После нас. Глава 9 - 2200. Рождение новой звезды 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 9 - 2200. Рождение новой звезды 2/2
В воздухе послышался гул. Шепард вгляделась в открытое пространство и заметила подлетающий крейсер тяжёлого класса. Рёв двигателей и мощный ветер оглушил собравшихся. Даже Шепард, стоящей вдали, пришлось заложить уши, чтобы перепонки не пострадали. Когда корабль приблизился к площадке, открылась дверь, и из проёма, без всяких лестниц и посадочных средств, высадился отряд, которого все так ждали. Шепард узнала прибывших по форме брони. Кроганы. Она сразу догадалась, кому предложили вести операцию.
Грюнт снял шлем и медвежьей походкой направился к советнику. Валерн упрекнул его в задержке, на что Урднот только оскалил зубы и склонил голову набок, выказав неуважение.
- А-ха-ха, Шепард! – радостно воскликнул Грюнт и подбежал, чтобы встряхнуть старую подругу за плечи. – И ты здесь! Значит, намечается веселье.
- Рада тебя видеть, Грюнт, - женщина обернулась на Валерна, который явно избегал с ней взгляда. – Советник, я так понимаю, вы снабдили нас разной информацией.
Валерн задрожал.
- Шепард, задание остаётся таким, каким я объяснил его вам. Если есть какие-то вопросы, можете обсудить это с кроганами, но постарайтесь побыстрее.
Грюнт усмехнулся вслед саларианцу и посмотрел на Шепард с заносчивым оскалом и глазами, блестящими от предвкушения битвы.
- Вижу, ты хорошо освоился в клане Урднот.
- Да. Ко мне прислушиваются. Даже если в руках нет ствола.
- Я не знала, что ты прилетишь. Почему ты здесь?
- Рекс дал задание. Саларианцы попросили помощи у нашего клана. Сказали, что рахни вышли из-под контроля и их нужно усмирить.
Шепард злобно выдохнула и развела руками:
- Битвы, которую ты так ждал, может и не случиться. Я не хочу потерь, Грюнт.
Кроган недовольно промычал и потряс тяжёлой винтовкой.
- Так что мы должны сделать?
- Мы проберёмся к логову рахни. Оно в ядре станции. Найдём королеву. Я поговорю с ней, попробую уговорить покинуть станцию. Если рахни согласятся, мы их выведем. Если откажутся, вернёмся. Слышишь, Грюнт? «Вернёмся», - подчеркнула Шепард и продолжила, только когда услышала от крогана невнятное «ага». – Ты мне здорово поможешь, если рахни на нас нападут. Но первыми мы их трогать не будем.
- Глупый саларианишка, - буркнул Грюнт. – Обвёл нас вокруг пальца!
Шепард никак не отреагировала на его мальчишескую обиду.
- Меня он тоже подставил. Давай двинемся. Если вам нужны припасы, они в том ящике.
- У нас свои.
Грюнт развернулся к отряду из шести кроганов, чтобы прорычать им причину прибытия и суть задания. Кроганы тоже недовольно отреагировали на обман. Валерн, ожидая вымещения агрессии на себе, поспешил к охранникам СБЦ. Один за другим солдаты зарядили оружие и активировали щиты.
- Шепард, - буркнул Грюнт и показал «Молотобойцем» в сторону ГОРовцев. - А эти парни тут зачем?
- Если рахни согласятся покинуть станцию, я дам сигнал. Мы рассчитываем, что рахни пойдут по тоннелям со всех лучей сюда. Кто-то должен будет их встретить и проследить, что всё в порядке.
- И как они покинут станцую, на щупальцах полетят?
- Прибудут шаттлы. Много.
- Шепард. Может, я слишком умным стал, но это похоже на засаду, не находишь?
Шепард оглядела вместе с ним обстановку. Пятьдесят солдат, на чёрный ход должно быть ещё больше. Иначе зачем здесь столько ящиков с патронами и гранатами? Валерн наверняка займёт безопасное положение. Поток рахни будет огромным, если он упомянул миллион особей. Советники хотят, чтобы станцию покинули все рахни? Кто тогда будет её обслуживать, инженеры?
- Я тоже об этом думала. Пойдём.
Следом за Шепард и Грюнтом двинулись кроганы. Все понимали, что если с главным отрядом пойдут саларианцы или турианцы, это только спровоцирует вражду между ними. Кроганы воодушевлённо зарычали, подбадривая друг друга. Охранники отключили ленту и пропустили отряд Шепард вперёд, к туннелям Цитадели.

Вокруг стояла густая темнота, из-за чего пришлось активировать тепловизоры на шлемах. Обстановка приобрела зелёный цвет. Только резкие контуры предметов подсказывали повороты коридоров. Шепард не знала, в каком направлении вести отряд, и полностью положилась на оператора, который по внутренней связи уведомлял о том, где предположительно находится логово королевы.
В воздухе чувствовался смолистый тягучий запах. Дышали через респираторы, и шумное дыхание смешивалось со звуками тяжёлых шагов. Никому не нравилась вынужденная зависимость от приборов ночного видения, фильтров и оперативников, оставшихся больше чем за полкилометра позади.
Попав в строгие металлические туннели, кроганы чувствовали себя оторванными от естественной среды. Обстановка давила на психику. Напряжение росло. Тем быстрее хотелось добраться до места операции и установить контакт с рахни.
Шепард услышала склизкий звук и остановилась. Под ботинками виделась какая-то рябь, очевидно, жидкость. Она проследила, куда вёл след, и поняла, что это была не слизь рахни, а кровь. Грюнта находка не насторожила.
- Стой.
Шепард склонилась над холодным телом турианца.
- Наверно, труп кого-то из отряда, который побывал здесь утром.
- Не будем совершать их ошибок, - Шепард встала. - Говорите в полтона, не поднимайте шума. Двигайтесь быстро, но осторожно. Не теряйте бдительности. Используйте оружие, только если рахни начнут атаку.
- Так нам что, ждать, пока они нас всех перебьют? – сказал один из кроганов.
- Нет. Но сделаем так, чтобы у рахни не появилось такого желания. Окей?
Оперативники по связи подтвердили, что турианец может быть одним из пропавших солдат. Но где был остальной отряд, они не знали. Дальше пошли, следуя рекомендациям Шепард.
Грюнт недовольно бурчал:
- Мы уже потеряли кроганов на Утукку.
- «Аралах» атаковали не рахни, а опустошители. Жнецы им уже пробыли мозги, а королеву использовали для нового потомства.
- Почему ты так уверена, что рахни не враждебны?
- Я говорила с ними.
- «Говорила»? – донеслось сзади. - Рахни что, разговаривать умеют?
- Они ещё и петь умеют. И в технике разбираются отлично.
Кроганы переглянулись.
- Ты стебёшься, женщина?
- Нет, - ответила Шепард, не сбавляя шаг. - Царица разумнее всех рахни. Она обладает памятью всех потомков своего рода. Именно она решает, как поступать. Остальные рахни – солдаты и рабочие, поддерживающие гнездо.
- Ты вот болтаешь, что рахни такие и такие. Чего же они тогда нападали на всё, что движется, когда выбрались в космос?
- Тс.
- Я с тобой говорю!
- Тише, - Шепард остановилась и подняла руку.
- Если Шепард сказала заткнуться, заткнитесь, - вступился Грюнт. - Она знает, что делает. Хочешь поспорить с ней – будешь спорить со мной.
Все замолчали со скрытым недовольством, а потом поняли, почему людская женщина не спешила продолжить путь. Впереди раздался визг. Рахни, не меньше двух, переговаривались между собой. Донёсся стрекот и топот ног. Шепард активировала внешний динамик на несколько секунд. Такие же звуки, но тише, раздавались слева и справа из смежных тоннелей. Услышать их в шлеме было трудно.
- Мы приближаемся к гнезду. Должно быть, где-то здесь пропал отряд.
Кроганы тут же схватились за пушки.
- Опустите. Я пойду впереди. Грюнт, ты со мной.
Шепард прошла на десять метров дальше и увидела, как над трупами пропавших солдат склонились три особи. Стрёкот был их речью. Они перерабатывали тела, чтобы трупный запах не распространялся по помещению. В обычных условиях в тоннели не попадали ни жители, ни охранники. Может, атака была их защитой?
Шепард щёлкнула фонариком и направила его в пол, чтобы дать понять о своём присутствии. Выше ствол не поднимала. Рахни завизжали и убежали прочь. Грюнт подозвал остальных кроганов, пока Шепард осматривала трупы. Среди солдат лежали несколько мёртвых рахни, вокруг которых растекались лужи зелёной крови.
- Не понятно, кто атаковал первыми.
- И непонятно, нападут ли рахни первыми на нас, - сказал Грюнт.
- Я не знаю, - Шепард обернулась к крогану с мощными бровными отростками, который упомянул Рахнийские войны. – Вдали от королевы рахни не способны разумно мыслить. Я не спец в биологии. Но точно знаю, что рахни не любят ввязываться в конфликты и атакуют, только если проявить к ним враждебность.
Кроган не ответил. Грюнт наклонился к нему:
- Просто думай перед тем, как стрелять.
Шепард выбрала турианца, у которого оказалась целой грудь и гортань.
- Грюнт, этого мы возьмём с собой.
Лидер приказал солдату в наказание за недоверие нести труп.
Фонари выключили и направились дальше. Визг рахни доносился всё громче. Всё чаще стали встречаться солдаты. Но Шепард намеренно пошла впереди, подставляя себя, чтобы показать, что не собирается стрелять в них. Тени рахни дёргались вперёд и мельтешили в нерешительности. Они не знали, стоит ли нападать на прибывших. Очевидно, отряд Шепард подобрался достаточно близко, чтобы королева могла отдавать приказы. Рахни вокруг становилось всё больше. Они уже не отступали, но расходились к стенам, чем создавали невыгодную ситуацию для отхода.
- Обосраться можно… - выдавил кто-то.
По связи раздался голос Валерна.
- Шепард, вы уже близко к ядру. Вы нашли гнездо?
- И не только гнездо, - ответила Джейн.
Руки тянулись к пистолету на бедре, но она подавляла инстинктивный порыв защититься от возможной угрозы. Рахни шевелили гибкими щупальцами и быстро двигались поближе к Королеве, чтобы в случае опасности защитить её.
Царица рахни обитала в большом зале, в который стекались все туннели. Среди мусора и балок были спрятаны десятки яиц, охраняемых работниками. Королева, как и ожидалось, оказалась больше своих сородичей и достигала в высоту четырёх метров. Она зашевелилась, когда Шепард подошла ближе, и это было знаком, что лучше остановиться. Шепард осторожно махнула рукой. Кроган положил рядом с ней труп турианца и отошёл назад. Остальные оглядывались по сторонам, но держались указаний Шепард. Всё сейчас зависело от выполнения условных правил.
Конечности трупа дёрнулись. Мёртвые глаза открылись и повернулись к Шепард. Когда челюсти зашевелились, раздался грубый металлический голос:
- Мы помним тебя, человек.
- Верно, я капитан Шепард. Мы виделись с тобой на Новерии и Утукку.
- Ты помогла нам. Много раз. Ты дала нашим детям петь.
- Твои помощники помогли нам в постройке Горна. Жнецы уничтожены.
- Мы знаем. Наши дети отомщены. Мы отплатили свой долг.
Остальные рахни заметно успокоились, подчиняясь песне своей королевы. Кроганы не сбавляли внимательности, но к оружию уже не тянулись.
- Мы учим наших детей гармонии. Поющие дети. Спокойные песни. Яркие цвета.
Шепард мельком оглядела сотню рахни, раскачивающихся и наблюдающих за ней. Они никогда не видели ни кроганов, ни людей, но на неё смотрели так, словно были готовы доверить свои жизни.
- Как вы живёте здесь?
- Нам позволили остаться. Мы следим за большой машиной. Это наш новый дом. Нас много. Мы поём. Машина работает лучше. Уже не кричит.
- Цитадель «кричала»? Как?
- Громкий гул. Прямо здесь. Но теперь его нет. Есть только мы. Наши ноты.
Шепард поразмыслила, чем мог быть гул станции, и предположила, что это как-то связано с конструкцией Цитадели. Возможно, Цитадель работала неправильно после использования Горна? Повредилось ядро? Или станция продолжала действовать по технологиям Жнецов? В любом случае рахни всё исправили, но никто не знал об их заслуге. Все рассчитывали, что рахни просто исполняют задачи хранителей.
- Ты знаешь о Советниках?
- Другие королевы. Мы не слышим их, не видим их. Они не приходят.
- Они беспокоятся, что вас стало больше.
Королева помолчала и опустила голову. Неужели это подчинение? Или понимание опасности? Рахни помнит о вражде в прошлом? Боится за своих детей?
- Мы не мешаем. Мы следим за машиной.
- Один из советников сказал мне, что рахни часто поднимаются наверх.
- Мы хотим видеть свет. Быть ближе к солнцу. На Поющей планете не было солнца. Был холод и темнота. Здесь красивая музыка. Мы хотим петь с ней.
Грюнт посмотрел на Шепард и склонил голову, как бы спрашивая, что им делать. А Шепард осторожно подбирала слова, чтобы королеве было проще её понять.
- Я понимаю. Мне жаль, что я не слышу вашу музыку. Но я вижу, что вы поёте. Советники не хотят, чтобы вы пели здесь.
- Приходили люди в железе. Они стреляли. Громкие звуки.
- Да… Они хотели поговорить с тобой. Я видела тела солдат по пути сюда.
Королева покачалась и ответила не сразу, как бы взвешивая, ценит ли Шепард жизнь её подданных.
- Красивые дети. Масляные краски. Тишина.
- Мне жаль. Не все понимают вас и ваши песни.
- Вы пришли, чтобы мы замолчали?
Шепард посмотрела королеве в глаза и, подавляя ком, уверенно ответила:
- Нет. Я не хочу, чтобы вы молчали. Но Совет хочет, чтобы вы пели в другом месте. Если вы останетесь, придут другие люди. Тогда замолчат все. И я не могу обещать, что твои дети выживут.
Царица рахни пошевелилась и тронула щупальцем королевское яйцо.
- Мы не хотим тишины.
Шепард сделала шаг вперёд и решительно махнула рукой в сторону.
- Чтобы эти люди не пришли, тебе стоит увести своих детей. Всех.
- Мы не мешали. Почему они хотят, чтобы мы ушли?
- Станция не такая большая. И многие боятся вас. Будет лучше, если вы покинете станцию и найдёте новый дом. Есть столько красивых планет, где вы сможете петь.
Королева наблюдала за ней несколько секунд, но всё же склонила голову.
- Мы понимаем. Мы найдём тихое место. Снова.
Королева поднялась вверх и произвела громкий визг. А затем началось нечто. Рахни собирались ближе к своей царице, слушая её песню, и разделялись в разные туннели. Сотни пар ног затопали в сторону выходов. Треск не смолкал. Королева кричала, чтобы все особи услышали её. Ведь ей совсем не хотелось, чтобы кто-нибудь из них погиб. Рахни прекрасно помнили все ответвления туннелей и не нуждались в указаниях. Королева остановилась, когда в динамике Шепард закричал Валерн:
- Шепард, они движутся! Мы видим, как рахни движутся на радарах!
- Готовьте шаттлы и грузите их. Я выдвигаюсь.
Шепард отключила связь и встретилась взглядом с королевой. Царица рахни что-то прострекотала ей и двинулась по тому ходу, из которого появилась Шепард. За ней ринулись оставшиеся рахни.
- Ну, дело сделано. Наконец-то. Я думал, у меня уши завянут от этих визгов.
- Ещё нет, - ответила Джейн. – Возвращаемся. Хочу посмотреть, как всё пройдёт.

Когда отряд выбрался, тысячи рахни по посадочной площадке проходили в шлюз. Нескончаемый поток особей издали казался одним живым организмом. Рахни двигались слаженно, не сбиваясь с назначенного им курса. Шепард посмотрела в сторону других лучей, где наблюдалось то же самое.
Посадка длилась так долго, что заняла больше часа. Солдаты заметно утомились. Отряд Грюнта занял место у ящиков.
- Жрать хочу.
- Сейчас бы драпнуть ринкол. Мозги прочистить.
- Выпьем, когда закончим, - ответил им Грюнт. - Шеп, ты с нами?
- Не знаю, посмотрим.
На инструментрон Шепард поступил входящий звонок от Лиары:
«Шепард, что происходит?»
- Рахни садятся в шаттлы.
«Их что, увозят? Всех?»
- Похоже на то. Я не уйду, пока мы не закончим.
Шепард пронаблюдала, как последние особи сели на корабль, и за ними закрылся шлюз. В динамике послышался вздох Т'Сони.
«Надеюсь, что всё пройдёт гладко. Я прослежу вместе с тобой».
Джейн стала оглядываться вокруг и увидела, как прямо над охранником камера повернулась к ней и настроила объектив.
«Ты отлично смотришься в броне, кстати».
Шепард не ответила, только усмехнулась и отключила связь. Когда Валерну доложили о том, что в туннелях больше никого не осталось, он удовлетворённо ответил:
- Всё. Отлично, отлично. Запускайте первый шаттл.
«Понял. Выполняю. Первый шаттл, устанавливаю курс».
Заревели двигатели, активировалась подсветка. Корабль грузно отсоединился и поднялся в воздух. Когда первый шаттл отлетел на расстояние километра, Валерн отдал разрешение на запуск второго, третьего и так далее до последнего десятого. Шепард напряжённо следила за операцией, но больше всего её волновал первый, в котором находилась королева рахни. Если рахни покинули станцию, что будет с их яйцами? Валерн наверняка прикажет сжечь туннели дотла и отстроить корпус.
Десять тяжёлых грузовых кораблей, в каждом из которых находилось до ста тысяч особей рахни, медленно летели между лучами Цитадели, откладывая на них огромную тень. Шаттлы покидали станцию, увозя целую расу вдаль от её нового дома.
«Мы покинули предел станции», - раздалось по внутренней связи.
- Отлично, продолжайте курс.
Кроганы спрыгнули с ящиков и радостно замахали руками. Грюнт подошёл к Шепард и толкнул её в плечо. Но женщина не отводила взгляда от улетающих. Оставалось смешанное чувство, словно не могло всё закончиться так гладко, когда операцией заправлял Валерн.
«Триста километров, подтверждаю. Мы отлетели от станции».
- Отлично, - довольно выдохнул Валерн и кивнул подчинённому.
Шепард сорвалась с места точно гепард и побежала на Валерна, чтобы оттолкнуть оперативника. Она поняла, что не успеет, слишком близко была рука над пультом, и запустила биотический удар. Валерн по инерции упал в сторону. Оперативник подлетел над площадкой, рискуя свернуть при приземлении шею. Но кнопка передатчика уже была нажата.
Прогремела череда взрывов. Небо осветилось оранжевой вспышкой. По районам Цитадели пронеслась слабая волна, всколыхнувшая воздух. Шепард защитила лицо рукой, а когда подняла глаза, увидела в атмосфере станции десять отдалённых огней. Точно кометы, осколки летели огненными шарами, притянутые атмосферой Земли. Только светящиеся хвосты говорили о том, что всё это – не застывшая картина, что всё это не сон. Рахни одним нажатием кнопки были истреблены навсегда.
- Шепард! Шепард, вы вообще понимаете, что делаете? Вы как с цепи сорвались. Шепард, я к вам обращаюсь! Командир, уведите капитана. Очевидно, она не в своём уме.
Повинуясь приказу, охранник двинулся на Джейн, но был поднят в воздух. Грюнт не собирался дать подругу в обиду и откинул его, точно подушку. Кроганы подхватили решение своего лидера и обступили Шепард стеной.
- Да вы шутите! Кроганы, вы же должны ненавидеть рахни. Почему вы защищаете Шепард?
Бровастый злобно зарычал на советника. Рёв подхватили остальные.
- Проклятье. Кто-нибудь, разберитесь с ними!
Но ни ГОРовцы, ни охранники не спешили следовать приказу Валерна.
- Вы все хотите увольнения? Я сказал схватите Шепард и отведите её в камеру допроса!
Никто не двинулся. Солдаты переглянулись и неуверенно потрясли винтовками. Шепард очнулась от шока и обернулась на советника.
- Вы просили у меня помощи. Вы её получили. Рахни покинули станцию. Зачем было их убивать?
- Шепард, вы как будто не знаете, насколько они опасны. Я не позволю, чтобы с рахни случилась вторая война, нам хватило первой. Отпусти мы их сейчас, рахни бы расплодились по всему космосу!
Шепард двинулась на советника.
- Валерн!
- Это не только моё решение! Спаратус и Тевос также поддержали эту идею. Ш-ш-шепард, уберите оружие, убери-...
Джейн схватила Валерна за костюм и подняла на уровень глаз. Ноги саларианца висели в воздухе, тело дрожало, ворот платья стягивал горло.
- Ты не ценишь чужую жизнь и убиваешь тысячи. Сколько же стоит твоя?
Пистолет нацелился на висок. Глаза Валерна бегали в стороны, веки моргали снизу-вверх, губы тряслись.
- Кажется, ты забыл, что я уже трижды спасла твою жалкую шкуру. И что чтобы спасти Совет, Альянс пожертвовал целым флотом. Но ты, кажется, зазнался. Надо было дать Кай Ленгу убить тебя.
Валерн зажмурил глаза, ожидая, что Джейн вот-вот выстрелит. От страха он потерял дар речи и не решался вызвать на помощь охрану, стоящую так близко. Он бы и не смог. Шепард была под защитой тяжеловесных кроганов.
- Пожалуйста… Пожалуйста… Я хотел как лучше…
Советник упал на плитку и закашлялся от одышки.
- Грюнт. Пойдём. Нам и твоим ребятам здесь больше нечего делать.

Лиара убаюкивала Трею в колыбели, напевая песню. Девочка после долгой игры с сестрой утомилась. Элира сидела рядом на кровати, наблюдая за тем, как младенец лениво закрывает глазки, потягивается и засыпает. Когда Трея уснула, Элира вышла следом за мамой из спальни.
- Мам. Трея всегда такая спокойная. Это нормально?
- Конечно, она ещё маленькая.
- А я была такой же тихой в её возрасте?
Лиара засмеялась и открыла дверь в свой кабинет.
- О, нет, ты уже тогда была очень подвижной. Противилась спать и часто нас будила. Ни на минуту нельзя было оставить.
- Но мы же сёстры. Как может быть, что мы такие разные?
- Ну… - Лиара пожала плечами и посмотрела на дочку как-то загадочно. - То, что у вас одни родители, не значит, что вы должны быть похожи друг на друга. Каждый отличается от природы. И ты, и Трея похожи на нас с Джейн, но каждая по-своему, - она поцеловала Элиру в лоб. – Мы вас обеих любим такими, какие вы есть.
- Что мы будем делать?
Лиара активировала свой любимый рабочий стол.
- Я подумала, что тебе будет интересно посмотреть на животных Земли в более высоком разрешении.
- Ух ты, ты прочтёшь мне лекцию?
- Расскажу только то, что сама знаю. В своё время я интересовалась планетой мамы Джейн. Пусть она родилась в космосе, Земля для людей остаётся родиной. На ней они появились, эволюционировали, развивались. И, как ты знаешь, Земля остаётся для них домом, поэтому колонии людей так похожи на их родные места. Надеюсь, когда-нибудь вы увидите Землю своими глазами. Это возможно.
- Я тоже надеюсь. Расскажи мне всё, что ты знаешь, пожа-а-алуйста…
Лиара специально оставила время для Элиры, чтобы отвлечь себя от лишних тревог. Она видела всё, что произошло с рахни, и знала о нападении на советника. Она постаралась задействовать свои связи, чтобы сбить СБЦ и не позволить им каким-либо образом навредить Шепард. Валерн, наверно, ещё отходил от потрясения и вряд ли оставит безнаказанным то, что Джейн дала своему выходу гнев. Но сама Лиара была на стороне Шепард, всегда, и в ситуации с рахни тоже.
Шепард по связи сообщила, что задержится с Грюнтом. Лиара предположила, что это связано с выпивкой. Джейн хотелось любым образом сбросить напряжение. Кроганы для этого подходили лучше всех. Но также Лиара беспокоилась, что Шепард в бесконтрольном состоянии могла сотворить что-нибудь непристойное. Или напиться до беспамятства.
Лиара рассказывала Элире про животных Земли, в том числе рептилий, около двух часов с перерывами на перекус. Лиара не знала, когда Шепард вернётся, и с каждым часом начинала беспокоиться всё сильнее. Заниматься дольше не имело смысла, Элира не могла долго посвящать себя одной теме, и они устроились в гостиной за просмотром бессмысленного смешного боевика, название которого Лиара даже не запомнила.
Где-то на четверти фильма из коридора донеслись звуки, Элира тут же вскочила и побежала навстречу гостям. Лиара сделала звук тише.
- Мама, это мама пришла!
В коридоре стоял Грюнт, придерживающий Шепард за плечо. Джейн совсем обессилила. При виде девочки Грюнт удивлённо поднял брови.
- Она ваша? – спросил он у Лиары.
- Да, у нас с Джейн две дочери.
Лиара наклонилась над Джейн, чтобы оценить её состояние, и взяла к себе на плечо. Нужно было помочь ей снять броню, принять душ и отпоить крепким чаем.
- Мама, а что это за дядя? Он такой большой.
Грюнт гыгыкнул.
- Это Грюнт. Он друг мамы Джейн. Грюнт, ты не мог бы посидеть с Элирой?
- Конечно, - довольно улыбнулся кроган.
Когда Лиара с Шепард скрылись, Элира подошла к Грюнту поближе.
- А меня Элира зовут. Можно просто Эли. Грюнт, а ты давно знаешь маму?
- М-м-м… - Грюнту было лень считать. – Да, очень давно.
- А ты был с ней на войне со Жнецами?
- Да, был.
- Ва-а-ау, так ты тоже герой! Как круто! Грюнт, пойдём поедим? Я проголодалась, да и ты, наверно, тоже. Заодно расскажешь мне, как познакомился с мамой Джейн и мамой Лиарой.
- Угу.
Элира радостно побежала на кухню. Грюнт пошёл за девочкой, увлечённый её беззаботностью, жизнерадостностью и красотой. Грюнт впервые видел такую молодую азари. Лицо девочки улыбалось всеми чёрточками, пятнышки на коже придавали видимую беззаботность, и это делало её незабываемой. Элира предложила крогану занять место на стуле, но тот под его весом затрещал. Грюнт занял половину дивана.
Элира разогрела ужин на четверых, слушая рассказ Грюнта о том, как Шепард нашла его в капсуле. Элира даже к еде не притрагивалась, так сильно её увлёк рассказ друга. Грюнт тем временем продолжал с явным удовольствием, что девочка проявляла к нему такой сильный интерес. В компании с Элирой было легко. В основном она вела беседу, но задавала вопросы, толкающие собеседника рассказать о чём-то личном, что поднимало настроение обоим. А ещё Грюнт не мог не отметить, какая Элира красивая, как ярко она одета, как задорно смеётся и пахнет вкусно. Сытый, довольный, пьяный и уставший Грюнт совсем разомлел. Когда на кухню пришла Лиара, он уже почти спал.
- А где мама Джейн?
- В спальне, отдыхает. Элира, время уже позднее, тебе тоже пора спать.
- Знаю. Мама, можно я с Грюнтом ещё посижу?
Т’Сони посмотрела на Грюнта, который до сих пор не снял броню. Он так и прошёл по квартире в грязных ботинках, оставляя за собой следы.
- Хм. Лиара. Ты не против, если я воспользуюсь душем?
Лиара кротко улыбнулась и кивнула.
Пока Грюнт отходил в душ, чтобы помыть броню и ополоснуться, Лиара включила робота-чистильщика, чтобы тот привёл пол в порядок, а сама взяла порцию Джейн и отнесла наверх. Ведь Шепард целый день ничего не ела. Одно потрясение за другим. Лиара не могла даже представить, как плохо той должно быть.
Элира побежала в комнату, чтобы подготовить всё к приходу Грюнта. Она и не знала, что в отряде Шепард когда-то были такие классные товарищи. Так вот, с кем она сражалась плечом к плечу в молодости! День такой насыщенный, она много узнала. Интересно, чем закончилась эта странная история с рахни? Или это взрослые тайны, о которых ей никто не расскажет? Она хотя бы попробует узнать.
Грюнт с Элирой проводили время в детской, обсуждая прошлое крогана с капитаном Шепард. Элира рассказала про памятники героям войны в президиуме. Грюнт довольно оскалил зубы, узнав, что один такой посвящён ему. Элира не сдержалась и попросила нового друга рассказать, что же такое происходило сегодня целый день, что все встали с ног на голову. Грюнт помычал и в паре слов объяснил, что Шепард очень расстроилась, когда взорвались шаттлы с рахни. Конечно же, Элира закидала его вопросами о том, что он знает и видел. Элира поняла, что лучше к маме Джейн до утра не подходить, и почему мама Лиара была такой расстроенной.
Потом обсуждали увлечения. Грюнт сказал, какие фильмы смотрит, случайно упомянул мультфильм, и тут понеслось. Разговор был довольно увлекательным, и в конце концов Элира подсадила его на любимый фильм своего детства. У Грюнта даже глаза заблестели от интереса, так что Элира показала ему картинки из Экстранета. Интересы сошлись на боевиках и ужастиках, так что обсудили всё, вплоть до старенького фильма «Беззвёздный» 2173 года.
Грюнту захотелось узнать о девочке побольше. Элира с нетерпением рассказала ему про все хобби: рисование, танцы, биотическая гимнастика, разные науки, школа, друзья. Элира сказала, что ей также хотелось бы заняться музыкой, в основном пением, и она уже выбрала для себя один жанр.
Когда маленькая Т’Сони спросила, чем занимается Грюнт, он зажато ответил «Сражениями». Самыми разными сражениями. Ну, оно и было правдой. Свободное время Грюнт проводил за драками, тренировками, стрелял по бутылкам, бился на дуэлях, чтобы отстоять честь, и выполнял задания, которые ему поручал Рекс. А когда прилетал на Цитадель, с удовольствием посещал арену Армакса.
Лиара застала их, дерущимися в шутливой схватке.
- Эли, Трея и Шепард спят. Тебе тоже пора. Я понимаю, что вам весело, но не обязательно поднимать такой шум.
- Да, мама. Прости.
- Грюнт, можно тебя на минуту?
Кроган грустно вздохнул, снял Элиру со спины и вышел из комнаты.
- Ты ей что-нибудь рассказал?
Грюнт скуксился и направил взгляд в пол.
- Она ещё ребёнок. Очень впечатлительная. И пусть Эли этого не показывает, она тоже много пережила сегодня. Спасибо, что провёл с ней время, но нам пора спать.
- Хорошо. Пойду к своим. Они, наверно, ещё в баре.
Лиара склонилась к Грюнту и поцеловала в щеку. Кроган раскраснелся.
- Спасибо, что зашёл. Попрощайся с Эли, только недолго. Дверь закрывается сама.
- А… Ага… Доброй ночи. И спасибо за еду.
Лиара улыбнулась ему на прощание и пошла в спальню.
- Хм… - Грюнт снова заглянул к Элире. – Мне тут, это… нужно идти.
- А… я понимаю. Было приятно с тобой познакомиться, Грюнт.
- И мне. Очень.
Элира потянулась, обняла Грюнта за шею и тоже поцеловала в щеку, уже другую.
- Приходи к нам в гости. Мы будем рады увидеть тебя снова.

Шепард лежала в кровати, посматривая за тем, как Трея спит. Малышка дышала без сопения, только грудь приподнималась под одеялом. Джейн протянула руку через прутья колыбели, чтобы коснуться девочки. Трея шевельнулась навстречу. Хрупкая и слабенькая, она так и просила своим видом, чтобы её защитили.
Трея пробуждала в Джейн то, что когда-то человеческие психологи называли материнским инстинктом, хотя позже отнесли к совокупности приобретаемых норм поведения по отношению к детям и более слабым существам. Шепард не было интересно, с чем связан «материнский инстинкт». Она просто любила своих девочек.
Старшая из дочерей Т’Сони уже подрастала, смело и бойко смотрела на мир. Элира стремилась засунуть любопытный нос во все щели, куда можно и нельзя. Насыщенные синие глаза Элиры, яркость которых досталась ей от Лиары, наполнялись блеском и юношеским задором. Девочка делала шаг в тот период жизни, когда влюблённость начинает кружить голову, все дороги кажутся открытыми и доступными, и начинаешь верить, что нет ничего невозможного.
Трея же только собирала силы с каждым днём, чтобы не уступать сестре, а может быть даже превзойти её в будущем. Она смущённо прятала глаза цвета весенней травы, наблюдала не спеша и вдумчиво, слишком вдумчиво для младенца. Трея была новорождённой звездой, горящей еле заметным светом. Звездой, пока не набравшейся энергии и не оказавшейся в кромешной космической темноте, чтобы её свет заметили.
Если для Элиры Джейн больше выступала в роли героя и защитника, то с Треей она впервые ощутила в сердце трепетную материнскую любовь. Наблюдая за молчаливой девочкой, Шепард проникалась к ней всё большей нежностью. Прежде чем она сама поняла, что ведёт себя с Треей иначе, Лиара стала оставлять их наедине чаще. Старшая Т’Сони пришла к выводу, что забота о малышке привносит в бурную жизнь Шепард безмятежность, которой ей так не хватало.
Трея всегда улыбалась, видя Джейн. Она часто тянулась к ней, раскрывая укутывающие пелёнки и одеяльца. Тянулась, как тянутся дети к тем, кого любят, чувствуя родное тепло. Именно с Треей Джейн впервые почувствовала, что такое быть матерью, - то, что чувствовала Лиара, вынашивая обеих дочерей.
Иногда у Джейн создавалось впечатление, что Лиара родила Трею для неё. Но найти обоснованное доказательство этому, конечно же, не могла. Лиара не знала, что забеременеет повторно в период девы, а Шепард была благодарна ей за возможность воспитать ещё одну девочку. Она никак не могла понять, почему младшая из дочерей кажется ей ближе. Трее достались черты и цвет лица от Лиары. Иногда Шепард казалось, что Трея черпала спокойствие из состояния мамы. Только зелёные глаза девочки говорили, что в ней дремлют и черты Джейн.
Джейн всегда воспринимала себя сильной, умной и привлекательной. Но на фоне семейного уюта она умудрилась забыть, что существуют медицинские тонкости во взрослении женщин. Толчком к тому, чтобы спустя годы после женитьбы задуматься о гендерных понятиях, послужил разговор с доктором Фрелик на одном из обследований. С наступлением зрелости в свои сорок шесть Шепард узнала на личном опыте, что означает граница между «рано» и «поздно». Шепард старела физически и в беседе с Фрелик поняла, что с каждым годом всё сильнее у неё будут проявляться биологические изменения. Но благодаря Лиаре Джейн сможет получить бесценный опыт материнства.
Шепард хотелось проводить дома как можно больше времени, чтобы быть с детьми и Лиарой. После появления Треи на свет она внесла изменения в рабочий режим, отказалась от сотрудничества с послом, перестала являться в Президиум и полностью посвятила себя заботе над детьми. Шепард согласилась на короткий день и стала проводить практические занятия с кадетами. Джейн освобождалась, когда у Элиры заканчивались уроки, и отводила дочку на занятия биотической гимнастикой. Проводила с малышкой времени как можно больше в первой половине дня, чтобы во второй быть с Треей. Она не отказывалась от службы совсем только потому, что это позволяло поддерживать контакт с Альянсом и знать из первых уст, что происходит в мире.
Пожалуй, пришло время отказаться и от этого. И потому, что у них с Лиарой родилась Трея, и потому, что произошло сегодня. Шепард угрожала советнику пистолетом, напугала весь СБЦ до ужаса и чуть не сорвала операцию. Теперь её не волновали формальности, и не сказать, чтобы вообще когда-то волновали. Но подобное поведение непозволительно для служащего. Шепард могут посадить в тюрьму. Если бы не Лиара, её уже давно взяли бы под арест. На станции переполох.
Может быть, Лиара права, и стоит выбрать для жизни место потише и подальше от политиканства. Например, Тессию, на которой Лиара уже несколько лет как купила дом. Большой дом, которого хватит на всю семью. Девочки вырастут, и им понадобится пространство. А что до неё, то Шепард думает о себе в последнюю очередь. Она достаточно натерпелась со стороны Совета. Валерн отымел её, даже когда она оставила звание спектра. Нужно было отказаться. Но ведь она рассчитывала, что спасёт всех.
Неважный герой вышел… Спасти всех невозможно. И всегда будут те, кто захочет урвать своё, пока вокруг хаос. К чёрту Совет, к чёрту Цитадель, и Альянс туда же. Её семья заслуживает, чтобы их оставили в покое.
На пороге спальни послышались шаги, дверь тихо отворилась.
- Джейн. Это я. Как ты?
Шепард ответила не сразу, на выдохе:
- Не спится.
- Тебе приснился кошмар?
- Нет, я не смогла уснуть.
Шепард не оборачивалась на неё, поглаживая трещины шлема. Лиара присела рядом и остановила её пальцы. Снова холодные, посиневшие от плохого кровотока. Импланты продлевали борьбу за выживание, но даже они не могли заставить кровь течь быстрее. Лиара сжала её руку в своей и отложила шлем на ночной столик, рядом с нетронутым ужином.
- Тебя беспокоит, что будет дальше?
- Уже плевать, - тихо ответила Джейн, чтобы не разбудить ребёнка. – Пусть сами разбираются. Я не собираюсь никому подтирать зад.
Лиара прилегла сзади и прижалась к ней, подстроившись под позу.
- Вопросы по военной и политической обстановке решать не мне, а офицерам Альянса с адмиралтейством. Что будет с границами, тоже. Работа парламентов под контролем. Гражданские в колониях и на Земле защищены. Если когда-нибудь будут восстания и предательства, меня это уже не касается.
Лиара поцеловала Джейн в плечо и провела ладонью по животу. Напряжённый. Джейн подавляет злость? Лиара прижалась к ней плотнее.
- Они всегда были слепы. Они не понимают, что опасность есть всегда. Думают только о том, что видят, что их самих заботит. Где-то там дремлет враг. О рахни тоже не вспоминали, пока они не появились снова. Теперь, когда Хакета нет, я совсем не имею доступа к учёным. Как они свяжутся с нами, если понадобится помощь?
Лиара насторожилась. Шепард была права. Об исследовательской экспедиции в Колыбель Сигурда уже давно ничего не было слышно. Т’Сони коснулась волос Шепард и погладила кожу. Джейн шумно вздохнула. Напряжение отпустило.
- Мы найдём их. Не грузи себя этим. Ты и так много пережила сегодня.
Лиара почувствовала, как Шепард вцепилась пальцами в одеяло. По лицу бывшего капитана из яростных глаз текли слёзы. Лиара поспешила прижать её к себе. Нельзя было позволить ей погружаться в воспоминания ещё глубже. Джейн измотана, бессильна, но продолжает сражаться за справедливость. Уже не с Советом, уже не с наёмниками, не с церберовцами. Она сражается с прошлым, в самом уязвимом месте, где нельзя укрыться - внутри себя. Джейн прижалась лицом к её груди, задавливая рёв, чтобы не разбудить Трею. Лиара водила руками по её голове, спине и плечам.
Лиара была рядом с ней. Всегда. Когда от неё отворачивались, предавали, не хотели слушать горькую правду. Всегда. Поддерживала её в любых решениях, протягивала руку помощи, чудом оказывалась рядом или давала знать, что окажет поддержку ей, где бы она ни была. Всегда. Лиара была с ней чиста, откровенна, искренна. И тем ценнее была её неподкупная доброта. И любовь.
От этих мыслей, от этой близости и поддержки Джейн заплакала ещё сильнее. Она была бесконечно благодарна ей, и потому обняла любимую, трепетно уткнулась в её шею и крепкими руками прижала к себе, что было сил. Как последнюю драгоценность, как самое дорогое существо.
- Всё хорошо. Я с тобой, Джейн. Я с тобой.

________
Примечания:
New star: Spotify VK
Rachni: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 134

Отзывы: 0