У этой платформы есть душа!.. Глава 65

Бета: Ukeng, balaurvestic Жанр: Гет, Фемслэш (юри), Романтика, Фантастика, Экшн (action), Философия, Попаданцы Персонажи: Лиара Т'Сони, Эшли Меделин Уильямс, Кайден Аленко, Урднот Рекс, Джефф Моро (Джокер), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел) Пейринг: Как получилось у автора Предупреждение: Насилие Насилие — описание действий насильственного характера (обычно не сексуальных). , ОМП, Ксенофилия

Ну вы знаете все эти истории про "попаданцев" в Масс Эффект. В основном это попаданцы в Шепард, и в основном- во вторую Массу, в тот момент, когда он/она воскрешается на базе "Цербера". Есть даже попаданец в Жнеца. А мой будет попаданцем в гета. А почему бы и нет.

Глава 65
Иллиум. Нос Астра. Полицейский участок
Шепард, Лиара и Тали вошли в здание и начали искать главного. И нашли. Такую азари было трудно не найти, при том, что Легат выслал ее данные.
— Детектив Анайя? — спросила Шепард на всякий случай.
— Да. Кто вы такая? — сразу спросила детектив.
— Неважно, как меня зовут. Важно, что мне надо, — сухим голосом начала капитан, и детектив поняла, что к ней пришел большой человек или представитель такого человека. За 75 лет работы она уже научилась различать людей.
— И что именно вам надо?
— Юстициар Самара, — спокойно и коротко ответила Шепард, и детектив сразу же разочарованно выдохнула. — Нам надо, чтобы она вышла на свободу. Сейчас.
— Это невозможно. Она попыталась покинуть планету в обход таможни и убила троих наемников «Затмения», — объяснила детектив, но она и сама видела, что это бесполезно. От человека веяло холодом и твердостью, от азари — то же самое, а лицо кварианки вообще не было видно.
— А вам есть какое-то дело до этих наемников. И что самое странное, в обход таможни, Иллиум покидают семьсот тридцать кораблей в день. И это средний показатель Нос Астры. То есть контрабандистов вы пропускаете и в упор их не замечаете, а юстициара — так сразу, так что ли? — взяла слово Лиара. Анайя поняла, что хоть эта азари и моложе ее, но разбирается в поиске информации.
— Вы что, журналисты? — предположила Анайя, надеясь на это. Все же журналистов на Иллиуме не жаловали, особенно не местных.
— Нет. Мы те, кому нужен юстициар Самара. А потому сейчас мы вам предлагаем два варианта, — Шепард оперлась на стол детектива кулаками, и те демонстративно треснули. От звука треска костяшек у детектива невольно побежали мурашки. Человек явно был из военных, а если он наемник, то дело плохо. — Вариант первый — мы даем вам пятьдесят тысяч, вы выпускаете юстициара и все довольны. Вариант два — мы уходим, через несколько часов юстициару надоедает тут сидеть, и она идет на пролом, как и требует Кодекс. А теперь спросите себя, Анайя, сможете ли вы, со своим семидесятипятилетним опытом просиживания пятой точки, справится с юстициаром, которую только и учили, что убивать и которая может своим барьером выдержать выстрел из «Каина»? А ведь ей за это ничего не будет, все по Кодексу. Вы препятствовали ей, вы виновны — логика простая. Вам даже компенсацию не выплатят, а нападение юстициара, который выполнял свои обязанности, не является страховым случаем. А ведь вам еще дочь кормить надо. Мне вот интересно, что будет лучше для нее — мертвая мать или мать-инвалид?
Эту речь Шепард репетировала в голове целый час. И не зря. Детектив уже на половине монолога задумалась, а при упоминании дочери так вообще была готова расплакаться. Анайе понадобилась минута на то, чтобы все осмыслить и принять решение.
— Пятьдесят тысяч говорите?
— Именно столько, — ответила Шепард, понимая, что все решено.
— Я согласна, — капитан сразу же протянула кредитный чип детективу, и та сразу же его проверила. Получив желаемое, она встала из-за стола.
— Сейчас вернусь, — детектив ушла, девушки остались ждать. И вот, через пять минут, к ним вышла грациозная азари в красной легкой броне, у которой был большой вырез на груди. Взгляд у нее был абсолютно сухой и спокойный.
— Юстициар Самара? — спросила Шепард.
— Да. С кем имею честь разговаривать? — голос был подобен взгляду — сух и спокоен. Никаких эмоций.
— Шепард. Джейн Шепард, — коротко ответила капитан, от чего глаза Самары расширились еще шире.
— Шепард? Капитан Шепард? Вы же… Это невозможно, — уже по голосу можно было понять, что Самара абсолютно уверенна в своей правоте. Потому она и не верила в то, что перед ней капитан Шепард.
— Да вот, возможно. С подачи одного гета, его технологий и пяти миллиардов кредитов, — пошутила Шепард, но Самара на это не отреагировала, потому капитан сразу перешла к делу. — Откуда вы меня знаете?
— Вы известны в узких кругах Республик Азари. Это связано с матрирхом Бенезией и ее дочерью.
— Кхм-кхм… - прокашлялась Лиара, привлекая к себе внимание. Самара, посмотрев на азари, сразу же все поняла.
— Лиара Т`Сони, я полагаю? Вот так неожиданный поворот. Что же, я полагаю, вы заплатили за мое освобождение не просто так?
— Именно. Вы нам нужны, как новый член команды, — ответила Шепард.
— Вот как? И для чего конкретно я вам нужна? Что вы собираетесь делать?
— Мы хотим остановить Коллекционеров, — твердо заявила капитан, и эта уверенность удивила даже такую опытную азари, как Самара.
— Коллекционеры… Ужасные существа. Я бы с радостью к вам присоединилась, однако, у меня другая миссия.
— Я знаю. Потому предлагаю сделку. Мы помогаем вам убить дочь, Моринт, а потом вы присоединяетесь к нам. Это ведь не запрещено Кодексом? — Самара сама не смогла понять, спрашивала ли про Кодекс Шепард или просто напоминала, пытаясь дать своему голосу больше веса в глазах юстициара.
— Да. Так можно сделать. Однако я уже четыреста лет охочусь за ней. Я смогла настигнуть ее здесь, но она снова ушла. Теперь она может быть где угодно в этой Галактике. Ее поиски займут годы. Не думаю, что у вас есть столько времени.
— Она не сбежала. Моринт все еще здесь, на Иллиуме, — воодушевила юстициара капитан, от чего первая на несколько секунд прибывала в шоке.
— Что?! Как? Как это возможно?
— Один наш друг удерживает ее на Иллиуме, давая взятки диспетчерам. Она уже неделю сидит под охраной «Затмения».
— Раз так, то я готова сразу поблагодарить вашего друга, кто бы он ни был, — заявила Самара.
— Давайте не торопиться. Вначале убьем Моринт, а потом вы присоединяетесь к нам. Идет? — спросила Шепард и протянула руку.
— Идет, — для Самары было не типично рукопожатие, которое было принято у людей, но сейчас она сделала исключение. Пожав руку капитану, Самара вместе с остальными пошли на «Нормандию».

Фрегат "Нормандия-SR2". Конференц-зал
— Даже если мы разделимся и атакуем с двух сторон, пускай не одновременно, пускай и с поддержкой ворка или гетов, то ничего не выйдет. Нас тупо задавят. На каждую из групп придется по триста наемников и почти столько же роботов, — в очередной раз заявлял Заид, споря с Гаррусом. Я же с Мордином вообще боялись слово вставить. Все же эти матерые бойцы знали, что делать, да вот только они были разного мнения. Заид считал, что надо было переть всей ватагой в одно направление, работа по принципу мясорубки: «Враг бежит, бежит, бежит, а мы его перемалываем, идем дальше и так постоянно, пока мясо не закончится». Гаррус же хотел разделиться и атаковать с двух сторон, разделяя силы противника. Оба также согласились, что придется задействовать гетов. Ворка на Иллиум вход запрещен, а вот гетов можно спрятать в нужные платформы. Они уже как раз таки были сделаны так, чтобы их приняли за людей. Ну, в крайнем случае за азари. Много таких мы не могли использовать, но вот штук 20 можно, иначе светопредставление уже серьезно заинтересует полицию. Однако даже с платформами гетов мы не могли прорваться по всем расчетам. Наши щиты могли пробить ИМИРы с одной очереди пулемета или одной ракеты. Броня «Бастионов» не пробивалась бластерами, а стационарные энергощиты на половину сбивали мощность бластерных выстрелов. Также угрозу представляли азари. Биотики они были хорошие, так еще и под наркотой. Той самой, которую толкнул волус «Затмению» в игре. Принимали они их небольшими порциями примерно месяц, из-за чего токсичность у них снизилась, биотика увеличилась, а еще наркозависимость развилась. Только вот именно биотика меня и пугала. По сканированию как минимум 7 азари достигли уровня Арии и Бенезии, 23 достигли уровня Лиары, Самары и Тали. И еще 70 — уровня Рекса и Миранды. Остальные азари были уровня Джейкоба Тейлора, что тоже не плохо. А еще была Моринт. И вот эта наркоманка достигла такого, от чего даже у меня сжались яйца. Тут даже бы Чак Норис потерял бы в крутости, ибо Моринт достигла XI уровня, что было выше, чем у Арии и Бенезии. Уж не знаю, как мы будем с ней справляться, но хитростью ее не выманить. Она намного сильнее Самары и потому ее можно было убить только бластером. Но снайпера тут нельзя было применить. Стекла небоскреба были 5 см в толщину, плюс они были специально пуленепробиваемые, и усилены биотическим щитом. И если последнее было не важно, то вот 5 см стекла пробить было нельзя. А вот нанести авиаудар или взорвать небоскреб из-под земли тоже было не выходом. Нам нужен был труп Моринт для лечения синдрома. Так что вот такие вот пироги у нас были.
— Если мы пойдем одной группой, нас разорвут биотикой нахрен. Ты ведь видел какие они там — парочки хватит, чтобы разорвать нас всех, даже Легата, — возмутился Гаррус.
— Я предлагал под дымовой завесой это сделать, — напомнил Заид, но Гарруса это не устроило.
— Это не батары-новички, а «Затмение». У них у каждого тепловизоры и радары.
— Как будто это большая проблема. Вон, кварианцы для тепловизоров не видимы, по опыту знаю. Нужна броня с замкнутой системой дыхания.
— А радары? — спросил Гаррус. — А еще не надо забывать саларианцев. Они постоянно используют перегрузки.
— Это поправимо. Экранируем броню, — заявил я, на что возмутился Мордин.
— Экранировать от перегрузок? Как? Это невозможно.
— Аналог клетки Фарадея, аккумулятор из сверхпроводников, — коротко объяснил я. — А вот в нашей ситуации у нас полно проблем. Атакуем по мостам, нас задавят. Там и двух ИМИРов и десять «Бастионов» на каждый мост хватит и все — пиши пропало. Я вот что думаю… Откуда они вообще не ожидают нападения? — на этот вопрос все задумались, и уже через 10 секунд Мордин дал ответ, которого я ждал.
— С воздуха.
— Вот именно. В общем, план такой. Я и тридцать гетов тихо и без шума высаживаемся на крыше, зачищая ее еще с воздуха из снайперских винтовок с глушителями. Потом на тросах спускаемся на сто сорок девятый, сто пятидесятый и сто пятьдесят первый этажи. Там мы все зачищаем, блокируем все лестницы и перепрограммируем лифты так, чтобы они сверху ехали только к нам. Так мы отрежем всех азари-биотиков, которые отдыхают и трахаются на верхних этажах. Тогда вам останутся только роботы, саларианцы и люди. Потому действуем так: Заид, Гаррус, Тали, Самара — идут по северному мосту с десятью гетами. Ставят укрепления и начинают мясорубку. Против ИМИРов и «Бастионов» будете использовать РПГ. Затем, через несколько минут, под дымовой завесой идут Шепард, Лиара, Мордин и Сьюзи с двадцатью гетами.
— Сьюзи? А как это? — непонимающе спросил Гаррус.
— У меня есть платформа для выхода в общество. Если надеть броню, то смогу быть ходячим танком, — вдруг появилась голограмма Сьюзи. Да, я все решил дать ей возможность развеяться, она уже давно просила.
— Да. Ты будешь снайпером во второй группе. В общем, на них будет броня с замкнутой системой дыхания, так что они будут невидимы для тепловизоров. Также экранируем их от радаров. Они проходят в здание и начинают отстреливать всех, кто будет спускаться с других этажей. Это будут делать десять гетов. Остальные вместе с Шепард зайдут в тыл к тем, кого вы перемалываете в фарш, и соединяются с вами. После этого вы все идете и зачищаете здание, продвигаясь на соединение к нам. А уже там всей толпой убиваем Моринт.
— Ну, в принципе, план нормальный. С «ЛОКИ» и «ФЕНРИСами» мы справимся. А вот ты… — Гаррус посмотрел на меня оценивающим взглядом. — Тебя разорвут там на болтики.
— Об этом не беспокойся. У меня есть своя броня, — заверил я турианца.
— Ну тогда против плана возражений нет, Заид?
— Что ты там говорил про укрытия? Как ты собираешься их «делать» — сказал Заид, используя пальцы, чтобы показать кавычки.
— Металлизированная резина. Эластичная, хранится в тубусе, всего десять метров, толщина три миллиметра. Развернуть поперек моста и укрыться за ней. Ее не может пробить ни одно пехотное оружие на эффекте массы. Ну, кроме самого тяжелого и гранатометов. Но ИМИРов вы снесете с РПГ, они на это и рассчитаны, — пояснил я.
— Ну тогда нормально. Профессор?
— Атака с крыши. Ликвидировать Летунов. Лишить врага поддержки с воздуха и эвакуации. Согласен, — в своей обычной манере сказал Мордин.
— Ну вот, теперь осталось представить план Шепард и можно отправляться за Моринт, которая потом попадет к нашему доктору.
— Зачем вам нужна Моринт? — вдруг спросила Самара. Я конечно видел, как дверь открылась, но вот остальные этого не видели.
— Ооо, капитан, вы вернулись, — сказал я, но взгляд Самары привел меня к мысли, что сейчас будет что-то плохое.
— Как я понимаю, вы — Легат, — спросила меня юстициар.
— Именно так. Мы как раз подготовили план нападения на небоскреб, — отчитался я, но вот Самара не собиралась так просто отступать.
— Вы не ответили на мой вопрос. Зачем вам нужна Моринт?
— Мы собираемся вылечить синдром Ардат-Якши. Для этого нужен образец, — объяснил я, но увидев реакцию Самары, тут же понял, что все совсем уж плохо.
— Это невозможно! Синдром Ардат-Якши не излечим!
— Точнее, синдром трудноизлечим, — поддержал меня Мордин.
— По вашему для чего был создан Орден Юстициаров? По вашему, почему он все еще существует? Да потому что синдром не излечим и точка!
— Это вам так сказали? — спросил я. Ну что же, я приготовил речь, так что придется давить морально.
— К чему вы клоните? — парировала Самара.
— А к тому, что некоторым выгодно то, чтобы Ардат-Якши оставались существовать, потому что это выгодно. И не надо на меня так смотреть. Посудите сами. Сравните меня и всю вашу расу. Я, обыкновенный гет-мясник-убийца-мразь-машина и представитель расы синтетиков, которая, следуя очень странной, дурной и недальновидной логике истребила семьдесят миллиардов кварианцев за одну неделю, смог оживить человека, у которого все внутренние органы были превращены в фарш, так еще и голова была с черепно-мозговой травмой. И вот теперь подумайте. Обыкновенный гет, просто захотев, смог обмануть все законы природы и оживить человека, а самая развитая раса этой галактике не может вылечить какой-то синдром. Неужели вы верите в ту чушь, которую вам говорят в Ордене?
— Да как ты смеешь?! — уже не выдержала Самара. В глазах читалась уже не сдерживающаяся злость, так как я довел ее до точки кипения. — Орден всегда ставил себе цель избавить Галактику от Ардат-Якши.
— Ага, это вам так сказали. Может вы мне сможете объяснить, почему Орден получает в год миллиард кредитов финансирование, в то время, как синдром не могут вылечить уже около двух тысячелетий. Да потому что это выгодно! С таким финансированием матриархи Ордена спокойно живут в шикарных виллах, в то время, как юстициары находятся на собственном обеспечении и лишь изредка могут попросить помощи у Ордена. Именно поэтому они не финансируют излечения синдрома, они даже не пытаются его изучить подробнее. Потому что вдруг у них все получится, и тогда, о ужас всемогущий, Орден станет никому не нужным. И, как следствие, его расформируют и финансирования не будет. Так что теперь, Самара, я хочу вас спросить. Будучи юстициаром, вы избавляете галактику от синдрома Ардат-Якши или от его носителей?

Через 3 часа. Там же
— Долго она будет… медитировать? — спросила Шепард, пока мы все были в конференц-зале. За три часа мы успели проверить-перепроверить весь план, обсудить нюансы и прочее-прочее. А Самара в это время думала. Долго и упорно. Над одним обыкновенным вопросом. Эх, похоже она над этим никогда не раздумывала, а вот теперь, вдруг, какой-то гет ей открыл глаза. Она ведь еще час просматривала все, что нам известно про Орден. Ну, имелось ввиду то, что известно Кхерду, а значит - неофициальная информация. А там скелетов, точнее, говна, было много. В общем, Самара думала, мы уже все обдумали, и не знали, что еще делать.
— Юстициары могут медитировать пять стандартных суток, — «воодушевил» нас Мордин.
— Ну просто прекрасно, — заявила Шепард, как вдруг дверь открылась, и к нам вошла Самара. — О, Самара. Вы уже?
— Да, капитан. Это было… трудно, но я благодарна вам, Легат. Вы открыли мне правду. Хоть она очень болезненна. - голос у нее был разбитым, это было слышно не только мне. Оно и понятно, я полностью разрушил ее веру в Орден, которому она отдала больше 400 лет жизнь, а столько даже для азари слишком много.
— Правда редко бывает другой, — сказал я, и Самара не стала спорить.
— Истинно так. Капитан, — обратилась она к Шепард. — Я готова.
— Ну вот и хорошо. Сейчас просветим в план, а затем начинаем.

Иллиум. Нос Астра. Ночь
Вблизи от «Крепости» Моринт
— Готовность, — сказала Шепард по рации.
— Копье на позиции, — оповестил Гаррус.
— Орел на позици, — оповестил я с нашего летательного аппарата, который сильно напоминал гибрид «Апача» и Ми-26, только без пропеллеров.
— Кинжал на позиции, — ответила всем Шепард. — Ну все, начинаем, — приказала Шепард.
После этого совершенно бесшумный транспортник в стелс-режиме подлетел к крыше. Открыв дверь, я достал свою особую винтовку. На этот раз пришлось думать, что делать с бесшумной стрельбой. Рельсовая винтовка не подходила от слова «Совсем». На эффекте массы — тоже, из-за того, что щиты у «Затмения» были хороши и могли не пробиться с первого раза. А такого мы не могли допустить. Потому пришлось обращаться к прошлому. Далекому прошлому винтовок с продольно-скользящим затвором и пороховыми пулями. На нее мы прикрепили специальный глушитель, из-за чего просто так услышать выстрел нельзя было.
И вот, я уже вижу свою первую жертву. Азари, без шлема, стояла и смотрела на прекрасные виды ночного Нос Астра, спрятавшись от всех за кондиционерами и разговаривала со своей супругой, обещая передать деньги, как только сможет. Ну, не надо зарабатывать таким вот образом. Целюсь и стреляю. Тихий хлопок и почти сразу же пуля пробивает азари голову, игнорируя ее мощный барьер, превращая ее голубые мозги в фарш для котлеток. Передергиваю затвор и сразу же вижу саларианца, который решил зайти туда же, скорее всего проверить, кто там разговаривает. Он в тяжелой саларианской броне, но тоже без шлема. Ужасная беспечность. Он видит труп и сразу же в его расширенный от удивления глаз попадает пуля. Ему сносит пол головы, а сам он падает на пол. Пролетаем дальше и видим двух людей. Девушку и парня. Без шлемов, так еще и целуются да так, что уже готовы пойти дальше. Целюсь и стреляю. Пуля попадает парню в шею, пробивает спинной мозг, пролетает через ротовую полость, пробивает зубы, затем попадает в рот девушки и также пробивает ей спинной мозг. Два по цене одного. Остается две пули в магазине. Вижу азари, которая также спряталась за кондиционерами. У нее тяжелая броня и если я выстрелю в голову, то она упадет на кондиционер, что выйдет очень громко. Да и к тому же, ей уже кто-то ответил на звонок. Турианка, 23 года, живет здесь, на Нос Астре. Прервать звонок нет смысла, это может вызвать подозрение. Придется подождать.
- Лерн? Привет.
— Привет, Крин.
— Почему у тебя такой голос грустный? Что-то случилось?
— Да. Мне кажется… Мне кажется, я беременна.
— Что?! Но… Но это получается, что…
— Да, это твой ребенок.
— Мммм, ну я… Я же… Почему ты это допустила?
— Я… Я не знаю! Это все так спонтанно получилось… Ты же помнишь, как я к тебе приходила две недели назад.
— Да, но… А, понятно. Что будем делать?
— Я не знаю. Я приеду завтра, так что… Тогда и поговорим.
— Хорошо. До завтра.
Вообще-то, она не была беременна. У нее был Гиргина, аналог сифилиса у азари, просто симптомы были очень похожи, вот и путали часто. Вот не надо было использовать пальцы представителей инопланетных рас не по назначению.
Прицелился ей в живот и стреляю. Броня задержала пулю, потому она не пробила ее насквозь, а просто застряла в желудке. Азари согнулась и упала на пол. Скончалась она только через минуту, но мы уже искали новых жертв. И как раз таки нашли таких. Один человек стоял у края, и еще три азари, стоящих между кондиционерами и о чем-то мило болтали.
— Я беру человека, вы трое — азари, — приказал я, и еще три гета распределили между собой цели. — Огонь, — четыре одновременных выстрела закончили жизнь четверых разумных. Человеку без шлема я попал в глаз, азари все украсили пол своими мозгами и синей кровью. Я перезарядил магазин, а затем приказал всем высаживаться. Крыша была полностью зачищена другими гетами, потому теперь путь был свободен.
Высадившись, мы сразу же заминировали Летунов. Нельзя было дать Моринт возможность сбежать. Еще за минуту мы прикрепили тросы и начали спускаться по стеклу. Благо, у нас была невидимость, так что те, кто были на верхних уровнях, нас не видели. По стеклу мы шли, как по ровной поверхности, благодаря специальным подошвам и антивеществу. Мы шли медленно, чтобы не создавать звуков прикосновения к стеклу. Сверху мы видели, как ИМИРы и «Бастионы» патрулировали этот небольшой остров, а саларианцы и единицы азари стояли на посту у моста. Они даже не догадывались об отряде Гарруса, который уже подкрадывался к ним под защитой голографического купола. Хорошая разработка, могла сделать невидимой целый отряд, однако для этого требовалась синхронная работа 10 гетов, которых загружали в генератор. И еще жрал энергии, как Мако, но это того стоило. Отряд Гарруса уже подкрался почти вплотную. Так что пришла пора действовать.
Подойдя к позициям, я еще раз удостоверился в готовности всех и приготовил светошумовую гранату. Досчитав до трех с обычной скоростью, я послал всем сообщение: «Начали».

Отпрыгнув от стекла, развернувшись в воздухе и спустившись на метр, мы все ногами пробили стекла и бросили гранаты, после чего отлетели и приготовили винтовки. Штурм проходил со всех четырех сторон, так что на каждого гета приходилась по 2,5 азари. Большинство жили на этажах выше. И вот, мы, повиснув на веревках, открыли огонь из всех стволов. Бластеры сразу же начали прожигать азари насквозь, оставляя на них прожженные дыры. Однако некоторые азари успели среагировать также быстро, как и мы. Одна азари, по силе равная Арии, выстрелила в двоих моих сингулярностью, а уже в нее — деформацию. Троих моих солдат подхватило аномалией, которая почти в туже секунду взорвалась, разорвав троих гетов на куски. Их части полетели в них, а азари уже была мертва от выстрела в голову. За 3,34 секунды все было кончено, мы контролировали три этажа, двери и лифты были заблокированы так, чтобы снизу к нам не пришли, а сверху пришли только к нам. Снизу Гаррус и его отряд уже начали атаку. Эфир мы полностью глушили, так что сверху не могли связаться с теми, кто был снизу. Так что им оставалось просто бежать вниз, так как из окна они видели полный звиздец. А бежали они прямо к нам.
Заняв позицию у лестничной клетки, мы приготовились к атаке азари. Еще несколько секунд и дверь открывается. Там 7 азари. Открываем шквальный огонь. Они тут же делают барьеры, но это бесполезно. Последняя азари, правда, все же успела убить гета, подбросив его и сжав в подобии биотического пузыря. Затем целимся в прибывший лифт.
К моему удивлению, оттуда выбегает азари в одном топе и штанах, даже обуви нет. Однако, не успели мы даже выстрелить, как азари будто бы взорвалась биотикой. Целая стена гравитационной волны пошла в нас, при том с такой скоростью и силой, что все наши укрытия и мы сами полетели из здания. Из 7 гетов, которые полетели, только трое, включая меня, успели схватиться за край пола. Внизу мы увидели, на какой высоте я был, а также красоту ночного Нос Астра. Но у нас не было времени разглядывать даль. Азари уже убили другие, а мы быстро залезли и приготовились к следующей волне. Так как мы были роботами, а броня была достаточно крепкой, мы решили использовать РПГ и осколочный снаряд. Нацелив его на лестничную шахту, мы начали ждать. И вот, 7 азари прямо перед нами, еще 15 бегут сзади. Я стреляю и прячусь за диван. Ракета попадает в стену, между этажами и осколки с огромной силой разлетаются во все стороны. Маленькие и быстрые, они пробивают кожу, мышцы и органы, как будто это бумага. Десятки осколков пробивают стены, кроша бетон до стальных арматур. Пыль смешивается с кровью и кусками мяса и органов, которые вывалились из трупов, из-за чего по полу разливается вязкая синяя субстанция, которую трудно было назвать кровью. Несколько азари выжило, из-за чего теперь по зданию проносились истошные крики и визжания.
— Продвигаемся, — приказал я. Надо было двигать дальше, чтобы навязать бой в коридорах и лестничных шахтах. Там биотикам негде развернуться, а у нас оружие специально для штурмов, да и платформы были маневренные. У меня была та же самая платформа, что и у всех. Все же тут пришлось перенести процессор в нее, так как мою обычную платформу такие биотики разорвут на кусочки. Мы пошли по лестнице, в которую послали осколочную ракету. Весь пол был залит синей кровью, повсюду были куски органов и мяса, а у некоторых мозги или другие органы просто вываливались из тел. Троих кричащих азари первый гет добил быстро, но когда он нацелился на четвертую, из входа выбежала азари с уже горящим биотикой кулаком. Она со всей силы ударила гета, а потом получила выстрел в голову от меня. Гет же врезался в стену напротив входа с такой силой, что был полностью уничтожен. Да что это за биотики такие?
Вбежав на этаж, я прикончил еще двух азари. Из-за угла азари послала в нас волну. Я отпрыгнул, но одного гета подбросило об потолок, однако это было не смертельно. Азари была убита, а дальше мы встретились с какими-то близняшками. Это я понял за 0,056 секунд, из-за полностью идентичных рисунков на лице. Они создали большой биотический шар, и как только я и еще два гета увидели их, шар пошел на нас. Мы все трое успели отпрыгнуть, но шар был настолько быстрым, что одному гету оторвало руку, а еще двоих - разорвало на сегменты, которые вылетели через окно. Те двое азари уже стали бросаться в нас ударами, которые попали в одного гета, но не убили его, а я был поднят, прибит об потолок, затем впечатан в пол. Потом азари все же были убиты гранатой, а я встал и повел отряд дальше, при этом проверяя, что с остальными. Результат не утешителен — треть гетов потеряно. Внизу Шепард и Гаррус уже вошли в здание и зачищают первые этажи. Ну что же, все идет немного не по плану, потери слишком большие, но не смертельные.

Пройти еще три этажа оказалось легко — азари все еще бежали на нас, надеясь занять оборону. Мы же просто забрасывали их осколочными гранатами, кидая их в лестничные шахты или лифты, которые мы потом закрывали, чтобы осколки не попали по нам. Представляю зрелище нескольких азари, которые погибли от осколочной гранаты, взорвавшейся в нескольких сантиметрах от них.
Бежав по лестнице на очередной этаж, мы тут же столкнулись с азари. Убив первого гета ударом кулака, усиленного биотикой, она попыталась вторым кулаком убить меня. Я в последнее мгновение смог сдвинуть кулак наемницы. Биотика вылетела из нее и не слабо, но не смертельно, попала в гета, а я ударил ее ногой по колену. Она упала на колени, после чего я схватил ее голову и вывернул 190*. Потом выбегаю в коридор и с винтовки убиваю трех азари, при этом отлетаю от трех ударов, полученных в грудь. Нагрудная пластинка теперь имеет хорошую такую вмятину. Повезло еще, что они не слишком сильные биотики, а то бы мне не жить.
И вот, еще через 15 минут просто адовой жести, нас осталось семеро гетов, которые участвовали в штурме с крыши. Теперь осталась только Моринт. Штурмовать ее мы не собирались, потому просто ждали, пока наши подойдут. И вдруг дверь в комнату, за которой была Моринт, открылась и нас просто затянуло туда биотикой. Вот именно, что затянуло. Мы были просто парализованы и втянуты в комнату, после чего дверь за нами закрылась. Мы упали на пол и я сразу же увидел странную картину. Во первых — неимоверно слабая гравитация. Примерно в 7 раз слабее, чем на Земле. Из-за этого все предметы, которые не были прикреплены, просто летали по комнате. Даже диван. А затем я увидел Моринт.
Вот кто-кто, а вот она просто источала ауру суки. Она вся светилась слабым биотическим свечением, сидела на кожаном кресле, скрестив ноги, а у ее ног была еще одна азари. Ей было от силы лет 110-115, но в ее глазах просто читалось психическое нездоровье. Моринт гладила ее по голове, проникая между отростками своими ногтями, от чего азари получала феерическое удовольствие.
— И почему же вы не заходите? —
спросила она омерзительно элегантным голосом. — Я ведь вас ждала, — я ничего не ответил, а просто выстрелил в нее. И к моему удивлению, выстрел был отбит… вазой. Да, какая-то ваза успела подлететь и поглотить выстрел, при этом разбившись. Я сделал еще выстрел, потом еще. Я, черт возьми, выстрелил ей всю обойму, но все равно что-то подлетало и отбивало выстрелы. Последние выстрелы отбил диван. У моих других гетов вообще не было оружия, Моринт его отобрала. А мне оставила, чтобы показать, на что она способна. Что же, я впечатлен. — Ц-ц-ц-ц… — укоризненно сказала Моринт, показывая пальцем, что так делать нельзя. — Нельзя стрелять в хозяйку дома. Да, Лики? — спросила она у азари.
— Да, моя Богиня, — ответила эта Лики практически на автомате.
— Богиня? — переспросил я. — И что же такого божественного в тебе?
— Ооо, еще один неграмотный смерд, — сказала Моринт, а меня уже начинало тошнить от ее попыток сделать свой голос завораживающим и величественным. Еще одна сучка возомнила о себе не Бог весть что. Таких много, — Ты даже не знаешь, кто я такая, а смеешь задавать мне такие вопросы. Ну ладно, я тебе окажу честь и объясню тебе, с кем ты разговариваешь. Я — Моринт.
— Да я знаю, мы как раз за тобой пришли.
— МОЛЧАТЬ! — рявкнула она и одним биотическим ударом послала моего гета в открытый полет с 200 этажа, при этом он никак не обратил внимание на бетонную стену. А вот это уже стремно. — Не смей прерывать меня. Так, зачем же вы пришли за мной? — вдруг перевела она тему.
— Ты Ардат-Якши, вот и решили тебя убить.
— Ооо, Ардат-Якши… — сказала Моринт, словно пробуя эти два слова на вкус. — Да, я помню эту жизнь. Я помню, какой слабой тогда была, но при этом какие все были слабыми по сравнению со мной. Но теперь… Я перешла в иную жизнь, иную форму существования!
— Богиней стала? — спросил я, за что еще один гет полетел. Теперь с помощью подъема через крышу. Метр, мать его, железобетона. Вы, б#ять, издеваетесь.
— Богиня… Хе-хе-хе… Так меня называют мои наложницы. Их сознание настолько недальновидно, что оно не может воспринимать меня чем-то большим. Я не богиня. Я выше этого. Я есть биотика! Я само олицетворение этой природной силы, на которой держится вся Вселенная. Но… К сожалению, жалкие существа, на подобии вас, не могут осознать этого. Вы не достойны хотя бы смотреть на меня. Единственное, что вы можете, это погибнуть от своей непокорности, и стать кормом для моих будущих рабов, или… Вы можете погибнуть, доставив мне удовольствие… Вы можете удостоится чести дотронуться до меня, дотронуться до самой биотики, а затем погибнуть. Эта высшая честь, которую я могу доверить вам. Этого удостоились единицы. И лишь одна стала моей фавориткой — Лики. Она очень послушная и… сладкая. Она дотрагивалась до меня везде и уже от этого получала оргазм. Да, Лики?
— Да, моя Богиня, — на автомате ответила азари, а я уже понял, что Моринт явно больна. Хотя нет, ОНА БОЛЬНАЯ НА ГОЛОВУ, СУКА!!! И это было самое мягкое, что я мог сказать в ее адрес.
— Она такая хорошая. Теплая. Мокрая. Податливая, — Моринт начала гладить бедную азари по губам пальцем, а затем и вовсе сунула палец ей в рот. Та начала его облизывать, при том с небывалым наслаждением. Учащенное сердцебиение, повышение температуры и утробное урчание свидетельствовали именно об этом. Это… действо продолжалось полминуты, пока Моринт не вытащила палец, после чего облизала его. Проурчав и получив свою долю наслаждения, она посмотрела в щенячие глаза Лики, которая хотела еще. Боже, как же это отвратительно! — Однако, вам я не позволю доставлять мне удовольствие, так что… Сейчас вас убью, а затем… Думаю на Иллиуме достаточно молоденьких азари, чтобы сделать его столицей моей Империи. Что же, думаю, начнем, — и с этими словами Моринт взяла Лики за голову и резко повернула ее. Послышался звук хрустящих позвонков и сердце бедной азари остановилось, а Моринт даже задергалась в легких конвульсиях, при этом закрыв глаза и глубоко вздохнув. — О да… Как же я обожаю этот звук. Звук такой приятной смерти… Приятной потому, что она от моей руки… Она заслужила этого. Но она не достойна лицезреть мою силу, которой я вас убью.
— Слушай ты, шлюха обколотая. У меня и так нет физической возможности блевануть, смотря на такое омерзительное убожество, как ты, так что давай скорее закончим с этим, — вот такого обращения к себе она точно не ожидала. Ее лицо сразу же переменилось — взгляд стал яростным, улыбка исчезла, а биотика засветилась намного сильнее. А в следующую секунду она встала и буквально взорвалась биотикой. Сила была такой, что крыша со всеми кондиционерами и летунами просто рассыпалась на бетонный щебень и куски покореженного метала, которые разлетались в разные стороны. Стены на нашем этаже также рассыпались на крошку, а стекла — в стеклянный песок. Пол был проломлен на пяти этажах, хоть стены и уцелели. Мы же просто улетели. И только я, каким-то чудом, смог успел выстрелить веревкой в здание и зацепиться за него. Остальные тоже это сделали, но они зацепились за части, которые потом отлетели или рассыпались, из-за чего они все полетели вниз. И теперь я остался один.
Я понимал, что нужно убить ее до того, как сюда прибудет Шепард с командой. Они этого не переживут. Мне надо их защитить. Надо защитить команду. Надо защитить Тали… Стоп, что?
Подумать о странной мысли мне не дало то, что Моринт взлетела над пропастью и увидела меня. Я быстро поднялся и оказался на бетонной полосе шириной в метр. Это был бетон, который остался на стене. И теперь это было единственное, по чему я мог бегать. А бегать мне пришлось быстро. Засветившись как 1000 ватный прожектор, Моринт выстрелила по мне 10 ударами, которые вначале описали дугу, но потом все полетели в меня. Я побежал, и к великому счастью, Моринт не могла управлять этими ударами. Удары попадали в стены и пол, от чего кусок уцелевшей стены обрушился. Теперь я не мог бегать по кругу, он не был замкнутым. Моринт послала в меня сингулярность, и я побежал дальше. На ходу я перезарядил винтовку, а сингулярность приземлилась в двух метрах от меня. Она была такой силы, что начала отрывать куски бетона от целого здания и крошить их в пыль. Затем Моринт послала еще одну сингулярность, потом еще одну. И вот, уже три сингулярности одновременно действуют рядом друг с другом. И ведь Моринт поддерживает их, как нехрен делать. Да что с ней такое вообще произошло?!
Затем в меня полетели еще две сингулярности, а затем — еще 10 ударов. Бежать дальше я не мог, так как дальше бетонного пола не было. Потому мне пришлось прыгать, цепляться веревкой за край и как Человек-паук описывать дугу и взлететь на двадцать метров над Моринт из-за работающего на максимум ядра антивещества. И, пока я летел, произошло вообще невиданное. Моринт объединила все пять сингулярностей и швырнула полученное в меня. Она была такой силы, что подхватила меня еще на подлете. Я повис на ней и потерял веревку, она просто скрутилась вокруг меня и сингулярности. Затем она исчезла, но я не упал, а был охвачен биотическим полем. Это Моринт решила посмотреть мне в глаза. Хотя смотреть было не на что, но все же. И вот, я уже был в метре от нее. Мы оба летали над пропастью, а Шепард уже была недалеко. В моей левой руке была винтовка, но я не мог пошевелится, ее стазис действовал и на роботов.
— Да уж… Я слегка удивлена… Ты действительно хороший солдат. Ты смог продержаться минуту, а это еще никому не удавалось. Но, ты все же проиграл, потому что так прописано Вселенной. Смертные проигрывают биотикам. А я есть биотика! — Моринт собрала колоссальное количество энергии в правый кулак, а я уже придумал, как мне действовать. У меня было на это меньше секунды, и то — только один шанс. Но это был единственный шанс. И вот, Моринт, посмотрев на меня, со всей силы ударила меня в грудь. И тут она прокололась. При таком ударе стазис перестал действовать и я со всей возможной скоростью, при этом еще еще и инерция помогала, направил на нее руку с винтовкой и когда я отлетел на три метра, винтовка была направлена ей в голову. Выстрел. Красный луч полетел в Моринт, и я все же успел увидеть, как он пробил азари голову насквозь. Я же полетел с 200-го этажа со скоростью 330 км/ч. Пролетев 5,5 км, я с немыслимой силой врезался в водную гладь. По ней я пролетел, как плоский камушек, еще полкилометра. От этого «мягкого» приземления у меня оторвало пол правой руки, всю левую, треть левой и пол правой ноги, а также свернуло голову, поломав все сервоприводы. Про сохранность винтовки и гидравлической системы даже говорить было не смешно. Как и про сохранность мини реактора. Аккумулятор, как не странно, уцелел, однако когда я стал тонуть, вода стала поступать через рваную дыру в грудной пластине и как раз таки заливать все три резервных аккумулятора.
— Ненавижу наркотики, — произнес я вслух по чудом уцелевшему голосовому модулятору, после чего я полностью отключился.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 66

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности