Фанфик: Нет пути домой.. Часть 1. Глава 11. День учителя и ученика

Бета: Роса Жанр: Приключения, боевик, детектив, юмор, романтика, мистика, элементы триллера. Персонажи: Заид Массани, Логан (Джеймс Хоулетт) Росомаха, Элис Хилл, Веном Дрейк, Иллиста Фалькрус, Беатара Фабэриум. Предупреждение: NC-21, нецензурная лексика.

Данный фанфик является плодом смешения жанров, сеттингов и фантазий авторов. Любимые персонажи, как канонические, так и оригинальные, взяты из любимых вселенных и циклов других фанфиков и помещены в мир Fallout 4, где нет Выжившего, но есть все остальные фракции и персонажи оригинальной игры. По воле судьбы оказавшись в чужом мире и встретив там новых друзей и любовь, герои не оставляют надежды найти дорогу домой обратно в мир Mass Effect. Рискованные приключения и забавные ситуации, дружба и предательство, неожиданности и атмосфера мира Fallout и Mass Effect, хитрые опасные враги, гибель друзей, любовь и лютая ненависть, ― героям предстоит пройти через многое на своём пути поисков обратной дороги домой. Данный фанф не является частью ни одного из циклов фанфиков или ФРПГ.

Часть 1. Глава 11. День учителя и ученика


Тем временем в Сэнкчуари…

— А вот и матушка Мёрфи, — сказал Дрейк, поднимаясь по ступенькам.

В кресле-качалке на небольшом деревянном помосте, соединённом с крыльцом небольшого домика грязно-жёлтого цвета, возле реки сидела маленькая пожилая женщина в потрёпанном, бирюзового цвета, длинном, явно не по размеру пиджаке и столь же потрёпанной большой шерстяной шали. Иссохшими тонкими морщинистыми пальцами она держала сигарету, устремив рассеянный взор куда-то вдаль ― туда, куда убегал бурный ручей. Они подошли к старушке, и турианец громко крикнул:

— Можно задать вам пару вопросов, мама Мёрфи?

Бабушка лениво повернулась в их сторону, затягиваясь сигаретой и пуская клубы дыма.

— Хоспаде, ты где невесту себе надыбал? — скрипуче выдала она.

Элис прыснула смехом и покачала головой.

— Они же ещё вчера к нам с ещё одной турианкой на голову свалились! Их весть посёлок уже видел, — заливаясь, проговорила рыжая. — Вы опять с винтом переборщили?

— Я не пыхала сегодня ещё, деточка. Иначе, я бы увидела, как вы придёте ко мне спрашивать про лекарства, — деловито отозвалась Мёрфи.

Элис засмеялась ещё громче, стараясь не обращать внимания на сердитый взгляд Марси, стоявшей в дверях домика. С мамой Мёрфи они жили вместе, в одном доме: семья Лон ― Марси и её муж Цзюнь, ― присматривая за старушкой, уже с трудом передвигавшейся даже в пределах посёлка.

— Мне очень приятно с вами познакомиться, мадам Мёрфи, — улыбнулась Иллиста и слегка поклонилась. — Приветствую вас! Как вы догадались, что мы идём узнать у вас про лекарства?

— О чём ты деточка? Я только сейчас об этом узнала от тебя, — ворчливо отозвалась Мёрфи. — Совсем за дуру меня все держат.

Веном скривил лицо и покрутил пальцем возле виска за пределами видимости бабушки, но так, чтобы его увидела Иллиста. Та в ответ посмотрела на него с неодобрением и даже осуждением.

— Ни в коем случае, мадам, — с абсолютно серьезным видом возразила Иллиста. — И я крайне признательна вам, что вы согласились помочь мне изучить местные снадобья.

Мёрфи подозрительно прищурилась, делая очередную затяжку, впилась в Иллисту глазами, внимательно изучая каждую чёрточку на её лице. Турианка выдержала её пристальный, пронизывающий до костей взгляд и только в конце из вежливости и такта чуть опустила веки, признавая за старушкой её старшинство.

— Да? Я согласилась? Ну ладно. Раз согласилась… ― принимая то, что это полностью её решение, хмыкнула бабушка. ― Ладно. Чего знать изволите?

— Как у вас лечат болезни и раны, отравления и душевную боль? Средства, снадобья, отвары, настойки. Не окажете ли вы мне подобную бесценную любезность, мадам?

Старушка сделала глубокую затяжку, пустила несколько колец и начала покачиваться на кресле с задумчивым видом.

— Не всякий недуг можно вылечить, дорогая моя. Ох, сколько боли ты в себя вобрала и сколько вберёшь ещё... — не отвечая на прямой вопрос, протянула Мёрфи.

— Давайте, вы не будете копаться у нас в головах, а просто расскажете о местной медицине... — неуверенно попросила её Элис.

— Ты бы тоже побереглась. Беда за тобой идёт. Большая… близкая… Смертельной может оказаться, — глаза старушки словно побелели, а взор снова устремился куда-то вдаль.

— Я сама выбрала свой путь, — ответила Иллиста, посматривая на Элис. — Но я благодарна вам за ту науку, которую вы дадите мне, — поджав ноги, она уселась на помост возле кресла старушки. — И я увижу здешний мир, как видите вы, научусь понимать его и чувствовать.

Элис бросила подозрительный взгляд на Иллисту и вопросительно взглянула на Венома, но тот лишь неоднозначно пожал плечами, смутно чувствуя тонкую нить, протянувшуюся между турианкой и старушкой.

— Да. Вижу. Сила твоей души велика, — глядя на Иллисту сверху вниз, начала рассуждать Мёрфи. — Но вскоре встретишь ты соперницу. И многое ещё… Ждите и доброго, и недоброго ― того, чего досель не приходилось видеть. Никому.

— Хоть раз бы чего только хорошего предсказали... — устало вздохнула Элис, потирая виски, а бабушка указала пальцем на Венома. — Этот обалдуй тоже что-то может, но его распиздяйские наклонности всякий раз утягивают его вниз.

Дрейк удивлённо щёлкнул мандибулами и отклонил голову назад, не в первый уже раз выслушивая подобные слова от Мёрфи.

— Что я могу?

— Научиться понимать... — ответила за старушку Иллиста. — Я позже расскажу тебе... Мадам, я многое умела в своём мире. Но ваш мир несколько... иной... К нему сложно прикоснуться так, чтобы почувствовать. А ещё я пришла сюда не одна. Со мной пришёл воин, которому тоже предстоит научиться жить здесь. Мадам, помогите и мне, и ей. Прошу вас, пожалуйста...

Мёрфи тяжело вздохнула и затушила сигарету о кресло.

— Помогу, чем смогу. Может это хоть что-то исправит, изменит. А то сил моих уже нет слушать ворчание Лоры каждый день.

— Я вас благодарю, мадам, — Иллиста мягко коснулась лобной пластиной морщинистой руки женщины. — Я постараюсь быть внимательной и примерной ученицей.

— Уж постарайся, — хмыкнула в ответ Мёрфи и заметила ошарашенные лица Дрейка и Хилл. — А вы чего варежки разинули?

Иллиста взглянула на Венома и Элис и испытала чувство лёгкого сожаления, что они видели и слышали её разговор с Мёрфи. Они не понимали их, не видели того, что скользило меж слов, а фразы, которыми они обменивались, порой выглядели странными, если не безумными. Она задержала свой взгляд на Дрейке и окончательно убедилась в том, что старушка говорила про него правду. Сейчас, словно познакомившись с этим миром заново, через старую человеческую женщину, рождённую здесь, Иллиста начала улавливать местные особенности, ускользавшие от неё раньше.

— Ладно, мы не будем мешать вашему общению, — проговорил Веном, подталкивая Элис за плечи в сторону дороги.

— Да, мне пора размять кости, — согласилась девушка и последовала за турианцем, оставив Иллисту и старушку наедине друг с другом.

***

Беатара проснулась от нестерпимого чувства жажды. Она потянулась к последней оставшейся полной кружке с водой и залпом опустошила её. Стало легче, но от того, что она пошевелилась, заныло надплечье и бок, а потом нога. Не так сильно, как днём: ещё не закончившееся действие стимпака в сочетании с тем, что раны начали затягиваться, давало свой эффект. Беатара стиснула зубы и попробовала приподняться, опираясь на здоровую руку. И со стоном опустилась обратно от острой боли в боку. Вторая попытка оказалась более удачной: Тари перевалилась через правый бок и замерла, собираясь с силами. Ухватилась рукой за кровать, привстала, коснулась здоровой ногой пола, села...

Некоторое время она ждала, пока не уйдёт головокружение и звон в ушах. Потом ещё одно усилие — и турианка встала, держась за спинку кровати. Голова снова закружилась до тошноты. Беатара зарычала и сдержала слабость, дождалась, когда комната вокруг перестанет кружиться, с трудом, через боль, накинула на голое тело что-то вроде длинной рубашки или кофты и ― поверх неё ― плотного плаща, брошенных недалеко от кровати на стул, укуталась, насколько смогла, и шагнула в начавшие подкрадываться ночные сумерки.

В поселке было тихо. Малочисленные его обитатели заканчивали дневные дела и начинали расставлять столы возле большой беседки на центральной полянке поселка. Быстро холодало. Воздух становился всё более сырым и плотным, и Тари, зябко поёжившись, побрела босиком по траве в поисках Иллисты. И дойдя до противоположного края посёлка, услышала приглушённые удары, доносившиеся со стороны одного из домов, в котором, как она уже знала, жила Элис. И направилась туда, рассчитывая узнать у неё про Иллисту.

Хилл в это время колотила деревянными клинками самодельный манекен из досок и набитых листьями мешков. Для неё это был лучший способ выплеснуть накопившуюся злость и никого при этом не убить из друзей.

Сделав очередной удар, она с отчаянием зарычала и отшвырнула клинки, понимая, что у неё ни черта не выходит из того, что пишут в старых учебниках. Краем глаза девушка заметила, что за ней наблюдает Беатара и, опережая возможный её вопрос, сказала:

— Иллиста с нашей чокнутой бабулей на берегу реки.

И не спросила очевидного: почему турианка, ещё вчера находившаяся на грани жизни и смерти, не лежит сейчас в постели. Разум Элис был занят сейчас совершенно другими вещами. А точнее, самобичеванием.

— Спасибо... — хрипло сказала Беатара и уже, было, собралась идти искать Иллисту в указанном месте, как вдруг, покачав жвалами и не удержавшись, сказала:

— Для начала научись использовать один меч. А уже потом — дополнительный. Ноги тренируй, не напрягай так сильно спину и руки — так и скорость меньше, и удар слабее и разогнуться потом сложно... Кто тебе вообще сказал, что именно так — правильно?

— Это, — Элис показала турианке пособие и бросила его на землю.. — По большей части... Ещё отец что-то показывал, но он уже давно умер. Здешних мужиков просить о чем-то себе дороже. Да и не умеют они нихера. Веном всё решает своим синим говном, Заид ― пушкой, а Логан, хоть и орудует клинками, совсем не парится над техникой...

— Понятно...

Дохромав до выброшенной книжки, Беатара бережно подняла её, стряхнула грязь и раскрыла на произвольной странице. Буквы были незнакомы, но изображения с оружием, стойками и приемами она поняла на глаз.

— Хорошая вещь... — она пролистала несколько страниц, закрыла книгу и аккуратно положила её на пенёк. — Только помимо того, что ты умеешь читать, надо ещё уметь понимать, что именно ты читаешь. Без наставника порой сложно понять детали. Какой бы мудрой ни была книга, нужно увидеть, почувствовать самой, как выполняется тот или иной приём.

Тари подошла к стойке со стальным оружием, выбрала себе средних размеров нож, взвесила, покрутила на руке, а потом, не глядя, метнула в маникен — клинок вошёл ему точно в голову. Элис подняла глаза и завороженно приоткрыла рот.

— Наставник говоришь... — протянула она, подходя к манекену и ткнув пальцем в торчащую из его головы рукоять. Девушка резко повернулась к турианке и проговорила умрляюще: — Научи меня! Обещаю, я буду делать всё, что скажешь!

Турианка усмехнулась. Человеческая девчонка, по виду ещё совсем подросток, просила обучить её тому, что умела она сама. По меньшей мере, это было смешно. А по большей ― чревато большими неприятностями.

— Думаешь, это так просто — взять и научить? ― проворчала она скептически. ― Это... непросто. И сопряжено со сложностями. Для меня. Да и... разные мы слишком, чтобы моя наука тебе подошла. Ты — человек. Я — турианка... Это не считая того, что... то, как учили меня, подойдёт даже не любому турианцу, не то что человеку.

Элис разочарованно выдохнула, вытащила кинжал из манекена и убрала его обратно на стойку.

— Видимо, они действительно правы, что мне не стоит этим заниматься... — покачала она головой, посмеиваясь над своей глупостью.

— Почему? — удивилась Беатара, припадая на правую ногу, обошла Элис кругом, оценивая физику её тела. — Просто тебе надо найти того, кто сможет тебя научить. И всё получится — я уверена.

— Кого? — с иронией в голосе уточнила Хилл. — Меня некому учить, а я сама только закрепляю ошибки. В общем… неважно уже... пойду я...

Тари посмотрела на неё, собирающую вещи, вспомнила её отчаянные, порой безумные поступки, то, как она утихомирила Массани, когда ей, Беатаре, самой, хотелось уже распороть ему глотку... Задумалась о том, сколько та может рассказать о мире, куда их с Иллистой забросило. Вздохнула. Человеческая девчонка становилась всё более и более ей симпатична. Но учить человека? Передавать ему умения и знания, не предназначенные для иных рас, без разрешения… Это был хороший способ по возвращении домой нарваться на крупные неприятности, прознай кто про это. Потом вспомнился ночной точный выстрел из винтовки, разворотивший лицо бандита… Умелое обращение девушки с местным оружием, её знания об этом мире, которые были для них с Иллистой бесценны и от которых зависило их дальнейшее выживание.Чтобы получить шанс найти способ вернуться домой. И рассказать про то, что они теперь знали. Это действительно дорогого стоило. К тому же… Не было необходимости обучать всему. Лишь некоторым вещам, не представлявшим большой ценности, но способным произвести впечатление, дать базовые умения. Обмен показался турианке вполне взаимовыгодным.

— Подожди... — проговорила Беатара. — Возьми в руку меч или копьё, или хотя бы нож.

Элис вопросительно приподняла одну бровь, но промолчала, решив просто выполнить просьбу турианки. Она неуверенно вынула из сумки катану, вытащила её из ножен, ловко покрутила в руке.

— Не выёбывайся, — нахмурилась турианка. — Это никому не нужно. И настоящего противника этим не напугаешь.

Она снова обошла девушку кругом, изучая, как та стоит, двигается, держит оружие. Элис едва доходила ей до верхнего края воротника, но имела сухое, достаточно тренированное тело. Которое оставалось лишь обучить... Всего лишь... Турианка невесело хмыкнула, терзаясь в сомнениях и возвращаясь в мыслях всё к тому же… Учитывая уникальность ситуации, они с Иллистой должны были выжить. Должны были. Несмотря ни на что. И рассказать о произошедшем своим. Для этого нужны были знания о новом мире. И кто-то, кто мог эти знания сообщить. Информация могла оказаться действительно бесценной. Даже нарушая законы Тшаис… Да и, в конце концов… эта девчонка всё равно останется здесь. И не принесёт данные ей знания в их мир.

Беатара сделала пару шагов в сторону от Элис.

— Давай. Атакуй меня. Как умеешь... Вот прямо сейчас.

— Но ты ведь еле стоишь на ногах... — неуверенно протянула Хилл.

— Тебя это смущает? — приподняла надглазную пластину Беатара. — Тогда имеет ли смысл тебя вообще обучать? Если ты вот так сходу уверена, что твой противник способен или не способен драться.

Элис обозленно поджала губы, перехватила рукоять катаны покрепче и ринулась на турианку.

Беатара приняла её на здоровую левую руку, мягко, но быстро ушла в сторону, ударила ладонью сначала по пережатой кисти, выбивая катану, а потом успела подставить уже сжатую в кулак руку под живот Элис — так, что та сама со всей скоростью на этот жёсткий кулак налетела. И отступила назад с глухим рычанием и стоном от рези в боку и ноге из-за резкого движения.

