После нас. Глава 8 - 2197. Прогулка по станции 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 8 - 2197. Прогулка по станции 2/2
Джокер с удовольствием поставил аэрокар на автопилот, чтобы была возможность сосредоточиться на подруге весь путь до космопорта. Улыбка не покидала лица СУЗИ. Позади сидели Гаррус и Тали, но между ними не было интереса друг к другу. Гаррус не знал, о чём спросить кварианку, а Тали ещё привыкала к известию о том, что её друг женился. Джейн и Лиара с Элирой летели в другой машине. К сожалению, аэрокары вмещали максимум четырёх человек.
СУЗИ не знала, куда они отправляются, но догадалась, что место назначения каким-то образом связано с «Нормандией». Аэрокары остановились на посадочной площадке, но не общей пассажирской, а близкой к тому доку, в котором был размещён фрегат.
Элира, стоило открыться двери, с энтузиазмом побежала в сторону космического корабля, ведь никогда прежде она не видела его так близко. Родители вышли следом, присматривая, чтобы дочка не убежала далеко. СУЗИ подала Джеффу руку, чтобы помочь выйти из машины, но стоило ей обернуться, как всё её внимание переключилось на «Нормандию», величественно стоявшую в лучах прожекторов.
Девочка так же быстро, как убежала, появилась перед «железной леди».
- Правда, корабль огромный, да, Сузи?
- Да, - приглушённо ответила СУЗИ, не сводя глаз с фрегата, который когда-то был частью её самой.
Шепард подошла к охраннику, чтобы предъявить документы и о чём-то переговорить. СУЗИ заметила, как представитель СБЦ энергично закивал головой и махнул рукой в сторону проходной площадки. Тем временем Элира обхватила её ладонь маленькими ручками и радостно потянула:
- Пойдём!
СУЗИ было трудно поверить в то, что она сможет снова оказаться внутри корабля. Но горящие глаза Элиры, широкая детская улыбка и задорный голос придавали всё больше уверенности в реальности происходящего. На плечо легла тёплая кисть Джокера. Он тоже улыбался, пусть и не так открыто, как ребёнок.
Когда они поднялись на борт, активировалась система искусственного освещения. Двигатели и вентиляция не работали, и тишина замкнутого пространства оглушала, создавая эффект вакуума. Джокер первым делом отправился к панели управления, чтобы придаться ностальгии. Гаррус последовал за ним, чтобы обменяться парой слов. Тали пошла к лифту, но разочаровалась, узнав, что тот не работает. Она потеряла возможность посетить инженерную палубу, чтобы узнать, в каком состоянии ядро.
Шепард без спешки пошла в сторону навигационного отсека. Лиара активировала Глифа, чтобы тот рассказал Элире о «Нормандии» чуть больше. Девочка закидывала «летающий шар» десятками вопросов, указывая на всё подряд.
Только СУЗИ продолжала стоять в шлюзе. Синтетическая ладонь коснулась стены и проскользнула по обивке. Веки опустились. СУЗИ прижалась корпусом к «Нормандии» изнутри. Она ждала момента, когда сможет сделать этого, не привлекая внимания знакомых, даже Джокера. СУЗИ знала, что Лиара наблюдает за ней, но не придавала этому значения, полагаясь на её благоразумие.
- Я больше не чувствую её.
Т’Сони кивнула. СУЗИ продолжила, когда отодвинулась от стены и прошла на мостик, чтобы посмотреть в молчащие мониторы.
- Тали смогла вернуть мне сознание и возможность быть собой. Я снова оказалась в материальной оболочке. Благодаря тебе я смогла снова увидеть Джеффа и вернуться в наши отношения. Встретиться с вами. Познакомиться с Элирой. Научиться рисовать. Понять, как много я ещё не знаю о жизни. Сейчас я даже стою на борту «Нормандии». И всё это за первый день после пробуждения.
Лиара постаралась вздохнуть как можно тише, предсказывая её вопрос.
- Почему же мне так грустно?
- Потому что уже ничто никогда не будет, как прежде. И ты тоже. И мы.
СУЗИ обернулась.
- Ты говорила, что понимаешь физиологические изменения органиков только с логической стороны. Но не так важно то, как они протекают, как то, какие переживания и мысли вызывают в нас. На самом деле тебе это известно. Возможно, сейчас ты испытываешь сожаление из-за осознания того, что существуют необратимые вещи и всё имеет конец. Поправь меня, если я ошибаюсь. Время не повернуть вспять, а даже если бы было можно, жизнь потеряла бы ценность. Об этом думают органики, когда приближаются к смерти. Мы оборачиваемся на прошлое, чтобы пересмотреть, как много случилось значимого и как многое мы потеряли.
- Ты не ошибаешься, - СУЗИ помолчала. Она смотрела на учёную, но у Лиары создалось впечатление, что параллельно с поддержанием зрительного контакта СУЗИ просчитывала в процессоре что-то сложное. Как ещё объяснить эту осмысленную паузу? – Да. Я сожалею. И тем значимее для меня стало время, проведённое с вами. Я не забуду свой контакт с системами «Нормандии» и в моей памяти сохранится каждая битва, в которой я помогала Шепард. Но подобного больше не случится.
- Тем важнее сохранить то, что осталось. У тебя есть самосознание. И Джефф.
СУЗИ посмотрела в сторону рубки, где Джокер говорил с Гаррусом о чём-то, активно жестикулируя руками. После чего повернулась к навигационному отсеку, где на мостике стояла Шепард. Элира бегала за улетающим Глифом и смеялась.
- Спасибо, Лиара. Мы можем продолжить этот разговор позже?
- Конечно, - ответила Т’Сони вслед и отправилась к Джейн.
СУЗИ подошла к Джеффу и неожиданно обняла. Моро так и застыл на полуслове. Он хотел спросить, не случилось ли что-то, но увидев на её лице улыбку, решил, что будет лучше просто обнять СУЗИ.
Шепард вновь спустя десять лет стояла на мостике, опираясь руками в поручень. Она смотрела в пространство перед собой, где когда-то кружилась галактическая карта. Лиара догадывалась, о чём она думает, и встала сзади. Нежные руки легли на плечи женщины – уже не такие массивные, как раньше, но ещё крепкие.
- Джейн?
Бывшая адмирал не ответила, но чуть повернула голову назад. Лиара спустила руки на её талию и поцеловала в шею.
- Помню, как часто ты стояла здесь, рассчитывая маршруты полётов. И как собиралась с силами, чтобы дать отпор Жнецам. Помню, с какой спешкой ты отправилась на выручку детям из Академии Гриссома. И думала над тем, как многих ещё предстоит спасти.
- Да, - в одном слове Шепард уместились воспоминания обо всём, что происходило на корабле за годы её службы. – А ещё я помню первую «Нормандию» и как долго ты не хотела оставлять меня во время крушения.
Лиара прижалась к её спине. Тёплое дыхание пробежало по волосам и затылку.
- Кхе-гм.
Пара обернулась. Глаза Тали моргнули за маской.
- Ну так… мы продолжим прогулку? Или вы останетесь здесь?
Шепард ответила со смешком:
- Да, сейчас пойдём. Нам нужно посетить ещё один памятник.
Неохотно Лиара отодвинулась от возлюбленной. Но Джейн подмигнула ей, намекая на продолжение в уединённой обстановке.

Следующим пунктом назначения стал нижний уровень Президиума. Среди шелестящих фонтанов и растительности, которой было вокруг не меньше, чем в ботаническом саду, Элира бегала за Глифом по дорожкам. Девочке нравилось узнавать всё больше о станции, на которой она жила. Цитадель казалась ей просто огромной, и Элира в свои девять лет с восторгом мечтала о том, что в космосе существуют ещё тысячи мест, совсем не похожих на то, где она родилась. Тысячи станций, и ещё больше планет, на которых тоже кипела жизнь со своей флорой и фауной, историей и культурой.
Гаррус и Тали шли поодаль, обсуждая то, как преобразилась Цитадель после реконструкции. По пути встречались жители, но их присутствие не вызывало интереса так, как работающая за терминалом особь рахни. Предупреждённая, что лучше к этим существам не приближаться, Элира наблюдала за ними издалека, каждый раз замирая.
Лиара и Джейн шли рука об руку, не переживая о том, что их может кто-то увидеть. Напрягала только толпа туристов, среди которых находились ярые фанаты спасительницы галактики. И не повезло Шепард столкнуться с журналисткой, а точнее – журналистке с ней. Чтобы избежать возможной провокации, Лиара незаметно нацелила дрон. Летающая камера взбунтовалась и полетела в фонтан, что стало концом её работоспособности.
Следом за парой прогуливались Джокер и СУЗИ. Джефф от неё просто не отлипал, счастливый как влюблённый мальчишка. СУЗИ отвлеклась от размышлений, когда с недовольством заметила, что Глиф опять сканирует её корпус. К счастью, дрон быстро отстал, переключившись на Авину. С ней было намного проще наладить контакт.
- Вон там, - сказал Гаррус, указывая рукой на высокую статую. – Сразу видно, что Лиара заказала памятник с большой любовью.
Лиара покраснела от смущения, но предпочла не отвечать. Шепард усмехнулась, глядя на пятиметровую каменную копию себя. Элира побежала прочесть, что было написано на табличке о маме. Глиф полетел следом, чтобы записать новые сведения.
- Похожая статуя в честь Шепард стоит на Тессии в центральном квартале, - сказала Т’Сони. - Но вторым проектом занималась уже группа скульпторов по заказу Тевос.
- Такая высокая. Интересно, во сколько она обошлась?
СУЗИ запустила поиск сведений в Экстранете.
- Сейчас статуя Шепард расценивается стоимостью тридцать четыре миллиона двести восемьдесят тысяч кредитов. Только не понимаю, зачем вешать ценник на памятник, который считается собственностью Совета.
Тали ошалела и захлопала круглыми глазами. Джокер тоже не сдержал удивления:
- Чёрт побери. Да я мог бы на эти деньги купить себе домик на берегу моря, начать бизнес, прикупить яхту с запасом топлива на два года, а на оставшееся завести собаку и нанять для неё личного слугу.
В глазах Лиары пробежала хитринка, а губы изогнулись в соблазнительной дуге. Джейн не без интереса ждала, что она скажет.
- Это цена для общественности, придуманная Советом, чтобы повысить приток туристов. На самом деле создание статуи обошлось в одиннадцать миллионов сто сорок четыре тысячи, и в графе заказчика стоит моё имя. Совет не приобретал статую.
Тали это не успокоило.
- Что ж… Ты прав, Джокер. На эти деньги можно обеспечить себя на всю жизнь.
Элире надоело бегать, так что она устроилась на плечах Джейн. Шутка Джокера, что весь президиум после войны обставят мемориалами, оказалась пророческой. Они ходили по Общине, высматривая среди рядов памятников знакомые лица. Хотелось бы, чтобы в статуях герои были запечатлены равнозначно, но нет.
Из памятников людям нашлось семь: капитану Шепард, контр-адмиралу Ханне Шепард, Дэвиду Андерсону, Стивену Хакету и трём неизвестным капитанам, удерживавшим оборону на Земле. Турианских генералов насчиталось трое: Коринфус, до последнего удерживавший Менае, Адриэн Виктус и его сын Тарквин Виктус, героически пожертвовавший собой на Тучанке. Все удивились, увидев точную копию Вакариана со снайперкой. Также были несколько статуй малоизвестных капитанов.
В ряду азари в основном стояли мемориалы десантницам и капитанам отрядов, держащих оборону планет и космического пространства Республик Азари, несмотря на отягощающее падение Тессии во время галактической войны. Из знакомых стоял памятник Шиалы, самоотверженно участвовавшей в спасении колонии Надежда Чжу и принимавшей активное участие в войне со Жнецами с другими колонистами. У статуи Самары в ленте листалась короткая история юстицаров, но имена воительниц не обозначались, так как культ юстицаров предпочитал сохранять секретность.
Скромно в стороне расположился памятник Т’Сони как члена отряда Шепард и известной учёной, расшифровавшей чертежи Горна. Друзья удивились, что Лиару отодвинули на второй план и сделали такой непримечательной, обесценивая ряд заслуг, которые та совершила для спасения галактики и помощи флотам. Саму Лиару, кажется, это не беспокоило, а вот Элира надула губки из-за того, что водный бассейн не позволял добраться до памятника мамы и лучше его изучить.
Среди саларианцев из известных Шепард нашлись только капитан Киррахе и рядом, несмотря на вражду между ними, Мордин Солус с историей об излечении кроганов от генофага. Отдельным рядом стояли статуи кроганов: Рекса, Грюнта и Бакары под псевдонимом «Ева». Шепард улыбнулась, когда обнаружила рядом с ними памятник Чарру, погибшему с отрядом Урднот на Утукку. Рядом со статуей крогана пролистывалось письмо, очевидно, подаренное Эребой вместе с фотографией, на которой были изображены мама с пятилетней дочерью покойного Чарра.
Больше всего оказалось кварианцев. В честь Мигрирующего флота, жители которого уже давно обосновались на Раннохе, стояли статуи Тали’Зоры нар Райи с дроном в руке, её отца Раэля, Шалы'Раан вас Раннох, друга семьи Тали, Заал'Кориса вас Квиб-Квиб, поддерживавшего союз с гетами, Даро’Зен вас Морех, Кэл'Ригара, пожертвовавшего собой в битве за Палавен, и многих других.
Неожиданно друзья обнаружили двухметровый мемориал, воздвигнутый Легиону, под которым рассказывалась история создания гетов и войны кварианцев со своими творениями продолжительностью в три сотни лет. Имя Легиона использовалось как обобщающее для всей расы гетов и употреблялось во множественном числе. Последним сюрпризом стала статуя Явика, которая так и называлась: «Последний выживший протеанин». Все догадались, кто был заказчиком памятника.
Намного меньше было мемориалов, посвящённых представителям других рас, но не все из них удалось узнать. Под каждым находилась голографическая табличка, коротко передающая информацию о заслугах каждой личности и времени жизни. На этом и закончилась экскурсия для Элиры по нижнему уровню Президиума.

Когда Шепард устала нести Элиру, девочка перебралась на плечи Гарруса. Прогулочная группа отправилась по магазинам в район Агора-уэй, после которого – в Шалмар-плаза. Походив полтора часа по отделам и ничего не купив, друзья решили отправиться в кафе «Аполло» в Общине. Главной темой обсуждения стала реконструкция станции, за которой не последовало практически никаких изменений в планировке, что казалось странным. Цитадель выглядела так, словно не переживала пожар, и окружение – ароматные цветочки с аккуратно постриженными деревьями, искусственное небо с облаками, журчащие и блестящие фонтаны, толпы жителей и туристов – создавало миролюбивое и умиротворяющее настроение.
- Чёрт. Руки-крюки. Пора кресло-каталку покупать.
Джокер поставил расплескавшуюся чашку. СУЗИ вернулась к стойке кафе, чтобы заказать новый кофе для друга и попросить салфеток. Девушка приветливо и уважительно обратилась синтетическим голосом к постояльцу за прилавком:
- Простите, мистер, не могли бы вы повторить американо?
- Вот это буфера, - поднял брови турианец, увидев тело СУЗИ, но от выполнения заказа не отвлёкся. - Кому ты принадлежишь, модель?
СУЗИ хотелось ответить, что она понимает всё, что говорит турианец, и имеет личное мнение, которое состоит в том, что он отличный представитель нахального типа, но… улыбнулась и наигранно ответила:
- Я робот-помощник. Мой владелец – Джефф Моро, ветеран галактической войны и пилот легендарного фрегата «Нормандия». Желаете ему что-нибудь передать?
Турианец протянул ей новый кофе и пачку салфеток, цокнув языком.
- Ага. А я советник. Передай привет своему… владельцу.
- Хорошего дня.
Когда СУЗИ вернулась к товарищам, Джейн рассказывала Элире о том, что облака на небе Цитадели на самом деле искусственные и только отдалённо похожи на настоящие облака, витающие в атмосфере на планетах с водной оболочкой, например на Земле. СУЗИ взяла пару салфеток и приложила к брюкам Джокера. Но делала она это как-то молча, с лицом, не выражающим абсолютно никаких эмоций.
- Что-то случилось?
- Постоялец не самый приятный в общении турианец.
В разговор включилась Тали’Зора:
- Наверно, СУЗИ, не приятно, что к тебе относятся как к неразумному ВИ?
СУЗИ закончила с приведением в порядок брюк Джокера, пусть на ткани и осталось расплывчатое пятно от кофе. Когда она встретилась взглядом с Тали’Зорой, синтетическое лицо несколько расслабилось.
- Ты права. Иногда меня беспокоит, что я не могу быть полноценной девушкой Джеффа при окружающих. Ещё я не знаю, как ко мне будут относиться на Земле.
Элира зашуршала уже второй упаковкой с закусками. Аппетит у девочки был огромный. Гаррус прокряхтел и еле слышно спросил:
- В кого из вас она такая? В тебя, Шеп?
Лиара отвела глаза, чтобы не выдать смущения, который вызвал у неё Вакариан. Снова. Джейн кивнула, уж лучше она примет удар на себя.
- Так ли важно, что говорят люди? – продолжил Джокер. – Даже если бы они знали, что ты моя девушка, они не отнеслись бы к этому спокойно. Пусть думают, что хотят.
- Я согласна с Джокером. Мы рады, что ты с нами. Не придавай значения таким инцидентам, - сказала Тали, чем успокоила СУЗИ окончательно.

До квартиры добирались тем же образом, только с семьёй Шепард полетела Тали. Всю дорогу Элира спрашивала кварианку о гетах. Чтобы не тратить время на приготовления ужина, решили заказать еду на дом. Сначала Лиара хотела уложить Элиру спать, так как время было позднее, но Джейн настояла на том, чтобы девочка осталась с ними.
Элира с удовольствием уместилась рядом с СУЗИ, чтобы завалить её лавиной расспросов о том, чем она занималась до того, как «уснула», общалась ли она с гетами и Легионом, и как так получилось, что СУЗИ была разлучена с друзьями на целых десять лет. В ответ СУЗИ уделила Элире внимания не меньше, ей было интересно послушать про увлечения девочки.
Шепард рассказывала Джокеру и Гаррусу про работу в Академии и о том, как всё же скучает по полноценной службе. Ей хотелось посвятить себя Альянсу, как прежде, всё-таки он был важной составляющей её жизни. Нередко Шепард получала по почте письма от людей из Альянса, знакомых с войны и даже настойчивых поклонников, не оставляющих надежды на то, что когда-нибудь им доведётся увидеть капитана Шепард снова в обмундировании с пушкой на плече.
Параллельно Элира рассказывала СУЗИ о школе, одноклассниках, учителях, друзьях. СУЗИ сделала вывод, что Элира была очень общительным и открытым ребёнком, совсем не обидчивым и очень лёгким в установлении контактов, за счёт чего многие хотели с ней подружиться. После встречи с курьером Лиара с удовольствием присоединилась к этой беседе и рассказала несколько забавных случаев из детства Элиры. В основном они были связаны с первыми встречами с представителями других рас.
Цитадель стала для девочки настоящей родиной. Она хотела узнать станцию вдоль и поперёк: каждый район, каждый магазин, каждое кафе, каждый музей. Познакомиться со всеми жителями, узнать, как устроены отношения между разными группами населения и почему всё оказывается не так просто, как хотелось бы. Это толкало Элиру на то, чтобы изучать планировку станции, историю и культуру всех рас. К инопланетянам девочка проявляла особый интерес и периодически задавала маме вопросы из биологии. Но Элира была слишком юной, чтобы усваивать информацию на сложном академическом уровне, поэтому Лиара старалась давать ей хотя бы базисы и покупала пособия для детей школьного возраста. Она как мама была счастлива, что может помочь дочери развиться во всех направлениях, которые ту привлекали. Ведь в детстве Лиара сама хотела принятия от Бенезии и возможности продвигаться по выбранному ею самой пути.
Когда тема была исчерпана, Шепард отлучилась с Элирой в ванную. Оставшись без компаньона, Джокер переключился на Лиару и Тали.
- Я так и не поблагодарил вас за то, что вы воскресили СУЗИ. Гаррус уже пошутил сегодня, что я застрял в болоте одиночества, но он прав. Наверно, совсем скоро я сломался бы и покончил не самым лучшим образом. Но теперь, когда СУЗИ здесь, я верю в то, что могу создать семью. Пусть и не такую, как у вас, но… мы есть друг у друга.
- Я понимаю, что ты чувствуешь, - мягко обронила Лиара. – Тебе было очень тяжело после смерти Хилари.
- Понимаешь? Подожди, я помню, что Бенезия умерла, когда ты только присоединилась к нам, но это не то же самое, что лишиться во время войны всех близких.
В тоне Джокера звучала злая ирония, смешанная с обидой. Ему показалось, что Лиара проявляет неуместное и наигранное сочувствие. Но он ошибался, крупно ошибался, и понял это, когда СУЗИ встала на защиту Т’Сони.
- Лиара почти всю свою жизнь была одна, разлучённая с матерью на пятьдесят лет. Она была погружена в исследования, но никто не верил в неё как учёную и возможный успех. Среди родных Лиары была только Бенезия, которая встала на сторону Сарена и умерла в битве с Шепард. Лиара собственными глазами видела смерть матери. А потом влюбилась в человека, который стал для неё авторитетом и позволил быть самой собой. Не веря в то, что её чувства взаимны, Лиара металась. Когда же отношения с Шепард стали развиваться успешно, они потеряли друг друга. Фактически Лиара переживала её смерть в течение двух лет, испытывала отчаяние и скорбь, и в то же время терзалась от сомнения, увидит ли они Шепард когда-нибудь снова. Как только Лиара оставила надежду, Шепард пришла к ней, и это заставило её терзаться снова. А потом была война со Жнецами, и Лиара принимала активное участие во всём, чтобы помочь. Возможно, так она старалась избежать второй потери Шепард. Перед Лучом Лиара была тяжело ранена, и ей потребовались усилия, чтобы остаться с экипажем, когда хотелось быть рядом в бою с Джейн, пусть даже обе они погибнут. Когда Шепард пропала снова, Лиара испытала страх потери во второй раз. Она как никто знает, что такое потеря и скорбь, Джефф.
Джокер слушал всё это с кривой гримасой и молчал. Вдруг он заметил, как Лиара отложила тарелку и обронила тихо и безучастно:
- Прошу меня простить. Я отойду.
Сердце Джокера кольнуло от вины:
- Лиара! Я не… - но Т’Сони слишком быстро скрылась за акцентной стеной. – Чёрт.
- Я сказала слишком много?
Гаррус размял мышцы и протяжно вздохнул. А Тали, пытающаяся тем временем вставить трубочку в отверстие кварианского контейнера, ответила:
- Лиаре, наверно, тяжело каждый раз вспоминать о вещах, которые ей неприятны. Поговори с ней. Или я схожу.
- Что ж. Наверно, мне тоже стоит отойти.
СУЗИ отправилась за Лиарой в кабинет. Из ванной донёсся визгливый крик плещущейся Элиры. Шепард подошла к друзьям, но заметила, что состав не полный.
- Всё… норм?
- Ага.
Раздался щелчок. Тали наконец-то открыла контейнер.

СУЗИ добралась до нужной двери, но не спешила заходить. Ей не хотелось каким-либо образом причинить Лиаре дискомфорт снова. Она прислушалась, но изнутри кабинета не раздавалось абсолютно никаких звуков. Гробовая тишина.
Т’Сони сидела в рабочем кресле, поджав ноги. Почему вдруг она почувствовала себя такой неуверенной и опустошённой? Совсем как тридцать лет назад, когда испытывала отчуждение в научной среде. Совсем как до знакомства с Шепард. Как сильно всё изменилось, стоило этой женщине ворваться в её жизнь. Может быть, Джейн освободила её не только из протеанской ловушки, но и из клетки предрассудков?
Она услышала голос СУЗИ за дверью и переминающиеся шаги. Как мило, что СУЗИ пошла за ней, только Лиара в таком раздавленном состоянии, что из последних сил собирает себя в руки. Наверно, СУЗИ теряется в исчислениях о том, что именно её слова вызвали у Лиары желание остаться в одиночестве.
СУЗИ хотела постучать и позвать Лиару снова, но дверь уже открылась. На пороге стояла Т’Сони - бледная, расстроенная и бессильная.
- Да?
- Мои слова задели тебя?
- Нет.
- Тебя задела злость Джеффа?
- Да.
- Ты злишься на Джеффа?
- Нет.
- Можно войти?
- Конечно.
СУЗИ бегло считала данные о рабочем кабинете Лиары и пронаблюдала, как его хозяйка встала за столом-панелью, над которым витала карта Млечного пути. Она оценила уровень и качество отображения данных, но не задала вопросов об оборудовании, так как те казались неуместными. Важнее было настроение Лиары.
- Мои биосенсоры считывают, что ты находишься в напряжённом состоянии. Мне жаль, что тебе приходится испытывать те чувства, что ты испытываешь.
- Ты не виновата. И Джефф тоже. Я знаю, что он вспылил не со зла ко мне, а из-за потери Хилари. Спасибо, что вступилась.
СУЗИ изобразила улыбку, чтобы поддержать её, и подошла ближе. Лиара запустила через панель поиск по Сети Посредника. Ей не хотелось привлекать Глифа, ведь СУЗИ было не слишком приятно его присутствие.
- Здесь, - сказала она мягко и раскрыла беззвучную видеозапись с камер наблюдения маленькой колонии на Типтри. – В обстоятельствах войны сложно винить людей в необдуманных или грубых действиях. Но Джокеру никакие доводы не помогут.
- Это… - СУЗИ считывала видеозапись неуверенно. – Это Хилари?
- Да. На камеры попал короткий отрывок о том, что происходило в колонии, когда их атаковали солдаты Жнецов, и почему сестра Джокера убежала с десантницей азари. Не стоит объяснений, почему они сбежали, но… Не было ясно, почему вернулась только Эйян, - Лиара свернула запись камер и раскрыла электронную копию заключения психиатра, в котором значился психиатрический анамнез Эйян Т'Гони.
- Значит, Хилари умерла не от рук хасков. Её убила азари?
- Это была вынужденная мера, но да. Боюсь, если Джокер узнает об Эйян, ему не станет легче от осознания истинной причины смерти сестры. А если Джокер попытается связаться с Эйян Т’Гони, ей это тоже не поможет.
- Так… неоднозначно. Наверно, трудно обладать информацией на тех, кого знаешь лично. Каким способом ты решаешь такие сложные дилеммы? Как ты выбираешь, кому сообщать информацию, а кому нет?
Лиара свернула окошки.
- Я же Серый Посредник. Это моя работа – хранить в тайне информацию, пока не придёт время сообщить её тому, кто в ней заинтересован. Иногда оно не приходит.
СУЗИ прошлась по кабинету, чтобы познакомиться с реликвиями, картинами и памятными вещами под витринами. Остановившись напротив фотографии команды, сделанной десять лет назад в квартире Андерсона после вечеринки, СУЗИ сказала:
- Не могу не заметить, как все изменились за десять лет. Раньше я не принимала в расчёт, что органики склонны к физиологическим преображениям. Ты тоже, пусть и являешься представительницей азари.
- Может, потому что я стала мамой? Беременность сильно меняет.
- Вероятно. Но я не могла не заметить то, что вы с Шепард стали вести себя иначе друг с другом. Могу я спросить, почему?
- А. Вот ты к чему, - Лиара тихо засмеялась и оперлась о стол. Её движения стали заметно мягче и увереннее. - Совместная жизнь с кем-то влияет на отношения. Меняет их самих. Это неизбежно, если они проводят вместе много времени и узнают друг друга лучше. Люди становятся понятнее, бросаются в глаза мелочи, меняется общение. Неизбежно возникают разногласия, партнёры подстраиваются друг под друга как паззл. И привыкают. Поэтому даже вне дома их связь заметна окружающим.
СУЗИ склонила голову, намекая на приватность разговора.
- Могу я спросить тебя ещё кое о чем, Лиара?
- Конечно.
- Как тебе кажется, у нас с Джеффом будет так же?
- Наверно. Вы оба можете измениться. Не стоит этого бояться.
- Я не боюсь, - СУЗИ коснулась круговой панели. - Но ты права. Я много размышляю над тем, что происходит между Джеффом и мной. И ещё больше - над тем, что будет, когда Джефф повзрослеет.
- Ты хотела сказать, "постареет"?
- Да.
Лиара потеребила ткань рукава.
- Я в похожей ситуации, пусть и не говорю об этом с Джейн. Она меняется с каждым годом всё заметнее, а я - как вечно молодая невеста. Могу только наблюдать...
- Лиара.
- Да? - отстранённо отозвалась Т'Сони.
- Я правильно понимаю, что тебе тяжело видеть, как меняется Шепард, потому что это навевает мысли о том, что её когда-нибудь не станет?
Лиара смахнула пальцем слезинку и бодро взглянула в глаза СУЗИ. Синтетические зрачки следили за ней, считывая биометрические показатели. Но это не вызывало беспокойства. Лиара была благодарна ей за внимательность и уже собралась ответить, как вдруг воздух застыл в груди. Скромные капли перетекли в настойчивые ручейки слёз, которые она не могла остановить, сколько бы ни стирала.
- Мне страшно.
СУЗИ приобняла её за плечи. Лиара совсем ослабла от её заботы и села на стол как ближайшую опору. Окна перешли в свёрнутый режим. СУЗИ касалась синтетической подушечкой пальца её щёк то под одним, то под другим глазом, чтобы вытереть слёзы, чем вызвала у Т’Сони раскрепощённую улыбку.
- Не говори об этом никому, особенно Джейн.
- Конечно, - тихо ответила синтетик и продолжила беседу, чтобы помочь Лиаре оклематься. – Наверно, ты думала о том, что будешь делать после смерти Шепард. Я не сомневаюсь, что ты справишься с воспитанием Элиры, если что-то случится. Но грущу, когда представляю тебя ещё более расстроенной, чем сейчас.
Т’Сони хихикнула:
- Ты же не можешь грустить, СУЗИ.
СУЗИ ответила не сразу, не придав значения отшучиванию Лиары, и постаралась обстоятельно донести до неё корень своих вычислений.
- Я зациклилась на мысли, что жизнь органиков неизбежно конечна, а до своего завершения претерпевает ряд неприятных метаморфоз. Это приносит страдания не только самим субъектам, но и их близким. Чувство сильной утраты называют горем? – СУЗИ помолчала. – Я не могу просчитать, насколько сильным будет твоё горе, если ты так любишь Джейн. И не могу сделать ничего, чтобы предотвратить смерть Шепард или твою возможную скорбь. Даже если я стараюсь понять чувства органиков, мои сомнения и смятения – скупая слеза по сравнению с вашими чувствами. А значит, я не могу разделить их в полной мере. Как бы ни хотела. И ещё это значит, что Джеффу перед смертью будет больнее и тяжелее, чем мне. Что тогда я могу сделать для вас?
Лиара коснулась её руки.
- Быть рядом, как сейчас.
- И этого будет достаточно?
- В большинстве случаев, достаточно. Присутствием ты даёшь почувствовать людям, что ценишь их и их переживания, что не оставляешь их одних переваривать всё это.
СУЗИ развернула руку и медленно сжала пальцы, чтобы обхватить кисть Лиары.
- Я понимаю. Кажется. Тогда… когда Джеффа не станет. Могу я найти тебя, Лиара?
Т’Сони нежно улыбнулась и кивнула. Дыхание после слёз наконец-то выровнялось.
- Безусловно.

Джокер заметил, как Лиара вернулась к ним в сопровождении СУЗИ. Азари тепло улыбнулась ему, чтобы показать, что всё в порядке. Элира, как только мама села рядом, крепко обняла её за руку и затихла. С другой стороны сидела Шепард, попивая какой-то цветной напиток из стекляшки. Лиара лукаво улыбнулась:
- Джейн.
- Что? Это сок.
- Я всё видел, - подтвердил Вакариан. – Шепард трезва как стёклышко.
- Правда? Тогда я могу его попробовать?
- Хм… - Джейн покосилась на жидкость. – Тебе вряд ли понравится.
Лиара взяла из её рук бутылку и сделала один глоток. Выглядел он как обычный сок, но учёная распробовала лёгкий привкус водки.
- Да, очень яркий вкус. Сразу чувствуется свежесть алкоголей.
Джейн ожидала, что она закроет и отставит бутылку, но коктейль попал ей обратно в руки. Видимо, было сделано исключение в честь приезда друзей. Лиара же отвлеклась на разговор Гарруса и Джокера.
- Надо что-нибудь придумать со свободным пропуском СУЗИ на Цитадель. Не сомневаюсь, что она успешно пройдёт проверку на Земле, но вы ещё не раз будете проходить пост на станции.
- Есть идеи? – спросила Тали.
- Ну… можно было бы оформить лицензию на СУЗИ как сопровождающий ВИ, - ответил Гаррус. - Джокер сможет брать её с повсюду, кроме тех мест, где по закону нельзя пользоваться роботами.
- Как было раньше, - донёсся мягкий тембр Лиары.
«Её что, развезло с одного глотка?» - удивилась Джейн. Чтобы проверить, она коснулась плеча Т’Сони и протянула бутыль. Лиара посмотрела, пожмурилась, покуксилась, но стоило контейнеру оказаться на столе, всё-таки взяла.
- Если СУЗИ будет иметь копию лицензии, это также снизит риск какого-нибудь казуса. Когда, скажем, СУЗИ останется одна.
- Хорошее предложение. Мне нравится, - сказала СУЗИ.
- Остаётся вопрос, как оформить лицензию.
Лиара бодро подняла руку и активировала инструментрон:
- Предоставьте это мне. Задача лёгкая. Я решу её за пару минут.
Подделка документа действительно заняла всего две минуты, но утвердить заявку в позднее время было несколько проблематично. Чтобы документ прошёл успешную проверку в бюро на подлинность, нужно было дождаться его подтверждения. А человек или турианец, обрабатывающий подобные запросы, кажется, отвлекся от монотонной работы на занятия поинтереснее – быстрый обед или красавицу.
- Ладно, может, чуть дольше.
Дожидаясь подтверждения, они завели беседу о том, каких успехов удалось достичь народу Тали в освоении Ранноха. Кварианка рассказала об оживлении почвы на родной планете, заселении пригодных ландшафтов и росте колоний, которые постепенно год за годом выстраивались в города. Теплилась надежда, что в будущем затерявшимся кораблям Флота удастся подтянуться из самых отдалённых уголков галактики в Вуаль Персея, а гражданским - полностью перебраться с ковчегов на землю обетованную и наконец-то завершить вековое путешествие домой. Тали поделилась мечтой, что когда-нибудь кварианцы, полагаясь на трепетно оберегаемую историю и культуру своего этноса, возродят утраченное в произведениях искусства и архитектуре.
Было заметно, с каким энтузиазмом Тали рассказывала обо всём этом. Её речь звучала бодро и уверенно. Подобная энергичность была свойственна всем кварианцам, с самого рождения боровшимся за право на собственную родину.
На такой оптимистичной ноте друзья разошлись. Джокер предложил подвести Гарруса и Тали до космопорта, чтобы не тратиться на такси. Элира на прощание крепко обняла дядю Гарра и дядю Джеффа. Когда же настала очередь СУЗИ, девочка прижалась к новой подруге очень трепетно и обвила ручками синтетическую талию. СУЗИ погладила её по спине, выразив надежду, что когда-нибудь они снова встретятся.
- А ты прилетишь на мой день рождения?
- Постараюсь. А когда у тебя день рождения?
- 8 февраля. Но… - протянула Элира, - мама говорит, что время на Земле течёт по-другому. Я тебе отправлю приглашение, хорошо? Чтобы ты не пропустила.
- Не пропущу, - улыбнулась СУЗИ.
- Пока, Сузи. До свидания, дядя Джефф. Пока-пока, дядя Гарр!
Когда дверь за товарищами закрылась, Лиара наконец-то позволила себе расслабиться.
- Джейн, ты не могла бы убрать беспорядок в гостиной?
- Что я слышу? Это наказание за выпивку? – усмехнулась Шепард.
- Нет, просто моя очередь укладывать Элиру. Ты знаешь, что это надолго.
Джейн наклонилась к ней, чтобы поцеловать в щеку. Лиара недовольно вздохнула, почувствовав раздражающий запах алкоголя.
- И, пожалуйста, избавься от водки. Ужасная вещь.

Элира побыстрее умылась в ванной и побежала в детскую, чтобы подготовиться ко сну. Когда она ворвалась и прыгнула на постель, Лиара с интересом рассматривала рисунки, сделанные СУЗИ. Ей хотелось взять свой портрет на память, но сделать это в тот же день, когда Элира его только получила, было бы нечестно. Поэтому она аккуратно собрала листы в стопку и отложила.
- Жалко, что Сузи не смогла остаться с нами сегодня. Она такая хорошая, - сказала Элира, лежащая на кровати в позе звезды. Голова девочки свесилась с кровати, и мир казался забавно перевёрнутым с ног на голову. Как же всё относительно. - Мам?
- Да, милая?
- Скажи, Сузи… она живая или нет?
Лиара поняла, что дочка затягивает её в серьёзный разговор и присела рядом на край кровати.
- Помнишь, ты как-то интересовалась, что такое Глиф? Глиф – виртуальный интеллект. Пусть он умеет говорить и анализировать данные, Глиф - программа, пусть и сложная. СУЗИ же нечто большее, она искусственный интеллект. Последний, сохранившийся после конца войны.
- Это той войны, в которой воевали мамы?
- Да, той самой войны.
Дочка юркнула под одеяло и замычала в раздумьях.
- Это грустно. Получается, Сузи осталась совсем одна.
Лиара в очередной раз удивилась смышлёности Элиры и её способности понимать сложные вещи на простом языке детской логики. Она выдавила мягкую успокаивающую улыбку и ответила средним спокойным тембром:
- СУЗИ не одиноко. Она смогла проснуться и вернуться к дяде Джеффу. Теперь они будут вместе.
- Но Сузи не умрёт, правда? Она даже не может заболеть как мы, потому что сделана из металла.
Лиаре захотелось прижать девочку к груди, чтобы той не пришлось читать на лице мамы сложные чувства. Ребёнок мог невольно приписать вину за чувства мамы себе. Поэтому Лиара потянулась к Заку и пробежала им по телу девочки смешными прыжками.
- Смотри. Зак сделан из ваты и ткани, и внутри него катаются пластиковые шарики. Ты любишь Зака, пусть и понимаешь, что он не может любить тебя так же. Зак не бегает, не рычит и не тявкает, как взрослые варрены. Он не принесёт тебе мячик. Но не так важно, сделан он из искусственных материалов или живых клеток. СУЗИ – нечто другое, чем Зак. Да, она не дышит и не чувствует так, как делаем это мы. Но она по-своему живая. Не только потому, что двигается и говорит. СУЗИ умеет думать, решать сложные задачи, делать выбор. СУЗИ учится новому и познаёт мир так же, как мы. Она так в этом преуспела, что в некоторых вопросах разбирается даже лучше, чем мы с тобой.
Маленькая любознайка энергично закивала головой.
- Я помню, она сказала что-то похожее, когда мы встретились. Но она зависит от тела, в котором живёт, или нет?
- Когда-то не зависела. Сейчас она находится в теле, потому что оно единственное, что позволяет ей быть собой без ограничений. Возможно, когда-нибудь это изменится.
- А где она жила до того, как попала в тело из металла?
- СУЗИ жила на корабле. Точнее, «в» корабле. Той самой «Нормандии», которую мы сегодня посетили.
Глаза Элиры округлились так, что был виден белок над радужкой.
- Корабль был её телом? Вот это круто. Живой говорящий корабль!
Лиара засмеялась. Но потом заметила, как дочка зависла. Детский мозг, похоже, обрабатывал невероятную новость. Элира качнула головой в одну сторону, в другую, наконец кивнула.
- Ага. Кажется, я поняла. Поэтому никто не говорит, что Сузи – электронный разум? Потому что их создание запрещено?
- Да, малышка.
- А как тогда Сузи появилась? Её кто-то создал?
Лиара склонила голову к плечу и состроила недовольное лицо.
- Кто-то увиливает ото сна?
Элира звонко засмеялась и спряталась под одеялом целиком, зная, что в наказание последует щекотка.
- Это долгая история. Уже поздно. Давай поговорим о СУЗИ в другой раз?
Девочка недовольно поурчала, но всё-таки сдалась. Заботливые мамины руки укрыли её и погладили по голове. Бархатные губы коснулись кончика носа и вызвали трепет. Синие глаза блестели, отражая свет от ночника. Родное тепло усыпляло. Элире жуть как хотелось, чтобы мама осталась с ней, каждую ночь. Но в то же время ей хотелось быть взрослой девочкой, послушной и самостоятельной. Особенно когда от неё этого ждала мама Лиара, ведь при маме Джейн можно было порезвиться вдоволь. Элира прикрыла глаза. Как-то так получалось всегда, что мама её быстро успокаивала одним своим взглядом. Лиара потушила ночник до слабого света и отправилась к двери.
- Мам, - донёсся сонный голосок, - я никому не скажу, что Сузи живая. Она добрая. Я не хочу, чтобы у неё были неприятности.
- Хорошо, - в голосе мамы Элира расслышала улыбку. – Спокойной ночи, мотылёк.

Стоило Лиаре выйти из детской, как она тут же попалась в нежные объятия.
- Элира спит? – спросила Шепард шепотом.
- Засыпает.
Джейн потянула её в сторону спальни.
- Ты много работала в последние дни. Не позволю тебе и в эту ночь оставить меня одну.
Как только дверь спальни закрылась за ними, Джейн обняла Лиару со спины и прижалась губами к шее, чем вызвала расслабленный выдох. Руки заскользили по талии азари с мягкой настойчивостью. Прикосновения возбуждали и делали тело невесомым. Лиара почувствовала, как силы покидают её, и Джейн обняла её крепче, не давая упасть.
- Мы так давно не были вместе. Неужели ты не хочешь этого?
Лиара захотела развернуться, чтобы поцеловать Джейн, но нежность и страсть той сделали её совсем безвольной. Губы касались шеи всё ниже, опускаясь к лопаткам. Ладонь поднялась к груди, нащупав под сорочкой затвердевший сосок. Лиара совсем расслабилась от нёги и прогнулась навстречу поцелуям и ласкам. Опора уходила из-под ног. Она потянулась рукой к стене, чтобы не потерять равновесия, и обнаружила, что та уже далеко. Шепард подняла её на руки и донесла до кровати.
- Богиня, что же ты делаешь со мной…
Наконец она смогла прильнуть к желанным губам возлюбленной. Пульсация нарастала от низа живота, и руки совсем перестали слушаться от дрожи и желания. Но сердце Джейн билось в три раза быстрее. Шепард навалилась на Лиару, прижимая её тело к кровати своим весом. Рука опустилась к бёдрам, разыгрывая воображение. Пальцы потянули край сорочки вверх и скользнули под ткань к груди, чтобы обхватить гармонично объёмную грудь. Лиара прислушалась к её жаждущему ритму, и удивилась, как Джейн удаётся с таким безумием сохранять неспешность.
Терпение только разжигало страсть. Лиара не хотела отрываться от горячих упругих губ Шепард, обожаемой и желанной Шепард, которую она любила до беспамятства словно изголодавшаяся по любви девушка. Но чистая жажда в купе с опытом не казалась чем-то плохим. Джейн принадлежала ей, и Лиара принадлежала ей, и эта обоюдная жадность была честнейшим чувством, охватывающим и укрепляющим их тягу друг к другу.
Локоны щекотали лицо. Дыхание заставляло гореть. Умелые руки вели её тело в танце. Крепкое тело казалось единственной защитой, которой хотелось довериться. Лиара задыхалась от желания, порываясь навстречу скользкому языку и пальцам Джейн. Томный взгляд встречал её каждую передышку, заверяя в том, что сейчас на всём свете им больше ничего не нужно. Лиара раздвинула ноги, позволяя Шепард стать ещё ближе к её нутру. Мешала одежда. Лиара потянулась вниз, чтобы снять мешаюшие преграды, но руки совсем не слушались. Пользуясь этим, Джейн продолжала ласки, чтобы доставить любимой высшее удовольствие из возможных.
Лиара улыбнулась и потянула её к себе, но Шепард не поддавалась. Она целовала бархатную упругую кожу, скользила губами по подбородку, шее, ключицам, солнечному сплетению, плечам, груди… Лиара прогибалась под её ласками, и желая вернуть контроль, завела пальцы в волосы Джейн. Но когда она добралась до затылка, женщина уже спустилась к груди и обхватила губами один из сосков, чем вызвала прилив гормонов. Лиара растаяла и совсем обмякла. Из последних сил она попыталась сменить позу, но Шепард обхватила её ладони одной рукой и продолжила спускаться вниз.
Язык скользил по животу всё ниже, задержался на ямочке. Добравшись до нижнего белья, Джейн отпустила руки Лиары. Та уже не могла сопротивляться и отдалась навстречу. Когда бельё было снято, женщина спустилась губами к лазурной коже. Горячее дыхание возбудило чувствительные окончания. Сильные руки обхватили и нежно развели ноги шире. Волосы щекотали кожу бёдер. Лиара не сдержала вскрика и спустила одну руку, чтобы чувствовать Шепард. Пальцы переплелись. Джейн целовала промежность и ласкала губами чувствительные точки, изученные и излюбленные за десяток лет так, что она могла доставить жене удовольствие даже с закрытыми глазами.
Лиара вцепилась другой свободной рукой в одеяло, вымещая на нём копящееся напряжение. Всё её тело прогибалось навстречу Джейн, жаждало Джейн, взывало к Джейн, томилось. Лиара сдерживала крики, чтобы не напугать Элиру за стеной, но стоны она была не в состоянии заглушить. Шепард улыбнулась и чуть ускорила темп движений языком. Запульсировала даже кожа, покрывшись мурашками, и уже через минуту Лиара прогнулась в истоме, зажимая рукой рот.
Нужно было отдышаться. Шепард поднялась к ней и заботливо обняла, чтобы дать Лиаре почувствовать, что она рядом. Джейн была полна сил для продолжения, и она всё ждала, когда Т’Сони придёт в себя хоть немного. Когда Лиара открыла глаза, Джейн лежала перед ней уже без одежды и прижалась всем телом, чем вызвала новую волну нарастающей страсти. Лиара уткнулась лицом в её шею и тихо засмеялась.
- Что?
- Ничего. Ты права. Стоит делать это чаще.
Было ли дело в созревании её тела? Или Т’Сони стала чувствовать себя намного увереннее в длительных отношениях с Джейн? Сложно сказать, но Шепард была рада услышать такой ответ. Они стали понимать друг друга лучше. Нежная ладонь гладила Джейн по спине. Лиара подвинулась ещё теснее и прижалась ногой к промежности женщины. Волосы защекотали кожу.
- Я нахожу эту эволюционную черту людей крайне забавной.
Глаза Шепард светились от любви, но в выражении её лица проглядывала лёгкая тоска, смешанная с нежностью. Лиара всмотрелась в него, чтобы понять чувства Джейн, но всё же попросила взглядом объяснения.
- Поверить не могу, что ты совсем не изменишься в ближайшие пятьдесят лет, - Шепард коснулась висков и гребней Лиары. - Ты так восхитительна.
Улыбка медленно сошла с лица Лиары. Она не хотела слышать от Джейн того, чем сама терзала себя последние пять лет, а потому опередила её:
- Я люблю тебя, Джейн.
Лиара легла на Шепард сверху, прижавшись своими бёдрами к её. Она почувствовала, как горячо и влажно меж ног Джейн, и это вызвало ещё большее желание.
- Я не представляю своего будущего больше ни с кем, кроме тебя.
Ласковые губы прильнули к губам Джейн, язык проник между ними. Шепард старалась держать дыхание ровным, но сильный и частый пульс снова выдал её возбуждение. Лиара отодвинула лицо, только чтобы вздохнуть полной грудью. Синие глаза блестели от слёз. Шепард едва успела заметить их, как Лиара снова склонилась для поцелуя. В каждом её прикосновении и движении выражались бережность и нежность.
- Я всегда так безумно любила тебя, словно больше мне ничего не нужно.
Глаза заполнились чёрной пеленой. Сознания объединились в контакте. Податливое тело Лиары ритмично двигалось к Джейн, побуждая к действию. Но Шепард предоставила ей свободу. Лиара снова задрожала и спустилась чуть ниже, чтобы захватить губами кожу. Джейн тяжело задышала.
«Почему я так жажду быть с тобой единым целым?»
Джейн приподняла ногу, чтобы прижаться к влагалищу Лиары. Та еле успела подавить крик. Горячая кожа покрылась влагой, крупные капли пота скатывались к груди. Джейн водила руками по спине Лиары, слегка массируя кожу. Языки сплетались в ненасытном поцелуе. Джейн спустила руку, чтобы помочь Лиаре расслабиться.
«Почему мне всегда мало тебя? Могу ли я быть такой жадной с тобой?»
Пальцы ласково проникли во влажное лоно азари, встречая безудержное желание. Джейн подстроилась под него, чтобы помочь возлюбленной достичь экстаза. Лиара прогнулась на дрожащих руках. Джейн приподнялась, чтобы одарить её грудь серией поцелуев. Груди чуть покачивались при совместных движениях.
«Ты суть моей жизни и лучшее, что когда-либо в ней случалось».
Лиара прикусила губу в истоме и опустилась на кровать, позволяя Шепард продолжить начатое в более удобной позе. Джейн нависла над ней, опираясь на свободную руку. Лиара обняла её, притягивая к себе. Джейн ускорила движения в ней, подстраиваясь под пульсации влагалища и напряжение внутренних мышц. Лиара прижалась губами к её плечу и зажмурилась, чтобы подавить протяжный крик.
«Что же мне делать с этой любовью, когда тебя не станет?»

_________
EDI: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 95

Отзывы: 0