поднявшаяся вверх, летела во все стороны. Звуки яростной борьбы нарушили умиротворяющую тишину озера. Они били друг друга, пока не повалились на землю. Отовсюду появлялись все новые и новые Роекаар, внимательно разглядывающие сражавшихся. Два напряженных сгустка мышц неразрывно схлестнулись в грязи. Собрав оставшиеся силы, Эфра совершил удар головой, выбивший противника из строя. Тот прервал атаку, оглушенный болью в области лба. Командир воспользовался моментом и схватил лейтенанта сзади, не давая последнему ни малейшего шанса вырваться. Он сдавливал его горло в смертельном захвате.

— Мои солдаты все равно убьют тебя! — из уст Ралиса послышалось сдавленное шипение.
Эфра готов уже был задушить его, но из чащи послышался приглушенный выстрел. Ралис дернулся и застыл, широко распахнув глаза, его дыхание прервалось хрипом. Эфра почувствовал, как по его рукам течет что-то теплое и густое. Он посмотрел в сторону источника звука. Из полумрака джунглей к нему навстречу вышел ангара с татуировкой на лице. Это был Акксул. После инцидента с Джаалом Ама Даравом он ушел в тень, заново переосмысливая свою жизнь. По рядам Роекаар прошелся шепот. Эфра ослабил хватку и отпустил обмякшее тело. Ралис остался неподвижно лежать на земле, его лоб был обезображен кровоточащей раной от пули.
— Братья и сестры, — начал Акксул громко, окинув взглядом труп лейтенанта, — взгляните, что с нами сделала ненависть! Это моя вина, я первым пошел по этой тропе и повел за собой остальных. Теперь мой разум просветлел, пора прекращать опасаться несуществующего врага и начать сражаться с реальным, — он посмотрел на Эфру. Тот некоторое время ошеломленно смотрел на мертвого сослуживца, пытаясь осознать произошедшее. Затем, он обратился к присутствующим:
— Кетты хотят, чтобы мы были разобщены, чтобы мы боялись их, сидя в своих домах в одиночестве, — Эфра продолжил речь Акксула. — Роекаар должны сражаться вместе с Сопротивлением, так наши шансы дать отпор увеличатся. Все мы — ангара, столкнувшиеся с тиранией кеттов. Каждый из нас потерял кого-то в этой войне. К сожалению, мир не делится на черное и белое. Нельзя отвергать руку помощи, пусть даже руку пришельца, прибывшего из далекой галактики!

***

Лу сидела на полу, облокотившись на холодную стену. Она не находила себе места и с нетерпением ждала прибытия Эфры, несмотря на то, что это прибытие означало приближение казни.
И вот дверь камеры открылась. За ней стоял ангара, весь в грязи, белоснежные рукава его костюма были запятнаны синей кровью, а на лице красовались ссадины от ударов. Лу замерла при виде его на несколько секунд, в то время, как он медленно вошел и остановился прямо перед ней. Глаза его наполняли печаль и разочарование, а губы неподвижно застыли. Исследовательница протянула дрожащую от волнения руку к его лицу и коснулась щеки… Эфра едва заметно вздрогнул и прикрыл глаза, послышалось его беспокойное дыхание.
— Ралис предал Сопротивление, — сказал он тихим голосом. — Предал меня. Еще один предатель в наших рядах. Из-за первого мы чуть не потеряли Мошае. Прости, что слепо верил ему. Теперь мои глаза открыты.

Лу, неожиданно для себя, обняла Эфру за шею и положила ему голову на плечо. Ей не хотелось ничего говорить — все уже и так было понятно. Тот неуверенно подался вперед и вниз, принимая ее объятия. Сквозь перчатки он почувствовал тепло прильнувшего к нему тела.
Как странно было понимать, что сейчас, в эту самую минуту, он стоит, обняв пришельца. И как странно было осознавать, что ему, Эфре Де Тершааву, сверхподозрительному перфекционисту, сейчас абсолютно все равно, что подумают другие, увидев их здесь вдвоем. Как ни удивительно, именно она — человек, осталась верной Сопротивлению, в то время, как ангара предал его. Досье Ралиса было идеальным в тот момент, когда он заступил на службу. Став лейтенантом, он продолжал безупречно выполнять свою работу под командованием Эфры, который был слишком занят, чтобы следить за своим верным подчиненным. Кетты этого и добиваются. Как же сложно смотреть на мир ясным взором…
Лу подняла голову с плеча и взглянула Эфре в глаза.
— У меня появилась идея, и я обязана попробовать претворить ее в жизнь, — сказала она, отпуская его шею.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 81

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности