У этой платформы есть душа!.. Глава 66

Бета: Ukeng, balaurvestic Жанр: Гет, Фемслэш (юри), Романтика, Фантастика, Экшн (action), Философия, Попаданцы Персонажи: Лиара Т'Сони, Эшли Меделин Уильямс, Кайден Аленко, Урднот Рекс, Джефф Моро (Джокер), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел) Пейринг: Как получилось у автора Предупреждение: Насилие Насилие — описание действий насильственного характера (обычно не сексуальных). , ОМП, Ксенофилия

Ну вы знаете все эти истории про "попаданцев" в Масс Эффект. В основном это попаданцы в Шепард, и в основном- во вторую Массу, в тот момент, когда он/она воскрешается на базе "Цербера". Есть даже попаданец в Жнеца. А мой будет попаданцем в гета. А почему бы и нет.

Глава 66
Иллиум. Фрегат «Нормандия-SR2»
Ну, прямо дежавю какой-то — cнова просыпаюсь, снова в лазарете, снова вижу ремонтные «щупальца». Во всяком случае, ассоциации были только такие. Встаю с кушетки и вижу Чаквас.
— С добрым утром, Легат, — спокойно поздоровалась женщина.
— Доброе, док, — сказал я, проводя диагностику. Платформа была уже моя, гета-штурмовика черного цвета. Все же в ней мне было приятнее находится. Приятнее эстетично. Тот броник был боевым и то только для того, чтобы выдержать биотиков в замкнутых помещениях. — Зачастил я к вам как-то, — пошутил я, от чего Карин только улыбнулась.
— Это ты так думаешь. Пока ты тут спал, тут всех пришлось латать, даже Мордина. Точнее, вначале Мордина, а потом мы с ним на пару латали всех остальных.
— Бедняги… И насколько все серьезно?
— Целый набор. Заида биотикой выкинули с седьмого этажа. В Гарруса попали из гранатомета. Шепард подъемом впечатали в потолок, а потом в пол. Сьюзи сожгли кожный покров платформы. Лиара и Тали спят как убитые…
— Тали? С ней все в порядке? — спросил я, не на шутку взволновавшись.
— Да, просто истощение. Все же биотики сильно устают, а она слишком сильно перестаралась.
— И как же она перестаралась? — поинтересовался я, так как любопытство взяло верх.
— Подняла ИМИРа, бросила на пять метров, а потом добила ударом в голову. А потом еще бегала по зданию, раскидывая всех, кто на нее косо посмотрит. В общем, увлеклась девочка. Молодая кровь, что поделать.
— Что-то на нее не похоже, — заявил я, так как обычно такого у Тали я не замечал.
— У биотиков иногда бывает такое. Чувствуют свою силу и ломятся в бой. Это у них на подсознательном уровне. В основном такое у новичков бывает.
— Вот как? Спасибо за просвещение, док. Ну ладно, пойду поболтаю со своими… коллегами, — сказал я, направляясь к выходу. Надо было поболтать с Ксадом.
— Удачи, Легат. О, и еще… - сказала Карин, когда дверь передо мной уже открылась.
— Да?
— Спасибо, что не экономишь на медоборудовании. Приятно видеть, что хоть кто-то печется о здоровье экипажа.
— Да не за что. Не думал, что в этом есть что-то особенное.
— Поверь мне, ты еще в Альянсе не был, — с улыбкой и с подтекстом «не надо пробовать это на своей шкуре» сказала док.
— Я даже проверять не хочу, — с твердостью сказал я и вышел из медотсека.

Некоторое время спустя. Каюта Легата
— О, проснулся наконец-то. Ну как, понравился полет? — поздоровался, а после и подшутил Ксад, как только его голограмма появилась в моей каюте.
— Ха-ха, очень смешно. Сейчас еще похлопаю саркастично, — ответил я, так как настроения не было.
— Ну ладно, ладно. Рад что ты очнулся. Просто полет у тебя был знатным. Ты бы слышал, какими словами тебя обзывали за то, что ты забыл разблокировать лифты. Да уж, от Заида я хорошо так пополнил свой словарный запас по этому Циклу. Хотя, насколько я могу судить, гузна, чтобы его разорвать, у тебе нет, так что можешь расслабиться.
— Это Заид так мне угрожал? — немного настороженно спросил я.
— Нет. Шепард.
— Черт. Ладно, я хотел поговорить с тобой. Ты знаешь, что это вообще за хрень с Моринт произошла? — спросил я самый волнующий меня вопрос.
— Да, я кое-что знаю. Это все из-за наркотиков, которые она принимала. Он называется «Менаген - икс три». Повышает проводимость нервной системы, но при этом отравляет организм. К тому же, Моринт — азари. Мы изменили их нервную систему, повысив ее проводимость, а также добавили один орган. Это отросток является придатком слепой кишки, у людей он называется аппендиксом. Орган выделяет вещество мелтоген. Вообще оно выделяется всеми биотиками при облучении нулевым элементов, без него бы организм погиб бы. Мелтоген переделывает нервную систему на клеточном уровне, это и позволяет манипулировать гравитацией. У других рас мелтоген выделяется надпочечниками и в очень маленьких количествах. У азари для этого есть отдельный орган, что и позволяет им быть природными биотиками. Плюс, мелтоген является резервным топливом, который производится и накапливается в том органе. Энергоемкость в пять раз больше гликогена. И вот это и помогло Моринт стать такой сильной. Менаген стимулирует рост и производительность органа, но при этом там же накапливаются токсины, которые вскоре вызывают воспаление и смерть. Но Моринт смогла это преодолеть. Принимала его сверх малыми дозами, и каждый раз повышая ее. Организм азари достаточно хорошо приспосабливается к токсинам, так что организм привыкал к менагену, а производительность органа росла.
— Прямо как царь Митридат, — сказал я, вспомнив историю про этого царя древности.
— Точно. У людей даже для этого аллегория есть. В общем, за неделю, пока ты удерживал Моринт на Иллиуме, она и превратилась в такое вот биотическое чудовище. У нее аппендикс, будем так его называть, вырос до пятидесяти сантиметров, а нервная система стала сверхпроводником. Однако, не без последствий.
— Так это из-за этой наркоты она считала себя самой биотикой? — спросил я, вспоминая, какую хрень несла эта укуренная.
— Да. Это побочный эффект, к которому организм не может приспособиться. Скажем так, вещество блокирует некоторые участки мозга, отвечающие за рациональное мышление, и стимулирует участки, которые отвечают за… воображение. Из-за этого у этих «наркоманов» возникает желание претворить свои тайные желания в жизнь, совершенно не обращая внимание на абсурдность и логику. А Ардат-Якши очень любят… доминировать. Вот по этому она и возомнила себя «Самой биотикой». Между прочим, это не длилось бы долго. С таким напором она продержалась бы еще минут пять, может семь, потом бы организм истощился бы. Но, как я уже говорил, на логику таки наркоманкам плевать.
— Понятно. Теперь хоть буду знать, что с наркоманками связываться — себе дороже.
— Это точно. До сих пор поражаюсь вашим наркотикам. Особенно героину. Это же надо ТАКОЕ себе в кровь вкалывать.
— А у вас было по другому? — спросил я, решив просветиться по поводу наркотиков протеан.
— Ага. У нас наркотики не вызывали привыкания, да и их производство полностью контролировалось Императором. Это делалось для того, чтобы опозорить тех, кто принимал наркотики. Все из-за того, что вводить наркотики можно было одним способом — ректально. Правда вводили его в основном наложницы, но это не важно. Важно то, что сам процесс был призван унижать того, кто решил это принять. Потому наркоманов у нас было мало.
— Ладно. Спасибо, что просветил. Как там наши, кстати?
— Наргул веселится на просторах галактики, иногда пугая азари и турианцев. Видел бы ты их лица когда они замечали его. У Гирлы в подчинение уже три системы и целый флот. Они начали строить истребители и линкор. Понятное дело, с использованием органики, так что к Жатве один линкор успеем сделать. Хотя двадцать километров в длину… - задумался Ксад, но через секунду снова заговорил, — Ну да ладно. У нас в Империи и не такое строили. Тори занимается ворка. Перевооружили уже половину. У ягов тоже все хорошо. Пятая часть уже получили броню и оружие. Еще строим планетарную оборону Хештока и Парнака. К Жатве мы успеем, если твоя идея с отключением ретранслятора «Альфа» сработает.
— Что-то имеешь против?
— Нет. Идея хорошая. Если его отключить в тот момент, когда Жнецы будут наготове, то это отсрочит Жатву на несколько месяцев. У них наверняка есть запасной план, но вот добраться до него у них займет много времени. В этом плане главное не прогадать момент.
— Жаль, мы не сможем найти все ретрансляторы, которые есть у Жнецов для выхода из Темного Космоса, — признал я печальный факт, который Ксад тоже не стал отрицать.
— Да. Галактика изучена на один процент, так что сейчас пытаться искать все ретрансляторы — просто бессмысленно.
— Это точно. Так что остается только готовится. Ладно, до связи.
— До связи, — попрощался со мной Ксад, а я решил навестить капитана.
Как только я вошел в каюту капитана, то тут же понял, что здороваться не надо. Картина была такая — Лиара, мирно спящая на кровати Шепард, и сама Шепард, которая любовалась своей возлюбленной. Как будто она куда-то денется.
Завидев меня, Шепард сразу обрадовалась и встала с кровати.
— Давай выйдем, — шепотом, как можно тише проговорила Шепард, и я не стал спорить. — Ну что, проснулся наш герой, — начала она уже более громким голосом, когда дверь за нами закрылась.
— Да ладно вам, какой я герой, — ответил я, не понимая, что я такого особого сделал.
— Не скромничай. Ты сделал очень много. Если бы не твоя броня — сидеть мне, Заиду и Гаррусу у Чаквас. Повезло, что у нас броня не керамическая, а полностью из металла. Таких легких сплавов я еще не встречала, но главное — это нас спасло.
— Все так серьезно?
— Более чем. Вон, Гаррусу попали из гранатомета ракетой так, что на броне вмятина как от кроганского кулака. Заиду пару ребер сломало. Я вообще как попрыгунчик об потолок врезалась. Так что, спасибо, — улыбнулась Шепард, а потом вдруг сразу же посерьезнела; — Но вот за то, что забыл включить лифты, я тебя…
— Гузна у меня нету, — на опережение сказал я, и это сработало.
— Радуйся этому, — с твердостью заявила капитан, и я мысленно обрадовался, что являюсь гетом. — И еще вопрос, на кой-черт ты использовал гидравлику в своих роботах? Вроде у гетов есть синтетические мышцы и они эффективнее.
— Да знаю я. Просто нужны были платформы, и нужны были срочно. Завода по производству синтетических мышц на Иллиуме у нас нет, а ждать, пока привезут — это дня три. Моринт же, к этому времени, стала бы еще сильнее. Так что пришлось использовать гидравлику. Хотя я и сам понял, что это никуда не годится. Может у самих гетов реакция хорошая, то вот из-за гидравлики у них плохая маневренность и подвижность, потому мы стольких и потеряли. Ну, хотя это и не важно. Как пушечное мясо они себя оправдали, сами программы гетов живы и здоровы, а недочеты учтем. Все нормально.
— Не думала, что у тебя такое обращение к гетам, — вдруг сказала Шепард, что меня немного удивило.
— Вы не путайте понятия, капитан. Для меня пушечное мясо — это платформы, а не сами геты. Поверьте, у нас это разные понятия, — объяснил я ей.
— Ну, тогда ладно. Кто теперь у нас на очереди. Тейн?
— Да, надо сейчас понять, где он. Может я его и сам заберу. Как я погляжу, вас сильно потрепало.
— Это мягко сказано: Лиара и Тали проспят целый день, Самара — размышляет, Мордин — препарирует Моринт, а Заид отходит от наркоза. В общем, всем нужен отдых.
— Понятно.
— До встречи, Легат.
— До встречи, капитан, — попрощался я и пошел в свою каюту.
Правда, не успел я даже из лифта выйти, как со мной связался Кхерд.
— Легат. У нас очень большие проблемы, — взволнованно сказал Кхерд.
— О, Господи, ну что опять… — обратился я к Самому, а потом вернулся к ягу. — Ладно, говори.
— Этот твой Тейн сегодня попытался убить Нассану Дантиус, что у него, кстати, получилось, но потом его схватил Цербер и не поверишь, кто там всем заправляет.
— Миранда Лоусон, — ответил я, мысленно матерясь по громкой связи в Виртуале, как последний сапожник из поселка Мухосранск.
— Именно. Они сейчас пытаются с ним договорится, чтобы он выдал заказчика, но как-то дипломаты из них, как из меня балерина.
— Угрожают ему?
— Да. И при том угрожают ректальным наказанием с помощью «Черной Вдовы». Мне кажется, или у этой Лоусон серьезный недотрах?
— Наверняка. Черт, вот ведь не вовремя. Ладно, отошли мне координаты. Дальше я сам.
— С радостью, — Кхерд отключился, а я вызвал Сьюзи. Надо было импровизировать еще быстрее.
— Пап. Ты что-то хотел? — связалась она по цифровой связи.
— Да. Садись своей платформой за летуна, и вызови Гарруса. Пусть берет свою снайперку, броню и бегом в ангар номер три. На всё про всё — пять минут. Скажи, что Шепард разрешила, и, а ей сообщи, что я забрал тебя и Гарруса, чтобы нагнуть Цербер.
— Окей, пап, что-то случилось?
— Цербер и Тейн Криос случился. Ладно, нет времени. Давай быстрее.

Иллиум. Над Нос Астрой
Летели мы к еще одному небоскребу, каких на Иллиуме было дохрена. План был составлен второпях, но должен был сработать из-за эффекта неожиданности. А был он таковым. Я должен был на веревке спустится с Летуна, проломить стекло, обвязать Тейна ремнями и подняться обратно, а затем долететь до завода, где уже никто нас не тронет. Гаррус уже на втором Летуне должен был повиснуть напротив этажа, где и допрашивали Тейна, чтобы прибить всех, кто там находился. И вот кто, скажите мне, догадался допросить Тейна на 132 этаже башни Дантиус, в то время, как там вместо одной стены — стекло, при том даже не пуленепробиваемое. Эх, Миранда, спасибо тебе.
— Легат, будь добр, скажи своему пилоту, чтобы он так не гнал. Мы гоним под двести километров в час, — жаловался Гаррус.
— Да ладно тебе. Главное не блевани в Летуне, для этого можешь дверцу открыть, — сказал я, на что Гаррус отреагировал по своему.
— О, да иди ты в Бездну, Легат, шутник нашелся. Мне вообще придется стрелять с летательного аппарата, который повиснет на высоте более чем триста метров.
— А что, для Архангела это проблема?
— Нет, но… Я… Духи, тебе в дипломаты идти надо.
— Ага, только от кого. Ворка или ягов? — решил поинтересоваться я у нашего снайпера.
— От гетов. Духам продамся за то, чтобы посмотреть на то, как ты будешь на слабо брать Адмиралов Мигрирующего Флота.
— Я с радостью сделаю так, чтобы ты это увидел, — пообещал я, а затем сверился с картой, — Ну все, готовься.
— Понял, — ответил Гаррус, а его невидимый Летун зашел на вектор полета. Через минуту он остановился над оживленной улицей, где в три ряда текли реки аэрокаров. Других метафор не было. Мой же Летун уже был над башней, а я, прикрепив себя веревкой, начал спускаться.
И вот что самое странное — сейчас мне было реально стремно. Одно дело, когда я прикреплен к крыше, а подо мной — просто островок и площадка, которые патрулируются бастионами, а другое — когда ты прикреплен к Летуну, а под тобой летают аэрокары со скорость 100-110 км/ч. Это все же разные вещи.
— Легат, я его вижу. Так, там брюнетка с третьим размером груди. Чернокожий лысый парень. И три каких-то солдата в броне, — сообщил мне Гаррус. Его все равно не видели благодаря голограмме, и даже если он начнет балет танцевать в Летуне.
— Вижу. Так, делаем следующие. Я туда влетаю и кончаю двух справа, то есть нигера и бойца. Ты берешь двоих слева. Брюнетка хоть и биотик, но Тейн будет на линии огня, а у нее приказ допросить и оставить в живых любой ценой.
— Понял тебя. Из чего ты их прибить собираешься?
— Бластерный пистолет. Все же смогли сделать. Бьет всего на сто метров, но он специально для штурма зданий, так что годится. Главное, что скорострельный, а от лучевого оружия у них защиты нет. У тебя винтовка скорострельная, так что все будет хорошо, — уверенно сказал я по рации. Да уж, как мы не старались, а снайперскую винтовку мы не могли довести до ума. Рельсовая, которая была у Гарруса/Архангела, и которая была у него сейчас, имела недостаток скорострельности. Лазерная не подходила из-за слишком большого разброса. Плазменная вообще стреляла максимум на 300-310 метров. Винтовка против Тварей, которая, как оказалось, могла бронебойным патроном пробить корпус Мако, была как раз таки против Тварей, которых было не слишком много, потому скорострельность была принесена в жертву убойности. А ведь мы должны были бить хасков, которых будет ОЧЕНЬ много, а значит нужна была точность и скорострельность. Вот и пришлось обращаться к старому доброму огнестрельному оружию. Конечно, в патронах использовался не порох, а намного более мощное вещество, потому скорость у пули была большая. Да, конечно она была достаточной, чтобы ее задержал щит, однако благодаря размеру пули щиты не могли справится с такой силой и лишь тормозили ее, и то силы еще хватало на то, чтобы пробить шлем или броню в районе шеи. А хаскам, налетчикам и даже хаскам кроганов было достаточно выстрела в голову взрывным патроном. Однако отказываться от рельсовой мы не собирались. У нее пули игнорировали щиты и барьеры, что могло позволить бороться с баньши.
— Черт, Легат, эта девка собирается ему винтовку в задницу затолкать! — крикнул мне взволнованный голос Гарруса. — У нее «Черная вдова» в руках, а нигер уже снял с него штаны.
— Понял, тебя. С темнокожим сам разберусь. Бери двоих справа, я возьму того, что слева. И чего они там ходят туда сюда? — сказал я, смотря на картинку, которую видел Гаррус через оптику. — Готовность, — прикрепился к стеклу и уже был готов прыгнуть, как вдруг Гаррус начал орать по рации.
— ЧТО ЗА №%#@$! Духи меня подери… Воу!
— Что там? — спросил я, но Гаррус, судя по голосу, был в полном офигивании. А через 0,45 секунды, после моего вопроса, стекло, в которое я собирался влететь, разбилось, и было оно разбито Джейкобом. Точнее, его вопящим телом, которое, пролетев 315 метров, с грохотом разбился о гранитный пол площадки возле башен Дантиус. Да уж, 132-й этаж. Вот так и закончилась история Джейкоба Тейлора.
— Этот Тейн сбежал. Никогда такого не видел. Он только брюнетку оставил, не успел добить. Сейчас сбежал.
— Черт, ну почему вечно так происходит. Ладно, поищу его сканером. Сьюзи, поднимай меня. - меня быстро втащило на Летуна, а затем мы включили наш сканер. Это был мощный инфракрасный тепловизор, так что мы могли спокойно увидеть Тейна. И увидели. — Гаррус, можешь сворачиваться, он в вентиляции. Похоже так и выберется. Ладно, сейчас попытаюсь с ним связаться.
А связаться было по чем. Через минуту Тейн пришел к тупику и ему пришлось вылезти. А там как раз стояли две фигуры. Выпрыгнув и сделав кувырок, он быстро свернул голову одному солдату, потом схватил руку другого, вывернул ее так, что наверняка это был перелом, а затем и ему сломал шею. А я тем временем взломал каналы Цербера и обратился по рации мертвого солдата.
— Тейн. Тейн, ответь. Я знаю, что стоишь возле двух мертвых солдат Цербера, я хочу помочь, — Тейн остановился и взял рацию в руку, но отвечать не спешил. — Давай, Тейн, отвечай, у нас мало времени.
— Кто ты? — спросил дрелл с настороженностью.
— Легат. Посредник с тобой связывался по поводу контракта, и ты обещал подумать.
— Да. Я согласен.
— Вот и хорошо. Я помогу. Так, давай… Во, нашел. Иди к лифту, я открою там дверь и ты спустишься на крыше лифтовой кабины, я остановлю ее на этаж ниже.
— Понял тебя, — Тейн медлить не стал и быстро побежал к лифту. Дверь уже была открыта. Он аккуратно спустился на крышу кабины, и начал их опускать. Не слишком быстро, чтобы Тейн смог удержаться там.
Приехал лифт только через минуту, и то остановился он только на втором этаже, так как вылезать через лифт он не мог — там было пять солдат.
— Так, Тейн, — начал я, подготовив план. — Сейчас открываю лифт и ты бежишь через офис прямо в окно. Там второй этаж, так что не разобьешься. А потом бежишь на стоянку, мы тебя там подберем. И Тейн, беги так, как никогда не бежал. Возле окон полно цербереровцев, но мы тебя прикроем.
— Хорошо.
— Приготовился. Пошли! — как только дверь открылась, Тейн выбежал так, что несколько церберовцев даже среагировать не успели. Пробежав по коридору, он вломился в дверь какой-то комнаты, где были трое солдат, но мебели там не было, так что Тейна ничего не остановило. Он со всей скорости пробил стекло и, кувыркнувшись, приземлился на пол. А мы тем времени активировали бластерный миниган 40-го калибра. Это оружие тут же начало творить Ад на втором и третьем этаже. Лучи просто пробивали церберовцев насквозь, плавя их броню, стекло, которое было между мной и ими, а потом кроша стену бетона, которая была за ними. Никто так и не выстрелил ни по Тейну, ни по нам. Все просто погибали от этих лучей смерти. За 10 секунд все закончилось. Тейн добежал до нас, немного удивившись внезапно появившегося из ничего.
— Добрый день, Тейн, — дрелл удивился еще больше, когда увидел гета, при том такого вежливого, но все же сел. Другого выхода у него не было.
— Ты - гет? — задал он вполне нормальный вопрос.
— Он самый, — ответил я, а затем обратился к пилоту. — Полетели отсюда, — и Сьюзи подняла Летуна в воздух. Теперь можно было с чистой совестью покинуть Иллиум и отправляться за Грантом.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 43

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности