После нас. Глава 2 - 2187. Встреча с командой 1/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 2 - 2187. Встреча с командой 1/2
2187, апрель.
Земля, Солнечная система, Рукав Ориона


Спустя месяц после возвращения в солнечную систему экипажа «Нормандии» и прихода в сознание капитана Шепард адмирал Хакет предпринял новые попытки связаться с Советом. В это время лидеры рас находились уже не на флагмане «Путь Предназначения», служившем им политическим и военным убежищем, а на Цитадели.
Последнюю ещё не восстановили до конца, но уже открылись госпитали для пострадавших, жилые сектора для жителей станции и беженцев, корабельные доки, склады, хранилища и офисы службы СБЦ. Экономика постепенно налаживалась, а с ней производился сбор ресурсов на ремонт последнего из лучей станции, требующего дорогостоящих сплавов по «протеанской» технологии - на самом же деле технологии Жнецов, но знали об этом единицы.
Отстроили центральное кольцо Президиума и башню Цитадели, расчистили площадь для торговых центров и публичных мест, наладили импорт продовольственных товаров, удовлетворяющих потребности представителей всех галактических рас. Так удалось вернуться к уровню, достаточному для комфортной жизни на станции. Вновь воцарились спокойствие и безопасность, к поддержанию которых так стремился Совет. Цитадель всегда дарила чувство надёжности, веру в будущее для переселенцев, кто искал себе место, хотел быть полезен для своих народов или обеспечить достойный статус семье. И должна была делать это впредь.
Контр-адмирал Альянса жалел только о том, что не имеет возможности переговорить с советниками прямо в Зале Совета. Канал был защищён от взлома, но в важных переговорах личное присутствие оказывало эффект персонального влияния и не создавало пространственный барьер. Хакет давно заметил, что советники, имея возможность избежать назревающих конфликтов или особо важных решений, предпочитали просто отключать свои голограммы. Когда совещание началось, в Штаб поступило сообщение, и Хакет кивнул аналитику, чтобы тот соединил его.
- Приветствую вас, уважаемые советники.
- Здравствуйте, адмирал, - как обычно, инициативу взяла советница-азари Тевос. Спаратус и Валерн кивнули Хакету вместе с ней. – Жаль, что вы не можете присутствовать с нами.
Продолжил советник-турианец:
- После смерти посла Удины от лица человечества никто не выступает. Тем не менее у вас остаётся право голоса в Совете. Можете объяснить, с чем связана ваша задержка?
Хакет скрестил руки за спиной и ответил:
- Мы решили выдвинуть на место посла Удины такого советника, в надёжности и компетентности которого не было бы сомнений. И для лучшего взаимопонимания рас, и для безопасности самого Совета. Наше правительство после окончания войны было занято разрешением внутренних вопросов на Земле и только неделю назад взялось за выбор кандидата в Совет. Поэтому было принято решение, что, пока разногласия не будут решены, вопросы межрасового сотрудничества будет рассматривать контр-адмиралтейство Альянса.
- Но вы военный, - вмешался Валерн. - Как вы можете разрешать политические конфликты?
- Неосведомлённость Совета о действительной ситуации в галактике и неосведомлённость Альянса о ситуации на удалённых колониях человечества не раз оборачивались катастрофой. Военные часто оказываются лучше осведомлены в вопросах межрасовых взаимоотношений, чем правительство.
- О каких вопросах вы говорите, адмирал? – уточнила Тевос.
- С самого выхода на Землю ваших флотилий мы оказываем им помощь во всех сферах. Мы вели поиск пропавших, спасли сотни тысяч жизней, организовали на руинах нашей планеты отдельные госпитали для иноземцев, обеспечиваем их пребывание и участвуем в программе иммиграции в их родные колонии.
Какое-то время советники молчали, раздумывая над словами адмирала. Они были осведомлены о ситуации на Земле лишь частично и знали только, что война закончилась, что некоторых десантников удалось спасти, что многие полегли на чужой планете и были перевезены на их родины для похорон. Ответить решилась Тевос:
- Спасибо за неоценимую помощь, адмирал. Даже имея весомые потери, вы не забыли о чести и помогли представителям других рас. Это хорошее продолжение для сотрудничества.
Тевос еле заметно улыбнулась ему. Она была признательна, что адмирал Хакет оказал поддержку Республикам азари, что с терпеливым пониманием относился к политической ситуации, и даже удивлена, ведь сама в подобных обстоятельствах думала бы в первую очередь о выживании народа азари, а не иных.
- Мы вместе выиграли эту войну, - ответил ей Хакет, - вместе и разделяем потери. Я тоже должен выразить вам благодарность. Несколько отрядов турианцев и азари решили остаться на Земле на неопределённый срок, чтобы помочь нам.
- Но за это вы должны благодарить их, - ответил Спаратус.
- Несомненно, - Хакет переместил взгляд за поле голограммы, размышляя о своём пару секунд. - И все мы должны благодарить капитана Шепард, перед которой находимся в неоценимом долгу. Капитан предупреждала нас о нашествии Жнецов с восемьдесят третьего года и всё это время неоднократно играла важную роль в защите и спасении жителей галактики.
- Мы… помним, - ответила Тевос с некоторым сожалением, что раньше не отмечала заслуги человечества.
- Но вы же не хотите сказать, что Шепард одна спасла галактику от Жнецов? - быстро перебил её Валерн. Нотки раздражения в его голосе при быстрой скорости речи саларианца прозвучали как визг.
- Не одна, конечно. Но если бы не её стремление объединить расы в галактической войне и самоотверженность, мы бы сейчас не стояли на своих местах.
- Так что от нас хочет Альянс? – снова перевёл тему Валерн. Веки саларианца подрагивали, и сам он стоял в неуверенной позе. Советники удивлённо наблюдали за ним.
- Поддержку, - Хакет сделал вид, что не заметил неприязни. - Мы нуждаемся в ресурсах. Весомую их часть мы отдали на помощь вашим войскам. Это же и в ваших интересах: если запасы продовольствия и медикаменты закончатся, мы просто не сможем обеспечивать ваши войска дольше.
- Почему вы просто не обратились в продовольственный комитет? – продолжал настаивать на своём Валерн. – И отвлекаете нас на такие мелочи?
- Потому что решать вопросы межрасового сотрудничества, - спокойно ответил адмирал, – прерогатива Совета Цитадели.
Советники начали переглядываться, советуясь друг с другом без слов. Каждый из них, и Хакет в том числе, беспокоился за выживание колоний своей расы. Адмирал спокойно ждал ответа. Он наблюдал за реакцией лидеров рас и отметил их отношение к проблеме. Спаратус, советник турианцев, был только рад помочь Альянсу, который за последние десять лет вызвал у него глубокое уважение, особенно после разрешения проблем турианцев на Тучанке. Тевос тоже, понимая, что должна отблагодарить адмирала за помощь её войскам, берегла ресурсы для восстановления экономического баланса. Только Валерн не испытывал к расе людей никакого уважения, всё ещё принимая их за «космических хулиганов», играющих с ретрансляторами.
- Адмирал, мы понимаем, вопрос очень серьёзный, - с сожалением произнесла Тевос, - и сложный. Но решить его мы сможем только, когда нам самим удастся наладить связи с дальними колониями и договориться между собой.
- Сколько времени вам понадобится? Ориентировочно.
- Полгода.
- А минимальный срок?
Хакет понимал, что кроме как настойчивостью ничего не добьётся. Тевос помолчала несколько секунд, глядя на голограмму адмирала прямо в его глаза, как ему показалось, словно желая разглядеть в нём за стойкостью и неподкупностью что-то ещё, и произнесла ответ, но уже чуть тише:
- Два месяца. Простите, адмирал, но это лучшее, что мы можем сделать для Земли. На данный момент, - подчеркнула она. - Каждый из нас находится не в лучшем положении, чем вы, и обязан решать общественные вопросы.
Когда голограммы советников отключились, Хакет освободил аналитиков. В кабинете остались только он, капитан Шепард и доктор Т’Сони. Последние двое не вмешивались в разговор и находились в стороне от передаваемого по интеркому поля. Они решили не давать знать о своём присутствии, чтобы не привлекать лишнего внимания и не повлиять на реакцию советников.
- Что приспичило Валерну так цепляться за человечество?
- Точно не могу сказать, Шепард. Знаю только, что у саларианцев сейчас большие проблемы. После аварии на Сур’Кеше они сильно сдали позиции. А ещё многих потеряли на войне и имеют небольшую армию. Совсем как мы сейчас.
Шепард ещё размышляла над словами адмирала и содержанием совещания. Ситуация напрягала, но она не до конца понимала, чем. Поведение советников было вполне объяснимо и понятно. Каждый из них отвечал за ситуацию в родных мирах, в колониях, в межзвёздном пространстве. За свой кусочек Млечного Пути, что являлось высокой ответственностью за мир в галактике в целом. А если учесть сложность не только общественных, но и межрасовых отношений, советникам по горло хватало забот.
Другой вопрос, что у каждого советника на уме могли быть свои далеко намеченные планы, которые легко провернуть, пока другие расы заняты восстановлением социально-экономического баланса. И наибольшее недоверие вызывал Валерн. Как раз неприязнь в политике должна быть той мерой, которую оставляют напоследок, когда уже нечего терять, и тщательно скрывают под маской лицемерия.
Он обозлился на Шепард персонально. За что именно? Капитан Шепард могла только догадываться, но не собиралась тратить время на то, чтобы понять советника. Человеку человека до конца сложно понять, что уж говорить про саларианцев, у которых мысли в голове проносятся на сверхсветовых скоростях.
- Надеюсь, что так. Если саларианцы на нас ополчатся, как когда-то на кроганов, будет не весело. Они же не собираются устроить второй генофаг для людей?
Голос Хакета стал мягче, хотя лицо осталось всё таким же суровым:
- Сравнение интересное, но не собираются. У них с нами налажено слишком много связей. И если что-то пойдёт не так, сами саларианцы пострадают больше.
- Так… Советники решают вопросы поодиночке?
Хакет еле заметно покачал головой:
- Один раз они уже объединили усилия. Никто не хочет новых потерь.
Лиара заметила, что Джейн становится хуже. Шепард уже не так внимательно следила за Хакетом и слегка покачивалась в кресле, чтобы отвлечься. Всё чаще руки женщины ложились на колени, пальцы разминали мышцы бёдер. Т’Сони хотела бы облегчить её состояние. Но всё, что она могла сделать, - быть рядом.
Лиара встала позади Джейн и облокотилась на спинку кресла. Было то причиной или нет, но Шепард, несмотря на боль, обратилась к Хакету бодрее:
- Тогда вас можно поздравить, адмирал. Вам удалось добиться от Совета хоть какой-то поддержки.
- Никто не говорил, что будет легко, - Хакет чуть заметно пожал плечами. - На самом деле, всё не так плохо, капитан. Нам удалось наладить экспорт продовольствий с пары колоний Альянса. И часть беженцев собираются покинуть Землю. Как мне дал знать Урднот Рекс, кроганы скоро отправятся на Тучанку восстанавливать упущенное. То же и с турианцами, они спешат на Палавен.
- Но вас беспокоит что-то ещё, - утвердительно произнесла Шепард.
Хакет замолчал на какое-то время в раздумьях. Лиара посмотрела на него, затем на Шепард, взглядом спросив капитана, не будет ли лучше ей выйти, чтобы люди переговорили тет-а-тет. Но Джейн помотала головой.
- Ресурсов с помощью поставок пока хватает. Но колонии молчат. Если не удастся восстановить с ними связи, дольше года мы не продержимся.
- У нас нет посла среди советников. Мало ресурсов. Почти не осталось наземной армии и космофлота. Нет комитета обороны на Земле. Нет Арктура. А в правительстве препираются, кого награждать орденами за героизм. Это все проблемы, адмирал?
Хакет хмуро посмотрел на Шепард, пытаясь понять, к чему она клонит. Капитан подвинулась в кресле и продолжила. Неловкость в движениях только придала голосу женщины уверенность.
- Мы создали Альянсу неплохую репутацию спасителей. Мы вселяли всем надежду на победу. И победили. Имеем уцелевшие колонии, в которых людей не так много. И тысячи беженцев на Земле, которые горят желанием помочь нам. Если среди них есть те, кто согласится покинуть планету, почему не отправить их в другие системы?
- Я уже думал об этом. Но на перемещение каждого инопланетника нужно разрешение посольств. Мы не знаем, когда Совет направит ресурсы на ремонт ретрансляторов. Без них космические перелёты могут быть… непредсказуемы. И очень затратны. Многим придётся покинуть своих родных. Капитан, кто согласится на это за…
Шепард перебила адмирала:
- За приличные кредиты, чтобы прокормить себя и семьи? Каждый.
Хакет коротко уточнил её мысль, раздумывая над предложением:
- Вы советуете перенаправить ресурсы с покупки продовольствий от других рас на экспорт рабочей силы в колонии, чтобы наладить с ними экономические связи.
- Простите, адмирал, не мне с вами спорить, - Шепард подняла руку в утвердительном жесте, - но я достаточно насмотрелась на жизнь в колониях. Везде одни и те же проблемы. Если им не помочь, может стать только хуже. И эта война для многих стала потрясением. Неизвестно, что там сейчас происходит. Может, вместе с группами придётся отправить и военных.
- Спасибо за предложение, Шепард. Я поговорю с аналитиками. Но с вами я бы хотел поговорить о другом, - адмирал выпрямился в служебной стойке. - За бессчётные заслуги Альянс хочет наградить вас. Если вы решите остаться на Земле, вам предложат место посла человечества в Совете. Никто из людей не сравнится с вами по опыту в этой войне. Вы знаете больше, чем кто-либо из нас, о том, что происходит за Горизонтом, за пределами влияния Совета в галактике. Другого настолько надёжного человека мы не найдём. Я согласиться не смог, так как моей главной задачей сейчас является восстановление армии и обороны Земли. Мы ещё держим границы благодаря оставшимся войскам. Но сами знаете, Земля без прикрытия, и…
- Адмирал… Простите, что вмешиваюсь, - вступила в разговор доктор Т’Сони, - но война закончилась. О какой угрозе вы говорите?
- Любезность не обеспечивает уважение, доктор Т’Сони. Выживание сейчас – вопрос не только человечества. И не все способны сохранять достоинство в трудные времена. К сожалению. Поэтому я и попросил вас оказать нам помощь. Спасибо, что прислали данные.
Лиара кивнула ему и обеспокоенно посмотрела на Шепард, ещё не до конца оправившуюся после госпиталя. Во время разговора Т’Сони непрерывно наблюдала за ней, чтобы отслеживать состояние. Сейчас Джейн едва держалась.
Хакет продолжил после некоторой паузы:
- Честно сказать, я удивлён, что вы ещё на Земле.
- Я могу оказывать помощь своему народу и отсюда.
Лиара ждала ответ Шепард на немой вопрос, не стоит ли им прекратить беседу. Но капитан не отвечала. Личное всегда оставалось для них за гранью национальных и военных вопросов, и они старались не проявлять на службе свои отношения. Даже при Хакете, который о них знал.
- Так что вы думаете об этом, капитан?
Дыхание Джейн замедлилось, в теле нарастала усталость и боль. Размышлять стало сложно, она еле сосредотачивалась на ходе беседы.
- Признаюсь, адмирал, это сложный вопрос. После войны я планировала уйти в отставку. Слишком много впечатлений, которых хватит на целый век. И… не могу обещать, что прослужу вам долго в таком состоянии.
- Что вы имеете в виду?
Шепард была уже не в силах и посмотрела на Лиару с молчаливой просьбой продолжить неприятную для них обеих тему.
- Позвольте, адмирал.
Хакет дал одобрение, и доктор Т’Сони подключилась к терминалу через уни-инструмент. На голограмме над столом отобразилось состояние капитана.
- Когда мы были на базе «Цербера» в последний раз, с помощью СУЗИ нам удалось обнаружить не стёртые данные о проекте «Лазарь», который вела доктор Лоусон, - она воспользовалась паузой при загрузке данных, чтобы собраться с духом. – При восстановлении Шепард в её тело было имплантировано множество устройств, поддерживающих его работоспособность. А также произведено множество операций по пересадке органов и тканей, клонированных с ДНК. При взрыве на станции весомая часть этих имплантов, - Т’Сони коснулась панели, и большинство огоньков на голограмме пропали, - отключились. Возможно, это связано с принципом работы церберовских технологий, но мы не знаем точно.
Адмирал задумчиво приложил к бороде руку.
- Их можно активировать? Или заменить?
Лиара приблизила образец одного из имплантов Шепард.
- Группа доктора Мишель уже провела срочные операции и сделала большую часть работы, но не всю. Ещё некоторые импланты можно заменить. Но в таком состоянии Шепард вмешательство в работу мозга просто убьёт её. Без операции она проживёт, в лучшем случае, десять-пятнадцать лет. И то, если будет находиться под медицинским наблюдением и регулярно проходить зондирование.
Хакет смотрел на схемы. Он не имел медицинского образования, но всё же понимал, на что намекает доктор Т’Сони, и взглянул на капитана.
- Ради бога, вот только не кладите меня в гроб раньше времени, - с насмешливой улыбкой произнесла Джейн. – Я прослужу вам, сколько смогу.
- Ваше рвение похвально, капитан. Но если доктор Т’Сони права, вам следует обратить внимание на своё состояние. Я читал отчёт, присланный доктором Мишель.
Шепард покачала головой:
- Я умирала дважды. Вы так ждёте третий раз?
- Именно потому, что хочу его отсрочить, советую вам не рваться в бой. Даже если он будет на политической арене, - Хакет надеялся, что Шепард хоть на этот раз изменится в лице, но она продолжала смотреть на него с непоколебимой уверенностью. – Пока это не приказ.
- Хорошо. Всё равно от политики у меня…
- Если можно, без пикантных подробностей. Я испытываю то же.
Джейн кивнула ему в знак уважения. Она ещё не виделась со своей командой, и потому хотела разобрать с Хакетом вопросы, которые могли бы коснуться соратников. И другие, но не менее важные.
- Адмирал, что будет с «Нормандией»? Её спишут с полётов?
- Если вы останетесь на службе, фрегат будет в вашем полном распоряжении. Как и экипаж. Но если вы решите уйти в отставку, «Нормандию» заберёт Альянс.
- Крупный экспонат для военного музея…
- И слишком ценный, - подчеркнул Хакет.
- Значит, вы снимете с управления и Джокера?
- Придётся. Но если Моро согласится продолжить службу под командованием другого капитана, мы предоставим ему всё необходимое.
«Почти всё, - подумала Джейн. - Всё, что нужно Джокеру для счастья – управлять «Нормандией» и общаться с СУЗИ. Он наверняка скучает по ней». Шепард посмотрела в окно, вид из которого выходил на здание, где ожидала команда. Капитан усмехнулась про себя: «Джокер не согласится служить под чужим командованием, он слишком упрямый», - и обратилась уже к Хакету:
- Адмирал, вам известно, что случилось с СУЗИ?
- ИИ СУЗИ отключилась при активации Горна. Сейчас её корпус передан нашим инженерам для анализа, чтобы узнать точные причины.
- С ней можно что-нибудь сделать?
- Пока мы не знаем. Есть надежда, что отключился только корпус. Возможно, техникам удастся внедриться в систему и «достать» её.
- Тогда я прошу вас держать меня в курсе, если станет что-нибудь известно. СУЗИ стала ценным членом нашего отряда. А для Джокера - ещё и дорогим другом.
Мужчина сделал небольшую паузу для выдоха. Ему явно не нравилось затрагивать тему одной из лучших разработок «Цербера». Особенно потому, что та была создана на базе проекта Альянса. Вот так просто отдавать миротворчески расположенный ИИ с высоким потенциалом в руки пилота для бытовых нужд Хакет совсем не хотел.
- Хорошо. У вас есть ещё вопросы, капитан?
Шепард снова сменила позу в кресле под беспокойным взглядом Лиары.
- Да, есть ещё вопрос… Я не до конца понимаю, как выжила.
- Это не тот вопрос, на который я могу дать вам ответ, Шепард. Мы до сих пор не понимаем, что случилось у Луча, или на Цитадели, или в Горне, даже где это было. Поэтому если позже вы придёте на конференцию, не только чтобы обсудить повышение, я свяжусь с командованием.
Джейн перевела взгляд в сторону и нахмурилась, пытаясь понять слова, которые звучали полной бессмыслицей. Она снова посмотрела на адмирала, который не дал ей ответа. И тогда повернулась к Лиаре с тем же выражением в глазах.
- Это правда, Шепард. Тебя обнаружили среди арматур, на Земле, когда Цитадель и Горн были разрушены до основания.
- Проклятье… - только и прошептала капитан.
- Это всё не просто, - продолжал Хакет. – Поэтому, чтобы понять правду, нам бы очень пригодились подробности всего, что там произошло.
- Мне предоставить вам подробный отчёт о том, что я видела на Цитадели? – ровно спросила Шепард, не поднимая лица.
- Лучший отчёт – то, что мы ещё живы. Можно не сейчас.
- Спасибо. Потому что остались вопросы, - ответила Джейн со вздохом, - которые мы с доктором Т'Сони не можем решить. И будет лучше, если мы известим вас о том, что нам удалось узнать.
- Они настолько важны?
Шепард вспомнила Левиафанов, блуждающих где-то на дне океана Деспойны… Катализатора, растворившегося в воздухе, как будто его никогда и не существовало, как будто не он был причиной всех бед в галактике миллионы лет. Этот нелепый разговор, когда она была в полусознательном состоянии и могла следовать только зову сердца, а не разума, который был как чистый лист.
- Да. Но лучше нам поговорить с вами в другой раз. Это будет долгий разговор.

Когда они покинули Штаб, Шепард предложила Лиаре не идти на базу сразу, а познакомиться с окрестностями. С прибытия на Землю им так и не удалось посмотреть на Лондон, не считая его ограниченного созерцания из окна палаты. Им всё равно некуда было спешить. Все вопросы с адмиралом были улажены, а команда, к которой они собирались присоединиться, ещё не знала, что капитана выписали и отправили к ним.
Они дышали свежим воздухом, неспешно бредя по улице. Мысли Лиары были только о капитане. Её тревожило, что никто из врачей не может установить точные сроки. Сколько может прожить тело, большая часть которого клонирована, без имплантов? С виду Шепард эти вопросы не беспокоили, но Лиара понимала, что Джейн всего лишь храбрилась перед ней. Она никогда не говорила о своих тревогах прямо.
Лиара осторожно обронила вопрос:
- Ты хочешь остаться?
Шепард ответила так же тихо, с вдумчивой паузой, разглядывая асфальт под уставшими ногами, бесцельно бредущими вперёд:
- Не знаю. Сколько мы продержимся, если я покину Альянс, Лиара? Людям нужна моя помощь.
Лиара продолжительно вздохнула. Возможно, сейчас было не подходящее время для разговоров о будущем. Она шла следом в такт, искоса поглядывая на понурые крепкие плечи женщины и коря себя за неуместный романтизм.
- Что бы ты ни выбрала, Джейн, я останусь с тобой.
Когда Т’Сони снова посмотрела на Шепард, капитан улыбалась.
- Я знаю, Лиара. Но у тебя впереди ещё долгая… очень долгая жизнь. Ты действительно хочешь этого?
Лиара смущённо опустила взгляд на дорогу.
- Это единственное, чего я всегда хотела, Джейн. Мы с тобой столько пережили вместе. И я столько раз могла потерять тебя, что… На этот раз я хочу быть рядом с тобой.
- Мне жаль. Это не то, чего я желала тебе.
Ответ Шепард раскрыл что-то важное между ними. «Всё это время ты желала мне светлого будущего – но неужели ты не видела себя в нём? – подумала Т’Сони. - Неужели ты не верила, что выживешь? Тебе нужно время, чтобы принять это?»
- Ты не виновата, Джейн. Виновата война. Если бы с тобой что-то случилось, в этот раз я бы уже не смогла…
Лиара не закончила фразу и остановилась. Ей вспомнилось крушение первой «Нормандии» и разбитое тело Джейн в сберегательной капсуле на Омеге, ради получения которого она проделала огромный и тернистый путь. Всё ради того, чтобы тело Шепард, пусть уже безжизненное, досталось не коллекционерам, а «Церберу».
- Не смогла бы воскресить меня снова?
Лиара с сожалением помотала головой.
- Есть вещи, которые нельзя вернуть. В тот раз всё дело было в науке и огромном количестве ресурсов Призрака. Но не в чуде. Я просто чувствую, что ты – всё ещё ты, которую я знала до крушения. И ты, и я умрём… когда-нибудь.
- Но не сейчас, Лиара.
Лиара попыталась отвернуться, но Джейн мягко удержала её лицо ладонью, не давая спрятать расстроенный взгляд и уйти в себя. Не менее нежно она произнесла:
- Пойдём. Мне всё равно, пусть командование хоть обыщется меня, но я должна хочу показать тебе одно место.
За долгие годы сотрудничества Лиара привыкла доверять выбору своего капитана. Шепард взяла её за руку и потянула за собой в спешном темпе. Она не останавливалась и сбавила скорость только тогда, когда снова заболели ноги.
Лиара потянула её обернуться и со смешком спросила:
- Ну, куда ты так торопишься? Остановись.
- Нет-нет, идём. Уже близко.
- Капитан, если вы потеряете сознание, я не понесу вас обратно на руках.
Наконец они дошли до центрального лондонского парка. Часть аллей оказалась разрушена со времени нашествия, у жителей Лондона ещё не нашлось ни времени, ни ресурсов, чтобы восстановить исторический памятник. Некоторые деревья обвалились вовсе и лежали распластанными на газонах с вывернутыми к небу корнями, как брошенные на произвол судьбы сильные дети земли, похороненные в собственных величественных кронах.
Несмотря на вид парка, по уцелевшим аллеям прогуливались люди. Кто-то занимался спортом, сосредоточенно пробегая километражи. Кто-то гулял с семьями и детьми по грунтовым дорожкам. Кто-то спустился к озеру, ища у глади воды уединения или утешения после потери близких на войне. Вопреки пережитому городом всего месяц назад жизнь продолжалась.
Шепард вела Лиару вглубь парка в поиске уцелевшего места, где они могли бы остановиться и отдохнуть. Таким местом она выбрала одну из скамей среди высящихся деревьев, не задетых огненной атакой. Джейн предложила присоединиться наигранно элегантным жестом. Т’Сони нахмурилась со смущённой улыбкой, но присела рядом с ней.
После некоторого молчания Лиара сказала с мягким укором в голосе:
- Мы могли бы взять кресло. Или просто идти в спокойном темпе.
- А как же удовольствие, которое мы получили?
Лиара только покачала головой и дала Джейн обнять себя за плечи. Перед ними открылся вид на аллею, цветущую молодой зеленью, и озеро, поблескивающее в оранжевых лучах вечернего солнца. Где-то пела одинокая птица – вероятно, искала своих собратьев. Кроме них вокруг не было никого.
Лиара наслаждалась идиллией, наполняя лёгкие запахом весенней свежести и подставляя лазурную кожу теплу звезды, когда Джейн произнесла:
- При первом прилёте на Землю мне так и не довелось посмотреть на здешнюю жизнь. Сразу по прилёту меня отдали под трибунал. Не было возможности вот так прогуляться по мирным окрестностям.
Лиара прижалась щекой к женскому плечу под жёстким погоном и ответила тихо, очерчивая грань между сомнениями и несправедливостью человеческого суда:
- Ты поступала так, как считала правильным.
- Да, - согласилась Шепард, - и все это знали. Альянсу просто понадобилась пешка, чтобы скинуть на неё факт сотрудничества с «Цербером».
- Мне жаль, что на тебя всё это свалилось.
Джейн мягко погладила её по плечу в благодарность за понимание.
- Всё это не важно. Что там делало адмиралтейство, что делал Призрак… Какая теперь разница. Никто не полезет в военные хроники.
«Нужно много силы, чтобы сказать это вопреки внутренним разногласиям», - подумала Лиара. Азари неслышно вздохнула и огляделась, наблюдая за детьми, резвящимися у ещё прохладной воды. Навстречу кормящим рукам подплыли лебеди.
- Что бы ни было в прошлом, мы добились мира. Посмотри.
Лиара кивнула в сторону маленьких фигур ростом не больше птиц. Джейн проследила за её взглядом и кротко улыбнулась. Дыхание стало медленнее.
- Да. Такого я не видела ни на одной колонии.
Лиара отправила Глифа просканировать неизвестный ей вид. Лебедь, заметив приблизившегося дрона, удивлённо выгнул шею и замахал крыльями. Т’Сони тем временем задумалась, почему Джейн вспомнила про колонии и смотрела на Землю свежим взглядом. Не потому ли, что всё детство Шепард прошло на кораблях?
- Получается, у тебя никогда не было своего дома?
- Надеюсь, мне удастся его найти.
Шепард поцеловала Лиару в макушку, чем вызвала смущённую улыбку.
- Я тоже на это надеюсь. Появляется какая-то уверенность, если всегда есть место, куда можно вернуться. Где тебя ждут. Свой уголок спокойствия и безопасности. Ты заслуживаешь этого не меньше, чем те, кому ты вернула родину.
Джейн в ответ промолчала. Возможно, слова Лиары толкнули её на размышления о чём-то личном. Т’Сони не была уверена и тоже замолчала, опасаясь сказать лишнее. Через пару минут Шепард продолжила, и её голос стал намного бодрее:
- К счастью, у меня тоже были вещи, которые позволяли чувствовать себя как дома.
- Ты не рассказала об этом, - Лиара накрыла холодную ладонь Джейн, пытаясь её согреть. – Что, например?
Джейн протяжно вздохнула и улыбнулась с хитрецой во взгляде:
- В первую очередь, «Нормандия». Первый и единственный корабль, переписанный на моё имя. Мы пролетели на нём мимо стольких звёзд, что я уже сбилась со счёта. Столько всего пережили, что я уже сроднилась с ней, - Джейн провела рукой, изображая палубу. - Обстановка корабля, терминалы, гудение технического оборудования. Знаешь, это постоянное оживление на палубе. «Нормандия» очень напоминала мне те корабли, на которых я странствовала в детстве вместе с мамой. Пусть даже я не могу выделить какой-то один корабль. Никогда не было такого, чтобы мы останавливались где-то надолго. Что уж говорить про колонии, мы не высаживались на них. Вся юность на кораблях прошла.
В голосе Лиары прозвучали нотки иронии:
- Значит, ты жила в романтике космических полётов?
- Да, - засмеялась Джейн. – Я просто обожаю моменты, когда корабль мчится мимо звёзд, - она изобразила скачок. - Незабываемое чувство, как будто проносишься через вечность. И вокруг только космос. Бескрайний вакуум. Мы так зависели от обеспечения кораблей. Если что-то шло не так, все были озабочены состоянием крейсеров. И экипаж редко менялся. Наверно, поэтому было чувство, что все мы как одна семья.
- Наверно, ты хорошо понимаешь Тали.
Шепард кивнула, и её взгляд стал более оживлённым.
- Точно. Всё то, что она рассказывала про Мигрирующий флот, казалось мне знакомым. Она тоже чувствовала себя на «Нормандии» как дома, знала фрегат вдоль и поперёк – что первый, что второй. Наверно, все мы были в каком-то смысле связаны.
Лиара погладила её руку, размышляя о своём. И она, и Джейн понимали, что с началом вольной жизни все отдалятся друг от друга, и исчезнет чувство единения.
- Ещё очень сильно вдохновляли виды из иллюминаторов «Нормандии». Особенно в моменты полётов, - Джейн изобразила, что читает книгу. - Сидишь на смотровой палубе со стаканчиком кофе, читаешь книгу или медитируешь, приводя в порядок мысли, а перед тобой проносится целая галактика.
- Тоже люблю смотровые палубы на «Нормандии», - учёная сделала некоторую паузу и продолжила с иронией в голосе. - Особенно широкий иллюминатор в капитанской каюте. Не каждый может похвастать тем, что видит вечность перед сном.
- Не буду спорить, доктор Т’Сони, вы в этом специалист.
Шепард удалось вызвать у Лиары смущённый смех. Широкая улыбка с дрожащими губами сделала лицо ещё нежным. Румянец окрасил щёки, а белые точечки на гребнях и веснушки заблестели. В своей притягательности Лиара была неотразима.
Джейн решилась продолжить, скрывая волнение:
- Ещё… У меня была ты, - она ласково поцеловала Лиару в висок. – Ты подарила мне покой, который я искала. Ты была рядом даже тогда, когда от меня отвернулись все. Ты поддерживала меня в трудные минуты, как будто знала, что я нуждаюсь в этом. И, - Шепард передохнула и заговорила тише, - я хочу, чтобы ты знала: для меня ты самое чудесное, самое прекрасное, что есть в этом мире. Но я люблю тебя не за всё то, что ты стремилась мне дать, а тебя саму, настоящую Лиару, которую видела и знаю до каждой мысли, каждого сомнения в себе, каждого чувства. Я благодарна всем силам за то, что мы сейчас здесь. И за то, что пережили, иначе мы не были бы теми, кто мы есть.
Лиара слушала её с дрожащей улыбкой на губах. Она не могла подобрать слов, чтобы выразить Джейн всю благодарность за сказанное. Она хотела придвинуться и поцеловать женщину, но Джейн мягко остановила её и с игривой улыбкой встала перед Т’Сони на колено.
- Кольца у меня с собой, к сожалению, нет. Наверно, сгорело в огне на Цитадели. Но я как-нибудь постараюсь без него, - Шепард артистично прокашлялась. - Доктор Лиара Т’Сони, дочь матриарха Бенезии и матриарха Этиты, согласны ли вы провести вместе остаток моей недолгой человеческой жизни? Вдали от войн и политики, в тишине и покое, как мы мечтали с вами все эти годы? И воспитать ораву прекрасных синих детишек, чтобы подарить им нашу любовь и целый мир?
- Джейн, - только и смогла прошептать Лиара сквозь слёзы.
- Что? Неужели предложение, данное на «Нормандии» год назад, уже не актуально?
- Я… Я просто не знаю, что сказать. Это так неожиданно.
- Наверное, «да»?
Лиара соскочила со скамьи, чтобы обнять её. Она не пыталась скрыть слёзы, на этот раз рождённые не болью и не тоской, а эйфорией. Джейн прижала её к себе теснее и уткнулась в горячую шею, касаясь кончиком носа и губами нежной голубой кожи. Они стояли так, ощущая коленями идущую от земли прохладу, и не хотели размыкать объятий. Слишком долго они ждали этого момента, и потому хотели пережить его вместе сполна.

- Джейн. Ты не набираешь слишком много?
- Ты так думаешь?
Шепард и Лиара стояли на складе и заказывали четыре ящика по восемь литров разного алкоголя. Капитан собиралась угостить команду «Нормандии», чтобы отпраздновать конец войны, помянуть умерших соратников и спокойно попрощаться перед отлётом. Совместный вечер был лучшим, что она могла устроить для них. Джейн не сомневалась, что идея придётся всем по душе.
Всем, кроме Лиары, которая не признавала пьяные буйства и не слишком любила пить. Точнее, любила, но не умела и плохо переносила похмелье.
- Я… не уверена, что это хорошая идея.
- Три года службы с нами ничему тебя не научили, Лиара? Ребятам не понравится чаепитие с тортиком. Им нужна выпивка, - растянула Джейн, рассматривая бутыль виски старого образца. – Мно-о-ого выпивки.
- Не смешно, Шепард.
- А похоже, что я шучу?
Лиара ещё раз искоса оглядела ящики, которые должны были доставить на базу меньше чем через час. Она хотела поспорить с Джейн, но понимала, что упрямство капитана не переплюнет даже четверть крогана, заложенная в её генах. Осознанное безрассудство было той чертой Шепард (или всех людей?), которая и удивляла Т'Сони, и забавляла одновременно. Поэтому Лиара решила отнестись к её выходке проще, как всегда, - не говорить ничего.
Но когда они вышли на улицу, Шепард сама продолжила разговор. Ей хотелось, чтобы и Лиара этим вечером дала своей перегруженной голове отдохнуть, а не наблюдала за ней, как учёная за подопытным.
- Это была большая победа. Совестно не отпраздновать её всем вместе.
- А я уже испугалась, что ты ищешь повод выпить.
Лиара слегка улыбнулась, чтобы показать ей, что всё в порядке, но задумчивость не покидала азари и заблестела в её голубых глазах туманной пеленой. Шепард на ходу притянула её к себе за плечи - ловко, естественно и игриво, - чтобы передать ей свой оптимизм.
- Не переживай.
- Почему нельзя сделать это позже? Ты только вышла из больницы.
- Потому что кто знает, что будет завтра. Может, наши дороги разойдутся, и уже никогда не получится собраться всей командой снова. Понимаешь?
Лиара недовольно вздохнула в сторону и ответила после некоторой паузы:
- Да. Но тогда, Джейн, у меня есть к тебе небольшая просьба.
- Попроси, - игриво улыбнулась женщина. - И я подумаю над твоим предложением, если перестанешь называть меня «капитан Шепард» наедине.
- Ты как всегда любезна, - сказала Лиара через смешок.
Джейн вгляделась в её светлое лицо и обрадовалась про себя, что ей наконец удалось развеять тревогу учёной. Слишком часто Лиара тонула в своём беспокойстве по поводу всего и брала на себя слишком много.
- У тебя заразительный смех. Ты не представляешь, насколько.
- Ваша лесть удалась… капитан, - Лиара засмеялась ещё громче. – Обещай, что не будешь устраивать конкурс «Кто кого перепьёт». И не разнесите базу, - Джейн в ответ удивлённо подняла бровь. – Я говорю это, потому что знаю тебя.
- Хорошо, Лиара. Никаких переломов, никаких разрушений. А если часть меня отключится, другая даст тебе об этом знать.

Длительное отсутствие Шепард сильно повлияло на команду, в отличие от доктора Т’Сони, которая продолжала её навещать. Товарищи не хотели беспокоить своего капитана, а также докучать Хакету, поскольку на приход в госпиталь каждого из них требовался специальный пропуск.
Экипаж «Нормандии», отстранённый от полётов, большую часть времени находился на базе. Сослуживцы являлись в Штаб, когда их вызывало командование по поручениям. Инопланетники же были не у дел и искали, чем себя занять. Каждый уже определился с планами на будущее и знал, что отправится в родной мир. Но все ждали прихода Шепард, как поворотного события, которое даст толчок к изменениям и в их жизнях.
Джокер сидел в общем зале, переговаривая с Джеймсом, Гаррусом и Тали’Зорой. От нечего делать ребята обсуждали безумные технологические идеи и тактики, используемые людьми и турианцами в бою. Неподалёку от них стояла доктор Чаквас, разогревая ланч. Она улыбалась про себя, слушая повседневную беседу, но предпочла не вмешиваться. Карин уже знала по слухам от доктора Мишель, что капитан скоро должна объявиться.
- Поверить не могу, что меня, лучшего пилота Альянса, списывают на берег!
- Да успокойся ты, Джокер, - насмешливо сказал Вега. – Сколько можно об этом нудить? Если Шепард уйдёт в отставку, нам всем придётся уйти.
- Скажите спасибо, что командование хотя бы не забывает вас, - продолжила Тали, - и смотрит на ваши заслуги.
- Да-да, Тали, мы помним, что тебя отправили в изгнание за всё хорошее, что ты сделала для кварианского флота, - сыронизировал Джокер. – Но знаешь, что? Все мы что-то потеряли. Будет не круто потерять и наши места. Особенно друзей.
- Но если ты зациклишься на том, что потерял, то так и будешь стоять на месте, - настаивала Тали. - Не лучше ли заняться чем-то полезным, чем ругать Альянс?
Джокер недовольно прыснул:
- Я и занимаюсь. Например, жду решения капитана. Если она останется, здорово, я с удовольствием вернусь под её командование и продолжу водить «Нормандию». А если нет, Тали? Если Шепард уйдёт, уйдёт и «Нормандия», уйдём мы! Наш отряд просто распадётся. Вот кто останется?
Карин присоединилась к ним с ланчем в руках и сказала:
- Даже если я не останусь в команде, Джокер, ты всегда можешь прийти ко мне в госпиталь. Не только на медосмотры, а просто поболтать. Не думаю, что придётся покинуть Землю, пока меня не отправят в качестве военного врача в другие скопления.
Джефф смягчился:
- Спасибо, доктор Чаквас. Где ещё я найду такого классного врача, которому не придётся каждый месяц рассказывать свой анамнез заново?
По коридору мимо гостинной прошла Т’Сони, а следом за ней и сама капитан. Лиара собиралась удовлетворить любопытство Шепард и показать, как они обустроились, пока отряд был занят разговором.
- Лиара точно не оставит Шепард, - продолжал Джокер, не заметив их за спиной, - что бы капитан ни решила. Джеймс уже сказал, что уйдёт служить под крылом Хакета. Кортез, инженеры, остальные, да-да-да… Но наш отряд! Вы с Гаррусом улетите, как однажды уже сделал Рекс. И куда денется наша история?
- Разве ты не остался бы, чтобы помочь людям?
Джокер поёрзал в кресле и ответил с некоторым раздражением:
- Конечно, остался. Но мне довелось познакомиться с, чёрт возьми, лучшим капитаном за всю свою службу. Которая, к тому же, стала героем – да что там, через двадцать лет она станет настоящей легендой! И с охеренной командой инопланетян, каких не сыскать по всей галактике. Ну вы уже поняли, ребят, что я вас всех очень люблю, - Джокер подвинулся ближе к ним. - Вот сколько раз я спасал ваши задницы, которые скоро должны были взорваться?
- Эм… - Вакариан задумался, подсчитывая, - четыре?
- Да не меньше десяти, Гаррус.
- Ладно, - вздохнула Тали, понимая, что упрямство человека не победить. – Думаешь, нам не жаль расставаться? Мы бы с радостью остались, но мы нужны на своих родинах. Дома. Мы понимаем, что станет хуже, если не вернёмся.
- «Дома»… - Джокер покачал головой. - Проклятье. За год – нет, подождите, за месяц! - я потерял всё, что было мне дорого. Любимую девушку, - Гаррус нахмурился. - Семью. Друзей. Тот же дом, - кварианка хотела напомнить ему про судьбу кварианцев, но Джокер её перебил. - И вот не надо, Тали! Не надо говорить, что каждый пережил такое.
- Люди вообще продержались дольше всех, - подметил Гаррус. – Притом, что Земля была одной из первых планет, на которую нацелились Жнецы.
- Именно. А теперь Альянс за все эти почести отбирает у нас то, что осталось.
- У тебя, Джефф… - пробубнила Тали.
- Посмотри – СУЗИ забрали, «Нормандию» спишут, Шепард…
Именно в эту секунду капитан в деловитой позе оперлась о дверной проём и обратилась к пилоту с усмешкой:
- Что я слышу, разговорчики в строю?
Все, кроме Карин, оглянулись и удивлённо воскликнули:
- Шепард?!
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 117

Отзывы: 0