Второй контакт. Глава 6. Друзья и враги

Бета: cdr_Alan_Shepard Жанр: Аction, adventure Персонажи: Старший лейтенант Ситус Террон (турианец), Ирма Харрис (человек)

2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.

Глава 6. Друзья и враги
Планета Шаньси, колония «Альянса», девятый месяц 2157 года

Ситус шел за Ирмой по небольшой, протоптанной кем-то ранее, тропинкой и испытывал чувство, что все повторяется. Ирма шагала впереди и тихонько напевала себе под нос, иногда оглядываясь, не отстает ли турианец. Тропинка была настолько узкой и незаметной, что обнаружить ее мог только тот, кто часто пользовался ей. Переводчик теперь висел у Ситуса на поясном креплении, но турианец экономил заряд и не включал его без надобности.
Дедушка, к которому ночью привела Террона Ирма, был отшельником и жил вдали от поселка уже очень давно. Старый мужчина оказался очень интересной личностью — бывший военный, еще до войны Первого контакта ушедший в отставку. Когда человечество начало колонизацию Шаньси, он вызвался добровольцем в первых рядах. Он очень много сделал для устройства поселка, но потом ушел, продолжая жить неподалеку в одиночестве.
У Дедушки они пересидели день и к вечеру отправились в госпиталь Ситуса, чтобы взять оттуда припасы для турианца и батареи для переводчика. Ирма собиралась сходить туда одна, но Ситус настоял, чтобы она взяла его с собой. Во-первых, у него отслеживался маяк базы в омни-инструменте, а во-вторых, это было опасно, и ему не хотелось, чтобы девушка была одна. Ирма отказываться не стала и поэтому, как только начало темнеть, они двинулись в путь.
Тропинка сменилась дорогой пошире и Ситус поравнялся с девушкой, чтобы быть ближе к ней. Ее оптимистический настрой в любой ситуации поражал турианца. От девушки так и веяло позитивом, несмотря на происходящие в последнее время неурядицы. Рядом с Ирмой как-то непроизвольно становилось легко и радостно, и Ситус неоднократно ловил себя на мысли, что ему приятно находиться возле нее. Да и к тому, как она выглядит, он уже привык — кое-что казалось даже милым.
Дорога в очередной раз свернула налево, и Ирма вдруг резко остановилась и придержала Ситуса рукой. Повернув к нему лицо, она приложила палец к губам. Турианец уже знал, что у людей это значит «не шуми». Теперь и Ситус услышал, как кто-то идет напролом через лес, не слишком-то заботясь о бесшумности передвижения. Девушка начала было доставать оружие, но турианец остановил ее и, перехватив удобнее пистолет, осторожно стал подкрадываться к зарослям. Шум приблизился, и вскоре, прямо из кустов, на дорогу выбралось нечто, отдаленно напоминающее турианца, только немного ободранного и покрытого грязью. Ирма моментально прицелилась, но Ситус узнал его и жестом показал девушке опустить оружие.
— Дженус, что ты тут делаешь? — удивленно спросил Террон.
— Ситус! Хвала духам, ты жив! — воскликнул санитар, бросаясь к командиру. — Я был в лазарете, дверей нет, все перевернуто. Я уж думал, что все.
— Дженус, что с тобой случилось? Где Серпентус? — спросил Ситус.
— Мертв, — покачав головой ответил санитар. — Он остался там, у машины.
— Как это произошло?
— Данис был за рулем вездехода, но в узком месте дороги не справился с управлением на такой скорости, и машина застряла между стволов. Мы пытались высвободить ее, но, оказывается, нарвались на логово рогачей. Данис отстреливался, но напоролся на рог. Умер мгновенно. Мое оружие осталось в машине, я не успел помочь, пришлось бежать. Твари гнали меня до болота, потом бродили рядом, пока им не надоело. Я смог выбраться только утром. Хорошо, что маяк базы работал, по нему и вышел к ней, а там все раскурочено. Ни тебя, ни человека твоего, — Дженус замолчал, только сейчас вдруг заметив девушку, стоящую за Ситусом.
Ирма переводила недоуменный взгляд с одного турианца на другого, и Ситус, мельком взглянув на нее, понял, что забыл включить переводчик, и девушка просто не понимает кто это, и о чем речь. Нажав пару кнопок на приборе, висевшем на поясе, Террон подозвал Ирму подойти поближе.
— Дженус, это Ирма, она спасла меня от сопротивления, помогла бежать, — представил Ситус девушку.
— Пфф, спасла… — фыркнула девушка, услышав перевод, но лицо ее слегка покраснело. Ситус это заметил и, в который раз, удивился, какая же тонкая и, наверное, нежная кожа у этих людей, раз сквозь нее можно увидеть движение их красной крови.
— Рад знакомству, — сказал Дженус и наклонил голову, в знак благодарности. — Мое имя Дженус Флумин.
— Ирма Харрис, — представилась девушка. — Ну так что? Мы все еще идем на твою базу или планы поменялись? — спросила она, обращаясь к Террону.
— Идем. Конечно, идем, — ответил турианец и, кивнув Дженусу, уверенно пошел вперед, сверившись с отметкой в омни-инструменте.
По пути санитар еще раз, но уже в подробностях, рассказал, как они пытались добраться до передатчика, про неравный бой с рогачами и его спасение в болоте. Переводчик на поясе Ситуса не успевал справляться с большим потоком информации, и потому отставал и заикался, пропуская целые куски текста. Скорее всего сказывалось малое количество заряда, оставшегося в его аккумуляторе.
Несмотря на то, что была уже глубокая ночь, Ситус очень хорошо видел дорогу. Ирма шла прямо за ним, не убирая из рук пистолета. Замыкал их троицу Дженус, от которого распространялся стойкий запах болотной тины. До медицинского лагеря было уже недалеко, Террон чувствовал это, потому что они вышли из леса на каменистую поверхность, поросшую жестким и колючим кустарником, почти стелющимся по земле.
— Еще пара небольших перевалов и мы на месте, — негромко сказал он через плечо. Прибор перевел начало фразы и, жалобно пискнув, замолчал, разрядившись. Ирма указала пальцем на свою голову и кивнула, дав понять, что догадалась о смысле сказанного. Харрис была девушкой не робкого десятка, судя по тому, что успел увидеть и узнать о ней Ситус, но несмотря на это, он заметил, что она избегает общества другого турианца и пытается всегда оказаться рядом с Терроном. «Наверное это из-за запаха, который распространяет одежда Дженуса», — думал Ситус, и его это немного забавляло.

К лагерю они подошли со стороны палатки персонала. Дверь была оторвана и валялась тут же, неподалеку. Ситус с оружием осторожно заглянул внутрь, но никого там не оказалось. Он убрал пистолет в держатель на поясе сзади и наклонился, чтобы перевернуть упавшую на бок койку. Внутри было темно, видимо генератор отключился. В полутьме Ситус добрался до генератора и вынул из задней панели баллон с водородом, который был пуст. За энергоустановкой стояли еще два запасных баллона. Турианец заменил пустой на новый и запустил генератор. Помещение осветилось и стало видно, что сопротивление людей действовало быстро и разрушительно. Коробка с припасами была также перевернута, было видно, что похитители прихватили первое, что попалось им под руку. Но они не смогли унести все, поэтому Ситус, взяв большую сумку из-под оборудования, начал складывать в нее то, что не взяли налетчики. Первым делом он достал из железного ящика с замком аккумуляторы. Один сразу же заменил в переводчике, а использованный кинул в сумку, туда же полетело и зарядное устройство для них. Следом он достал необходимые лекарства и средства для оказания первой помощи. Из коробки были перемещены в сумку консервы и стандартные брикеты пайков, и еще что-то по мелочи, что могло пригодиться. Дженус, который вошел следом, сразу направился к небольшому шкафчику, являющемуся подставкой для автоклава, и стал рыться там в поисках сменной одежды. Ирма вошла последней, но в отличие от турианцев, она пистолет убирать не стала и постоянно посматривала в сторону выхода. Ситус к тому времени собрал все, что могло бы понадобиться ему с Дженусом для дальнейшего существования на этой планете, по крайней мере, пока они не выберутся с нее. Закинув сумку через шею, он закрепил ремень вокруг воротника. Ирма с интересом наблюдала за этими манипуляциями. В это время Дженус уже переоделся, и заканчивал вытирать испачканные открытые части тела с помощью влажного полотенца.
— Куда теперь? — спросил он Террона.
— Здесь оставаться небезопасно, — недолго подумав, ответил Ситус. — И нужно как-то выбираться с планеты. Если тот передатчик был взорван, как ты говоришь, — обратился он к Дженусу, — то имеет смысл направиться в другую сторону, но сначала надо вернуть вездеход. Думаешь, что рогатые твари еще там?
Молчавшая до этого Ирма, вдруг после сказанного Ситусом подошла ближе и переспросила:
— Рогатые? Это вы про (непереводимо)?
— Мы зовем их рогачами. Местные агрессивные животные. Ужасные существа.
— Нет, они очень добрые. Они агрессивно себя ведут, когда что-то угрожает их потомству. Наверное вы слишком близко подходили к выводку. Самки до последнего пытаются устранить угрозу детенышам. Но этих животных можно приручить. Мы зовем их *единорогами*.
Последнее слово она произнесла четко и по слогам, так как прибор снова отказался переводить это название.
— Да уж… Добрые… — Ситус почесал левую мандибулу. — Когда мы бежали из поселка, я видел там рогачей в загоне.
— Они дают нам молоко и мясо. Поскольку на Шаньси не так много крупных хищников, единороги сильно расплодились. Мы иногда на них охотимся, но шкура у них слишком толстая, приходится использовать специальное приспособление (непереводимо). Это ловушка, — пояснила девушка, заметив замешательство турианцев после перевода. — Один бежит, приманивает. Другой у ловушки сидит. У рогачей брюхо мягкое, они напарываются на колья и погибают почти мгновенно.
Турианцы переглянулись между собой.
— Знай мы это раньше… — посетовал Дженус.
— Что уж теперь? Сейчас нужно использовать информацию о слабых местах противника для того, чтобы вытащить вездеход. Он же еще на ходу? — спросил Ситус санитара.
— Да, все было в порядке, вездеход исправен, он просто плотно застрял между стволами, — ответил Дженус. — Теоретически я знаю, как вытащить его, но тогда мне было не до этого.
— Ирма, придется нам разделиться, — обратился Ситус к девушке. — Ты возвращайся к Дедушке без нас, а мы вытащим вездеход.
— Дедушке? — Дженус удивленно приподнял мандибулы.
Террон показал жестом «не сейчас», а Ирма выслушав перевод, возмущенно проговорила:
— Ну уж нет! Вы без меня заблудитесь, да и местную фауну я знаю лучше! Я иду с вами, — девушка скрестила руки на груди.
Ситус, усмехнувшись, покачал головой: «Такая упертая!» Но в то же время он испытал радость, что девушка пойдет с ними. Несмотря на то, что она не была похожа ни на одну турианскую женщину, ни внешностью, ни поведением, что-то в ней привлекало военного хирурга.
Выступать решили как рассветет, и все время до этого провели за разговорами. Дженус много задавал вопросов Ирме об анатомии и поведенческих привычках людей. Ирма отвечала, насколько хватало ее познаний, но переводчик не со всеми словами справлялся, так что приходилось многое объяснять рисунками и жестами. В ответ Ирма учила турианцев человеческому языку, и звонко хохотала, наблюдая попытки Дженуса повторить некоторые слова, совсем не подходящие для произнесения турианским речевым аппаратом. Ситус сидел в стороне и смотрел на веселящихся человека и турианца. Было в этой ситуации что-то такое родное и домашнее, и казалось, что не было этих изнуряющих месяцев войны между их народами. Еще Террон заметил, что иногда Ирма бросает на него взгляд, думая, что тот не замечает. Это немного смущало и радовало турианца. Слушая негромкий разговор товарищей, Ситус сам не заметил, как уснул.
Через пару часов Террон проснулся от того, что Ирма трясла его за плечо. Небо слегка посветлело, и пора было выступать. Ситус обошел помещение, выключив генератор и закрывая все ящики, даже не понимая для чего он это делает — возвращаться он сюда больше не планировал. На недолгое время этот лагерь стал его домом, и турианец привязался к этим стенам, хоть плохого он тут видел гораздо больше, чем хорошего.
Оба турианца и девушка наспех позавтракали и вышли из лагеря, взяв с собой все, что могло пригодиться. Путь предстоял неблизкий — Дженус с Серпентусом успели уехать на приличное расстояние прежде, чем застряли. В дороге все больше молчали, задумавшись каждый о своем.

Вездеход находился там же, где оставил его Дженус, убегая от разъяренных травоядных. Рогачей поблизости не было видно, скорее всего, они переместились от опасного незнакомого объекта, предварительно несколько раз атаковав его с разбегу. Об этом свидетельствовали вмятины на боку вездехода со стороны водителя. Тело Даниса лежало неподалеку. Вокруг него натекла небольшая лужа синей, уже запекшейся, крови. Оставив Дженуса с Ирмой на страже, Ситус влез в машину, чтобы достать оттуда один из герметичных мешков для трупов, которые ранее им приходилось использовать весьма часто. Упаковав Серпентуса, Террон положил его в багажный отсек рядом с телом своего командира. Теперь надо было решить, каким же образом вытащить вездеход из капкана двух, растущих рядом, деревьев. Можно было бы спилить один из стволов, но, к сожалению, у них не было нужного инструмента. Рубить толстенный ствол омни-клинками было бы чистым безумием, так что этот вариант отпадал. Единственное, что пришло Ситусу в голову — это попробовать зацепить буксировочный трос за близ растущее дерево, и, намотав другой конец на колесо, попытаться вытащить машину из капкана. Трос нашелся тут же, в багажном отделении, среди другого, очень нужного, барахла. Дженус, увидев манипуляции Ситуса, сразу же понял, что тот задумал и начал помогать. Террон сел за руль и завел двигатель. Трос начал наматываться на колесо, и вездеход медленно и с треском, но начал выбираться из древесной ловушки.
Когда машину с шумом вытащило тросом на неширокую дорогу, Ситус, не заглушая мотора, высунулся из окна и поманил Ирму внутрь. Дженус отцепил трос и, сложив его в багажник, забрался на заднее сидение. Убедившись, что все на месте, Ситус осторожно тронулся с места, постепенно набирая скорость. Ирма сидела рядом, периодически указывая дорогу до дома, где жил старый отшельник.
К хижине, где обитал Дедушка они доехали достаточно быстро. Старик сидел на крыльце, закутавшись в теплый плед. За подъехавшим к его хижине вездеходом он наблюдал из-под полуприкрытых век. Лишь когда из машины вышли два турианца, вместо одного, уголки его губ слегка дрогнули.
— Я смотрю, ты нашла себе еще одного друга? — посмеиваясь, сказал Дедушка Ирме, когда троица подошла к дому.
— Это Дженус, — представила девушка санитара. Турианец склонил голову в приветствии.
— Пойдемте в дом, — старик с трудом поднялся со ступенек. — А то тучи с востока идут, будет дождь опять.
Ситус посмотрел вверх. Со стороны гор небо и правда было уже почти черное. Дедушка, Ирма и Дженус уже зашли в дом, а Ситус все смотрел вдаль, как будто что-то увидел. Вскоре он понял, что ему не показалось. Точка, которую он принял за обман зрения, приобретала очертание бегущего человека, только он был какой-то маленький.
«Да это же детеныш!» — удивленно подумал он, продолжая наблюдать за бегущим.
— Сит, ты так и будешь там стоять? — раздался голос девушки, а затем и перевод ее слов из коробочки на поясе турианца. — Заходи в дом, а то Дженус себя неуютно чувствует без переводчика наедине с двумя людьми.
— Там кто-то бежит, — палец турианца указал на приближающуюся фигуру.
— Это же Томас! — воскликнула Ирма, приблизившись к Ситусу и всмотревшись вдаль.
Ребенок бежал изо всех сил, и было видно, что он уже запыхался. Ирма бросилась к нему навстречу, и Ситус по инерции тоже сделал к ним несколько шагов. Мальчик упал прямо в руки девушки и, задыхаясь начал что-то говорить. Ситуса не отпускало тревожное чувство. Он подошел ближе, и переводчик закряхтел, пытаясь уловить отдельные слова. Из-за расстояния ничего разобрать было невозможно и Террон спросил Ирму:
— Что-то случилось?
Ирма повернула лицо к турианцу, глаза ее были испуганными.
— Райс собрал людей и они идут сюда с оружием. Он сказал им, что ты заложил бомбу под поселком, — девушка подхватила ребенка на руки и добавила: — Они хотят убить тебя, Ситус.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 127

Отзывы: 0