На третьих ролях. 3. Излом

Автор: Роса
Персонажи: собственные.
Жанр: роман.
Аннотация: предательство, крушение представлений о незыблемости идеалов Иерархии - словно этого было мало. Теперь ещё приходится идти на сделку с собственной совестью. Но, видимо, Духи уже всё решили за неё, и выбора у турианки нет.
От автора: поскольку сюжет придумывался задолго до выхода DLC "Омега", при описании внешнего вида турианки я руководствовалась ранними задумками BioWare и рассуждениями Гарруса о внешности турианок. А потому он несколько отличается от представленной позже модели.
Статус: в работе

Автор: Роса
Персонажи: собственные.
Жанр: роман.
Аннотация: предательство, крушение представлений о незыблемости идеалов Иерархии - словно этого было мало. Теперь ещё приходится идти на сделку с собственной совестью. Но, видимо, Духи уже всё решили за неё, и выбора у турианки нет.
От автора: поскольку сюжет придумывался задолго до выхода DLC "Омега", при описании внешнего вида турианки я руководствовалась ранними задумками BioWare и рассуждениями Гарруса о внешности турианок. А потому он несколько отличается от представленной позже модели.
Статус: в работе



– Что ж ты делаешь?! – накинулась на Арданиса Беатара, как только сигнал отключился.

– Пытаюсь спасти твою жизнь.

– Я могу сама о себе позаботиться.

– Я заметил.

– Как ты посмел утверждать, что нашёл разведчика, когда я ещё не дала согласия.

– Но ведь ты же его дашь.

– Что?! Что ты себе позволяешь, Орэ́ллиус?!

Она крайне редко называла его по фамилии – только в минуты крайнего раздражения. Последняя сказанная им фраза окончательно вывела её из себя. Беатара подскочила со стула, готовая размазать Арданиса по стенке. Тот невозмутимо заглотнул последний кусок мяса, едва не обляпавшись при этом стекавшими с него жирными кроваво-синими каплями, и с довольной ухмылкой заговорщика уставился на старую подругу. Почти сырая свежая вырезка явно действовала благотворно – его почти отпустило, он даже начал входить в азарт, наблюдая за реакцией Беатары.

– Тари, я фактически за тебя сейчас поручился. Не станешь же ты подставлять старого друга, м-м?

– На́фарг (1)! Арданис, вот, что ты за скотина?

– Но, ведь у тебя же всё равно нет другого выхода. Если ты хочешь добиться справедливости, тебе нельзя возвращаться к нашим: грохнут в момент.

– И что?

Арданис подался вперёд, ярость захлестнула и его.

– А то, что я этого не хочу! И твоим погибшим друзьям это не поможет с реабилитированием. Ты должна жить!

Состояние Беатары можно было описать только одним словом: оглушение. Смутно, как в тумане, до неё доходило сказанное Арданисом. И что было хуже всего – она понимала, что он прав. Пойди она с ним, и у неё будет время и возможность собрать доказательства. А в случае возвращения её не ждёт ничего, кроме гибели. И тогда уж точно честь их отряда вряд ли когда-нибудь будет восстановлена. Значит, надо увольняться со службы… Беатара закрыла лицо рукой, как-то вся поникла и села обратно на стул. «Не может не быть иного пути, - терзалась она. – Почему? За что? Как же мне поступить?» На ум приходило лишь одно. Беатара постаралась успокоиться, сосредоточилась на своих внутренних ощущениях, погрузилась в себя и обратилась к Духам. Внешние звуки слились в единую приглушённую какофонию, свет стал менее ярким, практически исчезли запахи. «Дух моего рода, Дух отряда, и ты, о, направляющий меня по жизни, - мысленно молила она, - я взываю к вам и прошу совета: как мне поступить? Права ли буду я, оставив службу, приняв предложение друга? Или мне следует смириться, подчиниться приказу и не покидать Иерархию? Молю вас, заклинаю - ответьте мне: должна ли я уйти?» Её нутро словно всколыхнулось. «Колыхания» коснулись окружающего пространства, отразились и вернулись. Вернулись тепло и спокойно. «Ступай…» - словно откликнулось что-то, то ли в глубине её сердца, то ли из внешнего мира. Поддержка? Или она всё неправильно истолковала? Её уход – верное решение?! Невозможно! Но… Духи никогда не лгут…

– Ладно, – выдавила она из себя. – Только учти, что договариваться сейчас ты сам будешь. Я понятия не имею, что говорить.

– Как скажешь. Но на пару-тройку вопросов тебе ответить придётся.

– Хорошо.

– И ещё... ты помни за разговором, что Ноала была очень дорога нам всем, и…

– Я знаю.

Арданис кивнул.

– Это не они, часом? – спросила Беатара, глядя в сторону двери.

Развернувшись, Арданис едва смог увидеть в беспорядочном мерцании проекторов Феразию и Бранта. Они только что вошли и сами высматривали его в толпе. Велев Беатаре немного подождать, он направился к ним, но начать разговор не успел: Брант опередил его:

– Ну, и какого хрена здесь происходит?

– Спокойно. Я действительно нашёл разведчика.

– Нашёл? – переспросила Феразия. – И кого же именно?

– Она – моя давняя подруга. Служила в наших спец войсках. Зовут Беатара.

– Арданис, ты сейчас соображаешь, что говоришь? Какая подруга? Откуда она вообще здесь взялась?

– Это долгий разговор. А времени слишком мало. Но я прошу меня послушать.

– Тебе дури в мясо не сыпанули? – хмыкнул Брант. – А то ты какой-то бред несёшь.

Феразия изучающе смотрела на Арданиса. Её взгляд приобрёл несколько отрешённое выражение, зрачки расширились – турианцу стало несколько неуютно под их взглядом, который, как ему казалось, способен проникнуть в самую глубину души. Нет, он был вполне трезв и говорил сейчас, пожалуй, даже серьёзнее, чем обычно. Она ощутила его искреннее волнение и тревогу, какие можно испытывать только за близкого друга.

– Ты говоришь, ей можно верить?

– Я верю ей, как себе.

Поток эмоций лился из него лавиной – он и не пытался сдерживать его или как-то пытаться скрыть. Да, он действительно хочет ей помочь и почему-то очень за неё боится.

– И ты уверен, что она присоединится к нам?

Арданис вздрогнул: каким образом она уловила его неуверенность в окончательности решения Беатары? Но вопрос промелькнул быстро и так же быстро исчез, уступив место тому, что больше относилось к делу.

– Возможно, ей это нужно больше, чем нам.

– Хорошо. Где она?

Мучимая сомнениями, правильно ли поступает, Феразия неспешно шла по залу. Зачем она решила прибегнуть к старым фокусам, тем более сейчас, после трагедии? И поняла: именно из-за Ноалы. Она давала клятву - только в случае неотвратимой иным способом угрозе жизни, чужой жизни. Сейчас именно такой случай. Сейчас она не имеет права на ошибку.

Азари направилась вглубь помещения. Последний вопрос она задала Арданису скорее ради подтверждения своих догадок. Ещё в ходе разговора она просекла на себе взгляд, едва уловимый, но внимательный и напряжённый. Определить его направление оказалось сложнее, но пространство зала было настолько невелико, что в какой-то момент Феразия, внимательно оглядывая сектор, откуда он исходил, встретилась глазами со смотревшей на неё в упор турианкой.

Сейчас, подойдя ближе, Феразия поняла, что именно напряжённость, эмоциональная буря внутри женщины и выдали её. Будь она спокойна - и цель бы так и оставалась в неведении, пока турианка не пожелала бы себя обнаружить. Что ж, по крайней мере, она действительно походила на профессионала. Но пока этого было недостаточно.

Остановившись в шаге от столика, за которым сидела Беатара, Феразия некоторое время молча смотрела на неё. Заметно более изящная, чем мужчины-турианцы, на вид она могла показаться достаточно хрупкой. Точёные черты лица, менее массивные пластины, из-за чего её серебристо-серые глаза казались широко распахнутыми, тонкий гребень, короткий, но изящный, широкие, ломаные защёчные роговые отростки в палец длиной, более узкая грудная клетка - всё это создавало впечатление лёгкого, даже нежного существа. А синяя татуировка, почти точно повторяющая Арданисову, подтверждала, что они земляки друг с другом.

Внимание Феразии привлёк гребень женщины, выделявшийся странным светлым серо-кремовым цветом и слегка отливавший перламутром. Аналогичного оттенка были несколько пластин у самого основания гребня, левый защёчный отросток и кожа на темени и правом виске.

– Здравствуйте, – Феразия присела напротив турианки. – Если я не ошибаюсь, вас зовут Беатара?

– Беатара Фабэриум. Приветствую.

– Феразия Т`Вили.

Азари чуть наклонила голову, не разрывая при этом зрительного контакта. Дуэль взглядов уже начинала действовать Беатаре на нервы. Она хоть и держалась вполне достойно, но чувствовала, что вот-вот проиграет, и всеми силами старалась успокоиться. Однако Феразия совершенно не собиралась начинать знакомство с демонстрации силы. Поэтому, едва уловив, что турианка стала сдавать позиции, она опустила глаза, сделав вид, что изучает её экипировку. Беатара про себя перевела дух. Ощущение беспардонного "облапывания" исчезло.

– Насколько я поняла, вы с Арданисом друзья?

– Да.

– Вы вместе служили?

– Нет. Мы вместе росли. Он на год старше меня, и его призвали раньше. После мы несколько лет переписывались, пока он куда-то не пропал. Насколько я могу судить после нашего с ним разговора, в тот момент он из истребительного полка ушёл. С тех пор и до сегодняшнего дня я ничего о нём не знала.

– Хм, но, как я поглажу, на ваших дружеских отношениях это никоим образом не сказалось, раз он, не видев вас столько лет, сразу же решился взять на себя подобного рода ответственность. Он ведь уже успел изложить вам суть дела: нам нужен разведчик в команду?

– Да. Он мне говорил.

– И что вы сами думаете по этому поводу? У вас есть желание работать с нами?

– Видимо, другого выхода у меня действительно нет.

Скрывать эмоции Беатара умела заметно лучше Арданиса, но всё же Феразия отметила её нерешительность и смущение. Вероятно сейчас, принимая это решение, она переступала через себя. Внутренняя неопределённость и явный психологический дискомфорт, вызванный личностными внутренними блоками - не самое подходящее для слаженной работы в команде. Но исключительные обстоятельства вынудили Феразию продолжать разговор.

– Расскажите мне о своём послужном списке.

– После лагеря направлена на обучение разведывательно-диверсионной деятельности - ещё полгода учебки. Дальше - более двух лет службы в контртеррористических спец войсках: двадцать три боевых высадки. Потом меня перевели в отдельный взвод специального назначения. В нём я прослужила ещё пять лет - ещё сорок три операции. Операции какого рода, я сказать вам не могу: уверена, вы меня понимаете. Последняя наша высадка закончилась катастрофой. О причинах я умолчу, но именно в силу них я, в частности, оказалась здесь.

От внимания Феразии не ускользнула ярость, с которой Беатара сказала последние фразы. Но она только промелькнула лёгким фоном и исчезла за ровной стеной спокойствия - Беатара ценою невероятного усилия взяла чувства под контроль. «А она умеет держать себя в руках, и весьма неплохо, – подумала Феразия, – Возможно, всё же стоит попробовать?» В сложившихся условиях вариант приближался к оптимальному.

– Хорошо, – кивнула азари. – Так вы согласны присоединиться к нам?

– Чем именно вы занимаетесь? Арданис что-то говорил о Матриархах азари...

– Скажем так, мы состоим на неофициальной службе у Совета Матриархов.

– У правительства азари есть… «люди для разруливания особо деликатных проблем»? А великая сила дипломатии?

– Разумный дипломат знает, что не все вопросы можно решить одними только переговорами – пути достижения результата на политической арене бывают различны.

– Ну, да, а грязную работу всегда должен кто-то выполнять.

– Именно. Вы хотите что-то ещё спросить?

– Да. Это важно для меня. Вы... вы понимаете, что против своего народа я не пойду ни при каких обстоятельствах?

– Понимаю.

Сделав над собой ещё одно усилие, Беатара проговорила:

– Тогда я с вами.

– Хорошо.

– Что вы решили? – беседа между Феразией и Беатарой продолжалась достаточно долго, чтобы Арданис начал терять остатки терпения.

– Она перейдёт в нашу команду, – ответила Феразия.

Арданис заметно приободрился: вердикт принёс ему сильное облегчение. Первостепенная задача - отвести от Беатары угрозу - была, хоть и, с высокой долей вероятности, временно, но решена. Об остальном можно было подумать несколько позже.

Брант воспринял решение командира гораздо более спокойно. Он просто отнёсся к пополнению как к данности и мере необходимой.

– Ладно, – подвела итог Феразия. – Я так понимаю, вам потребуется время, чтобы перенести вещи на борт. Арданис, тебе трёх часов хватит, чтобы сопроводить Беатару на корабль и подготовиться к вылету?

– Вполне.

– Тогда мы ждём вас уже на «Амальтее». Старт через три часа.

– Принято.

До гостиницы они шли молча. Беатара переваривала произошедшее, в сотый раз убеждая себя, что всё делает верно. Арданис не решался нарушать её задумчивость, хотя его и распирало от желания поговорить. Сами сборы были недолгими: основная часть вещей оставалась не распакованной, а уложить мелочёвку много времени не заняло. Перед выходом Беатара решила проверить коммуникатор - на экране всплыл значок нового письма. Увидев имя отправителя, она невольно вздрогнула: сообщение было от зам командира их взвода. Прочитав письмо, она до боли в пальцах сжала планшет.

– Ты скоро? – Арданис вошёл в комнату с явным намерением поторопить подругу. Однако увидев выражение её глаз, осёкся. – Что ещё случилось?

– Нас осталось пятеро...– глухо и не сразу ответила она. – Вчера погиб Салтурис.

– Это кто?

– Наш боец.

– Откуда информация?

– Фулгар написал. Не могу поверить... Такого быть не может!

– А как он погиб?

– Это какой-то абсурд... Фулгар пишет: «В официальном оповещении сказано, что было разбойное нападение, драка, со стрельбой. Два выстрела в голову, ещё два - в грудь». Бред! Невозможно, чтобы уличная шпана могла напасть на него врасплох, а тем паче - расстрелять в упор.

– Слушай, а он проявлял, как и ты, повышенную... м-м... активность в попытках доказать необходимость пересмотра дела вашего взвода?

– Да. Каким-то образом он даже почти сумел этого добиться, но позже начало нового расследования было отложено. Собственно, следующим шагом был мой разговор с Фектариусом на Менае.

– Видимо, это действительно планомерное убийство. Вас отстреливают.

– Подонок... Надо было свернуть ему шею, когда была возможность.

– Не думаю, что это бы поспособствовало восстановлению репутации вашей команды.

– Арданис, я... я уже не знаю, как быть...

– Взять себя в руки и выжить назло этому мерзавцу. И найти компромат.

Всё ещё пребывая в несколько ошеломлённом состоянии, Беатара кивнула.

– Да. Ты прав.

– У тебя получится,– Арданис подошел к ней, встряхнул за плечи,– ты всегда справлялась, и сейчас справишься.

– Нам, наверное, уже нужно идти? – Беатара попыталась переключить мысли, чувствуя, что сила духа её вот-вот покинет.

– Да, нужно. Идём.

Собственно, вещей набралось всего ничего: походный рюкзак и длинный плоский футляр.

– Помочь?– спросил Арданис.

– Зачем? Не надо. Я сама.

– Что ты сама? Давай помогу.

– Ард, нафига? – Беатара резко отстранилась. – Рюкзак нетяжёлый. Футляр я тебе просто не дам.

Она едва доставала Арданису до подбородка, но по ширине плеч почти не уступала и вообще слабосилием не отличалась.

– Брось! Давай сюда рюкзак.

– Достал! – Беатара сунула ему требуемое.

Тем временем, Феразия с Брантом уже вернулись на борт. Команда, получив приказ об отлёте, начала подготовку корабля. О результатах поиска нового бойца не спросил никто. Все знали, зачем командир сходила на Омеге, но тревожить её не решились. Пройдя сквозь БИЦ, Феразия спустилась на "полуторную", как её называли, - палубу, где находилась её каюта. У самой двери она столкнулась с Тиарой, по всей видимости, её ожидавшей.

– Феразия, как рука и бок?

– Благодарю - уже намного лучше.

– Пойдём, я тебя перевяжу.

Хотя по образованию Таира была медиком, но работа с небольшой командой настолько не обременяла её и оставляла достаточное количество времени, что она смогла позволить себе реализовать свой второй талант, казавшийся вначале не более чем увлечением, - кулинарию. Увлечение стало для неё второй профессией - Таира быстро превратилась в прекрасного кока. В условиях небольшого корвета это оказалось сочетанием почти идеальным. Но всё же первейшим для неё оставалась медицина, забота о здоровье экипажа корабля.

Потому, зная, что целенаправленно командир до лазарета сейчас не дойдёт, а повязки после прогулки по злачным местам Омеги следует переменить, Таира сама поднялась с жилой палубы наверх, к капитанской каюте сразу же, как только автоматика доложила о прибытии командира. Феразия возражать не стала и пошла за Тиарой. Уже в мотоотсеке она сказала:

– У нас теперь будет ещё один право аминокислотный член экипажа.

– Это кто?

– Турианка, зовут Беатара.

– И откуда она?

– Какая-то старая знакомая Арданиса.

– Ясно. Хорошо. Надолго она к нам?

– Сие мне неведомо. Поглядим... Так... надо бы ещё ВИ предупредить, чтобы дал ей допуск в оружейную.

___________
1. На́фарг - турианское ругательство, аналогичное человеческому «проклятие» (прим. авт.).
Просмотры: 351

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности