На третьих ролях. Глава 8. Отпуск. Ч.1.

Автор: Роса
Персонажи: собственные, Тали`Зора (маленький эпизод).
Жанр: роман.
Аннотация: Отпуск каждый проводит по-своему. И команда "Амальтеи" разбредается согласно своим планам, желаниям или просто стечению обстоятельств.
Предупреждение: сцены откровенного содержания.
Статус: в работе.

Автор: Роса
Персонажи: собственные, Тали`Зора (маленький эпизод).
Жанр: роман.
Аннотация: Отпуск каждый проводит по-своему. И команда "Амальтеи" разбредается согласно своим планам, желаниям или просто стечению обстоятельств.
Предупреждение: сцены откровенного содержания.
Статус: в работе.



- Аккуратнее. Брант, ты сорвёшь сейчас болт.
Пару дней назад Дэран, наконец, смог найти источник непонятного скрежета в техническом проёме позади зала с ядром эффекта массы. Выяснилось, что разболталось крепление силовых кабелей, идущих от реактора и снабжавших ядро энергией. Попытки ремонтного дрона подлезть к стяжкам крепления оказались безуспешными, а собственных сил у кварианца было явно недостаточно, чтобы в узком месте под самым потолком удержать тяжёлый шуруповёрт и как следует затянуть двухдюймовые болты. Пришлось искать помощи, которая вскоре нашлась в лице Бранта. Силы у крогана было хоть отбавляй, и с задачей он справлялся великолепно. До того момента, когда обнаружилось, что один из болтов слегка погнут. Однако кабели следовало закрепить, и Дэран попросил Бранта затянуть и погнутый болт, но более аккуратно. За три оборота до конца его заклинило, кроган попробовал выкрутить болт обратно, но тут раздался жалобный лязгающий звук - и головка болта осталась в держателе шуруповёрта.

- Бош`тед! - простонал кварианец. - Я же просил тебя быть аккуратнее.
- Турианская недоделка, - пророкотал Брант, внимательно осматривая место слома. - Нормальный болт так не сорвёшь.
Но Дэран был иного мнения.
- Турианская техника - лучшая в Галактике, - возразил он. - Просто с любой техникой надо уметь обращаться.
Не знай Брант, насколько трепетно относится к кораблю Дэран, тот рисковал получить крепкую отповедь. А так он просто с громким клокочащим звуком выпустил воздух из лёгких, показал ему головку болта и пробурчал:
- Была бы лучшей - болт остался бы цел. Это брак.
- Брак... - Дэран сам заметил несколько другой цвет металла. - Подожди-ка. О, Кила, ну конечно! Болты нам меняли во время ремонта на Омеге. Я как знал, что батарианцы нам брак подсунут.
- Пожалуйся Джанеку - он им в сеть что-нибудь заселит.
- Хорошая мысль, - за свою "милую красавицу" Дэран был готов сам заселить "что-нибудь" в сеть недобросовестной конторы, даже если бы для этого ему потребовалось дойти до их ценрального сервера ногами, что врядли было возможно без применения грубой силы.
- Ладно, хоть остальные затяну, - Брант потянулся к оставшимся двум болтам.
- Надеюсь, выдержит, пока мы до планового теобслуживания доберёмся, - вздохнул инженер.
Кроган отдал ему шуруповёрт, чуть потряс конструкцию - крепление не издало ни звука.
- Выдержит: мы через пару недель там будем.
- За пару недель у нас может случиться всё, что угодно.

Каждый девятый-одиннадцатый месяц, в зависимости от налётанных часов, они пригоняли "Амальтею" в тот самый док, где она когда-то была собрана, на техобслуживание. Это было одно из обязательных условий договора, по которому турианцы согласились передать экспериментальную модель в азарийское владение. Инженеры КБ снимали показания приборов, записи систем журналирования, изучали рапорты пилотов и техников. В результате они получали порой уникальные данные о поведении как корабля в целом, так и отдельных его систем, во всех возможных климатических и боевых условиях, какие только можно было найти в Галактике. Эти данные ложились в разработки новых моделей, корректировку старых, а сам корабль получал первоклассную диагностику и ремонт по весьма символической цене - словом, в выигрыше были все.
На время техосмотра команда уходила в отпуск. Разъезжались кто куда - всякий раз по-разному. Обычно большая часть сходила на Иллиуме, а потом отправлялась дальше пассажирскими рейсами. На корабле оставались только Арданис, Дэран, Иллиния, кто-то их технарей, Таира и, временами, когда требовалось улаживать более сложные вопросы с турианским КБ, Феразия. "Амальтею" отгоняли на Эфос, где располагались одни из крупнейших верфей на территории Иерархии. Там корабль сдавался с рук на руки, и оставшаяся часть команды тоже получала возможность заняться своими делами.
Отбытие было назначено на послезавтра, а сегодня команда полным составом сидела в кают-кампании, обсуждала планы на отпуск.

- Я предлагаю, - говорила Шерин, - в этот раз собраться большой группой и весело провести время здесь, на Иллиуме. Как вы на это смотрите?
Ник переглянулся с Киларэ и покачал головой.
- Сожалею, но у нас уже заказаны путёвки на Санвес. Давно уже хотели съездить туда, но получилось только в этом году. Так что отказываться от задуманного мы не намерены.
- Занятное предложение, - протянул Алексей, - но я еду домой. Меня родители и друзья уже давно хотят лицезреть. Кроме того, у нас сейчас зима, а я соскучился по нормальному снегу.
- Снег? - переспросила Амала. - Как на Новерии?
- Нет, там он мелкий, противный. У нас снег мягкий, пушистый, сугробов навалит по пояс - не проберёшься. Только на лыжах или на снегоходе.
- Наверное, холодно? - спросила Таира.
- Ну, как сказать, холодно? Не сказать, что особо. Ну, градусов сорок-пятьдесят мороза. Но для Сибири это нормально.
- Сорок градусов мороза?! - крякнул Арданис. - Как можно жить в таком жутком климате?
- Легко. Меня больше удивляет, как можно жить, когда в тени плюс сорок, а на солнце - все шестьдесят.
- Завели опять срач на тему "а вот у нас...", - проворчал Брант. - Долго ещё мериться будете?
В столь разошёрстном коллективе дискуссии по поводу разнообразия традиций, обычаев, культурных и климатических особенностей возникали регулярно. Больше всего, как правило, горячились люди, все же остальные придерживались позиции наблюдательной, вставляя замечания, шутки и пространные философские комментарии. Обычно же всё заканчивалось примирительной фразой кого-нибудь из азари и разговор переходил на другие темы. Вот и сейчас, сдержано хихикнув, Амала проговорила:
- Долго не будем. Я останусь с тобой, Шерин.
- Отлично! - воспряла духом та и продолжила: - Кто ещё?
- Я тоже домой, - покачала головой Иллиния. - У меня в этом году дочь собирается в университет поступать.
- Тогда полетим вместе, - сказала Феразия. - Мне тоже надо на Тессию. Уже не помню, когда дома была. Хочу, наконец, увидеть младшую племянницу.
- Ну, что ж, это действительно важно. Кто ещё? Брант? Дэран? Джанек?
Саларианец откликнулся первым.
- Точно нет. Вернее, на Иллиуме я буду. Только в другом месте. Планируются очередные общегалактические соревнования по взлому.
Шерин отмахнулась: Джанек был безнадёжен.
- Я тоже вам кампании не составлю, - сказал Дэран. - Друг пригласил меня на свадьбу, и я отправляюсь на Мигрирующий Флот.
При слове "свадьба" азарийки оживились. Кто-то поинтересовался, когда женится сам Дэран.
- До этого пока далеко, - ответил кварианец. - У меня ещё даже Паломничество не завершено.
- Пожалуй я к вам присоединюсь, - проговорил Брант. - Куда вы без моего присмотра?..
- Заботливый ты наш, - промурлыкала Кирика, на что кроган проворчал нечто нечленораздельное. - Ну, как не поехать при такой надёжной охране?
Этея и Нитайя идею также поддержали.
- Таира? - спросила Шэрин.
- Не знаю, - замялась она. - Я не особо люблю злачные места и шумные сборища. Впрочем, куда же мне ещё деваться, раз все разъезжаются. Правда, не обещаю, что буду участвовать во всех ваших загулах. Общество мне есть кому составить. Да, Рунли?
Ки`нуур сидел у неё на коленях и блаженно сопел, когда она принималась его поглаживать и почёсывать. На время техобслуживания его тоже забирали с корабля. Забирала всегда Таира, и Рунли её считал своей хозяйкой, хотя ласкаться мог к любому члену экипажа. Но в случае наличия у него выбора, чаще всего предпочитал подходить именно к Таире.

- Арданис? - без особой надежды в голосе перевела взгляд на турианца Шэрин.
Ответ ожиданиям соответствовал:
- Мне надо отогнать корабль, и отчёты займут какое-то время. Раньше, чем через неделю, я к вам присоединиться не смогу, да и не знаю, насколько это целесообразно.
- У тебя, как всегда, свои планы.
Арданис пожал плечами: что поделать? Тем более что теперь у него появилась новая забота, сидевшая сейчас напротив него. За всё время Беатара не проронила ни слова, только потягивала разбавленный тоником виски и навевала своим видом тоску. Впрочем, кроме него это замечали и остальные.
- Беатара, а что ты собираешься делать? Тоже домой поедешь? - спросила Амала и почти сразу же получила крепкий тычок локтём под рёбра от Шерин. Резко переменившись в лице, она пробормотала: - Прости, я не хотела...
Но та уже успела свыкнуться со своим новым состоянием и ответила совершенно спокойно:
- Всё в порядке.
- Может, полетишь вместе со мной? - осторожно спросил Арданис. - Хоть Эфос и очень крупная колония, но не Палавен. Я покажу, где работаю, с друзьями познакомлю.
Но Беатара только с сожалением покачала головой:
- Я не могу вернуться в Иерархию теперь. Ни в одну из колоний. Поддельные документы - вещь неплохая, но, ты же понимаешь, что в случае любой более серьёзной проверки, что не иключено у нас дома, вполне можно выявить неувязку. И несложно догадаться, что за этим последует. Нет, дорога домой мне теперь заказана надолго. Но ты не волнуйся: думаю, я вполне найду, чем занять время.
- А если тебе его занять с нами? - боязливо предложила Амала.
- В самом деле, - кивнула Шэрин, - присоединяйся. Отдохнём, развеемся. Поверь, на Иллиуме есть чем заняться, на что посмотреть.
- А ведь идея, - поддакнул Арданис. - Соглашайся. Девочки за тобой присмотрят. А я через неделю приеду. Что думаешь?
Беатара развела руками, давая понять, что она не против. Других вариантов действительно не было.

***

Арданис проводил Дэрана, Иллинию и Кирику до выхода из КБ, пожелал им счастливо добраться. За его действиями с некоторой долей иронии наблюдал его старый приятель и сослуживец Са́брук.
- Ты ещё скажи, что скучать будешь, - язвительно поддел он его.
- Не поверишь, - рассеянно возразил Арданис, - но действительно буду.
- Ладно, пошли.
За проходной их ждал ещё один друг - Гре́ввум. Оба они были чуть постарше Арданиса, работали при КБ техниками и к приятелю относились, как к шкодливому младшему брату.
- С прилётом! Пригнал красотку на "техничку"? Не раздолбал ещё?
- Обижаешь. Да я о ней пекусь, как о родной.
Фраза вызвала изрядное веселье.
- Мы получили первые записи с самописцев судна, - сказал Греввум. - За последние три месяца от твоего управления корабль трещал по швам раза четыре.
Арданис сделал вид, что замечанием его обидели до глубины души.
- Боевые моменты, - парировал он. - И они лишь подтверждают надёжность техники нашего КБ.
- Смотри-ка, вывернулся, - хмыкнул Сабрук.
- Ещё бы - ему по роду деятельности положено.

Вечерело. Куда пойти со старым приятелем, долго не обсуждалось: за пару кварталов от здания конструкторского бюро находился хороший клуб, и троица направилась туда. Расспрашивая, что Арданися планирует делать, когда заполнит всю необходимую документацию, друзья были несколько удивлены тому, что тот намеревается отправиться обратно на Иллиум не далее, чем через два-три дня. Невольно закралось подозрение:
- Чего так? Неужели, девка постоянная нарисовалась?
Подкол был меткий: Арданис - высокий, красивый, умеющий бойко и интересно говорить - всегда был объектом повышенного интереса со стороны противоположного пола. Он умел обращаться с женщинами, и те отвечали ему взаимностью. Но серьёзных отношений Арданис заводить пока не собирался, что недвусмысленно давал понять каждой положившей на него глаз барышне. Впрочем, те также ни о чём, кроме как просто повеселиться и расслабиться в кампании красивого парня, не думали, а потому, проведя вместе несколько дней, расставались с ним безо всяких обид. Друзья об этом, конечно же, знали, отчасти завидовали и не упускали возможности отпустить пошлую шутку. Но на сей раз она цели не достигла: Арданис ответил спокойно:
- Нет. Просто мне надо там быть.
Друзья не стали его больше ни о чём расспрашивать. Они уже привыкли к тому, что Арданис почти никогда ничего не рассказывал о своих делах с азари. Ну, что ж, коммерческая тайна, так коммерческая тайна. Хотя и любопытно бывает, куда и с какими делами его порой заносит, тем более, что в ходе многих таких "дел", судя по бортовым записям, отчётам, да и просто состоянию корпуса, кораблю приходилось вступать в бой.
В клубе было душно, играла живая музыка, посетители пили, танцевали, баловались красным песком - словом, вокруг царила обычная клубная жизнь. Расположившись у барной стойки, все трое пили гирд. Но довольно скоро их сугубо мужская кампания была нарушена.

- Греввум, привет! - раздался позади них звонкий мелодичный голос.
Оглянувшись, они увидели молодую женщину в коротком платье, сшитом из нескольких слоёв воздушной полупрозрачной ткани, голубой с яркими фиолетовыми "брызгами", элегантно облегавшем её тонкую фигуру и оставлявшем открытым воротник.
- Здравствуй, Идо́ния, - вяло откликнулся Греввум.
Турианка присела на соседний стул.
- По какому случаю гуляем?
- Друг в отпуск прилетел.
- О! Это событие. А имя у друга есть?
Арданис назвал себя. Идония оглядела нового знакомого. Он смотрел на неё несколько рассеяно, но не без интереса.
- А ты сама что здесь делаешь? - спросил Греввум сослуживицу. - У тебя же отчёт через два дня.
Идония работала в КБ конструктором. Неделю назад ей было велено проанализировать работу компенсаторных систем, указать наиболее серьёзные недочёты и предложить, как эти недочёты скорректировать. Честно прокорпев над отчётом без малого семь дней, Идония поняла, что больше голову ничего путного не приходит. Перечитала отчёт - он был составлен вполне неплохо, но её не покидало ощущение, что в нём не хватает чего-то важного. Поразмышлять бы ещё, но мозг категорически отказывался работать. Нужно было отдохнуть хоть немного.
- Хотела немного развеяться, - ответила женщина. - Если сейчас не переключусь, рискую схватить себе неврастению.
- Всё настолько плохо?
Идония устало вздохнула, небрежно поправила складки платья вокруг воротника, проворчала:
- Шеф недоволен, отчёт надо сдавать, сил на его доработку уже практически нет. Как и мыслей по доработке.
- Есть идеи, как быть дальше?
- А у меня большой выбор? Доделывать и сдавать. Как - не знаю. Но ладно, это тема печальная, - она снова повернулась к Арданису. - И откуда мы такие пожаловали?
- С Иллиума, - откликнулся тот.
Идония чуть приподняла вверх мандибулы.
- Надоели синекожие неженки?
- Да как-то они никогда меня особо не занимали, - выражение глаз Арданиса из рассеянного постепенно становилось всё более заигрывающим, а медово-янтарный цвет радужки только усиливал эффект.
- Па́лхар (1), - окликнул его Сабрук, - уймись.
- Палхар? - удивилась она. - Меня дезинформировали относительно твоего имени?
- Это его прозвище, - пояснил Греввум.
- Вот как?
- Да, - кивнул Арданис, - ещё с лётной школы.
Интерес Идонии продолжал расти.
- Ты пилот? Военный?
- Служил какое-то время в истребительном полку. Лейтенант Флота. Сейчас работаю лётчиком-испытателем.
- А чего так решил переменить род деятельности?
- Обстоятельства у всех разные, - уклончиво ответил Арданис.
- Что-то я тебя прежде не замечала среди наших пилотов.
- А я в длительной командировке. Назначен в сопровождение одного нашего аппарата в качестве пилота. Аппарат по договору передан в частные руки. Теперь мотаемся по Терминусу с разного рода делами.
Чуя, куда сейчас заведёт разговор, Сабрук сделал попытку одёрнуть увлёкшегося друга:
- Кстати о полётах... Ард, тебе улетать надо через два дня - забыл?
Турианка слегка расстроилась, услышав такое известие.
- Через два дня, так скоро? - спросила она.
- Увы, - пожал плечами Арданис.
- Это печально, - протянула Идония. Внезапно разговоры об испытательных полётах заронили в ней подозрение. Боясь ошибиться, она задала вопрос: - Подожди, а это не твоё хозяйство загнали сегодня в док для диагностики?
- Моё.
Вот так удача! Как раз вовремя. Глаза Идонии засветились надеждой. Похоже, свой отчёт она-таки завершит.
- Своими словами что-то можешь сказать по поводу эксплуатации аппарата?
- Могу, - пожал плечами Арданис. - И довольно много. А зачем?
- Великие Духи, ты моё спасение. На модели, на которой ты сейчас летаешь, установлены аналогичные системы, отчёт по возможным улучшениям которых мне и необходимо доделать. На основе его потом будут внесены изменения в новые чертежи. Я тебя умоляю мне помочь. Расскажи всё, что знаешь.
- А ничего, что мы собирались отдохнуть? - буркнул Сабрук. - Нельзя о работе в другой раз?
Идония умоляюще сложила руки.
- Ребята, я всё понимаю. Но и вы поймите меня. Долго я вас не задержу. Всего несколько вопросов - и я от вас отстану. Вы потеряете не больше часа, а мне, возможно, придёт в голову мысль, как что исправить. Пожалуйста!
В глазах Арданиса заиграла снисходительная улыбка.
- Я полностью к вашим услугам.

Разговор действительно много времени не занял. Идония слушала внимательно, временами делая пометки в планшете и задавая уточняюшие вопросы. Где-то на середине беседы её осенило, и она поняла, каких решений по эксплуатации ей не хватает в отчёте. Дальнейшие расспросы носили характер скорее общеознакомительный.
По ходу разговора этот интересный, весьма недурной собой, высокий и сильный парень занимал её всё больше и больше. Жаль, конечно, что он улетает через два дня. А ведь ей так хотелось отдыха... Но работа требовала времени на завершение. Вот если бы можно было совместить и то и другое... Взгляд Идонии из делового сменился на оценивающий, с редкими пробегающими хищными искорками. Нужно было как-то плавно сменить тему.
- А вообще насколько часто корабль оказывается в реально сложных условиях?
Арданис задумался.
- По разному, но, в целом, скорее часто, чем редко.
- И как аппарат?
- Аппарат показывает себя великолепно и ни в чём не подводит.
- Наверняка в этом есть и твоя заслуга, - Идония пошла в атаку.
Греввум и Сабрук обменялись многозначительными взглядами. Все их попытки успеха не возымели.
Арданис слишком хорошо знал женщин, чтобы не уловить намёк.
- Конечно есть, - ответил он вкрадчиво. - На то я и лётчик-испытатель.
Его глаза словно сверкнули в неярком освещении клуба. Женщина почувствовала, как от их выражения у неё пересохло во рту. Как же быть со временем? Как же?.. А, может, она успеет?..
- Подвезёшь меня до КБ, - неожиданно предложила Идония. - Мне надо внести изменения в схемы, пока я не потеряла мысль.
В первый момент Арданис, было, подумал, что он всё же ошибся в своих предположениях и намерениях Идонии, но во всём её внешнем виде сквозило столько вызова и желания, что он понял: это только предлог. Но возникало единственное "но":
- Сейчас я уже выпил...
Это была правда, о которой Идония не подумала. Несколько смутившись, она задумалась, как разрешить проблему. Арданис предложил альтернативу:
- Но... я могу забрать тебя утром и отвезти домой.
- Хорошо, - она прикусила и чуть помяла зубами отросток его мандибулы, провела ему когтем вдоль выступавших на шее мышц и направилась к выходу.
- Я провожу тебя до экспресса? - подскочил с места и устремился за ней вдогонку Арданис.
- Проводи.
Глядя вслед удаляющейся парочке, Сабрук покачал головой:
- Грив, вот скажи, почему нам так с девками не везёт?
- Возможно, нам везёт в чём-то другом, - пожал плечами Греввум.
- Интересно, в чём?
- У нас нет таких проблем по жизни, как у него.
Арданис вернулся минут через двадцать с довольной улыбкой. На его шее чуть повыше левого плеча красовалась тонкая, почти незаметная царапина от когтя, а нижние отростки обеих мандибул явно несли на себе отпечатки острых зубов.
- Ну, что? - спросил Сабрук.
- Очаровательная женщина, - Арданис провел пальцем по царапине, смахивая уже запёкшиеся капельки крови. - Сказала, во сколько именно её следует забрать.
- Ну, ты хват! - усмехнулся Греввум. - Знаешь за ней сколько времени порой мужики ухлёстывают? А тут сама из платья рвалась.
- С женщинами надо уметь обращаться, правильно заинтересовать, - с видом мудрого наставника пояснил Арданис. - Женщины - натуры сложные.
- За женщин? - поднял стакан Греввум.
- Увы, сегодня больше не пью.
- Фита́ша чи́скон (2)! Вот принесла нелёгкая эту заразу. Весь кайф обломала.
Арданис потянулся, разминая начавшую затекать спину, возразил:
- С этим я бы поспорил.
- Эгоист законченный, - констатировал Сабрук.

***

Дэран не особо удивился, когда от друга пришло приглашение на свадьбу: они вместе проходили подготовку к Паломничеству, вместе отбыли с Мигрирующего Флота и, несмотря на то, что со временем их пути разошлись - Дэрана всегда интересовали высокие технологии, в то время как Горро́ серьёзно увлекался геологией и разведкой пород - они продолжали поддерживать связь друг с другом.
Из очередного письма Дэран узнал, что Горро завершил Паломничество, найдя и закрепив за собой богатый минералами астероид и преподнеся его в дар капитану крупного корабля-фермы - "Райи", кажется, если он правильно помнит. А теперь, спустя всего каких-то два года, друг написал, что нашёл себе пару и решил жениться.
Вообще-то у них было непринято прилетать на Мигрирующий Флот, не завершив Паломничества, но здесь обстоятельства были особые, а приглашение на несколько дней, одобренное капитаном корабля, вполне себе служило пропуском, да и способ доставки отыскался быстро: из соседней системы тоже из Паломничества на Флот возвращался какой-то знакомый Горро, который согласился довести Дэрана до "Райи".
С Паломничеством Дэрану долго не везло. По характеру стеснительному, зажатому и меланхоличному ему было трудно пробиваться. Но потом случайно он оказался на Иллиуме, где благодаря своим весьма недурным талантам инженера попал в поле зрения небольшой азарийской конторы, подыскивающей себе специалиста на соответсвующую должность на новый корабль. Конторой оказался "Аквамариновый всполох". Суть договора с Феразией была проста: семь-восемь лет работы на "Амальтее" с, понятное дело, предоставлением полного доступа к системам корабля и возможностью по итогам работы забрать с собой часть передовых, но не слишком секретных, чтобы турианцы подняли вой, технологий, использаванных на "Амальтее", и большую часть результатов испытаний корабля во всех возможных условиях, какие только можно было найти в Галактике. Получить данные с новейшей военной разработки турианцев - дорогого стоит, а уж иметь возможность непосредственно работать на ней - и подавно. Срок не слишком большой, условия работы и проживания более, чем приемлемые - одним словом, долго Дэран не раздумывал. И вот теперь, когда из оговоренного срока прошло уже больше пяти лет, возможность слетать на Флот казалась вовсе не лишней: можно при случае выбрать корабль, куда потом попроситься.

Перелёт много времени не занял, и скоро они оказались возле Мигрирующего Флота. Традиционная фраза-пароль, таможенный контроль - и их пустили во внутреннее пространство Флота. Уже успевшему несколько отвыкнуть от суеты, всегда царящей на любом кварианском корабле, Дэрану "Райя" показалась гигантским ульем, никогда не спящим и крайне шумным. Хорошо, что друг встретил его у доков: Дэрану потребовалось несколько часов, чтобы обратно привыкнуть к суматохе. Но, Кила, как же хорошо оказаться снова дома...
Они миновали огромные оранжереи - невероятное чудо кварианской техники, превосходили которое, судя по рассказам, только сады Президиума на Цитадели. Это было то немногое, что осталось от былого великолепия технологий кварианцев, что им удалось сохранить в своих бесконечных скитаниях по Галактике. Здесь произрастали десятки, если не сотни видов культур, специально модифицированных для жизни в весьма ограниченных условиях кораблей, но, вместе с тем, способных давать высокие урожаи. Но и их не хватало. Отсюда ограничения, запреты, жёсткий контроль ресурсов. Дэран только печально вздохнул, задумавшись над их извечными проблемами. Возможно, знания, которые он привезёт из Паломничества, позволят хоть в чём-то на короткое время облегчить им существование, улучшить состояние кораблей, сделать более совершенным оснащение.
За оранжереями начались жилые кварталы. Настоящий лабиринт-муравейник, насквозь прошитый бесконечными улочками, проулками, переходами, по которым сновало бесчисленное количество народа. Потолка, как такового, не было: его заменяли укреплённые на подвесных канатах и сетках бесчисленные большие и маленькие ящики, контейнеры, коробки - весь тот инвентарь, для которого не нашлось места на складских помещениях. Тесно, шумно, людно - настоящий проходной двор, но такой родной и... единственный, который Дэран мог назвать Домом.

Его внимание привлекли несколько, судя по всему, молодых девушек, горячо и бурно обсуждавших что-то на углу одного из проулков. Та, что было повыше ростом, всмотревшись в толпу, подняла руку и закричала:
- Мы здесь! Иди скорее, Тали, мы уже давно тебя ждём.
Это сложная задача - узнать даже близкого знакомого. Внешний облик скрывается костюмом, который можно сменить, одеть новый головной убор, шарф, украшение. Приходится почти всегда при встрече называть себя, чтобы избавить собеседников от возможного конфуза и риска обознаться. Но, как бы то ни было, ошибки на сей раз не случилось: к кучке подружек подошла девушка в совсем новеньком блестящем чёрном костюме, лиловом, с вышивкой, платке и того же цвета кусками ткани, обёрнутыми вокруг талии и частично закрывавшими бёдра наподобие шаровар. Своим внешним видом она заметно отличалась от одетых более скромно подруг.
- Кто это? - спросил Дэран.
Нелёгкий вопрос, и, если бы Горро не слышал окрика подружки, ответить было бы затруднительно. А так, он быстро понял, о ком идёт речь.
- Дочка одного из наших адмиралов, - пояснил он. - Отпраздновала совершеннолетие не так давно, а теперь проходит подготовку к Паломничеству. Хотя, многие недоумевают, зачем ей оно надо: дочь адмирала, хороший технарь, многие её знают - зачем ей терять несколько лет в странствиях? И без того ясно, что польза от неё огромна, и каждый капитан примет её на борт без всякого дара.
Подобное случалось крайне редко и являлось скорее исключением. Но для молодёжи Паломничество было овеяно некоторой романтической дымкой. Предоставлялась возможность реально опробовать себя в деле, увидеть другие миры, многому научиться, принести пользу своему народу. Об опасностях старались не думать. Поэтому, желание девушки чем-то особо удивительным не казалось.
- Возможно, она желает по-честному? Желает доказать, что действительно чего-то стоит.
Горро пожал плечами.
- Возможно. Ну, да ладно. Кила с ней. Ты лучше о себе расскажи, когда ты к нам вернёшься?

Дэран задумался, высчитывая.
- Мой контракт заканчивается через три года.
Контракт. Он так часто упоминал о нём, но никогда прежде не выдавал подробностей. Спрашивать в письме неудобно, но сейчас собеседник здесь, рядом - почему бы не задать вопрос?
- Ты мне так и не сказал, в чём суть твоего контракта.
Дэран вкратце обрисовал перспективы. Горро присвистнул: данные по техническим характеристикам новейшего экспериментального турианского корабля могли быть весьма и весьма ценными.
- Приезжай к нам, когда всё закончится, - прибавил он. - Тебе нравится "Райя"?
Дэран ещё раз оглянулся, припомнил всё, что видел сегодня (он уже понял, что их затянувшаяся прогулка к месту проживания Горро носила явно экскурсионный характер), и кивнул:
- Нравится. Хотя после всех этих лет на "Амальтее" я уже привык к тишине, а здесь просто какое-то столпотворение. Горро рассмеялся.
- Я гляжу эти азари тебя крепко взяли в оборот. Хотя, не спорю, к их обществу привыкаешь быстро, и это привыкание не так уж и неприятно.
Дэран помялся, но на пошлый намёк друга ничего не ответил, от чего тот рассмеялся ещё больше. Ну, что ж, не сказать, что он уж так сильно и ошибался...
Наконец, они пришли. Жилище Горро ничем особо от всех прочих не отличалось: небольшое помещение в пару комнат, отгороженное от соседних довольно тонкими металлическими переборками, обилие внутри него пёстрых тканевых занавесок, ковриков, других мягких вещей, отчасти гасивших пробивающийся снаружи шум. Определив другу угол для ночлега, Горро ещё долго расспрашивал его о жизни на корабле азари, о разношёрстном экипаже, событиях, приключениях и многом-многом другом.

Свадьба была назначена через два дня. Не сказать, что хоть сколь нибудь пышная. Кварианцы не могли себе позволить широких гуляний. Но вот ритуалов было, пожалуй, даже больше, чем у многих других рас. Церемония началась рано, в помещении одной из оранжерей. Бракосочетание всегда совершалось либо капитаном корабля, либо, если судно было довольно велико, с населением в не один десяток тысяч кварианцев, кем-то из его помощников. Жениха и невесту приветствовали все собравшиеся, высказывая им пожелания и поздравления. Прийти посмотреть на церемонию мог любой желающий. На специальной подставке стояла маленькая шкатулка из резного дерева, в каких на кварианских кораблях хранилась одна из самых больших святынь: земля с Ранноха. Положив руки на шкатулку, молодые принесли друг другу брачные клятвы, после чего капитан корабля произнёс слова напутствия. А потом Горро и Шэ́ра протянули друг к другу руки. Перчатки у них на руках были особые - церемониальные. Едва сблизившись, они начали трансформироваться и соединились друг с другом в конструкцию, напоминающую муфту, ограждавшую кисти от внешнего мира. А внутри можно было прикоснуться друг к другу руками. Коснуться кожи... Обоих пронзила дрожь, едва соединились их пальцы. Горро чувствовал, как дрожат и пульсируют кончики пальцев Шэры, а она чувствовала то же самое и у него. Да, они уже касались друг друга, уже сходились вместе, но этот ритуал соединения рук был особым, наполненным чем-то сакральным. Они поняли, что теперь действительно соединены навсегда.
- Кила се`лай! - произнёс капитан, завершая ритуал.
Присутствовавшие на церемонии зрители подхватили фразу, сливаясь голосами в единый хор, объединивших их всех в единое целое. Новая пара стала частью народа кварианцев, как и сам народ принял новую пару. Этот и подобные ему ритуалы, традиции, культура - едва ли не единственное, что не позволяло кварианцам рассеяться по Галактике и со временем исчезнуть, соединяло в один организм, далёкий от гармонии, но, как показали триста лет скитаний, вполне жизнеспособный.
Горро заметил в числе зрителей девушку в лиловом платке - Тали - и, чуть поодаль, высокого крепкого мужчину в зелёном скафандре - её отца. Присутствие адмирала на свадьбе - честь, хотя, конечно, он явился сюда только для, чтобы лишний раз побыть с дочерью, которая уже скоро должна была покинуть "Райю", и поэтому сейчас старавшаяся вобрать в себя и сохранить в памяти как можно больше событий жизни родного корабля.
По окончании церемонии большая часть зрителей разошлась, а наиболее близкие друзья, знакомые и родственники молодожёнов направились с ними в один из небольших общественных залов, предназначенных специально для проведения разного рода торжеств. Зная ограниченность ресурсов корабля, Дэран специально привёз помимо собственно подарка разного рода гостинцы, включая отличный турианский алкоголь, который они вместе с Арданисом специально купили на Эфосе. Гостинцы пришлись весьма и весьма кстати.
Часто пребывающий в минорном настроении Дэран сейчас ощущал заметный прилив оптимизма, наблюдая за празднеством старого друга. Возможно, когда-нибудь и у него будет дом, семья. Хотя, во многом экипаж "Амальтеи" и был для него уже семьёй, а корабль - домом, но ведь его настоящее пристанище здесь, на Мигрирующем Флоте. Сюда он всегда мечтал вернуться, здесь его родня, друзья. Здесь всё знакомо и понятно и нет этой вечной угрозы здоровью и жизни. И всё же что-то царапало внутри при мысли о уже довольно скором уходе с "Амальтеи". Странно, непонятно, но отделаться от этого ощущения Дэран не мог.

***

Снег... Он только сейчас понял, насколько соскучился по настоящему снегу, пушистому и мягкому. В Сибири словно и не заметили глобального потепления. Ну, стало чуть более влажно, зима теперь приходила позже и раньше уходила, летом дожди напоминали тропические муссоны, отступила к полярному кругу вечная мерзлота.
Но снег здесь выпадал, как и прежде, и Громов был искренне рад, когда, выйдя на улицу из здания космопорта, под его ногами весело захрустели снежные хлопья.
В порту его встретили отец и брат, и почти сразу они поехали домой. Под Новосибирском у них был свой дом, не очень большой, но добротный, поставленный из настоящего сруба, высотой в два этажа. Выстроенный в традиционном стиле, изнутри он представлял собой вполне современное строение, напичканное электроникой и разного рода хозяйственно-бытовыми приборами.
Мама готовила ужин, ей помогали две внучки - дочери брата Алексея.
- Дядя, дядя приехал! - с радостными криками они побежали к нему и повисли у него на шее.
У мамы снова были на мокром месте глаза, когда она его обнимала - так случалось каждый раз, когда он возвращался домой и когда улетал обратно.
Первые эмоции улеглись, Алексея напоили чаем, начали расспрашивать про жизнь, про здоровье, про дела, инопланетян. Когда прозвучал вопрос, все ли его друзья живы-здоровы, он на секунду запнулся, но, к счастью, никто этого не заметил, а потому удалось выкрутиться и ответить: "Всё в порядке вещей". Незачем домашним было знать, что они потеряли бойца. Мать и без того каждый раз уговаривала бросить работу наёмником и заняться чем-то более спокойным. Уговаривала она, уговаривали отец и брат. Но уговоры результата не имели. Каждый раз Алексей категорично заявлял, что не останется в пределах контролируемого человечеством космоса на под каким предлогом. Родные расстраивались, но поделать ничего не могли.

Вечер приближался, подходили гости. В какой-то момент мама попросила помочь ей перенести блюда в зал и поставить их там на стол. Предложение было воспринято на ура, поскольку все уже давно проголодались, а запахи с кухни были столь соблазнительны...
Не повыпендриваться было нельзя: не то чтобы поднос с пирожками был тяжёл или его было неудобно тащить, но в руках Алексей его не понёс. Работа с небольшими предметами долго ему не давалась, но в последние годы, под руководством Феразии, он стал делать заметные успехи и теперь хотел продемонстрировать свои умения на деле. Охваченный синим сиянием поднос послушно взмыл вверх, "проплыл" по коридору в зал и аккуратно опустился посреди стола.
- Ух ты! - от увиденного дети были в полном восторге, да и взрослым забавы хватило.
Не обошлось без тонких подколов.
- Используй Силу, юный падаван, - назидательно поднял вверх палец один из друзей, а второй, на минуту скрывшись на кухне, вернулся с кастрюлей на голове и характерным звуком вдыхаемого воздуха.
- Люк, я твой отец, - после этих фраз гости ещё долго смеялись.
Конечно же все знали, что Алексей наделён возможностями биотика, конечно же все уже давно успели к этому привыкнуть, но избавиться от шуток соответствующего характера было нереально.
- Вам не надоело каждый раз заводить одно и тоже? - спрашивал Алексей сквозь смех, а потом, вспомнив о чём-то важном, задал вопрос уже более спокойно: - Кстати, мне на днях никаких посылок не приходило?
- Приходило, - ответил отец. - Я рассписался. Здоровый ящик и надписи странные.
- Это потому что на турианском. Вы его не открывали?
- Нет, Решили тебя дождаться. А что там?
Вместо ответа Алексей сорвался с места и помчался к гаражу. Родные и гости поспешили за ним. Ящик действительно был велик и занимал больше половины гаража. Подойдя к нему Алексей набрал на крошечном мониторе, вмонтированном в стенку ящика, кодовое слово - и контейнер открылся.
Все ахнули: в нём находился аппарат, похожий на большой снегоход, только со странным днищем, без лыж, зато с небольшими крыльями.
- Экранолёт, с ядром эффекта массы, - пояснил Алексей. - Турианский, новой модели. Я его по каталогу заказал, с доставкой в любую точку Галактики.
- Круто, - кивнул Сергей - брат Алексея. - Дорогой, наверное.
- В общем да, но я не мог отказать себе в удовольствии.
Осмотр, сопровождавшийся цоканьем языками, мог бы продолжаться бесконечно долго, если бы мама не погнала бы всех за стол.

Вечер затянулся надолго, и только глубокой ночью гости улеглись спать. Но Алексей с братом ещё какое-то время сидели на кухне. Сергей вот уже который раз пытался убедить его оставить свою опасную работу. Ему очень хотелось перестать думать о том, что каждого следующего письма от Алексея может и не прийти, надоело наблюдать, как едва не плачет мама, читая эти письма, надоело слушать ворчание отца, про то, что "ребёнок нашёл себе дурную забаву".
- Слушай, а, может, тебе уже завязать со всем этим зоопарком? - предложил Сергей. - Я планирую расширять бизнес, и ты бы мог мне в этом здорово помочь. Поверь, я смогу обеспечить тебе защиту.
Алексей усмехнулся, опрокинул залпом стопку водки, взял огурчик домашнего посолу. Потом отрезал от шмата сала толстый кусок и положил его на хлеб. Как же не хватало вот таких вот простых маленьких радостей на космическом корабле во время дальних перелётов.
- Ты сможешь меня защитить от нашего родного правительства? Или от террористической нацистской организации? Не смеши меня. Я хочу просто жить, а не быть пушечным мясом для Альянса или для "Цербера".
Сергей тяжело вздохнул. Опять старая песня. Дался ему этот "Цербер". Ну, террористы, ну националисты, ну, наводят страх - и что такого? Появятся или нет - бабушка натрое сказала. Ему хотелось высказать брату вслух все свои размышления, но одна вещь удерживала его: шрамы, оставшиеся на теле Алексея после последней его "встречи" с этой организацией.
- А для азари? - хоть на более явную угрозу ему указать.
Лицо Алексея стало совсем серьёзным и немного печальным.
- Это совсем другое, - возразил он. - Здесь мы друзья, мы на равных, и Феразия точно также идёт с нами на передовую. Я ей верю, Серёг, а ты знаешь, что теперь я мало кому верю, особенно женщинам. Поэтому, не обессудь: здесь я не останусь. Возможно, когда-нибудь, но не сейчас. Ох! Ладно. Давай на этом закончим. Что у нас в планах на завтра?
Сергей понял, что переубедить брата снова не удастся.
- Мы хотели покататься на снегоходах, а ты - усторить жёсткий тест-драйф своей адской машине.
Алексей кивнул.

Утро началось ближе к полудню. После завтрака подъехали ещё гости - теперь народу набиралось уже человек пятнадцать. Экранолёт уже давно был "облизан" и "обслюнявлен" вдоль и поперёк. Активировали аппарат. Термоядерный мини-реактор работал с тихим, глухим, равномерным гулом.
На агрегате кроме пилота могло поместиться ещё трое. Первыми напросились брат, его жена и красивая девушка с карими глазами и короткими русыми волосами. До первой остановки, намеченной у края леса, километров через тридцать.
Остальная публика распределилась по снегоходам, завела моторы, и процессия стартовала.
Аппарат работал превосходно, и уже буквально через пару километром Алексей начал выделывать более сложные кульбиты, проверяя возможности экранолёта. Машина неслась над заснеженными полями, почти не касаясь земли, вздымая за собой столбы снега. Они уже сильно обогнали остальных и очень скоро оказались на первой намеченной точке.
- Я хренею с этой машины, - Алексей перепроверил показания датчиков - они не вышли ещё даже на половину мощности движка.
Постепенно подтянулся народ на снегоходах. Сменились пассажиры на экранолёте, и кампания двинулась дальше, уходя всё дальше от жилых мест. Следующая остановка была уже километрах в семидесяти от дома. Решили устроить привал. Утоптали небольшую площадку, поставили столик, достали еду, выпивку.
- Кабанов много в этом году, - указал Сергей на следы и перерытый снег. - Как на счёт охоты на следующей неделе?
- Мне улетать через семь дней, - откликнулся Алексей. - До Иллиума добираться отсюда...
- Лёш, а у тебя с азари сексуальные контакты были? - спросила русоволосая девушка, что ехала с ними на первом этапе пути.
- Вот я ждал этого вопроса. Тебе что с того?
- Ревнует, - хихикнул Сергей. - Слушай, Лёх, дай я на твоей монструшке прокачусь, пока вы все тут?
С ним напросилось поехать двое девчонок. Алексей пожал плечами, показал нехитрое управление экранолётом. Едва только машина скрылась из вида, все вновь вернулись к вопросам сексуальности азари.

Обогнув кромку кедрового бора, Сергей быстро добрался до густого ельника, притормозил у небольшой балочки, начал резко входить в поворот и не заметил зенесённый снегом бурелом, приняв его за сугроб. Экранолёт дёрнуло и развернуло. Компенсаторы сгладили удар, но, не имея опыта обращения с подобным аппаратом, мужчина не справился с управлением и вошёл в слишком крутой вираж. Девушка, сидевшая последней, взвизгнула, вылетела с седла, приземлилась в сугроб и громко закричала.
- Чёрт! - остановив аппарат, Сергей подбежал к ней. - Ась, ты жива?
- Ногу больно.
Осмотрев её голень, Сергей понял, что у неё перелом.
- Бл***! - он связался по рации с Алексеем. - Лёх, у нас авария. Аська, походу, ногу сломала. Да не матерись ты. Сейчас скину я тебе координаты.
Алексей примчался на снегоходе минут через десять. Подлетел к лежавшей в снегу девушке, убедился, что у неё действительно сломана нога, сунул руку за пазуху.
- Сейчас, Ась, потерпи, - он вытащил небольшую капсулу с иглой на конце. - Сейчас больно не будет. Я знаю.
- Что это? - спросил Сергей.
- Панацелин. С некоторых пор я всегда беру с собой пару капсул, когда куда-нибудь собираюсь. Ну, вот.
Боль ушла за секунду. Девушка перестала стонать, присела.
- Не дёргайся, - остановил её Алексей. - Он снимает боль и останавливает кровь, но не вылечивает. Ты нашёл, из чего шину сделать? - спросил он брата.
Тот протянул пару прямых крепких веток. Примотали их к бедру и голеностопу. Но как вывезти пострадавшую? Даже если посадить её на экраноплан, то кому-то придётся её придерживать, а кто, в таком случае, поведёт снегоход со второй девчонкой? Решили вызвать ещё двух ребят. Оставалось ждать.
Но покой не продолжался долго. Со стороны ельника послышался хруст веток. Сергей встал, пошёл посмотреть и почти бегом вернулся обратно.
- Лёш, у нас проблема.
Из ельника на них вышел большой кабан. Судя по тянувшемуся за ним кровавому следу, он был ранен - хищником или охотником. Ярость гнала подранка вперёд, и группа людей показалась ему вполне подходящей для того, чтобы выместить на них свою злость.
- У тебя есть что-нибудь с собой? - спросил брата Алексей, не спуская глаз с кабана.
Из оружия у обоих были только ножи, но много ли найдётся людей, готовых выйти один на один с разъярённым огромным секачом? А кабан уже бежал к ним. Ещё несколько десятков метров и... Синяя вспышка метнулась навстречу кабану. Поднимая в воздух стену снега, едва ли не перед мордой зверя появился Алексей, откидывая его на несколько метров в сторону. Кабан заревел, неуклюже перевернулся в сугробе и поднялся на ноги, ошеломлённый, но ещё вполне способный к бою.
- Лёшка, назад! - Сергей побежал к нему.
- Не подходи, не смей! - крикнул тот брату.
Алексей достал охотничий нож. Можно, конечно, было послать ударную волну биотикой, но рядом были Сергей и Ася, без щитов, без брони. Если чуть промахнуться, зацепить - то и убить можно. Оставалось только одно: попытаться подтащить к себе зверя при помощи притяжения и заколоть ножом.
Тем временем кабан уже успел немного опомниться и с низким хрюканьем побежал на первого, кого увидел - на лежавшую в снегу девушку. Ещё одна синяя вспышка, взметнувшиеся вверх столбы снега - и кабан снова забарахтался в сугробе. Алексей перевёл дух.
Кабан пошёл в атаку в третий раз, теперь уже на своего обидчика. Тот только этого и ждал. Чуть вытянув вперёд руку и выгнув кисть, Алексей "потащил" зверя на себя. Кабан испуганно взвизгнул, когда его подняло над землёй, и он, кувыркаясь, медленно полетел по воздуху в направлении человека. Надо было спешить: действие биотики заканчивалось быстро.
Алексей подскочил к секачу, ухватил его за переднюю левую ногу и дёрнул вниз, одновременно нанося ему удар ножом в сердце. Раздался страшный рёв, огромная туша кабана несколько раз дёрнулась и замерла.
- Уф! - выдохнул мужчина, поднявшись.
Клыками его не зацепило каким-то чудом. Только несколько царапин из-за жёсткой ледяной корочки. Подошёл Сергей. Вместе они осмотрели тушу. Ну, так и есть: плечо у кабана было разодрано почти до кости каким-то хищником, скорее всего волком. По следам запёкшейся на морде животного крови нетрудно было догадаться, какая участь постигла охотника.
Послышался звук снегохода. Приехавшие ребята остолбенели, явно не ожидав увидеть здесь убитого кабана.
- Что это?!
Бросив взгляд на брата, Алексей ответил с некоторой долей иронии:
- На охоту решили сходить.

***

По кухне разливался ласкающий обоняние запах золотистых картофельных блинчиков, румяного бекона, жаренных грибов, помидоров и колбасок. Отдельные тонкие нотки к запахам добавляли только что снятые со сковороды тосты с восхитительной хрустящей корочкой и филейный кусочек речной форели, обжаренный в масле и посыпанный свежим укропчиком. Ну, и, конечно, чай, настоящий, заварной, в красивом керамическом чайнике. Рядом с чайником стоял фарфоровый молочник с молоком.
Рыба была сейчас несколько не к месту, но к колбаскам Киларэ относилась довольно скептически, а оставлять подругу голодной Ник себе позволить не мог. Всё остальное же - в точном соответствии с традиционными рецептами и только из натуральных продуктов. Неимоверно дорого, но можно один раз в отпуск позволить себе заказать с Земли контейнер с настоящими земными продуктами, чтобы побаловать себя и любимую девушку.
Ник стоял у плиты в домашнем халате и показывал Киларэ, как готовится традиционный ирландский завтрак. Сам он родился на Марсе, потом, когда началась активная колонизация новых миров за пределами Солнечной системы, долгое время переезжал с родителями из одной колонии в другую, пока в начале 60-х годов они не осели на Шаньси. В силу своего юного на тот момент возраста он очень быстро впитал ксенофобские, националистические взгляды и настроения, увлёкся идеями защиты интересов человечества, но впоследствии его жизнь сделала достаточно крутых поворотов, чтобы Ник в корне пересмотрел свои убеждения. И вот, он, человек, находясь на одном из популярнейших курортов Санвеса, рассказывал молодой и очень дорогой для него азари о традициях ирландкой кухни.
Традиции, и не только кухни, всегда сохранялись его мамой, и от неё же он перенял многие кулинарные изыски, которые демонстрировал сейчас Киларэ. Было, наверное, забавно наблюдать со стороны, как он объяснял ей, как правильно поджаривать бекон и яичницу, чтобы корочка не вышла сухой и жёсткой, но и, вместе с тем, чтобы продукт оказался хорошо прожаренным. То же относилось и к колбаскам, и блинчикам.

- Приготовление боксти - процесс особый, - говорил Ник. - Это не просто там какие-то оладьи, блины или даже обычная жаренная картошка. Боксти - это боксти. Для меня в детстве было настоящим праздником, когда утро начиналось с этого бесподобного запаха. Мама долго промывала натёртый картофель, а потом смешивала с молоком, мукой и пряностями и обжаривала, пока корочка не становилась золотисто-коричневатой и хрустящей. И никогда не давала стянуть блинчики из миски, пока не дожаривала всё и мы не садились за стол. К сожалению, такое случалось очень редко, особенно когда мы начали скитаться по колониям.
Киларэ слушала внимательно, не отрывая глаз от скворчащих на сковороде блинчиков. На ней, прямо на голое тело, была надета обычная мужская рубашка, предоставленная ей Ником и смотревшаяся на ней скорее как длинная просторная пижамка, но от того лишь предававшая азари дополнительное очарование.
Они специально поселились в частном секторе, чтобы иметь возможность радовать друг друга вот такими приятными мелочами и не зависеть ни от кого и не от чего, поставив перед собой задачу слияния двух разных культур. Во всех смыслах...
Наконец, завтрак был готов. Красиво разложив приготовленное по блюдам и разлив по чашкам чай с молоком, Ник предложил Киларэ снять пробу.
- М-мм! Это божественно вкусно! - сказала она с восторгом.
У Ника чуть покраснели скулы.
- Конечно, до Таиры мне далеко, - он развёл руками, тоже попробовал блинчики и убедился, что они и вправду приготовлены отменно, - но кое-что я тоже умею.
- Ты замечательный, - поцеловала его Киларэ и скользнула пальцами ему под халат, нежно провела по груди, обняла. - Кое-что умею и я.
Ник таял от её поцелуев, но голод и вид остывающих боксти и колбасок пересилили второй основной инстинкт.
- Нет, давай сначала поедим.
- Когда я наемся, меня потянет в сон.
- Не страшно. Я знаю, как тебя разбудить.
Киларэ подтрунивала только для вида: на самом деле есть ей хотелось не меньше, чем Нику. С аппетитом они принялись поглощать приготовленный завтрак.

- Ты сильно скучаешь по дому? - спросила Киларэ, когда первый голод был утолён.
- Не знаю, - пожал плечами Ник, - смотря что считать домом. Я жил в таком количестве разных мест, что даже и не знаю, какое из них для меня по-настоящему родное. Хотя, наверное, по Марсу я всё таки скучаю больше. Но это что-то очень глубинное.
- Может, в следующий раз отправимся туда?
Мужчина покачал головой, отхлебнул чая.
- Не самая удачная идея. Там теперь совершенно нечего делать. Если ты хочешь побывать в каком-нибудь из человеческих миров, лучше лететь на Землю. У меня там дядя, кузен. Да и мама будет рада получить от них весточку.
- Хорошо. При случае слетаем.
Допив чай и проглотив тосты с мёдом, они подошли к окну. До полудня было ещё далеко и жаркие лучи Иалессы только начинали набирать силу. На небе не было ни облачка, но к вечеру обещали дождь - первый за все их две недели пребывания в этом раю. Да, отпуск подходил к концу, и через три дня они вылетали отсюда обратно на Иллиум, чтобы вернуться на "Амальтею". Но ведь это целых три дня...

Ник осторожно, одним пальцем, приподнял ворот рубашки на Киларэ, обнажая ей плечо, дотронулся губами до её нежной голубоватой кожи. Она чуть подалась назад, как бы невзначай прижалась лопатками к его груди, чуть потёрлась о неё и вздохнула.
- Ты решил-таки не дать мне уснуть после завтрака? - игриво спросила женщина.
- Ну, я подумал, раз ты так грозилась, то, почему бы мне не провести действия упреждающего характера, - промурчал ей на ушко мужчина.
- Это какие же?
- Надо подумать.
Его руки коснулись её живота, одними только кончиками заскользили по коже, постепенно поднимаясь от живота вверх, пока не добрались до грудей. Здесь он крепко сжал их, заставив женщину сладко вскрикнуть. Упругие округлости почти сразу же напряглись под его руками, женщина чуть осела, словно повисая на сильных мужских руках, а он тем временем продолжил целовать ей шею, двигаясь губами всё выше и выше и с жадностью вдыхая её чуть сладковатый, нежный, похожий на цветочный, запах.
Потом руки скользнули вниз, оглаживая её бока, добрались до бёдер, ягодиц. По телу женщины прокатилась лёгкая дрожь, над кожей проскочили первые голубовато-синие искорки.
- Не спеши, - прошептал мужчина. - Тебе же нравится по моим правилам?
С этими словами он дотронулся пальцами до самого низа её живота - того места, что азари именовали "лазурью".
- Да, - застонала она.
Её бёдра начали потихоньку двигаться в такт медленным движениям его пальцев. Постепенно пальцы стали двигаться быстрее, вздохи и всхлипы стали громче.
Рубашка слетела на пол. У женщины уже почти не оставалось сил сдерживать себя. Голубоватое сияние вокруг неё становилось всё сильнее. А мужчина продолжал ласкать её, наслаждаясь тем, как от каждого его движения вздрагивает её тело.
Она прижалась ягодицами к его чреслам и поняла, что его желание не менее сильно, чем её. Развернувшись, она впилась губами в его губы, обволакивая своим уже ярко-синим сиянием и его тело. Тепло... Даже немного жарко. Она словно погрузила его в мир собственных ощущений и желаний. И каждый раз в какой-то момент становится так сложно понять, где его эмоции, где её - они превращались в единое целое. Но пока ещё рано...
Тонкие пальцы ловко развязали узел на поясе, халат также скользнул на пол, и уже она прикоснулась ладонями к его лону. Мужчина сдавленно выдохнул из груди воздух, сглотнул, преодолел это уже поглощавшее его сознание ментальное соединение, подхватил женщину на руки и отнёс на кровать.
Часом позже Ник, допивая чай с молоком, просматривал накопившуюся за два дня почту. Одно из писем - от Бранта - привлекло его внимание. Прочитав его, он резко вскочил и помчался в спальню. Киларэ дремала, когда он появился на пороге.
- Милая, просыпайся. Кажется, наш отпуск закончился. Мы сегодня же вылетаем на Иллиум.
Открыв глаза, Киларэ присела на кровати, подтянула на себя простынку, прикрывая нагое тело.
- Что случилось? - пробормотала она.
- Феразия пропала.

_______________________
1. Па́лхар - красавец (тур.).
2. Нецензурное турианское выражение.
Просмотры: 420

Отзывы: 3

1
1 Роса Роса

Я, конечно, понимаю, что напрашиваюсь, но очень бы хотелось наконец выслушать мнение читателей. :)

2
2 Iskander Iskander

Хорошо пишешь. У меня одна придирка: кварианское ругательство пишется не бош'теД, а бош'тет (англ. - bosh'tet). crazy

2
3 Роса Роса

Упс blush2
Спасибо)))

Рейтинг квестов в реальности