После нас. Глава 15 - 2328-2330. Наследие 1/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 15 - 2328-2330. Наследие 1/2
2328.
Астерия, система Геката, Центр Аида


Прошлое, которого Трея отчаянно придерживалась для построения карьеры охотницы, и настоящее, в котором она цеплялась зубами за первенство среди равных ей, сплетались в тугой жгутовый узел, сковывающий её же по рукам. Трея Т’Сони, всегда решительно ступающая вперёд и производящая на военное командование впечатление своим упорством, исключительной быстротой реакций в бою и личностной отчуждённостью, оказалась в ловушке собственных амбиций, разрывающих её натуру изнутри.
Служба в азарийских наземно-воздушных войсках и желание путешествовать в качестве космопеха, выполнение задач командования и жажда самостоятельного принятия решений без отчётности перед кем-то, попытки проникнуться военной атмосферой и стать частью чего-то большего при постоянном формировании новых отрядов без возможности привыкнуть надолго к напарникам, требовательность к доскональному знанию инструкций и регулярное обновление должностных постулатов, желание закрепиться за одним местом и обрести стабильность, идущее вразрез с потребностью в жаждой странствий. За что бы ни зацепился пытливый ум, всё казалось противоречивым и чуждым.
Странное чувство возникает, когда череда собственных действий и выборов приводит ровно туда, где ты хотел бы оказаться меньше всего. Ведь тогда оказывается не в чем и не в ком искать вину, кроме самого себя. Так и Трея оказалась зажатой сетями центрального управления распределительными отрядами и раздавленной должностными обязанностями своего положения. Можно было бы сказать, что исполняемые инструкции и приказы являются опорой для деятельности.
Трея же чувствовала себя скованной и запутавшейся. Разочарованной в годах учёбы, в военной академии, в выбранной профессии, в десятилетиях работы над телом и силой воли, в жизненных ориентирах, в будущих целях - но самое главное, в себе. Она прожила больше полувека в погоне за мечтой - и всё ради того, чтобы осознать её недостижимость.
С юношества Трея стремилась стать коммандос, чтобы руководить небольшим отрядом доверенных лиц, и выбиться в элитный разряд охотниц, в чём ей очень помогли усердные тренировки и наставления юстицара Самары. Однако под этим видимым пластом оказалось нечто недостижимое, чего сама Трея не осознала, пока не стало слишком поздно. Больше всего она жаждала самостоятельности.
Трея же, пусть и в отлично севшей форме элитного бойца, оставалась пешкой. Шестерёнкой, удачно встроенной в государственный аппарат Азарийской республики. Фигуркой, управляемой чужой рукой на доске и выполняющей прямые приказы. Личностью, не смеющей ослушаться распоряжений, будь они мелочными или крупными. Никакой свободы, никакого выбора и риска - всё решалось за неё.
Казалось, сверстники, дослужившиеся до того же звания или ниже, были довольны своим положением. Возможно, они знали, на что идут и кем станут, не ожидая большего. Трея корила себя за идеализм: слишком сильным оказалось стремление совершить какие-то перемены, играть роль спасителя или даже просто стать кем-то большим, чем она была. Потому винить Трея могла только себя, досадуя из-за разбитых надежд и перекрытых путей отхода. Она запутывалась всё больше с каждым годом: не знала, куда двигаться дальше, не догадывалась, как добиться права на самостоятельные вылеты и моральную свободу, но бросать своё военное положение, достигнутое с таким упрямством, болью и жертвами, она не могла, ровно как не могла, столкнувшись с тупиком в карьерном продвижении, плыть в свободном течении, повинуясь обстоятельствам, ведь Трея терпеть не могла отпускать поводья из-за потери чувства контроля.
Что же так давило на неё извне? Дело было в консервативности военной структуры, не сочетающейся с либеральным политическим управлением Азарийской Республики. Старая проблема, о которой слагают столько публицистических книг и научных трудов, на которую намекают в своих монографиях выдающиеся умы, но не в силах решить. На более единичном, приземлённом уровне - в сменяющемся командовании без возможности выбора постоянного руководителя; в лидерах отрядов, не желающих по заслуге положения и возраста уступать места новичкам; в постоянной смене соратников, к которым Трея лишалась возможности и привыкнуть, и проявить свой потенциал; в тонне электронных данных, которые было необходимо заполнять в высокопарной отчётной форме точно школьные домашние задания по расписанию; в тысяче мелких задач, ради которых их отправляли на защиту и, если очень повезёт, зачистку территорий от пиратов, каперов и террористов.
Трея искала плюсы даже в своей ситуации. Заржавевшее госуправление научило её мобильности и гибкости для выполнения большого количества задач, но вот парадокс - эти навыки оказывались абсолютно бесполезны в борьбе с системой.

Трея смотрела на экран, отображающий в командном центре корабля распределение её текущего отряда, и по привычке дёргала цепочку, на которой носила мамин жетон. Построение на этот раз выдалось удачным, за исключением вероятности, что за их отрядом могли следить летающие дроны-шпионы или разглядеть на открытой местности с высоты снайперы. Эти варианты попадали в категорию наименее вероятных, поэтому в расчёт при постановке сил не брались. Много резких поворотов при скате с горы на подходе к космопорту - неудачное расположение, солдаты будут видны как на ладони. В редком случае так могли подстроить засаду.
- Выдвигаемся через двадцать минут, - подвела итог капитан Десаи. - Т’Сони, не надо всё время сверкать спиной впереди. Позволь в этот раз отличиться напарникам. Остальные постарайтесь двигаться поживее, сегодня будет задание не из простых.
Трея сжала челюсти и постаралась задержать острый взгляд в стороне, чтобы не спровоцировать негодование служащих. Последняя коммандос работала с её отрядом уже четыре месяца и успела изучить индивидуальные особенности их всех, только делала вид, что стрижёт подчинённых под одну гребёнку. Сама Трея даже не пыталась запоминать имена соратников, ведь стоило привыкнуть, как отряд будет расформирован и создан заново с новыми лицами. Считалось, что обновление состава войск идёт на пользу мобильности отрядов и соперничеству. Хотя самой Трее казалось, что вместо соперничества в отряде должны присутствовать взаимовыручка, товарищество и сотрудничество, но кто же станет её слушать.
Т’Сони встала следом за соратниками, чтобы готовиться к выходу. Она надела элементы брони, скрыла лицо за гладким стеклом шлема, закрепила пистолет-автомат, пулемёт на бедре и в завершение размялась, чтобы проверить удобство формы. Всё сидело идеально, ничто не сковывало движений, даже оружие она старалась модифицировать для равновесности с двух сторон. Форма ощущалась на коже только за счёт плотных ремней.
Что-то подсказало Трее в этот день хотя бы в этот раз не спорить с начальством и следовать точно приказам. После высадки она отправилась к точке расположения, отмеченной на навигаторе, повинуясь странному смирению с решением капитана Десаи. Добраться до космопорта не составило для отряда никакого труда, весь путь оказался точно расчищенным до них. Всё шло слишком гладко.
- Седьмая. Капитан, - активировала Т’Сони внутреннюю связь, - я вижу камеры слежения. Старая, но рабочая модель. Даёте разрешение на ликвидацию?
«Даю разрешение. Впредь уничтожайте все точки наблюдения, только без шума».
Трея отправила дефрагментацию в поле зрения линзы и сжала биотические поля. Камера со скрежетом осыпалась осколками в траве. Возможно, она пропустила несколько штук ранее, но никто из отряда, казалось, даже не допустил мысли, что за ними может вестись наблюдение противником, захватившим космопорт.
Пара человек отреагировали и повернулись в сторону звука. Только поля массы вокруг руки Треи подсказали им, что случилось. Несколько азари двинулись вперёд, последняя намеренно толкнула Т’Сони плечом. Пятая.
- Тебе сказали не высовываться. Иди сзади.
Трея усмехнулась. Она запомнит того, кто виноват в раскрытии позиции отряда. Соперница ушла далеко вперёд. Пусть она неплохо перебегала от одного укрытия к другому, её перемещения не заставляло труда отследить. Трея не вмешивалась.
Как в ответ на её мысли, у первой же лестницы активировались турели.
- Пригнись!
Снаряды пролетели прямо над головой девушки.
«Доложите обстановку», - раздалось в наушниках.
- У противника самонаводящиеся турели! Никто не ранен!
«Ищите обходной путь».
Трея переглянулась с шестой азари, говорящей с капитаном. Наконец-то затихло: турели остановились, но не свернулись обратно в переносной вид.
- Враг знает о нашей позиции. Надо менять стратегию на ходу.
- Скажи это им, - шестая повела прицелом в сторону напарниц, и активировала связь. - Пятая, говорит шестая, вам нельзя идти в лобовую атаку. Найдите способ вернуться на позиции.
- Не указывай мне, что делать. Ты не капитан.
- Это слова капитана, - вмешалась Трея. - Так, на всякий случай, если ты не расслышала приказ среди дроби пуль.
По связи раздался раздражённый вздох.
- Я не вижу путей отхода. Если высунемся, турели снесут нам голову.
Нужно было отойти от первоначального плана и думать своей головой, чтобы вытянуть других солдат из неудачной позиции. Как обычно. Трея дёрнула головой в сторону ската дороги и нырнула в кусты. Шестая даже не стала спрашивать, что ей пришло в голову: она привыкла к внезапным, резким, но притом деятельным решениям напарницы. Т’Сони пробралась за деревьями поближе к проходу, защищаемому турелями, и активировала дрон.
- Али, деактивируй орудия.
«Слушаюсь, мэм».
Та самая Али, над которой Трея работала с детства ради развлечения и любопытства, теперь служила ей единственным верным помощником в бою, не раз спасая жизнь. Трея привыкла не замечать схожесть её интонаций с голосом Лиары, хотя и знала, что тональность действует положительно, заставляя собраться в трудных ситуациях.
Турели деактивировались и опустились. По связи заговорила пятая:
- Т’Сони, ты опять используешь свои технические штучки?
- Пожалуйста, - только и ответила Трея.
На углу здания показались ещё камеры, которые стали заметны уже после наведения.
- Седьмая права, - ответила шестая и подключила капитана Десаи. - Путь расчищен, но противнику будет легко отследить наши перемещения.
Ответ не раздался.
- Говорит шестая, центр?
Снова без ответа.
- У них глушилки, наверно, - ответила третья. - Если они подключились к сети камер с терминала в зоне службы безопасности, могли деактивировать и вышки. Что будем делать?
Трея снова скрылась в кустах и направилась вдоль здания, выполняющего роль пропускного пункта. Один за другим гасли мониторы камер. Подхватив идею, первые солдаты пошли вдоль противоположной стены. Разобравшись со всеми камерами, что удалось найти, отряд воссоединился.
- Мы потратили много времени, чтобы осложнить наблюдение врагу, - пятая кивнула на Трею. - Надеюсь, оно того стоило. Но теперь действовать нужно быстро, внутри могут быть заложники.
«Должны быть», - Трея решила не спорить с ней и предоставила возможность показать себя. Так ведь приказала коммандос. Никто не шевелился.
- Седьмая, есть идеи?
Трея кивнула и воспроизвела на инструментроне план здания:
- Самый короткий путь до главного центра управления находится на противоположной стороне, и добраться до него можно по крыше, выбив стёкла. Но придётся пробежать через внутренний двор. Если нам нужно преимущество перед врагом, стоит наведаться в центр службы безопасности. Он выше на два этажа.
Солдаты переглянулись между собой.
- Тогда наверх, пошли.
Не сильно беспокоясь о порядке, азари повторили расположение, которое предложила капитан Десаи ещё в пункте командования, чтобы лидировала первая. Закинув тросы, военные поползли по стенам вверх. Трея старалась ускорить подъём с помощью биотики. Видимо, заметив её след в окне, противник открыл огонь.
- Прижмитесь!
Сама Трея рывком пробежала до балкона несколькими этажами выше. Запыхалась, конечно, зато сэкономила кучу времени. Отряду придётся пробиваться с боем, пока она получает доступ к внутреннему контролю помещений.
Впереди раздались выстрелы, Т’Сони едва успела выставить биотический барьер. Штурмовики защищали точку безопасности. Опрометчиво с её стороны врываться в бой в одиночку, но на раздумья времени не оставалось. Трея окружила себя барьером полностью и что есть сил побежала вперёд.
Град пуль разбивал окна, осколки летели мимо, скользя по полям массы, и среди всего этого отблеска стёкол и отражений биотических вихрей Трея вскочила наверх. В последний момент ей удалось закинуть трос, чтобы зацепиться за следующий этаж. Выстрелы стихли.
- Где она?
Один из штурмовиков вышел наружу, чтобы оглядеться, но в неповоротливой броне сделать это было неудобно. Трея запустила биотический удар, чтобы впечатать его в плиты и скинуть с балкона, надеясь, что тело противника не заденет её напарников внизу. Раздался удаляющийся крик, а после разговор.
- Что это было? Бегом, она наверху!
Штурмовики пошли один за другим наружу, целясь винтовками вверх, где Треи уже не было. Т’Сони отдышалась и побежала по этажу выше, заскочив через разбитое стекло. Послышались выстрелы: очевидно, её напарницы сообразили подняться наверх, чтобы оказать поддержку. По связи раздался голос первой:
- Седьмая, я тебе голову откручу, если ты не вернёшься к нам!
Трея только засмеялась с придыханием, оставив лидера без ответа. Она бежала и бежала, сменяя укрытия, чтобы добраться до лестницы. Пользоваться лифтом было слишком опасно. В проёме показались противники. Трея отправила дефрагментацию и быстро спряталась за стеной. Противников трое, судя по направлению пуль. Т’Сони запустила сингулярность и расстреляла одного за другим, после чего, не теряя времени, побежала вниз. Как раз вовремя, чтобы остановить отряд, бегущий навстречу её напарницам. Противник оказался зажат с обеих сторон.
- Огонь! - закричала по рации первая.
Град пуль полетел в сторону пиратов. Шесть азари отстреливались от противника с отчаянием и одержимостью. Трея стреляла с обратной стороны наверняка, стараясь не попасть по своим. Когда стало чисто, Т’Сони подала сигнал и побежала к терминалу. Ускорить время подключения помогла Али.
- В этот раз, - накинулась на неё пятая, - тебе нужно было высунуться раньше и хотя бы сказать нам, что ты задумала.
«Командный центр на связи. Продолжайте наступление».
Соперница аж зарычала от злости. Связь была восстановлена, и теперь все они отчитывались уже не перед собой, а капитаном Десаи, которая продолжала курировать их операцию. Но было нечто, что заставило Трею усомниться в том, что сигнал был заглушён противниками: Али не восстанавливала связь с вышками. И возможно, только возможно, что кто-то из её отряда был подключен к отдельному каналу, чтобы у командования оставалась возможность наблюдать за ними. Это и правда было задание не из простых - их проверка на умение объединиться, которое отряд не прошёл. Слишком много было ругани и подстрекательств друг друга.
В главном центре оказались только лидеры каперов, но заложников нигде видно не было. После успешного отстрела удалось покопаться в данных противника и обнаружить, на каком этаже и в каком из помещений был размещён персонал. Дело оставалось за главным - освободить пленников, томящихся в заточении вот уже третьи сутки.
- Это не простые пираты. Это террористы. Смотрите, - Трея увеличила на экране запись одной из камер, - они провели по всему этажу взрывные устройства, усиливающие волны друг друга. Мы первыми ворвались и начали огонь, значит...
- Пора заканчивать, вот что это значит, - прервала её пятая. - Мы сами знаем, что это террористы, зачем иначе им брать в заложники весь персонал космопорта.
«Значит, должны быть требования к нам, - продолжала размышлять Трея, игнорируя её. - Цель не груз, а сам персонал, и мы прилетели не на зачистку, а разрешение конфликтной ситуации. Мы уже открыли огонь, а значит с их стороны могут начаться жертвы».
- Всё, отдохнули? Пошли, - первая дёрнула винтовкой в сторону прохода.
- Подождите, - Трея подключилась к линии коммандос. - Капитан, если это террористы, нам нужен переговорщик, иначе возможны жертвы среди персонала.
«Седьмая, вы правы, - ответила капитан Десаи, - но в данных условиях ваша задача ликвидировать всех налётчиков. Главное - не дать взорвать космопорт, он является важным пограничным пунктом с Аттическим Траверсом».
Трея не верила своим ушам. Учитывая обстоятельства, командование было обязано отменить налёт и выслать подкрепление с кем-то, кто умеет вести переговоры с террористами. Былая уверенность тут же иссякла, она опустила руку и застыла в неверии: все, весь персонал, охранники, грузчики, пассажиры оказались под прицелом. Кто из них мог остаться в живых? Как обезвредить бомбу, охраняемую десятками террористов прямо под их ногами?
Первая дёрнула Трею за плечо:
- Седьмая, соберись. Мы все знали, на что идём.
- Видимо, не все, - прошептала Т’Сони. - Итак... какой у нас план? - она отвела крепкую руку лидера от плеча, почти дёрнув ею. - Жертвы на одном ярусе, окружённые террористами, бомба на другом ярусе, так же защищённая штурмовиками. Нам нужно разделиться, чтобы успеть и спасти людей, и остановить захватчиков.
- С ума сошла? Там десятки солдат. Нужно выбирать.
- Деактивируем бомбу - и всех расстреляют, - жёстко процедила Трея.
- Ты не знаешь, мы не знаем. Да Богиня твою мать, - разозлилась пятая.
- Не соглашусь, стоит прислушаться к седьмой, - шестая подмигнула Т’Сони. - Разделимся три к четырём, уберём охранников по-тихому, выведем заложников, после чего спустимся к штурмовому отряду. Только убрать их нужно будет быстро, чтобы никто не успел нажать детонатор.
План звучал замечательно, но в реальности трудно выполнимо.
- Всё, я сваливаю.
- Куда?
Трея обернулась на лету:
- Чистить в режиме маски. Шестая, ты со мной?
Напарница кивнула и пошла следом за Т’Сони, чтобы спустить трос. Им пришлось миновать несколько этажей выше, чтобы добраться до яруса, на котором были расположены заложники. Стрелять - не вариант. Пришлось найти самое глухое место и, протиснувшись меж балок, пробираться в приседе. Тщательно прислушиваясь к шагам охранников, Трея и шестая ликвидировали штурмовиков одного за другим с помощью биотики: сингулярность, стазис, опустошение успешно сочетались с дефрагментарностью и биотическими ударами, позволяя оттягивать, вылавливать, а иногда даже выкидывать противников в пробитые пулями окна.
Осталось всего трое охранников, когда шестая шепотом заговорила с первой:
- Мы почти у цели, как дела у вас?
- Заняли укромные позиции, ждём вашего сигнала.
Когда связь прервалась, Трея пробубнила:
- Ни минуты без нас не могут, что ли.
Шестая усмехнулась, пробираясь дальше в приседе:
- Не все так умело пользуются биотикой, как ты.
- Ты мне льстишь.
- Нет, серьёзно. Опустошение мне только во снах снится.
Успешно зачистив этаж, шестая и Трея побежали к остальным охотницам, стоящим в укрытиях в ожидании подкрепления. Договорившись условными сигналами, каждая взяла на себя по два противника для ликвидации. Численное преимущество вмиг уступило биотической силе отрядов. Раскидав в стороны противников, азари для вероятности выстрелили каждому в голову. Бомба стояла нетронутая, заложники этажом ниже целые.
- Это всё? Можно идти?
Захлёбывающийся в крови оперативник почти нажал кнопку, прежде чем в его голову влетел быстрый биотический сгусток, впечатавший в стену. Трея притянула к себе детонатор и осторожно обхватила кнопку запуска.
- Пожалуй, здесь мы закончили.
Первая кивнула и связалась с руководством:
- Капитан, миссия завершена.
«Хорошая работа. Возвращайтесь на базу. Конец связи».

Снова весь отряд собрался в коммандном пункте, чтобы отчитаться о выполненной операции. Со стороны капитана Шерил Десаи слышалась тонна ругательств: насчёт пропавшей связи, разделившегося отряда, неравноценного распределения сил для завершения задания, медлительности и много чего ещё. Однако Трею попросили задержаться, когда соратницы покинули кабинет. Теперь её отделяли от спасительного единства только звуконепроницаемые стены, и впервые Т’Сони пожалела о том, как часто рвётся вперёд.
Шерил Десаи выпустила раздражённый вздох и переглянулась с коллегой, стоящей всё это время за её спиной. Трея заметила её сразу, но не узнавала в лицо.
- Это седьмая, - коротко бросила капитан.
- Я вижу. Значит, это вы шли позади отряда, позволив первым пяти единицам оторваться достаточно далеко, бежали под пули врага, взбегая по зданиям против инструкций по осторожному продвижению, и часто спорили с лидером?
Трея кротко кивнула, ожидая новую порцию ругательств. Очевидно, если коммандос Десаи советовалась с ней, это была не просто коллега, а кто-то званием выше. Неужели адмирал Зара Т’Шайн, защищающая границу с Траверсом?
- И это вы следили за обороной позиции, предложили план перехвата здания, захвата центрального пункта управления службой безопасности, в одиночку деактивировали турели, взломали главный терминал, настояли на спасении заложников и на пару с шестой зачистили целый этаж от противника?
Т’Сони снова кивнула.
- Вам известна цель сегодняшней операции?
- Официальная цель миссии - зачистка космопорта Астерии от террористов.
- А неофициальная?
Трея сглотнула, чтобы голос звучал всё также ровно и уверенно:
- Смею предположить, что проверка членов отряда на способность к кооперации.
- Верно. Вы не прошли испытание. Как вы думаете, почему?
Трея сжала кулаки до хруста, но не отвела взгляд.
- Чрезмерная самостоятельность, граничащая с рискованным поведением. Полагаю.
- «Полагаете», - таинственная фигура снова скрылась в полумраке тени. - Зато вы успешно прошли испытание на самостоятельность, расчёт рисков и принятие решений даже без участия командования и других сопартийцев. Ваше поведение можно объяснить самонадеянностью, если бы не тот факт, что вы стремились не столько показать себя, сколько выполнить задание в кратчайший срок с минимальными жертвами. Вам удалось обнаружить и отстоять золотую середину, действуя независимо от лидера группы, который вашу позицию не поддержал, даже когда вы оказались в меньшинстве. Стоит отметить, для этого нужна недюжинная смелость.
Трея не до конца поняла, обращались к ней со строгим предупреждением или похвалой, поэтому опасалась отвечать и даже поменяться в выражении лица.
- Всё верно, вам здесь не место, Т’Сони. Вам больше подходит одиночный формат работы.
- Вы меня увольняете?
Капитан Десаи переглянулась с адмиралом Т’Шайн и прищурилась.
- Совсем нет, это повышение. Вы идеально подходите по всем показателям для вступления в специальный корпус тактической разведки.
«Спектры? Т’Шайн выдвинула меня на кандидатуру спектра?» - на миг Трея испытала такой сильный шок, что даже не расслышала последующих слов капитана Десаи. Её изумление было встречено сдержанной улыбкой и блеском в глазах адмирала Т’Шайн.
- А пока никому не говорите о вашем новом звании, чтобы не спровоцировать негативных реакций со стороны членов отряда. Вам всё ясно?
- Да, мэм. Кроме одного.
Капитан вопросительно кивнула головой вверх.
- Какова моя следующая цель? - Трея старалась говорить как можно сдержаннее. - Мне стоит подготовиться к выходу в следующем космопорте и отправиться к конкретной локации?
- Нет, для начала вы вернётесь в штаб вместе с вашими напарниками. А когда окажетесь официально свободны от задания, вашей задачей будет явиться на Цитадель для посвящения в спектры в кругу Совета Цитадели. У вас есть ещё вопросы?
- Никак нет, мэм.
- Тогда объявляю заседание оконченным. Вы свободны.
Трея не знала, как относиться к новой должности: была она очередным шагом в сторону или шагом вперёд. Ведь спектры мало чем отличаются от рядовых солдат, она знала это на примере матери. У них выше уровень доступа к секретным данным. Их работа заключается в выполнении прямых неукоснительных приказов со стороны правительства. Выше уровень боевой подготовки, физических и когнитивных способностей. Но как солдаты, спектры произошли из народа и подвластны эмоциям и личным убеждениям. Если приказы руководства расходятся с личными интересами, каждое задание начинается с согласия и завершается выбором интересов правительства. Тех же, кто отказывается от выполнения приказов или пытается сойти с арены теневых боёв, ликвидируют другие агенты. Разница только в этом выборе. Любой другой выбор - иллюзия. Кого убить, кого спасти, чем пожертвовать - решает не спектр, а система, которой он служит. Как результат, самые надёжные агенты - это в первую очередь люди, которые отказались от личной жизни, чтобы стать оружием тех, кто обладает властью над ресурсами и жизнями миллиардов людей. А властью обладают политики. Даже не Совет Цитадели в целом, а отдельные послы рас, которые ведут свои игры на политической арене. Если бы их разговоры касались только прав владения отдельными колониями, всё было бы куда проще. Но один неверный ход - и развяжется война. Так что дипломатия - явно не интрига на глазах журналистов, а ежеличное лицемерие, за которым скрываются тяжёлые решения: компромиссы, дары, лишения, жертвы.

Трея направлялась в общую каюту и ещё размышляла над перспективами и изменениями в ближайшем будущем, когда её перехватила на пути шестая.
- Сильно отчитали?
- Терпимо, - сдержанно ответила Т’Сони.
- Не переживай, они всегда так: отчитают, приглядываются, а потом забывают о промахах. Но сегодня ты показала высший класс. Жаль, что остальные напарницы не того же мнения.
- Не стоит говорить с ними об этом.
Трея отмахнулась и направилась в сторону инженерного отсека, чтобы сбросить напряжение в тренировке и побыть одной. Шестая пошла за ней.
- Кстати, ты ведь обо всём сама догадалась. Это была я.
- О чём ты?
Трея сделала вид, что не понимает сути послания, и нажала на кнопку лифта.
- Я была той, кто поддерживала связь с капитаном всё это время. Так что отчасти моя вина в том, что ты получила такую взбучку. Извини.
«Или повышение. Ну спасибо, шестая», - подумала Трея.
Седьмая стояла неприступная как скала, ничем не выказывая ни досаду, ни беспокойство. Её отчуждённость наравне с собранностью только пленили. Напарнице явно хотелось пробиться через барьер вынужденного одиночества. Никто не знает, зачем ей это нужно теперь. Задание было выполнено, в качестве внутреннего агента или надсмотрщика Треи шестая больше не была нужна.
- Кстати, меня зовут Кайрат, - дева протянула широко раскрытую ладонь для пожатия. - И я предлагаю общаться просто потому, что считаю, что ты клёвая. Идёт?
Трея удивлённо пожала её ладонь, чем вызвала у Кайрат широкую улыбку. Как раз вовремя лифт остановился в инженерке.
- Значит, договорились. А вообще знаешь, раз мы здесь и больше не нужны командованию, предлагаю отдохнуть. Ты ведь не откажешься от бутылочки?
- Какой «бутылочки»?
- Вот, это уже другой разговор. Пойдём, я покажу тайник.
«Да уж, Кайрат, в разговорчивости и настойчивости ты не уступаешь моей сестре. Хотя если подумать... Будет полезно пообщаться с кем-то, с кем комфортно».
В тайнике девы лежали несколько запасных блоков для курительных устройств, презервативов, контрацептивов, пачек психостимуляторов и бутылок алкоголя на любой вкус. Трея всего этого не смогла разглядеть из-за спины, и если бы увидела, то ещё больше удивилась, зачем всё это одному человеку. Кайрат протянула новой подруге закупоренную бутыль азарийской медовухи.
- Признайся, от неё ты не откажешься.
Трея засмеялась.
- Каюсь.
- А я сразу запомнила, - Кайрат села на ящик с личным добром. - Ещё когда мы в первую вылазку ходили, местные угостили нас несколькими бутылками, и ты попивала медовуху, сидя в гордом одиночестве где-то позади всех.
- Когда это было?
- Не помнишь? Хотя что помнить: пустая планета, деревья да кустарники. Это было, когда мы держали оборону Зори в Пределе Исмар.
С Кайрат не нужно было особо поддерживать разговор. Увлечённая историями и заметно расслабившаяся из-за выпивки дева могла говорить без остановки часами, что Трея любезно ей и позволила. Кайрат действительно сильно напоминала ей Элиру своей болтливостью, но в хорошем смысле. С ней было легко и непринуждённо, можно было вспомнить светлые моменты, легко выветривающиеся из памяти, и не задумываться о тяжёлых и сложных вещах, таких как придирки руководства, будущее или вовсе смысл жизни. Именно этого Трее сейчас так не хватало.
- Кайрат, скажи, - начала Т’Сони вялым от медовухи языком. - Если бы тебе выдалась возможность оставить всё это и махнуть со мной в самое пекло, ты бы полетела?
- А в чём замес?
- Да ни в чём, просто в голову взбрело.
- Хм, - почти наигранно задумалась дева, - даже не знаю. Наверное. Хотя кого я обманываю, почти наверняка я бы полетела с тобой. Ты же не предлагаешь сбежать? Типа отправиться в самоволку и стать дезертирами.
- Нет, не предлагаю, - улыбнулась Трея.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 191

Отзывы: 0