У этой платформы есть душа!.. Глава 67

Бета: Ukeng, balaurvestic Жанр: Гет, Фемслэш (юри), Романтика, Фантастика, Экшн (action), Философия, Попаданцы Персонажи: Лиара Т'Сони, Эшли Меделин Уильямс, Кайден Аленко, Урднот Рекс, Джефф Моро (Джокер), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел) Пейринг: Как получилось у автора Предупреждение: Насилие Насилие — описание действий насильственного характера (обычно не сексуальных). , ОМП, Ксенофилия

Ну вы знаете все эти истории про "попаданцев" в Масс Эффект. В основном это попаданцы в Шепард, и в основном- во вторую Массу, в тот момент, когда он/она воскрешается на базе "Цербера". Есть даже попаданец в Жнеца. А мой будет попаданцем в гета. А почему бы и нет.

Глава 67
Туманность Орел. Система Имир. Орбита планеты Корлус
Космическая свалка — вот как можно было охарактеризовать Корлус. Иоттатонны металлолома, которые валяются по всей поверхности планеты. Подземные водоемы, в которых даже не успела зародится жизнь и в которых теперь было что угодно, но не H2O. Атмосфера, в которой дышать нужно было через дыхательные маски. И 4 000 000 000 живых разумных, с которыми жизнь и даже эволюция обошлась жестоко. А я думал, что Омега — это клоака. Хотя, Корлус хотя бы выглядит как-то… По своему прекрасно. Возникало детское желание пробраться в каждую дырку, в каждый корабль и изучить его полностью. С таким же желанием дети в моей прошлой жизни бегали по гаражам, лазили в подвалы и заброшенные, оставшиеся еще с советских времен заводы. Именно с таким желанием всякие идиоты лазили по бункерам времен Великой Отечественной Войны, а потом погибали там, заблудившись в лабиринтах бетонных туннелей.
Да уж, вот такой планеткой был Корлус. Идеальное место для генетических экспериментов Окира. Эту суку пора уже было прибить. Хотя даже «сука» было для него слишком мягким словом. Скорее тут подошло бы «Полнейший <censored> <censored>!!! Сука <censored> <censored>!!! Чтоб его пятьдесят ханарских властелинов <censored> в <censored>!!! Чтоб ему <censored> отрезали болгаркой, а потом скормили ему же!!!» Да, именно так. Судя по записям Кхерда, Окир продавал своих сородичей, сотрудничал с работорговцами, накачивал своих подопытных красным песком, пересаживал кроганам органы других рас, а еще клонировал, клонировал, клонировал и еще раз клонировал. Потом все отдавал Коллекционерам, они давали ему новые технологии, и уже с этими технологиями Окир начинал все сначала. А еще выращивал Гранта. И вот за ним мы и пришли. Мы уже давно выбились из графика, какой был в игре, и я же начинал боятся, какой сейчас Грант. И жив ли он вообще.
— Так, давай заново, — сказала Шепард, и вся команда решила послушать все еще раз. — Мы прилетели на галактическую свалку, чтобы забрать у крогана ученого генномодифицированного крогана, которого выращивают внутри обломков кроганского дредноута времен Восстаний. Я ничего не пропустила?
— Нет, все верно, — спокойно ответил я.
— Ладно. Поверим в крогана ученого и все такое… Что у нас по ситуации? — перешла к делу Шепард.
— В общем, мы смогли получить данные от разведчиков. Ситуация такова. Сам дредноут, — тут же голограмма на столе показала модель корабля. — охраняется «Синими Светилами» во главе с Джедорой.
— Ооо, понятно. Готовьтесь, господа, у нас большие проблемы, — с сарказмом заявил Заид.
— Ты ее знаешь? — спросила Шепард.
— Еще как. Садистка, мазохистка, извращенка, шахматистка, психанутая недотраханная сучка и просто плохая девочка. И это без преувеличений. Я как-то с ней переспал… — Заид потер шею, отводя взгляд и явно вспоминая подробности. — До сих пор шрамы остались.
— Чего от нее можно ждать? — спросил Тейн, который уже был в курсе всех дел.
— Всего. Вплоть до химических гранат и ядерного взрыва при отходе. Поверь, я это проходил, — ответил Заид, а я начал думать, в кого эта Джедора пошла такая.
— Это многое объясняет, — сказал я, на что Заид удивился.
— Ты о чем?
— Джедора держит Окира, чтобы тот выращивал для нее армию клонов кроганов.
— Он что, на Вермаире был? — предположила Шепард.
— Пятьдесят на пятьдесят, хоть Окир очень тесно сотрудничает с Коллекционерами. Да так сотрудничает, что его даже кроганы ненавидят. В общем, Джедора на его исследование не скупится, там целый завод. По меньше, чем на Вермаире, но и это не дурно. Однако, Окир ее обманывает и выращивает своего «идеального» бойца, пытаясь тем самым излечить генофаг. Джедора же не знает об этом, и постоянно получает партию дефектных клонов, которых используют в качестве живых и диких мишеней.
— Это в ее духе, — подтвердил наемник.
— Так, и какой у нас план? — перешла капитан к самому главному.
— А план у нас сложный. Вначале потребуется диверсант, то есть Тейн. Он должен будет пройти по вентиляции, не поднимая тревоги, и пробраться сюда, — на голограмме показался путь и точка прибытия. — Там находится резервуары с газом, который может быть подан по всему кораблю. Взрывать ничего не надо, только выпустить в атмосферу.
— Почему нам стоит волноваться какой-то газ? — спросила Тали. Как же приятно слышать ее голос без голосового фильтра… Так, Легат, не отвлекайся.
— Нам может и не стоит, но газ также будет подан в капсулу с кроганом. А ведь мы за ним и пришли. Так что вначале надо подождать, пока Тейн справится. И только потом перейдем к штурму.
— Штурму?! Ха! — воскликнул Заид. — Джедора нас отделает так, что мы потом только и будем уметь, что есть, пить и дышать через трубочку в горле. Уже видел такое.
— Сам штурм нам не нужен. Вы все должны будете начать с ними бой. При том такой, чтобы Джедора психанула и послала всех в банзай-атаку. А я со своими гетами в это время пройду через это, — под голограммой кроганского дредноута показался некий транспортник вытянутой формы, головная часть которого была в корабле. — Этот корабль частично находится в дредноуте. Сам корабль полностью затоплен грунтовыми водами, потому только я и геты сможем там пройти. И пока Джедора будет биться с вами, я пройду фактически под ними, заберу капсулу и проплыву с ней по тому же пути. А заодно по этому пути пройдет отряд гетов и ударит в тыл наемникам.
— Что же, план вполне нормальный, но если они пойдут в атаку, то мы вряд ли выдержим, — заявил Гаррус.
— Там местность состоит из куч металлолома и коридоров между ними. Бластерные турели вам помогут. В крайнем случае, можно отступить на вот это поле, минируя отход, и улететь. Потом меня заберете, например, ночью, — уточнил я. Все задумались, и лишь через минуту все сказали свое слово.
— С нашим оружием мы их сможем удерживать достаточно долго, — сказал Гаррус. — А вот тут хорошая снайперская позиция для меня, — показал он на голограмме место немного в стороне. Это была гора кубиков спресованного мусора, на вершине которой был «Кадьяк». Если в него залезть, то Гаррус сможет простреливать сразу два коридора. — я смогу прикрывать наших.
— Плюс, у нас три мощных биотика, которые смогут удерживать их или же поставить барьер от их оружия, — заявила Лиара.
— А еще у «Светил» мало инженеров, и то «инженеры», — Тали последнее слово взяла в «кавычки» пальцами, хотя для кварианцев это было немного проблематично. У них-то и так только три пальца. — это громко сказано. Так что не придется волноваться за то, что они взломают турели. Если их вообще можно взломать, — Тали на секунду опустила взгляд, и я понял, что это связано со службой на Флоте. Оно и понятно, во время стычек с кварианским десантом приходилось ставить турели, и Тали часто пыталась их взломать, но у нее как минимум ничего не получалось, как максимум — уник захватывался программой гета, который контролирует турель, и либо отключался, либо начинал взламывать через уники других десантников. А иногда эти геты взломщики активировали через уники гранаты кварианцев. То еще зрелище. У них какие-то кустарные гранаты, от чего кварианцам просто отрывало ногу, а потом уже они умирали. В общем, я уже много раз убедился, что моим гетам еще надо поучится гуманности, у Тали железные яй.. нервы, а у самих кварианцев, кроме Тали, просто опилки вместо мозгов. Так что печаль в светящихся глазах Тали я понимал.
— Да, мы конечно справимся, но придется тебе, Легат, торопиться. Они будут переть на нас, как ошпаренные, — сказал Заид, как вдруг вопрос задал Мордин.
— Почему?
— Что почему? — не понял наемник саларианца.
— Почему будут «переть на нас», — сказал доктор, и тоже показал пальцами «кавычки». — Признак отсутствия инстинкта самосохранения. Причина? Деньги? Нет. Ни у кого столько нет. Наркотики? Религия? Секс? Гипноз?
— Скорее страх, — понял доктора Заид и сразу же продолжил. — Вы даже не представляете, что она может учудить. Однажды один парень отказался добить турианку, которая умоляла пощадить ее. Так она на его глазах сожгла эту турианку заживо. А потом… Она ему отрубила руки, отрезала яйца и губы, раздела, заперла в комнате с двумя азари, а затем эти две азари начали страстно трахаться прямо перед ним. Ох, как же этот бедняга плакал от того, что не мог присоединится. В общем, ее отряд быстрее пойдет голышом и с сельдереем в заднице на отряд ИМИРов, нежели попытается взбунтоваться против нее.
— Понятно. Значит убьем быстро и без предисловий, — твердо заявила капитан, и Заид спорить не стал. — Что же, тогда обсудим детали.

Корлус. Время: неизвестно
Примерно 4:00-4:30, а если по проще - рассвет
— Заходим на точку «Кролик», — оповестил Джокер, а Тейн приготовился прыгать.
— Так, Тейн, главное не своевольничай, гет в твоем костюме сделает все сам, — сказал я еще раз дреллу. Да уж, не нашли мы способа тихо и незаметно отправить Тейна в тыл противнику. Потому нашли только один выход — парашют. Но потом возникла другая проблема — Тейн даже не знал, что это такое. А потому пришлось на скорую руку, на пару со Сьюзи делать автоматическую систему управления стропами, а также костюм с легким экзосклетом и системой контроля массы. Из-за того, что нулевого элемента там не было, противовоздушные сканеры его не обнаружат. Время мы выбрали самое подходящее — рассвет. Когда все постовые уже сонные, а замену еще не прислали. Прыгал он с высоты 5 км, так как двигатель у Нормандии был все же не до конца тихим, да и ветер она могла поднять большой, так что для Тейна мы сделали специальную маску и запас кислорода.
— Я понял, — коротко ответил дрелл.
— Ну все. Приготовились, — крикнул я, и Тейн, немного заволновавшись, приготовился к прыжку. — И… Пошел! — замешкавшись на несколько милисекунд, Тейн с разбегу выпрыгнул из Нормандии.

Корлус. Тейн Криос
Полет начался с того, что я более не чувствовал под собой ровным счетом ничего. Только свободный полет и, чего уж тут таить, страх того, что я не могу опереться на что-нибудь. В следующую секунды я почувствовал, как экзо-скелет начал действовать. Он попросту парализовал меня, чтобы я не стал крутится и принял правильное положение. И вот, когда я уже летел ровно и смотрел вниз, я начал прислушиваться. Но единственное, что я слышал, это мое дыхание через маску.
— Эй, чего так волнуешься? — вдруг прозвучал голос в наушнике.
— Легат, это ты? — спросил я.
— Нет, Я Макс. Гет, который сейчас управляет твоей броней и парашютом, — получил я неожиданный ответ.
— Неожиданно. С каких пор геты так общаются? И с каких пор у гетов имена появились?
— С тех пор, как Легат нас всех сделал такими. И теперь каждый гет, который ему служит, взял себе имя. Так что теперь все геты с именами. Так легче, как оказалось. Раньше мы должны были звать друг друга по одиннадцатизначным числам, а теперь просто имя. Все гениальное — просто.
— Это точно. Так, похоже мы почти прибыли, — сказал я, когда оставалось всего два километра. На удивление, разговаривать было легко, наверное сказывалось вентиляция воздуха в маске и нормальное давление в ней.
— Вижу. Так, приготовься, сейчас тряхнет, — и сразу после этих слов, парашют раскрылся и я почувствовал резкое торможение, после чего начал плавно опускаться на землю. С помощью специальных сенсоров, я уже видел патрульных. Макс, как я понял, тоже видел, а потому контролировал полет и маневрирование.
И вот, через примерно полминуты я приземлился, сделав кувырок. Парашют сам отцепился, после чего я быстро собрал его и спрятал, как советовал Легат. Обо мне не должны узнать вот так просто.
— Так, теперь идем вот так, потом вот так, а потом залезаем сюда, входим в эту дыру, идем сюда, поворачиваем здесь, спускаемся, пролезаем вот здесь и вылезаем как раз в комнате с резервуарами, — за несколько секунд сказал Макс, прокладывая путь на голографической карте.
— Понял тебя. Пошли, — я, а точнее мы, побежали сквозь обломки. Потом завернул и вот, была трехметровая металлическая стена, которую надо было перепрыгнуть, но вдруг меня просто парализовало. Я не произвольно сел на корточки, а потом активировалась визуальная маскировка. Я не понимал, что происходит и уже хотел вызвать Макса, как вдруг перед нами прошли двое турианцев «Светил». Оба шли вразвалочку, сонные и уставшие. Они даже не посмотрели для приличия в этот переулок, хотя ночью, которая уже начала освещаться солнцем, и при работающей маскировке, они нас не заметили бы. Через 10 секунд маскировка снялась, и со мной связался Макс, пока я перепрыгивал стену и пошел дальше.
— Прости, не было времени объяснятся.
— Вообще-то, спасибо, — поблагодарил я и побежал дальше. Перепрыгнув стену, я пробежал несколько метров и начал взбираться по наклоненному корпусу. Пробежав еще 35 метров, я встал на краю дыры, которая наверняка была оставлена от масс-укорителя. Подкравшись к дыре, я заглянул туда и спросил. — Что внутри?
— Двое. Батары. Идут от нас. Как только прыгнешь, сразу налево, они в пяти метрах.
— Понял, — прыгнув туда, раздался тихий удар о метал. Батары не обратили на это внимание, сонливость давала о себе знать. Как же это полезно, как никак, приходить именно в такое время суток.
Убивать батарианцев я не собирался. И Шепард, и Легат сказали, чтобы было как можно меньше трупов, чтобы ненароком не поднять тревогу. Потому я очень тихо шел за батарами, которые шли практически в полной темноте. Они использовали ПНВ, так что спокойно все видели. Все, кроме того, что я за ними шел. Через несколько метров они завернули направо, а я пошел налево. Там был дверной проем и приоткрытая наполовину дверь в лифтовую шахту. Благо, у меня был хороший сканер. Сам лифт был в самом низу и не работал, но за то была лестница для кроганов. Перепрыгнув на нее, я начал спускаться. Для меня было не сильно важно, что эта лестница предназначена для кроганов. Я и не по такому лазил. За полминуты смог достичь вентиляционного отверстия, без решетки, в которое мне и надо было. Прыгнув и зацепившись за край, я влез туда и очень аккуратно полез прямо.
А через три минуты ползания я уже достиг комнаты с резервуарами. Их было три, также имелся один терминал и три солдата. Все трое — люди. Все они столпились рядом с лампой и пытались не уснуть. Хотя один из них уже буквально спал стоя. Выпрыгнув из вентиляции, я сразу же кинул нож в того, кто увидел меня, но еще ничего не понял. Нож попал ему в горло. Тот, кто еще не спал и болтал с ним, ничего не успел сделать, хоть и дернулся от удивления. Его сонный мозг ничего не успел понять даже тогда, когда я воткнул ему нож в шею. С третьим, который спал и ничего не увидел, я поступил также. И вот, пора выпускать газ.
— Макс, давай, начинай.
— En un momento, mi amigo, — ни с того ни с сего сказал на, как показал переводчик, испанском человеческом языке. Странный этот гет какой-то. Хотя он не раздражает и свое дело знает. Во всяком случае, терминал был взломан за секунду, а еще через секунду газ начал выпускаться в атмосферу по аварийному протоколу, при этом никакой тревоги не было — Макс ее отключил. — Ну все, пора валить.
— Согласен, — и после этого мы быстро выбрались другим путем, благо Макс быстро просчитывал безопасный маршрут.

Корлус. Утро
Три шаттла, вместе с нами, приближались к точке «Крот». Да, названия выбирал я, но как-то не хотелось мне говорить один, два и так далее. А еще я был рад, что у Тейна и этого Макса все получилось. На удивление все прошло хорошо, да и Тейн не страдает гетофобией, что радовало.
Казалось бы, чего я не использовал платформу гета, а послал Тейна. Да потому что уже пытались сделать стелс-платформу. И нихрена у нас не вышло. Гету нужен реактор, скелет, корпус, синтетические мышцы, резервный аккумулятор и куча проводки(без нее никак). И в итоге получалась тяжелая конструкция весом минимум в 125 кг. Даже с использованием легких материалов, все равно получалась конструкция в 90 кг. Да и тихими наши платформы не могут быть. А Тейн весит 70 кг, он тихий и быстрый, чего мы так и не достигли даже с Терминаторами, так что пришлось просить Тейна прыгнуть с 5 км, а еще сделать ему специальный костюм. Ну, главное, что все хорошо прошло, так что пора было вернутся к делам насущным.
Два челнока приземлились в точке, и тридцать гетов вышли из них. Это были точно такие платформы, что и на Иллиуме, но на этот раз они были с синтетическими мышцами. Я тоже перешел в такую же платформу.
— Ну все, капитан. Удачи вам, — сказал я, провожая взглядом шаттл с командой.
— Тебе того же, Легат. Главное поторопись там, мы долго не протянем, — сказала Шепард. У «Синих Светил» тут было 230 бойцов, но зато без азари, что радовало.
— Постараюсь, капитан, — и того, в тот корабль мы должны были попасть через овраг. И из его края торчала часть корабля. Подойдя к нему, мы начали проваривать обшивку двери шлюза, толщиной в 15 см. Лазер с этим хорошо справлялся. Мы специально сделали дыру большой, чтобы можно было пропихнуть в нее капсулу с Грантом. Она все равно герметична, а геты с легкостью смогут пронести ее по затопленным коридорам. И вот, дверь отвалилась и мы смогли попасть во все еще сухой шлюз. — Так, варите эту стену, пройдем немного вниз, а потом прямо вверх, к рубке пилота. Будем идти под углом в тридцать градусов.
— Вас понял, — ответил один гет и начал рубить боковую стену шлюза. Если бы мы вскрыли внутреннею дверь, то нас бы смыло потоком воды, а ждать, пока вся вода выйдет мы не могли.
Через пол минуты стена была проварена и кусок упал внутрь. На нас полилось немного «воды», а от показаний сенсоров я просто охренел.
— Мать моя Создатель, а отец азари, это просто нечто.
— Что у тебя, Легат? — спросила Шепард.
— Да тут фонит, хоть яйца запекай. Сто рентген в час. И это грунтовые воды, мать их так. Как тут вообще можно жить, мне объяснит кто-нибудь?
— Нет, Легат, не объяснит. Этого тебе и местные не скажут.
— Обнадеживает, — сказал я Шепард и первый полез в водичку, при этом включив фонарик. За мной полезли остальные. Мы все прикрепились магнитами к полу и спокойно пошли по коридорам. Затем завернули и пошли в противоположном направлении. — Японские мандарины с сахарком, это уже ни в какие ворота не лезет.
— Что на этот раз? — веселым голосом сказала капитан.
— Да эта вода… Это даже водой назвать нельзя. Почти вся таблица Менделеева присутствует. Даже уран. Уран! А про живность я и молчу. Семнадцать тысяч триста сорок семь неопознанных видов бактерий. Тридцать пять тысяч семьсот шестьдесят три неопознанных видов вирусов.
— Легат, от имени всего Галактического научного сообщества прошу вас взять пробу грунтовых вод, в которых находитесь, — вдруг сказал Мордин.
— Доктор Солус. Неужели вы научились говорить длинными предложениями? А вы успехи делаете, — сказала Шепард, на что Мордин спокойно ответил.
— Заученная фраза. Неоднократно повторял.
— А, не, все в норме. Ложная тревога, капитан. С доктором все в порядке. Ладно, возьму вам пробы, — сказал я, подходя к тупику. — Так, а тут придется резать.
— Наемники! — сказал Гаррус по эфиру. — Одиннадцать часов.
— Все, господа, не засоряем эфир. К бою!
— ИМИР на час! — крикнул Гаррус, после трех выстрелов.
— Тали, он твой. Взломай его и пусть он займет оборону в коридоре, — крикнула Шепард.
— Поняла, — ответила кварианка. А я решил послушать, что там говорит Джедора, пока два гета резали при открытую дверь, которую поднять чем-нибудь или как-нибудь не представлялось возможным.
— ЧТО ЗНАЧИТ ИМИРА ВЗЛОМАЛИ?! ВЫ ТАМ СОВСЕМ ОХ$ЕЛИ, МАТЬ ВАШУ?!
— У них кварианка в отряде, похоже она и взломала!
— Да мне насрать, кто там! Пускай там волус будет! Прибейте этих е$арей! Немедленно! Иначе я вас всех трахну арматурой!
Насколько я мог судить, она не шутила. С камер Нормандии я увидел, что к Шепард идут еще три отряда по десять разумных.

В это же время. Гаррус
Не зря я взял эту винтовку. Может она и огнестрельная, нужно было перезаряжаться после 15 выстрелов, да и гильзы издавали неприятный звук при падении. Однако меня теперь вообще не могли увидеть или услышать странный звук. Глушитель, который был еще и пламегасителем, хорошо выполнял свою функцию, так что в переговорах «Светил» все знали, что я есть, но никто меня не видел.
Смотрю в прицел и вижу батара, который засел за укрытием и начал что-то набирать на унике, похоже инженер. Навожу и стреляю. Пуля попадает в место, где у него должно быть ухо. Вот еще одна человеческая женщина-штурмовик с «Каином» в руках. Наши ее не видят, так навожу и стреляю. Щиты не выдерживают, и теперь ей придется искать дантиста, пуля попала в рот. «Каин» подбирает турианец, но я сразу же стреляю ему в голову. Он падает, «Каин» подбирает батар, а мне приходится перезаряжаться. Пытаюсь найти батара и нахожу, когда он хочет стрелять, но не успеваю убить, турель Легата превращает его в дуршлаг. Как и еще троих людей, которые попытались уничтожить турель, пока она отвлеклась. Ох, были бы у меня такие на Омеге, я бы там устроил. Вот вижу, как идут подкрепления «Светил». Навожу и начинаю стрелять.
Первая пуля — в батара. Левый нижний глаз. Он падает, немного покатившись по инерции вперед, его перепрыгивает турианец.
Вторая пуля — в батара. В горло. Тот бросает оружие и пытается двумя руками остановить кровь, но сразу падает.
Третья
пуля — в турианца. Чисто в лоб. Ноги еще полетели вперед, из-за инерции.
Четвертая
пуля — в человека. В живот. Он также бросает оружие и хватается за живот.
Пятая
пуля — в батара. В сердце. Броня была легкой, потому пуля спокойно пробила его насквозь.
И вот такой тир был у меня. А так это уже был двадцатый за сегодня.

Легат
Мы уже почти пришли. Поверхность воды уже виднелась, хотя там все равно была кромешная тьма, потому только фонарики и помогали. Еще несколько шагов и мы вышли из воды, однако, все еще шли по коридору. И вот, мы подошли к закрытой двери, которая вела к рубке пилота.
Проварив ее, мы тут же увидели, что от нее, то есть рубки, вообще ничего не осталось. Она была сплющена так, как будто она врезалась во что-то. Хотя, почему как будто? Так оно и было. Каким-то образом этот корабль пробил корпус кроганского дредноута и теперь был нашим черным ходом.
Выглянув и посмотрев по сторонам, я понял, что мы в пустом ангаре. Мы быстро все вышли и пошли к лифтовой шахте, в которой лифта и не было. Нам нужно было на третью палубу.
Зацепившись за край лифтовой шахты, я аккуратно заглянул туда. Три секунды ничего не происходило, но потом впереди, мимо нас, пробежали 15 наемников. Судя по переговорам, Джедора в край разошлась. Угрозы применения серной кислоты внутривенно и металлического кроганского дилдо было тому подтверждением. После того, как те пробежали мимо, мы все встали пошли в направлении разлома, чтобы перейти в лабораторию Окира. Приходилось на каждом углу останавливаться, чтобы аккуратно просмотреть все. К сожалению, кроганы тут использовали какие-то сплавы, которые экранировали все, что за ними от любых наших сканеров, что было как минимум удивительно. Однако охраны мы так и не встретили. Хотя, об этом можно было догадаться по очень «вежливым» фразам и целым предложениям Шепард, в которых цензурными были только предлоги и местоимения. И все было в адрес «Светил» и Джедоры. Угрозы также прилагались. И кто у нас тут еще садист?
Пройдя разлом и открыв дверь, которая РАБОТАЛА, я сходу пристрелил двух батаров и турианца, которые были там. Затем два гета пристрелили еще двух людей, которые были в трех метрах от нас. Черт, а ведь сканеры их не заметили. Вот из чего кроганы делали свой дредноут, а? Теперь надо было торопится, потому что нас услышали. Мы сразу же заглушили связь, однако трое батаров выбежали к нам, услышав посторонние звуки и «КАКОГО…» одного турианца в прямом эфире. Однако эти батары даже выстрелить не успели. Все трое упали с дырками в голове, а мы уже побежали дальше, прибивая отдельные парочки буквально на ходу. Все равно все были на передовой и пытались замять отряд Шепард, потому надо было торопиться.
Дверь к лаборатории Окира была открыта и мы поняли, что там что-то не так. Дверь открыта и оттуда слышен голос Джедоры.
— Ну все, данные отправлены. Получил, сука! [звук удара ногой о какую-то тушу] Думал сбежать, да? [звук смачного плевка, пропитанного ненавистью]
— А с этим что делать?
— С этим? А этого продадим. По$уй кому, лишь бы по дороже!
Посмотрев в лабораторию, мы увидели Джедору, троих турианцев, батара, и еще пятерых мертвых турианцев, троих людей и Окира, в таком же мертвом состоянии. Все живые смотрели по сторонам, но мы были невидимы. Стандартный режим, когда мы не двигаемся. Я решил действовать быстро.
— Эй, вы! — крикнул я, войдя туда. Все пятеро разумных посмотрели на меня и тут же были ослеплены вспышкой специального фонарика, который был на моей винтовке вместо подствольного гранатомета. Однако это был не только фонарик, у этого была также другая функция. Он не только ослеплял, но оглушал, издавая инфразвук. Это был специальный инфразвук, который оглушал человека и ему подобного разумного на час, от чего он слышал только противный звон, похожий на писк комара. Не зря мы экспериментировали с пиратами. С учетом того, что сейчас они видели только белое и ничего, кроме белого, это давало то, что нужно.
Первым выстрелом я прибил Джедору. Лазер пробил ей глаз, а потом мозг и череп. Затем попал в горло батару. Двоих турианцев я прибил одним выстрелом, пробив одному зубы и шею, а второму — глаз. Последнего я прибил точно в лоб. И вот, все пятеро мертвы.
— Так, отсоединяйте капсулу и берите ее. Пронесем ее через затопленный корабль. Так, «Кинжал», вы идете в тыл «Светилам». Пленных не брать. Мы впятером понесем капсулу.
— Вас понял. - ответили мне все 25 гетов ушли бить наемников. Мы же пятеро начали доставать капсулу.
Капсула для нас была легкой. Итого, два гета тащили капсулу, и трое, включая меня, прикрывали. И не зря — двое батаров и трое турианцев, которые нас заметили, даже не успели выстрелить. Они сразу же были ослеплены и оглушены, после чего упали с дырками в голове. Затем нам встретились еще три турианца, прямо за углом, которые тоже были оглушены и даже не держали в руках оружие. Они просто держались за головы, так как писк был для них не выносим. Пристрелив их, мы начали идти более длинным путем, так как спустить капсулу по лифтовой шахте было ОЧЕНЬ трудно.
По пути нам уже никто не встретился. Вообще. Все находились между молотом и наковальней. Вряд ли они выживут, если конечно не захотят стать подопытными для Мордина или для меня.
Через полчаса все было закончено. Бой закончился и воцарилась гнетущая тишина. Шепард и команда уже сели на шаттл, как и мои геты. Нас подобрали чуть позже, и после этого мы направились на Нормандию.

Станция «Кронос»
Призрак сидел в своем кресле и смотрел на голограммы, за которыми был красный гигант. Призрак пытался себя отвлечь, просматривая различные проекты. Однако, очередной приступ любопытства все же возобладал и он снова открыл папку со всей информацией, которую смогли собрать его агенты на причину его любопытства.
Перед Джеком появились фото того исполинского объекта, которого активировали геты. На одном фото он только встал из песка и удерживал свою массу с помощью двух гигантских клешней. На следующем фото объект взлетал, сложив клешни по бокам. На еще трех фото объект летел через солнечную систему в сопровождении еще одного корабля, который казался маленьким по сравнению с ним. На последних тридцати фото этот объект вытаскивал ядро из ретранслятора Харон, потом поглотил его, а затем скрылся на ретрансляторской скорости из Солнечной системы. Также были фото объекта из систем Терминуса, где он уже неоднократно нападал на пиратов, наемников, наркоторговцев, контрабандистов, работорговцев. С последними геты поступали особенно странно. Весь экипаж забирали, а вот рабов высаживали в колониях, и что самое странное - все колонии принадлежали недавно созданной кампании «Romano Colonial Società». Однако вряд ли в этом есть что-то особое. Призрак все еще не мог понять другое. Что это вообще такое? Корабль или оно? Это был сложный вопрос. С одной стороны это был корабль, но с другой этот взгляд… Взгляд красных пронизывающих глаз, который затрагивал самую душу… Ооо, как же Призраку хотелось узнать его тайны. Он точно знал, что ЭТО - подобие Властелина. Только Властелин был ничем по сравнению с этим… Этим… Воплощением могущества!
Выпив залпом двести грамм бурбона, Призрак попытался успокоится. Сердце бешено колотилось и Джек, начав чувствовать себя неким ничтожеством, закрыл глаза и убрал голограмму. Нет, нет, у него все в порядке. С ним все в порядке. Он глава Цербера и он не должен показывать свои эмоции. Никто этого не должен увидеть.
Чтобы отвлечься, Призрак решил проверить некоторые новые проекты.
— Призрак? — поздоровался азиат Ли. Новый ученый Цербера, из Таиланда.
— Ли. Вы получили данные от Джедоры?
— Да, получили. Это… Это феноменально. То, что смог узнать Окир, это… У меня нет слов…
— Оставьте это. Вы готовы приступить к проекту «Би»?
— Да, с такими данными — проект точно увенчается успехом. Однако нам нужны азари и… подопытный, — объяснил Ли, однако у Призрака уже был ответ на этот счет.
— Подопытный есть — Миранда Лоусон. Биотик. Отличный генетический код. Сейчас в коме. Она ваша.
— В коме? А она давала… согласие? — засомневался Ли.
— Это вас волновать не должно, — сухо ответил Призрак.
— Я… Я вас понял.
— Конец связи, — сказал Призрак и отключил связь, после чего решил проверить все проекты, которые проводились на недавно восстановленном комплексе на Прагии.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 31

Отзывы: 0