После нас. Глава 7 - 2192. Сказки про пиратов 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 7 - 2192. Сказки про пиратов 2/2
Джейн постаралась разобраться с делами как можно скорее. К её удивлению, медицинское обследование заняло времени больше, чем решение стратегических вопросов и разборка с политиканами в посольстве. Первым делом адмирал наведалась в комнату спектров и вызвала на связь по видкому Альянс.
Хакет коротко рассказал ей о положении экспедиции «Минерва», которая уже отправилась бороздить просторы Колыбели Сигурда. Благодаря данным разведки Шепард исследователи уже знали, куда стоит лететь и к чему быть готовыми. Дело не вышло из-под грифа «секретно» и было перенесено в новый отдел, который начал проект, защищённый от внешнего вмешательства ещё больше, чем предыдущий. Учёных снабдили двумя мерами предосторожности: защитными экранами, которые удерживали поля, излучаемые осколками, и группой корсаров, вооружённых до зубов. Пять лет шёл суровый набор солдат Альянса в экспедицию. Из подобранных солдат отсеили до шестидесяти процентов, о чём сами они не знали, так как всего лишь перенаправлялись на другие станции для службы. Такие перебеги позволяли повысить подготовку экспедиции, а также улучшить боеготовность солдат Альянса по разным профилям.
В итоге в экспедицию были отправлены тридцать шесть исследователей, восемь из которых лучше всех разбирались в вопросах, касающихся воздействия на центральную нервную систему электромагнитных полей, вопросах культуры и развития вымерших цивилизаций, космологии и генетики. Четверо имели медицинское образование с высоким стажем работы в горячих точках (военные врачи) и без задержек могли среагировать в любой чрезвычайной ситуации.
Исследователей сопровождали на нескольких шаттлах корсары - бойцы Альянса разных профилей с высокой подготовкой, прошедшие полную психиатрическую, медицинскую и испытательную проверку. Солдат набралось до ста шестидесяти. Главной задачей корсаров был, конечно же, не поиск сокровищ и не оценка археологических ископаемых, а сохранение жизни исследователей. Между всеми членами экспедиции и между кораблями с главным Штабом Альянса на Земле постоянно поддерживалась связь.
Список отправленных исследователей и корсаров Шепард получить не удалось, так как она не имела к экспедиции уже никакого отношения. В любом случае задавать вопросы Шепард права не имела. Её бы не включили для участия в то, чего не существовало, и не подпустили бы на выстрел к тому, о чём она ничего не должна была знать. Но перегляда Хакета и Шепард по видкому хватило, чтобы прийти к общему выводу: да, уже не полетаешь, а если не вы с Т’Сони летите давать пинки папочкам жнецов, то и рассчитывать на что-то грандиозное от экспедиции не стоит.
Вот так. Шепард просто оказалась вне исследовательской зоны и лишилась возможности получать информацию из надёжного источника. Теперь они играли с огнём. Кто-то сказал бы, что не стоит лезть туда, куда лезть не нужно. Но Шепард не могла винить Лиару в тяге к сокровенным знаниям, которыми она дорожила всю жизнь и занималась сразу после выхода из университета. Как и Лиара не могла винить Джейн в желании разобраться с Левиафанами.
Не покидая комнаты высокого доступа, Шепард решилась сделать то, что и так откладывала слишком долго. Она зашла в личный электронный кабинет и отправила запрос членам Совета на лишение себя статуса спектра. Давно следовало отписаться от лишних обязательств, исполнять которые она всё равно была уже не в состоянии. Перед тем как отправить запрос, Шепард помедлила и ещё раз всмотрелась в черновик письма. Обратного пути не было. Им со старшей и младшей Т’Сони стало бы намного легче жить, Совет не имел бы повода притягивать Шепард к каким-либо разборкам. Если в прошлом Хакет просил её сохранить статус спектра, чтобы иметь доступ к советникам и право голоса для человечества, сейчас от неё уже не требовалось ничего. Статус спектра только мешал и обязывал её выполнять прихоти членов Совета, когда у тех начинало в задних местах шило ёрзать. Запрос был отправлен.
Шепард знала, что советники прочтут и обсудят её решение друг с другом довольно скоро, но для себя она уже всё решила давно. Никакая красивая речь Тевос и привилегии не вернули бы её назад на пост высокопоставленного слуги. Шепард вышла в коридор, обернулась на охранника-турианца, смерившего её коротким и уважительным взглядом, и вошла в соседнюю дверь, где сидел посол человечества.
Вот с этим человеком у неё руки чесались поговорить. Сильно Джейн в его офисе не задержалась, всего лишь повторила тактику, проверенную на Удине пять лет назад. Шепард ввалилась к нему как кроган без манер приличия, без лишних прелюдий выложила, чем закончится его просиживание в тёплом креслице с личной секретаршей-азари, если проблемы в колониях не будут решаться должным образом, а заодно, пользуясь случаем, протараторила красочную историю о том, как бывший посол потерял своё место. Шепард решила не запугивать мужчину ещё больше красочными обстоятельствами смерти Удины, но напомнила, что ничего важнее чести и преданности человечеству, и в первую очередь Альянсу, у него не должно быть. Посол инстинктивно сжимал в руках папку какого-то дела, защищаясь от напора и пробивной речи адмирала Шепард, кивал невпопад на каждое «Вам понятно?» и готов был от счастья пасть ниц, когда женщина-танк покинула его офис и оставила наедине с внутриличностным конфликтом.
Последним делом Шепард наметила посещение врача в больнице Гуэрта. И Мишель, и Чаквас работали на Земле в одной клинике. Благодаря старым связям обе они были неравнодушны к состоянию здоровья адмирала, изредка просили явиться на обследование и сдачу анализов, которые Шепард осознанно пропускала и оттягивала до появления серьёзных проблем. В список, присланный доктором Мишель, входило посещение врача в больнице Гуэрта на Цитадели.
По словам доктора Чаквас, на станции работал специалист, который лучше всех подходил. Эта врач ещё не была знакома с личным делом адмирала, но обладала большим опытом работы с пациентами, которым требовалась замена органов ввиду преклонного возраста или тяжёлых травм, полученных в боевых действиях. В довершение, именно этот врач за последние тридцать лет своей практики лидировала в списке специалистов, занимающихся установкой и синхронизацией протезов и имплантов.
Шепард прошлым вечером успешно ознакомилась с личной страничкой доктора, отметила ряд её достижений в современной медицине. Особенно её привлекло то, что учёная имела аж два медицинских образования и разбиралась в инопланетной анатомии так же хорошо, как доктор Чаквас. Но когда Шепард после пары минут ожидания вошла в кабинет, она удивилась тому, что врачом оказался тоже человек из Альянса, а именно - доктор Фрелик.
- Доктор Фрелик, - Шепард предложила рукопожатие и отметила, что рука женщины была пусть не особенно крепкой и хваткой, но упругой.
- Адмирал Шепард, приятно видеть вас. Чем могу помочь?
Её фамилию Шепард встречала часто, но не догадывалась, что это была та самая доктор Фрелик, пока не встретилась с ней лицом к лицу. Сама же Фрелик приятно обрадовалась встрече с адмиралом и сразу заверила её, что дело Шепард не войдёт в её исследования и не будет нигде фигурировать.
Несколько лет назад доктор Фрелик работала здесь же, в больнице на Цитадели, с майором Кайденом после получения им тяжёлых травм при попытке поймать и ликвидировать доктора Еву Модуль. Она сразу поняла, что не просто так адмирал Шепард пришла именно к ней. Если пациентка пришла не в кризисном состоянии, вопросы были неврологического характера.
- Вас порекомендовала мне доктор Чаквас. Теперь я понимаю, почему она так красочно рассказывала о ваших заслугах.
Пряча смущение, Фрелик отложила планшет и сконцентрировалась на деле.
- Если так, я хотела бы уделить отдельное внимание вашей истории болезни. К сожалению, с ней я знакома не так хорошо, как с послужным списком, — Фрелик улыбнулась, намекая на секретность Альянсовских документов. - Что вас беспокоит?
- Да ничего особенного. Я пришла к вам больше по необходимости, - «потому что меня заставила жена», - пройти общее обследование.
Фрелик внимательно приглядывалась к Шепард, стараясь определить, к какому типу пациентов стоило её отнести.
- Совсем ничего?
Только когда Фрелик сама стала задавать наводящие вопросы, выяснилось огромное количество деталей. Если Шепард приписывала их к «индивидуальным особенностям онтогенеза», под которыми подразумевалось незавершённое воскрешение и частая травматизация после, Фрелик уделяла каждому слову адмирала скрупулёзное внимание. Всё, что ей удавалось вытащить из Шепард «клещами», сводилось к большому списку симптомов, которым ещё только предстояло найти объяснение. Но как Фрелик ни старалась, определить единую причину для всех них она не могла и потому начала объединять недомогания в несколько заболеваний, которые объяснили бы сложную картину болезни.
В конце концов она поняла, что сделать это невозможно. Если бы всё объяснялось конкретными заболеваниями, те касались бы нарушений в работе совершенно разных функциональных систем. Такие недуги могли образоваться только с течением времени не меньше чем за несколько лет, а значит должны были стать хроническими. Но как объяснить, что у взрослого человека в зрелом возрасте изношены внутренние органы, сердце посажено, а на стенках кровеносных сосудов есть образования отмирающей ткани? И главное, иммунитет у адмирала был будь здоров, как и уровень гемоглобина, ничто не говорило о старости. С чего взяться тромбам и необоснованной боли в разных участках тела? Состояние суставов и костей противоречило раннему атеросклерозу.
Фрелик осматривала и щупала абсолютно здорового человека, который и сам убеждён в том, что он здоров. Но состояние кровеносной системы было таким, что никак не вписывалось в анамнез. Из-за изнашивания сердца могли возникнуть аритмия и периодическая одышка. Из-за плохого притока крови к мозгу - мутнеть в глазах и даже нарушиться память. Но почему тогда болят конечности? Фрелик поняла, что Шепард отшучивается от неё бытовой версией, а сама знает истинную причину своего состояния.
- Мой опыт подсказывает, что я не могу в отчёте объяснить ваше общее состояние простым болевым шоком и травмами. При всём уважении, сейчас мне нужен от вас честный ответ, адмирал. Скажите, у вас… никогда не было кислородного голодания?
Шепард скрестила руки на груди и проговорила куда-то в сторону, роняя факты своей смерти в 2183 году так, будто они были незначимы:
- Несколько лет назад наш отряд работал в открытом космосе. Мы наткнулись на корабль с нелегалами, завязалась бойня, в общем… какое-то время я пожила без кислородного баллона и потеряла сознание. Меня привели в чувство через пару часов, - «лет». - Если бы не доктор Чаквас, я бы сейчас не сидела здесь.
Конечно же, Фрелик не поверила ей.
- Шепард, я спрашиваю потому, что состояние ваших коронарных сосудов во всём теле значительно снижено. Даже если мы прочистим вам вены и артерии, не факт, что стенки сосудов при хорошем питании будут обновляться с необходимой скоростью. Сердце близко к развитию серьёзной ишемии. А в головной мозг не поступает достаточно кислорода, хотя гемоглобин у вас высокий, - Фрелик отложила планшет и оставила висеть на мониторе графики. - Всё указывает на анабиозную болезнь, но «пара часов без воздуха» не объясняет таких осложнений.
«Она действительно хороша», - подумала Джейн.
- И каких осложнений?
- Ваши нейроны умирают. Или… когда-то умерли в большом количестве, а потом… - Фрелик всё смотрела и смотрела в монитор, не понимая, с чем ей предстоит работать. Теперь она сомневалась, стоило ли радоваться тому, что ей попался такой сложный пациент. Адмирал Альянса, дело засекречено, и перед тобой сидит человек, о состоянии которого ничего нельзя сказать. - Шепард, всё выглядит так, как будто вы были мертвы. А что было потом, представить себе не могу.

Через два часа после ухода Шепард Глиф, как ему было приказано, напомнил Лиаре о необходимости проверить почту. С каждым днём, что Лиара оттягивала чтение новостей и обратную связь с агентами Посредника, снижался её контроль над Сетью и внедрёнными связями в корпорации, так что она уже начинала думать о том, что работе стоит уделять больше времени. Как это обычно бывает, реальность сильно отличалась от ожиданий, поэтому планы Лиары по управлению Сетью Посредника после обустройства семейной жизни и рождения ребёнка пошли под откос. Нередко она сталкивалась с такими ситуациями, когда контактёры, для которых раньше было настоящим заветом во всём следовать негласным правилам контракта с первым Серым Посредником, начинали нарушать договор. Тяга к выгодным предложениям и приличной выручке толкала их совершать необдуманные и опрометчивые поступки, раскрывать секреты и подставлять своего поставщика. Из личных переписок таких «предателей» Лиара поняла, что те, кто был неравнодушен к ситуации за кулисами публичной арены, стали считать, что Посредник ослабил узду своего правления.
Как бы не так. Да, Лиара стала реже выходить в Сеть по бытовым причинам, и её «деятельность» не относилась к тому типу «работ», за которые трудягам приходится держаться всеми крюками, помахивая дипломом об образовании. Т’Сони не боялась «потерять место», но прекрасно понимала, что опасность заключается как раз в потере контактёров. Через десяток лет таких упущений она могла попросту потерять своих агентов, а в идеале ежедневно должна была следить как за служебной, так и личной жизнью каждого из них.
Ей не оставалось иного выхода, как перевести работу в автономный режим, то есть довериться Глифу. Но дрон-помощник был всего лишь виртуальным интеллектом, который, в отличие от разумных созданий, не мог дать оценку данным, замечать в них логистические ловушки, отбирать важное от второстепенного и сортировать информацию на фактографическую, комментарийную, аналитическую и секретную.
Манипулирование абстрактными понятиями было по плечу только разумным формам жизни, к которым Глифа нельзя было отнести. Список агентов, который прислал Ферон по старой дружбе и благодарности, к счастью, не оказался уловкой. И не зря дрелл попросил её на письмо не отвечать, хотя в конце добавил, что по необходимости азари может связаться с ним. Письмо было двойного шифрования, и Лиара, когда спустя несколько месяцев поняла это, прониклась к другу ещё большим уважением. Ферон помог ей даже своим уходом.
Несколько персон из списка убили в первые же полгода после получения письма, что Лиара на случайность не списала. Поэтому первым делом обеспечила новым агентам защиту и минимальный доход. Всё было оплачено авансом, поэтому агенты Посредника среагировали без колебаний. Ещё в начале сотрудничества они поняли, что были обязаны ему уже тем, что получили работу.
С чем было труднее, так с защитой баз Посредника. После уничтожения корабля на Хагалазе Лиара даже не пробовала соваться в ту звёздную систему, где когда-то её нашли церберовцы. Останки корабля были отданы на ресурсы для Горна, после войны никто о нём не вспоминал. Проститься с главной базой Посредника было правильным решением, но сейчас Лиару не оставляла мысль, что когда-нибудь ей всё же потребуется новая энергостанция, не уступающая «Хагалазу». Она испытывала безмерную благодарность Шепард за щедрый подарок, но ресурсов даже нового продвинутого компьютера хватало на хранение только части архива и данных администратора. Да, когда-нибудь она всецело перевоплотится в роль затворницы, у которой в жизни останется узкий круг приближённых лиц. Когда-нибудь она раскроет потенциал и направит свои хакерские способности на пользу.
А сейчас… Сейчас у Лиары в приоритетах лидировал семейный быт, воспитание дочери, отношения с Шепард и редкое чтение научных статей. Любой, кто посмотрел бы на Лиару, проникся бы к ней трепетной нежностью и подумал, что она очень любящая и заботливая мать и жена. Дева азари, которая в раннем возрасте полностью отдала себя близким, которых любила, гостеприимно открывала двери в дом и с широкими объятиями встречала старых друзей.
Элира рисовала на журнальном столике. На фоне играла поучительная передача, насыщая звуками маленький детский мирок. В широкие окна лился дневной свет станции, а мама сидела на диване в пушистом халате, уютно поджав на сидении ноги. Что читала мама, Элире интересно не было, так как она ещё не очень хорошо умела читать. Больше ей были интересны картинки, фотографии и разные рассказы, а ещё развивающие программы. Но то, что рассказывала мама в выходные и мирными вечерами, было для неё интереснее даже научных передач про инопланетную флору и фауну.
Лиара заражала девочку своей широтой взглядов. О чём бы Элира ни спросила, мама всегда могла дать ей ответ или со временем поясняла, почему вопрос оказывался не таким лёгким. Лиара объясняла ей сложные вещи просто, и пусть не сразу, но Элира проникалась вещами, о которых слышала. Так, ещё в три года Элира поняла, что ей интересна история, хотя она не знала, что есть такие науки, как социология, культурология, археология или психология развития рас. Ей было интересно обустройство живого, но только спустя долгие годы в школе Элира проникнется восторженной любовью к биологии, химии, биофизике, генетике, анатомии и физиологии. Ей интересно, где лежат границы манипулирования вещами в мире, и благодаря домашним экспериментам Элира узнает, какова природа общепринятой физики, астрономии, и что в космосе наверняка есть вещи, разрушающие известные им законы мироздания.
О чём бы Элира ни спросила, она знала, что мама на всё даст ей ответ.
Только услышав звук открывающейся двери, Элира бросила карандаши и побежала встречать Шепард. Увлёкшись чтением, Лиара не сразу поняла, куда побежала дочка, и улыбнулась, услышав крик на всю квартиру:
- Ма-ама-а-а!
Джейн подхватила дочку на руки, встряхнула и прижала к себе. Элира зарылась в воротник её мундира и смешно потёрлась лицом. Лиара вышла в коридор и прижалась к перегородке, разделяющей проходную от гостиной, в которой они сидели.
- Как поживает мой маленький шпион?
- Хо-ро-шо!
- Чем вы без меня занимались?
- Мы играли, а потом бегали, я спряталась от мамы в спальне, и она меня долго искала! А потом снова играли и сели рисовать.
- Покажешь, что нарисовала?
Элира кивнула и побежала к столику. Ей не терпелось познакомить папу со своим творчеством. В это время Лиара подошла к жене, нежно поцеловала в щеку и помогла снять мундир. Джейн осталась в нижней майке и притянула Лиару за талию.
- Всё в порядке?
- Направили на обследование и анализы. Пару неврологических сеансов, перевязок, и мне заштопают все дырки. Нормально.
- Операции?
Шепард заметила, как на лице Лиары обеспокоенно поднялись брови.
- Смотри-и!
Элира подбежала с рисунком. В центре были Шепард в скафандре и Лиара с археологической лопаткой в руках, а на заднем фоне ханар стрелял из бластера в жнецов. Рисунок был сделан неумело, очень спешно, но было заметно, что Элира всю душу вложила в штрихование и закраску.
- Как красиво. Ты настоящий художник. Может, нам стоит повесить его в рамку?
- А можно?
- Конечно, можно. Повесим прямо здесь, в гостиной.
Элира завизжала от восторга и снова куда-то убежала.
- Джейн…
Шепард прервала Лиару поцелуем, чем вызвала приятную дрожь по спине.
- Всё будет в порядке. Потом расскажу.
- Хорошо.

После сытного ужина Элира лениво лежала на спинке дивана, свесив руки и ноги. Зак лежал напротив её лица с довольной мордой. В такие моменты делать совсем ничего не хотелось, и Элира ждала, когда еда уляжется в животе, чтобы снова прыгнуть на ноги и носиться по квартире.
- Значит, шунтирование…
Лиара листала электронную папку с медицинскими документами и сверяла старые данные с новыми. Больше она ничего не сказала. На стойке рядом лежал диск, в котором хранилась информация о «Лазаре». Она раздумывала над тем, стоило ли передать доктору Фрелик голограмму и снимки Шепард. Она признала, что Фрелик попала в точку с ишемией, и установка шунтов была лишь шагом длительного лечения.
С такой скоростью регенерации, какая была у Шепард, кости и сосуды могли беспроблемно обрасти новой тканью даже без вспомогательной аппаратуры. Импланты, установленные Уилсоном на раздробленные после аварии кости, были временными и страхующими. Сейчас же они только мешали. После операции за Шепард потребуется постоянный контроль. Первое время ходить будет сложно.
Примерно то же касалось импланта в сердце, но его удалить было невозможно. В их годы с высоким развитием медицины и великолепной работой хирургических роботов беспокоиться о ходе коронарного шунтирования не стоило. Но наличие искусственного тела в жизненно важном органе могло осложнить ход операции.
Требовалась чистка сосудов, но она была попросту несовместима с коронарным шунтированием. Первая операция уже представляла для организма большой стресс. Значит, спустя много времени могло потребоваться ещё одно хирургическое вмешательство. Фрелик оставила вопрос, над которым задумалась и сама Лиара: почему при высокой регенерации тканей сосуды Джейн плохо реставрировались?
Чудодейство, на которое Призрак щедро потратил миллиарды, очистило сосуды Шепард от мёртвой ткани, но почему клетки стали отмирать именно сейчас? Чтобы продлить срок жизни, нужно было понять причину этого, иначе могли бы пострадать все органы.
Лёгкие работали исправно, но из-за кислородного голодания больше пяти лет назад респираторная гипоксия мешала нормальной работе дыхательной системы. Их могли очистить при помощи аппарата искусственного дыхания. Остальные органы не по возрасту Шепард казались изношенными, но работали исправно.
Главная проблема касалась даже не сердца, а мозга. Лиара понимала, что смерть нейронов не прогрессировала, а остановилась, когда Шепард положили в криокапсулу. Мёртвые нейроны просто не прижились, к счастью, их было не так много сейчас. Но те, что росли, не получали достаточного питания. Мозг голодал, что было связано с той же забивкой сосудов. Реабилитация могла помочь, но после, когда Шепард придёт в норму, её, естественно, потянет в домашний спортзал.
«Физическая активность, правильное питание, витаминные комплексы, свежий воздух, оптимальный режим труда и отдыха, здоровая половая жизнь…» - Лиара улыбнулась, прочитав последнюю строчку. Губы от смущения защекотало. Фрелик прописала для Шепард в черновых рекомендациях постоперативного лечения идеальный образ жизни, которому Джейн только обрадуется.
- Могло быть намного хуже.
Лиара закрыла папку и потянулась к чашке остывшего чая. Негласный жест, говорящий о том, что учёная всё обдумала и приняла.
- Ты сможешь больше времени проводить дома с Элирой. Не будешь переживать из-за работы. Доход семье смогу приносить я, и ситуация в мире станет стабильнее.
- Лиара, я же работаю не за кредиты.
- Тебя когда-нибудь оставят в покое?
- Сегодня подала запрос советникам, чтобы сняли с меня статус спектра.
Лиара смотрела на Джейн, ожидая её мыслей на этот счёт. Нежные голубые пальцы поглаживали чашку, стоящую на скрещенных ногах. Краем глаза Лиара заметила, как Элира сползла с сидушки дивана, взяла Зака за лапу и направилась к ним. Джейн подхватила дочку и посадила к себе на колени.
Вот что для них было самым важным.
- Ты правильно сделала.
Джейн прочла в её усталых блестящих глазах: «Я рада, что ты отказалась от них. Мы со всем справимся сами». Лиара поставила чашку и взяла Элиру к себе, зная, что ещё немного, и у Шепард снова заболят ноги.
- Но я не могу так же легко уйти из Альянса, Лиара.
Пока Шепард числилась в рядах Альянса, никому не было дела до того, в состоянии ли адмирал летать на Тучанку. Даже если не придётся снова держать в руках «Призрак», она должна была быть готовой ко всему.
- Все рано или поздно уходят. Это не предательство, - ответила Лиара, словно прочитав её мысли. Элира приникла к груди мамы и успокоилась.
- Я знаю.
Джейн нужны были время и тишина, чтобы разобраться, в состоянии ли она служить дальше, или пора уходить в отставку насовсем.
- Я опять обнадёжила тебя. А сама отобрала свободный день.
- Впереди целый вечер.
Лиара улыбалась так загадочно и трогательно, что Джейн испытала странный прилив гордости и счастья за неё. Лиара, весь свой век изучавшая жизнь, теперь сама сотворила и растила её из собственной плоти и крови. Как знать, может, не просто так природа наградила азари крепким здоровьем, мудростью и целым тысячелетием созерцания бытия, задумывая, что их раса расцветёт, станет плодом гармонии и совершенства, во всех его проявлениях.
Сроднившись с ролью матери, Лиара изменилась, стала более действенной, решительной и обходительной. Ответственное отношение и глобальное понимание того, что от неё зависит чья-то жизнь, коснулись не только характера Лиары, но и её внешности. Во всех её чертах проглядывали цветение, взросление, ласка и женственность… Формы её тела заметно округлились и смягчились, отражая, как Лиара на всех своих уровнях настроилась на воспитание Элиры. Лиара и сама замечала эти изменения благодаря Шепард, которая давала ей увидеть скрытую в этих чертах красоту.
- Ну что, шпион, - обратилась Джейн уже к Элире, которая успела задремать. - Спать пойдём или устроим что-нибудь этакое?
- Ты обещала, что, - Элира запнулась и смущённо начала трепать детскими пальчиками футболку, — что когда ты придёшь, мы… Мы покормим рыбок.
Джейн встала и помогла Элире забраться на свои плечи.
- Ну, тогда пойдём к рыбкам. А маму оставим делать дела.
Они направились в сторону рабочего кабинета Шепард, а Элира всё продолжала тараторить: «А чем будем кормить рыбок? А они не растолстеют? А если мы не будем их кормить, они съедят друг друга? А мы можем купить ещё рыбок? А может, купим медузок? Медузки красивые».
Лиара проводила их ласковым взглядом и направилась в спальню. Следовало переодеться во что-нибудь более удобное для долгой работы, заварить себе большую чашку горячего ароматного кофе и наконец-то засесть в Сети.

- Ну что, Глиф, - бодро произнесла Т’Сони и расположилась в кресле. - Давай начнём, — обратилась она к дрону так, как будто он был близким её сотрудником.
- С чего хотите начать, доктор Т’Сони?
- Зачитай мне ленту новостей за последние восемнадцать часов.
Глиф произносил заголовки подобранных на популярных каналах новостей, что звучало совсем как персональная радиопередача, только без фальши и уток. Попутно Лиара взялась за первую часть работы - проверку почты и ответ на письма. Новости звучали с интервалом в пять секунд, чтобы учёная успевала переключаться между двумя потоками информации и формулировать письма Посредника без опечаток.
- Упали акции элкорского миллионера. Мой подсчёт показал, что он может обанкротиться через две недели. Предлагаю перехватить часть ещё не сгоревших кредитов.
- Не делай этого. Выгоднее приобрести его собственность, но не думаю, что она стоит больше, чем акции. Если это тот мошенник, которого ты называл мне три дня назад, у него большие проблемы с вопросами предпринимательства.
- Лазурная звезда передала Тевос информацию о нелегальном поставщике оружия, - Глиф замолчал, только его голографический корпус крутился вокруг ока. - Турианские военные восстановили оборонный комплекс на Целаксе. Ша’ира приняла за неделю рекордное за последние пять лет количество клиентов. Популярность Спутницы продолжает расти. В списке её клиентов адмирал Шепард не значится.
Лиара усмехнулась. Дрон привыкал к обновлениям и пытался выборочно сам искать информацию, которая бы заинтересовала её. Она не просила Глифа шпионить за Шепард, просматривать камеры наблюдения или листать её счета.
- Валерн дал разрешение на проведение полевых работ с зоне Маским Зул.
- Повтори!
Лиара отвлеклась от письма Ханне и прислушалась. Глиф послушно повторил.
- Там наблюдается активность рахни?
- Нет, доктор.
- Какие-либо ещё изменения были в скоплении Нинма?
- Нет, доктор.
- Поставь пометку «важно». И отправляй всё, что найдёшь, в первую волную новостей с оранжевым заголовком. Кодовые слова: «рахни», «Нинма», «Валерн», «советник саларианцев», «Х-19», «Суэн», «полевой эксперимент». Продолжай.
- Исследовательская группа «Минерва» получила статус «особо секретно». Больше сотни корсаров в личных переписках известили родных о нескором возвращении домой. В сообщениях наблюдается идентичность и ритмическая последовательность.
Лиара снова отвела взгляд от экрана и присмотрелась к блестящему маленькому шару за витриной с бронированным стеклом. Реликвия, которую когда-то случайно нашла Шепард, прочёсывая планету в поисках полезных ископаемых. Она оставила заметку, чтобы приобрести защитное стекло через Хакета.
- На Элитарию Альянсом отправлена группа археологов. Имя начальника экспедиции, список учёных и сопровождающих лиц засекречены.
Новость Глифа только подтвердила догадку Лиары.
- В районе…
- Подожди, - Лиара перевела дух, сделала большой глоток кофе и открыла рабочий стол. Она уже ответила на все письма и теперь дожидалась, когда Глиф закончит. Как Шепард пошутила, галактическая война без неё не началась. Лиара собралась с мыслями, откинулась на стуле, приняв положение в три четверти, и приказала: — Продолжай.
- В районе Силверсан Стрип открыт новый аттракцион. За несколько лет работы человечество полностью расчистило орбиту Земли от обломков кораблей.
Лиара сделала отметку на листе под рукой, что было бы неплохо рассказать такую новость Джейн. Она была бы рада услышать, что небо над жителями Земли наконец-то станет чистым и ясным, каким было до начала войны.
- Анита Гойл подала в посольстве протест на разработку нейроимплантов со сложной структурой.
- Она ещё служит?
- Да.
Т’Сони ненадолго задумалась над сравнением Гойл и Шепард. Оставались стороны, которые она в Шепард всё же не понимала. Честь и долг для неё были важнее собственного здоровья, самосохранения и семьи. Важнее, чем она думала раньше. Вдруг ей стало понятно, почему Джейн при их разговоре стала такой сосредоточенной. Она попросту промолчала, не желая нагружать Лиару своими разъяснениями. В груди кольнуло.
А она ещё давила на Джейн с отставкой…
- Доктор Мишель работает над улучшенной версией костных и желудочковых имплантов, подходящей для пациентов с прошлой пересадкой органов.
Вот здесь Лиара не сдержала улыбки. Всё для Шепард.
- У вас осталось ноль писем без ответа и двадцать…
- Молодец, я ими займусь. Новое задание: попробуй шифрование записей, найденных нами на Иден Прайм в 2186 году. Работа головоломная, энергии от тебя много не потребует. Можешь заниматься ею в фоновом режиме.
- Буду рад помочь, доктор.
- Ты уже мне очень помог.

Учёная открыла глаза, когда почувствовала, что столешница слишком сильно давит на её грудь. Она ещё не сразу поняла, что произошло, откинулась в кресле и сосредоточила взгляд на чашке. На чашке, из которой вился пар. Когда же она очнулась совсем, то поняла, что кофе должен был давно остыть. Рядом лежала заботливо оставленная записка:
«Твои веснушки блестят в темноте. Не сиди всю ночь».
Под спиной что-то мешало, и когда Лиара обернулась, то поняла, что Шепард укрыла её пледом. Она даже не услышала, как та заходила в её кабинет. Как же глубоко она задремала? И сколько времени прошло?
Шёл третий час из двадцати по времени Цитадели. Лиара стряхнула усталость и направилась к ванной, чтобы ополоснуться. А заодно переодеться, ведь костюм успел промокнуть и впитать в себя специфический запах её кожи. Учёная стояла под струями прохладного душа, пока не почувствовала, что освежилась и очистилась. Лиара накинула халат и вернулась в кабинет, оставив костюм в корзине.
Кофе на электронной подставке ещё не остыл. Глиф висел в режиме ожидания, пришло письмо от работника одной из баз, лента новостей лениво сползала вниз. Лиара успела просмотреть все рубрики и уснула за чтением какой-то статьи. Сама не смогла вспомнить, почему начала читать её, ведь это даже не её специалитет.
Пока она могла сидеть за столом и уделить свободное время работе, стоило сделать ещё что-нибудь полезное. Лиара пробежалась по отчётам сотрудников, отметила, что на базах полный порядок. Последний мелочный сбой в работе оборудования произошёл чуть больше недели назад.
Т’Сони вспомнила, что нужно надавить на контактёров, и открыла голосовой чейнджер. Больше времени она уделила на продумывание аудиосообщений, чем запись. Записав несколько версий для каждого контактёра, отобрала лучшие варианты. Дорожки весили мало, по длительности не составляли больше минуты, но действительно могли вызвать дрожь у каждого, кто хоть чем-то был обязан ей.
Сама же Лиара относилась к своим изречениям и изменению голоса спокойно. Правда иногда, слыша себя в чейнджере, она перевоплощалась в Посредника с головой и открывала в себе новые черты. Возможно, так проявлялось её развитие. В первый год обращения с техникой Посредника и попыток удержать Сеть ей то и дело приходилось размышлять над тем, как поступил бы старый администратор. Но скоро она привыкла к своим задачам и начала поступать так, как сама считала необходимым: сдержанно, уверенно, холодно и предусмотрительно.
Лиара давно изучила всю систему Посредника вдоль и поперёк, спокойно вносила в неё коррективы и искала уязвимые места, которые было возможно увидеть только изнутри. Подтачивала, шлифовала, латала, уплотняла… И, в отличие от предшественника, смело вычисляла внедрённых кротов.
Лиара размяла пальцы, отвлеклась на несколько минут и вернулась к записи. Она запросила полный отчёт по состоянию оборудования, щитов, энергопитания, работе службы безопасности на всех базах, а также обратную связь.
Все эти годы ей удавалось лихо держаться наплаву - так, что никто из работников на базах Посредника даже не подозревал о том, что корабль на Хагалазе был разбит. Что Серый Посредник был смещён, дважды. Что требования и политика администратора изменились, за исключением того, что торговец стал чаще манипулировать теми, кто пытался порвать с ним контракт или уклониться от условий. Не терпел, не играл в святые обещания, был пунктуален и строг во всех мелочах даже тогда, когда дела касались долгосрочных сделок.
Все эти годы.
Единственная её оплошность заключалась в том, что были люди, знающие, кто занимает пост Посредника на самом деле. Старые товарищи по отряду молчали, но Лиара знала, что у каждого есть болевые точки и для каждого можно подобрать обстоятельства, в которых даже самый упрямый агент раскроется, как хрупкий весенний бутон. Допустить этого было нельзя.
Т’Сони отправила Касуми от лица Посредника письмо с предложением работать сообща. Когда-то за пьяной игрой в покер Гото уже оценила её таланты и сама выдала желание сотрудничать. Не стоило сомневаться, что хакерша знала о тайнах «торговки». Поэтому обращение Лиары не должно было вызвать у Касуми удивления, разве что удовлетворённую улыбку. Истинную же суть работы Лиара предпочла скрыть.
Когда начался четвёртый час, учёная попробовала собрать изреженный список учёных и солдат, со слов Шепард старательно запрятанный Хакетом от чужих глаз и ушей. Защиту она обошла в три минуты и даже нашла полный документ с составом экспедиции. Конечно, липовый. Лиара досадно усмехнулась и откинулась на стуле. Хакет знал, что Т’Сони залезет в документы Альянса, и подложил суррогат. Хакет даже знал, что она поймёт его уловку, и наглядно дал понять, что секретные документы должны оставаться секретными.
На поиск оригинала ушло времени чуть больше. Лиара сохранила себе резервную копию данных о целях, мотивах и задачах «Минервы». Потом вошла в азарт и собрала досье на каждого участника, даже самого непримечательного лейтенанта. Она так увлеклась составлением архива, что расхохоталась над собой, когда поняла, что откровенно страдает ерундой.
Лиара дала Глифу поручение поискать статьи в Экстранете с высоким рейтингом о сравнении регенерации костного мозга у разных рас, о возрастных особенностях развития женского организма у людей, о генеалогических поисках первого обладателя веснушек среди азари и виртуальные обучающие программы для детей.
А сама пошла готовить чай. Теперь каждый раз она с теплом вспоминала заботу Чаквас на Нормандии. Напиток успокоил её нервы. Лениво пролистав ещё несколько страниц, Лиара оставила вкладки на следующий день, также как и чашку недопитого чая.
В спальне горел приглушённый ночник. Элира, свернувшись в позе эмбриона, спала глубоким сном. Маленькая ручка подпирала пухленькую синюю щёчку, губки были приоткрыты с детской невинностью, а ножки упирались в живот Джейн. Лиара скинула халат, натянула сорочку и, только когда обошла кровать, поняла, что Джейн не спит. Чтобы не разбудить ребёнка, Шепард не сказала ей ни слова, только вопросительно кивнула: «Ну как, всё в порядке?».
По спине поползли мурашки. Лиара оцепенела от её терпеливого, усталого и любящего взгляда. Чувство вины вертелось в ней и играло с воздухом в лёгких. Джейн перевела взгляд на Элиру, ласково погладила девочку и вздохнула. В одном этом вздохе вылилось ожидание длиной в целую ночь.

_______
Примечания:
Butterfly: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 126

Отзывы: 0