На третьих ролях. Глава 5. Танец мотылька.

Автор: Роса
Персонажи: собственные, Этита (упоминается), Джона Седерис (эпизод).
Жанр: роман.
Аннотация: непросто принять тот факт, что всё могло быть иначе. Но порой самые благие побуждения могут обернуться трагедией. И содеянного назад не вернуть. Можно лишь принять случившееся. И драться дальше.
Статус: в работе.
Предупреждение: жестокие сцены, чуть-чуть стёба.

Автор: Роса
Персонажи: собственные, Этита (упоминается), Джона Седерис (эпизод).
Жанр: роман.
Аннотация: непросто принять тот факт, что всё могло быть иначе. Но порой самые благие побуждения могут обернуться трагедией. И содеянного назад не вернуть. Можно лишь принять случившееся. И драться дальше.
Статус: в работе.
Предупреждение: жестокие сцены, чуть-чуть стёба.



Вот эта планета, живая, умиротворённая, прекрасная. Гостеприимный мир, хотя и левоаминокислотный. Но здесь тепло, совсем как дома, на Палавене. Хочется расслабиться, но расслабляться нельзя. Они на задании. В Центре Аида обнаружена странная активность, поиски привели сюда – на небольшую малоизвестную планету. В двадцати километрах от зоны высадки интересующий их комплекс строений. Нужно подойти незаметно, собрать разведданные и уйти, не привлекая внимания. Всё как и всегда. Кроме свинцовой тяжести на душе. Она уже знает, что здесь притаилась беда, но не может сказать остальным. Ничего не исправить. Они выдвигаются - и сразу же оказываются перед комплексом. Постройки совсем новые. Ни души. Что-то резко меняется. Свет звезды начинает угасать. Она поднимает глаза к звезде, но не может понять, почему та меркнет. Начинается хаос. Они обнаружены. Как?! Неважно - их атакуют. Силы слишком не равны. Командир приказывает отступить. Они отходят, теряя всё больше и больше своих. А мощь атаки только нарастает. Чьи это войска? Не похоже даже на пиратов: у них не может быть такой численности. Но здесь так много кроганов, чуть меньше - людей, несколько азари-биотиков. Чем-то они все отличаются от обычных, чем-то неуловимым, но жутким. К ней близко подходит группа людей, и она понимает, чем. Выражение их глаз - оно отсутствует... Мёртвый, неподвижный взгляд... Её охватывает животный ужас перед этими исчадиями, словно пришедшими из древних, полузабытых легенд. А полчища всё увеличиваются, начинают сливаться в единую отвратительную бесформенную чёрную массу. Её захлёстывает, она начинает задыхаться...

Беатара судорожно вздохнула и проснулась. Сон... снова этот сон. Когда же она избавиться от него? Когда же забудется пережитый кошмар? Порой проходит неделя-две, как он не приходит, и уже хочется думать, что больше он не повторится никогда. Но чуть позже он возвращается. Пусть и становится со временем всё более блёклым, пусть смазываются детали и эмоции, но возвращается, не отпускает. Но, по крайней мере, теперь она хотя бы не кричит по ночам, как прежде.

Да, похоже, и сейчас она не кричала: соседка - Киларэ - спокойно спит. Видимо, совсем недавно вернулась с мостика, уступив вахту Арданису. Ещё двоих азари, Шерин и Нитайи, не было - обе ушли сменить дежурного техника: до побудки оставалось не так много времени.

Бесконечная чернота космоса, простиравшегося за стеклом иллюминатора, и почти немигающий свет звёзд действовали успокаивающе, однако спать уже не хотелось. В голове вяло проплывали обрывки каких-то мыслей, образов. Гнетущее ощущение своей неправоты относительно решения последовать совету Арданиса несколько притупилось. Вероятнее всего, это было связано со вчерашним разговором с Феразией относительно цели миссии. Беатара не могла не задать такой вопрос командиру "Амальтеи" в одном из перерывов.

Суть оказалась в том, что в одном из исследовательских центров на Хиетианне проводились исследования в области биотики - тема для азари банальная и совершенно не новая. Однако смысл исследований, их цель, были несколько странными: найти способы быстрого и весьма значительного наращивания биотического потенциала без применения каких-либо технических средств типа имплантов, без наркотиков, оказывавших лишь временный эффект, и без длительных тренировок, а также выявить возможные механизмы подобного наращивания. Сама Феразия высказалась по этому поводу довольно скептически:

- Звучит красиво, но неправдоподобно. Конечно, природа биотики ещё до конца не изучена, но я не верю, что существуют иные не технические и не наркотические способы развития умений, кроме многолетних тренировок, медитации, повышения нервного контроля. Это тяжёлый труд, а не волшебство.

Однако, по всей видимости, нашлись те, кто относился к вероятности существования подобных механизмов вполне себе серьёзно. Заманчиво было в относительно короткие сроки получить армию сильных биотиков. В результате, центр подвергся нападению, промежуточные результаты и вся имевшаяся по теме информация - похищены. Быстро выяснили, кем и как. И Феразия получила задание любой ценой вернуть или уничтожить украденные данные.

Странное поручение, странные обстоятельства. Но передано оно в установленной форме, по установленному каналу, с сопроводительным письмом-подтверждением от одной из матриархов (сам заказчик пожелал остаться неизвестным, что, впрочем, редкостью не являлось) о достоверности информации. Оплата произведена в полном объёме. Одним словом, не взяться было нельзя.

Беатара в биотике разбиралась слабо, относилась к ней слегка настороженно, но без предубеждения. И она прекрасно поняла причину беспокойства азари: окажись всё это правдой, "Затмение" получило бы опасное оружие, которое бы могло быть использовано против кого угодно. А раз так, то данные действительно следовало уничтожить, и Беатара с этим согласилась.

Но некоторый неприятный осадок оставался, хотя сейчас, утром, и стало полегче. Несмотря на приснившийся кошмар, она вполне нормально выспалась и чувствовала себя отдохнувшей. Немаловажную роль здесь сыграло то, что ещё в учебном лагере Беатара приучила себя быстро засыпать вне зависимости от окружающих условий. Навык сильно помог ей вчера. Хотя соседки по каюте и встретили её с гостеприимно-нейтральным настроем, она ощущала заметный дискомфорт от столь непривычной обстановки, на вопросы отвечала кратко и постаралась поскорее уснуть.

Поднявшись, Беатара огляделась: Киларэ продолжала спать. Всё же интересно, когда у них побудка? Вероятнее всего, через час-полтора. Это хорошо: у неё есть время, чтобы окончательно прогнать остатки дурного сна. Надев поверх термика спортивный комбинезон, она вытащила из ящика коробку с душевыми принадлежностями, бесшумно проследовала к двери, нацепила сапожки и вышла в холл.

Душевая возле "женской" каюты, конечно же, была "дамской". Более того, сразу стало понятно, что с момента покупки корабля здесь не ступала нога турианца: ни щёточек с жёсткой щетиной, ни кусачек, ни пилочек, ни ёмкости с влажным песком или каким другим абразивным материалом не было и в помине. По счастью, первые три вещи у Беатары были с собой, а ёмкость с песочком она вполне успешно позаимствовала в душевой напротив, справедливо решив, что Арданис не будет на неё обижаться за это. Песок был отличный: кварцевый, достаточно мелкий, с одинаковыми по размеру песчинками и с добавлением небольшой доли рутиловой пыли, хотя сама она всё же больше предпочитала апатитовую - менее жёсткую, полировавшую роговые пластины почти до идеально гладкого и сверкающего состояния.

После душа пришло некоторое умиротворение. Стоя в холле и наблюдая за игрой рыбок, Беатара на минуту закрыла глаза, глубоко выдохнула. Тишина... Только мерное гудение систем корабля... Такое знакомое, почти родное. Если бы ещё не весь этот азарийский декор, можно было б и вправду решить, что она на одном из кораблей Флота... "Нет!" - Беатара отогнала от себя грёзу, возвращаясь к прежнему сосредоточенному состоянию. Нужно взбодриться и слегка размяться. Вот только где? Повинуясь умозаключению, основанному частично на логическом рассуждении, частично - на интуиции, Беатара направилась в сторону лестницы на технический этаж...

Переведённый в виброрежим браслет-будильник разбудил своего владельца неприятным щекотанием в запястье. Короткий шлепок по браслету отключил вибрацию. Алексей перевернулся на другой бок, и лежал так ещё минут пять, пока окончательно не проснулся. Он всегда вставал первым, если не считать тех, кто выходил на вахту, и Джанека, который обходился двумя-тремя часами сна.

Каюту они с Ником делили на двоих, что было немаловажно в плане создания более комфортной для них температуры и влажности. Сформированный на "Амальтее" микроклимат больше напоминал земные тропики. Существовать в нём, конечно, можно было, тем более, что со временем ко всему начинаешь привыкать, но спать при такой жаре было нереально. Потому, внутри каюты всегда было заметно прохладнее и суше, а переход из неё в холл и обратно напоминал переход из предбанника в парную.

Выйдя из каюты, Алексей в одном термике доковылял до кофейного аппарата, заварил себе с сахаром кофе. Радостно пыхтя за ним в столовую приполз ки`нуур, всем своим видом показывая, что он проголодался и не прочь позавтракать. Подхватив Рунли на руки, Алексей зашёл в крошечную кладовку на камбузе и вытащил оттуда прозрачный пластиковый куб размером с кулак, наполненный особым образом обработанными разнообразными насекомыми. Отнёс и Рунли, и куб к террариуму, посадил туда ки`нуура, вставил куб в специальное отверстие на дне и закрыл крышку террариума, после чего куб самостоятельно раскрылся. Рунли принялся жадно уплетать насекомых. Алексей улыбнулся и, назвав его троглодитом, вернулся в столовую, допил кофе, стрескал пару бутербродов и пошёл обратно в каюту. Там по-прежнему было тихо. Однако кипучая натура Алексея бездеятельности не терпела. Подойдя к Нику, он потряс его за плечо.

- Бренан!
Ответа не было.
- Сэр Николас!
Раздался низкий скрипучий звук.
- Ник, вставай!
- Громов, - пробормотал Ник. - Иди на фиг. Дай поспать.
- Хватит спать. Пойдём гантели потаскаем.

Ник сморщил лицо. Вот так начиналось почти каждое утро. Этот вечно неуёмный молодчик просыпался рано, ощутимо раньше него самого. Ник шутки ради объяснял это разницей часовых поясов и, соответственно, временем пробуждения на родине Алексея – в России, и на собственной этнической родине – в Ирландии. А проснувшись, Громов немедленно находил себе занятие и сразу же втягивал в него кого-нибудь из экипажа. Видимо, сегодня была его, Ника, очередь.

- Тебе надо - ты и таскай, - попробовал отмахнуться он.
Не вышло. Алексей уже выбрал "жертву" и не собирался её отпускать.
- Одному скучно, - возразил он.
Тогда Ник решил перевести стрелки на кого-нибудь ещё:
- Пни Бранта.
- Это чревато, - иронично заметил Алексей: он чуял, что его хотят спровадить, но намеревался "дожать" друга.
- Вот, за одно и реакцию потренируешь.
- Покорнейше благодарю.
Ник не сдавался, благо альтернатива пока была.
- Ну, Дэрана или Джанека позови.
- Толку с них?
Да уж, против него им-то уж точно не сдюжить. В голову пришла гениальная идея. Судя по всему, мозг уже начал просыпаться.
- А...
- А, у Арданиса вахта.

Идея оказалась срезана на взлёте. Ник чертыхнулся про себя. Самым простым ему сейчас виделось замкнуть друг на друге эти две гиперактивные личности и избавить от мучений остальной экипаж. Периодически так и происходило: Алексей и Арданис устраивали дружеские спарринги, то и дело заканчивавшиеся для человека разбитыми в кровь костяшками пальцев и приличными царапинами на теле, а для турианца - "помятой" физиономией и лёгкой аллергией. Однако никто ни на кого никогда не обижался, даже Таира, которой после приходилось латать обоих. Но, как оказалось, сегодня была не судьба.

- Ну, девчонок пригласи, - мысль была кривая, но последняя.
- Тогда я не смогу сосредоточиться на правильном выполнении упражнений. Да и не пойдут они сегодня... - лицо Алексея помрачнело.
Что правда - то правда. Ник понял, что деваться ему некуда, простонал:
- Какой же ты нудный, Громов.
Алексей понял, что победил, проговорил снисходительно:
- Вставай. Надо размяться. Знаешь же, что полезно для восстановления.
Ник пробормотал что-то нечленораздельное в адрес Алексея, но вскоре поднялся.
- Где моя футболка?
- Я не брал - своя есть.

Одевшись, они пошли вниз. Проходя по технической палубе, зашли в лабораторию к Джанеку, поздоровались, немного поговорили, направились дальше, к спуску на самую нижнюю палубу, где располагались подсобно-складские помещения, небольшой тренировочный зал и ангар.

Ещё на лестнице до них долетели звуки мерного ритмичного дыхания, и мужчины поняли, что они здесь не одни.

- Похоже, нас опередили, - заметил Ник.
Алексей хмыкнул.
- Кто? Все дрыхнут ещё в это время.

И оба встали, как вкопанные, увидев на перекладине турианку.
Разумеется, на боевом корабле не могло не быть места для тренировок. Беатара, решив употребить оставшееся до общего подъёма время для физзарядки, в ходе своих недолгих утренних поисков его нашла.
Заметив подошедших людей, она прервала подтягивания, соскочила вниз, замерла под турником.
Некоторое время люди и турианка пристально изучали друг друга.

- Решили поупражняться? - Алексей нарушил молчание первым.
- Вроде того.
Ник выразительно посмотрел на него.
- А ты говорил, кампании не будет.
- Кампании для чего? - не поняла Беатара.
- Для утренней зарядки.
Женщина удивилась ещё больше.
- Разве для этого нужна кампания?
- Вопрос интересный...
Уловив в словах друга недвусмысленный упрёк, Алексей пояснил:
- Обычно, тренировка в группе более продуктивна, поскольку товарищи не позволяют отлынивать от упражнений. Да и так просто веселее.
Турианка чуть передёрнула жвалами.
- Со вторым я согласна, но вот с первым... Мне кажется, что внешний контроль далеко не всегда обязателен - достаточно лишь внутреннего.
- С этим иногда бывают проблемы, - пространно заметил Алексей, возвращая колкость.

Беатара различила в их голосах странные для обычной человеческой речи интонации и поняла, что они просто подтрунивают друг над другом. Вот уж точно, люди - "весьма своеобразные существа", как говаривал их командир. В отличие от большинства турианцев, Виратус, хотя и воевал с ними во времена Инцидента, не испытывал к людям лютой ненависти или неприязни - скорее настороженность и, в некоторой степени, любопытство: он всегда предпочитал поспешным и категоричным суждениям хладнокровное изучение вероятного противника. Это его мнение отразилось и на отношении Беатары к человеческой расе - настороженном и неоднозначном.

Между тем, Алексей направился к стойке с гантелями, расположенной позади Беатары. Ник понял, что отвертеться не получится и, вздохнув, пошёл за Алексеем. Тем временем, последний, стянув с себя футболку и верхнюю часть термика и надев на правую руку фиксатор запястья, вооружился гантелями. Первые несколько движений были осторожными: мужчина проверял, как будут себя вести травмированные связки. Но вскоре, видя, что острой боли не возникает, начал увеличивать нагрузку.

Какое-то время Беатара с интересом наблюдала за их тренировкой, отмечая про себя человеческие расовые особенности строения и биомеханики тела. Прежде, она не часто видела людей так близко и, пожалуй, в первый раз могла столь внимательно их рассмотреть. На её взгляд, люди различались между собой даже больше, чем азари. Эти двое - уж точно. Тот, который называл себя Алексеем, - высокий, выше её на полторы головы. Волосы (забавное видовое отличие) светлые, короткие, серо-голубые глаза. Ник - пониже, глаза непонятного, "болотного" оттенка, а волосы подлиннее и... Беатара чуть склонила голову на бок: такой цвет она не часто встречала у других рас - ржавый, словно нелегированное железо, которое долго лежало на воздухе.

Потом, решив, что дальше глазеть невежливо, отвернулась. Оставаться здесь дальше не хотелось, тем более что она уже выполнила свой самостоятельно установленный норматив. Беатара извинилась и пошла наверх.

А корабль медленно просыпался: с верхних палуб доносились звуки шагов и голоса, заметно усилился гул реактора.

Проверяя утреннюю почту, Феразия натолкнулась на письмо от матриарха, с которой была знакома лично - Этиты. Они знали друг друга очень давно: Этита когда-то дружила с родителями Феразии. Кроме того, именно она явилась вдохновителем идеи создания "Аквамаринового Всполоха". Через неё часто приходили заказы и просьбы, она предоставляла координаты Феразии тем, кому требовались услуги «специфического характера». А потому, отношения между ними двумя были предельно доверительные. Только по этой причине Феразия серьёзно отнеслась ко второму письму, приложенному к первому и имевшему следующее странное содержание:

"Искренне прошу, умоляю: отнеситесь со всем вниманием к сему посланию! Я стою во главе организации, отправившей Вам заказ, над которым Вы ныне работаете. Но даже я лишена возможности прислать Вам официальную отмену миссии: мой поступок привлечёт излишнее внимание, а сие не есть хорошо, ибо многое у нас находится за завесой тайны. Я могу только попытаться отсоветовать Вас туда отправляться. Вопросов и претензий не последует, ровно как и неустойки. Это я обещать могу.

Миссии, на которую отправили Вас, не должно было быть. И уж совершенно точно на неё не должны были отправляться Вы. Но содеянного не поворотить назад, и, зная Вас, Феразия, я уверена в том, что Вы пойдёте до конца и не откажитесь от дальнейшего её выполнения. Особенно после того, что произошло. Примите мои глубочайшие соболезнования. Единственное, чем я могу Вам помочь - поведать следующее: засада была не случайна. "Затмение" знало, что за файлами придут, но не знало, что это окажется именно Ваша команда. Они готовились отражать атаку десантниц-азари, готовились к схватке с сильнейшими биотиками. И там, куда Вы направитесь дальше, вас ожидает не менее ожесточенное сопротивление, численное превосходство врага, боевые роботы, шквальный огонь.

Я буду счастлива, если Вы откажитесь идти туда. Но Вы ведь всё равно пойдёте, не так ли? А потому, могу лишь пожелать Вам удачи. Сейчас Вы и Ваши друзья словно крошечные мотыльки, порхающие над бездной. И удача Вам надобна. Так пусть же она следует рядом, помогая Вам всем. И ещё, заклинаю Вас, возвращайтесь живой! Да хранит Вас Богиня!

PS: Прошу, не ищите виновных: они уже найдены и понесли заслуженную ими кару".

Ни подписи, ни адреса отправителя не значилось. Из комментариев Этиты стало понятно, что автор послания заслуживает полного доверия, но настаивает на сохранении своего инкогнито. Перечитав письмо ещё раз, Феразия нервно поднялась из-за стола, прошлась по каюте.

Бред... Какого демона?! Откуда им известны подробности, если она никому пока не докладывала о предварительных результатах? Кто такая, эта "глава организации", и откуда она взялась? Где была раньше, когда они только собирались тогда выступать?! Ведь, если бы... Проклятье!.. Если бы... Стоп! Ей надо успокоиться и подумать. Первое: судя по стилю письма, его мог написать кто-то из матриархов. Но это не давало ответа на второй вопрос: откуда утекла информация о ходе миссии. "Что ж, видимо это придётся выяснять позже, - подумала Феразия. - По крайней мере, сведениями из письма не следует пренебрегать, ровно как и полностью им доверяться. В любом случае, надо поставить моих в известность". Несколько успокоившись, азари переключилась на подготовку к высадке.

Оставшееся до завтрака время у неё ушло на анализ всей имевшейся в её распоряжении информации и подробнейшую проработку каждого из этапов операции, чтобы позже, когда вся группа высадки снова собралась на обсуждение, изложить им своё видение тактики, рассмотреть предложения и уточнения с их стороны и выработать единый план действий. Но первый её вопрос к команде был иного характера:

- Я получила кое-какую дополнительную информацию. Там, куда мы направляемся, нам предстоит не менее жестокая драка. С высокой долей вероятности против нас выведут много техники. И главное: нас там ждут. Нас там очень ждут. Если в прошлый раз мы дошли до цели сразу, то только потому, что нам позволили до неё дойти, решив, что проще будет потом нас элементарно не выпустить: коридор, по которому мы шли, можно было легко превратить в настоящую крепость, и мы положили бы многих прежде, чем положили бы нас. На Тарите такого не будет, к серверной нас не пропустят. А ещё, я получила уведомление, что заказчик предоставляет нам право решать, выступать на завершающий этап или нет. В случае отказа претензий у него не будет. Я не смею заставлять никого из вас - это было бы несправедливо. Решайте.
- Твою м***! - выпалил Алексей.
- Да уж, дерьмо полное, - согласился Ник.
Джанек, видимо, тоже хотел что-то сказать, но его перебил Брант:
- А сама-то что думаешь?
Все замолчали, ожидая ответа командира.
- Цена уплачена, - проговорила Феразия, - я бы и в одиночку пошла бы туда. Но я не могу просить вас пойти со мной.
- Тогда в чём проблема? - спросил кроган. - Я иду.
- И я, - сказал Алексей.
- В самом деле, - протараторил Джанек, - мы не собираемся тебя бросать.
- Вздумала тоже, - хмыкнул Ник.

Феразия пересеклась взглядом с Беатарой, всё это время наблюдавшей за ходом разговора и не проронившей ни звука. С одной стороны, ей не совсем был понятен смысл "голосования": если прекращение дальнейшего выполнения задания носило чисто рекомендательный характер, а не являлось прямым распоряжением, то какой смысл обсуждать изначальный приказ? Но с другой, она не могла не отметить явное желание Феразии сохранить жизни своих людей, предоставив им возможность решать самим. Они не были для неё пушечным мясом - они были на равных с ней. Уважение Беатары к этой странной азари росло всё больше и больше. А потому, в ответ на её немой вопрос турианка молча кивнула. Поблагодарив их всех, Феразия перешла к основной теме. С небольшими перерывами обсуждение затянулось до полудня.

Во второй половине дня все занялись подготовкой снаряжения, а на вечер был объявлен общий сбор всего экипажа в кают-кампании.

Время пролетело быстро. Бойцы и техсостав начали подходить почти сразу по окончании ужина, предварительно завершив дела, требующие непосредственного присутствия живого наблюдателя и передав контроль над кораблём ВИ. В числе последних пришли Иллиния, Арданис и Дэран.

- Мы прошли через ретранслятор, - сказала штурман, - до прибытия осталось девять часов.
- Хорошо, - проронила Феразия.

Она недолго размышляла, чем занять остававшееся до отбоя время. Обычно, накануне выхода все проводили его на своё усмотрение, занимались личными делами, отдыхали. Отдых требовался и сейчас, но события последних дней явно к тому не располагали. Кроме того, душевные силы команды - Феразия отчётливо это понимала - были на пределе. Пожалуй, ей самой сейчас было тяжелее всех, но... одной из первейших её задач как командира оставалось поддержание боевого духа. Она знала, как им следовало провести этот вечер: традиция сложилась уже очень давно. Они вспоминали ушедшего, примиряясь с утратой.

Беатара быстро догадалась по приготовлениям, какое последует действо, и, чувствуя себя лишней и не желая мешать, тихонько выскользнула за дверь. Однако её отсутствие не осталось незамеченным для Арданиса. Спустившись в каюту, он обнаружил её там с планшетом в руках, читающей что-то.

- Зачем ушла? - спросил он с явным недовольством.
Оторвавшись от чтения, Беатара ответила неожиданно мягко:
- Это ваша дань памяти другу. А я там чужая. Ни к чему. Это ваш вечер.
Но Арданис отказа не принимал.
- Глупость. Он и твой тоже. У тебя сейчас есть возможность хоть немного понять и принять этих людей, приобщиться к нашему общему Духу команды, Духу корабля. Тебе ведь завтра идти с ними - ты должна хоть немного их чувствовать.
Беатара поняла, что Арданис прав.
Когда они вошли в кают-кампанию, там играла тихая нежная мелодия.
- "Рассвет над жемчужным заливом"? - спросила Беатара.
- Знаешь это произведение? - несколько удивилась Феразия.
- Да.
Больше ничего не сказав, командир погрузилась обратно в свои мысли.
- Что за "Рассвет"? - спросил Арданис шёпотом.
- Достаточно известное азарийское музыкальное произведение. Написано около тысячи лет назад. Классика. Ведущая партия исполняется на заагхе (1).
- Откуда ты всё это знаешь?
- За книгами и музыкой хорошо скрадывается время при межзвёздных перелётах.

Беатара осторожно прокралась в дальний уголок комнаты, устроилась на "подоконнике", подобравшись в комок. Она слушала мелодию, слушала разговоры команды, их воспоминания о боевом товарище. Воспоминания нахлынули сами. У них существовало подобное, только крайний раз они прощались не с одним, а с двадцатью. Возможно и вправду, между этими людьми и ею было больше общего, чем она полагала вначале. Постепенно она расслабилась, более свободно расположилась на своём месте. Её настрой начал сливаться с настроем остальных...

Вечер подходил к концу, и Феразии нравилось, как он прошёл. Испытывала ли она покой? Конечно же нет: слишком уж мало прошло времени. Но и это было важно. За минувшие годы она научилась примиряться с уходом друзей, хотя эта потеря была самой тяжёлой из всех с тех пор, как погибла её супруга. И, конечно, она знала, что будет ещё вечер, когда всё закончится, когда они проводят Ноалу. А потом... потом жизнь пойдёт снова своим чередом.

***

До системы Люсарны корабль вела Киларэ: Арданис всегда отсыпался перед финальным броском. Он вошёл на мостик почти сразу после того, как "Амальтея" миновала границу астросферы. По полям эффекта массы, окружавшим корабль, прошли видимые глазом сине-голубые волны - следствие изменения характеристик частиц звёздного ветра. "Амальтея" начала понемногу снижать скорость.

- Мы почти прибыли, - сообщила Киларэ.
- Хорошо. Передохни пока - я сам поведу.

Азари откинулась на спинку, переключила один из динамиков на галактические новости - они как раз заканчивались. Передавали о событиях научных, культурных, просто интересных, произошедших в пространстве Цитадели. Как вдруг...

- Святая Богиня! Кошмар!
От неожиданности турианец едва не упустил контроль над судном.
- Что ещё случилось? - спросил он с раздражением.
Киларэ дослушала сообщение до конца, сняла наушники, повернулась к нему.
- На маршруте от Омеги до Иллиума погиб транспортник. Полторы тысячи жертв... Говорят, что на судне произошёл взрыв, но точные причины пока не установлены. Никто не выжил.
- Какой рейс?.. - голос Арданиса прозвучал глухо и отрешёно. Он уже знал ответ.

Когда его подозрение подтвердилось и Киларэ сообщила именно тот номер, который он с ужасом ожидал услышать, "Амальтею" чуть дёрнуло. Прорычав нечто матерное, Арданис выровнял судно.

- Что ты делаешь?! - испугалась Киларэ. - Ты в порядке?
- Да-а, - заплетающимся языком пробормотал турианец, но тут же постарался успокоиться. - Да. Просто... под руку вышло.
Поразмыслив, он добавил:
- Вот что, я могу тебя попросить не говорить об этом никому? Ну, хотя бы пока Феразия и остальные не вернутся с задания.
- Да, конечно, - несмотря на заверения Арданиса, Киларэ поглядывала на него с тревогой. - А в чём дело?
- Да так. Не хочу, чтобы у них был лишний повод переживать. И без того не сладко.

Прилагая титанические усилия, Арданис старался сохранять внешнее спокойствие, хотя внутри у него бушевала настоящая буря эмоций. Его трясло. Полторы тысячи погибших... Полторы тысячи невинных жертв... И скорее всего, лишь по одной-единственной причине: по его вине.

Подъём был за три часа до высадки. Лёгкий, но калорийный завтрак, потом сборы и заключительная проверка обмундирования. За двадцать минут до выхода закончилась погрузка в челнок. Пилотировала его, традиционно, Киларэ, но на сей раз в ангар заявился и Арданис, предоставив ВИ присматривать за дрейфом корабля по орбите Тариты.

Беатара стояла чуть в стороне от остальных с несколько отсутствующим видом. Арданис обратил внимание, что её снаряжение не имело отличительных знаков отличия, принятых в Иерархии - разведывательно-диверсионный отряд, в котором она состояла, действительно поддерживал легенду своей полной непричастности к турианским войскам. Ничего особо примечательного, разве что броня была явно выполнена по индивидуальному заказу, от чего сидела на Беатаре, словно влитая, плотно обтягивающая, ни в коей мере не снижающая пластичность хозяйки и совершенно не громоздкая.

У Арданиса вдруг защемило сердце: как ей потом сказать, что он оказался прав? Как она примет его поступок, совершённый с единственной целью - уберечь её? Особенно теперь, когда этот поступок получил страшные последствия.

- Что с тобой? - первое, что спросила Беатара, увидев его.
- Волнуюсь за тебя, - ответил он.

Да, сложно было, с одной стороны, не лгать подруге, а с другой - не выдавать истинных причин своего нервозного состояния. Однако его слова были истолкованы превратно.

- Ты меня провожать, что ли пришёл? - Беатара угрожающе подтянула вверх мандибулы.
- Нет. Просто... так, - увидев её агрессивную реакцию, Арданис невольно отступил на шаг.
- Смотри, а то я не люблю "провожательство".

Джанек опаздывал, что было для него событием из ряда вон выходящим. Правда, опаздывал по причине более чем уважительной. После вчерашнего заявления Феразии оставшиеся до высадки часы он целиком потратил на подборку программного обеспечения, подготовку взрывных устройств и решение прочих технических вопросов. "Багаж" в итоге оказался весьма внушительным.

- Титан класса "Император", - многозначительно констатировал Ник, едва увидев саларианца.
- Не, - покачал головой Алексей. - Просто сильно раскормленный техножрец.

Шутку оценили: все знали, что у Ника есть несколько нездоровое увлечение моделированием персонажей из довольно популярной среди землян придуманной фантастической вселенной. Его сосед по каюте оного увлечения не разделял, но был вполне себе просвещён на упомянутую тему.

- Плотно упаковался, - Брант оценивающе оглядел Джанека, вернее его до отказа набитые кармашки на поясе, две вертикальных ленты, также с кармашками, спускающиеся с плеч, и тридцатилитровый рюкзак за спиной, сопоставимый габаритами с самим саларианцем и, казалось, державшийся на нем исключительно благодаря сервомоторам брони. - Надеюсь, мне не придётся потом таскать на себе твоё барахло.
- Губу обратно закатай, - откликнулся Джанек, - Что б я доверил хрупкий груз неуклюжей горе мускулов? Перебьёшься. А что касается вас двоих, - бросил он с ехидством в адрес людей, - я посмотрю, что вы скажете, когда мы доберёмся до цели.

К месту высадки они летели около четверти часа. Челнок вошёл в нижние слои атмосферы, максимально плотно прижался к земле и продолжил движение, прикрываясь особенностями рельефа. Над поверхностью планеты стоял привычный для неё зелёный едкий туман, не только выстилая каждый овражек или ложбинку, но и укутывавший невысокие холмы и скалы.

- Прибыли, - наконец раздался в динамиках голос Киларэ. - Доставка прошла успешно. Никаких признаков радарного сканирования приборы не засекли.

Челнок мягко коснулся влажной каменистой почвы. Когда открылась дверь, в нос ударили затхлые кислые запахи болота. Воздух, насыщенный хлористыми соединениями, неприятно щипал горло.

В это время года ветров здесь почти не бывало, и зелёный туман становился таким вязким, что казалось, его можно потрогать рукой. Это добавляло скрытности, но не скорости: видимость не превышала десяти метров. Гнетущую тишину нарушали только болотные звуки: бульканье, чавканье, клокотание. Земля под ногами сменилась с каменистой на мягкую и зыбкую. Если бы не Брант, вышедший в авангард группы и нутром чувствовавший трясину, продвижение вперёд было бы ещё более затруднительным.

Через полчаса дорога снова стала каменистой - они миновали болото, и теперь впереди оставалась только скалистая местность, в которой и пряталась база. Уже на самых подступах к цели путь преградила почти трёхметровая скала, обойти которую не представлялось возможным. Не долго думая, Алексей коротко прыгнул вверх, зелёное марево рассекла голубоватая вспышка - и он оказался на скале. Далее было предложено использовать Бранта, в качестве "лестницы". Беатара посмотрела на это скептический, от помощи отказалась, немного разбежалась - и подскочила кверху, ухватилась пальцами за край, оттолкнулась, взлетела ещё выше и мягко приземлилась на ноги уже рядом с Алексеем. Остальные же воспользовались помощью крогана и также взобрались на уступ, после чего помогли вскарабкаться туда уже ему самому.

Они оказались на неширокой площадке, откуда хорошо были видны очертания зданий и ангаров. Отсюда в авангарде уже пошла турианка, постепенно увеличивая отрыв от группы, пока, наконец, не оказалась у валунов, за которыми начиналась собственно территория базы.

Смерив взглядом расстояние до наблюдательной вышки, Беатара под маскировкой осторожно вышла из-за укрытия. По загребнику скользнул холодок, ощущение внимательного беспристрастного "взгляда". "Камера... - мелькнуло у неё в голове. - Камера с другой стороны".

Ещё оставалась пара секунд на манёвр. Она шагнула обратно, под защиту камней, осмотрела местность, откуда почуяла слежку. И заметила спрятанный в мшистых скалах второй наблюдательный пункт, организованный, судя по всему, несколько дней назад.

- Внимание, - передала турианка по рации, - здесь вторая вышка. Повторяю, вторая наблюдательная вышка на юго-юго запад.
- Я тебя поняла, - отозвалась Феразия. - Одна разберёшься?
- Да. Дайте мне десять минут.
- Они у тебя есть.

Проползти пятьдесят метров под прикрытием скал и тумана оказалось делом нехитрым, так же как и войти внутрь наблюдательного поста. Одна из находившихся внутри азари вышла осмотреть коридор, уловив едва слышный шорох, похожий на шуршание насекомого. Она ничего не успела понять, когда за её спиной внезапно выросла тень, крепкая ладонь зажала рот, а под левую грудь пришёлся молниеносный удар ножом. Беатара била наверняка, чтобы жертва не смогла вскрикнуть. Азари не издала ни звука, её тело резко обмякло, после чего турианка аккуратно уложила его на пол. Оставалось ещё двое охранников в комнате видеонаблюдения. Резко влетев туда, Беатара метнула клинок в сидевшего в противоположном конце комнаты саларианца - лезвие вошло ему в висок - после чего, ещё через секунду, свернула шею ближайшей к ней охраннице. Наблюдательный пост был чист. На всё ушло не более четырёх минут.

Ещё через шесть охрана на втором посту была также устранена.

- Чисто, - сообщила Беатара.
- Принято. Выдвигаемся.

Джанек оказался в главной наблюдательной башне почти сразу же после того, как её покинула Беатара. Быстрый, аккуратный взлом охранной системы, подключение к сети, запуск программы удалённого управления, взятие под контроль системы сигнализации, - и саларианец уже спешил к главному входу. Там его ждали все за исключением Беатары, которая, судя по её сообщениям, успела каким-то образом проникнуть внутрь комплекса. Камеры, находившиеся под контролем Джанека, не зафиксировали ничего подозрительного, раскрытие входной двери не было замечено охранной системой - группа беспрепятственно и незаметно вошла в комплекс.

Комната сразу за шлюзом была пуста, начинавшийся за ней крошечный холл - тоже. Сверившись с картой, Брант и Ник вскрыли дверь в узкий технический коридор, и группа начала пробираться к лабораториям. Разветвлённая сеть технических ходов походила на лабиринт, но благодаря этому можно было легко рассредоточиться и продвигаться вперёд не создавая скученности, а с другой стороны - не отходя друг от друга на большое расстояние.

На главном пункте охраны было тихо. Несколько людей и азари устало следили за мониторами, просматривали показатели систем обнаружения. Ничего. Уже четверо суток ничего подозрительного. Обычные мелкие помехи, кликсены, прочая живность Тариты - всё как всегда. Не́джес неторопливо мерила шагами комнату охраны. Ей с самого начала не нравилась идея оставить здесь данные после поражения на Афрасе. Но Джона уж очень хотела заполучить себе лидера "Аквамаринового Всполоха" для "дружеской беседы" и считала, что за подставной пустышкой вместо результатов исследований Феразия не придёт. Никакие доводы, что узнать о подмене невозможно, не подействовали. Неджес лишний раз убедилась, что Джона окончательно сходит с ума и погружается в какой-то собственный мир идей, рассуждений и логики, всё больше и больше при этом отрицая логику мира реального. А раз так, то Неджес пришлось отправляться на Тариту и ждать появления Феразии: привилегия входить в высшие круги руководства "Затмения" накладывала свои обязательства. И сейчас ей было неспокойно.

Неджес вспомнила состоявшийся сразу после атаки на Афрас разговор с Джоной.

- Ты уверена, что это была она? - мелодично, но с некоторой натянутостью "пропела" Седерис.
- Абсолютно. Хотя они и повредили серьёзно системы слежения, камер на Афрасе было достаточно.

На экране появилось изображение Феразии, прикрывающей отход своих бойцов. Джона подошла ближе, широко улыбнулась и погладила экран рукой.

- Я хочу заполучить эту чистокровную шлюху живой. Люблю поболтать с интересным собеседником.

Неджес хотела возразить, что это тактически опасно и приведёт к дополнительным ненужным жертвам, но, посмотрев на Джону, поняла, что спорить себе дороже. Оставалось только поддакнуть.

- Думаю, всё получится. Численность их невелика, и, по некоторым признакам, они лишились разведчика. Найти нового за три дня невозможно.

Да, всё правильно, всё продумано, предусмотрено, но беспокойство не спешило уходить. Напротив - оно только нарастало. И это внешнее затишье только добавляло напряжения.
Мониторы мигнули и снова восстановили картинку.

- Что это? - спросила Неджес.
- Незначительный сбой в передаче сигнала, - откликнулся кто-то из дежурных. - Уже всё в порядке.
Неджес постояла некоторое время, размышляя и прислушиваясь к собственным ощущениям. Не сошлось...
- Это не сбой, - она метнулась к пульту охраны. – Харгоякш (2)! Это вторжение!

В следующую секунду по базе разнёсся сигнал тревоги.

Они были едва ли не за три поворота до цели, когда завыла сирена. Комплекс мгновенно ожил. Технический проход впереди группы перекрыла массивная стальная пластина, преграждая дорогу к лабораториям. Теперь ничего не оставалось, кроме как прорываться с боем. Вырезав в стене проход и оказавшись в основном коридоре, они едва успели увернуться сразу от нескольких очередей: с противоположного конца на них надвигался отряд ЛОКИ. Но Джанек не зря последние полутора суток усиленно готовился к высадке - на взлом андроидов ушло не более минуты, после чего те открыли огонь друг по другу. В следующем помещении "Всполох" разделился: Феразия и Алексей пошли по крайнему правому коридору, Брант - по левому, по центральному пошёл Джанек и прикрывавший его Ник. Коридоры должны были вывести к большой многоуровневой галерее, за которой уже находились лаборатории. И во всех трёх ждала засада.

Бранта встретило полдюжины пехотинцев, вооружённых штурмовыми винтовками, и портативная турель, управляемая инженером. До двух автоматчиков он смог достать "броском", ещё двоих уложил из дробовика. С остальными пришлось сложнее. Без толку сделав несколько попыток, вынести турель, кроган ушёл в "оборону". Броня мягко засветилась сине-белой сеткой из сот. Брант в несколько прыжков преодолел расстояние до турели, опрокинул её и расстрелял оставшихся трёх противников, после чего ринулся дальше.

Средний коридор, куда вошли Ник и Джанек, оказался более укреплённым, чем соседние: оборона в несколько рядов, пулемётчики, инженеры - человек и саларианец поняли, что шансов у них практически нет. Но сдаваться без боя они тоже не собирались. Джанек пресёк попытку "Затмения" подойти к ним, разрядив в них площадную "перегрузку" и добив гранатой.

- Так что ты там говорил про мои заготовки? - как бы между прочим, но с долей иронии спросил он Ника.
- Мужественно признаю свою ошибку, - откликнулся тот и дал залп по турели из ракетной пусковой установки.

Но продержаться долго они бы вдвоём не смогли.

Феразия и Алексей натолкнулись на такую же по численности группу, что и Брант, но состоявшую почти полностью из биотиков. Громов почти сразу же понёсся им навстречу, но, выйдя из прыжка и разметав половину отряда наёмников, угодил в зону сингулярности и только вмешательство Феразии, "дёрнувшей" его назад при помощи биотики, спасло его от пуль.

В этот момент Ник передал по рации, что сопротивление слишком сильное и им с Джанеком требуется помощь.

- Иди к ним! - крикнула она Алексею. - Здесь я сама разберусь.

Поколебавшись, он подчинился приказу и в два прыжка добрался до Ника и Джанека. Соотношение сил несколько изменилось, но не настолько, чтобы прорвать оборону "Затмения". Алексей добрался до первой линии баррикад, вынес находившихся там бойцов и едва успел вернуться обратно, прежде чем туда прилетела ракета. Повторить подобный манёвр он бы не решился. Отойти также не представлялось возможным: их бы сразу изрешетили в спину. Оставалось одно: держаться, пока им не помогут, обойдя баррикады с тыла.

Феразия устранила оставшихся на её пути наёмников и пошла к галерее. "Слишком просто, - промелькнула в голове мысль. - Что-то не так". Добежав до зала, она поняла, что именно: ей тут же пришлось нырнуть за металлическую тумбу у входа: сразу с нескольких сторон по ней открыли огонь. Оценив расположение противника (один ракетчик укрывался за колонной на противоположной стороне зала, а трое автоматчиков и биотик - по правую руку за углом) и, сделав кувырок вперёд, к толстой стеклянной перегородке, Феразия зарядила в сторону автоматчиков сингулярность. Над её головой просвистела одиночная пуля, пущенная откуда-то сверху.

Забившись в угол между колонной и стеклянной стеной, она через пару секунд высунулась, чтобы отследить траекторию выстрела, что едва не стоило ей жизни: совсем рядом просвистела вторая. Зато выяснилось откуда.

- Стрелок на верхнем уровне галереи! - крикнула в рацию Феразия. - Аккурат над входом в лабораторию.

На противоположной стороне в проходе показался Брант. Внутри Феразии начал медленно нарастать ужас. Ему оставалось несколько шагов до того, как...

- Брант, назад! - неизвестно, через переговорное устройство или "вживую" оказалось лучше слышно, но кроган остановился перед самым входом в зал.

Тем временем ракетчик дал залп по колонне, не причинив Феразии вреда, но заставив её податься вперёд, выскочить из-за укрытия, и тем самым оказаться на линии огня снайпера. Секунду спустя прогремел выстрел... Азари тяжело перегнулась через ограждение, выронила оружие и рухнула вниз. Феразия заворожённо следила за падением стрелка, потом посмотрела налево, откуда был звук выстрела - Беатара опустила винтовку.

- Это нужно делать быстрее, - прокомментировала она.
- Спасибо, - неуверенно проговорила Феразия.
- Привыкла работать на совесть, - откликнулась турианка.

Отстрелив использованный термозаряд, она скорым бегом устремилась дальше по галерее, ко входу в коридор, по которому должны были подойти Ник, Алексей и Джанек, намереваясь зайти их противникам со спины. Феразия посмотрела ей вслед, уголки её губ дрогнули, изогнулись в едва заметной усмешке - первой за всё последнее время. Турианка определённо начинала ей нравиться.

К тому же коридору, что и Беатара уже подходил Брант, успевший по дороге подстрелить ракетчика и прикончить летавших над сингулярностью автоматчиков. Биотика добила из пистолета Феразия.

Турианка и кроган оказались по бокам от входа. Судя по доносившимся из глубины звукам, баррикада начиналась метрах в двадцати от них. Сейчас было совершенно не до межрассовых предубеждений. Наскоро согласовали нехитрую тактику, бок о бок они пошли вверх по коридору. Оказавшись за спиной у группы инженеров и тяжеловооружённых пехотинцев, они расстреляли их в упор. Центральное звено обороняющихся оказалось зажато с двух сторон и вскоре было уничтожено. Объединившись, бойцы "Всполоха" уже впятером присоединились к ожидавшей их в конце галереи Феразии.

Оставалось два коротких перехода и маленький зал перед входом в лаборатории. Зал оказался полон роботов. Бой обещал затянуться на неопределённый срок.

- Нам нужно как можно скорее добраться до данных, пока их не выгрузили и не унесли отсюда, - долдонил одно и тоже Джанек.
- Ты нужен нам здесь, - возражала Феразия.
- На минирование и уничтожение ЦОДа много времени не потребуется. Зато потом вся система обороны комплекса будет у меня в руках.
- И как думаешь туда пробиться?
- Судя по схеме, здесь под полом вентиляционные ходы. Как раз ведут в ЦОД.
- Ты пойдёшь один?! А кто будет тебя прикрывать? Ходы слишком узки для любого из нас.
- Не для меня, - возразила Беатара. - Я пойду с ним.

Феразия смерила её взглядом и вынуждена была согласиться: шириной плеч и объёмом грудной клетки турианка уступала им всем, за исключением Джанека. Теперь стало понятно, каким образом она проникла в комплекс, минуя шлюзы - пробралась по такому же неширокому воздуховоду.

Вскрыли пол. Под ним оказался низкий лаз, наполовину заполненный проводами. Джанек снял рюкзак и, толкая его впереди себя, начал пробираться вперёд по проходу между настоящим, бетонным полом снизу и металлическими листами фальшпола сверху. Остальное пространство занимали кабели и трубы. Беатара, закрепив винтовку на спине и вооружённая одним пистолетом, не отставала от саларианца ни на шаг. Трубы привлекли внимание Джанека. Проверив, что идёт по ним и увидев, что это кислород и горючий газ, он установил на вентили и стыки совсем слабые заряды, которых хватило бы лишь на срыв заглушки, но не на воспламенение содержимого трубы. Добравшись до цели, они перегруппировались в небольшом закутке, после чего Беатара осторожно приподняла пластину фальшпола и выбралась наверх.

Они успели как раз вовремя: понимая, что риски слишком велики, Неджес приказала забрать данные. В комнате Беатара и Джанек столкнулись с несколькими техниками, собиравшимися унести информацию. Бой был недолгий, после чего саларианец приступил к минированию центрального компьютера и собственно ЦОДа. Отдельную небольшую по мощности взрывчатку он прикрепил к картам памяти, вывезенным с Хиетианны. Не удержался от соблазна взглянуть на то, как продвигается дешифровка данных, вообще на "начинку" центрального компьютера. Взлом шёл на удивление бойко: из всех вероятных ключей было перебрано порядка двух третей. Он нажал на кнопку "отменить текущую операцию".

После получения физического доступа к центральному серверу аутентификации и применения заготовленной программой для замены пароля администратора, в руках у Джанека оказался доступ ко всем серверам комплекса,

Воспользовавшись учётной записью администратора, Джанек выкинул всех бойцов "Затмения" из беспроводной сети и заблокировал их учётные записи. Затем он подключился к серверу управления роботами и перепрограмировал их, поменяв параметры "свой" и "чужой" местами. Роботы остановились, постояли несколько секунд и открыли огонь по своим. Убедившись через камеры слежения, что противников в зале не осталось, он дал роботам команду отключиться, затем обесточил сервер управления.

- Уходим! - крикнул он Беатаре.

"Всполох" повернул обратно, начал отход - и оказался полностью блокирован в главной галерее. Здесь уже не было роботов, только живые бойцы, но в количестве многих и многих десятков. Разделявшее противоборствующие стороны пустое пространство не позволяло бойцам ни одной из них высунуться, не рискуя при этом быть застреленными. Когда стало ясно, что ситуация патовая, со стороны "Затмения" раздался приказ:

- Прекратить огонь!

Феразия знаком велела своим бойцам сделать то же самое. У шлюзовой двери показалась азари, явно заправлявшая здесь всем. Невысокая, но складная, она вышла вперёд. Нежная голубизна её кожи гармонировала с тонкими белёсыми отметинами на лице, бирюзовые глаза пронзительно сверкали.

- Феразия! - Неджес решила сразу перейти к делу. - Я знаю, что это ты. Мы ждали, когда ты придёшь. Собственно, сейчас я говорю с тобой только потому, что не хочу бессмысленного кровопролития. Я не желаю терять своих бойцов. Ты, я уверена, - своих, тем более что одного уже лишилась. Если не хочешь, чтобы они здесь все легли, сдавайся. Мы заберём тебя, но отпустим остальных. Как тебе такое предложение?
- А не пойти бы ей... – начал, было, Алексей, но Феразия оборвала его на полуслове.

Напряжение последних дней давало о себе знать - её душевные силы были на исходе. Брант понял это по выражению её глаз, понял, что может произойти в следующий миг.

- Если у тебя есть глупая идея, - пророкотал он, - оставь её при себе. Лучше поговори с ней, постарайся потянуть время.

Кроган кивнул в сторону Джанека, Ника и Алексея - они втроём что-то с жаром обсуждали, просматривая мини-схему комплекса.

- Какие у меня гарантии? - крикнула Феразия Неджес.
- Моё честное слово, - усмехнулась та.
- Не слишком ли мало?
- А у тебя есть выбор?

Выбора не было. Во всяком случае, Феразия своими рассуждениями начала убеждать в этом Неджес. Та по началу приняла её речи, но вскоре заподозрила неладное.

- Хватит мне зубы заговаривать, - оборвала она полемику на середине. - Я предложила условия. Тебе они явно не по вкусу. Не захотела по-хорошему, сейчас получишь по-плохому.

Пальба возобновилась. Бойцы "Затмения" всё пребывали.

- Джанек, если у тебя готова идея, давай быстрее! - крикнула Феразия. - На нас надвигается настоящая армия!
- Сейчас мы её проредим, - откликнулся саларианец, сверился со схемой базы и расположением своих друзей и дал команду через инструментон.

Технические помещения и ЦОД взорвались. Строение затряслось, введя противника в некоторое замешательство, но скоро тряска прекратилась.

- Если вы думаете таким образом выбраться отсюда, - заметила Неджес, - я сейчас докажу вам обратное.

Пальба усилилась. На верхних уровнях галереи появились ещё стрелки. Под прикрытием настоящего ливня из пуль, передние звенья наёмников пошли вперёд. Алексей предпринял отчаянную попытку, ломанулся вперёд, раскидывая автоматчиков в стороны, заметался между ними, но через пару-тройку бросков был вынужден вернуться обратно: его броня оказалась пробита в области левого плеча и бедра.

Брант метнулся в сторону Неджес, расстреливая снова пошедших на прорыв наёмнков, отбросил тех назад, но после, так и не добравшись до цели и получив очередь из штурмовой винтовки, тоже упал за стеклянное ограждение. Состояние "обороны", в котором он атаковал, спасло ему жизнь.

- Что теперь? - задала вопрос Джанеку командир.
Саларианец выложил весь свой план:
- Я тут подумал: ЦОД горит, температура там выше, чем в жерле вулкана. Если отключить блокировку противопожарных перегородок, то огонь пойдёт в воздуховоды. Развернуть потоки от вентиляторов, открыть в проходы пропан и кислород - и всё здесь превратится в огненный шторм.
- Лихо. А мы?
- Потоками можно управлять при помощи тех же вентиляторов. Я создам нам коридор, и мы сможем выйти. Шансы невелики, но они есть.
- Так чего же мы ждём?

Джанек собирался уже отправить следующую команду по уни-инструменту, как вдруг его сшибла на пол Беатара.

- Берегись!

Пуля ударила ей в голень, едва не задев кость, но Джанек остался цел. Сделав пару кульбитов, она вскинула винтовку и, почти не целясь, уложила ранившего её снайпера.

- Нафарг! - проревела она и повернулась к саларианцу. - Не медли!

На клапанах труб, по которым шёл пропан и кислород, сработали микрозаряды, сорвав вентили. В технические помещения и систему вентиляции пошла "гремучая смесь". Отсчитав пару минут, Джанек разблокировал переборки. По воздуховодам, идущим от ЦОДа, мгновенно распространился пожар, превращая половину комплекса в настоящий ад.

- Вперёд! - крикнула Феразия и уже едва слышно прошептала: - Танец мотылька над бурлящей пламенем бездною...

Выход был где-то впереди, где-то за чёрным дымом, пробивавшемся из-под пола. Дышать становилось всё труднее, и они перешли на замкнутую рециркуляцию воздуха, отключив его подачу извне. Броня защищала их от жара, но датчики показывали, что её компенсаторных возможностей надолго не хватит. Местами, где под решетчатым полом ревел огонь, им казалось, что они бегут по мосту из пламени и дыма.

Уже совсем рядом... Главное не загреметь под проваливающийся под ногами металлический пол или не угодить под обваливающийся потолок и падающие балки и трубы. Вот этот маленький холл перед самым выходом. Уже совсем рядом...

Они пробились наружу сквозь этот огненный кошмар, ушли за скалы, вызвали челнок. Киларэ уже давно ждала сигнала, быстро подобрала их и пошла на взлёт.

____________________________
1. Заагхе - азарийский струнный инструмент наподобие человеческих гусель, только по ширине не уступает роялю, а на концах струн дополнительно имеются крошечные колокольчики. Звучанием напоминает шум волн.

2. Харгоякш - азарийское ругательство (прим. авт.).
Просмотры: 383

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности