Враги Как Ты и Я. Часть первая

Название: Враги Как Ты и Я. Оригинальное название: Enemies Like You And Me Автор: Fil Переводчик:НАРАДА Ссылка на оригинал: http://games.adultfanfiction.net/story.php?no=600085438 Рейтинг: R (Restricted) - фики, в которых присутствуют секс и/или насилие, ругательства. Персонажи: Фем!Шепард, Гаррус Вакариан. Жанр:AU - (Alternative Universe) Альтернативная вселенная или "что, если…" Drama Аннотация:Сценарий: AU, где война Первого Контакта ещё не закончилась, поэтому коммандер Шепард и Гаррус Вакариан встречаются как враги. Эта первая история трилогии. Предупреждения:присутствует грубость, откровенные сцены, но без насилия. Продолжение следует...

«Враги как ты и я»

Герои в этой альтернативе не носят тяжёлой брони, так как постоянное активное состояние войны съело все ресурсы. Деньги были потрачены на оружие вместо брони, таким образом, их одежда больше походит на современные арктический механизм выживания, а не на типичную броню мира Масс Эффект.

***

Полевой командир Джейн Шепард, чувствовала дрожь земли под ногами, это сбивало ее с шага, поскольку она бежала от рушащегося состава зданий, которые когда-то были основой Человечества на Ойе. У нее был пистолет в одной руке, и сумка, заполненная продовольствием в другой.

Это был сущий ад, жуткий маленький, но это был единственный цивилизованный островок на чёртовой зимней планете, на котором несла службу Шепард. Планета, Ойа, доказала, что настоящий ад был холодным, а вовсе не горячим.

Честно говоря, хозяевами здесь, не всегда было Человечество. Турианцы построили это прежде, якобы, чтобы следить за батарианскими налетчиками в этой системе, но строения были заброшены и гнили, когда Союз нашел их. Люди преобразовали это в большую, основательную организация для операций против турианцев. Основу заложил человек по имени Чанго.

Альянс нашёл это полуразрушенное место прежде, чем турианцы вспомнили, что имели эту базу, и вернулись, потребовать свою собственность. С тех пор база переходила к новым владельцам несколько раз, потому что, к сожалению, батарианские налётчики, ставшие причиной её строительства, всё ещё были вокруг. Кто бы ни управлял их налётами, это часто становилось слишком плачевным, невозможно было отражать и батарианцев и турианцев. Слишком много противников в этой войне.

До Шепард доходили слухи, что Альянс давно умыл бы руки, уж слишком много потерь они несут в этом месте. Но этого делать нельзя, позицию надо держать, потому что, если турианцы вновь займут базу, то у них появится отличная возможность, напасть на человеческую колонию Обаталлах, которая находилась в этой системе. Поэтому Альянс всеми силами удерживал позицию на Ойе, не смотря на потери.

Теперь, казалось, что вмешались ещё и силы природы. Землетрясения разоряли область, цунами разбрасывали айсберги как игрушки в ванной, и ученые Альянса были на девяносто процентов уверенны, что этот островок собиралось поглотить море, навсегда похоронив базу, и для людей, и для турианцев. И теперь стало ясно, что это вполне, возможно.

Шепард оказалась на Ойе прежде чем начались эти катаклизмы.

Ее команда была тыловой охраной, последней группой людей, которая будет эвакуирована. Все шло гладко, пока не обнаружились батарианцы. Ублюдки. Налетчики были сумасшедшими и отчаянными, явились сюда, чтобы грабить, как раз когда земля дрожала и стены рушились. В группе Шепард было тридцать человек…. Сама она была на патрульном обходе территории, и находилась с другой стороны базы, когда батарианцы совершили налёт. Теперь Шепард была единственной оставшейся в живых, и между землетрясением, батарианцами, и снежной бурей, подходящей с юга, она не могла бы долгое время держать статус живой.

Она должна была найти транспортное средство и вырваться из этого ада прежде, чем мост к материку разрушился. Была другая зона приземления в нескольких часах пути к северу, на которой, как она надеялась, не будет батарианцев. Там можно переждать снежную бурю, а потом улететь на эвакуационном судне с этой ужасной адской планеты.

Шепард срезала угол, только чтобы увидеть, что одно из предыдущих землетрясений заставило крышу гаража осесть. Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Конечно, кое-что было оставлено снаружи….

…Там. Грузовик? Дерьмо, это было турианское транспортное средство. И рядом с ним валялось три мёртвых турианца.

Шепард ухмыльнулась. Было похоже, что турианцев послали исследовать человеческую эвакуацию. Так же, было похоже, что батарианцы хоть на что-то сгодились. Теперь турианцам не было смысла возвращать эту базу. Землетрясение в скором времени окончательно погубит этот островок.

Турианское транспортное средство выглядело странно, с огромными негабаритными шинами и тяжелой броней, но грузовик был грузовиком. Шепард залезла в транспортное средство и, тщательно исследовал панель управления. Что-то не так с вашими турианскими мозгами, если вы отступали на дросселе, чтобы пойти быстрее!

Ознакомившись с более-менее понятной панелью управления, Шепард нянча дроссель, осторожно направила грузовик к мосту на материк.

Но батарианцы и тут успели насолить. Они настроили гнездо пулемета, на обстрел моста, чтобы убить любого, пытающегося сбежать. Шепард притормозила, не доходя до зоны покрытия стрелка. Что, черт возьми, и что делала теперь? Ее пистолет не поразил бы стрелка с такого расстояния, и она была бы отличной мишенью, если бы выехала на мост.

Неожиданно, голова батарианского стрелка взорвалась кровавым фонтаном. Прозвучал громкий звук выстрела винтовки, отразился троекратным эхом и затих.

Этот звук прозвучал с пассажирской стороны грузовика. В тот же момент порыв холодного воздуха обдал ее, поскольку дверь распахнулась, некто заскочил внутрь, и дверь закрылась, громко хлопнув. Она не могла сказать, кем был ее спаситель, мужчиной или женщиной, под тяжелым зимними одеждами трудно разобрать, но снайперская винтовка, сжатая в руках фигуры, прояснила, кто был ответственен за смерть батарианца.

«Вперёд! Вперёд! Вперёд!» крикнул некто, странным мужским голосом. Он опустил стекло с пассажирской стороны, позволив ледяному бризу наполнить салон грузовика, и стал целиться в кого-то позади них. Выстрелы винтовки отозвались эхом. Странный голос, пониженный…

Шепард не нужно было просить дважды. Она бросила грузовик вперёд вдавив педаль газа в пол. Транспортное средство покачнулось и на мгновение забуксовало в сугробе, затем его колеса поймали опору, и машина рванула вперёд. Шепард зажимала дроссель на столько, на сколько позволяли дорожные условия Ойи, и условия эти быстро ухудшались. Небо было зловеще темным, и хлопья снега уже начинали осыпать землю, ухудшая видимость.

Им потребовались бы приблизительно два часа, чтобы добраться до LZ, дольше, если дорога станет совсем плохой. Шепард задавалась вопросом, успеют ли они скрыться от батарианских налётчиков. Она очень надеялась, что те интересовались расхищением базы больше, чем преследованием двух солдат.

Теперь, когда она ехала, появилось больше времени на мысли, и она подумала о своей погибшей команде. Она чувствовала себя больной. Это всё, что осталось от нас?

По крайней мере, хоть кто-то выжил. Шепард поглядел на снайпера, который, высунувшись в окно, оглядывался назад, прикрывая их отступление со своей винтовкой. Она не узнала его голос. Возможно, он был из другого отряда, хотя она думала, что члены ее команды были единственными людьми, оставленными на Ойе. Но сейчас не было времени, чтобы отвлекать его личными вопросами…

… Снайпер залез обратно в салон. Очевидно, больше не было батарианцев, и не в кого было стрелять. Это было утешительной мыслью.

«Вы получили известие от Куатра и Таеракса?» спросил снайпер. И что, черт возьми, за странный металл в голосе?

Шепард поняла, что его слова пробегали устройство перевода на ее омни-инструменте в то же самое время, когда он поворачивался, чтобы говорить с ней. Она мельком увидела синие оттенки, на его скулах, точнее разглядеть за капюшоном в тёмной кабине трудно, но этот синий цвет…. Чёрт! Она не была хорошо сведущей в турианских выражениях лица, в основном она видела выражение неопределенного замешательства, которое они имели, когда умирали. Но прямо сейчас она могла держать пари, что его лицо выражает обескураживающее удивление, и вероятно её выражение лица сейчас такое же.

Глаза турианца сузились. В тот же момент его кулак устремился к её лицу.

Он был быстр, но Шепард - тоже. Она уже начала двигаться, и боком и к нему, вытянув боевой нож из-за пояса. Его кулак достиг её челюсти, но так как она умудрилась увернуться, удар прошёл по касательной и лишь слегка зацепил, не нанеся вреда.

Зато лезвие её ножа вонзилось в его грудь.

Острие ножа на чем-то соскользнуло, и было трудно протолкнуть его. Но у Шепарда был ее полный вес, которым она воспользовалась, чтобы вогнать лезвие глубже.

Турианец рычал и задыхался. Он отклонился назад, пытаясь уйти от удара. Турианец видимо, плохо запер свою дверь, или успел надавить на ручку, потому что она распахнулась под его весом, и он выпал, вместе с её ножом в груди.

Прощай, турианская задница.

Шепард обратила внимание на дорогу, и вывела грузовик из канавы, в которую они угодили сражаясь. Она надеялась, что дальше, вдоль дороги не будет автоматных гнёзд.

Дерьмо.

Батарианцы ведь тоже приземлились где-то. Они, возможно, использовали тот же самый LZ, к которому она ехала прямо сейчас.

Шепард вдарила по тормозам.

Оставив грузовик, она вышла, достала свой пистолет и зашагала, проваливаясь в снег по колено.

Турианец лежал в сугробе, качая меди-гель в рану, оставленную ее ножом. Когда она приблизилась, он зарычал, в правой руке он держал её нож, а левой зажимал рану. У него, казалось, не было никакого другого оружия, кроме ее ножа и снайперки.

«Я предлагаю сделку» сказала она.

Турианец промолчал, глядя на неё. И она расценила это как готовность слушать.

«Я не могу управлять машиной и стрелять одновременно. И думаю, что твоя задница, не собирается замёрзнуть тут до смерти. Если я буду управлять машиной, ты будешь стрелять в батарианцев, а не в меня?»

«Куда мы идем?» с ворчанием спросил он, представляясь неприветливым, но он сказал «мы», а не «ты». Шепард расценила это как хороший знак.

«LZ, два часа дороги»

Он кивнул, а затем оглянулся назад, за своё плечо. «Я не могу уехать без своей команды»

«Три турианца?»

Наклон головы. Подозрительный взгляд.

«Они мертвы. Это была не я» быстро добавила Шепард. «Я посчитал их мертвыми, они лежали в снегу рядом с грузовиком. Наши транспортные средства сдохли. Я нуждалась в машине»

Его жвала низко опустились. Послышалось рычание, но оно казалось нерешительным.

Шепард не хотела знать, означало ли это движение жвал его горе.

«Моя команда тоже мертва, и их было много» сказала она неловко. «Послушай, мы единственные, кто тут остался в живых, я не хочу, чтобы батарианцы заполучили и наши трупы!»

Я…. Я не хочу, чтобы батарианцы получили МОЙ труп. Шепард исправила фразу в голове. Какое мне дело до него?

«Сделка» неохотно проворчал турианец поразмыслив.

«Позволь мне осмотреть рану»

Он рыкнул предостерегающе, но успокоился, когда она положила руки на его рану, и доверился её экспертизе.

Большое количество слоёв меха и утеплителей его куртки, приняли основной удар на себя. Лезвие ножа поразило одну из его пластин, разрез проходил через пластину и заканчивался на незащищённой коже. Для Шепард это походило на мускулатуру между рёбрами человека. Его кожа была странно - мягка, как замша, и очень теплая, удивительно приятная на ощупь. Она ожидала, что он будет холодным, как металл, или возможно скользким как ящерица.

«Я думаю теперь, ты сможешь сделать то, что требуется» сказал Шепард с фырканьем, поскольку она перевязала рану, используя его личную аптечку. На самом деле, она не знала, поразила она какие-нибудь важные органы или нет. Она могла только надеяться, что рана была достаточно незначительной, чтобы не вмешаться в его стрельбу и достаточно серьезной, чтобы помешать ему напасть на неё.

«Давайте выдвигаться» сказал турианец, отстраняясь от неё и снова застёгивая и приводя куртку в порядок.

Шепард попыталась помочь ему забраться в грузовик.

«Мне не требуется помощь, человек» проворчал он, отталкивая её.

«Заткнись и поднимайся» Она пихала его в костистую задницу, подсаживая тем самым в высокое транспортное средство. А затем поспешила быстро оббежать машину спереди, и занять место водителя прежде, чем турианцу могли прийти идеи свалить без неё, или раскрыть оружие.

Он уселся на место пассажира и выглядел сердитым и измождённым. Она завела грузовик и тронулась вперёд, в то время как турианец внимательно осматривал пейзаж на предмет обнаружения батарианских налётчиков. Земля под ними по прежнему зловеще грохотала, и сотрясалась.

«Эта планета сущий ад» бормотала она.

«Тоже мне новости…» буркнул турианец в ответ.

*

«Четырёхглазые твари» воскликнул турианец, когда они проезжали мимо убитых им же ещё на подходе батарианцев. У всех троих практически не было голов. Чёртов стрелок, с такого расстояния из движущейся машины при такой видимости, три выстрела - три трупа!

«Чёртов стрелок» пробормотала вслух Шепард, она признавала, что турианец был очень хорош в своём деле.

LZ был … разрушен… пару месяцев в году, когда Ойа оттаивала, это был луг. Большую часть года, как теперь, это была заснеженная область, окруженная выносливыми вечнозелеными деревьями. И развалины станции…

«Там!» сказал турианец, жестом указывая на промежуток в гуще деревьев, на краю заснеженной поляны.

«Дорога заканчивается здесь!» Удивилась Шепард «Как я направлю в лес грузовик, и почему вообще должна ехать туда?»

«Подземный ангар!» Самодовольно ответил турианец.

«Что?»

«Вы никогда не находили его?» спросил он насмешливо. Его жвала вспыхивали, и это определенно можно было назвать неприятной усмешкой. «Есть ангар, там высокая температура, коммуникации, пища … правда … пища для меня, так или иначе»

«У меня есть своя пища в сумке, мудрая задница»

«Тогда подгони машину максимально близко, как сможешь, а остальную часть пути пройдём пешком»

*

«Это то, что турианцы называют высокой температурой?» спросил сардонически Шепард. Она сняла свою куртку на меху, штаны и ботинки. Всё это было на сквозь промокшим от снега. Нижняя одежда так же не отличалась сухостью. В подземелье была абсолютная, всепоглощающая, ощутимая физически тьма. Эту темень едва разгоняли лучи их фонарей. Она дрожала, прижимая свободную руку к груди, и впивалась взглядом в ноги турианца освещаемые лучом её фонаря.

«Сейчас я поправлю это» проворчал он. Верхняя часть его тела была скрыта за пультом управления, он, что-то там делал, чем-то щёлкал и клацал. «А ты, между прочим, вместо того, чтобы отпускать саркастические комментарии, могла бы развести огонь, что бы мы могли нагреть воду, и еду»

«А тут есть печь?»

«А как ты думала? Разогревание пищи и обогрев помещения совсем не одно и то же. Кстати два генератора разорены, и я не думаю, что смогу установить их сегодня вечером»

Шепард очень расстроило такое сообщение. Их прогулка была долгой, сложной и изматывающей, поскольку грузовик пришлось бросить далеко от сюда, и он буквально утонул в снегу от своего же веса. Она должна была нести ещё и свою сумку, с продовольствием и турианец не мог ей помочь, поскольку ему мешала рана. Они были очень уставшими, расстроенными потеряв своих товарищей, вымотавшись, и застряв тут ко всему прочему. И вряд ли кто-то мог помочь им в скором времени.

Шепард собрала последние силы в кулак, нашла специальные горючие материалы, и развела огонь в специальной, очень маленькой низкой печи расположенной почему-то в центре ангара. После приготовления ее собственной еды, она спросила турианца, как он приготовит свою пищу. Забавно. Его мешочки пищи подогрелись в кипящей воде, точно так же как ее.

Доев свою порцию, он сообщил, что ему придётся много работать с обогревающими установками, и это потребует много времени, для того, что бы нагреть такое большое помещение, как этот ангар.

«В крайнем случае, тут будет достаточно тепло уже завтра к вечеру, конечно, если мы не умрём от гипотермии сегодняшней ночью» Он дёрнул жвалами в печальной усмешке.

«Замечательно» Она следила за ним. «Так что с нашим перемирием в действительности?»

«Два варианта», ответил он. «Конкретно в данный момент, мы рискуем замёрзнуть до смерти и/или стать обнаруженными батарианцами. Но я полагаю, что это не помешает нам попытаться убить друг друга. Или, второй вариант: мы можем подождать до завтра, тогда я смогу подключить большинство коммуникаций. И ты сможешь послать сигнал Альянсу, а я Иерархии. А затем мы станем ждать, кто из них среагирует первым» он выдержал паузу и продолжил.

«Таким образом, если мои парни прибудут первыми, ты – моя заключённая, соответственно, если твои парни прибудут первыми – я твой заключённый»

«Звучит разумно, и справедливо»

Шепард задумалась на мгновение. Турианец разбирался в местной технике намного лучше неё. Сама она вряд ли смогла бы подключиться, хоть к одной коммуникации, так как почти не имела технических навыков. И наверное стоит отбросить идею убить его во сне. Во всяком случае, это можно сделать после того, как связь будет налажена.

«Сделка» сказала она.

«Сделка. Полагаю теперь, мы должны хоть немного поспать»

Шепард нахмурилась. Ее одежда всё ещё была мокрой, и сохнуть не собиралась. Наоборот стала всё больше остывать, когда она перестала двигаться и села, что бы поесть.

А турианец наоборот не казался обеспокоенным. Он удалился в чулан и вернулся мгновение спустя с баллоном пены под одной рукой и чем-то, что было похоже на большое, стёганное одеяло в другой. Он выдавил пену, довольно близко к печи, но на достаточно безопасном расстоянии от искр. И расстелил поверх застывшей пены одеяло, которое оказалось спальным мешком.

Он выпрямился, оглядел проделанную работу и удовлетворённо кивнул. Затем повернулся к ней.

«Раздевайся»

Шепард была уверена, что ослышалась «Что?»

Он пожал плечами и стал расстегивать свою кофту «Если ты хочешь спать в мокрой одежде, это - твоё дело, но я не позволяю тебе залезть в свой спальный мешок, при том, что вода с тебя, разве что ручьями не течёт. Спальный мешок абсолютно сухой, и я хочу, что бы он таким и оставался. И когда у тебя наступит гипотермия, умирая, не приползай с предсмертными криками ко мне»

Шепард открыла рот, услышав всё это. Конечно, турианец прав, если влага попадёт в мешок, то она там и останется, и никакого тепла не будет. Но это… «То есть, ты позволишь мне залезть в твой спальный мешок?»

«Я не хочу гипотермии. Вдвоём теплее, чем одному»

Исчерпывающе. По крайней мере, он не давал грубых комментариев и намёков о тепле тела, размышляла Шепард, стягивая одежду.

Она попыталась не наблюдать, за тем как он раздевается, но всё-таки мельком увидела то, как он залезает в спальный мешок. Он снял все... Шепард осталась в трусах и лифчике.

Она подошла и подняла край мешка, но турианец зарычал, и выхватил край из её рук «Снимай всё это!» Рявкнул он.

Шепард уже замерзла и покрылась гусиной кожей. «Впусти меня!»

«Ты в мокром. Я всё сказал»

«Я не сниму свой….»

Он резко сел, и молниеносно дёрнул рукой, подцепив указательным пальцем полосу её лифчика между грудей, и потянул на себя, его острый коготь, разрезал плотную ткань как нож масло. Лифчик разлетелся, оставляя Шепард потрясённой и возмущенной. При этом, чёртов турианец даже не посмотрел на её освобождённую грудь. Ей пришлось отстраниться, поскольку он потянулся к её трусам «Да пошёл ты, знаешь куда?!»

«Прекрасно, получи гипотермию» рыкнул он, и снова улёгся.

«Задница» прошипела Шепард, но всё-таки сняла свои трусы и достигла спального мешка снова. Она чувствовала себя ужасно уязвимой, и была так измучена проклятым холодом, что прекратила дрожать, а это был плохой знак. Она устала, и хотела спать. Это был второй плохой знак.

Но она плохо себе представляла, как сможет заснуть рядом с турианцем. Она забралась в спальный мешок, и повозилась, устраиваясь там удобнее, спиной к нему, стараясь не коснуться турианца. Он лежал на правом боку, лицом к ней. Она чувствовала тепло его тела.

О, мой Бог, он нагревает….

Она перевернулась лицом к нему, стараясь приблизится максимально и забрать как можно больше тепла которое исходило от его тела. Но ей действительно не нравилось это, всё-таки он был абсолютно гол. Она слышала о людях - и мужчина и женщина - которые умерли, будучи изнасилованными турианцами. Исход зависело от того, насколько аллергенны они были к турианским декстроаминокислотам. Но по справедливости она так же знала, что и человеческие солдаты не гнушались такими действиями, и тоже насиловали турианских пленных. Был один такой на ее судне, его звали Чикари, он всегда насиловал пленных турианцев. Это был его способ мести за какого-то родственника. И Альянс закрывал на это глаза. А для Шепард всё это казалось более чем дикостью.

Турианец прервал ход её мыслей. «Ты должна надеяться, что у меня нет аллергии на тебя» проворчал он.

«Ты можешь умереть от прикосновения?» она отстранилась. Она чувствовала себя голой и уязвимой и озлобленной.

«Нет. Но ты ужасно холодна»

«Тогда пойди, и найди другой спальный мешок»

Он раздражал. «Моя реакция на тебя могла бы быть фатальной. Гипотермия определенно была бы фатальной. Мы оба замучены холодом, и нужно время, что бы нагреть сумку, прислонившись друг к другу, это можно сделать быстрее» Он поворочался, устраиваясь удобнее. «Но я не доверю тебе свою спину» как-то мягко проворчал он.

«Хорошо. Я и не хочу лицо полное шипов, с твоего затылка» ответила она.

«Это называется гребень» парировал он.

Ей было плевать, как это называется. Было такое чувство, что он остроконечный на всем протяжении тела. Его пластины на груди были грубыми и абразивными, они тёрлись против ее грудей, заставляя соски укрепить в небольшие пики. Была и другая пластина, или кое-что ещё упирающееся в ее в бедро. Она подвигала тазом, ища более удобное положение.

Там….

Шепард вздохнула, извивался непосредственно немного ближе, и понял с внезапным толчком, что некоторая часть анатомии турианца терлась против ее клитора, который предательски чувствовал себя на много лучше, чем должен. Намного….

Хорошо, к черту всё…. Она не заботилась, нравилась ли ему то, что она получает некоторое удовольствие от него. Если даже турианец знал, что она делает. Она стала тереться против него активнее. Проклятье, как же хорошо…. Она почувствовала, что его бедра, стали покачиваться на встречу её движениям.

… О…

«Какого чёрта ты делаешь… прекрати!» Потребовала она дрогнувшим голосом.

«А я думал, что ты не хотела шипов» проворковал турианец с усмешкой.

«Я так же не хочу грёбанную аллергическую реакцию!»

Он поднял надбровные пластины, и усмехнулся. «С чего ты взяла, что получишь её?»

«Послушай, задница, если это твой член, я знаю, чем это грозит! Откуда мне знать, что ты не задумал трахнуть меня, когда я усну?» Она пережила батарианцев и землетрясения не для того, чтобы умереть от анафилактического шока.

«Я не сделал бы этого, даже если бы ты была последней…» Он прервался, и заворочался. «Подожди… о, Духи… ты всё-таки возбудила меня»

«Проклятье!»

«Дерьмо» проворчал он, и отодвинулся от неё настолько далеко, на сколько позволил спальный мешок.

«Да, дерьмо» парировала она. «Вообще отвернись»

«Не могу, я ранен с той стороны»

«Чёрт…» Черт побери! Её клитор болел теперь. Её тело хотело большего.

«Я должен был выпустить пар перед этой миссией» пробормотал он, «тогда у нас не было бы этой проблемы»

Она фыркнула. «Вы делаете это? По-братски со своими сослуживцами?»

«Секс уменьшает напряжение. Наши вооруженные силы понимают это» Она могла услышать насмешку в его голосе. «Но у нас есть женщины. А вот у людей, я слышал…. То, как ты можешь служить с командой холостых солдат, мужчин, вне моего воображения и понимания»

«У нас тоже есть подобные отношения» Шепард вспомнила, как провела несколько хороших ночей с солдатом - биотиком по имени Кайден Айленко, пока его не убил в сражении турианец коммандос, по имени Найлус. После этого у неё ничего и ни с кем не было, холодными одинокими ночами, во время службы на Ойе.

«Лицемеры»

«Ты всё ещё хочешь меня?» решительно спросила она.

Он издал странный звук и не отрицал этого. Его следующие слова были краткими, и сдавленными. «Помогло бы нам то, что у меня есть презервативы?»

«Они у тебя есть?» потрясённо спросила Шепард.

«Мы турианцы. Нам разрешают всё, что нравится членам экипажа, а так как нам нравится секс, стоит избегать ненужной беременности и распространения болезней. По этому презервативов у нас много всегда» Она услышала, что он хихикал в темноте. «Особенно после случая в третьем отряде, один мой знакомый солдат переспал с командиршей, и она забеременела. Это было плохо»

«И что сделали?»

«Ей? Ничего. Она получила разгрузку, и была списана со службы. Как и он»

«Кажется не справедливым»

«Почему? Он не мог отказать ей, и теперь они имеют замечательную семью» Теперь его голос стал хитрым. «Но с тех пор, наши вооруженные силы обеспечивают очень много презервативов. Даже в ангаре заставы как этот, чтоб не повторялись подобные казусы»

Это было неправильным. Это было больно. Она должна сказать нет. Она должна сказать ему идти к черту.

Она должна только стрелять в него.

Но каковы были альтернативы? Получение гипотермии? Риск анафилактическим шоком? Она лежала одна, и дрожала, поскольку турианец выскользнул из спального мешка и побежал через комнату с одним из фонарей.

Ему было холодно, когда он возвратился, и она дрожала от его холодного прикосновения. Она сжала зубы и приникла к нему, надеясь, что он скоро согреется.

И он согрелся. О, он стал горячим, и вскоре она водила своими руками по его лопаткам, исследуя его пластины, знакомя себя с его телом. Он был жилистым, угловатым, но сильным, и напомнил о её экс - любовнике, который был бегуном. Те же жёсткие мышцы. У турианца было странное тело, будто собранное из запчастей и скудное, твёрдое, но такое притягательное, приятное на ощупь….

«Это всё не правильно… так не должно быть» она шептала, она очень хорошо чувствовала, что её тело реагировало на его близость. Она не была уверена, как стоит правильно лечь, но тело само нашло решение, она пристроила колено на его бедро. Она чувствовала его тугие формы напротив ее клитора и чувствовала себя преданной волной собственного удовольствия, которое катилось через ее тело.

«Если скажешь об этом кому-либо, то я лично выслежу тебя, и всажу пулю в твою голову» пробормотал он, возбуждено запуская когтистую руку в её волосы»

«Если ты скажешь кому-либо об этом, то я всажу нож тебе в сердце»

Он смеялся, кусая её за плечо, своими острыми зубами.

«Остановись…» она пыталась отстранить его голову «мне и так тяжело представить, что ты человечен»

Она нашла хорошее место для своего бедра в пустоте его талии. Он сладостно застонал, и она поняла, что это действие ему очень понравилось. Талия….

«Ты тоже слишком мягкая, что бы представить, что ты турианка»

«И ты всё ещё хочешь меня?»

«Я в отчаянии»

Она не знала, как расценить этот комментарий, как оскорбление, или он действительно сделал признание. С другой стороны … для неё это тоже был жест отчаяния.

«Мы только что пережили налёт батарианцев» бормотала она, двигаясь против него, «и землетрясение, и снежную бурю. И мы могли бы замерзнуть до смерти прежде, чем наши люди появятся тут… или умереть от голода … или кое-что…» Она выгнула спину, от накатившей волны возбуждения, ведя бедра против него, так близко, что могла чувствовать, что его член скатился от ее клитора, и устроился напротив ее лона. «Разве мы не заработали небольшой разрядки?»

Его следующие слова вышли в порыве, так быстро, что она еле смогла расшифровать их «Ты примешь меня как своего партнёра?» Это прозвучало как странный обряд, некоторый турианский ритуал, разрешение, которое он просил бы у женщины его собственного вида. У турианки….

«Что?» спросила она, насмехаясь над ним.

«Скажи – Да, и заткнись» прохрипел он.

«Почему я должна?» спросила она воинственно.

«Потому, что если ты не скажешь, это сделает меня насильником, и убьёт мою честь»

«Возможно…. ты…»

«Я ненавижу тебя…» прошипел он.

«Я ненавижу тебя, так же» простонала она, прислонившись щекой к его жвалу «Да!»

Он схватил её когтями за ягодицы и подтянул к себе. Она почувствовала, что он вошел в неё в быстром, стремительном движении, полностью, совершенно не сравнимо с чем-либо, что она чувствовала с людьми. Забавно, она ожидала, что это будет больно, возможно даже повредит, но она оказалась слегка разочарованной. Его член был хоть и длинным, но тонким, совсем не наполняя её.

Зато теперь, она обнаружила, что у него был, очень миленький бугорок, расположенный у основания его члена, это была броня или что-то ещё… она не знала точно, но это было в прекрасном положении, чтобы стимулировать клитор, поскольку она двигалась вперед-назад против него. В этом случае процесс был не полноценным, но то, что она могла кончить от стимуляции клитора, было уже достаточно хорошо….

Турианец схватил её за плечи для поддержки. Вдруг она почувствовала кое-что странное, его сильное напряжение, будто он стал в ней… шире. Может это ее воображение или …

Нет, он определенно становился большим, расширяясь в ней. Она могла чувствовать, что он становился туже, и с каждым толчком его член становился более широким. «Что происходит?» шептала она, хватаясь за него, одновременно напуганная и возбуждённая.

«Я наполняю тебя…» пробормотал он над её ухом, и затем он вошёл глубоко в нее и простонал. «О, Духи….»

Его стон был заглушен её вскриком. Тот глубокий толчок пришелся по вкусу большим количеством стимуляции её точек «Вот так!» сказала она ему, «Делай вот так, как сейчас!»

И он делал так. О, Бог, он был хорошим и большим теперь, прекрасно подходящим, поглаживая ее глубоко внутри ритмичными толчками. Она опустила руки вниз и захватила его зад, там была некоторая хорошая удобная кривая, приятный рельеф. Обнаружив это, она схватилась крепче и прижала его к себе одновременно с ударом ее бедер. Затем она стала стонать, неудержимо, громко, отчаянно, не в состоянии остановится. Как она могла противостоять этому крику, когда он так искусно попадал прямиком в её Точку G, с такой властью и точностью?

Он хитро улыбался. «Да… тебе нравится это?»

«Заткнись и трахай меня!»

Турианец сильнее придавил её. Она чувствовала, что ее тело раскрывалось внутри, чтобы разместить его, и затем она чувствовала край его жвала, коснувшийся ее шеи, он издал звук похожий на рычание и завывание одновременно. Она предположила, что его рот широко открыт. «Как, черт возьми, ты делаешь это?» простонал он, и увеличил свой темп.

«Что… делаю… о чём ты …» Она практически не могла говорить. Ее сердце колотилось в бешенном ритме, она видела перед собой, то ли блики огня отражённые от крыши и стен ангара, то ли звезды скакали перед ее глазами от недостатка кислорода.

«Ты так сильно… расширилась… я всё еще не могу… полностью наполнить… тебя … это займет … о, Духи!» Он зарычал. «Мне нужно больше времени… что бы наполнить тебя…» Его дыхание было рваными, его дыхание было горячим. «Ты так дразнишь меня, ты так… жадно принимаешь… меня…» Его когти впивались в ее спину, его когти врезались в её плечи.

«Не моя ошибка, если ты не справляешься… с этим…» она задыхалась. Его грубые пластины на груди, трущиеся против ее сосков, его восхитительный бугорок против ее клитора, его широкий член глубоко в ней…. Всё это насыщало удовольствием все её горячие точки. И она не знала, сколько еще наслаждения могла принять. Конечно, чем больше она сможет вытащить из этого турианца, тем лучше.

Он взвыл снова, ещё больше ускоряя темп, и Шепард узнала точно, где был ее предел. Он перекатился, подмяв её под себя, она оказалась на спине, её колени, обернулись вокруг его талии. Её тело сократилось против него, ее бедра дёрнулись вперёд скрученные сладостной судорогой, он был слишком широк уже, и вошёл теперь ещё глубже. Она закричала, не задаваясь вопросом, мог ли какой-нибудь батарианец выше услышать её, и затем его завывание присоединилось к её крику.

Минуту спустя, он выскользнул из нее и перекатился прочь, на свою сторону. Она могла чувствовать, что он двигал своими руками, она предположила, что он избавлялся от презерватива.

«Теперь у нас пот в спальном мешке» сказал он, наконец, отдышавшись. «Теперь влага остынет, и мы простудимся»

«надо было позволить мне залезть в кровать в своём белье. То же самое»

«И пропустить это? Хах!»

«Знаешь, есть ещё вариант…» сказала Шепард глубокомысленно.

«Что именно?»

«Как долго тут будет стоять холод?»

«Полагаю, всю ночь, но риск гипотермии должен миновать через три или четыре часа»

Шепард изучала полумрак, задаваясь вопросом, сошла ли она с ума для того, чтобы даже предложить это. «Ты можешь… ещё один раунд?»

«Я хорош для нескольких раундов. А ты?»

«То же самое» Она посмотрела на него, его синие глаза, сияющие дико на свету от умирающего огня. «Как быстро ты сможешь начать?»

«Прямо сейчас»

«Серьезно?»

«Конечно» Он наклонил свою голову. «Действительно ли это - удивление?»

«Это неожиданно, и очень хорошо, сейчас я даже рада, что ты не человек» Она протянулась, поймал его запястье. «Дай мне свою руку»

«Зачем?»

«Я преподам тебе урок прелюдии, задница» Она перекатилась на свою сторону, легла на спину, расслабив её, и положила его руку на свою грудь.

«Мягкая…» пробормотал он. «Неудивительно, что ты носишь тот ремень безопасности»

«Это называется лифчик» Она двигала его руку своей, показывая ему как ласкать, как погладить, как дразнить ее соски между пальцами. Она выгнула свою спину и вздохнула; турианец был быстрым учеником.

«Подожди…» пробормотал он, вскакивая и выбираясь из мешка.

«Что, черт возьми, ты делаешь?»

«Иду за презервативом»

Она хихикала. «Что, понравилось? Я разрушила твои представления о мягкой груди?”

«Это твоя удача»

Вторая часть: <a href="http://masseffect-universe.com/forum/14-171-2727-16-1279352823">http://masseffect-universe.com/forum/14-171-2727-16-1279352823</a>
Просмотры: 2467

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности