После нас. Глава 4 - 2187. Конференция 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 4 - 2187. Конференция 2/2
Хакет ответил ей:
- Ваше тело нашли среди развалин у деактивированного Луча. Это всё, что мы знаем.
- Я просто не могу поверить. С первого дня, как я пришла в сознание, я думаю только о том, какой фантастикой кажется моё спасение. Вдруг всё, что я вижу сейчас, не больше чем сон? Такой же сон, как я видела на Цитадели. Такой же сон, как видит каждый из нас, стоит ему уснуть, и думает во сне, что всё происходит взаправду.
- Джейн… - прошептала Лиара на выдохе и запнулась, не зная, какие слова подобрать, чтобы успокоить её.
Капитан продолжила:
- С первого дня я могу только предполагать, что нахожусь в реальном мире. Как вообще можно отличить реальность ото сна? Что если всё, что меня окружает сейчас, все, с кем я говорю, - такая же матрица, как та, которую я видела, когда спасала Дэвида от ИИ «Повелитель»? Или как та, которую для меня построил Легион, чтобы я могла объединить моё сознание с сервером гетов? Реальность – нереальность, сон – явь, фантазии – наш мир… граница между ними так размыта. Где бы я ни была, всё виделось мне таким реальным, детализированным. Я могла видеть дым, исходящий от оружия гетов, - а была на сервере. Я чувствовала запах сплавленной брони, когда вылетела из телепорта, - а была на Горне, который смело в пыль. Я испытывала боль, а на деле… этих мест не было.
Лиара коснулась её плеча, но Шепард даже не шевельнулась. Нахмуренные брови не расслаблялись ни на секунду, а обычно уверенное и храброе лицо напоминало теперь окаменевшую маску. Казалось, коснись, и почувствуешь холод стали.
- Джейн, послушай. Послушай меня, - Шепард подняла на Лиару взгляд, полный недоверия и нежности. - Ты права, это страшно признать. Так устроена наша жизнь, что мы никогда ничего не знаем наверняка. Ты жива. Все мы живы, - учёная помолчала, подбирая более веские доказательства. – Никто больше не слышит голоса Жнецов. Ни в снах, ни наяву. Ни их приказы, ни рёв. Никто больше не видит кошмары о нашествии. И тебе больше не снится, как ты сгораешь.
- Я верю тебе, Лиара. Или хочу верить. Не знаю. Это очень сложно.
- Я знаю, - Лиара трогательно улыбнулась ей, но произнесла слова как можно ровнее и мелодичнее. - Допустим, ты находилась не в зале управления Горном. А в подобии матрицы, которую для тебя создали Жнецы. И порталом для неё стал тот самый Луч от Земли до Цитадели, - Шепард прислушалась к ней. - Луч мог быть предназначен вовсе не для телепортации, а для извлечения разума органиков для контакта с синтетическим разумом Катализатора.
Шепард болезненно усмехнулась:
- Ты серьёзно? А я только успокоилась.
- Конечно, серьёзно. На эту мысль меня навели воспоминания о наших с тобой поисках Канала четыре года назад. Помнишь? Когда мы преследовали Сарена на Илосе, «Страж» поведал, что Канал – это, в действительности, мини-ретранслятор, созданный протеанами по упрощённым чертежам реальных ретрансляторов в звёздных системах. И этот «Канал» был создан для мгновенного перемещения на Цитадель. Второй такой «выходной» ретранслятор стоял в виде монумента в Президиуме.
- Я помню. Думаешь?..
- Да. На месте того странного устройства стоял бы обычный мини-ретранслятор, а на Цитадели – его близнец. Однако это устройство, Луч, не похоже ни на что-либо, что мы встречали раньше. И работает оно не на эффекте массы, а значит, без использования нулевого элемента. Это значит, что и передача массы, и ускорение её в пространстве не происходят. Никто не видел, что твоё тело поднялось в небо и пролетело через атмосферу Земли до станции. Хакет только получил уведомление, что наш отряд добрался до Луча. Все последующие сообщения и приказы касались стыковки со станцией и активации Горна.
Низкий голос Хакета вызвал сильный контраст после мягкого тона Лиары:
- Теория звучит логично. Нам следовало бы подробнее изучить то устройство. Что ж, - сделан адмирал паузу, - информации было много, но каждая деталь важна для понимания того, что произошло. Даже если члены комитета закроют на неё глаза.
«Также, как закрывали глаза советники. Никому нет до этого дела», - подумала Шепард и переглянулась с Лиарой. Капитан устроилась в кресле удобнее, потирая под столом начинающие неметь ноги. Доктор Т’Сони сказала:
- К большому сожалению, и это ещё не всё, что мы должны вам рассказать.
- Есть что-то ещё?
Голос Шепард прозвучал холодно и жёстко:
- Угроза Левиафанов.
Лиара снова обратилась к уни-инструменту и отобразила на экране новые материалы. На голограмме показалась схема их пути, информация о планете 2181-Деспойна, исследовательских базах и местах встречи с Левиафанами. Голограмма, уже без присутствия членов комитета, теперь казалась чем-то более значимым и личным.
От напряжения нервы Шепард дрогнули. Она вспомнила, какой трепет и ужас пережила, встретившись с Левиафанами в первый раз. Лиара уже начала свой новый доклад как продолжение поднятой на конференции темы. Джейн постаралась взять себя в руки, сосредоточиться на сведениях, которые им удалось достать с таким трудом. Ещё живые образы отбросили её в тот день.
Если бы они не обговорили всё это раньше, сейчас сведения были бы всего лишь отдельными клочками фактов и обрывками карт, не связанных между собой. Тем более капитан Шепард не смогла бы объяснить командованию без помощи доктора Т’Сони всё важное, на чём требовалось заострить внимание.
Лиара набрала в грудь побольше воздуха, выпустила с выдохом беспокойство и продолжила, не обращая внимания на дрожащие плечи. Только Шепард знала, сколько сил приходилось Лиаре прикладывать, чтобы сохранять самообладание.
- Хозяевами цикличности и жатвы были и остаются Левиафаны. Мы не могли этого понять, пока ВИ «Месть» на Тессии не поделился с нами мыслью, что сами Жнецы являются заложниками цикла и лишь оружием, которое использует кто-то свыше, чтобы управлять жизнью, которой живём мы. Мы можем закрыть глаза на их существование, ошибиться и дать время развернуть для нас новые ловушки, - Лиара махнула рукой в сторону. - А можем сопротивляться и действовать, чтобы выжить или хотя бы спасти других, как делали это на войне против Жнецов. Левиафаны слишком могущественны, и всё же мы можем обезопасить себя хотя бы от части угроз, если начнём изучать их. Как делала это исследовательская группа «Аврора», без работы и трудов которой мы бы не зашли так далеко. Мы можем составить модель их поведения по тем образцам, фактам и обрывкам артефактов древних рас, которые группе удалось найти. Или даже пойти дальше, сложив находки с информацией, которую получим в будущем.
Хакет вспомнил отчёт Шепард о долгой и изнурительной миссии на пути к океанским чудовищам. А также дело «Левиафан Диса», засекреченное военными по десяткам причин. Объект, воздействие которого стало смертельным для Батарианской Гегемонии и ряда исследовательских групп Альянса.
- Продолжайте, доктор.
Т’Сони уважительно кивнула ему и вернулась к данным.
- Бездействие стало бы фатальной ошибкой. Левиафаны, которых мы обнаружили с Шепард на 2181-Деспойне, уже знают, что жатва прекратилась. До появления Жнецов именно Левиафаны господствовали по всей галактике, подчиняя себе все встречаемые виды и используя их как рабов. Они могущественнее, развитее, древнее нас. Достаточно сравнить масштабы и уровень их действий со Жнецами. Или просто вспомнить, что именно Левиафаны породили их и даже могли ими управлять. Поэтому теперь, когда главная преграда исчезла, ничто не мешает им вернуться к привычному образу жизни: подчинить нас, возродить популяцию и заполучить былое величие.
Шепард воспользовалась паузой и вставила недостающий факт, придавая словам Лиары ещё больший вес:
- Левиафаны на Деспойне сказали, что цикличность приходов Жнецов в галактику не беда для них. Но вот количество машин и присутствие Катализатора напоминали им, что лучше лишний раз на поверхность не высовываться. Им не составляло труда оставаться незамеченными, пока мы не привели Жнецов за собой в самое сердце их обители. Только то, что Левиафаны подверглись исчезновению снова как развитая цивилизация органических существ, заставило их сражаться на нашей стороне.
- Я подозреваю, - продолжила Лиара, - что в перерывах между циклами жатвы Левиафаны могли выбираться из укрытий и вступать с менее развитыми расами в контакт. Во-первых, они могли стереть у особей память об этом. А во-вторых, им всё равно требовалось оставлять в разных уголках галактики Осколки. Угроза заключается и в том, что даже без прямого контакта, через Осколки, Левиафаны могут подчинять своей воле популяции особей и указывать им действовать во благо своим мотивам.
- Как делали Жнецы, - подчеркнул Хакет.
Лиара снова села. Ноги дрожали так, что не держали её. Учёная сказала:
- Может через двадцать лет, а то и пять, мы услышим их голоса и приказы, как слышали одурманенные Жнецами. Контакт с ними не будет бесследным. Это не будет наставление и напутствие в пользу нашего развития. Наоборот. Всё, что делают или делали Левиафаны, обращено только в их пользу. Даже жатву они рассматривали как инструмент. Ещё я пришла к выводу, что Левиафаны при их дальновидности не дали бы знать о себе случайно. Они имеют чёткое представление о том, что происходит в мире. Может, и к войне они присоединились потому, что Катализатор стал мешать им, армия Жнецов стала слишком большой, и они решили захватить прежнюю власть. Мы в неведении. Ждать можно чего угодно, но как только первые признаки контакта с Левиафанами дадут о себе знать, медлить будет нельзя.
- Понятно, - кивнул Хакет, одобряя её предложение. - Идею с моделью поведения вполне можно реализовать. Снарядить новую разведывательную экспедицию, собрать учёных, открыть новый проект. У нас сохранились и данные группы «Аврора», которые помогут в этом. Вы можете посоветовать нам что-нибудь ещё, доктор?
- Мы уже рассказали вам про Осколки. Их следует уничтожать сразу при обнаружении, изучать их слишком опасно. И не из-за радиационной угрозы. Исход – тотальное одурманивание целых групп особей, многочисленные смерти, самоубийства и беспамятство, потеря результатов исследований, важных учёных и ознакомление самих Левиафанов с тем, насколько далеко мы продвинулись. Что будет при таком раскладе через пятьдесят лет? Через сто? Если Левиафаны создали Катализатор и Жнецов, вы только подумайте, на что они способны сейчас, когда Жатва прекратилась.
- Хорошо. Осколки уничтожать, другие артефакты изучать. Что ещё?
Лиара постаралась задавить тревогу и вспомнить что-нибудь ещё, что могло бы им помочь. Тали’Зора вовсе смотрела на собравшихся круглыми от страха светящимися глазами. Продолжила Шепард:
- Информацию о них можно собрать, исследуя закрытые уголки галактики. Есть целые системы и скопления, к которым мы не имеем доступа лишь потому, что нас не подпускают к ним. Левиафаны, конечно. На общепринятой галактической карте отображаются только открытые и хорошо изученные звёздные системы. А сколько неизученных?
Доктор Т’Сони активно закивала головой:
- Точно. К счастью, наводка, где и что искать, есть в исследованиях доктора Брайсона. Он тоже пытался установить связь между событиями в галактике. Работа гигантских масштабов, и если бы не его труды, мы бы… - вдруг Лиара воскликнула, вспомнив ещё об одних объектах, которые никак нельзя было обойти стороной: - Протеанские маяки! Теперь, когда мы знаем, что они могут содержать, маяки предоставят огромный объём информации. Шепард может помочь вам в расшифровке с помощью протеанского Шифра, - Лиара заметила, как измотана Шепард. - А я подключусь, чтобы систематизировать и проанализировать данные, используя знания о протеанской культуре.
- Капитан, вы можете передать нам этот Шифр? – спросил Хакет.
Шепард только покачала головой и откинулась в кресле. Тали удивлённо посмотрела на Лиару, как бы спрашивая, всё ли с ней хорошо, может стоит сделать что-нибудь. Но делать что-то было бесполезно. Шепард постаралась очистить голову от мыслей и отдохнуть, хотя бы пять минут от травматичных воспоминаний. Она смотрела растерянно. Лиара с той же серьёзностью продолжила объяснять Хакету всё, что знает:
- К сожалению, нет. Шифр – это что-то вроде отпечатка восприятия и образа мыслей протеан. Он очень древний. Шепард получила его от Шиалы, десантницы азари, с которой мы встретились на Феросе. Та получила его от Торианина при, - Лиара неловко промычала, пытаясь подобрать пристойное слово, - прямом контакте с ним. Так что Шифр сохранился только у Шиалы и Шепард.
«Интересно, почему я не могла прочесть те записи на Иден Прайм? Джейн же передавала мне шифр…» - задумалась Лиара.
- Жаль, что ваш протеанин пропал. Теперь никто не даст ответы.
Текстовые записи продолжали медленно листаться электронной лентой на мониторе. А снимки с мест находок, как тайные посланники, говорили учёной что-то важное и пока бесформенное.
- Получается, если Шепард уйдёт со службы или, - Лиара помедлила, - когда умрёт, никто не сможет помочь ни вам, ни следующим поколениям разобрать информацию с маяков. Это прискорбно. Должен быть какой-то способ сохранить Шифр.
- Мы что-нибудь придумаем, - ободрительно ответила капитан.
После чего донёсся и голос Тали’Зоры, молчавшей столь долгое время:
- Может, ещё что-нибудь осталось от Жнецов.
Её слова навели Лиару на тревожные мысли, и снова размышления были сметены. Только уже не Хакетом, а гортанным хохотом Шепард.
- Только, пожалуйста, не думай изучать их. Чтобы без попыток активации нового ИИ.
- Почему? - обиженно спросила Тали.
- Не обижайся, но у кварианцев с ИИ какие-то странные отношения.
Хакет шумно набрал в грудь воздух:
- В противном случае, у Совета с кварианцами будет очень короткий разговор.
- Но как изучать фрагменты системы без их активации?
Шепард шлёпнула ладонью по столу и воскликнула:
- Ну не жнецовской же! Неужели вы так хотите создать новых гетов?
- Мы изменили своё отношение к синтетикам. И я сейчас говорю не об Утренней войне, а о понимании, которое возникло у нас с гетами после Ранноха.
- Тали, - вразумительно обратилась к ней Шепард, придя в себя. Такая резкая перемена в состоянии капитана поразила даже Лиару. - Мы тоже скучаем по Легиону, и по СУЗИ, но… Важно понять. Легион обрёл самосознание, когда познакомился с нами, но он не как СУЗИ. А СУЗИ совсем не была похожа на него. Ни в устройстве, ни в понимании мира. Жнецы тоже были синтетиками, но они шли по пути подчинения и разрушения. Синтетики не похожи друг на друга, они развиваются по-разному и по-разному реагируют на мир. А ещё их намного труднее остановить, в отличие от нас. Я не знаю, помнишь ли ты, но четыре года назад нам поступил запрос найти вора кредитов на Цитадели. После оказалось, что это был не вор, а ИИ, который упражнялся, чтобы после захватить все системы Цитадели. Кто-то «поиграл» с ИИ и не задумался, к чему может привести создание разумной программы. Кто-то чуть не подверг всех жителей Цитадели опасности. ИИ как дети. Дети, играющиеся с гранатами. Неопытные, неуправляемые и неубиваемые. Я не хочу, чтобы в результате таких опытов пострадал кто-то, как...
- Как Дэвид? – закончила за неё Лиара.
- И не только он, - Шепард вернулась к теме обсуждения. – Об этом говорил Катализатор. Что конфликт между синтетиками и органиками неизбежен. Что если не мы, так наши дети создадут сокрушительную силу, которая уничтожит их самих.
Адмирал Хакет сделал заметку на будущее, терпеливо дождался, когда дамы успокоятся, и сказал:
- Мы организуем исследовательскую команду, Шепард. И учтём всё, о чём вы нас предупредили. Теперь это одна из наших целей и будущая задача учёных.
- Адмирал, может, вы всё же позволите…
Адмирал резко её прервал:
- Нет, Шепард. Я всё больше убеждаюсь в том, как вы и доктор Т’Сони нужны нам здесь. Вы провели огромную работу по сбору сведений, которых больше ни у кого нет. И кроме вас больше никто не имеет лучшего представления о случившемся и о возможном развитии событий в будущем. Я не допущу, чтобы с вами что-нибудь случилось.
- Хорошо, - после некоторой паузы кивнула Шепард. – Какие будут указания?
«Богиня… - Лиара сжала зубы крепче, чтобы сдержать удивление. – Шепард, я не верю, что ты так легко примешь свою безучастность».
- Как я понял, вы рвётесь в экспедицию. Но к ней вы не будете иметь никакого отношения. На место посла мы найдём кого-нибудь из комитета обороны или адмиралтейства Альянса. Дадим вам год отставки, восстановите силы, будете помогать нам удалённо как человек, который разбирается во всём этом. В будущем вас ждёт повышение до адмирала и заочная служба при выполнении стратегических задач.
- Цитадель или Земля, да?
- Или полная отставка, - кивнул ей Хакет.
- То есть, если я займу место Андерсона…
- Решение следует принять сейчас.
Пятнадцать лет служить Альянсу, участвовать во всех горячих точках, трижды спасти галактику и сойти на берег в невозможности хоть что-то изменить. «Нормандия» на приколе, команда врассыпную, а капитану остаётся только носить ордена, выступать как важное историческое лицо, пожимать руки на банкетах да отвечать на почту. Посылать на верную смерть патриотичных бойцов, которых она может никогда не увидеть лично. Не о такой пользе человечеству мечтала Шепард, поступая на службу в свои юные и далёкие восемнадцать лет.
- Я буду готова вернуться к службе в любой момент, адмирал.
- Я рад, что нам удалось договориться. И раз всё решено, теперь я могу ответить на ваши вопросы.
Шепард не хотелось больше затрагивать темы, от которых начинала жутко гудеть голова. Так что она постаралась вспомнить, что же ей хотелось спросить у адмирала всё это время. Что-нибудь не такое серьёзное, как Жнецы и Левиафаны.
- Мне вот интересно, без хранителей Цитадель сейчас функционирует?
- Иногда в работе станции возникают неполадки с энергоснабжением, но над этим сейчас работают наши ячейки, которые помогали в строительстве Горна. Пока удаётся выдерживать баланс. Отключенных хранителей иногда находят в разных отделах станции.
- А как же работа в удалённых отделах Цитадели? Куда могли добраться только хранители.
- Роль хранителей заменяют рахни.
- Рахни? – удивилась Шепард. – И как жители реагируют на них?
- Падают в обмороки. Разбегаются в ужасе. К счастью, никто не начинает огонь, ведь ношение оружия на станции запрещено. Сотрудники предупреждают, чтобы никто не паниковал и не беспокоил рахни. Проблема только с кроганами, они порываются нападать на них, несмотря на запрет.
Какое-то время никто не знал, что сказать. Тали спросила:
- Надолго это?
- Неизвестно. Рахни и сами не горят желанием обслуживать станцию вечно. Вполне возможно, они покинут Цитадель, когда удастся всё наладить. Но Цитадели, как известно, требуется постоянный уход, и кому-нибудь когда-нибудь придётся разбираться в её устройстве.
Шепард не знала, как отреагировать на такое известие. Если что-то пойдёт не так, ей явно придётся взять в руки верное оружие. И не ей одной. Тогда начнётся настоящая охота на рахни в пределах станции, которую уже обживут другие расы. Так рисковать жителями она не хотела. Оставалось надеяться, что рахни проявят благоразумие и не совершат ошибок в этот раз.
- А новости о СУЗИ есть? – спросила Тали.
- Успех проекта по восстановлению СУЗИ неоднозначен. Нашим инженерам удалось извлечь фрагменты её системы из корабля и тела доктора Евы. Вся информация выглядит готовой, но «оживить» СУЗИ у них не получается.
- Может, это связано с тем, что она несла в себе какие-то коды или программы, которые деактивировались?
- Возможно. У вас есть догадки, что может идти не так?
Тали ответила:
- Есть. Было бы здорово посмотреть на процесс работы ваших специалистов. Я могла бы помочь им. Даже присоединить к вашему проекту наших техников, которые разбираются в устройстве ИИ.
- Ваша помощь пригодилась бы нам. Но есть некоторые… ограничения.
- В каком смысле, «ограничения»?
- Во-первых, после прекращения войны Совет жёстко следит за деятельностью всех организаций, в том числе Альянса. Они думают, что мы не знаем об этом. Совет боится, что галактический закон о запрете ИИ может быть снова нарушен. Кроме как работать над ней скрытно мы не можем. И привлечение ваших инженеров может обернуться боком как для кварианцев, которые уже были замешаны в создании гетов, так и для нас. Во-вторых, со слов Джокера, большая часть СУЗИ находилась не на «Нормандии», а внутри систем корабля. Меньшая – в теле доктора Евы Модуль, которое при активации Горна не просто «отключилось», а чуть не устроило пожар в рубке.
Тали’Зора затараторила:
- Думаю, с этим можно что-нибудь сделать. Например, извлечь основные фрагменты памяти и характеристики системы, используя знания Альянса о СУЗИ как ИИ. Восстановить их, объединить с прообразом системы, которая есть у вас, и погрузить в новое синтетическое тело, любое. Можно попробовать установить часть не боевых модификаций с корабля. Если вы беспокоитесь насчёт её реакции, протестировать приложения в отдельности, снизить нагрузку на ядро, и…
- Тали’Зора, об этом вам лучше будет поговорить с нашими инженерами. Но я рад, что у вас есть план.
- К сожалению, уже сегодня я улетаю. Я пока подумаю, что с этим можно сделать.
- А у вас, капитан, есть ещё вопросы?
Вопросы, вопросы, что же такого важного? Шепард посмотрела на Лиару и вспомнила её рассказ о первом после войны прилёте на Землю.
- Лиара сказала, что видела в штабе майора Коутса. Он жив?
- Более чем, капитан. Майор возглавлял группу «Спасение», задачей которой было найти вас. У вас есть какие-то сомнения?
- Не сомнения, вопрос. Коутс отвечал за координацию артиллерии.
- Пока не слышу вопроса.
- Перед нами была поставлена задача штурмовать Луч и идти только вперёд. Миссия из разряда «ни шагу назад». Майор Коутс со своим отрядом шёл впереди нас. Мы слышали по рации, как он сказал, что его отряд уже добрался до Луча. Это было, когда наш с Кортезом челнок ещё только приземлился среди развалин. Мы шли дальше, были на связи всю дорогу и слышали, как их обстреливают, как Коутс приказывал своим солдатам продолжать штурм. Но потом, в самой гуще сражений, Коутс сказал, что его отряд перебит, и приказал отступать.
- Что ещё вы помните?
- Так как его отряд был перебит, «Таникс» наводили мы. Бегали по полю боя, искали снаряды, отстреливались от наступающих со всех улиц солдат Жнецов. Да, это было трудно, но мы справились. Их было человек тридцать, а нас – всего трое. Значит, с этим мог бы справиться и Коутс.
- Верно. Что ещё?
- Был ещё один момент, совсем непонятный. Нас тогда окружили опустошители и баньши в большом количестве. Думали, уже не выберемся. Я стала звать по рации кого угодно поблизости, чтобы вытащить нас оттуда.
- И кто прилетел? Коутс?
- Да, он, - воскликнула Джейн.
Лиара добавила не менее решительно:
- Ручаюсь за слова Шепард, я была в её отряде в тот день.
- Но вопрос касается не героизма майора, адмирал. Да, мы бы не справились без его помощи. Да, это был рискованный поступок. Но почему Коутс снова поставил задание под угрозу? Вернулся! Откуда? Где он был? Почему не пришёл дальше? Почему дождался нас? Почему вернулся за нами? Почему прилетел так быстро? И ещё с челноком? Откуда взялся челнок, если его отряд был штурмовой? Даже если он нашёл челнок где-то неподалёку, где он нашёл рулевого? Все летательные машины были задействованы для обстрела Аида. И что самое странное, если у него был челнок, почему же он просто не долетел на нём со своим отрядом до Луча? Уж простите, что один вопрос превратился в десяток.
Хакет нахмурился и помолчал несколько секунд, теребя бороду.
- Думаете, у нас сейчас служит не майор? Или вы были без сознания всё это время, когда вам казалось, что Коутс с вами?
- Я уже ничего не понимаю, адмирал, - Шепард перевела взгляд в сторону и изменилась в лице, словно увидев перед собой привидение. – Тем более не понимаю, почему я слышала его перед телепортацией.
Хакет всё ещё поглаживал подбородок. Он, наконец, понял глубину вопроса, который задала ему капитан, и вспомнил свои. Вся война со Жнецами оставалась загадкой, но стоило людям принять в расчет феноменальные факты, как те, по крупицам стыкуясь друг с другом, образовывали целостную картину. Только пугающую.
- А что вы слышали, капитан?
- Что он нашёл меня мёртвой. Что весь мой отряд перебит. Но когда я встала и пошла до луча, его уже не было рядом. Чертовщина какая-то. Больше того, я посадила своих ребят на «Нормандию».
- В смысле, «посадили»? Когда это было?
- «Нормандия» прилетела на поле боя прямо рядом с Лучом. Аид в неё не выстрелил. Вот так просто дал уйти. Жнец не стрелял вообще, пока корабль не улетел. Хотя, казалось бы, почему ему сразу не подстрелить «Нормандию», чтобы она взорвалась и убила нас всех разом.
- Звучит забавно, - с иронией произнесла Лиара. – Как будто мы выжили только благодаря тому, что Жнецу была нужна Шепард.
- Да, вопросы не из лёгких. Боюсь, ответы на них мы найдём не скоро. Спасибо вам ещё раз, капитан, что присоединились со своим отрядом к конференции.

Уже близился вечер, когда Шепард и Лиара добрались до космопорта, чтобы проводить Тали’Зору на шаттл Мигрирующего флота, который отвезёт адмирала домой вместе с другими кварианцами, по тем или иным причинам оставшимися на Земле.
Друзья разместились в зале ожидания. На соседнем от Тали сидении лежала сумка, заполненная сменным костюмом, предметами ухода и несколькими контейнерами декстро-продуктов для долгого полёта. Кварианка теребила ремень скромного инвентаря с Земли и наблюдала за другими беженцами, оторванными от родных колоний и планет. Тали могла вернуться в знакомую и близкую атмосферу корабля кварианцев, где все друг для друга были как одна большая семья. Однако остальным повезло меньше, чем ей.
С виду было трудно понять, о чём именно думает Тали’Зора.
Их окружал гул разговоров солдат, учёных и гражданских. Некоторые инопланетники со слабой надеждой ждали возможности вернуться домой вот уже целый месяц и освоились на этажах, объединившись по расам и разбив небольшие лагеря. Космопорт напоминал одну большую крытую гостиницу среднего класса. После бомбёжки Жнецами городов на Земле для всех инопланетников не осталось возможности массово арендовать помещения из-за недостатка жилых зон или элементарно средств. Оставшиеся кредиты уходили на закупку продовольственных товаров.
Несколько отрядов азари заняли пространство неподалёку от места, где сидели Джейн, Лиара и Тали. Тех, что решили внести вклад в помощь землянам из чувства долга. Одна военная стояла, прислонившись к ящикам, и пыталась подать запрос на установление связи с близким родственником. Как донеслось из эха, с женой и дочерью.
Т’Сони прислушалась к обрывкам её фраз, чтобы понять ситуацию. Возможно, она могла бы помочь этим отрядам, если бы использовала свои возможности и выделила несколько каналов. Или смогла бы договориться с управляющим оператором. Азари выглядели измождённо. Некоторые из них всё ещё не знали, выжил ли кто-нибудь из друзей или родных, а между тем с окончания войны прошло несколько недель.
Лейтенант заметила её внимание и оборвала звонок. Лиара даже подумала, не стоит ли ей подойти и спросить напрямую, в чём проблема. Но не успела, так как военная после взгляда на неё и капитана Шепард присоединилась к лагерю.
- Ищешь новую работу? – спросила Джейн.
- Я бы хотела им помочь, - ответила Лиара, словно оправдываясь за сочувствие к соплеменницам. – Я пыталась узнать положение мигрантов в течение нескольких месяцев и помочь им с продовольственным снабжением. Джейн, я не знала, что всё так плохо.
Капитан обернулась на Тали’Зору:
- Тали, ты не против, если мы отойдём на пару минут?
Кварианка пожала плечами и сказала с лёгкостью:
- Ничуть. Мне даже нравится ваша идея. Пожалуй, мне тоже стоит подойти к кварианцам и узнать, не могу ли я что-нибудь сделать для них.
Тали направилась в сторону представителей своего народа. Лиара и Джейн пошли к лагерю азари. Навстречу капитану Шепард вышла одна из коммандос – возможно, старшая.
- Здравствуйте, капитан Шепард. Не ожидала, что спектр лично заинтересуется, как у нас обстоят дела.
Джейн окинула взглядом их крыло и спросила:
- Есть какие-то проблемы?
- Ничего такого, что стоило бы вашего внимания. Мы выкупаем поставки продуктов и медикаментов для раненных, но не знаем, сколько ещё понадобится ждать, прежде чем нас отправят в Туманность Афины.
- Почему ваших раненных не разместили в госпиталях?
Коммандос пожала плечами:
- Госпитали были переполнены раненными людьми и турианцами. Наших азари принимали только в случае, если состояние представляло угрозу для жизни, - она рассержено покачала головой. - Остальным сказали принимать обезболивающее, антибиотики и залечивать раны бинтами.
Доктор Т’Сони нашла списки очередей для поступления в больницы на Земле. Очереди оказались расписанными на месяцы вперёд. Лейтенанты, стоящие неподалёку, заинтересованно наблюдали за подошедшими и прекратили беседы.
- Чем ждать на Земле помощи, нам лучше самим выбраться с Земли и вернуться в пространство Азарийской Республики. В справочном центре ответили, что количество вылетов с планеты уже увеличили в четыре раза.
Джейн и Лиара переглянулись. Учёная спросила:
- Шепард, существуют какие-то ограничения, препятствующие приземлению кораблей за пределами посадочных площадок космопортов?
Вместо Джейн ответила коммандос:
- Если комитет обороны землян утвердил, что мигрантов можно забирать в точно задокументированных точках, ни азари, ни кто-либо ещё не имеет разрешения на вылет.
Миграция производилась волнами, чтобы у комитета Земли была возможность отслеживать всех, кто покидает планету, в достоверных списках. Формальность вынуждала инопланетников остаться на чуждой планете без доступа к благоприятной среде обитания. Однако присоединившись к кораблям, ожидающим вылета на орбите, они получили бы доступ к полному обеспечению за счёт своих республик. Это значит, что советники и парламентарии других рас откладывали решение вопроса миграции, чтобы делегировать ответственность на землян и самих мигрантов.
Джейн хмуро потёрла лицо и отошла в сторону, чтобы вызвать Хакета по инструментрону:
- Говорит капитан Шепард. Адмирал, можно ли разрешить высадку космических шаттлов для мигрантов за пределами космопортов и аэропортов?
Адмирал ответил:
- Да, я могу надавить на некоторых членов комитета, чтобы добиться разрешения с их стороны, но смогут ли инопланетники покинуть Землю, зависит от согласия Совета.
- Хакет, ситуация хуже, чем мы предполагали. Если не ускорить процесс, мигранты должны будут остаться на Земле за свой счёт в течение нескольких месяцев.
Адмирал задумался:
- Я предполагал, что так будет. Постараюсь воспользоваться положением и узнать, что об этом думают советники рас.
- Поняла, ожидаю ответа.
Когда Джейн отключила связь, рядом с ней раздался знакомый голос:
- Шепард. Не думала, что ты придёшь.
Рядом с ней стояла юстицар.
- Самара? – удивилась Джейн. – Что ты здесь делаешь?
- Решила остаться из чувства долга, чтобы помочь землянам в обустройстве жилых кварталов для беженцев. Но сейчас помогаю мигрантам с тем, чтобы покинуть планету.
- Да, я уже поняла, что ситуация сложилась не лучшая.
Юстицар кивнула и сказала:
- Эти азари ничем не заслужили, чтобы их оставили на произвол судьбы, - она сделала задумчивую паузу. – Полагаю, ты здесь по личным обстоятельствам?
- Да, мы провожали старого друга на шаттл.
Самара обернулась и обвела взглядом толпы мигрантов.
- Я пыталась помочь им. Кажется, земляне не признают статус юстицаров, поэтому моя роль в настоящем незначительна.
- Удалось чего-нибудь достичь?
Взгляд юстицара просветлел:
- Я дала им надежду. И продолжаю вдохновлять, чтобы они не падали духом. Не только азари. Турианцы, кварианцы, саларианцы, люди, - Самара отступила на шаг. – Они устали ждать, Шепард. Мало чего можно добиться добрыми словами. Но можно.
Джейн заметила, что Самара с большой причастностью разделяла беды мигрантов:
- Ты делаешь всё, что в твоих силах, Самара.
На инструментрон Шепард поступил звонок от адмирала:
- Шепард на связи.
- Шепард, я подал официальный запрос в комитет обороны, чтобы на Земле увеличили количество посадочных шаттлов. А также связался с советниками, и они дали своё согласие на перелёт мигрантов в родные колонии через доступные межзвёздные пути. Количество кораблей будет увеличено уже на этой неделе. Хорошая работа, капитан.
- Спасибо, что повлияли на ситуацию, адмирал.
Мужчина почтительно кивнул ей и попрощался:
- Хакет, конец связи.
Когда пропало окошко звонка, Самара удивлённо посмотрела на Шепард:
- Полагаю, вопрос с перелётами решится в ближайшие дни?
Джейн иронично произнесла:
- Надеюсь, советники не передумают со своим решением.
Юстицар подошла к ней ближе и сказала с воодушевлением:
- Твоё имя способно свернуть горы, Шепард. И даже за полем боя ты продолжаешь сражаться ради людей. Ты не перестаёшь меня удивлять.
Джейн усмехнулась и отвернулась, чтобы скрыть смущение:
- Да брось. Подвернулась возможность, я ей воспользовалась.
Самара кивнула и протянула руку, чтобы коснуться её плеча, чтобы выразить своё восхищение. Лиара подошла к ним как раз вовремя, чтобы увидеть признание юстицара.
- Джейн, комитет обороны официально дал разрешение на ускоренную миграцию военных. К Земле уже движутся несколько кораблей.
- Здравствуй, Лиара, - уважительно обратилась юстицар.
- Здравствуй.
Шепард скрестила руки на груди и подмигнула ей:
- Полагаю, ты тоже участвуешь в этом?
Т’Сони еле заметно улыбнулась:
- Разве что в том, чтобы максимально скоро уведомить корабли вблизи солнечной системы, что они могут забрать мигрантов за вознаграждение со стороны Совета.
Самара посмотрела на Лиару с тем же восхищением, что к Джейн до этого.
- Впечатляет.
Со стороны кварианцев к ним поспешила Тали, продирающаяся через толпу, и крикнула на бегу:
- Шепард! Я не знаю, что вы сделали, но мои сородичи смогут отправиться на Раннох уже сегодня-завтра, - она была так возбуждена, что размахивала руками. – Ох, здравствуй, Самара.
Юстицар почтительно кивнула ей и сказала на прощание:
- Пожалуй, теперь я вернусь к отрядам. Удачи вам, Шепард. И спасибо, что не забываете о справедливости в трудные времена.
Самара удалилась, чтобы сообщить радостную весть всем беженцам. Через пару минут со стороны лагеря азари донеслись восторженные крики, раскатившиеся по всему пространству зала. Кто-то даже запрыгал от радости, кто-то побежал в соседние лагеря, чтобы старшие по отрядам отправили запрос флотам своих рас.
- Ох, ну всё, понеслась душа в рай, - засмеялась Шепард.
- Кила, а мы просто сидели здесь. Я могла бы улететь и...
Лиара обняла Тали за плечо, чтобы подбодрить:
- Всё решилось. Уже завтра кварианцы вернуться к своим семьям.
- Да.
Тали погладила маску. Было трудно понять её выражение лица, но светящиеся белыми огоньками глаза прищурились. Кажется, она плакала от счастья.

Шепард смотрела вслед шаттлу Мигрирующего флота, который впереди ждало долгое путешествие домой. Двигатели зажглись ослепительным светом и помогли кораблю преодолеть силу притяжения. Со свистом тот поднялся над землёй и рванул в небо, устремившись вдаль. Лиара встала рядом, чтобы коснуться её плеча. Джейн встретила её руку своей - слепо и сбивчиво, без какой-либо уверенности найти на ощупь.
Т’Сони поделилась мыслями:
- Хорошо, что мы смогли помочь. Не могу поверить, что советники ничего не предпринимали, чтобы помочь своим людям.
- А когда они не закрывали глаза на проблемы?
После некоторого молчания Лиара решила проявить заботу:
- Ты в порядке?
Шепард наконец отвела взгляд от неба и решительно сказала:
- Да, в порядке. Пойдём.
Уже близился вечер. Важный и насыщенный день наконец-то подошёл к концу. Теперь оставалось только вернуться на базу к остальным. Шепард ещё прокручивала в голове сомнения, скопившиеся после доклада на конференции. Лиару они тоже не отпускали и неприятно роились в уставшем сознании.
- Как думаешь, члены комитета поверили нам?
- Не знаю. Мы рассказали им всё, что знали. Дальнейшие действия зависят от командования Альянса, в частности Хакета. Комитет обороны здесь вообще не при чём, выступление было только формальностью. Я больше уверена в том, что доклад затеряется в архивах, как все предыдущие, и только лет через пятьдесят его откопает кто-нибудь сообразительный, кто захочет во всём разобраться, когда станут пропадать люди.
Лиара согласилась с Джейн, пусть и не сказала об этом вслух.
- Тебя тревожит, что ты не сможешь принять участие в экспедиции?
- Не без этого. Как бы сказал Мордин, «другой может всё перепутать».
- Я могу заняться этим, если хочешь, - Лиара обогнала Шепард, чем заставила её остановиться. Морщины на суровом лице капитана разгладились.
- Не стоит, Лиара. Сейчас всё зависит от командования. Без их подтверждения проводить исследования незаконно.
Т’Сони не унималась:
- Я могу связаться с флотом азари. С советницей Тевос. Я найду тебе людей. Может, удастся задействовать отряд десантниц в помощь, и…
- Лиара, - мягко прервала её Джейн. – Всё будет хорошо. У тебя достаточно своих проблем сейчас. Просто… давай положимся на них. А там посмотрим.
Они обе устали от чувства безнадёжности не меньше, чем солдаты. Только Джейн и Лиаре никто не смог бы помочь.
- Может, ты и права, но… Они же не были там, они не видели то, что видела ты. В каком состоянии ты была, когда мы везли тебя обратно. Левиафаны легко могут сломить волю солдат через Осколки, даже для тебя много стоило сопротивляться их влиянию.
- Я тоже так думаю. Но сейчас мы сделали всё, что от нас зависело. Сейчас мы заслужили долгий-долгий отдых.
После некоторого молчания Лиара всё же кивнула и взяла Джейн под руку.
- Лучше расскажи, чем собираешься заняться дальше.
- Ох, - вздохнула Лиара и рассмеялась, вспомнив про ящики, разосланные по планетам. – Думаю, археологи скажут большое спасибо, что мой ВИ подарил им чертежи оружия неведомой мощи. А если серьёзно, думаю, ничего не случится. Я могу деактивировать их. Или оставить так, чтобы они поведали другим видам знания о галактике, о событиях в ней за минувшие тысячелетия.
- А как же вмешательство в чужое развитие?
- Ты имеешь ввиду, «что если моя говорящая фигурка поможет молодым расам разнести Млечный путь»?
- Вроде того.
- Я не думаю, что это случится. Для постройки Горна понадобится много ресурсов, каких нет ни у одной расы. К тому же, за всем приглядывает Совет.
- Ага, - иронично обронила Джейн и решила внести капельку несерьёзности. - Сколько же раз Совет на нашем веку ошибался? Помнишь, что было с рэлой? Туризм, «Добро пожаловать», а потом птичий грипп.
Т’Сони недовольно уточнила:
- Вирус H7N7, Джейн. Не «птичий грипп».
- Но они птицы.
С минуту они шли молча, пока Джейн не начала насвистывать под нос мелодию, имитируя пение лондонского дрозда. Лиара постаралась сохранить серьёзность, но свист звучал так насмешливо и игриво, а лицо Шепард выглядело так комично, что Лиара засмеялась. Она шутливо качнула Джейн плечом и сжала её руку крепче.
- Ты невыносима.

_________
Примечания:
The lost secrets: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 127

Отзывы: 0