Хилл же, стараясь не подавать виду, насколько было больно, потёрла кисть и живот, бросила взгляд на выпавшую из рук катану с досадой и злобно выдохнула.

— Что ж, это было слишком ожидаемо, — буркнула она, ничуть не удивившись, что её уделали.

— Но ведь ты сама только что сказала, что я едва стою на ногах, — заметила Беатара. — Значит, ты ожидала иного. Или я ошибаюсь?

Она сощурила глаза: “Человек… Люди везде одинаковые. Нетерпеливые и самонадеянные… Человеческая девчонка… Такая же, как все из её расы. Хотя… что-то в ней есть. Отчаянное, безудержное, надрывное. Готовое идти до конца… Как и мы… Такие, как я…

— Ты ведь суперсолдат Иерар... Иерархии, — вспомнив слово, пожала плечами Элис. — Мне такого уровня боевых навыков никогда не достичь при всём желании. Вы, случаем, во сне не убиваете?

Девушка хмыкнула, бережно поднимая катану с земли и убирая её в ножны.

Турианке понравилось подобное отношение к оружию. Она присела на пенёк, возле книги, распрямила и поудобнее расположила раненую ногу.

— Во сне? Если я почую угрозу в том, кто ко мне подошёл. Или если во сне на меня свалится живая тварь — да, я убью её, не просыпаясь, на рефлексе.

— Не то, чтобы я жалую убийства и мне это нравится, но в этом мире без навыков самообороны долго не прожить. Здесь нет спокойных мест, где можно расслабиться, — Элис раздражённо фыркнула и покачала головой.

— Убийства и я не жалую, — попробовала пожать плечами Тари и заворчала, потревожив надплечье. — И ни один из тех, кто здоров головой, не жалует. Да, убить бывает легко. И многих за раз. Но... всегда помни: забирать жизнь стоит только ради жизни. Когда ты защищаешь свою жизнь, своих близких, землю, где родился, тех, кого ты можешь не знать, но кто нуждается в твоей помощи... Мне сложно объяснить… Но… драться нужно за правое дело. Особенно когда забираешь жизнь. Даже когда это жизнь животного, а тебе и твоим близким нужно мясо. Это... очень непросто: знать, для чего. Не всегда очевидно. Не всегда получается. Но всегда надо стараться… пытаться хотя бы понимать причину, зачем ты забираешь жизнь. Потому что жизнь не так просто дать. И слишком просто отобрать… Это есть законы чести.

Элис помолчала, взвешивая про себя аргументы турианки и свои взгляды, свой опыт. И приняла решение для себя.

— Я знаю зачем и для чего. Именно поэтому, я хочу научиться. Ведь из-за того, что я ничего не могла, они погибли и чуть не погибла я... — последние предложения Элис проговорила почти шёпотом. — Не хочу быть обузой.

Беатара внимательно слушала Элис, мысленно зацепившись за это её “они погибли…” Подумала… Подумала, что, во многом, понимает её. И продолжила размышлять над просьбой.

— Почему ты считаешь себя обузой? Насколько я успела понять, ты ходишь на охоту с Логаном. Ты приносишь мясо для посёлка. Почему обуза? Хороший охотник ― это подарок.

— А как меня назвать иначе, если я ему только мешаю? Я двигаюсь, как супермутант. Меня за три версты всем слышно, — Элис устало вздохнула и сложила руки на груди, глядя куда-то в лес.

Беатара снова поёжилась, чувствуя, как продолжает опускаться температура, как становится всё более сыро, и как она начинает замерзать. Босые ноги уже почти не чувствовали ничего, начинали деревенеть пальцы на руках.

— Почему ты не попросишь Логана научить тебя двигаться бесшумно? Он хоть и странный, но человек. Ему будет проще объяснить тебе, что делать.

— Что-то меня начало наводить на мысль, что больше шума издаёт именно он... ― вдруг протянула девушка и заметила, как Беатара сидит, нахохлившись. Глаза пробежались по еле живому плащу под которым почти ничего не было, не считая чахлой кофты, и молча встала, подошла к ящику рядом со стойкой с оружием и вытащила оттуда носки обшитые кожей и тёплую одежду. — Не знаю, подойдёт ли, но ты не такая большая, как Веном. На него вот хрен что подберёшь...

— Если вы шумите оба, как же от вас не разбегается зверьё? — хихикнула Беатара и приняла протянутую ей одежду. — Спасибо. Немного прохладно тут у вас... — добавила она со смущением, понимая, что ещё немного — и она рискует окоченеть совсем.

Обула ноги, а вот с одеждой — штанами и курткой — возникла проблема.

— Элис, можно тебя попросить помочь мне одеться? — Тари было неловко, но свободно двигать правой частью тела она сейчас не могла.

— Да, конечно, — Элис расправила штанины, с осторожностью помогла турианке просунуть поочерёдно ноги и поняла, что в поясе инопланетной гостье штаны сильно велики. — Нужен ремень.

Девушка снова шмыгнула к ящику и достала оттуда потёртый кожаный ремень с серебристым тиснением. Она помогла затянуть брюки и удовлетворённо кивнула, когда те по размеру сели на тонкой талии Беатары.

— Что касается Логана и его специфической манеры охоты, то он просто загоняет добычу в угол, а не нападает исподтишка, — с усмешкой проговорила рыжая, — И его не парит, если его ранят. Он как-то прямой залп Толстяка выдержал, чего уж говорить...

— Так лучше, — блаженно проговорила Беатара, согревшись. — Благодарю. Ты практически спасла меня от "холодной" смерти. Без брони с климат-установкой по таким планетам ходить тяжело. У меня дома, на планете, намного теплее. Раза в два. Если не больше. Но броня у нас с чиидой одна, потому пусть в ней ходит она. Мне так спокойнее... А что такое "Толстяк"?

— Это портативная ядерная установка, — пояснила Элис. — Но лучше не знать, что это такое. Убивает всё живое в радиусе нескольких метров.

Она помогла Беатаре застегнуть куртку, накинув вдобавок поверх неё плащ.

— Теперь точно должно быть тепло. Да, я помню, как Веном каждую зиму мучился, пока не сшил себе нормальную одежду из толстой пушистой шкуры.

— У нас ядерное оружие запрещено галактическим законом. Надо будет потом изучить подробнее этот "Толстяк". И вообще все местные типы оружия... — турианка лениво потянулась, расправила плечи. — Да, я знаю, что такое зима на Земле. Могу понять Венома...

Продолжая украдкой посматривать на Элис и снова что-то прикидывая внутри себя, Беатара сидела в молчаливой задумчивости.

— Пройдись-ка, — сказала она вдруг ей. — Пройдись туда, обратно. Так уж действительно громко и неуклюже ходишь?

— Не знаю... мне вообще кажется, что я образец неуклюжести. Либо это мне так внушил Заид, — Элис пожала плечами, и прошлась несколько метров в одну сторону и другую. Шелест травы под ногами почти не было слышно, но девушка всё равно осталась собой недовольна.

Беатара неопределённо повела мандибулами, прищёлкнула пару раз. Её чуткое ухо уловило больше звуков, чем человеческое, но тем не менее чего-либо катастрофического и безнадёжного она не заметила.

— Да я б не сказала, что всё так плохо... Даже вполне прилично. Для человека. Просто тебе надо немного иначе ставить ногу, иначе переносить вес тела от шага к шагу. Потренироваться. Смотри... — турианка встала. — Мне сейчас будет несколько сложно, но... общий принцип ты поймёшь.

Она медленно сделала шаг травмированной ногой, плавно перенося на неё свою массу. Было видно, как наружный край стопы, вернее, плюсны, коснулся земли. Как постепенно разошлись в стороны пальцы, гася остатки звука...

— Всегда начинаешь контакт с землёй внешним краем стопы — от... пятки, к середине края — и уже потом плавно перекатываешься на всю ногу. Потом точно также ставишь вторую. И ты должна соединить оба шага таким же плавным переносом центра тяжести. Представь, что ты... не совсем идёшь. Ты, как будто, "течёшь" по земле, как ручеёк. Это текучее движение почти полностью позволяет погасить звук. Со временем ты научишься не только бесшумно ходить, но и бегать и даже перекатываться и ползти. Второй важный элемент — всегда краем глаза следи, куда наступаешь. И насколько "шумные" — сухие, длинные, густые и прочие — ветки тебя окружают. Это сложнее, и от этого поначалу быстро устаёшь, но постепенно оно тоже приходит. Тело несёт себя на рефлексах. И ты уже не допускаешь ошибки, которая может выдать тебя неосторожным звуком. Попробуй сделать несколько шагов, как я показала.

Элис внимательно выслушала каждое слово турианки, стараясь запоминить движения. Да, их ноги заметно отличались друг от друга по строению, но это не означало, что нельзя хоть в какой-то мере имитировать увиденное. Она попыталась повторить, но под сапогами захрустели ветки.

— Похоже, мне теперь есть чем заняться, — с усмешкой проговорила Элис, повторяя движения снова. Вышло немного лучше, но до идеала было ещё далеко.

— Не страшно, — сказала Беатара, наблюдая больше за механикой движения, чем за звуками. — Ты достаточно пластичная, чтобы научиться хорошо ходить. Обязательно следи, куда наступаешь. Не напрягай ни тело, ни ноги. Все должно быть... естественно. Не зажимайся. Это ухудшит дело. Давай, ещё раз.

— Ладно, — Элис пару раз глубоко вдохнула, попробовала расслабиться и ступать на землю плавно, словно тень. С каждым шагом получалось всё лучше и Хилл понемногу начала понимать общий принцип. Она сделала ещё шаг, и нога неудачно подвернулась. Элис выругалась вполголоса, снова постаралась расслабиться и почти идеально тихо сделала несколько шагов.

— Тяжело не напрягаться...

— Уже лучше, — голос турианки раздался у неё над головой. Беатара бесшумно возникла за её спиной. — Ты быстро схватываешь суть. Нужна практика. Очень много практики.

— Как и в любом другом занятии, — согласилась с ней Элис, продолжая делать шаг за шагом ― медленно и осторожно.

— Хмр-мррр... ― удовлетворённо хмыкнула турианка. — Ты сама научилась стрелять из винтовки?

— Заид учил. Но он всё же больше по пулемётам… А мне нравится более точное оружие, — ответила Элис, запрыгнула на брусья и попробовала повторить показанные движения на тонкой палке, чтобы было сложнее ставить ноги, но легче держать осанку.

— Да, он может... — пространно сказала Беатара, с интересом наблюдая за её движениями. — Не торопи события. Ты слишком нетерпелива. Не стоит совмещать разные по своей механике вещи, пока ты не освоила каждую из них в отдельности. Это одна из причин неверно заученного действия, которое потом очень сложно переучивать. Как с обоеруким боем на мечах. Ты пытаешься вообразить, будто у тебя их реально два, — она покачала головой. — Нет, так не бывает. И я тоже так не умею, — турианка замялась. — Вернее... в обычном своём состоянии не умею. Но это ладно… О мечах... Ты всё равно будешь использовать один из них активнее. А второй пойдёт "вдогонку". По сути, это уже не меч, а большой нож или кинжал. Он всё равно будет вторичен. Этот факт надо просто принять. Как принять то, с чего я начала: сначала выучиваешь одну технику, потом — вторую. А потом только комбинируешь их. И раз так — давай слезай-ка с жерди и отрабатывай механику на земле.

— Ладно, — не стала возражать Элис и с сальто назад спрыгнула на землю. — Толку нет от хорошего тела, если не умеешь им пользоваться, как нужно. Но не знаю откуда у меня любовь к парному оружию. Может оттого, что я до сих пор толком не определилась правша я или левша. Писать или рисовать у меня выходит одинаково хорошо обеими руками...

— Неплохо... — оценила соскок Элис Беатара. — А то, что ты обоерукая — это хорошо. Возможно... нам есть, с чем работать… Хотя… я даже толком не знаю, как это — правильно обучать. У меня ещё не было учеников.

— Так ты станешь моим сенсеем? — умоляющим голосом попросила девушка, сложив ладони.

Беатара улыбнулась.

— У нас это называется несколько иначе. Но суть примерно та же, — турианка помолчала. ― Ну... хорошо. Я буду тебя учить, Элис Хилл.

— Круто! — на эмоциях выкрикнула та, искренне обрадованная ответом Беатары. — Я обещаю быть примерной ученицей. Ну, или хотя бы стараться...

— Это хорошо. Только ты тогда сразу должна усвоить некоторые правила. Я хоть и натура гибкая, демократичная по нашим меркам. Но по человеческим я остаюсь по-туриански консервативной. Я постараюсь адаптировать под тебя технику и методики, но основные требования изменяться мало. И ты будешь слушаться. Во всём. Ты согласна?

— Да, конечно. Иного и быть не может, — Элис решительно кивнула.

— Хорошо. Договорились. Тогда мы начнём завтра. Покажешь мне, что и где у тебя тут припрятано. Это ведь не единственный твой секрет от "взрослых"? — глаза Тари хищно сверкнули.

— Ну... Если ты меня не сдашь, то я поделюсь с тобой одной тайной, — Элис неловко повела плечом, словно убеждая себя в том, что Беатара не станет раскрывать её секрет. — В общем, я варю разную химию и продаю её, обмениваю на всякую полезную всячину. И я пытаюсь вывести формулу боевых стимуляторов, выводящих скорость реакции за пределы человеческих возможностей. Винт, конечно, хорош в этом плане, но вызывает сильную зависимость.

— Это тебе с чиидой, Иллистой, надо поговорить, — ответила Беатара. — Она больше меня в этом разбирается. У меня, в основном... практическое применение. А так можешь быть спокойна: я своих не сдаю. Так что можешь рассказывать.

— Если Заид узнает ― живьём меня закопает, — с усмешкой проговорила Элис.

— Не узнает. С ним вообще... у меня будет отдельный разговор, когда он вернётся.

— Только не убей его, он мне... — Элис замялась, отводя взгляд в сторону, — очень дорог.

Беатара внимательно смотрела на выражение её лица некоторое время и по лёгкому румянцу, чуть тронувшему скулы и кончики ушей, что-то для себя поняла.

— Пусть извинится за свои оскорбления. Есть вещи, которые так просто с рук не сходят...

— Конечно, извинения из него хер вытащишь, но, я думаю, он сам скоро поймёт, что был не прав. Он просто упрямый брамин, чего с него взять...

— Упрямство лечится... ― перед лицом Элис раскрылась рука с длинными, крепкими, острыми когтями. — Но... хорошо... я подожду, раз ты попросила.

— Спасибо. Всё-таки его тоже можно понять. Ты чуть не превратила его в фарш.

— Он на моём месте поступил бы точно так же... Учитывая ситуацию... И то, что Веном поймал меня в стазис, а Заид взял на прицел... Это было слишком похоже на желание пиратов Терминуса взять нас живыми для вполне конкретного будущего... Я защищала чииду, защищалась сама. И всем нам действительно сильно повезло, что обошлось без серьёзных жертв.

— Да, ты права, — Элис пожала плечами и, закрыв сумку, убрала её в тень. — Ты кстати Иллисту искала...

— Да. И неожиданно нашла тебя... Порой Тшаэ очень сложно понять...

— Хорошо, что нашла. Геморрой себе нажила в виде ученицы, — Элис расхохоталась и кивнула в сторону небольшого крытого помоста возле реки. — Пойдём, отведу тебя к ней.

— Учеников всегда находишь неожиданно. Даже когда их целенаправленно ищешь... — философски изрекла Беатара и похромала следом за Элис. — Да... ещё хотела тебя попросить, раз уж ты хорошо в этом разбираешься, показать мне, что за оружие у вас тут есть. Виды, как пользоваться. Сможешь?

— У нас его не так много, но... — Элис хотела было продолжить, как заметила идущих по главной дороге Заида и Логана. За спиной когтистого она узнала редкую вещицу и удивлённо подняла брови.

— Решил научиться махать мечом, а не когтями? ― с усмешкой спросила она, когда мужчины подошли ближе.

— Не совсем, — уклончиво ответил Джеймс, вытаскивая из-за спины шиш-кебаб и с улыбкой глядя на Тари. — Хочу загладить вину. Подумал, что тебе может понравится подобный презент.

Заид раздражённо фыркнул, явно недовольный пустой, по его мнению, тратой крышек.

― Я был прав, ― буркнул Массани. ― Медикаменты ей и не понадобились.

— Логан, ах ты чёртов подхалим, — рассмеялась Элис, бросив на Заида испепеляющий взгляд.

Беатара подарку была удивлена едва ли не больше Хилл. Длинный меч с широким лезвием и странной рукоятью казался несколько громоздким и скорее напоминал Тари нечто... иное...

— Это... мне?.. — ошарашенно спросила она.

— Блядь, она ещё ломается, как танцовщица в клубе Арии, когда ей не ту сумму сказали. Ты знаешь, сколько крышек в это вхерачено? — зло сплюнул на землю Заид. — Поражаюсь, что за дурь ёбнула ему в голову, что он извиняться решил. Перед кем, мать её, извиняться?..

Лезвие меча просвистело на расстоянии ладони над его головой. И только позже Беатара узнала, что благоразумно неподключенная Джеймсом к лезвию в целях безопасности при первом знакомстве с шиш-кебабом система с керосином, спасла Заида от мучительной смерти. А сейчас... С абсолютно безразличным выражением лица Беатара поиграла левой рукой с мечом и прицепила его к поясу.

— Сука! — пригнулся и закрыл голову руками Заид, а Беатара, столь же невозмутимо сделала пару широких шагов назад, дабы иметь небольшой запас на случай, если Массани бросится на неё. Но, похоже, Заид сейчас не спешил с ней связываться...

Элис с чувством хлопнула себя ладонью по лбу и громко и потяжно застонала.

— Мать твою, Массани, — послышался голос Венома за их спинами. Дрейк направлялся в их сторону, вытирая руки от мазута. — Уймись уже.

— Да пошли вы нахуй! — рявкнул мужчина, всё ещё проверяя цела ли его голова. Но кроме нескольких срезанных волос, всё осталось на месте. — Носитесь с этими курицами, как...

Он не успел договорить, как Элис ласково закрыла ему рот пальцем.

— Заид, прошу... засунь свою агрессию в отношении Тари и Иллисты себе глубоко в задницу. Ради меня, — устало проговорила она. — Если моё мнение вообще для тебя что-то значит.

Массани дышал, словно разъярённый бык, не отрывая от Беатары глаза, готового испепелить её не хуже шиш-кебаба. Желваки на его скулах и шее перекатывались, как узлы на верёвке. Почувствовав на своих губах палец Элис, он перевёл взгляд на неё. Это было пожалуй то единственное, что могло сейчас его остановить... Он вздохнул глубже и медленно выдохнул.

— Ладно... хуй с ними... — прорычал он, развернулся и пошёл в сторону кухни, где уже начиналась подготовка к приготовлению общего ужина.

Беатара также сделала глубокий вдох. Ей стоило колоссальных усилий сдержать своё желание хоть слегка черкануть Заида лезвием по лицу. Но данное несколько минут назад Элис обещание не трогать его, остановило её.

— Хороший меч, — она сделала попытку улыбнуться, и это ей даже удалось. — Спасибо... Мне... очень приятно... Правда.

Джеймс поднял подбородок вверх, мысленно радуясь тому, что потратил столько крышек не зря.

— На здоровье. Это меньшее, что я могу сделать, чтобы загладить свою вину.

Элис дёрнула бровями, глядя на его довольно лицо и усмехнулась. Таким она его видела впервые.

— Джеймс... мы с тобой это уже обсудили... — Беатара мягко коснулась ладонью его плеча, примирительно сжала пальцы. — Твоей вины нет. Есть мой просчёт. Я недооценила тебя. И то, что случилось — следствие этого... Твоей вины нет.

— Тогда считай, что это просто подарок в знак знакомства, – не стал возражать Джеймс, глядя в её стальные глаза и чувствуя, что ещё чуть-чуть ― и он в них утонет.

— Пойдёмте жрать уже, — проворчал Веном.

— Что тут опять происходит? — раздался позади Беатары голос, который бы она никогда бы не спутала ни с каким другим. — Почему снова крики?

— Всё в порядке, чиида, — Тари повернулась к Иллисте — та буравила её глазами, готовая отчитать за очередной конфликт. — Мы уже всё уладили. Во всяком случае... свои претензии к Заиду я попридержу при себе... — глянув ей за спину, Беатара увидела в нескольких шагах позади неё странную невысокую старую человеческую женщину.

— Хорошо бы... — смягчилась Иллиста. — Очень бы хорошо...

— Ну, сраться друг с другом все горазды, а вот поддерживать хорошие взаимоотношения ― это настоящий труд, ― проворчала старушка, а затем добавила: — Впрочем, хорошие отношения и Заид ― вещи несовместимые.

Дрейк коротко хохотнул и накинул на себя куртку. К низким температурам он успел привыкнуть за столько лет, но всё же расхаживать с голым торсом под вечер было для него уже слишком прохладно в это время года.

— Кто это? — негромко спросила Беатара у Иллисты, кивнув на старушку, в которой проскальзывало нечто неуловимо знакомое...

— Это мадам Мёрфи, — ответила Иллиста. — Она очень любезно согласилась обучить меня пониманию нового для нас мира — как в плане медицины, так и... в другом тоже.

Жвала Беатары дрогнули. Она поняла, что имеет ввиду Иллиста.

— Чидде?

— Да, теперь я её чидде.

— Я поняла тебя, — сказала Фабэриум. — Поняла…

Турианка наклонила голову, приветствуя старушку.

— Как-то этот день богат на учеников... — заметила она, выпрямившись.

— Богат? — удивилась Иллиста. — А, кто ещё?

— Мне тоже интересно, — прищёлкнул языком Логан, глядя на Элис с хитринкой.

— Тари теперь мой сенсей, — гордо заявила девушка, просунув руки в карманы. — Пришлось поныть, конечно, но оказывается, я не так уж безнадёжна.

Мёрфи с интересом оглядела Беатару и как-то неопределённо хмыкнула.

― Вот оно как... ― протянула Иллиста, чуть нахмурившись, но потом, поразмыслив, решила отложить вопросы на иное время. ― Ну... что ж... С первым учеником, маантар.

― Спасибо... ― ответила Беатара с долей неуверенности.

— Маантар, — повторила незнакомое слово Элис. ― А как будет "ученик"?

Иллиста сдержанно улыбнулась.

― Дхаксара, ― ответила она. ― Это на одном из старых турианских наречий. Сейчас ― почти что мёртвый язык. В нашем мире на нём мало кто говорит.

— Приксис, — подал голос Веном с деловым видом. — Начинал как-то учить его в учебке ради прикола, да как-то не осилил.

— Такой сложный? — уточнил Джеймс.

— Не то чтобы, просто в голове у меня были несколько другие интересы в том возрасте... ну, сам понимаешь… А вообще, приксис очень похож на латынь.

― Да, это так, ― согласилась Иллиста. ― Из человеческих языков его уместнее всего сравнить с латынью... А ты... ― она обратилась к Веному, ― у тебя ещё есть шанс его изучить. Мы с Тари знаем его в совершенстве.

Веном всерьёз задумался и щёлкнул мандибулами.

— Да? Раз сегодня день наставничества, может и ты меня научишь?.. Не, я серьёзно. Чем ещё заниматься после пятидесяти, кроме как изучать языки?

― Тем более, когда ты оказался в чужом мире и неизвестно, есть ли у тебя шанс вернуться домой... ― добавила к его словам Иллиста. ― Конечно. Я с удовольствием тебе помогу.

― Чиида... ― неуверенно спросила Беатара. ― Ты берёшь его в ученики? Я правильно понимаю?

― Обучение языку не означает обучение всему остальному. Тем более, что я пока сама точно не знаю, как и что работает в этом мире. Потому, нет, не беспокойся. Это не полноценное обучение. Между собой вы останетесь ровно в тех же отношениях, что и сейчас.

— Эм, а что-то должно было измениться, или я что-то не понимаю? — уточнил Веном.

― У тшард к чииддир несколько своё отношение. Есть вещи, которые по отношению к ним мы не делаем никогда. Даже по отношению к ученикам, чидде, ― пояснила Тари.

— Ладно… — пожал плечами Дрейк, совершенно не понимая ничего из сказанного. — Мне бы, конечно, не хотелось, чтобы ко мне как-то по-особенному относились. Тем более что я никакого отношения не имею к тшардам.

― Чииддир не тшарды, ― покачала головой Беатара. ― Тшардами мы рождаемся. Чииддир же рождаются обычными турианцами, которые потом, если захотят, проходят определенное обучение. Что касается особого отношения... оно уже имеет место быть. Правда, несколько иного плана.

— А, так вот вы о чём. Я про это не знал, ― сделал странное движение рукой Веном. — Да в чииддир я не претендую. У меня слишком распиздяйский склад ума, чтобы стать кем-то подобным...

— С этим не поспоришь, ― сказал Джеймс с усмешкой.

― Друг всегда поддержит... друг всегда поймёт! — иронично пропел своим баритоном Дрейк.

― А у тебя хороший голос... ― заметила Иллиста, разводя мандибулы в стороны и открывая крепкие острые зубы.

— Так Дрейк у нас певун, ― похлопал его по плечу Джеймс. ― Ещё, насколько мне известно, он неплохо играет на трёхструнке.

— Из вас, троих друзей, только Логан более-менее адекватный, ― ворчливо сказала Мёрфи, которая всё это время стояла в стороне и блаженно курила. И, судя по всему, явно не простой табак. ― Хотя нет, вы все долбоёбы.

— Спасибо, бабушка, вы как всегда добры, — ничуть не обидевшись, ответил Джеймс.

— Не ёрничай, ― делая затяжку, сказала старуха. ― Какая я тебе бабушка? Ты мне в мужья годишься.

― Мадам Мёрфи, я всецело с вами согласна, что все мы малоадекватны, ― хихикнула Иллиста.

— Поражаюсь твоему находить общий язык с кем угодно, ― проговорила Элис. ― Должно быть, это совсем не просто и отнимает много сил...

― Любая ментальная работа забирает силы. Даже разговор. И никто этого не ценит, – Мёрфи снова затянулась. ― Потрясная травка...

Старушка сверкнула глазами в сторону рыжей.

― Есть те, кто ценит... ― Иллиста посмотрела в сторону Беатары, а потом ответила Элис: ― Поскольку я врач и врач, который лечит не только турианцев, то это один из критериев профпригодности. Хотя... тут всё... несколько иначе... И это требует ещё больших сил, поверь мне. Разговоры на подобные темы эмоционально истощают.

— Так что закрыли пасти и идите уже ко столу. После травки жрать охота, ― не стесняясь в выражениях, выдала Мёрфи и подтолкнула народ в сторону костра.
Предыдущая глава
Просмотры: 159

Отзывы: 1

0
1 Vulture  
Жду продолжения! :)

Рейтинг квестов в реальности