Второй контакт. Глава 1. Крушение

Бета: cdr_Alan_Shepard Жанр: Action, adventure. Персонажи: Старший лейтенант Ситус Террон (турианец)

2157 год. Война Первого контакта закончена решением Совета Цитадели. Но не все согласны с таким исходом.

Глава 1. Крушение
Пролог. Совет Цитадели
Цитадель, президиум, седьмой месяц 2157 года

Советница расы азари - Тевос сидела около терминала и пыталась осознать то, что она только что прочла. Вся эта шумиха вокруг инцидента у ретранслятора с последующей войной не слишком волновала ее, но вот данные, которые она получила от саларианской разведки ГОР, заставили ее призадуматься. Эта раса… люди, они так яростно сопротивлялись натиску турианской армии. До них только кроганы осмелились противостоять самой значительной военной мощи в галактике, а тут эти… Аналитики Совета рассчитали приблизительный исход этой войны. Прогноз был неутешителен. Человеческая раса очень хорошо была подготовлена и отлично владела тактикой ведения боя. Если сейчас не прекратить военные действия, то разрушения могут коснуться всех рас и колоний в Млечном пути, а этого никак нельзя было допустить. Азари вздохнула и через терминал созвала экстренное заседание Совета. Затем она встала и подошла к огромному панорамному окну и замерла в ожидании, когда остальные члены Совета доберутся до зала совещаний.
Первым в помещение зашел саларианец Лордан. Он был уже стар, по меркам его расы, но при этом отличался очень острым умом. Сразу за ним, практически наступая на пятки Лордану, вошел турианский Советник Спаратус. В отличие от саларианского Советника, турианец был молод. Совсем недавно он сменил своего предшественника и был полон идей и стремлений.
Когда весь совет был в сборе, Тевос поприветствовала и сразу начала с главного:
- Сложившуюся ситуацию с “Альянсом” надо решать! - она обвела взглядом присутствующих членов Совета Цитадели, - Еще немного и человеческий и турианский флот совместными усилиями разнесут в пыль полгалактики. Вы ведь изначально не были готовы к такому сопротивлению, да, Спаратус? - азари повернула голову к турианскому Советнику.
- Сначала, конечно. Я признаю, что мы недооценили силы противника, - смущенно начал Спаратус, - Но сейчас у нас отличные разведданные и мы развернули полномасш...
- Отличные разведданные? - усмехнулась азари, - Я отправила вам обоим на омни последний отчет от ГОР с новыми разведданными и анализом развития конфликта. Но, наверное, Лордан уже в курсе, не так ли?
Молчавший до этого момента саларианец прикрыл глаза и кивнул, тяжело вздохнув.
- До появления этой новой расы нам удавалось поддерживать некий баланс в галактике. И Совету доверяют именно потому, что мы стоим на страже интересов в первую очередь мирных. Война такого масштаба просто недопустима. Спаратус, это нужно прекратить, - эмоционально проговорила Тевос.
- Да вы рехнулись! - турианец возмущенно мотнул головой, - Если мы отступим, то “Альянс” сотрет нас в порошок.
- Найдите дипломатическое решение. Вы же член Совета и не зря оказались на этом посту. Решите вопрос!
- Вы настаиваете, Советник? - турианец сложил руки на груди и посмотрел на Тевос сверху вниз.
- Я думаю, что это не только мое мнение, Советник, - парировала азари, интонационно выделяя последнее слово, - Полагаю, что многоуважаемый Лордан разделяет мою точку зрения.
- Безусловно, - проскрипел голос старого саларианца, - Мы должны вместе поддерживать хрупкий мир. На этом и строится правление Совета.
Было видно, что Спаратус не согласен с решением других Советников, но два голоса против одного решили дело.
- Хорошо. Я сегодня же свяжусь с примархом и постараюсь в кратчайшие сроки положить конец этой войне. Но когда эта агрессивная раса доберется до Цитадели, вы еще вспомните мои слова.
Сказав это, турианский Советник развернулся и быстрым шагом покинул зал совещаний. Тевос встревоженно смотрела ему вслед пока тот не скрылся в лифтовой кабине. Ее не покидало ощущение, что Спаратус, возможно, был прав.

Крушение.
Планета Шаньси, колония “Альянса”, восьмой месяц 2157 года

Утро на Шаньси выдалось дождливым. Свинцовые тучи заволокли небо. Тета тускло светила из-за них, но на поверхности планеты царил полумрак. Климат на Шаньси был неприветливым. Дожди и ураганы случались чаще, чем хотелось бы. И это несмотря на вполне умеренный климат. Поэтому все постройки приходилось буквально вкапывать в почву, чтобы порывами ветра их не унесло вместе с жильцами. У подножия одной из скал прикрепился небольшой лагерь турианского медсанбата. Неширокие палатки из легкого пористого пластика, который вполне спокойно выдерживал сильные порывы ветра, располагались прямо под навесом скалы. Куски полотняной ткани, служившие шторами-ставнями, сейчас трепало по ветру и грозило оторвать совсем.
Турианец Ситус Террон сидел на одной из коек и потирал трехпалой рукой уставшее лицо. Война официально была закончена месяц назад. Поступило распоряжение от Совета и Примарха. Альянс отступил и выходило так, что теперь у них с людьми перемирие. Но на деле все было совсем не так. Не все были согласны с решением Совета. Как со стороны турианцев, так и со стороны человечества. Поэтому Дорус, командующий медицинским батальоном, до сих пор не сворачивал лазарет из-за непрекращающегося потока раненых солдат. Ситус еще помнил время, когда пару месяцев назад пол был темно-синим от крови его соплеменников. Он не успевал пришивать оторванные конечности и сращивать пластины, многие гибли от многочисленных ран, полученных в бою. Сейчас обстановка была не такой тяжелой, но все же пациенты в лазарете были.
До Войны Первого контакта, как звали ее их противники, Ситус был врачом-хирургом на Менае - одной из лун Палавена. Но вскоре, после общей мобилизации, ему пришлось вступить в часть Доруса, так как врачей катастрофически не хватало, и их призывали на службу со всех уголков Галактики.
Террон был турианцем с темно-серым цветом костяных пластин, синими глазами и неброским рисунком колониальной метки черного цвета. И хоть ему было всего 42 года, он уже дослужился до старшего лейтенанта и Дорус видел его своим преемником.
Ночь сегодня выдалась тяжелая - они потеряли еще одного пациента. Раненых доставляли с орбиты, но и на территории планеты, то тут, то там происходили стычки несогласных. Умерший сегодня турианец нарвался на растяжку в одном из брошенных человеческих поселений, и ему взрывом оторвало часть костяного воротника. Ситус заштопал его как смог, но тот все равно не перенес такой большой кровопотери. И снова на его руках умер еще один турианец. Так что придется, наверное, долбить каменистую почву без нужных для этого инструментов, чтобы похоронить соплеменника на этой чужой и неприветливой планете. Насколько он успел узнать, люди так же хоронили своих мертвых в земле. Тем более странным было противостояние этих двух рас. Между ними было больше общего, чем люди и турианцы могли предположить, но вышло все таким образом, что теперь уже ничего не изменить.
Вдохнув, Ситус поднялся на ноги, взял плоский обломок обшивки турианского космического корабля, найденного недалеко от лагеря и пошел выкапывать могилу в скалистой почве Шаньси. Порывистый ветер сбивал с ног и поднимал в воздух пыль и сухие растения.
Выдолбив в твердой почве яму и положив в нее завернутого в ткань турианца, он присыпал тело землей так, чтобы полностью скрыть могилу. Затем Террон молча постоял рядом несколько минут.
Иногда Ситус, несмотря на сильный ветер, забирался на скалу, которая служила неплохим прикрытием их лазарета от стихий. Вид с нее открывался потрясающий. Вот и сейчас он тоже не изменил своей привычке и легко вскарабкался вверх по неровной и достаточно пологой скале. Наверху было еще более ветрено, чем под защитой скалы на земле. Ветер был порывистым и казалось, что он набирает силу. С севера наползали черные тучи - вероятно будет ливень, и скорее всего он затянется на несколько дней. Ситус вздохнул и сел на скалу.
Каждый раз, когда он забирался на эту гору, ему казалось, что войны никогда не было, что все это - умирающие турианцы и люди - было просто кошмарным сном. И только тут он мог немного побыть в одиночестве. Ветер пронизывал до костей, и от скалы, остывшей за ночь, тепла ждать не приходилось, поэтому турианец решил сегодня не задерживаться. Поднявшись на ноги, он стряхнул с себя налипшие частички земли и сухих травинок. Вдруг краем глаза Ситус заметил в небе какое-то движение. Сверху что-то стремительно неслось вниз, оставляя за собой черный хвост густого клубящегося дыма. Присмотревшись Ситус понял, что это не могло быть ничем иным, как подбитым космическим шаттлом - слишком много он видел такого во время войны. Но в последнее время такие аварии случались очень редко, а с окончанием войны и вовсе прекратились.
Подбитый челнок спускался к земле по спирали, как будто пилот пытался из последних сил выровнять его, чтобы совершить посадку. Ситус прищелкнул языком от досады - судя по дыму и траектории выровнять шаттл не удастся. Отсюда не было видно, какой расе принадлежит челнок, и турианец продолжал следить за его неровным полетом. Ближе к земле пилоту удалось немного снизить скорость падения, заставив челнок планировать, но он все еще горел, так как черный дым так и валил от падающей в небе точки. Медленно, как лист, объект снижался в районе дальнего леса. Ситус следил за ним, не отрывая взгляда и не обращая внимания на пронизывающий холод. Вскоре шаттл скрылся в кронах деревьев и турианец замер, ожидая взрыв. Но его не последовало. Ситус еще немного подождал и, выругавшись сквозь зубы, полез вниз со скалы.
Террон вбежал в лазарет и принялся трясти спящего на одной из коек Доруса.
- Майор! Проснитесь…, - почти на ухо лежащему турианцу прокричал Ситус.
- Террон, ты чего? - Дорус открыл глаза и резко поднялся. - Что-то случилось? Это “Альянс”?
- В дальнем лесу упал челнок…
- Ааа, челнок..., - майор не дал Ситусу закончить и недовольно оскалился. - Давно не падали… Только вот будить меня из-за этого не стоило. Ты что же, падающий челнок не видел ни разу?
- Он спланировал. Взрыва не было. Пилот может быть еще жив, - от волнения Ситус говорил короткими предложениями, как будто ему не хватало воздуха.
- Наш? - коротко спросил Дорус, имея в виду принадлежность челнока к турианской расе.
- Далеко. Не распознать, - выдохнул Террон.
Дорус задумчиво помолчал, потирая подбородок.
- Ну, не знаю. Раз ты заметил, можешь смотаться и глянуть, но если там одни обломки - ты просто потеряешь время. И не забудь про рогачей, - крикнул он вдогонку Ситусу, когда тот уже выбегал из лазарета.
Недалеко от палаток у соседней скалы находился их единственный наземный транспорт - шестиколесный вездеход. С тех пор как в последний раз на нем вывозили раненых, у него барахлил движок и что-то сильно стучало под днищем, но пока что он был на ходу, и Ситус решил, что на нем все-таки будет быстрее, так как каждая минута была на счету. И не стоило забывать про рогачей.
Как-то медсанбату довелось встретиться с обитателями дальнего леса - рогатыми тварями, которые, нападая, могли проткнуть своими наростами на черепе здорового турианца без брони. Тогда они лишились одного из санитаров. Судя по строению челюстей, эти животные были травоядными и никто не ждал от них такой агрессии. Турианцы застрелили парочку рогачей, пока отступали к вездеходу, но потратили на это немало боеприпасов - шкуре животных мог позавидовать любой кроган.
Ситус запрыгнул в вездеход и рванул в сторону леса. Дорог на Шаньси не было совсем. Лишь некоторые примятые тропинки, вытоптанные людьми, которые колонизировали планету задолго до вторжения на нее турианцев. Ситус вел вездеход, который подпрыгивал на каждом камне, торчащем из земли. Какое-то странное чувство вело его вперед и он не мог это сам себе объяснить.
Около леса вездеход пришлось бросить - деревья росли так часто, что между ними не прошла бы одновременно пара турианцев. Ситус примерно представлял место, куда упал неизвестный шаттл и сейчас уверенно, быстрым шагом двигался в том направлении. В лесу было темно - густые кроны деревьев разрослись так широко, что перекрывали доступ лучам Теты и даже воздух тут был как будто недвижим. Несмотря на тишину, отсутствие движения и посторонних звуков, Ситус все же достал пистолет из крепления на поясе. Постоянно оглядываясь, турианец продвигался все глубже в лес. В воздухе запахло дымом, значит потерпевший крушение челнок где-то рядом, осталось только выяснить где.
Прошло еще некоторое время и Ситус понял, что потерял направление. Вокруг все выглядело так одинаково, что уже невозможно было вспомнить с какой стороны он пришел. Вдруг справа от него раздались какие-то булькающие звуки. Руки на пистолете непроизвольно сжались - турианец узнал этот звук. “Рогачи. Двое, а может и трое. Не слишком далеко”, - думал, прислушиваясь, Ситус. Не имея других ориентиров, он двинулся на звук, очень осторожно переступая ногами, чтобы не создавать лишнего шума. Пройдя небольшое расстояние, Террон вышел к месту, где несколько стволов были повалены и валялась пара крупных металлических обломков.
От шаттла почти ничего не осталось. Сильно помятый корпус застрял среди поваленных деревьев, челнок сильно ободрало о ветви, что невозможно было разобрать какой же формы раньше он был. Среди раскуроченной обшивки были видны два кресла пилотов, в которых находились какие-то тела, но издалека ничего больше нельзя было разглядеть. Ситус хотел подойти ближе, но тут за спиной он вновь услышал булькающий звук. Терять время на выяснение, насколько близко рогачи подобрались к нему, турианец не стал, а сразу пустился бежать, на ходу приводя пистолет в боевую готовность. Почти в несколько прыжков он приблизился к лежащим под углом стволам деревьев и взобрался на них, оказавшись как раз возле кабины разбитого челнока. Только тогда он обернулся. Внизу, на земле стояли две взрослые особи рогачей, оба размером крупнее варренов, темно-коричневые и с толстой парой рогов на голове. Лазать по деревьям, слава Духам, они не умели, так что у Ситуса было время придумать, что же делать дальше.
Он перешагнул через пару торчащих толстых ветвей и подобрался к кабине. Ударопрочное бронированное стекло было покрыто сетью трещин, так что сквозь него турианец видел только два силуэта в креслах пилота, которые по всей видимости были мертвы. “Очень жаль, что я не успел раньше, хотя что бы это решило?” - подумал Ситус, - ”Теперь надо думать как выбираться из этого леса... Вот упрямые твари!”. Последняя мысль относилась к чертовым травоядным, которые и не думали покидать свой пост у подножья деревьев. Террон нацелил пистолет в голову одного из рогачей, прикидывая хватит ли у него термозарядов, чтобы уложить обоих животных, как вдруг из кабины шаттла раздался еле слышный стон. У Ситуса от неожиданности дернулся палец на курке и пуля, срикошетив о спину одного из рогачей, улетела куда-то в чащу леса. Животное обиженно забулькало, отбежало на пару шагов, но уходить совсем не захотело. Но на рогатых животных турианец уже не обращал внимания, он убрал пистолет на пояс и пополз к тому месту, где вырванная дверь челнока открывала проход в кабину. Обшивка все еще была горячей и Ситус старался двигаться быстро. Уцепившись за край дверного проема, он подтянул свое тело внутрь и оказался прямо за спинами пилотов. Турианец уже было подумал, что его воображение сыграло с ним дурацкую шутку и не было никакого звука, как вдруг он уловил шевеление на месте второго пилота. Подойдя ближе, Ситус заглянул в кресло и замер. На него уставились дуло пистолета и пара широко открытых человеческих глаз.
Просмотры: 84

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности