Вознесение (Mass Effect Andromeda). 2

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action) Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

2
Кто-то ткнул ее железом в спину. Это, наверно, кетты, и сейчас она умрет или будет вознесена позже. Поворачиваться не было ни сил, ни желания. Однако не кетты пришли на это пепелище, бывшее некогда оживленным поселением. Это были ангара в черно-бирюзовой броне. Один из них обошел Лу спереди и наклонился. Несомненно, ее обнаружили госавары, бойцы Сопротивления.
— Кто ты? — голос ангара прозвучал удивленно. Видимо, они не ожидали встретить здесь человека. Лу была измотана, ее темные волосы растрепались и покрылись снегом, плечо жгло огнем от боли, а по лицу стекала алая кровь.
— Кетты… — прохрипела она еле слышно. Ангара подал знак остальным — Лу подняли за руки и повели в массивный транспортер с большими колесами, остановившийся на склоне.
Всю дорогу у Лу рябило в глазах. После ослепительного снега и ледяного ветра в машине казалось так темно и тепло, что невольно клонило в сон, голова тяжелела и падала на колени. Все сидевшие внутри с любопытством рассматривали девушку, но никто не осмелился заговорить.
После двухчасовой езды, транспортер остановился. Лу вытащили из машины, и повели вглубь. Она увидела, что стоит на краю скалы у входа в пещеру, а под ней — высокий каменный обрыв. В пещере было тепло, ее высокие своды озарялись искусственным светом, вокруг суетились ангара в двухцветной броне. Наконец, они остановились перед статной ангарской женщиной. Высокий ополченец, стоявший рядом, угрюмым голосом произнес:
— Это — Анйик До Зил, командир воелдской ячейки Сопротивления. Тебя привезли с места нападения кеттов. Что ты можешь сказать по этому поводу?
Голова Лу была опущена, капля крови капнула с подбородка на белый, перепачканный до неузнаваемости костюм. В глазах по-прежнему рябило, а в ушах звенел шум от взрывов. Шмыгнув носом, она попыталась что-то сказать, но губы слиплись и пересохли, промямлив что-то невнятное.
— Окажите ей первую помощь, разговор отложим на потом, — голос Анйик прозвучал спокойно и уверенно. — А пока займитесь ранеными, — она проводила взглядом солдат, уводящих Лу в дальний зал пещеры.

***


Прошло трое суток с момента приезда в штаб Сопротивления Воелда. Лу пришла в себя, но в голове творился беспорядок, мысли скользили туда-сюда, картинка перед глазами беспорядочно менялась, и в конце каждого размышления неизбежно появлялась она — мертвая девочка. Медики остановили кровь и зашили раны, но не смогли ничего сделать с болевшим плечом. За время пребывания здесь, Лу ни разу не ела: человеческой еды в штабе не было. В любом случае, зов голода был почти не слышен на фоне десятков голосов в ее голове, кричащих и шепчущих без устали о смерти. Пришло время для разговора с Анйик.
— Как твое имя? — Анйик внимательно смотрела на потерпевшую.
— Лу Сикстин.
— Как ты оказалась в Джароксе?
— Я была там на экскурсии, пока не напали кетты.
— Кто привел тебя туда? — Анйик поморщила розоватый лоб.
— Мой знакомый ангара, его имя Куро Ларав. Он работает вместе с нами на Терве Уни… — у Лу перехватило дыхание: быть может, он тоже мертв, как и многие, кто там был.
— Мы насчитали двести тридцать четыре трупа, — голос Анйик дрожал. — Это намного меньше числа жителей Джарокса.
— Вознесение… — Лу продолжила мысль Анйик.
— Почему выжила именно ты? — глаза ангара вспыхнули злобой. — Может, ты имеешь какое-то к этому отношение?!
— Вряд ли кетты стали бы с кем-то сотрудничать. Они пытались убить и меня.
Анйик До Зил опустила голову на несколько секунд, переводя дыхание на ровный темп, а затем продолжила:
— Сколько кеттов ты видела?
— Сотню пеших, еще были челноки в небе.
— А теперь их будет на тысячу больше. Проклятые ублюдки трансформируют заложников в себе подобных.
Лу отвела взгляд, ей было противно вспоминать разъяренную физиономию кетта и проводить ассоциацию с доброжелательными улыбчивыми ангара. Она вспомнила заторможенные слова, произнесенные переводчиком во время падения.
— Я слышала кое-что. Кетты говорили: «Наконец-то, последняя партия на этой планете» и «Встретимся в хранилище».
— Откуда ты знаешь их язык?! — командир округлила голубые глаза.
— Я не знаю его. Но в мой переводчик был встроен кеттский после обновления. Это обновление стало доступно благодаря Первопроходцу, ему приходилось взламывать кеттские консоли, и его ИИ смог сохранить данные языка себе в базу.
Глаза Анйик стали совсем круглыми, как две луны.
— Мне нужно сообщить об этом главе Сопротивления, — она спешно удалилась, оставив Лу наедине с собой.

На следующее утро Лу Сикстин уже сидела в челноке, готовясь отправляться на Айю. Плечо по-прежнему болело, и боль уже начала производить изматывающий эффект. Голод дал о себе знать громким урчанием желудка. В челноке вместе с Лу находился лишь пилот ангара, ошеломленно оглянувшийся на незнакомый звук. Это был первый раз за последние несколько дней, когда губы Лу дрогнули в едва заметной улыбке. Полет занял около семи часов, за это время она успела поспать сном без сновидений.
Дверь челнока распахнулась. Яркий свет озарил кабину и сидящих внутри.
Несмотря на сон, сил вылезти из челнока у Лу почти не было. Все тело ломило, но нужно было идти.
Кто-то подошел к челноку и заглянул внутрь. Это был желтоглазый ангара в форме Сопротивления, он дружелюбно протянул руку Лу:
— Я — Ралис Вентран. Я буду сопровождать тебя до штаба.
Кряхтя, Сикстин вылезла из челнока и медленно поковыляла за Ралисом. Тот периодически ускорял шаг по привычке, но, понимая, что Лу за ним не успевает, сбавлял ход. Лу и не старалась идти быстрее: ей доставляло удовольствие идти мимо голографических стендов и пальм, любоваться чистым ярким небом. Айя была прекрасна: разноцветные дома с широкими, будто поля шляпы, козырьками; ухоженные дорожки и небольшие фонтаны; ангара в ярких легких одеждах. Все было как с картинки, будто войны и нет, а кетты — это всего лишь страшная сказка для маленьких детей.
Некоторое время спустя, они добрались до главного штаба Сопротивления. Миновав несколько автоматических дверей, Лу и Ралис уже стояли в круглом зале, по периметру обставленном экранами и консолями связи, за которыми безотрывно трудились члены Сопротивления.

***

У окна стоял он, Эфра Де Тершаав, скрестив руки по своему обыкновению. По его лицу, от лба до подбородка проходил глубокий шрам, напоминающий о суровом боевом опыте. Надбровные дуги нависали над его синими глазами, как горы над бескрайним морем, а губы были неодобрительно скривлены. Собеседник из Эфры был не особо приятный и не особо тактичный. Каждое его слово выражалось коротко и предельно ясно, что создавало впечатление взаимной неприязни. Он был замкнут и необщителен, редко проявлял какие-либо эмоции. Однако он являлся прирожденным лидером и тактиком, каждое действие, каждое слово или приказ тщательно обдумывались и взвешивались им.
Эфра был крайне подозрительным и внимательным к мелочам и пользовался безграничным уважением у лидеров и подчиненных ангара, ему удалось реорганизовать Сопротивление и сделать его действующей боевой ячейкой, опорой и надеждой ангарского народа. На его плечи легла огромная ответственность. В свое время, Эфра заплатил высокую цену за нее, что было видно по его глазам. Каждый день на Айе Эфра вербовал юных ангара в ряды Сопротивления и отправлял их в горячие точки. Каждый день бойцы гибли, а надежда ускользала перед его глазами. Все это было похоже на замкнутый круг без начала и конца. Все что он знал — война и даже представить не мог, может ли это когда-нибудь закончиться.
После прибытия «Бури» на Айю, после победы над Архонтом фитиль надежды загорелся ярче, у ангара появился реальный шанс одолеть кеттов, но бойцов не хватало… Помощь людей была неоценима, но их главная проблема — колонизация, они не собирались вмешиваться в войну, и их нельзя было за это винить.

Эфра повернулся лицом к вошедшим и окинул взглядом Лу. Перед ним стояла маленькая съежившаяся человеческая женщина, ее белый скафандр было не разглядеть из-за грязи и зеленой крови, вперемешку с красной. Плечо неестественно вывернулось, волосы были взъерошены, а глаза опущены в пол. Эфра не ожидал увидеть ее такой: вдвое меньше его самого, потрепанной и ничтожной, будто это не люди победили Жнецов в галактической войне, не люди уничтожили Архонта, бича стольких поколений ангара… В голове возникло противоречие.
— Повтори то, что ты сказала Анйик, — по залу пронесся низкий, глубокий и слегка грубоватый голос Эфры. Женщина подняла голову и окинула взглядом его лицо. Тот отметил, что на вид она была молодой, хоть и понятия не имел о том, как люди идентифицируются по возрастной категории. Он пренебрежительно относился к ним и другим пришельцам космоса: горький опыт и без того от природы недоверчивого ангарца научил воспринимать их с опаской.
— Один говорил: «Наконец-то последняя партия на этой планете», а другой ответил: «Встретимся в хранилище», это все что зафиксировал мой переводчик, — едва слышно произнесла девушка.
— Хранилище… Насколько я знаю, кетты уже довольно давно обосновали форпост на Воелде, но про хранилище я слышу впервые. Однако теперь, когда у нас есть база данных кеттского языка, нам открываются новые возможности.
— Позвольте мне помочь вам побить кеттов! — выпалила девушка, уставившись влажными от слез глазами на командующего Сопротивления. Эфра немного опешил от такого заявления, а Ралис, стоящий рядом, усмехнулся.
— Нам нужны опытные бойцы, техники и медики. А ты не в состоянии даже держать оружие. Сколько кеттов ты убила? — Эфра был возмущен подобной самонадеянностью.
— Одного. И клянусь, он будет не последним, — она опустила голову, а в ее глазах мелькнуло что-то наподобие ярости.
— Твой переводчик будет нам полезен. Но сначала отправляйся в лазарет, наш медик…
— Ваши медики не умеют вправлять вывихи, так что, мне придется лететь на Нексус, — девушка неожиданно сменила ожесточенное выражение лица на ухмылку.
— Тогда возвращайся, когда от тебя будет толк, — Эфра холодным взглядом окинул ее плечо и отвернулся к окну.
Разговор был окончен. Земная женщина удалилась из зала, дверь за ней закрылась. Эфре нужно подумать. Он часто и помногу думал, глядя в окно или на свой инструметрон. Сейчас самое время, чтобы обдумать услышанное от этой… «инопланетянки», которая, якобы, собралась «побить» кеттов.

***


Лу вошла в ярко освещенное помещение и поковыляла к столу осмотров, вокруг никого не было. Она находилась в медицинском отсеке на Нексусе, куда только что прибыла с Айи. В соседней комнате послышались голоса:
— Работай чисто! Почему ты никогда не убираешь за собой реактивы?
— Прости, я…
— Никаких больше отговорок! Да, и не забывай про бумаги: никто не собирается возиться с медицинской документацией за тебя, Эл!
Голоса стихли, и через несколько секунд в двери появился худощавый (как, впрочем, и все другие) саларианец с бледной желтоватой кожей. Он выглядел расстроенным, но при виде Лу изменился в лице.
— Лу! Рад тебя видеть. Выглядишь плохо, что произошло? — со свойственным саларианцам нетерпением проговорил он.
— И я рада тебя видеть. На меня упала металлическая дверь, кажется, вывих плеча, да и лодыжка побаливает.
— Сейчас посмотрим. И как же тебя угораздило? Форс-мажор на аванпосте?
— Не совсем. Я была в местном ангарском городке, когда напали кетты, — болезненные воспоминания кольнули в груди.
— Разве смерть Архонта не стала концом их тирании? Я думал…
— Нет. Скорее всего, у них новый лидер.
Саларианец опустил глаза и прочистил горло. Все оказалось не так, как рассчитывало руководство Инициативы, кетты все еще представляли угрозу колонистам. Однако Лу не открыла ему ничего нового. Нападения на аванпосты и суда не прекращались, было очевидно, что кеттская армия еще действует и не собирается отступать.
Элистур Торви вступил в Инициативу не по собственному желанию. Близкие настаивали на этом, так как их родному миру грозила опасность уничтожения Жнецами, которую Совет оценил слишком поздно. Эл был единственным выжившим ребенком в семье, однако он не хотел улетать с родной Сур’Кеш как дезертир. Договор о вступлении был подписан без его ведома, что возможно только в саларианской общине. Теперь, когда дом в тысячах световых лет, он даже не знает о том, как умерли его родные.
Эл обучился на медика и успел получить обширный опыт во время службы на Сур’Кеш. Однако, он был не приспособлен к лабораторным условиям, с которыми ему пришлось столкнуться на Нексусе. С Лу они познакомились на курсах подготовки молодого бойца. Хоть Лу и Элистур взошли на Нексус в качестве научных сотрудников, военная подготовка была обязательна для всех: нужно было уметь стрелять и пользоваться оружием ближнего боя, а также выживать в тяжелых условиях.



Лу стащила с себя прилипший костюм и взобралась на смотровой стол. Эл осмотрел бледное, покрытое синяками тело и осторожно прощупал больное плечо своими теплыми, слегка влажными трехпалыми руками. Девушка опустила голову и от усталости сомкнула глаза.
— Нелегко тебе пришлось. Я сделаю все, что смогу, — саларианец приподнял руку Сикстин за локоть и плавно отвел в сторону, — но придется побыть в стационаре, — он резким движением вправил плечевой сустав.
Резкая оглушающая боль криком вырвалась наружу из горла девушки. Экскурсия выдалась на славу.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 87

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности