История Шеррата. Дикарь. Глава 12

Бета: Роса Жанр: Action, Adventure Персонажи: Шеррат (турианец) и другие Пейринг: Шеррат/Игнис Предупреждение: NC-17

История о жизни и приключениях Шеррата до Войны Первого Контакта.

Глава 12
Грохот обвала оглушал, а волна воздуха сбила с ног. Охотнику показалось, что он падает в чёрную бездну. Как в тот колодец, что был в первом зале. Падая, он видел над собой светлый круг выхода, пока тот не уменьшился до размеров звезды, а потом и вовсе исчез. И вместе с ним исчез и весь окружающий мир.
Турианец очнулся. Было трудно дышать, словно его накрыли чем-то тяжелым и плотным, подо что не может проникнуть ни воздух, ни свет. Шеррат пошевелился, словно пробуя движением понять простое: жив или нет. Жив. Живой… Он приподнялся на руках и увидел, как с его плеч “стекают” струйки песка и осколки камня - воротник был полон мелкого крошева.
Шеррат сделал вдох. Воздух с хрипом ворвался в, казалось, парализованные до этого лёгкие. За хрипом последовал тяжёлый, удушливый кашель. Зрения не хватило, чтобы увидеть, но металлический привкус на языке не оставил сомнений: острая каменная пыль расцарапала горло до крови и сейчас с его зубов на пол падают синие капли.
Оглядевшись, он увидел рядом Игнис. Она была без сознания и, как на мгновенье показалось Шеррату, не дышала. Но потом до его слуха донёсся тихий свист - редкий, но ритмичный.
Привстав ещё немного, турианец сел, тяжело опираясь на руку, и сидел так несколько минут, пока к его телу не начала возвращаться чувствительность. Потом он подполз к Игнис и тронул её за плечо.
Прикосновение подействовало подобно удару током. Женщина вздрогнула и тоже зашлась в раздирающем кашле, выплёвывая на пол кровь. Кашель перешёл в стон: горло жгло, словно на царапины плеснули кислотой. Игнис открыла глаза, и по лицевым пластинам потекли слёзы. Зубы хватали воздух, мандибулы беспорядочно щёлкали.
Понемногу она пришла в себя. От окружавшей их гробовой тишины и холодного камня под ними сознание прояснялось быстро. Шеррат протянул Игнис флягу с водой. Турианка растерянно взглянула на неё, а потом приняла и сделала пару глотков. Её взгляд остановился на проходе, по которому они вбежали сюда и которого больше не было. Коридор до потолка был завален битым камнем.
Внутри у Игнис помертвело. Она посмотрела на Шеррата, и тот понял её без слов. Обвал наглухо отрезал им дорогу обратно.
- Как… - горло как будто сжало когтистой лапой. Игнис снова сильно закашлялась. - Как мы выберемся отсюда?
Шеррат не без труда оторвал взгляд от завала и повернулся к ней.
- Ну… выбор у нас невелик… - голос осип, говорить было трудно. Да и, по правде сказать, охотник сомневался, смогут ли они вообще найти теперь дорогу обратно. - Из всех путей, нам остался один, Кира… - чёрный турианец повернул голову и посмотрел в другой конец тоннеля. - Будем надеяться, что где-то там, они пересекутся. Идти сможешь?
Положение было крайне незавидным, почти безнадёжным, и Шеррат это понимал. Из снаряжения у них уцелели только фляга и пара ножей у него на поясе. И хуже всего было то, что он не мог понять, где конкретно они сейчас находятся и куда им дальше идти. Однако же оставаться на месте означало неизбежную голодную смерть.
Игнис попробовала подняться. Ноги держали плохо, она больно рухнула на колени и тихо охнула. На глаза снова навернулись слёзы. Стиснув зубы и ухватившись за руку Шеррата, она сделала вторую попытку и, покачиваясь, встала. Шаг дался с трудом.
- Смогу… - вырвался из-под мандибул сдавленный свист. - Не быстро… - осознав, что держится за Шеррата свободной правой рукой, она растерянно оглянулась вокруг. - Мой… пистолет… Где он?
Всё ещё плохо видя, Игнис принялась искать и вскоре нашла оружие - у самой стены, придавленное большим камнем. С трудом отвалив в сторону булыжник, она глухо зарычала: у пистолета был повреждён ствол и радиатор. Сил, чтобы присесть на корточки не хватило. Игнис опустилась на колени, подняла пистолет, осмотрела и окончательно поняла, что использовать его ей больше не придётся. Слишком велики были повреждения и вероятность того, что он взорвётся в руке при первом же выстреле.
- Проклятье… - пророкотала она. - Невовремя… как же невовремя…
Турианец молча заглянул через плечо спутницы и кивнул.
- Поломалась твоя игрушка, Игнис? - раздался его приглушенный голос, прерванный кашлем.
Шеррат посмотрел в глубь тоннеля, которым им предстояло идти. Коридор уходил куда-то наверх, и охотник не мог разглядеть, что ждало их в его глубине. - Пошли?
- Теперь мне даже нечем защищаться… - посетовала Игнис. - Я не владею… - голос “скрипнул” и засипел. Кашлянув пару раз, турианка вернула ему звучность, но боль в горле только усилилась. - Не владею ни копьём, ни даже ножом нормально… - она виновато посмотрела на Шеррата. - Теперь, если что, тебе придётся меня защищать. А я… даже не смогу тебе помочь.
Игнис поднялась. Пистолет она решила всё же не бросать здесь: привитые когда-то в учебке привычки и правила не позволили ей так поступить с оружием, пусть и неисправным. Перецепив его на поясницу, чтобы не мешал, она не сдержалась и тяжело вздохнула.
- Я готова идти.
И они пошли.

Вскоре коридор разделился надвое. Правый ход уводил куда-то в бок, а левый - резко вниз. Некоторое время Шеррат изучал оба: подходил то к одному, то к другому, вслушивался в их звенящую тишину и принюхиваясь к запаху каждого. А ещё зачем-то касался лобовой пластиной их стен.
- Что ты делаешь? - спросила Игнис, когда он в очередной раз наклонил голову и прижался лбом к камню.
- Тсс… - шикнул Шеррат. - Я слушаю.
- Лбом?
- Не все звуки можно слышать ушами, Игнис, - она вдруг почему-то поняла, что чёрный турианец говорит сейчас не своими словами, а словами, донесёнными до него когда-то Шарканом, и теперь переданными ей дословно. - Я не знаю этой части лабиринта, - честно признался он. - Но я попробую найти дорогу.
Наконец, Шеррат выбрал один из проходов и, подобрав с пола небольшой камень, положил его у края развилки, делая пометку на случай, если вдруг лабиринт снова приведёт их сюда.
Новый ход был длиннее предыдущего. Во всяком случае так показалось Игнис. И он тоже закончился тем, что разделился на два. Процедура изучения повторилась. Только теперь Шеррат выбрал правый тоннель. Он был едва ли не вдвое уже левого, но турианец шагнул в него настолько уверенно, что Игнис не решилась задать ему вопрос относительно правильности его выбора.
Вскоре она заметила, что порода, из которой были сложены стены прохода, меняется на уже знакомую ей - ту, в которой были прорублены переходы в жилой части лабиринта. Это придало ей бодрости и вселило надежду, что они двигаются в нужную сторону. Но заглянув в лицо Шеррату, она увидела, что он не разделяет её радости. Выражение глаз охотника было по прежнему сосредоточенным и тревожным.
Захотелось пить. Несколько развилок Игнис терпела, понимая, что воды осталось совсем немного, но потом всё же робко коснулась руки Шеррата и попросила флягу. Охотник помедлил, открепил флягу от пояса и протянул ей.
- Один глоток, - сказал он. - Подержи воду под языком. Это помогает.
Вода показалась удивительно сладкой, и Игнис не без труда удержала себя от соблазна выпить больше разрешённого. Совет помог. Подержав воду во рту, а потом проглотив её, она почувствовала, что жажда уменьшилась. Игнис вернула флягу Шеррату; он взял и, подумав, тоже сделал маленький глоток. Пить ему хотелось не меньше, но в отличие от своей спутницы он был более привычен к тому, чтобы долгое время обходиться малым запасом воды.
- Ты хоть примерно понимаешь, где мы сейчас? - спросила она охотника, когда тот вернул флягу на место.
Чёрный турианец помолчал пару секунд, собираясь с мыслями, прежде чем ответить.
- Мы где-то над поселком, но выше - это ещё не значит, что рядом. Возможно, здесь где-то и есть обходной путь, но я его не знаю, - охотник замер в нерешительности, словно размышляя, озвучивать Игнис все свои догадки до конца или нет. Но потом всё же продолжил: - Если я не ошибся, здесь недалеко должна быть пещера отшельницы. Она входила в общину, но жила отдельно и почти не появлялась в посёлке. Её жилище где-то рядом с выходом на поверхность.
Игнис с долей удивления посмотрела на Шеррата. Ни от кого в посёлке она не слышала ни о какой отшельнице, даже от Шаркана.
- Жилище отшельницы? - переспросила Игнис. - А кто она?
Неясное смутное подозрение шевельнулось в ней ещё до того, как Шеррат начал говорить.
- Эта женщина, Кира, - казалось, турианец взвешивал каждое слово, прежде, чем произнести его, - даже среди нас считалась изгоем. Она отдельно жила, и добраться до её жилища было проще по поверхности, чем через подземные коридоры. С началом Ливня, как ты понимаешь, этот путь становился смертельно опасным, и всё время до сухого сезона она проводила одна. Никто не ходил к ней. У старухи не было ничего ценного или полезного. Она умерла пару сезонов назад. За неделю до Ливня, - голос Шеррата как будто немного приободрился. - Если мы найдём её пещеру, у нас будет еда и вода. У неё оставались запасы на время дождя. Мы сможем продержаться до конца Ливня. Если их не унесли. И если мы в правильном тоннеле.
Игнис почувствовала, как у неё похолодело под загребневыми пластинами. И от самой истории, и от неуверенности в словах Шеррата.
Снова захотелось пить. Она помнила, что во фляге осталось несколько глотков и потому в нерешительности посмотрела на охотника.
- Можно? - она кивнула на флягу.
Шеррат взглянул на неё и нажал на крепление ремешка.
- Один глоток, - отмерил он тем же сухим тоном, что и в первый раз, и потянул носом воздух. - Мы где-то рядом с поверхностью. Сыро. Если получится найти выход, от жажды точно не умрём.
Сам Шеррат пить не стал, и они двинулись дальше. Понемногу внешний вид переходов становился все более и более похожим на тот, что был в обжитой части лабиринта.. Даже слой пыли и грязи, казалось, уменьшился, а затхлый воздух сменился более свежим и влажным. Дышалось теперь намного легче, а горло почти перестало саднить. Временами на полу попадались небольшие лужи с мутной и грязной водой. Пару раз Игнис даже показалось, что до неё доносится приглушённый звук падающих капель. Выход из подземного лабиринта был где-то совсем рядом.

Они прошли ещё пару развилок, после чего Шеррат решил устроить небольшой привал - как раз возле очередного разветвления коридора. Один из проходов резко уходил вправо и вверх, и вдоль одной из стен тянулся неглубокий желоб, у самой развилки оканчивающийся аккуратным круглым пропилом в полу. “Водосток?” - Игнис не поверила своим глазам. Никогда прежде она не думала, что однажды обрадуется простому, грубо сделанному водостоку сильнее, чем самой передовой научной технологии.
Турианка даже подошла поближе, присела у отверстия и коснулась пальцами дна желоба. Влажно… Похоже, водосток, несмотря на свой явно немалый возраст, продолжал исправно отводить из коридора лишнюю воду, защищая его от затопления.
В соседнем проходе было сухо, и желоб вдоль стены за ненадобностью отсутствовал. Тоннель уводил вглубь, а по стенам здесь шли мелкие трещинки. Порода снова менялась, становясь более светлой и менее прочной. Однако, насколько можно было судить по практически отсутствовавшему на полу слою каменной крошки, коридор пребывал в таком состоянии далеко не первый сезон.
- Похоже, что Духи нам дали верный совет, - лицо Игнис сейчас было одновременно и радостным, и по-детски глупым. - Здесь жили раньше.
- Да, Игнис. Видимо, старуха следила за состоянием близлежащих коридоров. Чем-то же надо было занимать себя во время Ливня, - черный турианец привалился к стене и смотрел в пол. Выглядел он очень утомленным.
Игнис встала, ощутила слабость в ногах и была вынуждена опереться рукой о стену, чтобы не упасть. Она подошла к Шеррату и коснулась пальцами его плечевой пластины.
- Шеррат, пойдём, - проговорила турианка. - Надо дойти сейчас. Если я присяду, то уже очень нескоро смогу подняться, - с осознанием скорого завершения их блужданий по лабиринту силы начали уходить с удвоенной скоростью. - Пойдём. Нам немного осталось - я уверена.
- Ты права, - ответил Шеррат и с явной неохотой поднялся. - Пойдём.
Больше развилок на их пути не было. Вскоре по сторонам начали попадаться комнаты - пустые и давно заброшенные. Воздух быстро свежел и становился прохладнее. И почти в самом конце коридора, когда они с Шерратом приблизились к последнему ответвлению, где, судя по всему и находилось жилище отшельницы, Игнис услышала шум дождя.
Боковой коридор уходил немного вверх. Небольшой уклон надёжно защищал лежавшее выше уровня основного коридора жилище от того, пусть и небольшого количества воды, которое иногда попадало внутрь.
Короткий проход длиной всего в полтора десятка шагов - и они оказались в небольшой пещере. По виду она чем-то напоминала пещеру Шаркана, только меньше на целую четверть, если не на треть. Боковых келий здесь не было, как не было и отдельного помещения для кухни. Вместо этого за невысоким выступом пряталась небольшая печь с широким верхом и парой углублений-устьиц. В неглубокой естественной выемке в углу сразу напротив печи лежал хворост, а вдоль стены стояли керамические горшки с плотно закрытыми крышками, пара кувшинов и три ларя, сплетённых из тростника.
По другую сторону в углу было возвышение высотой в ладонь и шириной, достаточной, чтобы на нём мог разместиться один человек. На гладкий камень была брошена ветхая циновка и аккуратно свёрнутый в несколько слоёв лоскут ткани, служивший подушкой. В ногах стоял небольшой деревянный ящик с плоской крышкой.
Вдоль третьей стены не было ничего, не считая двух рядов длинных ниш, вырубленных в скале на уровне головы и киля, в которых Шеррат и Игнис увидели… образцы минералов. Большие кристаллы, спилы невзрачных на первый взгляд, но удивительно прекрасных внутри, камней, небольшие осколки и крупные, с кулак, куски породы. Игнис показалось, что она вошла в зал крошечного геологического музея - настолько хорошо была подобрана эта маленькая коллекция. Вот, пожалуй, и всё убранство.

Не считая минералов, у старухи действительно не было ничего, кроме самых необходимых для жизни вещей. А ещё их поразила удивительная аккуратность и чистота в пещере. Если бы не тягостное ощущение запустения и сырость, пропитавшая воздух за всё то время, пока не топили очаг, можно было подумать, что хозяйка жилища была здесь совсем недавно, а сейчас просто отлучилась ненадолго по каким-то своим делам.
Игнис прошлась вдоль стены с нишами и прикоснулась к одному из камней - небольшому игольчатому светло-серому кристаллу. Он был холодный, с ребристыми краями и острыми вершинами кристаллических “пальцев”. “Интересно, зачем она собирала их?” - спросила Игнис саму себя и ответа, разумеется, не получила.
Шеррату же были интересны куда более прозаичные и практичные вещи, нежели бесполезная груда булыжников, которыми и так были полны подземные переходы. Охотник направился к той стене, вдоль которой стояли горшки и кувшины, приподнял одну из крышек и с заметным облегчением вздохнул: горшок был полон зерна - сухого и нетронутого плесенью.
В кувшинах прежде держали воду, успевшую испариться за то время, пока жилище стояло пустым. Но это не особо тревожило чёрного турианца. Выше по главному коридору был выход на поверхность и бесконечный источник воды, лившийся с неба. В одном из тростниковых ларей лежала посуда. В другом - небольшой запас химических светильников, несколько кусков грубой ткани и десяток брикетов в серебристо-серой заводской упаковке с маркировкой, в которую входил номер партии, состав брикета, срок годности, инструкция по приготовлению и предупреждение о том, что данный продукт крайне не рекомендуется употреблять без предварительной обработки.
- Здесь есть ваши пищевые брикеты, - сказал Шеррат и перешёл к последнему ларю, в котором оказалось несколько тряпичных мешочков, от которых ещё шёл пряный запах трав.
Закончив осмотр, охотник вернулся к кувшинам и, подхватив оба, спросил у Игнис:
- Пойдёшь со мной за водой? Надо поесть, пока у нас ещё есть силы готовить.
Оглянувшись, Игнис как-то отрешённо и устало посмотрела на Шеррата и слабо кивнула.

Главный коридор закончился округлой пещерой, на этот раз естественной. От дальней стены до выхода наружу было шагов тридцать или тридцать пять, и почти столько же составляла ширина пещеры. Насколько можно было судить по внешнему виду стен, когда-то здесь было небольшое озерцо. Ливневые воды промыли мягкий слой породы, образовав карстовый водоём. Потом, от сезона к сезону, водные потоки, всё больше размывая песчаник, уходили ниже по склону холма, и со временем озеро обмелело и высохло, оставив после себя пещерку в форме получаши с причудливыми, сложенными из разноцветных слоёв стенами и полуколоннами из более твёрдого минерала.
Шеррат вышел под ливень и с наслаждением подставил лицо падавшим с неба каплям дождя. Он пил, пил и никак не мог напиться этой сладкой водой. Наверное, Шаркан не одобрил бы подобное, но сейчас охотнику было почти всё равно. Он хотел пить.
Глядя на тёмно-свинцовые тучи, Игнис заметила, что в тяжёлой, казавшейся бесконечной небесной пелене появились небольшие прорехи, словно кто-то полоснул по непроницаемому покрову острым клинком, а стена воды, падающая с этой пелены, как будто стала меньше. Или это ей только казалось?..
Выйти под дождь вслед за Шерратом Игнис не рискнула. Воспоминания о том, как она простудилась после прогулки под ливнем, были ещё свежи в её памяти. Повторения истории ей не хотелось, тем более, что лечить её здесь было некому. Она протянула вперёд руки и принялась собирать воду в ладони и пить. Большая часть проливалась мимо, но это не имело значения. Теперь воды у них было много. Бесконечно много.
Живительная влага возвращала силы и быстро наполняла кувшины. Вернувшись обратно в пещеру отшельницы, Шеррат поставил свой возле печи, подошёл к среднему из ларей и зажёг химический светильник. Пещера осветилась мягким приятным светом, почти не дававшим резких теней и заставившим обоих турианцев зажмуриться: после долгого пребывания в тёмных подземных переходах даже от слабого света у них заболели глаза.
Потом разожгли огонь в печке. Весёлый треск хвороста и вой горячего воздуха в воздуховодах заставили ещё дальше отступить тяжёлую пещерную влажность и гнетущее чувство внутри. Оставалось только приготовить еду.
Зерна у отшельницы было запасено достаточно, а вот ни сушёного, ни вяленого мяса Шеррат и Игнис не нашли. Скорее всего столь ценный продукт унесли с собой те, кто приходил готовить к погребению тело старухи. Или же растащила местная мелкая живность, когда пещера опустела.
- Без мяса сложно, - вздохнула Игнис и была права: двум взрослым хищникам продержаться на одних злаках ещё несколько недель, пока не кончится Ливень, было делом непростым.
- Здесь есть пищевые брикеты, - напомнил Шеррат и достал из ларя один из них. - Изредка мы используем такие. Когда больше ничего нет.
Игнис взяла брикет, прочитала надпись на упаковке и поняла, что держит в руках армейский высококалорийный концентрат из углеводов, жиров и протеинов. Турианцы начали разрабатывать такие ещё очень давно, когда выяснилось, насколько малая часть из зелёных планет имеет в основе своей биосферы правые аминокислоты. Необходимость иметь с собой умещающийся в максимально малый объём максимально большой запас калорий заставила турианских химиков разработать полностью синтетический продукт. Употреблять его в “сыром” виде настоятельно не рекомендовалось ввиду огромной нагрузки на пищеварительную систему. Разве что в условиях особо исключительных и экстремальных, да и то очень небольшими порциями - одной пластины, толщиной в палец, находившемуся на марше солдату хватало на сутки. Во всех остальных случаях содержимое брикета следовало разводить в воде, бульоне или любой другой пище для повышения её калорийности. Инструкция по приготовлению прилагалась на упаковке.
Когда зерно в поставленном на печь горшке достаточно разварилось, Игнис отщепнула немного от упакованной в прочную фольгу белёсой массы и бросила не имевший никакого запаха кусок в кашу. Вода вокруг него тут же вспенилась, что, судя по инструкции, было хорошим признаком: концентрат не отсырел за всё время хранения во влажном воздухе пещеры. Вскоре от содержимого горшка потянуло привычным запахом животного жира и мяса.
- Кажется, я сдала свой первый экзамен по выживанию здесь, - усмехнулась Игнис, оценивая вкус получившегося варева. - Вроде, есть можно. Но высший балл я бы себе не поставила.
Шеррат с сомнением посмотрел на получившееся кушанье и зачерпнул немного каши. Несмотря на мясной запах, та оказалась пресной и совершенно безвкусной. И всё же она выглядела более чем съедобной. Если бы сюда ещё немного... Охотник поднялся и направился к ларям. И вскоре вернулся с одним из мешочков, в котором оказалась странного вида высушенная и измельчённая трава с резким пряным ароматом. Посыпав ею содержимое горшка, он снова попробовал, получше размешал и принялся за еду. Острые нотки, появившиеся теперь в каше, пришлись по вкусу и Игнис. Они даже не стали искать тарелки - ели так, черпая ложками сразу из горшка. Вскоре он опустел, а Шеррат и Игнис почувствовали себя сытыми.
Присев на пол возле печи и слушая, как потрескивает в ней хворост, турианка почувствовала, как её начинает клонить в сон. Уставшее и накормленное тело жаждало отдыха. Взглянув на Шеррата, Игнис увидела, что у него тоже слипаются глаза. Нужно было как-то устраиваться на ночлег. Постель здесь была одна, но укладываться на неё спать желания ни у кого не возникло. Оставалось расположиться на полу у одной из стен. Вот только на чём?
Откинув крышку среднего ларя, Игнис извлекла из него сложенные отрезы ткани. Их оказалось пять, достаточно больших, грубой выделки и совершенно лишённых каких-либо узоров. Поразмыслив и не найдя способа поделить отрезы, Игнис бросила на пол у стены возле печки сразу два - один поверх второго - свернула ещё два в подобие подушек, а из пятого вышло одеяло.
- Если тебя не смущает… - она сделала усталый жест в сторону импровизированной постели и открепила от пояса пистолет, - можем улечься вдвоём. По крайней мере, так будет теплее. Пещера ещё не просохла.
Шеррат и сам хотел предложить нечто подобное. Поэтому согласно кивнул и первым расположился на полу. Спать ему не особо хотелось… До того момента, как его голова не коснулась подушки. Минуту спустя охотник уже спал. Как и Игнис. Из не дремлющих в пещере остались только продолжавшая потрескивать печь, да тусклый химический светильник на одном из тростниковых ларей.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 228

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности