Вознесение (Mass Effect Andromeda). 3

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action) Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

3
У Лу была уйма времени поразмышлять, пока она лежала на больничной койке в медотсеке Нексуса. На ум приходили события, произошедшие за последние несколько дней: кетт, нацеливший на нее винтовку, трупы невинных ангара и Куро, которого, скорее всего, похитили и готовят к омерзительному обряду. Но она старалась думать о том, что делать дальше.
Лу Сикстин, двадцать шесть лет, микробиолог, родилась на Земле, затем присоединилась к группе ученых на Тахароне, где в ноябре 2185 года разразился серьёзный катаклизм из-за мощного землетрясения, приведшего к образованию трещин на дне океана и в глубинных водоносных слоях. В результате в воду попали токсичные микроорганизмы, поставившие под угрозу существование всей планетарной экосистемы. Эти микроорганизмы и были целью исследования.
Лу была энтузиастом, ее, как и многих других, влекло неизведанное, она не мыслила жизни без науки и новых открытий. Отправиться на другую планету было завораживающе, но путешествие в другую галактику было верхом мечтаний. Как только проект «Инициатива» объявил старт, Сикстин сразу же подалась навстречу судьбе. Но любопытство было не единственной причиной лечь в криокапсулу и заснуть на шестьсот лет без уверенности проснуться однажды вновь.
У нее не ладилось с людьми, работа в коллективе была для землянки сложной задачей. Она не умела вести себя так, как должны вести себя друг с другом коллеги: улыбаться, высказывать любезности и комплименты, а после плевать в спину. Она не смогла бы громко провозгласить свою истину и отстоять ее после в споре. Каждый раз, когда кто-то говорил, она предпочитала молчать и слушать. Ее не любили за это, как и любого, кто слишком много слушает и молчит.
Лу не была глупой, она впитывала информацию как губка и обдумывала ее до мельчайших деталей. Но каждый раз кто-то более ушлый опережал ее в открытии неисследованного. В конце концов, сменив несколько мест работы, она пришла к выводу, что пора что-то менять, чтобы не чувствовать себя больше не в своей тарелке. Нужно начать все с начала, измениться, стать такой как они, как бы отвратительно это ни было. Из родственников у исследовательницы остался лишь дядя, который вообще не имел никакого отношения к космическим перелетам. Он был фермером: выращивал овощи и фрукты, которые затем продавал. Было трудно объяснить ему свои намерения отправиться в далекий космос, но препятствовать он не стал, так как понимал — это лучше, чем сидеть с ним на ферме.
Лу узнала об угрозе Жнецов только на Гиперионе, когда точка невозврата была уже пройдена. Страх необратимости последствий захлестнул ее. Только тогда она полностью осознала, как это много — шестьсот тридцать четыре года. Сложно было поверить в то, что она больше не увидит знакомых лиц: любимых или ненавистных; не ступит на родную Землю и не увидит Солнца. Теперь другие звезды будут вставать из-за горизонта, провозглашая новый день… Возможно. Если миссия окажется успешной, и ученая проснется. При этой мысли Лу ощущала себя пылинкой в огромном космосе. Былое воодушевление сходило на нет. Пути назад не осталось, теперь нужно смотреть только вперед.
По прибытии в Андромеду произошло много событий. Лу вышла из криостаза как раз тогда, когда кетты напали на Гиперион. После триумфальной победы над Архонтом Лу была отправлена на воелдский аванпост добывать ресурсы, где пребывала полгода.
Первым ангара, с которым познакомилась Лу, стал Куро Ларав. Его кожа была бледно-зеленого цвета, а на лбу и лице — мелкая темная крапинка, похожая на человеческие веснушки. К его надбровной дуге крепилось металлическое кольцо, с которого свисал маленький кулон в форме ромба. Куро всегда говорил то, что думал, но его замечания никогда не были обидными, в отличие от человеческих. Однажды он сказал: «Интересно, какова вероятность того, что на какой-то планете в далекой галактике условия будут подходящими для выживания такого мягкотелого существа, как ты, Лу? Очень и очень маленькой. Но ты здесь, дышишь полной грудью, и в данный момент местный обитатель не пытается тебя убить, разве это не везение?!». С ним было просто общаться, не нужно было притворяться, чтобы быть максимально любезной.
Лу подружилась с Куро, который приезжал раз в две недели, чтобы отвезти питьевой лед. Иногда члены Терве Уни в часы отдыха собирались вместе и играли в какую-нибудь игру, вроде: «угадай слово». Куро никогда не угадывал, но всегда принимал участие из любопытства. Для него были непонятны многие человеческие термины, но он доверился людям, после всего, что произошло с его народом. Теперь и его нет. Единственный, с кем Лу могла поговорить по душам, пропал.
Все, к чему она стремилась, померкло и побледнело перед ужасающей картиной межрасовой борьбы. Копание во льду и рассматривание микроорганизмов под микроскопом потеряло для нее всякое значение. Все ее мысли занимали кетты и ангара. Планы изменились, хватит плыть по течению и быть безвольной пылинкой на ветру.

***

Прошло две недели. Лу чувствовала себя хорошо: синяки прошли, ссадины затянулись, а вывиха как не бывало. После приема медикаментов ощущалась небольшая слабость, которую можно было исправить физическими занятиями. Окончательно поправившись, Лу успела поупражняться в стрельбе и самообороне в тренировочном зале Апекс. Тирэн Кандрос, глава ополчения Инициативы и начальник службы безопасности Нексуса позволил ей воспользоваться полуавтоматической винтовкой Апекса и даже подогнал новый шлем, взамен утерянного.
И вот она уже на борту «Синергикс-2», грузового корабля, отправляющегося с доков Нексуса прямиком на Воелд за пополнением запасов питьевой воды. Терве Уни был вторым по счету аванпостом, основанным в скоплении Элея. Несмотря на то, что подавляющее большинство его членов были из Альянса и не упускали случая похвастаться своими былыми достижениями на службе, атмосфера была довольно миролюбивая, каждый занимался своим делом. Прийя Блейк, мэр поселения, редко выходила из своего отсека: начальство Инициативы контролировало все процессы беспрерывно, и ей приходилось быть с ними на связи в кабинете. На аванпосте занимались как добычей льда, так и исследованием Воелда, оценкой его пригодности к обитанию. Ангара осуществляли охрану аванпоста и помогали в транспортировке ресурсов.
Ступив на порог научной станции, Лу не почувствовала ничего, кроме пустоты. В ее маленькой комнате все было точно так, как в день отъезда в Джарокс. Она открыла шкафчик и вытащила стопку бумаг, решив заняться рутиной. Что-то выскользнуло из-под них и звонко упало на пол. Лу пригляделась: ярко-синий кристалл, по форме напоминающий зуб акулы, покрытый необычными углублениями и отверстиями, великолепно сверкал на ладони. Это был аморилий — жемчужина бескрайних льдов Воелда, Куро нашел его в одной из пещер, где добывали лед — бур едва не сломался, наткнувшись на что-то алмазно-твердое. Свойства кристалла еще не были изучены, о нем знали только ангара и Лу. Она сжала в руке этот «осколок воспоминаний» и приступила к работе, пытаясь сдерживать эмоции, накопившиеся за долгое время. Никто на станции не спрашивал о произошедшем, никто не хотел обсуждать и представлять себе картину разорванного на куски города. Все молча отводили глаза и делали вид, что чем-то заняты.

В один из дней, на консоль связи Прийи Блейк поступил видеовызов. На связь вышел лейтенант Ралис и сообщил о том, что командующий Эфра требует человека по имени Лу Сикстин в воелдский штаб.
— Это как-то связано с происшествием в Джароксе? — с недоумением спросила Прийя.
— Это связано с кеттами.
— Но она — наш сотрудник, вы не имеете права требовать ее к себе!
— Мы и не требуем. Насколько я знаю, Лу Сикстин сама изъявила желание помочь Сопротивлению, — пресек Ралис все дальнейшие вопросы.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 90

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности