Вознесение (Mass Effect Andromeda). 5

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action). Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета.

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

5

— Приятно познакомиться с тобой, Лу Сикстин. Ты спасла жизнь командующему Сопротивления, ангара этого не забудут, — Мошае Сефа доброжелательно улыбнулась вошедшей в зал Лу.
— И мне приятно познакомиться. Мой знакомый, Куро, говорил, что вы очень умны и начитанны, каждый ангара сочтет за честь быть знакомым с вами.
— Я люблю свой народ и хочу помочь ему одолеть угрозу, нависшую над всеми нами. Знаю, Эфра никогда бы не сказал этого, но мы должны быть благодарны людям и другим членам Инициативы за помощь. Долгие годы у нас почти не было надежды на исцеление нашего мира от болезни. Теперь, когда здесь вы, мы можем сотрудничать, получая взаимовыручку.
— Я хочу этого также сильно, но все не так просто… У Инициативы есть четко поставленные цели, в ее планы не входит вступление в межрасовую войну. Первопроходец занят поиском планет для создания новых аванпостов. Боюсь, получить помощь будет сложно, — в голосе Лу прозвучала нотка разочарования. — Я не могу говорить от лица Инициативы или человечества, но я могу говорить за себя, так как полностью себе принадлежу. Я буду помогать ангара всем, чем смогу, чего бы это мне ни стоило!
— Твои слова полны надежды. Я рада слышать от тебя подобное. Спасибо.
— Что мне делать теперь?
— Об этом тебе лучше спросить Эфру Де Тершаава. Но, боюсь, поговорить с ним тебе не удастся в ближайшее время. Подожди пару дней.
— Но мне некуда идти… — Лу неуверенно пробормотала себе под нос.
— Хм… можешь побыть у меня некоторое время, — Мошае провела рукой по подбородку.
— Спасибо. Я не причиню неудобств!

***

Эфра лежал неподвижно и смотрел в потолок лазарета. После интенсивной терапии двигаться было запрещено, тело надежно зафиксировали в «ионной постели». Для него была невыносима мысль о том, что теперь он обязан жизнью пришельцу. В голове все перевернулось. Выходит, его неприязнь была напрасной. Как теперь смотреть в глаза Мошае Сефе и сослуживцам, перед которыми он так яростно отстаивал свою точку зрения о недоверии к людям. Как ему казалось, все, что есть между ними — непонимание. Люди должны были оправдать его догадки, они ведь иноземные захватчики, переступающие через любую преграду! Даже они сами не отрицали этого. И что теперь? Одно маленькое хрупкое существо из другого конца Вселенной не побоялось рискнуть своей жизнью, чтобы спасти своего ненавистника. Эфра осознал, что пал почти так же низко, как Акксул.
— Ты идешь на поправку, — голос Мошае прервал размышления Эфры, — не забудь поблагодарить свою спасительницу.
— Наверняка ты уже сделала это за меня, — Эфра нахмурился и отвернул голову.
— Я стараюсь быть благодарной, если бы не Инициатива…
— Знаю! Да, они нам здорово помогли, я ценю это. Но это наша война. Сопротивление готово дать отпор.
— Эфра, кого ты обманываешь…
— Напротив, я стараюсь быть честным со всеми. Ни для кого не секрет, что на этом поддержка окончена, у Инициативы свои планы, помочь нам некому.
— А как же Лу Сикстин? В этой девушке что-то есть. Она предлагает нам свою поддержку, — Мошае сосредоточенно посмотрела на Эфру. — Мы должны принять помощь, если не целой армии, то хотя бы одного человека, который рисковал жизнью ради нас.
— Я принимаю ее помощь и признаю, что заблуждался. Я не против ее присутствия, ты это хотела услышать?
Мошае кинула одобрительный взгляд на командующего и ушла из лазарета. Эфра закрыл глаза и совершенно неожиданно для себя представил Лу Сикстин, стоящей перед ним в своем белом скафандре. Так он пролежал некоторое время, пока не погрузился в сон.
Проснувшись, Эфра распахнул слипшиеся глаза и, как ни странно, увидел ее. От неожиданности он вздрогнул и надвинул брови. Лу сидела перед его лежаком, сложив руки на коленях. Она была не в скафандре, а в легкой темно-зеленой тунике поверх брюк. Волосы были убраны назад и Эфра невольно разглядел ее задумчивые глаза, обрамленные бахромой темных ресниц.
— Человеческая женщина пришла услышать слова благодарности за мое спасение? — ехидно пробормотал он, недовольный столь резким появлением.
— Пожалуйста, называй меня Лу, — она не обратила ни малейшего внимания на его сарказм. — Я пришла убедиться, что ты в порядке.
Эфра насупился еще больше.
— Я в порядке. И спасибо. Я… не ожидал подобных поступков от людей.
— Я бы тоже не стала от них ничего ожидать, — усмехнулась Лу. — Однажды меня чуть было не бросили под завалом в пещере во время одной экспедиции. И все из-за того, что спасти ценные образцы было важнее, чем меня.
— Ты просишь меня не доверять людям?
— Я прошу быть осторожным с ними. Но мне ты можешь верить.
— С какой стати?
— Мне ничего не нужно от вас. Все, что я хочу — это не видеть страданий невинных, — землянка опустила глаза.
Угрюмое недоумение сошло с лица Эфры, и он откинулся на спинку койки:
— Я родился и вырос на Воелде. С детства мои родные говорили мне, что, пока они рядом, я в безопасности. Наше поселение было скрыто скверной от радаров кеттов. Я никогда не видел их в лицо и вступил в ряды Сопротивления в наивном неведении. Годы шли, время от времени устраивались неорганизованные налеты на вражеские лагеря, в которых гибли мои товарищи. Похищения участились. Однажды до меня дошли вести о захвате городка, в котором я вырос. Все, кого я знал и любил исчезли, и я ничего не мог с этим поделать.
— Там, в Хранилище, ты искал их? — Сикстин печально подняла голову.
— Я не слышал о них более десяти лет. Я дал волю своим чувствам и совершил ошибку, — его голос едва заметно дрогнул.
— Никто не узнает об этом. Не нужно винить себя за то, что ты чувствуешь — это неправильно.
Эфра и Лу встретились взглядами. Невидимый барьер исчез между ними во время разговора.
— Что ты предпримешь?
— Все, что мы сейчас можем — это продолжать выслеживать челноки, пытаться узнать больше о местонахождении лагерей кеттов и защищать поселения.
— Нужно собрать войско и напасть на них! — девушка воодушевленно выпрямилась на стуле.
— Мы не можем наступать, слишком мало бойцов.
— Значит, их нужно привлечь!
— Кого? Бандитов и убийц с Кадары? Или фанатиков Роекаар? — командир с горечью усмехнулся.
— Я что-нибудь придумаю… — Лу поднялась и направилась в сторону двери. — Обещаю.
Он не переставал удивляться. Что может сделать один человек перед лицом целой армии? Почему она так отчаянно цепляется за возможность им помочь? Это не может быть правдой. Нужно тщательно следить за ней на случай, если она окажется предательницей. Только этого сейчас не хватало.
Так он пробыл в лазарете две с половиной недели, размышляя, глядя в потолок. Ему никак не удавалось придумать, как увеличить боевую мощь ополчения. Они испробовали все: нападали на форпосты кеттов, подрывали транспортные средства, заманивали их в ловушки, перехватывали радиосообщения. Но в конце каждой битвы врагов становилось все больше и больше, поэтому приходилось отступать. Нужно было что-то новое, непривычная тактика. Эфра прикусил губу. Теперь Сопротивлению известно о Хранилище. Вот откуда кетты берут новых бойцов. Судя по размаху, это их основной боевой ресурс. Нельзя допустить, чтобы пленных превратили в кеттов, иначе армия колоссально увеличится.

Шли месяцы, ополчение без устали патрулировало границы ангарских поселений. Связисты не отходили от консолей, а разведчики сутками напролет выслеживали вражеские корабли. Эфра продолжал командовать Сопротивлением с Айи. Для Лу выделили небольшую комнату на нижнем уровне, прямо под доками, из которых ежечасно отбывал воздушный транспорт. Окно комнаты занимало всю стену, из него открывался вид на скалистые каньоны Айи, поросшие экзотической растительностью. Снаружи подобные комнатки смотрелись как пчелиные соты, так как располагались в скале. Каждый день она приходила в штаб и помогала связистам переводить перехваченные сообщения. Сикстин сидела в круглом зале с панорамными окнами. Тут же находился и Эфра, который пристально следил за экранами консолей. Время от времени он посматривал на Лу. С превеликим недовольством он отметил для себя, что ему нравится трудовой напор и предприимчивость девушки. К тому же любопытство брало над ним верх, и он не упускал шанса рассмотреть ее поподробнее.
Эфра не часто покидал штаб за последние годы, не считая вылазку на Воелд, поэтому людей видел редко. Разговоры с исследовательницей становились все более доверительными, он больше не чувствовал раздражения. Иногда к нему подходил Ралис с отчетом от других подразделений и не раз отпускал язвительные комментарии в сторону Лу. Ралис был не единственным, кого напрягало присутствие чужака в штабе. Эфра делал вид, что не замечает его недовольства. Он был занят размышлениями, как и всегда. Активность кеттов снизилась за последние месяцы, в то же время ополчение сообщало об их окончательном изгнании с Хаварла. Оставался только Воелд — мир бескрайних льдов и высоких гор. Связь на Воелде была хуже некуда, Скверна и бури препятствовали прохождению сигнала. С момента активации Меридиана общая температура поверхности выросла на одиннадцать градусов — планета медленно возвращалась к былому климату.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 70

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности