История Шеррата. Дикарь. Глава 11

Бета: Роса Жанр: Action, Adventure Персонажи: Шеррат (турианец) и другие Пейринг: Шеррат/Игнис Предупреждение: NC-21+

История о жизни и приключениях Шеррата до Войны Первого Контакта.

Глава 11
Терзаясь сомнениями Шеррат осматривал разложенные перед ним на припасенной Тигусом тряпице инструменты. Десятка два непонятно для чего нужных гаечных ключей и прочего хлама, что нашел кузнец по просьбе Шаркана.
- Ну, так какие? - с нажимом спросил кузнец.
Изучив набор, Шеррат понял, что с трудом может припомнить размер гаек и выбрать из предложенного нужный ключ. Наконец, он отобрал три, которые наверняка бы подошли - хотя бы один.
- Вовремя Шаркан ко мне пришёл, я их уже переплавлять собирался, - добродушно отозвался Тигус, наблюдая, как Шеррат прячет ключи в кожаный мешочек. - Хочешь, я тебе доспех сделаю? - неожиданно предложил кузнец.
- На что он мне? - отозвался охотник. Два ключа громко звякнули друг о друга. “Проклятье, - подумал Шеррат. - Надо будет что-то придумать, чтобы не допустить подобного звона в старых тоннелях. Может обтянуть рукоятки сыромятной кожей?” - мелькнула мысль. - Доспех снижает подвижность, и он тяжелый. А со зверем так: не можешь победить - беги, пока не съели.
- Ну, как знаешь, Шеррат, - отозвался Тигус. - Поаккуратней там, постарайся чтобы тебя не съели, - шутка вышла так себе, но Шеррат всё же улыбнулся.
- Постараюсь. Прощаться не будем, еще увидимся, - охотник направился к выходу.
По пути назад он заглянул в кладовую и захватил целый моток кожаных ремешков. Учителя дома не было. В жилище стояла уже успевшая за месяц пребывания у них гостьи подзабытая тишина. Игнис одиноко сидела в своей каморке и что-то проверяла в пистолете. Что-то гнетущее и печальное было в её склонившейся над оружием фигурке. Шеррат подошёл ближе.
- Всё в порядке?
Она подняла голову, и стало понятно, что в пистолете она всего лишь передёргивает туда-сюда крепление батареи. Просто так, бесцельно.
- Вроде, - Игнис неуверенно поправила на воротнике рубаху и добавила, стараясь не смотреть на Шеррата: - Мне как будто… Не знаю... Может, просто нервное после вчерашнего.
Ей стало неловко под его взглядом. Холодок поспешил исчезнуть, но настроение Игнис не улучшилось.
- Мы уже выходим? - спросила она и встала с постели, пытаясь побороть неловкость и нечто тягостное, что изводило её после утреннего разговора с Шарканом.
- Наверное, - не очень уверенно ответил охотник, но затем, будто решившись, подошел к Игнис и приобнял за плечи. - Если ты не захочешь идти со мной, я пойму. Я же вижу, тебе всё это не в радость.
- Да, нет. Дело не в тебе и не в охоте, - она опустила жвала, а на её шее вздрогнули жилы, словно удерживая в ней что-то, чего она не хотела показать Шеррату. - Я... себе сама не в радость.
Ей хотелось постоять так подольше. Даже если потом войдёт Шаркан и снова начнёт отчитывать её. Но время не ждало. Им уже давно пора было идти, и Игнис чувствовала, что старик ждёт их где-то дальше по коридору. Она стиснула зубы, едва слышно заворчала и пошла к выходу из пещеры.
- Идём. Я в порядке. Шаркан ждёт.
Шеррат с сомнением посмотрел на Игнис, чуть склонив голову набок и внимательно глядя на неё цепкими янтарными глазами. Однако больше ничего спрашивать не стал.
- Сейчас, подожди, - сказал он и принялся обматывать металлические ключи сыромятной кожей, с силой прижимая их друг к другу.
- Зачем тебе? - спросила Игнис с удивлением.
Вместо ответа охотник взял один из ключей, который еще не успел обвязать, и ударил по ребру другого. Пещера наполнилась грубоватым звоном.
- Красиво, звенят? - Игнис согласно кивнула в ответ на вопрос Шеррата, а он, в свою очередь, кивнул сам себе, будто соглашаясь с какими-то своими выводами, после чего продолжил: - А представь такой звон в Старых Тоннелях? - договорив фразу, Шеррат закончил и обвязывать ключи. Затем зашёл в свою келью, вернулся с продолговатой плетеной корзиной с ремнем, чтобы было удобно носить её на плече, закинул в неё ключи и повесил корзину себе на плечо. Затем взял три копья у стены и двинулся к Игнис.
- Сдаётся мне, нас ждет не только Шаркан.

Подозрения Шеррата подтвердились, когда они вышли в зал с воротами. Там собралось несколько десятков анахорров во главе с воодушевленным сверх всякой меры Дэниром. Шаркан рядом с ним выглядел потерянным и погруженным в свои думы. Едва Шеррат и Игнис появились в зале, все присутствующие повернулись в их сторону.
- Вот они, наши герои. Те, кто решил защитить нас от чудовищ, что скрываются во мраке!
Шеррат молча шел к воротам. Его коробило от каждого слова Дэнира, и от всего этого представления, что старейшина здесь устроил. Игнис чувствовала себя не намного лучше.
Шаркан видел состояние своего ученика и подал сигнал привратникам, чтобы те подняли решетку. Дэнир продолжал говорить, но Шеррат не слушал его, сконцентрировавшись на мраке тоннеля прямо перед собой. Прикрыл глаза и что-то тихо прошептал себе под нос. И после того, как решетка поднялась, спокойно пошёл вперед, своей решимостью увлекая за собой и Игнис.
Едва за ними опустилась решётка, турианка ощутила знакомое ей уже чувство отчуждения - того, как жизнь разделилась на “там, в лучах света” и “здесь, во мраке”. Они уже собирались идти дальше, но их остановил голос Шаркана, что стоял за решеткой:
- Шеррат, Игнис, берегите себя! - сказал старик, резко развернулся и отошел в сторону.
Охотник и учёная остались вдвоём. Ощущение тоски и одиночества навалилось на них, хотя они стояли не далее, чем на расстоянии вытянутой руки друг от друга и всего в нескольких шагах от решетки.
- Интересно, с чего это Дэнир так раскудахтался? - вдруг задался вопросом Шеррат.
Игнис пожала плечами.
- Я не увидела в его словах ничего, кроме сарказма. Мог бы сказать их нам, не собирая такого цирка, - она задумалась и добавила: - Ощущение, что он готовит себе пути отхода на случай, если мы не вернёмся. Или если вернёмся с тварью. Он выигрывает в любом случае, - голос Игнис ожесточился. - Политик… Ненавижу таких, как он. Кземны двуличные.
Чёрный турианец согласно кивнул. Молчание было красноречивей любых слов. Игнис глубоко вздохнула и закрыла глаза. В этот раз морда ишин-ара ей не явилась, что внушало некоторую надежду на лучший исход, чем в их первую охоту. Постояв пару минут, турианка открыла глаза, и, как и в прошлый раз, границы мрака словно раздвинулись и сквозь него проступили очертания стен.

Они не спеша двинулись вперёд по туннелю. Дойдя до развилки, Шеррат указал копьем на пол, и Игнис увидела пятно засохшей дурно пахнущей крови и кровавую “дорожку”, уходящую вглубь коридора.
- Это тот, которого пристрелил Шаркан. Уволокли тело, - прошептал охотник.
- Свои же? - Игнис присела рядом с пятном. Вспомнив, как они выбирались из лабиринта, как пытались открыть решётку, она приглушённо заворчала. - Думаешь, они его сожрали?
- Ну, явно не лечить или хоронить, - Шеррат тоже присел, поскреб когтем кровь и поднёс палец к носу, словно принюхиваясь. Охотник заметил, что кровь потеряла свой мерзкий кислый запах и приобрела другой - горький, достаточно резкий и стойкий. Игнис, следя за его действиями, молчала и, по-видимому, ждала объяснений.
- Что-то не так? - спросила она, когда молчание излишне затянулось.
- Странно… Такое чувство, что кровью пометили территорию, - ответил Шеррат. - Старайся не наступать на неё.
- Духи… - Игнис попятилась от черневшей на полу лужицы. - Зачем помечать территорию собственной кровью?
- Я не уверен, что это специально. Видимо, это одно из свойств их крови, - сухо ответил Шеррат, поднимаясь.
“Право крови, как и у нас? - почему-то пришла в голову Игнис аналогия с древними негласными турианскими законами. - Только странное какое-то…”
- Шеррат, - неуверенно произнесла она. Сознание цеплялось за ускользающую туманную ниточку догадки. - Как ты думаешь, они могут быть хоть насколько-то разумны?
Охотник на пару мгновений задумался. Всё таки очень уж странно они себя вели в первом зале. Ещё не один зверь не общался с другим посредством слов, хотя тут даже не слов, а звуков. Ишин-ары явно были умнее обычных хищников, что встречались Шеррату, но всё же оставались зверями.
- Разумеется, они разумны, но не настолько как мы, - отозвался черный турианец.
Пара двинулась дальше. Путь по окутанным мраком коридорам предстоял не длинный, но, в то же время, и Шеррат никуда особо не спешил. Шел медленно, прислушиваясь и вглядываясь в черноту впереди.
Вскоре воздух стал свежее и более влажным, нежели в остальной части Старых туннелей. Шеррат и Игнис подошли ко входу в зал с колоннами. После долгого пребывания в тесных туннелях свободное пространство ошеломляло своей пустотой. Появилось ощущение, что ещё чуть-чуть - и высокие своды рухнут им на головы. Шеррат подошел к ближайшей колонне, повернулся к Игнис и приложил пальцы ко рту, как бы говоря: “Ни звука.” Она согласно кивнула и подошла ближе к охотнику, что, словно обсидиановое изваяние, замер рядом с колонной, всматриваясь в окружающую его темноту.
Глаза самой Игнис тоже успели привыкнуть к темноте настолько, что она отчетливо могла видеть мелкие детали на расстоянии в десяток метров. И ей начало казаться, что от свода этого огромного зала исходит блеклый свет. Похоже, её зрение продолжало меняться в условиях подземной жизни. Сейчас она видела заметно лучше, чем тогда, когда в первый раз последовала наставлениям Шаркана.
Абсолютную тишину нарушало лишь завывание ветра в воздуховодах. Странное сочетание звуков вызывало внутри тревогу, а от тревоги и без того обострившееся восприятие снова точно выпустило в окружающий мрак сотни тонких нитей, в мельчайших подробностях “изучавших” каждый дюйм пространства. После непродолжительного нахождения в тишине, Игнис показалось, что она слышит даже звук дождя снаружи, и биение собственного сердца, и биение сердца Шеррата. Сердце охотника билось спокойно и ровно. Если он и испытывал страх, то не подавал вида, используя этот самый страх лишь как инструмент для обострения чувств и реакции.
Охотник тоже смотрел и слушал, и тоже не только глазами и ушами. Как и Игнис, он слышал шум дождя, но не мог понять, откуда идёт звук: до прохода с решеткой было уже далековато, да и прошлый раз ничего подобного ему не слышалось. Хотя, может, он просто не прислушивался.

Шеррат осмотрел место прошлой схватки с ишинами. Тел не было, только разломленное пополам копье и лужи зловонной крови. Впрочем, в лужах лежали какие-то куски тел хищников. Даже не куски, а обглоданные кости. Но турианца больше беспокоило другое: не притаилась ли в темных углах пара-другая живых ишинов. И лишь убедившись, что проход чист, Шеррат и Игнис приблизились к месту прошлого боя.
- Этого, видимо, они съели прямо здесь, - тихо проговорил охотник, присев рядом с лужей крови и стараясь не наступать в неё. В луже лежали обломки костей, куски плоти, а чуть дальше - обломок черепа, вернее, его нижняя часть вместе с челюстью. Чтобы не наступить в кровь, Шеррат подцепил кость копьем и вытащил её из лужи. Вместе они с любопытством осмотрели останки зверя.
От черепа осталось немного - лишь часть верхней челюсти чуть ниже носа. А вот нижняя челюсть была в полной сохранности. Она очень походила на турианскую, даже мандибулы у неё были, только массивнее и более плотные. На самой челюсти в передней части уцелело несколько зубов, и Шеррат заметил странную особенность: по центру, между одним передним зубом и тем местом, где должен был быть второй, имелась щель в кости. Турианец перевернул пасть и увидел с внешней стороны челюсти такую же. Шеррат вытащил один из своих ножей и вставил в щель. Лезвие вошло на удивление легко. Он пошевелил лезвием, и щель стала больше - нижняя челюсть зверя состояла из двух половинок, крепко соединенных друг с другом и способных расходиться, увеличивая ширину пасти. На это указывали и оставшиеся небольшие ободранные зубами тяжи сухожилий, что крепились к небольшим бугоркам на каждой из получелюстей - вдоль края щели.
- Похоже, их нижняя челюсть состоит из двух частей. И эти части раскрываются. - не в суставах, а в передней части, - Игнис хмыкнула, и хмык плавно перешёл в тихое рычание. - как будто ещё одни мандибулы, на которые натянуты кожа и мясо.
Шеррат согласно кивнул. Охотник пришёл к тем же выводам, хотя и не совсем понимал, как это раньше он не замечал, что нижние челюсти ишинов расходятся в стороны. Не найдя ответа на свой вопрос, Шеррат поднялся, и Игнис последовала его примеру.
- Нам к колодцу, - прошептал он.
- Если бы не вторые мандибулы… - Игнис шла чуть позади, у левого плеча Шеррата, и рассуждала вслух. - Они во многом похожи на нас… - она вопросительно посмотрела на него, ища подтверждения своим мыслям.
- Это странно, Игнис. Раньше они были другими. - ответила Шеррат. - Но всё равно, они не мы. Лживая оболочка с лживым содержанием, - он прислушался. Ему показалось, что впереди что-то есть. Жестом показав Игнис, что нужно замолчать и остановиться, Шеррат двинулся дальше по залу. Сделав несколько шагов и укрывшись за колонной, охотник вновь прислушался. Полнейшая тишина... Казалось, даже звуки воды не дерзали нарушать покой этого склепа. Чёрный турианец убедился, что опасности нет и снова жестом подозвал к себе Игнис.
За колонной открывалось свободное пространство со знакомым дискообразным постаментом. Снова дохнуло свежестью, и Шеррат воспрял духом: оставалось пройти совсем немного, и они вновь окажутся в тоннеле. А за ним уже будет резервуар.
Охотник вышел из-за колонны и осторожно двинулся вперед, всматриваясь в темноту между каменными столбами. Шаг, еще один и еще…. Всё оставалось тихо и спокойно, казалось, что опасности нет. Только Шеррат твердо знал: она есть, - и ни на секунду не позволял себе об этом забывать. Благополучно добравшись до постамента, он дал знак Игнис, что можно идти.
- Нам туда, - Шеррат копьём указал в сторону, противоположной той, куда они пошли в первый раз. - Игнис, приготовь оружие. Будь готова, - турианка согласно уркнула и достала пистолет. Оружие послушно разложилось в боевое положение, ободряюще мигнув дорожками синих огоньков по обеим сторонам ствола.

Дальше пустое пространство они преодолели вместе, готовые к атаке зверя, которой, к счастью, не последовало. Чувство постоянной опасности давило непосильной ношей, хотелось остановиться, присесть у стены и расслабиться хотя бы на пару минут, но делать этого было нельзя категорически. Не здесь и не сейчас... Игнис и Шеррат крались между колоннами, и вскоре перед ними появился вход в ещё один тоннель.
Он был шире, но ниже того, по которому они пришли сюда. Игнис почувствовала, как верхний край её лобных пластин касается потолка коридора каждый раз, когда она чуть выше приподнимается на стопе. Шеррату же пришлось согнуться, чтобы войти в коридор. Теперь он шёл впереди Игнис, напоминая уже не лёгкую чёрную тень, а широкое грузное облако.
Пространство вокруг сжалось настолько сильно, что Игнис почудилось, будто сам воздух стал плотнее и менее прозрачным. Во всяком случае, видимость несколько снизилась - до пяти-семи метров, и Шеррат скользил по краю различимого ею пространства. А ещё стало заметно холоднее, словно тепло уходило сквозь стены, будучи не в силах противиться притяжению чего-то незримого, находящегося далеко впереди.
Через сотню шагов воздух в тоннеле снова переменился. Запах плесени усилился, и к нему добавился новый - тяжёлый, гнилостный. Скоро возникло желание повернуть обратно, подняться на поверхность и, выйдя под дождевые струи, смыть с себя грязь, которой, казалось, был пропитан здесь каждый камень, каждая трещинка в породе.
- Шеррат, куда мы идём? - не выдержав, спросила Игнис, и шёпот её громом отразился от стен и низкого потолка, давно не слышавших столь громких звуков.
- К резервуару, - ответил Шеррат. Он и сам все отчетливей слышай противный запах гнили, идущий из противоположного конца коридора. - Ещё немного, Кира.
- С чем этот резервуар? - с непривычки Игнис начинало мутить. Тупо уставившись в одну точку, она шла вперёд, моля Духов помочь ей продержаться те самые “ещё немного”, что обещал Шеррат.
Похожий на узкий лаз проход вскоре действительно выпустил их из своих объятий. Но мерзкий запах, скорее даже уже откровенный смрад, никуда не делся, а, напротив, усиливался с каждым шагом. Путники оказались в довольно просторном округлом помещении, от которого расходилось множество коридоров. Чем-то этот зал напоминал зал с источниками, и, по мнению Игнис, имел схожее назначение. Посреди него к потолку уходила странная, огромных размеров металлическая конструкция, напоминавшая большую цистерну с приделанным к её основанию небольшим округлым баком, похожим на широкую чашу.
Шеррат приблизился ко дну чаши, для чего ему пришлось немного пригнуться. Положил копья на пол, он снял с плеча корзину и полез в чехол за инструментом. Затем повернулся к Игнис, что в некой растерянности застыла у входа, и жестом велел подойти ближе и следить за выходами из тоннелей.

Возложенную на неё обязанность она исполняла недолго. Через пару минут Игнис уже размышляла, как можно совместить наблюдение за коридорами и изучение чаши, а ещё через пять уже откровенно рассматривала её, время от времени поднимая голову и оглядывая зиявшие чернотой проходы. Чаша, как и вся “цистерна”, была старой, даже очень старой, насколько можно было судить по её почерневшим бокам. А по неровностям на её поверхности Игнис поняла, что она не литая - чашу когда-то выковали из цельного куска железа. По дну шёл примитивный узор из отстоявших на небольшом расстоянии друг от друга параллельных насечек, нанесённых при помощи похожего на долото инструмента. “Нет какого-то конкретного стиля, по-видимому вольная мастерская фантазия,” - решила Игнис, уже в который раз переводя взгляд на тоннели.
Сам Шеррат принялся за работу. Ключ лег точно в паз, и охотник с легкостью его повернул. Первая гайка отошла на удивление легко, однако, полностью откручивать её Шеррат не стал, помня, что сначала нужно ослабить все. Воодушевленный первым успехом он принялся за остальные гайки, но поддаваться столь же легко они отказались. Тогда Шеррат решил переменить тактику и занялся одной, что находилась по прямой диагонали с первой. Сначала он попробовал её расшатать. Потом, навалившись на ключ, стал рывками толкать его - с тем же успехом. Наконец, поднырнув под инструмент, Шеррат ухватился за него с другой стороны и начал тянуть. И обрадовался, когда после продолжительных усилий почувствовал легкость. Решив, что гайка отошла, он снова навалился на ключ, но тут же рухнул на пол. А один из “рогов” ключа со скоростью пули улетел в один из тоннелей, где и пропал.
- Тус-маартешш, - шепотом выругался чёрный турианец, распластавшись на холодном полу.
- Я принесу, - отозвалась Игнис.
В коридоре, куда отлетел кусок инструмента, запах был как будто слабее. Хотя, скорее всего, она просто начинала к нему привыкать. Или же… Игнис вдруг поняла, почему гнилым болотом здесь пахнет меньше: воздух в проходе был неподвижен. Ни единой струйки не просачивалось сюда, словно перед входом висела невидимая пелена, преграждавшая дорогу малейшим дуновениям ветра. Изменилась и порода, из которой были сложены стены. Тёмно-бурый гранит сменился зеленовато-чёрным зернистым камнем, видимо, более твёрдым: обработка стен здесь была хуже, грубее.
Шагах в десяти от начала коридора Игнис увидела очертания отломившейся от ключа детали, подняла её и пошла обратно.
- Нашла.
- Умница, - прохрипел сквозь стиснутые зубы Шеррат, пытаясь вторым ключом все-таки открутить хотя бы ещё одну гайку. Мышцы под пластинами напряглись и вздулись от натуги, дыхание участилось. - Нет, - бросив занятие, выдохнул турианец и в отчаянии ударил ключом по металлу. Удары гулким эхом разлетелись по залу и тоннелям. - Игнис, дай мне свою игрушку, может ей что-то получится.
- Что ты пытаешься сделать? - она присела рядом в надежде поближе рассмотреть заплату на чаше, которую зачем-то хотел оторвать Шеррат. Нехотя протянув ему пистолет, Игнис добавила: - Осторожнее: может срикошетить от металла.
- Хочу сбить гайки, - Шеррат направил пистолет на заплату, приставив дуло к одной из металлических деталей, и положил палец на спусковой крючок. Игнис внутренне напряглась, готовясь к выстрелу. - Если мы её снимем, вода хлынет вниз, а мы внизу… кземна...Ничего не получиться, Игнис, - прошептал охотник, опуская оружие и возвращая его турианке. - Надо уходить… Кира.
- Вот, что здесь пахнет, - Игнис снова оглядела металлическую громаду над головой. - Зачем этот резервуар?
- Для воды. Как у нас… - он не договорил. Тишину нарушил знакомый квакающий звук, закончившийся щелчком. Шеррат замер на месте, потом взглянул на Игнис, приложил ладонь ко рту, а потом пальцами указал на глаза: ”Тихо и смотри в оба,” - говорили жесты.

Сжав в руке пистолет, Игнис развернулась к тоннелям. В висках застучало так, что на пару секунд заглушило все прочие звуки. Она почему-то посмотрела в сторону от чаши, надеясь увидеть там Шаркана, но вспомнила, что в этот раз старик с ними не пошёл. Они были вдвоём, а до решётки - едва ли не вдвое дальше, чем тогда.
Квакающий звук повторился. От напряжения у Игнис перехватывало дыхание. Она всматривалась в черноту коридоров, а в голове крутилась единственная мысль: увидеть зверя раньше, чем тот нападёт, успеть увидеть и хоть как-то подготовиться к атаке. Воздух стал как будто прозрачнее, светлее и “звонче”, если этот эпитет вообще был применим в отношении воздуха. По коже снова прокатилась неприятная, неуютная волна, пытливые нити-”щупы” шерстью заволновались над пластинами. Игнис повернула голову, всматриваясь в один из проходов, потом посмотрела на второй, третий... И инстинктивно прильнула к колонне. Звук повторился и эхом отразился от стен и сводов.
“Они уже в зале! Надо сказать ему…” - мысль показалась живой и настолько громкой, что в другой ситуации Игнис бы удивилась, как её не услышал Шеррат. Но сейчас она лишь послушно оглянулась, знаком указала турианцу вниз, говоря тем, что ишин-ары уже здесь. Шеррат присел под чашей, чтобы иметь наилучший обзор, какой вообще мог получить в данном положении. Оглядываясь, он осмотрел всю нижнюю часть зала, но она была пуста. Охотник двинулся к турианке, намереваясь вместе с ней отойти ближе к выходу.
Игнис наблюдала за черным турианцем, и тут до неё донёсся шлепок, как будто что-то капнуло на пол. Чувства обострились настолько, что, наклонив голову, турианка как среди бела дня увидела на полу каплю вспенившейся слюны. Игнис подняла голову - по колонне мордой вниз спускался ишин-ар. Зверь “квакнул” и, поняв, что его заметили, спрыгнул.
Вскрикнув, женщина отскочила в сторону за мгновение до того, как на то место, где она стояла, приземлился зверь. Она вскинула руку и выстрелила, почти не целясь. Яркий комок света на пару секунд ослепил её, и лишь по вою Игнис поняла, что попала. Когда зрение начало возвращаться, она увидела, как хищник, прихрамывая, отступает к стене. Его лопатка была пробита, кожа вдоль спины распорота, а с брюха на пол стекали тонкие ручейки крови. Похоже было, что пуля, пробив кость, по касательной прошла вдоль спины, не причинив зверю особо урона.
Отойти к стене ишин-ар не успел. Шеррат бросился к нему, запрыгнул ему на спину, прижимая к полу, задрал зверю голову и перерезал горло. Темная лужица с мерзким металлическим запахом растеклась по полу. Охотник вскочил на ноги, намереваясь схватить Игнис и бежать к селению. Но замер, увидев на полу еще троицу ишинов, что с нехарактерной для них грацией пытались окружить охотника и исследовательницу. Звери двигались медленно, словно боясь спугнуть добычу, но Шеррат знал, что ишины способны в любой момент одним прыжком преодолеть то небольшое расстояние, что разделяло их. Он шагнул по направлению к двоим из них и махнул копьём перед собой, описывая полукруг и тем словно очерчивая линию, к которой не стоит приближаться. Чудовища поняли намёк и остановились, издав рык и раскрыв истекающие слюной пасти. Третий зверь в этот момент обходил колонну, за которой находилась турианка.
Ощущение было странным. Если бы Игнис попыталась описать его словами, то эпитеты бы свелись к колючему, назойливому, злому. Оно касалось без пальцев, неприятно скользило по коже и едко пыталось забраться под пластины. Хотелось поёжиться, отряхнуться, скинуть её, но невидимая рука не уходила.
Игнис оглянулась и увидела позади себя шагах в десяти за столбом ишин-ара. Хищник понял, что его заметили, и заурчал, ударив себя по ногам тяжёлым хвостом. Ждать, что он будет делать дальше, турианка не стала и подняла оружие. Ишин-ар прыгнул, но Игнис успела выстрелить несколько раз в его сторону, одним из залпов угодив чудовищу в мягкое брюхо. Падая, туша сбила Игнис с ног, рука, державшая пистолет, непроизвольно дёрнулась, и пространство зала снова вздрогнуло от выстрелов. Пули попали в одну из колонн, оставляя на их поверхности неглубокие, малозаметные выбоины...
Звук выстрелов гулко отразился от стен, а огромный металлический чан добавил к эху металлические нотки. Мощный гул, подобный звону большого колокола, заполнил зал и ушёл куда-то вверх - туда, где чан был вмонтирован в скалу. Камень проглотил его, и гул, перейдя в низкий пугающий рокот, ушёл по нему глубоко в породу. За рокотом последовал ещё более страшный звук. У края чана скала издала тихий треск, почти неразличимый из-за наступившей после грома выстрелов глухоты.
Воцарилась тишина. Даже ишин-ары, ещё пару мгновений назад пытавшиеся сожрать Игнис и Шеррата, замерли, прислушиваясь. Турианка выбралась из под тела, не отрывая взгляда от выбоин, будто боялась, что стоит ей отвернуться - и произойдёт нечто страшное. Казалось, само время замерло, став тягучим, словно смола. Потянулись секунды - одна, вторая, третья… И от выбоин по колонне чёрными змейками поползли трещины. Раздался треск, отразившийся тяжелым, громким грохотом, идущим откуда-то сверху. Пол задрожал. Каменные столбы пошатнулись, во все стороны от них полетели осколки, словно колоссальная сила разрывала их изнутри. Резервуар загудел, резонируя с окружающим грохотом и лишь ускоряя тем самым разрушение потолка пещеры. Натянутыми струнами застонали неповреждённые колонны. Сверху посыпалась мелкая каменная пыль, треск нарастал, оглушая и заставляя пластины на коже болезненно ныть. Наконец, с громким хлопком, похожим на взрыв, надломилась еще одна колонна...
Первым опомнился Шеррат. Сбросив с себя оцепенение он бросился к Игнис, и, схватив её за руку, потащил к тому самому коридору, откуда она принесла ему обломок ключа. Рядом с ними об пол разбивались огромные каменные глыбы. Хлопок… хлопок… хлопок… Оставшиеся колонны разлетелись вдребезги. Забегая в тоннель Игнис увидела как огромная чаша падает на пол, проламывая его и увлекая вниз за собой груды камней.
Спину и ноги секли осколки гранита, угрожая погрести под собой беглецов. Даже воздух как будто стал вязким и плотным от грохота, мешая двигаться. Но ноги несли вперёд, хотя никто уже их и не чувствовал.
Шеррат и Игнис успели пробежать вперёд ещё немного, когда мощная волна воздуха швырнула их на пол. В поднявшемся крошеве было тяжело дышать, а камень дрожал под ними, словно живой. Рокот продолжал гулять где-то в недрах скалы, грозя обрушить на них своды тоннеля. Но стены выдержали. Понемногу грохот пошёл на убыль, уползая вниз, в глубину, несколько раз “огрызнулся”, словно сожалея, что не смог унести с собой нарушителей покоя, походил диким зверем из стороны в сторону и, наконец, затих.
Предыдущая глава
Просмотры: 82

Отзывы: 1

1
1 ReaperSlayer ReaperSlayer

Супер!

Рейтинг квестов в реальности