После нас. Глава 6 - 2187. Незаконченные дела 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 6 - 2187. Незаконченные дела 2/2
2187, май.
Цитадель, орбита Земли, Солнечная система, Рукав Ориона


Приложив уни-инструмент к замку, Шепард активировала код доступа и открыла дверь в новую квартиру. Лиара не решалась войти первой. Уверенности придал галантный жест Джейн.
- Ну же, проходи! Не волнуйся, я уже была там.
- Я и не волнуюсь, - с наигранной улыбкой ответила Лиара и переступила порог.
Вторая дверь раздвинулась, пропуская в помещение. Глазам понадобилось несколько секунд, чтобы привыкнуть к блеклому свету, льющемуся в зал через жалюзи. Квартира напомнила Лиаре и площадью, и планировкой жильё адмирала Андерсона, в котором им довелось побывать полгода назад. На первом этаже размещался просторный зал с электронным роялем, от него стеной до самого потолка была отделена большая гостиная и бар. Где-то рядом с кухней должен был быть рабочий кабинет. Когда Лиара сделала несколько шагов и осмотрелась, то заметила поворот в коридоре к библиотеке с высокими стеллажами. Вдруг она догадалась, что если помещение казалось ей просторным с одной стороны, то с другой должно быть по площади не меньше.
В воздухе витали запахи новой мебели, стен, отделки и гулкое эхо их шагов. Лиара коснулась пальцами одной из полок, служившей подставкой для декоративного украшения, и провела ими по изящно плавному краю. Пальцы запоминали новые ощущения, впечатления рождали волнительное предчувствие. К этому дому ей нужно будет привыкнуть на долгие годы, насытить его своими неповторимыми эмоциями, смехом, разговорами, голосами гостей. Здесь им предстоит провести не одно лето, если не десятилетие.
- Тебе нравится?
Лиара вздохнула и отняла руку от стены. В пальцах приятно покалывало.
- Нужно время привыкнуть. Я не ждала, что апартаменты будут больше, чем моя квартира на Иллиуме.
Шепард довольно усмехнулась и подошла к ней танцующей походкой. Когда Лиара обернулась, Джейн уже обхватила её за локоть.
- Прежде чем ты осмотришь квартиру лучше, хочу показать тебе кое-что.
Не без любопытства Лиара последовала на второй этаж и шагнула в один из отворотов коридора. Дверь раздвинулась, но кроме мрака необжитой комнаты Лиара поначалу не увидела ничего. Когда же глаза привыкли и стали выделять из темноты контуры предметов, она с удивлением поняла, почему Шепард не спешила включить свет. Мягкая подсветка, отозвавшись на движения вошедших, плавно начала нарастать и освещать кабинет нежными оттенками голубого, лазурного, фиолетового и жёлтого цветов. Впечатление от этой красоты и того, что она осветила, заставило Лиару затаить дыхание.
Комната оказалась просторным залом, который был в четыре раза больше, чем её уютный кабинет на жилой палубе «Нормандии». Но удивительным было не это. В помещении уже ожидали личные вещи, связанные со всеми дорогими Лиаре воспоминаниями, её научной работой, открытиями и даже деятельностью Серого Посредника. Всё то, что им с Фероном удалось спасти с корабля на Хагалазе перед нашествием «Цербера», было здесь. Терминал и компьютеры аккуратно расставлены на длинном рабочем столе, а десятки мониторов - подвешены на стене в идеальной последовательности. Распакована была даже та техника, которая бесприютно лежала в ящиках на складах Альянса больше года. Но и это оказалось не главным сюрпризом.
Среди рабочих столов с аппаратурой уютно примостились реликвии, добытые Лиарой за полувек археологической работы на планетах. Под витринами с той же подсветкой, что и по всей комнате, спрятались любимые артефакты, напоминающие об умерших цивилизациях, на стенах висели картины из её личной квартиры на Иллиуме, и в их числе вид на Ил. Среди артефактов Т’Сони не сразу заметила комплект брони Шепард, обгоревший при падении первой «Нормандии». Все эти находки были бесценны, ведь Лиара долгое время считала их потерянными навсегда.
Весь кабинет словно являл собой отражение её внутреннего мира. Вещи красноречиво говорили посетителю о персональных загадках и тайнах, которые когда-то научное сообщество считало мифами, а сама Лиара раскрыла всего несколько лет назад. На высоких стеллажах стояла её личная библиотека: книги по археологии, культуре протеан, истории цивилизаций Млечного пути, астрономии, планетологии, биотическому искусству, культурологии, социологии и даже философии. Отдельно стояли папки с личными разработками и научными трудами, когда-то давно опубликованными и не сразу нашедшими ценителей среди других учёных.
Армейские экспонаты напоминали о годах, проведённых на «Нормандии», и сотрудничестве с Альянсом. Был даже стенд с оружием, в котором Лиара не без радости узнала свои неизменные пистолеты, верно служившие на поле боя: «Дуга», «Цикада» и «Скорпион». На полках лежали памятные вещи, флеш-карты и сувениры, стояли рядами планшеты. Эффект полумрачной, загадочной и не раздражающей глаза освещённости кабинета только усиливал отблеск мониторов Посредника.
Большого терпения Лиаре стоило держать себя в руках и не дать вырваться по-детски радостному восторгу. Ей хотелось бережно коснуться каждой вещи, каждой книги, каждой витрины, каждой панели. Лиара точно оказалась в мечтательном полусне, бродила среди выставленных ценностей, оглядывалась не по разу на окружающие её экспонаты. Эмоции рождали в ней бесчисленные воспоминания: о первом в жизни походе в музей на Тессии, куда она ещё совсем девочкой была отведена Бенезией, об одинокой работе в Богиней забытых местах галактики, об отстрелах от наёмников и каперов, о первой встрече с капитаном на Теруме, сотрудничестве с ней, поисках Канала, борьбе с коллекционерами и другими.
Чтобы переждать наплыв ностальгии, Джейн уселась в кресло у входа и стала неторопливо наблюдать за ней. Когда Лиара добралась до компьютера Посредника, панель отозвалась на её касание знакомой кончикам пальцев статикой и засветилась. Рядом преданно возник Глиф, предлагая сделать Т’Сони запрос:
- Приветствую, доктор. Я к вашим услугам.
С другого конца кабинета донёсся грудной голос Шепард:
- Техники не лезли в оборудование. Ручаюсь, сама следила за распаковкой и установкой. Только попросила их добавить одну деталь.
- Какую? - обернулась Лиара.
На губах Шепард показалась хитрая улыбка.
- Панель теперь слушается только твоих пальцев. Никому не удастся просто взять и воспользоваться терминалом Посредника.
Шепард дождалась, пока Лиара пролистнёт ряд голографических экранов и проверит контакт терминала с сетью. Те проскочили перед глазами учёной, радужной лентой насыщая её кожу всеми оттенками белого, жёлтого и оранжевого цветов. Пальцы Лиары свернули окошки в миниатюрный режим. По комнате пронёсся тихий восторженный выдох.
- Попробуй коснуться стола.
Только Лиара успокоилась, как снова её охватило любопытство учёного. Она не без интриги коснулась ладонью большого круглого стола, стоявшего посреди просторного кабинета-музея. Столешница была сделана из неизвестного ей сплава, твёрдого и гладкого на ощупь как отшлифованный до совершенства мрамор, холодного как ещё необжитые стены самой квартиры. Стол отозвался в её ощущениях той же чистотой, новизной, ещё не насыщенной усердной работой искателя, учёного, карателя. Вдруг столешница тоже отозвалась под её ладонью большей статикой, чем панель компьютера Посредника, и слабой вибрацией, приятно щекочущей кончики её пальцев. Казалось, что стол сканером считывал структуру её эпителия.
Столешница засветилась тёплым голубым светом, просвечивающим через чёрную материю, защищающую экран. Вся она полностью оказалась большой круговой панелью. Когда Лиара активировала компьютер, тот отозвался раскрытием в центре столешницы голографических моделей в пяти измерениях. Пробных моделей, конечно же, а не её разработки, но подобных тем, которые она могла бы просматривать только в трёхмерной плоскости с объединённых экранов.
- Пока он чист как белый лист. Захочешь - сможешь подключить его в любое время к Экстранету. И к рабочему терминалу. И к сети Посредника тоже.
- Богиня… Шепард, ты понимаешь, какие возможности они представляют вместе? Как это упрощает работу с моделированием, как…
- Понимаю. Может, и не так хорошо, как понимаешь ты. Но ведь для этого он был создан. А точнее, для исследовательских открытий доктора Т’Сони.
- Просто слов нет, - Лиара обессиленно упала в кресло, в котором ей предстояло проработать не одну сотню лет. – Как, когда ты… Поверить не могу. Я думала, всё пропало. Все мои проекты, все разработки… Артефакты! Пропало, когда на меня напала Вазир.
Лиара не могла скрыть своего изумления и восторга, который нарастал с каждой минутой всё больше и даже начинал пугать её саму. От улыбки и напряжения болели скулы, алели щёки. Она постаралась разгладить больные места и скрыть бурю чувств.
- Если понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти.
- Джейн!
Шепард обернулась у двери.
- Я… - Лиара сглотнула, пыталась подобрать слова, но в голове был только сумбур. Ею овладела эйфория, какую она не испытывала уже давно. - Я не могу описать, как благодарна тебе. Всё это…
Джейн улыбнулась и сказала:
- Я знаю, Лиара. Ты жить без этого не можешь.

Комната на первом этаже, которую Шепард решила отвести под личный досуг, сильно отличалась от рабочего кабинета Андерсона. Она не могла похвастать большими просторами, как кабинет-музей Лиары наверху, не была сплошь уставлена стеллажами с книгами и делами, не имела шикарных гостевых кресел, и уж конечно посреди неё не располагался стол для голографического покера на четверых.
Но чем-то эта комната притягивала Шепард. Она была отдалена от дверей квартиры, что обеспечивало уединение, а звуки аэрокаров, пролетающих за окнами, до рабочего пространства не добирались из-за плотных перегородок. Стены были отделаны в мягких багровых тонах, меблировка позволяла разложить все вещи и даже имелся поворот, за которым Шепард сможет установить стол для модернизации оружия. Конечно, вряд ли оно пригодилось бы ей в ближайшие годы, но разбирать, чистить и модернизировать памятные пистолеты доставляло удовольствие.
Здесь Шепард могла заниматься теми же вещами, что и на корабле: работать с устройствами, калибровать уни-инструмент, копаться в технике, собирать модели. Совсем рядом стояла витрина, где за стеклом точно экспонаты расположились все модели кораблей и дредноутов, когда-либо купленные и обнаруженные. Центральное место занимали первая и вторая «Нормандии», корабль Серого Посредника, советский дредноут Предназначения и Цитадель.
За другим столом, большим по длине, было достаточно места, чтобы расставить папки с военными делами и новой работой, терминал для чтения почты и выхода в Экстранет и шахматы Петровского. На полке над ним красовались бы рамки с наградами и орденами, обгоревший шлем и старые жетоны, которые вернула ей Т’Сони после воскрешения год назад, и одиночная фотография юной Лиары на Цитадели. Шепард решила сохранить в рамке скрытое послание.
Недалеко от стойки для приготовления кофе стояла стеклянная клетка для хомяка. А вот угорь, медузы и рыбки стресса посадки не пережили. Напротив стойки разместился новый аквариум, занимающий всю стену. Пока пустой.
Шепард включила телевизор, чтобы параллельно с распаковкой коробок слушать новости с Цитадели или передачи, которые могли начаться после них. К сожалению, по программе не было ни того, ни другого. В рекламе диктор-азари очаровательным голосом обращалась к жителям станции:
«Въезжаете в новостройку или затеяли большой ремонт? Мебель от «Домашней пряжи» легко впишется в ваш бюджет! А при заказе мебели от пяти тысяч кредитов у вас появится возможность приобрести любую акцентную стену со скидкой в двадцать процентов! Магазин «Домашняя пряжа». Наша задача - радовать вас низкими ценами. Акция действительна до конца…»
«Лишь бы снова не начали рассылать спам, как в прошлом году». Когда Шепард вскрыла последнюю коробку с книгами и журналами, к ней подлетел Глиф. Дрон остановился и, инициируя речь разумных существ, спросил:
- Приветствую, капитан Шепард. Доктор Т’Сони хотела отблагодарить вас за обновление в своей каюте. Она просила передать, что выполнила отчёт о проделанной работе и ожидает вас в гостиной.
«Надо попросить Лиару обновить тебя». Шепард с улыбкой покачала головой, отложила канцелярский нож и отправилась за Глифом.
В гостиной Лиары не оказалось, у кухни и бара тоже. Шепард поднялась на второй этаж и стала заглядывать во все комнаты подряд: спальню, тренировочный зал, душевую, гостевую комнату и кабинет учёной, который она первым показала ей. Лиары нигде не оказалось. Озадаченная, Шепард услышала звук рояля. Тогда она подошла к перилам и посмотрела вниз. Лиара нажимала одну клавишу за другой, проверяя готовность музыкального инструмента.
- Значит, рояль интересует тебя больше?
Лиара обернулась к Джейн, спускающейся по лестнице.
- Не говори глупостей, - пряча улыбку, ответила учёная. - Просто пришёл в голову мотив, и захотелось сыграть его, пока ты не придёшь.
- Так сыграй. Что мешает?
- Я же не умею. И знаю всего одну мелодию.
- Если ты хочешь. Просто попробуй, - Джейн пожала плечами. - Кто знает, может ты в будущем станешь великим композитором.
Лиара нежно нажала на две клавиши, а за ними ещё три. Какое-то знакомое состояние нарастало тоской в её сердце, но Т’Сони сдерживала его, не наигрывая больше аккорда. Пальцы, прислушиваясь не к разуму, а сердцу, тянулись к клавишам.
- На то, чтобы научиться хорошо играть, понадобятся годы. Может, не меньше двадцати лет.
С губ Джейн слетел смешок:
- Они у тебя будут. Так что за мотив?
Огоньки в ярко-зелёных глазах Шепард уже проникли в её душу, вызывая трепет и нежность. Лиара выдохнула и села на табурет. Она ещё пыталась противиться лавине чувств, но те продолжали нарастать, подобно теплу в груди, пульсу и влюблённому помутнению. Сопротивляться им было просто смешно.
- Хорошо, - сдалась Лиара. - Я попробую импровизировать. Только если обещаешь больше не ревновать меня к роялю.
- Постараюсь.
Джейн осмотрела инструмент, чтобы удостовериться, выдержит ли он её вес, и легла на крышку. Она ждала, когда Лиара начнёт игру. Чтобы не смущать азари больше, Шепард закрыла глаза и жестом попросила Глифа опустить шторы.
Свет жилого района, исходящий от ионовых вывесок и ламп, ещё просачивался через щели жалюзи, но не резал глаза и придавал всему в квартире мягкий лилово-фиолетовый оттенок. Лиара украдкой наблюдала за Джейн. Она хотела выразить наплывающую волну нежности, но решила, что прикосновения к клавишам скажут о чувствах больше.
Лиара сыграла пару мотивов, чтобы припомнить расположение нот, и прислушалась к мелодии, звучавшей в мыслях на протяжении дня. Она начала медленно переходить от клавиши к клавише. Когда мотив воспроизвёлся правильно, она сыграла его снова, но уже увереннее и чуть быстрее, пока тот не вошёл в резонанс с ощущениями.
Чувства усиливались с каждым отрывком, а затем снова стихали в нерешимости высказаться вновь. Мелодия Лиары переливалась снова и снова, наполняясь робкой надеждой на счастье и верой в будущее, трогающей сердце тоской и томительным ожиданием, истощающим одиночеством и силой любви — трепещущей и только нарастающей с каждым годом.
Мелодия захватила Джейн и зазвучала как повествование Лиары о том, что ей довелось пережить в период невольной длительной разлуки. Шепард разрывалась между тем, чтобы забыться в звуках и чтобы вслушаться внимательнее, как слушают речь, наполненную осознанным смыслом, из которой не хочется пропустить ни слова.
Лиара заметила её эмоциональную отдачу, но не останавливалась. Она стала чуть сильнее нажимать на клавиши, вкладывая в каждую из них былую боль и безграничную радость оттого, что они спустя столько лет положили конец войне, принесли мир и наконец-то могут не сражаться, а начать жить новой, ещё не написанной историей.
Джейн протянула к ней руку, чтобы коснуться лица. Они увидели в глазах друг друга стоящие слёзы и не отводили взгляда, пока стихал последний аккорд.
- Это прекрасно, Лиара. Тебе не стоит отказываться от игры. Хотя бы ради себя.
- Я просто сыграла то, что чувствую.
- Но никто не чувствует так, как ты. Возможно, музыка поможет тебе излечиться от травм прошлого. И родится много новых чудесных композиций, - Джейн обернулась на дрона. - Надеюсь, Глиф записал это.
- Хочешь нажиться на юном таланте и сделать нас богачами?
Лиара засмеялась и смущённо перевела взгляд на клавиши. Смех перетёк в дрожь в груди, когда Джейн коснулась её губ кончиками пальцев. По телу азари пробежала волна биотического напряжения и возбуждения, заставив задрожать ещё больше.
- У меня есть идея получше.
Лиара не сопротивлялась, когда Шепард соскочила с рояля и повела её. Когда они дошли до спальни на втором этаже, Джейн развернулась и мягко притянула Лиару за талию. Т’Сони смотрела на Шепард со смущением и укором во взгляде:
- Ты снова за своё?
Шепард предприняла попытку опрокинуть Лиару на матрас. Сначала Т’Сони засмеялась, упиралась ладонями в плечи женщины, но в конце концов сдалась её настойчивости. Лиара скоро оказалась в плену крепких объятий, вызывающих дрожь и щекотку от сильного напряжения. Она была уже не в силах сдерживать смех, но и смеяться сил не осталось.
- Джейн… Джейн, прекрати! Дже-… ах-ах-ах. Сколько можно! - Шепард прекратила муки и нависла над Лиарой, наблюдая за ней с улыбкой и азартом в глазах. - Ты же знаешь, как меня утомляет слияние.
- Просто расслабься. Тебе ничего не нужно делать.
- Как я могу расслабиться, когда ты так на меня смотришь?
- Доверься мне. Просто ляг и закрой глаза.
Джейн легла рядом и ласково коснулась её живота рукой. Она гладила его какое-то время, размеренно и спокойно, дожидаясь, когда дыхание Лиары замедлится.
- Никакой биотики. Видишь?
Лиара улыбнулась, не открывая глаз, и почувствовала, как ладонь Шепард поднялась от живота к её шее, слегка надавливая на гибкое тело. Лиара напрягалась всё сильнее, но сдержала обещание и не открыла глаз. Джейн наблюдала за сменой эмоций на её лице, за дрожанием бровей, губами, хватающими воздух слепо и отчаянно. Сколько же в ней было откровенности, чувственности, доверия…
- Ты прелестна.
Ладонь Джейн легла на щеку Лиары, пальцы коснулись складок на нежной шее, гребней, бровей и снова вернулись к губам. От пальцев Шепард исходила слабая пульсация, тепло и знакомый Лиаре до слёз запах её тела. Лиара старалась держать себя в руках, буря чувств туманила ей голову, и вместе с тем на веках копилась влага от невыплаканных слёз. Сама Джейн старалась дышать ровно и спокойно, чтобы не рушить чувственный момент.
Лиара повернула голову, чтобы вслепую поймать губами её руку. И в этот момент Джейн с другой стороны коснулась губами складок на её шее — одной из самых чувственных зон на теле девы. Лиара вздрогнула и не сдержала стона. Джейн не остановилась и осторожно налегла на неё, продолжая целовать нежную голубую кожу.
- Джейн, - выдохнула Лиара.
Пальцы зацепились за рукава формы капитана и сжали ткань.
- Всё хорошо. Я не настаиваю. Мы можем остановиться, когда захочешь.
Шепард прильнула к её губам. Лиара оказалась на грани объятий вечности. Разумом она увидела Шепард, смотрящую на неё с нежностью и еле сдерживаемым желанием. Слишком сильно Лиара хотела слиться с ней и отпустила себя в настойчивые объятия её мира.
«Возьми меня…»
Она почувствовала, как их пульсации слились в одну, как их тела крепко переплелись, прижимаясь как можно ближе, сокращая каждый свободный сантиметр между кожей. Как руки Джейн потянулись, чтобы стянуть с Лиары одежду. Как она снова прильнула к ней всем разгорячённым телом. Как они прикасались друг к другу, любяще и судорожно, не желая прекратить восприятие хоть на миг. Как руки скользили напряжённо и сбивчиво, лаская уже знакомые места. Как биотические волны, исходящие от тела Лиары, и жар Джейн охватывали их обеих и сливались. Как нежные губы женщины покрывали её кожу. Как рывком Лиара прижалась к возлюбленной и ощутила сильный ритм внизу её живота. Лиара гладила пальцами ещё незажившую кожу на спине Джейн и прильнула к её груди губами.
Прикосновение заставило напрячься, но Лиара только желаннее прильнула к женщине, спускаясь всё ниже. Джейн остановила её и подтянула к себе снова, чтобы поцеловать. Она не хотела, чтобы Лиара отдалялась. Нежные прикосновения заменили жаждущие поцелуи. Женщина и азари всецело ощутили себя друг в друге и отдались наслаждению, заставившему их осознать себя одним целым.

2187, август.
Цитадель, орбита Земли, Солнечная система, Рукав Ориона


Лиара увлечённо работала за терминалом Посредника. Когда-то неизменный планшет теперь казался ей ничем по сравнению с удобной игрой пальцев на электронной клавиатуре и рядом голографических страниц. Сосредоточенный взгляд Т’Сони перебегал от записи к записи, анализируя новости и происшествия в галактике за последние месяцы. Дуги бровей Лиары то хмурились, то резко вздымались вверх в задумчивости.
Сообщения на почту приходили самые разные. Но больше всего её потрясло письмо Ферона - так, что она даже отделила его во вкладку, чтобы вернуться позже.
Хакет информировал Т’Сони о том, что Альянсу удалось успешно собрать группу учёных и помощников, желающих присоединиться к проекту «Минерва», и сожалеет, что Шепард не сможет стать участником экспедиции. Лиара понимала его как учёная и бывший член команды Шепард, но как её жена больше радовалась. Джейн была совсем не в состоянии для межзвёздных полётов.
Смятение сменилось облегчением, когда она перешла от делового извещения к личным письмам Джейн и Ханны. Старшая Шепард не забывала о Лиаре и отзывалась тепло, несмотря на то, что встретиться им довелось всего раз.
Лиара наткнулась на переписку Валерна со Спаратусом. Последний явно поддерживал интересы Альянса в исследовании космоса, тогда как саларианец презрительно отзывался о людях. Было ясно, что Валерн злился на доктора Мордина и Шепард за нарушение планов ГОР и излечение кроганов от генофага. В подобные разборки Лиара не вмешивалась и не позволяла личным взглядам повлиять на ход конфликта. Никогда в принципе. Но сейчас она сердилась на Валерна так сильно, что хотела взломать систему ГОР, украсть копии секретных исследований и удалить разработки.
А вот и статья о паре забавных случаев, когда жители станции неадекватно реагировали на появление рахни в Президиуме. Мелочи, мелочи, сплошные житейские мелочи, на которые она давно научилась смотреть непредвзято в качестве незримого наблюдателя. Иногда проскальзывала мысль, что Т’Сони должна была бы стать тёмной затворницей, как пошутила Шепард когда-то. Но Лиара предпочитала скромно и вкрадчиво выполнять свою работу во благо других. Пусть даже это «благо» обитало в её личной системе ценностей. Эгоистический соблазн управления чужими жизнями не прельщал её. Она никогда не насыщалась властью и информационным господством, как делали это Ария и Призрак.
И снова ей попался странный счёт любовницы Спаратуса. Почему он с ней? Одна любовница на долгие годы, привлекаемая деньгами и престижем.
Тевос и Ария снова переписываются на защищённом канале, обмениваясь новостями. Лиару не удивляла их откровенность друг с другом. Она давно знала об отношениях ревностной королевы Омеги и советницы Цитадели. И всё же было что-то в их письмах горестное, заставляющее вспоминать, что Т’Лоак - влиятельный матриарх с куда более сложным характером. Снова это сочувствие! Нужно читать дальше.
Тевос наконец-то отправила Хакету помощь для восстановления экономики дальних колоний. Хоть чего-то ему удалось добиться от Совета.
Сотрудники СБЦ яростно противостоят беззаконию и… Стоп, сотрудники СБЦ? Никак перешли дорогу «Синим светилам». И всё же странно. Что забыла группа террористов в Солнечной системе?
Коммандос азари награждены посмертно за доблесть и отвагу в войне. Только сейчас тела вернули в родные колонии. Их ждали как героев. Лиара испытала гордость за свой народ. А вот и переписка одной из жён с сотрудницей справочного центра, которая переслала ей сообщение от возлюбленной, у которой самой не было возможности отправить письмо. Ещё одна паутина.
Эйян Т’Гони вернулась на Тессию и подала заявку на сессии у психотерапевта. Ох, Эйян жива, но всё ещё не может простить себе смерть Хилари. Да хранит её Богиня. Правильно ли они с Шепард поступили, что не рассказали Джокеру о смерти его сестры? Сомнения одолевали Лиару до сих пор, но она была рада узнать, что Эйян пережила войну, пусть и осталась с психологической травмой на всю жизнь.
Кварианцы активно колонизируют планеты системы Тиккун. На Тучанке Рекс Урднот отдаёт указания по реставрации древних городов. Гарруса повысили в звании до генерала. Подумать только, Гаррус, который всего три-четыре года назад был простым сотрудником СБЦ. Лиара обрадовалась за друга и отправила ему короткое сообщение с поздравлением.
Новости с колоний. Колонии. Аварии на колониях. Восстановительные работы на АЭС. Колонии, колонии, колонии… Глиф сильно постарался, чтобы известить её о… Вдруг взгляд наткнулся на статью с научного сервера Серрайского университета. Лиара затаила дыхание и погрузилась в углублённое чтение.
- Сильно занята?
Джейн подошла так тихо, что Т’Сони даже не заметила её и дёрнулась от испуга.
- Потом дочитаю, - Лиара свернула вкладку. В свободном пространстве возникла заставка полёта через туманность Тау Артемиды. - Что-то случилось?
Шепард облокотилась о край стола и сказала как можно невозмутимее:
- Просто хотела узнать, всё ли с тобой в порядке. В последнее время ты сидишь за этим монстром, почти не выходишь, мало ешь.
Лиара развернулась обратно к терминалу, но не прикоснулась к нему. Она ещё размышляла, стоит ли рассказать Шепард обо всём или повременить.
- Извини, я совсем забылась в работе. И ещё нужно привести в порядок мысли.
Джейн отшутилась:
- Ага. Так у Посредника есть от меня секреты?
- Не секреты, но… Явно не то, что ты хотела бы увидеть.
- Бывает что-то отвратительнее, чем обработка коллекционеров?
Лиара чувствовала вину, что резко отдалилась и даже не заметила, как «один день тишины» превратился в месяц отчуждения. Она не могла быть откровенна до конца, а их объятия вечности всегда были так интимны и глубоки, что задевали и потаённые тревоги тоже. Она ответила на иронию Джейн серьёзным тоном:
- Я прочла вашу переписку с Хакетом и знаю, что ты намерена вернуться на службу. На Землю. Я не хотела отвлекать тебя от подготовки к командировке.
- Что ж, тогда у меня нет новостей. Но я хочу всё прояснить, Лиара, - Джейн опустилась перед ней и положила голову на колени азари, - чтобы улететь со спокойным сердцем, зная, что с тобой всё будет хорошо.
Лиара в ответ только грустно покачала головой и коснулась её волос. Синие тонкие пальцы гладили кожу и путали рыжие локоны. Медный отлив при свете ламп над потолком засеребрился… или это проглядывала ранняя седина? Лиара ещё бережнее коснулась её чёлки и лба, чем раньше.
Нет, она не могла набраться храбрости и обременить её всем, что хотела рассказать. Джейн должна была лететь. От этого зависело положение Альянса в межрасовых отношениях, скорость решения ряда трудностей в колониях и в целом боеготовность военных отрядов. Шепард оставалась для людей признанным неформальным лидером. И она могла повлиять хотя бы на это, если не полетит в качестве участника вместе с экспедицией раскрывать тайны Левиафанов, о которой кроме Альянса и учёных азари никто не знал. Одна фраза, одно признание могли разбить всё, к чему стремилась Шепард.
Давление росло. Лиара хотела оставить Джейн и спешным шагом добраться до ванной, чтобы скрыть приступ слёз. Но колени предательски задрожали. Если бы Шепард вовремя не подхватила её, Лиара бы ударилась головой об угол стола. Сильные руки обхватили учёную в крепких объятьях. Джейн даже не заметила, сколько сил приложила: Лиара еле касалась носками опоры.
- П-поставь меня, - Лиара засмеялась и похлопала Джейн по плечам. Но Шепард смотрела на неё серьёзно. - Пожалуйста. Богини ради, пусти, я в порядке.
Шепард опустила Т’Сони на пол, но не отпустила.
- Джейн, послушай… Я благодарна тебе за заботу, но всё не так просто. Поэтому прошу поверить мне и потерпеть ещё немного. Ты всё узнаешь, но позже. Давай сейчас сосредоточимся на своих делах, хорошо?
- Хорошо, Лиара. Но ты работаешь слишком усердно.
- Оно того стоит…
- Стоит того, чтобы валиться с ног? Побереги себя.
- Я, - Лиара снова сдержала слова и отступила, - постараюсь.
- Надеюсь, - Шепард сжала её руку, чтобы подбодрить. Она не собиралась навязываться Т’Сони своим беспокойством. - Ты знаешь, где меня найти.
Лиара смотрела ей вслед, держась руками за столешницу, как единственную опору, чтобы снова не упасть. Когда Джейн скрылась в проёме, она упала обратно в кресло и накрыла ладонью разгорячённый лоб. Скрываться было совсем не в её духе. В раздумьях Лиара засмотрелась на заставку Тау Артемиды и вспомнила их встречу на Теруме.
А от чего она бежит? Джейн всегда уважала её мнение и принимала взвешенные решения, но делала это на собственных выводах, как любой другой взрослый человек.
Лиара решила, что обо всём расскажет после проверки почты. Последним, на чём она остановилась, была новостная статья межрасового института палеонтологии:

«… так как близилось время сумерек. Продолжать поиски в полной темноте было бесполезно даже с оборудованием мощного освещения. Искусственный свет был бы поглощён самумом пустынной зоны Фел Прайма, в которой мы проводили основную часть работы. Колонисты не первый год напоминают нам о своенравном климате планеты. Мы вернулись на место стоянки и только утром узнали, как сильно приблизились в прошлый вечер к нашей находке.
Протеанин лежал, засыпанный песочной бурей. Сначала наша группа по ошибке решила, что какой-то странник пытался добраться до огней лагеря и завяз в сыпучих песках. Но анализ показал, что тело начало разлагаться ещё месяц-полтора назад. Живой протеанин! На Фел Прайме! Совсем рядом с человеческой колонией! «Какая ирония», — подумали мы.
К счастью, в составе нашей группы оказалась специалист-ксеноархеолог Нувани, последовательница доктора Т’Сони. Нувани дала ответ: «Неизвестно точно, откуда брала своё начало великая Протеанская империя. Но то, что Фел Прайм больше семидесяти тысяч лет назад был густонаселённой планетой и обителью народа протеан, - неоспоримый факт. Маловероятно, что протеанин, которого мы обнаружили, выбрался из стазис-капсулы, так как в развалинах древних городов на Фел Прайме подобных хранилищ нет. И сам бы он выбраться не смог. Скорее всего, тело принадлежит последнему выжившему протеанину, которого обнаружили доктор Т’Сони и капитан Шепард на Иден Прайм в 2186 году».
При попытке переместить тело одна из учёных потеряла сознание. Придя в себя, она сказала, что получила видение о том, как именно умер протеанин, когда коснулась тела. «Это было как помутнение, - рассказывала она. - Я просто увидела мир его глазами, на месте, где он был, дорогу, которую он прошёл, и то, как он ловким движением совершил среди песков обряд ухода из жизни».
Тело было отдано для подробного изучения обстоятельств смерти найденного. Если рассказ девы о видении подтвердится фактами, а тело будет опознано теми, кто с ним служил, колонисты согласны взять на себя обязанность похоронить протеанина в развалинах - возможно, что в его родных местах».


«Святая Богиня… Так вот, что ты сделал с собой, Явик».
Лиаре понадобилось время. Она не закрывала вкладку и откинулась в кресле, продолжая всматриваться в текст статьи. Её взгляд останавливался на отдельных фразах, но не зацикливался на контексте. Сказать Шепард о смерти Явика лично было для неё трудно. Тем более сейчас. Лиара воспользовалась терминалом и отправила форматированный фрагмент. Она не сомневалась, что Шепард тут же прочтёт его и свяжется с адмиралом Хакетом, чтобы узнать подробности.
А у Т’Сони оставалось ещё письмо Ферона:

«От: Ферон
Тема: Напоследок

Привет, Лиара.
Рад был узнать, что ты и Шепард живы. Видел в новостях, какой ад был на Земле. То, что твоя жизнь налаживается, обнадёживает. Хотел прилететь, но аванпосты космопортов после войны стали жёстче. Я бы не прошёл проверку и подвёл тебя. Единственное убежище теперь - Омега.
После оставления корабля тебе понадобятся новые агенты. Я решил помочь и через старые связи нашёл помощников. Они проверенные люди. Но всё же попроси дрона навести справки. Через них выйдешь на группировки, которые желают войти в твои ряды и хоть таким трудом зарабатывать на хлеб. Найми боевиков, тебе нужны силы. Алингон и ещё пара баз, выйдешь через терминал. На Хагалазе рыщут.
Контроль повсюду и не даёт свободно писать. Но дело не в нём. Как ты знаешь, дреллы живут не так долго, как азари. А перед смертью лучше подчищать следы. Быть обнаруженным не страшно после пыток сама-знаешь-кого. Больше думаю о тебе. Люди Т’Лоак повсюду, и кому хуже всего узнать, кто ты, - так это ей.
Ты ценный друг. Только мы знаем, что нас связывает. Не забуду тебя и сделаю всё, чтобы облегчить твою жизнь. Будешь пролетать Омегу - маякни. Надеюсь, что никогда не придётся. Береги себя. На сообщение не отвечай, если ничего срочного.

Ферон»


Лиара перечитывала письмо друга, дрожа всем телом. Даже когда жизни Ферона угрожала опасность, единственным, о чём он беспокоился, было благополучие Лиары. Он надеялся, что с ней всё будет хорошо, желал счастья и светлого будущего, которого сам был давно лишён. Семьи, детей, друзей, радости, покоя, тишины, свободы, понимания, — всего, что имел или мог бы иметь спустя годы.
И единственной, кто был для него лучом надежды, годами выступала Лиара как работодатель и проверенный испытаниями судьбы друг.
Ферон был на Омеге, в самом сердце преступного мира, и Лиара не имела больше ни единого шанса связаться с ним, найти и поддержать. Она даже не знала, как в его положении можно было пожелать что-то хорошее. Лиара тёрла слезящиеся глаза.
Полный горечи голос донёсся до дрона:
- Глиф. Сохрани в архив копию переписки с Фероном и удали с терминала. Никто не должен выйти на него.
- Будет сделано, доктор Т’Сони.
- Через защищённый сервер обнаружь и сохрани зеркальные копии с наших камер наблюдения на Омеге. Я хочу знать, где он и что с ним происходит. Если жизни Ферона будет угрожать опасность, немедленно извести меня.
- Хорошо, доктор.
В том, что дрон сможет достоверно распознать опасность для жизни друга, Лиара сомневалась.
- И ещё. Составь список личностей людей, который Ферон оставил тебе. Я хочу знать обо всех, с кем Ферон контактировал за последние три года.
- Провожу сбор данных. Перевожу ресурсы системы на поисковой диапазон. Второстепенные задачи перенесены в резерв. Расчётное время — три часа по времени станции Цитадель. Будут ещё указания, доктор?
- Нет, работай. Мне нужны эти данные как можно раньше.
Лиара добрела до ближайшей в квартире душевой. Прохладная вода остудила лицо. Т’Сони дала эмоциям выход, чтобы те потом мстительно не отразились на нервах.
Вот так. Теперь она чувствовала себя намного лучше и могла действовать рассудительно. Руки, правда, ещё дрожали от напряжения, но теперь она знала, что делать дальше. Что важнее, она понимала на опыте падения Тессии, что не в силах помочь всем, кому хочет. Хотя, если шансы для этого есть, воспользоваться стоит.
Главным было рационально использовать ресурсы, действовать решительно и не падать духом. Ресурсами Лиары сейчас, как и прежде, выступали время, боевые силы, агенты Серого Посредника и информация. А уж в их использовании Т’Сони была профи.
Лиара вытерлась махровым полотенцем, висящим под рукой, и вышла. В квартире стояла тишина. Только из рабочего кабинета Шепард доносилась тихо играющая музыка и щёлканье инструментов.

Отработанными движениями Шепард смазывала детали клеем и насаживала их пинцетом на полость корпуса челнока «UT-47A Кадьяк». Модель была не самой интересной. И всё же медитативная работа с ней вызывала у Шепард приятные воспоминания. В процессе клейки она старалась дышать ровно и медленно, чтобы клей не засыхал быстрее, а мелочёвка не смещалась. Шепард отодвинулась от стола, чтобы расслабить спину и, наконец, вздохнула полной грудью. Запахи клейкого раствора и металла остались на ладонях, как верные показатели усердного и качественного труда.
Шепард оглядела со всех сторон корпус, чтобы насладиться видом челнока. После чего сверилась со схемой ещё раз, теребя в пальцах пинцет. Внутреннее обустройство челнока она знала по памяти, ведь столько раз ей доводилось летать на оригинале. Но вот в ускорителях массы, в отличие от Кортеза, она была профаном. Подобрав новую порцию деталей по номерам на крепежах, Шепард приступила к их вырезке и шлифовке. Краем уха она услышала неуверенные шаги в коридоре и то, как тяжело Лиара вздохнула при входе в кабинет.
- Плохие новости? - бодро спросила Джейн и повернулась. Но весь оптимизм испарился в миг, стоило ей увидеть, в каком состоянии дошла Лиара. - Вот чёрт!
Шепард бросила на стол дорогое ядро эффекта массы и подбежала к жене, чтобы поддержать. Лиара прошептала одними губами:
- Я в порядке.
- Ага, вижу. Держись за меня, тебе нужно прилечь.
- Джейн, я не…
Безвольное тело упало на мягкую кровать. Заботливые руки Джейн трогали окоченевшие пальцы азари. У Лиары не было сил воспротивиться заботе, и она молча откинулась на подушку. Джейн не сердилась, она просто не могла сердиться на Лиару, но своё недовольство выражала в усердном растирании рук.
- Ферон, он…
- Что? - Джейн придвинулась к её лицу, чтобы расслышать.
- Ферон на Омеге. В опасности.
- Ты из-за него так расстроилась, что падаешь?
Джейн сняла толстовку и укрыла её. Нужно было согреть Лиару и не дать ей снова потерять сознание.
- Принести воды?
- Нет, я только что… Мне правда лучше.
Совсем слабая Лиара уткнулась в плечо. Джейн осторожно обняла её, к сожалению, не зная, чем ещё можно помочь. Что делают азари, если у них падает давление?
- У меня где-то в столе запрятан людской шоколад.
Шутка, произнесённая серьёзным тоном, вызвала у Лиары скромный смех. Оптимизм Джейн всегда придавал ей решимости и уверял, что никакие беды не должны быть страшны. Лиара ещё раз взглянула в глаза своим переживаниям и отмахнулась от них.
- Я хочу тебе кое-что показать. После письма Ферона я решила, что не могу потерять ещё и тебя. Снова… Решение всё равно принимать придётся тебе.
- Ты еле говоришь, - уверенные крепкие пальцы коснулись щеки, начинавшей приобретать естественный румянец. - Может, после того как поспишь?
- Я тянула слишком долго.
Джейн вгляделась в её яркие голубые глаза, полные неуверенности и нежности. Что такого пугающего знала Лиара, что сделало её беспомощной и слабой?
- Хорошо. Покажи мне.
Глаза азари наполнились блестящей чёрной пеленой. Волна биотики обхватила Шепард и ласково проникла в сознание. Нервное возбуждение сменилось ощущением глубокой любви Лиары. Границы личностных миров исчезли, а вместе с ними — и второстепенные мысли. Шепард увидела внутреннюю сущность Лиары, уже хорошо известную ей до каждого чувства, каждого сомнения и мысли не только благодаря их объятиям вечности, но и совместной жизни.
Что-то в её внутреннем образе изменилось, и Джейн не сразу смогла понять, что именно. Лиара услышала её немой вопрос и раскрылась ещё больше. Сущность Лиары дополнилась чем-то невиданным прежде, чтобы его можно было узнать. Но сама Лиара знала, что это. Джейн увидела присутствие кого-то третьего. Ещё не целостной личности, не разума, но уже полноценного существа, желающего появиться в их мире.
Сознание Джейн попробовало коснуться его, и контакт отозвался шевелением. Шепард охватили трепет, удивление и радость. Она послала малышу свою любовь, давая понять, что рада его встретить. Лиара улыбнулась тоже и дала им время побыть вместе. Малышка не боялась и узнала своих родителей. Джейн видела между маленьким разумом и сознанием Лиары тесную связь, которую пока ничто не могло разорвать или нарушить.
Но силы Лиары были на исходе от утомления, и она попросила оставить их. Объятия вечности разомкнулись. Лиара смотрела на Джейн, уже светло-голубыми глазами. Всё с той же улыбкой, которую видела Шепард в их объединённом сознании.
- Невероятно. Она настоящее чудо. И так похожа на тебя.
- Ты ей понравилась.
- Но как давно? Почему ты не сказала мне раньше?
- Боялась, что тебя это расстроит.
Джейн посмеялась с широкой улыбкой:
- «Расстроит»? Да я счастлива! О господи, ты же… совсем скоро станешь мамой. Мы - родителями. Лиара, ты понимаешь?
- Понимаю. И очень хорошо, Джейн…
Но радость Лиары была не такой яркой. Шепард видела, что её тревожит что-то.
- Ты понимаешь, что я теперь никуда не полечу?
- Это меня и тревожит, - Лиаре вдруг стало жарко, и она стянула толстовку. На самом же деле душила её тревога, коварно подкравшаяся в самый мирный момент.
- Не от меня одной зависит судьба Альянса. Не от тебя одной зависит уровень преступности. Сейчас, - Джейн коснулась её живота ладонью, чем вызвала приятные мурашки, - наша задача позаботиться об этом чуде. А не о том, как снова спасти мир.
- Ты говоришь это так просто, - Лиара перехватила её ладонь. - Как раз от нас с тобой всё зависит.
Джейн прищурено улыбнулась, подвергая её уверенность сомнению.
- Ты просто упрямица. Качество жизни людей, боеготовность Альянса, восстановление мира и недопущение войн, исследования, экспедиция… - Лиара откинулась на подушку и посмотрела безнадёжным взглядом в потолок. – Всё это зависит от нас с тобой очень сильно.
- Ну, экспедицию всё равно вела бы не я. «Минерве» нужен мой опыт, а не участие. Все данные мы предоставили. И ещё, - Шепард нависла над ней, преградив дорогу цепочке печальных размышлений, - им очень пригодилась бы светлая голова специалиста Т’Сони. Которая тоже может оказывать помощь со стороны и больше не винить себя.
- Надеюсь, это не просто слова.
Джейн улыбнулась, чтобы приободрить учёную, и сказала:
- Лиара, не лишай себя радостей жизни. Всё будет хорошо. Теперь я точно не оставлю тебя, даже если Хакет пошлёт за мной флот.
- Я не в тебе неуверенна.
- А в ком?
Т’Сони расстроенно вздохнула и погладила тыльной стороной ладони крепкую руку Джейн, словно упрашивая не давить на неё своей смелостью.
- Мне всего сто десять лет. Азари не рожают в таком раннем возрасте. Это по людским меркам мне уже давно пора выходить на пенсию. Я совсем юна. Конечно, я волнуюсь. Как ещё я должна чувствовать себя? Моё тело совсем молодое, оно не готово к такой нагрузке, оно не окрепло для вынашивания малыша, оно…
- Прекрасно, - прервала её Шепард. - Просто поговори с Этитой. Уверена, она даст пару полезных советов.
Лиара хотела запротестовать, но Шепард остановила её мягким поцелуем. А когда отодвинулась, то посмотрела с такой нежностью, что одним взглядом убедила её: «Что угодно говори, я тебя не оставлю. И не стоит волноваться раньше времени. Мы воспитаем её лучше всех».
- Не сомневаюсь в этом.

________
Примечания:
Liara's theme: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 126

Отзывы: 0