На третьих ролях. Глава 4. Всегда прикроют, всегда присмотрят

Автор: Роса
Персонажи: собственные.
Жанр: роман.
Аннотация: порой берёшь на себя слишком много, рискуешь не справиться, ошибиться, вовремя не заметить опасности. Но рядом есть друзья, которые смогут помочь, посоветовать, прикрыть...
Статус: в работе

Автор: Роса
Персонажи: собственные.
Жанр: роман.
Аннотация: порой берёшь на себя слишком много, рискуешь не справиться, ошибиться, вовремя не заметить опасности. Но рядом есть друзья, которые смогут помочь, посоветовать, прикрыть...
Статус: в работе



Когда Арданис и Беатара вышли к докам, до назначенного времени отлёта оставалось часа два. Корвет по внешнему виду несколько отличался от привычных Беатаре, но классическая форма фюзеляжа, крыла и оперения не оставляли сомнений в турианском происхождении судна.

— Ну, вот, добро пожаловать! — проговорил Арданис, кладя ей на плечо руку.

Беатара постояла перед трапом и неуверенно шагнула вперёд. На борту царила обычная рабочая суматоха. По мере продвижения в кормовую часть БИЦа Арданис раздавал поручения, справлялся об уже проведённой проверке, просто обменивался фразами с техсоставом. Заметив у одной из консолей кварианца, он насторожился и подошёл к нему.

— Возникли затруднения?
— Нет пока, — кварианец замялся. — Но система подачи топлива скоро потребует обновления.
Арданис посмотрел на него как-то тоскливо, а потом также тоскливо ответил:
— Дэран, давай потом, а? Нам далеко до выработки ресурса, во-первых. А во-вторых, ты предлагаешь этим заняться прямо сейчас?

Дэран понимал, что пришёл не вовремя, что проблема не требует безотлагательного разрешения. Но он её выявил, просчитал возможные последствия и не поставить Арданиса в известность не мог.

— Я не сказал, что сейчас, — мягко, но настойчиво возразил он. — А вот на следующем плановом техническом обслуживании о ней стоит упомянуть.
Видя, как мандибулы Арданиса начинают расходиться в стороны, а мягкая кожа вокруг глаз — нервно подёргиваться, он поспешил добавить:
— К чему я, собственно, веду: когда конструкторы рассчитывали ресурс, они не приняли во внимание индивидуальную манеру пилотирования. Каждый раз ты нагружаешь до предела половину систем корабля...
— И что ты от меня хочешь? — резко прервал инженера Арданис. Держать себя в руках становилось для него всё труднее.
— Я просто ставлю тебя в известность.
— К сведению принял.

Кварианец вздохнул. Наверное, кроме него никто более на борту «Амальтеи» не проявлял заботу о корабле, как её проявляют обычно о существе живом, близком и почти родном. Потому зачастую его немало огорчало отношение к судну как к вещи, любимой, лелеемой, но вещи.

Внезапно до Арданиса дошли истинные мотивации Дэрана: они проработали вместе достаточно времени, чтобы научиться понимать недосказанность фраз и тонкие оттенки настроения друг друга. Ему стало жаль его, и он смягчился.

— Я постараюсь быть аккуратнее.
— Что бы ты да аккуратнее — не смеши меня.
— Ничего с подачей топлива не случится. Обещаю.
Кварианец вздохнул ещё раз и ушёл.
— Не обращай внимания на бурчание Дэрана, — шепнул Арданис Беатаре и повёл её дальше. — У него достаточно унылый взгляд на многие вещи. Хотя инженеров, как он, ещё поискать. Внимание, к которым он следит за кораблём, достойно уважения.

Спустившись на жилую палубу, Беатара поняла, что корабль от привычных ей отличается не только внешне, но и внутренне. Правда, если первое объяснялось экспериментальным характером модели, то второе — составом экипажа. От весьма умеренного, если не сказать аскетичного, оформления, принятого на турианском флоте мало что осталось.
Первое, что обратило на себя внимание это заметно более высокая, чем в БИЦе, влажность. А вот второе... Сразу же за эвакуационными капсулами по обе стороны коридора стояли полутораметровые стеклянные столбы-аквариумы, полные разного рода живности, навезённой с Тессии и азарийских колоний. В закреплённых на полу кадках росла какая-то тропическая ползучесть, уже успевшая затянуть соседние стены и подбиравшаяся к потолку. На самом потолке помимо обычных ламп висело ещё несколько специальных, дававших ползучести необходимый световой спектр.

— Ну, не могут азарийки без воды и растительности, — пояснил Арданис. — Помню, как мы первый раз пригнали «Амальтею» на техосмотр в нашу контору. Конструкторы, технари и инженеры были в ужасе от того, что сотворили с их детищем.

В углу между аквариумом и стеной коридора Беатара заметила странное существо, прицепившееся к веткам ползучести. Увидев его, человек решил бы, что перед ним причудливая помесь палочника и игуаны. Существо было относительно тонким, чуть менее полуметра в длину, с шестью лапами, каждая из которых заканчивалась четырёхпалой «кистью». Туловище, покрытое зелёно-жёлтой чешуйчатой кожей, переходило в короткую шею, которую венчала небольшая голова с большими круглыми чёрными глазами и пастью, полной мелких плоских зубов. Хвост у твари отсутствовал. В том же углу, к полу был привинчен полутораметровый террариум с открытой дверцей, что явно свидетельствовало о том, что твари предоставлена полная свобода передвижения.

— Арданис, — неуверенно позвала Беатара, не выпуская тварь из виду.
Тот тоже увидел животину, усмехнулся.
— Не бойся. Это ки`нуур с Сур`Кеша. На первый взгляд кажется абсолютно тупым. Хотя, на деле, тот ещё проныра. — Арданис протянул к ки`нууру руку, легонько провёл ему по мордочке. — Да, Рунли, ты проныра?
Рунли начал надуваться и сопеть.
— Зачем такое держать на борту?
— Ну, вообще, на сколько я знаю, он должен ловить насекомых: не всё же можно вывести системой стерилизации. Вдобавок, наши девчонки считают его довольно забавным.

Оставив тварь продолжать висеть на ветке, Арданис и Беатара подошли к двери одной из кают, внутреннее убранство которой поразило турианку не менее сильно. Почти от самого порога, оставив лишь около метра пространства металлического пола, начиналось напольное покрытие с глубоким пушистым ворсом. Чем-то явно мягким был выстлан и уступ иллюминатора, занимавшего значимую часть стены.

— Что это?
— Коврик. Девчонки по нему босиком ходят. Рекомендую тебе разуться и не пачкать его, а то соседки ворчать будут. Собственно, пока что всё. Располагайся, где свободно, а я пойду готовиться к вылету. Подробная экскурсия будет как-нибудь позже.
Сделав пару шагов по направлению к каюте на противоположной стороне, Арданис оглянулся и добавил:
— Кстати, с тобой может захотеть пообщаться Таира — наш судовой врач. Не удивляйся, если что.

Дверь за Арданисом закрылась, Беатара осталась в каюте в одиночестве. «Прекрасно... — мысленно поздравила себя она. — Ну, вот как, Великие Духи, я буду потом объясняться с родными, друзьями, начальством?» Стянув сапожки, женщина направилась вглубь помещения. Свободным (каюта была рассчитана на четверых) оказалось одно место, по левую руку, в дальнем углу. К нему-то Беатара и направилась. Уголок создавал ощущение защищённости, что психологически было для неё сейчас далеко не лишним.

По счастью, обустройство индивидуального места не претерпело практически никаких изменений, когда сменился владелец судна. Потому привычным движением Беатара открыла замок на шкафчике возле кровати, отворила дверцу, забросила туда рюкзак. Вещи она пока решила не разбирать, только от рюкзака отстегнула расположенный со стороны лямок контейнер и поставила его рядом с длинным футляром, который всю дорогу несла в руках. И контейнер, и футляр по-хорошему нужно было бы отнести в оружейную, но её месторасположение ещё требовалось найти.

Приученная соблюдать правила и распорядок, Беатара преодолела некоторую внутреннюю нервозность и, решив не дожидаться обещанной Арданисом экскурсии, пошла разведывать корабль. Традиционная планировка, перекроить которую было сложно, да и не сильно нужно, здорово помогала. Уже почти не обращая внимания на азарийский декор, Беатара, выйдя из каюты, заглянула в открывавшийся направо проход. Столовая... так, хорошо, значит дальше за ней должен располагаться камбуз. В общем коридоре было шесть кают — по три с каждой стороны. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что каюты поделены по половому признаку — три помещения напротив сохранили более первозданный вид. Никаких ковриков, цветов, зато присутствие небольшого бардака, какого-то железячного хлама, состоящего из проводов, недопаянных плат, чего-то ещё. Несколько непривычно, учитывая, что на турианских кораблях деление по полу не практиковалось, но, как известно, хозяин — барин. Так... тут же рядом по обе стороны коридора — душевые и санузлы, видимо, так же раздельные. По идее, тогда в корме, у лестниц, должны находится медпункт и оружейная, а ниже по лестнице — инженерно-техническая палуба и ангар.
Логика не подвела Беатару: в конце коридора действительно располагались медотсек — от лестниц налево — и, в противоположной стороне, оружейная.

Брант заканчивал перебирать штурмовую винтовку, когда отворилась дверь и внутрь оружейной осторожно вошла турианка.

— Оружие бы убрать.
Брант кивнул, указал на стеллажи у стены.
— Личное оружие там. Просто найди свободное место. А броню убери в шкафчик, слева от полок.

Дойдя до указанных полок и шкафчика, Беатара поставила на пол футляр, открыла шкафчик, поставила туда контейнер, после чего открыла футляр. Наблюдавший за ней краем глаза Брант увидел разобранную и аккуратно упакованную снайперскую винтовку. Турианский «Махайро́н» (1) — определил с ходу кроган модель, разработанную на базе «Клыка» с учётом основных недостатков последнего, быстро понравившуюся не только снайперам Иерархии, но и боевикам Синих светил, а потому распространившуюся по Галактике со впечатляющей скоростью.
Помимо винтовки в футляре ещё находились два ПП-«Ярость», термозаряды, бруски, отделение с инструментами, а также отделения с запасными деталями, дополнительной оптикой и стволами для винтовки. Всё это Беатара бережно извлекла из футляра (отделения оказались встраиваемыми ящичками), осмотрела на предмет исправности и переложила на стеллаж. После она вынула ствольную коробку, ствол, приклад и практически ювелирно, выверенными неспешными движениями, соединила их в единое целое. Когда щёлкнуло последнее крепление, Беатара огладила ствол, ещё более пристально, чем пистолеты, осмотрела винтовку в плане повреждений и поставила её в специальный разъём стеллажа.

Брант одобрительно хмыкнул, глядя на подобное обращение с оружием.
— Футляр можно убрать на нижнюю полку, — посоветовал он.
Беатара так и сделала.
— Спасибо, — запинаясь, поблагодарила она, вышла из оружейной и почти сразу столкнулась со спускавшейся по лестнице азари. Поздоровавшись и убедившись, что перед ней та, о ком говорила Феразия, азари представилась:

— Таира Аллет, судовой врач.
Беатара слегка напряглась.
— Как вы отнесётесь к небольшому медосмотру? — не дожидаясь ответа, Таира увлекла её за собой в лазарет.

Запахи медотсека вызвали у Беатары массу ассоциаций, в основном, неприятных. Слишком знакомо, слишком о многом напоминает...
— Присаживайтесь, — Таира указала на койку напротив своего стола. — Давайте немного побеседуем.

Вспомнив слова Арданиса, Беатара покорно приняла необходимость осмотра — обычная практика на любом корабле, где заботятся о здоровье экипажа. Общаться с докторами она не шибко любила, но уважала их безмерно.

Беседа, в ходе которой медицинский дрон проводил сканирование и брал анализы крови, продолжалась около часа, и по мере получения всё новых и новых данных удивление Таиры росло.

Наконец, она подвела итог:
— Если не принимать во внимание находящийся на финальной стадии восстановления перелом грудины и нескольких рёбер, ты абсолютно здорова.

Вердикт был принят, как должное: Беатара никогда не жаловалась на здоровье.

Неожиданно корабль чуть дрогнул, в его недрах начал нарастать гул разгоняемых реактора и ядра эффекта массы. По ту сторону иллюминатора медленно поплыли каменные стены доков.

Таира быстро стащила Беатару с койки, усадила в кресло возле себя и велела пристегнуться. Совет оказался не лишним: минут через пять после начала движения, когда «Амальтея» миновала внутренний радиус, их резко вдавило в кресла.

— Не слабо, — Беатаре показалось, что она вот-вот завалится вместе с сиденьем.
— Арданис почти всегда так стартует, — откликнулась Таира.

Заскочив к себе в каюту и наскоро переодевшись, Арданис поспешил на мостик, а придя туда — приступил к проверке готовности систем корабля. Киларэ уже давно была здесь.

— Что у нас? — поинтересовался он.
— Погрузка затянулась.
— Сколько ещё?
— Ребята просили дать им пятнадцать минут.
— Гм... Ладно.

Арданис вывел на монитор основные показания систем корабля.

«Ну, что, приступим? — проговорил он. — Внешний корпус?» — «В норме». — «Оперение?» — «В норме». — «Щиты?» — «В норме.» — «Топливо?» — «В норме». — «Дэран, как у тебя? Реактор?» — «В норме». — «Ядро эффекта массы?» — «В норме». — «Двигатели?» — «В норме». — «Джанек, что с электроникой?» — «Внутренняя проверка ВИ завершена — компьютерные системы в норме».

На мостике раздался синтетический голос:
— Подтверждаю, ошибок в работе бортовых систем не обнаружено. К работе готов.

Арданис продолжил:
«Командир, подтверждение цели». — «Подтверждаю: пункт назначения — Туманность Полумесяц, Тарита». — «Арданис, — подала голос Киларэ, — Ник доложил, что у них всё готово». — «Принято. Задраить люки. Отключение внешнего питания». — «Отключение прошло успешно, — подтвердил Дэран. — Все системы корабля переведены на автономный режим».

После проверки систем Арданис отчитался Феразии:
— Командир, корабль к вылету готов.
— Вылетаем.
— Диспетчер, «Амальтея» запрашивает разрешение на отстыковку.
— «Амальтея», отстыковку разрешаю.
Послышался тихий низкий лязг и скрежет: огромные лапы, фиксирующие корабль, медленно отошли в сторону.
— «Амальтея», ваш коридор до внешних маяков — 5-31, за внешними маяками — 71-214.
— Вас понял, диспетчер.

Судно качнулось, начало продвигаться между «щупалец» Омеги, понемногу увеличивая скорость. Скоро внутренний радиус остался позади. Двигатели взревели, резко переводя корабль на гиперсвет. «Амальтея» взяла курс на ретранслятор.

— Иллиния, — Арданис вызвал штурмана, — мне нужен маршрут движения до Полумесяца.
— Передаю.
— Маршрут принял. А почему четыре прыжка?
— У ретранслятора в Бездне Шрайка крупные разборки между бандитскими кланами — весь трафик направлен по обходным траекториям. Местами из-за этого возникли пробки.
— Будь они неладны... — Арданиса явно не прельщала перспектива толкотни возле ретрансляторов. — Времени и без того мало.
Судя по голосу, штурман обиделась.
— Делаю, что могу, — буркнула она.
— Я знаю, — Арданис понял, что опять срывается, извинился. — Это не в твой адрес, — и уже общему каналу объявил: — Внимание всем на корабле! «Амальтея» вышла на заданный путь. Расчётное время пребывания в полёте — 43 часа. Пока всё.

По громкой связи прозвучал голос Феразии:
— Добро. Теперь... Команду высадки жду через полчаса в кают-кампании для тактической проработки операции. Арданис, тебе там тоже стоит появиться.

— Кают-кампания — это где? — спросила Беатара.
— По лестнице вверх, на «полуторный этаж», — ответила Таира. — там только два помещения: налево — кают-кампания, направо — командирская каюта.

Беатара уже собралась уходить, но едва только открылась дверь, как в неё заглянул Алексей. Азари косо оглядела его уделанный комбинезон и перчатки, взъерошенные волосы, хмыкнула, но от комментариев воздержалась.

— Таира, мы всё перетащили и убрали в холодильные камеры.
— Температурный режим не перепутали? — губы Таиры насмешливо изогнулись.
— Ну, сколько можно попрекать? Мы дважды всё перепроверили.
— Хорошо. Спасибо.
Алексей заметил турианку, перешагнул через порог.
— Здрасте!
Беатара не проронила ни звука, только сдержано наклонила голову.
— А-э-э... — парень вопросительно посмотрел на Таиру. Получив утвердительный кивок, пробормотал: — Ага, ясно. Громов Алексей, можно просто Алекс, — представился он и, сняв перчатку, протянул руку. — С нами, значит, пойдёте?
— Беатара Фабэриум, — она осторожно пожала ему руку. — Да.
— Хорошо. Извиняйте, потом поговорим. Мне надо привести себя в порядок: скоро «тактичка».
— Да, собственно... — Беатара не успела окончить фразу: Алексея уже и след простыл.

Пожав плечами, она вышла в коридор. Интересно, а ей следует переодеваться из гражданской одежды в свою повседневную армейскую? В отличие от Арданиса, она не одевала на Омеге брони, предпочитая «гражданку» — обтягивающие тёмно-серые брюки и серую же, с тонкими бежевыми вставками, куртку. По всей видимости, вряд ли, ведь данный корабль не относился к их военному флоту.

***

Феразия сидела за столом в кают-кампании и ожидала прихода остальных. До назначенного времени оставалось ещё минут десять, когда она покинула БИЦ и пришла сюда. Нельзя сказать, что она отличалась железной пунктуальностью, но сейчас её снедала нервозная внутренняя суетливость, пригнавшая её сюда раньше срока. Нужно успокоиться, время пока есть. Состояние медитации пришло быстро, благотворно действуя на эмоциональный фон. Нервозность пошла на спад.

Столь же быстро Феразия очнулась, когда открылась дверь и вошла Беатара.

— Разрешите?
— Проходи, — Феразия сделала широкий жест, приглашая турианку выбрать место.

Беатара огляделась, проследовала к правому дальнему углу стола, присела на стул. Почти сразу же за ней на пороге показался саларианец. Феразия мельком глянула на часы — точен, как всегда. Джанек изумлённо уставился на турианку, вопросительно посмотрел на командира. Ничего не говоря, Феразия, так же, как и минуту назад, — жестом, велела ему присаживаться. Следующим пришёл Ник, не меньше Джанека удивившись, увидев за столом турианку. И, как и он, занял своё место, не задавая вопросов, нутром чуя, что сейчас для них не самое подходящее время. Зато Беатаре стало неуютно под изучающим взглядом уже двух незнакомых ей субъектов.

Далее, буркнув нечто похожее на извинение, ввалился Брант. Алексей, также с извинениями, заявился последним, но настолько быстро, что Феразия даже не успела прореагировать на его приход, как он уже устроился почти посерёдке стола, аккурат напротив дальнего экрана.

— Все собрались? — проронила, наконец, Феразия. — Где Арданис?
— Он сказал, что задержится, — ответил Алексей. — Ему там что-то необходимо «доконтролировать».

Феразия нахмурилась. Не сказать, что Арданис всегда приходил во время — скорее наоборот. Но почему именно тогда, когда она специально просила быть всем и не опаздывать?

Однако пора было начинать, как они выражались, «тактичку». И началась она с того, что Феразия представила всем собравшимся Беатару. Кто-то, кто уже успел с ней познакомиться, ограничились кивками, а Ник и Джанек, подошли к ней, поздоровались и назвали себя:

— Джанек Мирдон.
— Ник Бренан.

Когда формальности закончились, Феразия перешла к основным вопросам и предложила Джанеку ознакомить остальных с данными, полученными с украденных у «Затмения» носителей: во время штурма, за отсутствием времени они выломали из центрального компьютера и унесли твердотельные диски с несколькими терабайтами информации. Уже вернувшись на «Амальтею», Джанек начал её расшифровку и сейчас уже обработал около двух третей всего объёма. Оставшаяся треть, по его предварительной оценке, представляла собой данные технического характера, любопытные прежде всего для него самого, но малоинтересные для остальных.

Выбрав нужный файл, Джанек вывел над столом объёмную голограмму поверхности планеты в интересующем их секторе, привычно затараторил, описывая общие особенности. Данные по местности в радиусе десяти километров, взятые им из географического атласа планеты, он совместил с полученными с дисков планами базы «Затмения» на Тарите. В результате получилась весьма наглядная и удобная схема.
Отметив необходимые детали, он умолк, вернулся на место.

— Спасибо, — поблагодарила Феразия. — Итак...
Звук открывшейся двери прервал её.
— Разрешите? — Арданис задал вопрос скорее автоматически: он уже успел войти, когда Феразия согласно кивнула. Проходя мимо Джанека, он задержался, положил ему руку на плечо, благодарно сжал.
— Ну, что? Всё получилось? — спросил тот.
— Да. Всё отлично.
— Хорошо. Но, вообще-то, Арданис... — поймав на себе пристальный взгляд Феразии, Джанек осёкся. — Ладно. Я тебе потом всё выскажу.

Арданис поднёс к груди руку, склонил покорно голову, давая понять, что в любой момент готов смиренно выслушать любые упрёки и нотации.

— Вы закончили? — сухо спросила Феразия. — Можно продолжить?
— Прошу прощения, командир, — Арданис опустился на свободный стул. — Виноват.
— А раз виноват и раз уж пришёл, обсудим время и место высадки. Когда мы там будем?

Арданис сказал приблизительное время прибытия, порекомендовал место высадки — в десятке километров к северо-западу от цели, на дне крохотного каньона. Обсуждение возможных вариантов продолжалось минут двадцать, после чего Феразия перешла к марш-броску до базы и выходу к её внешнему периметру.

За исходную позицию Брант предложил взять скальные насыпи вдоль южного края болота. Там должна была быть густая растительность, дававшая возможность лишний раз всё осмотреть без риска обнаружения.

Наметив и записав основные пункты до проникновения внутрь, на что ушло ещё около полутора часов, Феразия объявила перерыв. Команда разбрелась. Алексей быстро ушагал в направлении камбуза, почти сразу же вслед за ним направились Брант и Ник. Джанек остался за столом, раскрыл ноутбук и углубился в изучение инфомации по электронным защитным системам. Сама Феразия удалилась к себе. Арданис также собирался последовать за Алексеем, как вдруг заметил, что Беатара не спешить покидать своё место. Что-то, похожее на угрызения совести, засаднило внутри и вынудило вернуться. Нужно было как-то заставить её отвлечься. В голову пришла идея. Покопавшись в недрах барных шкафчиков, он извлёк оттуда бутылку с нежно-салатовой жидкостью, наполнил два стакана и подошёл к Беатаре.

— На вот, держи, — Арданис протянул ей один из них.
— Что это? — она подозрительно понюхала напиток.
— Попробуй.
Беатара сделала глоток, улыбнулась.
— Нессенновый (2) тоник. Палавенский.
— Я знал, что тебе понравится, — Арданис с довольным видом облокотился на барную стойку.
Она вздохнула и, снова погрустнев, проронила:
— Помнишь нессенновую рощу на той стороне реки, в заболоченном старом русле?
— Помню. Нам запрещали ходить на староречье без взрослых, но мы всё равно собирали там ягоды.
— Да уж, а потом за это крепко получали.
Не смотря на её попытки отшучиваться, Арданис видел, насколько ей тут неуютно.
— Как тебе первое впечатление?
— Сложно сказать. Прежде мне не доводилось состоять в столь разнорасовых группах. Да, мы часто пересекались по службе с азари, саларианцами. Но люди? Кроганы?
Беатара скептически фыркнула. Арданис попытался её подбодрить:
— Я тоже долго осваивался. Ничего. Как часто говорила моя тётка: «образуется».
— Не знаю. Честно сказать, я не думаю оставаться здесь надолго.
Стакан громко звякнул о поверхность стойки.
— Мы уже обговорили, — с нажимом бросил Арданис, — не захочется — доставим, куда потребуешь. Кстати, в соседней системе расположен Инвиктус. Но я бы серьёзно подумал.
— Ты не умеешь серьёзно думать.
— Тари!
— Ладно, — Беатара покосилась на саларианца, — обсудим потом.

Добравшись до камбуза, Алексей вынул из холодильника щедро сдобренный шоколадными сливками фруктовый салат и принялся его уминать. До ужина оставалось совсем немного, но отказать себе в удовольствии было выше его сил. Свежие фрукты на космическом корабле — роскошь. Они заканчивались через пару дней, а перелёты без высадок на планетах порой продолжались неделю и больше. Приходилось обходиться замороженными, либо сублимированными полуфабрикатами. Но пока ещё фрукты были в наличии, и Алексей перед началом обсуждения приготовил себе угощение с тем, чтобы было чем подкрепиться в перерыве.

Брант также принялся полдничать, правда, уже вырезкой. Ник ограничился чаем, которым, равно как и кофе, старался запасаться при каждом удобном случае, когда они высаживались в человеческих колониях. Существовавшие азарийские, если можно так сказать, «аналоги» ему не особо нравились, зато человеческий кофе пришёлся по вкусу Таире и ещё нескольким азари из их команды, вследствие чего убывал с фантастической скоростью.

Обычно всегда завязывавшаяся беседа сейчас не клеилась. Люди перебрасывались одиночными фразами, кроган молча поглощал мясо.

Пришла Таира, попросила освободить ей место.
— Опять вы мне тут всё перепутали, — проворчала она, открыв холодильник.
— Извини, — виновато развёл руками Алексей.

Почти сразу же появилась Нитайя, чаще других помогавшая Таире на камбузе. Мужчин вытеснили в столовую.

— Вот так всегда, — вздохнул Ник.
— Вы же всё-равно ничего не делаете, — сказала Нитайя. — Только место занимаете.
— Ну да, он особенно, — кивнул Алексей в сторону Бранта.

Кроган с шумом выпустил воздух из лёгких, но ничего не сказал. В столовой снова стало тихо.

Перерыв между тем заканчивался, и народ потянулся обратно. На вторую часть Арданис уже не пошёл — до момента обсуждения отлёта с планеты необходимость в его присутствии не существовала.

— Следующий этап, — продолжила Феразия, когда все собрались, — проникновение в комплекс.
— Я перепроверил защитные системы взятой базы, — сказал Джанек, — «Затмение» так и не обновило прошивку электронных замков — дыры те же остались.
— Хорошо. Теперь по передвижению внутри комплекса. Кстати, — Феразия обратилась к Беатаре, — мне надо будет завтра рассказать тебе про основные связки у нас в группе.

Далее, вернувшись к основной теме, она пустилась в долгие тактические рассуждения. От входного шлюза до лестниц на нижние уровни, от спуска до серверной, оборона серверной до момента изъятия, либо уничтожения данных. На последнем варианте настаивал Джанек, и в результате многочисленных доводов «за» его предложение было принято. До начала отхода они не добрались: по внутренней связи Таира позвала всех на ужин.

Феразии особо есть не хотелось. С трудом заставив себя проглотить несколько кусков, она поднялась, зашла на камбуз, достала банку с энергетиком и залпом выпила.

— Аккуратнее, — скорее для порядка проворчала Таира.
Феразия только отмахнулась:
— У меня сегодня ещё дел невпроворот.
— Я всё понимаю, но настоятельно прошу тебя не засиживаться долго. Тебе необходимо выспаться. Медитация — хорошая вещь, но и спать тоже нужно.
— Ты мне лучше скажи, как новенькая?
Таира поняла, что её хотят увести от темы, но на вопрос ответила, тем более что ей было, о чём рассказать.
— Ох! Ну, если коротко, в полном порядке.
— А подробнее?
— Подробнее? — Таира задумалась, с чего начать. — Её организм обладает незаурядными регенераторными способностями. Не сказать, что мне не доводилось читать, что такое бывает, но сама я, признаться, подобное вижу впервые. Конечно, с кроганами или ворка не сравнить, но для турианцев это близко к верхнему биологическому пределу.

Она вкратце передала Феразии суть результатов медосмотра турианки. Собственно, «беседы» у них тогда так и не получилось: Беатара словоохотливостью не отличалась и просто перекинула Таире на планшет свою медкарту. По мере изучения предоставленной ей медицинской документации, изумление азари росло. Не то чтобы она прежде не видела подобное число травм и ранений у одного и того же бойца — бывало и больше, — но вот такого рода врачебные заключения ей у турианцев видеть собственными глазами не приходилось: каждый раз Беатару выписывали едва ли не за вдвое короткий срок с формулировкой: «с полным выздоровлением» или «за явным улучшением». Всё более-менее встало на свои места, когда Таира добралась до обычной для турианских медкарт графы «Регенерация» и заключения в ней: «очень высокая».

Выслушав Таиру, Феразия коротко бросила:
— Ясно.
Помявшись, она спросила ещё:
— А что за странное белое пятно у неё на голове?
— Витилиго.
Феразия скривила бровь.
— Поясни.
— Нарушение пигментации в клетках кожи и её производных. Врождённое, скорее всего аутоиммунного происхождения — своеобразная плата за разогнанный иммунитет. Можно сказать, что организм в процессе формирования иммунной системы, когда происходило ознакомление иммунокомпетентных клеток с клетками родных тканей, дошел до грани, переход через которую вел прямиком к серьёзной патологии, и вовремя сделал шаг назад, оставшись в пределах дозволенного. Девчонке сильно повезло: защитные клетки, допустившие ошибку, были полностью уничтожены, к заболеванию это не привело. Но пока организм «топтался» у этой грани, часть его клеток, в данном случае дермальных, всё же пострадала. Как результат — кремового цвета кожа и пластины, а гребень отливает перламутром. Немного необычная локализация, но, в целом по популяции, не особо редкое явление.
— Я как-то не замечала прежде.
Таира усмехнулась.
— А много ли ты видела обнажённых турианцев?

Феразия поджала губы, скрывая пробежавшую по ним дрожь, но на подкол ответила.

— Ты права. Ни одного. Ладно, я, пожалуй, пойду. Пока время ещё осталось, следует распланировать завершающий этап. Не беспокойся, твои пожелания относительно моего отдыха я к сведению приняла.

Завершающий этап — отход — обсуждали ещё около часа. Наконец, видя, насколько все устали, Феразия сказала:

— Хорошо, все свободны. Отбой до завтра.

Корабль погрузился в тишину, даже гул с технического этажа стал меньше. Из всей команды на судне бодрствовать осталось всего двое: заступившие в свою вахту второй пилот и техник. Хотя, нет — ещё один член экипажа не спал. Феразия сидела в кают-кампании, продолжая просчитывать возможные комбинации.

Бороться со сном становилось всё сложнее. Неизвестно, сколько бы она просидела ещё, если бы не пришёл Брант.

— Я так и знал, — тон крогана не предвещал ничего хорошего. — Нас отослала, а сама не ушла? Ты спать ложиться будешь? Или мне тебя на руках до каюты тащить?

Феразия помассировала пальцами глаза, пробормотала:
— Подожди, я пока думаю.

Кроган издал глухой тихий рык.
— О чём? Ты на себя посмотри: спишь на ходу. Давай, хватит! Завтра будем думать все вместе.
— Брант, у нас слишком мало времени. Я не могу...
— Можешь! — От гулкого рявка вздрогнула посуда в шкафчике. — Марш немедленно спать! Я кому сказал?!
— Пока командир здесь я, — Феразия в свою очередь чуть повысила голос.
— Командовать будешь, когда выспишься.

Видя, что она не собирается его слушать, Брант решил вопрос радикально: подошёл к ней и, бесцеремонно сгребя в охапку, взвалил себе на плечо.

— Брант, поставь меня обратно сию же секунду!
— Эх, жалко зрителей нет: им бы доставило, — пробубнил себе под нос кроган. — Когда ещё подобное увидишь? — и добавил чуть громче, уже обращаясь к Феразии: — Ты сейчас весь корабль разбудишь. Бойцы сбегутся — не поймут, какого ты делаешь глубокой ночью у меня на горбе.
— Я тебя изничтожу! — прошипела азари, но уже тихо.
— Хорошо. Только завтра.

Брант отнёс Феразию в её каюту, положил на кровать и, ещё раз велев спать, ушёл.

— Тоже мне няньку нашла, — проворчал он при выходе.

Он оказался прав: едва за ним закрылась дверь, и Феразия положила голову на подушку, как её мгновенно сморило, и она провалилась в глубокую бездну сна без сновидений.

____________________________
1. «Махайро́н» — снайперская винтовка турианского производства, является чистой авторской выдумкой. Скажу честно, «Клык» мне не понравился совершенно, а вооружать турианского снайпера хочется всё-таки турианской «снайперкой». Приблизительные характеристики оружия, по моим расчётам таковы: базовый магазин — 1/12, одиночный огонь, урон ниже, чем у «Богомола», приблизительно на четверть (прим. авт.).

2. Нессе́на — травянистое растение Палавена, ягоды которого внешним видом напоминают земную морошку (прим. авт.).
Просмотры: 391

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности