Кровь, песок и нулевой элемент. Глава 1

Жанр: Экшн Персонажи: Мэтт Диксон Предупреждение: Мат, жестокость

Фанфик к ивенту: Заявка № 15 "Дикий, дикий Effect" (автор: Viktor_colD) "Затянешь эту петлю, Лирой, и получишь свинцовую пилюлю в живот. Если ты конечно её переваришь..." Что будет, если совместить миры Дикого Запада и Mass Effect? Ездовые животные и квадроциклы в качестве транспорта, пистолеты с барабанной системой питания, винтовки\дробовики с рычажной перезарядкой, виски, суровые шерифы, неуловимые бандиты и НЭ-лихорадка. Свобода мысли - обязательна.

Глава 1
Предыстория.
Н-145 была процветающей планетой в Системах Термина с множеством перспективных залежей НЭ до тех пор, пока из-за внутренних конфликтов серия ядерных ударов не превратила её в безжизненную пустыню. Силы Совета попытались взять под контроль Н-145 и восстановить планету и комплексы по добыче и переработке нулевого элемента, но, из-за частых пиратских атак по приказу королевы Омеги, они были вынуждены свернуть деятельность и отступить, не завершив даже процедуры по очистке атмосферы и поверхности от радиации. Некоторое время на Н-145 находились лишь несколько сотен боевиков и рабочих с Омеги, занимавшихся ремонтными работами на одном из крупнейших заводов, не пострадавшим лишь потому, что он находился внутри системы пещер.
Позже на "сто сорок пятой" осела небольшая, но опытная группа пиратов "Красная комета" численностью около полутора тысяч бойцов. Они основали первый округ с одноимённым названием и не вмешивались в дела Омеги, пока её лидер не разбился в гонке на "Пираньях" - транспортных средствах, созданных бывшими пиратами. К власти пришёл его заместитель, молодой и умный, жаждущий приключений Джо Громкий Дробовик. Под его руководством "Комета" взялась за старое - грабежи и убийства. Единственными, на тот момент, кого можно было грабить, были рабочие Арии. Между пиратами и представителями Омеги началась локальная война, длившаяся до тех пор, пока на планету не прибыла третья сила: две тысячи турианских сепаратистов, бежавших с Палавена после неудачной попытки переворота. Турианцы заняли небольшой город, находившийся на линии фронта, и начали атаковать всех без разбора. Отряды пиратов и бойцов Арии, потрёпанные в боях, вернулись на свои базы, а конфликт принял вялотекущий характер. Отряды пиратских мародёров, ищущих припасы и ресурсы, встретив сопротивление, открывали подавляющий огонь и скрывались на своих скоростных мотоциклах. В коротких боях не то, что смерти, а даже лёгкие ранения были крайне редким делом. Патрули Омеги были слишком хорошо вооружены для турианцев, бежавших налегке, а первым, в свою очередь, не было до них никакого дела.
Через два года на Н-145 развернула деятельность горнодобывающая компания. К тому времени турианцы создали свой город-государство Иклинс, ставший затем вторым округом. Ещё через полгода компания обанкротилась, а её представители, преимущественно люди, решили остаться на планете. Поселение получило название Новый Техас.
Благодаря усилиям помощника главы Нового Техаса между лидерами всех четырёх групп было заключено соглашение: Декларация о четырёх Округах. Каждый Округ провозглашался независимым государством со своими законами и возлагал на себя ответственность по поддержанию правопорядка, получал в своё владение зону радиусом в сто километров, обязывался соблюдать границы и не вмешиваться в дела соседей, нападение на торговцев и мародёров считалось серьёзным преступлением и каралось смертью.
Со временем между Округами наладилась торговля, было запущено несколько перерабатывающих комплексов, на которых бок о бок трудились жители разных округов.
Ренегаты. Во всех сообществах рано или поздно появляются те, кто считает, что на жизнь можно заработать и более лёгким путём. Жители Н-145 не стали исключением. На караваны, гружёные НЭ, совершались нападения. В начале обвинили "Красную Комету", но позже выяснилось, что и среди жителей других Округов появились бандиты. За их головы назначены награды, а их фотографии украшают доски объявлений каждого бара.
В настоящее время обстановка на планете стабильная. Единственной проблемой является ограниченность в ресурсах и расцвет криминала.

*Стервятники - элитные бойцы пиратов.
**ЭЛПЗ - завод по переработке нулевого элемента.

19:31 по местному времени.
Бар “Дохлый варрен”, округ “Красная комета”.

Злость. Разочарование. Они преследовали меня с тех пор, как я вернулся с задания. Рейдеры снова напали на караван, а наша группа, сформированная для охраны, едва унесла ноги, и то не все. Я еле-еле смог отмыть остатки лица турианца со своей брони. Чёртов снайпер!
Заглушив мотор “Пираньи” около входа в бар, я слез с мотоцикла и пошёл по дорожке из гравия. С доски объявлений у входа пялилсь на входящих голограммы преступников. Двух ублюдков я узнал, потому что они были там сегодня. И чего им всем не хватило? Могли бы купить у нас несколько кораблей и двинуть куда угодно, да хер бы с ним, угнать, но вместо этого собрали вокруг себя всё отребье. Иронично. Несколько лет назад мы занимались тем же самым, а теперь я защищаю торгашей от грабителей. Я потянул на себя обрезок стенки грузового контейнера с магнитным замком, который и был дверью, и вошёл в помещение. Внутри было заметно прохладнее, чем снаружи. Ещё ни разу на этой пустынной планете я не встречал ни животных, ни растений, даже во время месячной экспедиции в руины города, лежавшие за несколько сотен километров от границы Округа. Иногда встречались небольшие озёра, но вода была радиоактивной. Хотя бы с топливом для мотоциклов проблем не возникнет.
В баре было относительно тихо, что не могло не радовать. Кроме меня за столиком у барной стойки сидела компания из крогана и двух батарианцев, с Омеги, судя по броне. Я прошёл мимо них и сел за стойку. Бармен, бывший кок крейсера “Роджер”, на котором я “служил”, до того как мы осели на “сто сорок пятой”, оторвался от терминала и подошёл ко мне
— Хреновый день, дружище?
— Самый, что ни есть. Нас взъебали как детей на двадцатом километре между границей “Кометы” и “Техаса”. Засада. Башка турика, который ехал рядом со мной разлетелась, как гнилая тыква. Потом шарахнули ракетами. Несколько мы успели сбить, но… Слишком мало. Залегли в воронках, начали отстреливаться, но безрезультатно. Через несколько секунд влетели штурмовики, начался хаос, все, кто мог, попрыгали на уцелевшую технику и укатили. Но нескольких рейдеров я всё-таки успел зацепить, чтоб они кровью истекли. Кстати, у тебя зарядник свободен? Броня и ствол почти в ноль, а до оружейной мне влом переться.
— Свободен. Но сначала выпей, — он толкнул стакан с виски в мою сторону и поставил рядом с ним неизвестно откуда появившуюся тарелку колбасок. Резко выдохнув, я сделал несколько больших глотков. Крепкая штука. Я выпустил лезвие омни-клинка, которым подцепил с тарелки колбаску и принялся за еду. Допустим, что всё не так плохо, потому что я, в отличии от пятерых ребят, выжил и каким-то чудом не поймал пулю. Пара дыр на “Пиранье” не в счёт - это чинится за полчаса. Но что дальше? Ни мы, ни техасцы, ни Иклинс, ни Омега этого просто так не оставят. Во-первых, за этот груз кто-то заплатил; во вторых, погибли разумные. И далеко не в первый раз. Значит, будут снова собирать бойцов, чтобы положить этому конец. Ради чего мы сюда тащились? Чтобы перестать подставлять свои жопы под пули. Что мы получили? Всё по-старому, только космос сменился на песок.
— Да уж, дерьмово, — голос кока вывел меня из раздумий, — незадолго до тебя Стервятники* заходили за водой. Они между собой говорили, что Джо планирует какую-то операцию против рейдеров.
— Приплыли. Если уж кэп за это взялся лично - просто так дело не закончится.
— Это точно. Заряжаться-то будешь?
Бармен протянул мне шнур зарядного устройства, который я подсоединил к порту на скафандре. Где-то под стойкой загудел инвертор.
— Наши недавно улетали с планеты, привезли с собой кальян и ящик табаков, так что мы расширяем список услуг. Хочешь дунуть? За счёт заведения.
Я кивнул головой. Вскоре рядом со мной появилось это курительное устройство. Стэн засыпал в чашу табак и включил нагреватель. Взяв в руки металлическую трубку на конце шланга, я поднёс мундштук к губам и сделал долгую затяжку. Дым со вкусом фруктов и лёгкими нотками мяты хлынул в лёгкие. Выпустив изо рта небольшое облако и затянулся ещё раз. Предположим, что жизнь стала ещё чуть менее хреновой. И всё же. Что собирается предпринять кэп? Полномасштабная атака? Или точечный удар по верхушке? И как выследят рейдеров, чего ещё не удавалось сделать никому? Впрочем, я слишком много думаю. Мне-то какое дело? В любом случае, этим будут заниматься Стервятники и кэп, а не я.
Вдруг мой омни-инструмент принял вызов. Неизвестный номер, но вызывал кто-то из своих. Я принял вызов
— Кто на связи?
— Лейтенант Эдмон Петтс, отряд Стервятников. Капитан хочет немедленно видеть вас. Конец связи.
Меня? С чего бы вдруг? Я же простой стрелок со средними техническими навыками. Не нравится мне это.
— Ты сам слышал. Похоже, что мне пора.
Я провёл рукой над терминалом, оплатив еду и алкоголь. Моё снаряжение за это время успело зарядиться почти полностью. Отсоединив кабель, я вышел из бара.
Снаружи стемнело ещё сильнее. Редкие строения освещались ещё более редкими мотоциклами или людьми. Я сел на “Пиранью” и поехал к причалу челноков. Капитан и Стервятники обитали на втором крейсере, “Моргане”. Оба корабля находились на орбите планеты, а фрегаты и более мелкие корабли - на поверхности. Поездка заняла всего пять минут. Я оставил мотоцикл портовому механику и пошёл к челнокам. Я сел в самый ближний и задал пункт назначения. ВИ сделает остальное сам. Хоть мы и стараемся поддерживать технику в хорошем состоянии, но всё же мы были пиратами, так что челноки были довольно старыми. Об этом я вспомнил, когда меня вжала в кресло перегрузка при взлёте.
Космос. Сколько я тут уже не был? Года два? Три? Далёкие звезды висели посреди абсолютной черноты. Где-то там, за миллиарды километров от меня, находятся Цитадель и Мигрирующий флот, чуть ближе - Омега. Вскоре я увидел две увеличивающиеся точки - “Роджер” и “Морган.” Если смотреть с расстояния нескольких сотен километров, то крейсер кажется чем-то маленьким, но чем ближе ты будешь, тем очевиднее, что это огромный корабль с множеством орудий и прочной бронёй. В старые времена торговцы сдавались, лишь завидев их на радарах, а охрана скрывалась на сверхсветовой после пары выстрелов главного калибра. Тем временем мой челнок подлетал к ангару. В иллюминаторах космоса уже не было видно, только чёрный металл внешней обшивки. Как же долго мы их красили.
Створка шлюза опустилась, пропуская челнок внутрь корабля. Наконец, он приземлился и люк открылся. Снаружи меня уже ждали. Это был Стервятник.
— На приветствия нет времени, совещание уже скоро начнётся, пошли, — всё, что он мне сказал. Всё страннее и страннее. С каких пор рядовых бойцов вызывают на совещания высшего уровня? Я, вроде бы, ничего незаконного не делал. Если это совещание связано с тем, что сказал мне Стэн, то причём здесь я? Даже если учесть, что я успел подстрелить нескольких преступников и не наловил пуль, наград и повышений за это не дают. Мой спутник остановился и открыл дверь мостика. Мы вошли. Раньше я тут не был ни разу. В помещении с большими иллюминаторами у тактической карты нашего региона стоял сам капитан и ещё восемнадцать человек. Стервятников обычно было двадцать, но один из них погиб во время первых грабежей Омеги. Я попытался отдать честь, но кэп прервал меня движением руки
— Нахер это. Итак, господа, — он обратился ко всем, — посмотрев записи с поля боя мы единогласно пришли к выводу, что ты оказался там не бесполезной подставкой под пушку, — он показал рукой на меня, — нам нужны такие бойцы. С этого момента ты становишься Стервятником. Все согласны?
Возражений не было.
— Отлично, — Джо продолжил, — А теперь перейдём к повестке дня. Меня задрали чёртовы рейдеры, да и не только меня. А значит, мы должны от них избавиться. Правильно? Правильно. В общем, мы тут подумали и решили поймать их на живца. Как это будет выглядеть? Очень просто. Отряд из четырёх… Кого-то из вас... Отправится сопровождать караван. В контейнеры мы загрузим радиоактивные отходы вперемешку с нерабочими ракетами, а ещё прицепим жучок. Когда они притащат это всё на базу и начнут потрошить контейнеры, мы получим их координаты, вы уже все отправитесь на точку, поставите маячок и мы разнесём всё с орбиты. Вопросы?
— Кэп? — Я поднял руку, — а, может, лучше не загружать хлам? А то ещё догадаются, что это подстава и свалят куда подальше или вообще ловушку устроят. Мы же после последней экспедиции буквально купаемся в водородном топливе, так давайте его и загрузим. А в один из баков пихнём жука. Тогда они точно не догадаются, что это подстава. И ресурсы не теряем, и план надёжнее получается.
— А мне нравится этот парень! Заслужил абонемент на бесплатное бухло. Вопросы, возражения?
На мостике воцарилась тишина.
— Значит, решено. На подготовку три дня и постарайтесь как можно сильнее распространить инфу о том, что скоро отправится караван с топливом для туриков: есть у меня подозрение, что кто-то из наших работает на этих сук. Свободны.

На следующий день.

Теперь я один из Стервятников. Как? Что я такого невероятного сделал? Возможно, что кэп принял такое решение потому, что я побывал в бою с врагом и знаю его тактику, приёмы, чего ожидать. Теперь я переехал на “Моргана”, мне выдали новую броню и полный комплект оружия, причём не полудохлую палку-стрелялку, сделанную волусами по дешёвке, а полный набор от “Розенков Матириэлс”, одного из самых дорогих производителей, известных за высокие боевые характеристики и качество продукта.
Стервятники были профессионалами: никаких попоек, ничего лишнего. Показали корабль, выдали снаряжение, отвели в каюту. Встав с койки, я отправился в небольшую ванну. Да, теперь у меня была личная каюта со всеми удобствами. Неплохое продвижение чуть меньше, чем за сутки. Закончив чистить зубы, я осмотрел лицо на предмет щетины. Пока что бриться не имеет смысла. Значит, можно надевать броню и отправляться обратно на планету. Сегодня я и ещё несколько бойцов будут сопровождать группу, занимающуюся производством водорода. Надев броню, я пошёл в ангар.
Отличие нового скафандра стало заметно, как только я сошёл с борта челнока: в бронекостюм была встроена система климат-контроля. Добытчики и бойцы уже ждали меня в нескольких десятках метров от подъезда к порту.
— Доброе утро, сэр. Мы готовы отправляться.
— Тогда по машинам.
Я нашёл свой мотоцикл, который уже был починен и заправлен. Надо будет по возможности привезти механикам запчастей. Но это потом. Шестеро солдат, двое из которых были в тяжёлой броне и с ракетными установками, распределились на тройки и сели в небольшие пикапы с пулемётами на крыше. Машины заняли места за грузовиком с рабочими и электролизной установкой, а я пристроился спереди. Осмотрев отряд, я махнул рукой и мы выдвинулись к ближайшему озеру. Проезжая через базу, я увидел отряд из десяти мотоциклистов. Они были в боевой готовности.
— Если что, мы метнёмся к вам на помощь, лейтенант, — крикнул лидер отряда. Я показал ему большой палец и мы поехали дальше.
За пределами базы мы разогнались до максимальной скорости грузовика. Никто не хотел проводить снаружи лишнюю минуту. Ближайший источник воды находился в тридцати километрах от границы в сторону пустошей. Там не стоило рассчитывать ни на кого, кроме себя, потому что даже быстрые мотоциклы потратят несколько часов на то, чтобы до нас добраться. Пулемётчики нервно дёргали стволами из стороны в сторону, готовясь открыть огонь по всему, что покажется опасным хоть на мгновение.
Километр за километром тянулась бескрайняя пустыня. Иногда попадались оплавленные руины или остовы аэрокаров. Насколько я знал, раньше эта планета была покрыта лесами и морями, пока жадность и глупость не набрали критическую массу и не вылились в ядерную войну. Даже в далёком двадцатом веке ядерные бомбы были способны обращать в пепел целые города, чего уж говорить о современных аналогах. И как только люди не уничтожили сами себя? Подумать только, Земля была поделена воображаемыми границами между одними лишь людьми. А теперь мы сосуществуем со множеством инопланетных рас. Чудо, не иначе, что в отдельной земной стране к власти не пришёл какой-нибудь стареющий псих и не сделал того же с нашей планетой. Самое смешное, что в такой войне не было бы ни победителей, ни проигравших, только несколько миллиардов трупов.
Время поговорить с отрядом
— Всё в норме? — спросил я по общему каналу.
— Так точно, сэр. На сканерах чисто: либо они так хорошо прячутся, либо мы тут действительно одни.
По крайней мере, пока что всё тихо. Местное Солнце уже прошло больше половины пути и начинался закат. Судя по мини-карте, мы тоже преодолели большую часть пути и к началу ночи будем у цели.
Вдруг под моим передним колесом раздался негромкий хлопок. Руль вырвался из моих рук. Я не успел ни о чём подумать, только прижал руки к телу. Через секунду динамики шлема донесли до моих ушей крик “Контакт!”. Я ударился об песок и по инерции проехал вперёд несколько метров. Несмотря на мягкость почвы и броню, удар выбил воздух из лёгких и отдался болью в левом плече. Странно, но не полетели ракеты, не затрещали пулемёты. Во рту появился странный вкус, а нижняя губа отдала острой иголочкой боли. Похоже, я прикусил её, когда врезался в землю. Я снял со спины снайперскую винтовку и осмотрел местность. Ничего. Я встал с земли и повернулся к машинам. Надо отдать должное водителю грузовика за то, что он успел среагировать и свернуть, не проехав многотонной машиной по “Пиранье”.
— Что происходит?
— На нас напали?
— Что это на горизонте? — Сыпались вопросы по радио.
— Всем тихо, — скомандовал я, — есть пострадавшие?
— Нет, сэр, только вы.
Кажется, я начинаю понимать. Пройдя около десяти метров, я обнаружил свой мотоцикл. Шина на переднем колесе пришла в негодность, но диск и вилка были целыми. Если бы это был выстрел, то и диск был бы повреждён, или вообще оторвало колесо. Я прошёл ещё несколько метров и увидел небольшой, торчащий из песка острый обломок металлоконструкции.
— Отбой тревоги, я наехал на железяку и пробил колесо.
— Точно?
— Да, стою как раз перед ней, да и борозды в песке соответствуют, — я снял шлем и сплюнул накопившуюся во рту кровь, — достаньте запасную шину, а пока встаём на привал. Двое дежурят, через три минуты меняемся.
Активировав омни-инструмент, я залечил рану на губе, после поднял мотоцикл с земли и снял остатки шины. Ко мне уже подошли двое кварианцев из инженерной бригады. Испорченную шину они тут же подобрали, молодцы, потом переработают и сделают новую
— Бош`тет, ну её и порвало.
— Потом с вторсырьём развлекаться будешь, — раздражённо сказал второй.
Через три минуты новая шина уже была установлена. Шустрые ребята, вот уж кому я бы точно доверил с техникой возиться. Пока первый кварианец в красном скафандре осматривал мотоцикл, второй, в сером, просканировал мой бронекостюм
— Хороший у вас бронекостюм, сэр. Был бы “Элкосс”, ещё бы на полчаса тут застряли, так только краска немного побилась, — а потом обратился к своему собрату, — ты всё?
— Ага. Больше повреждений нет.
— Тогда поехали, — скомандовал я.
Машины возобновили движение прежней формацией и с прежней скоростью. И так потеряли время со всем ремонтом.

Через час.

Остаток пути прошёл без приключений. Солдаты рассыпались по местности и заняли наблюдательные посты, а техники развернули мобильное производство. Пока один разворачивал шланг, второй подключал электролизёр к компрессору, третий уже заканчивал соединять всё оборудование с генератором. Я успел отсчитать шесть с половиной минут до того момента, как оборудование заработало. Вода из озера разлагалась при помощи электричества на водород и кислород, потом оба газа закачивались в баллоны на пятьдесять литров. Уже на базе водород перекачивался в огромный бак, из которого заправлялись генераторы и техника. Техники также использовали газы для сварки и резки металла, например, при разборке лома, привозимого отрядами мародёров. Позже металл использовался для постройки домов, ремонта и сборки техники. Остальное перерабатывалось и использовалось для изготовления всего, что делалось не из металла. Продукты всех циклов производства ещё и продавались другим Округам или обменивались на припасы. Некоторые предприимчивые товарищи из наших рядов сумели наладить торговлю и за пределами планеты: Мигрирующий флот, Омега, другие пиратские формирования. Так мы и жили. Если бы не рейдеры, то вообще жизнь была бы сказкой.
Вообще, вовремя мы ушли со сцены, ведь по рассказам тех, кто летал в космос, Альянс устроил рейды на пиратов. Многих арестовали или убили. А мы, хоть и владели несколькими десятками кораблей, всё равно бы рано или поздно оказались уничтожены. Уверен, Совет когда-нибудь подчинит своей власти системы Термина. Может, это и к лучшему. Космос слишком большой для того, чтобы делить между собой даже что-то огромное, как галактика. Когда-то люди считали, что они одни. Если это оказалось неправдой, то почему мы должны быть одними во всей Вселенной? И что если те, кто отделён от нас тысячами световых лет, уже летят сюда и, возможно, не с самыми добрыми намерениями?
В это время техники решили поизучать окружающий мир. Кто-то припёр из грузовика походную лабораторию, взяли пробы воды, песка, камней, начали рассматривать в микроскоп, замерять излучение, проводить масс-спектрометрию.
— Что-нибудь интересное нашли? — спросил я, подойдя к ним сзади.
— Во-первых, в пробах воды повышено содержание НЭ, что означает, что водоём примыкает к залежам ЭлЗо; во-вторых, глубина этого озера - восемьсот пятьдесят метров, ширина - две тысячи триста метров, а по форме оно напоминает вазу, то есть мы видим лишь небольшую часть, уже знакомый мне кварианец показал рукой в землю, — на глубине пятидесяти метров под нами вода; и в-третьих, в воде содержится множество различных органических частиц: это значит, что на планете ещё осталась жизнь! Всё, что не умерло, спустилось обратно под воду.
В этот момент земля под ногами слабо задрожала
— А это “всё, что не умерло” может хотеть нас сожрать? — Одновременно со своим вопросом я взял в руки снайперскую винтовку. Даже если это всего лишь землетрясение, лучше перестраховаться, всё равно уже почти все баллоны были заполнены
— Внимание всем, экстренно сворачиваемся и валим отсюда!
Солдаты повскакивали со своих постов и начали помогать техникам погружать оборудование в грузовик. Чем-то события сейчас напоминали мне классику земного кинематографа: фильм “Звёздный десант”. И это мне абсолютно не нравилось. Не успели солдаты запрыгнуть в свои машины, как поверхность воды покрылась рябью и оттуда вырвалось нечто… Словно безумный учёный смешал в одной ужасной твари молотильщика, сколопендру и осьминога. По бокам длинного тела извивались огромные щупальца, голова же напоминала таковую у молотильщика.
— Чё вылупились?! Бейте из всего, что есть! Живо!!! — заорал я в рацию. Грузовик техников сорвался с места и понёсся прочь с удвоенной скоростью, уж не знаю, что учудили с двигателем кварианцы, но это работало.
Защёлкали пулемёты, тяжеловооружённые солдаты выпустили залпы из своих ракетных установок. Я, остановившись через полкилометра, слез с мотоцикла и запитал от АКБ бронекостюма ускоритель массы винтовки и выстрелил утроенным зарядом по лапам твари.
— Перевести огонь на лапы!
Резко развернувшись, пикапы понеслись навстречу глубоководному чудовищу, поливая пулями сотни его многочисленных ног. Когда винтовка остыла, я прицелился в сустав и сделал ещё один выстрел уже с четырёхкратной мощностью. В месте попадания лапа отломилась и тварь издала громкий рёв.
— Не нравится?! Стреляйте в суставы! Обездвижим это уродище, а потом взорвём к ебеням собачьим!
Монстр предпринял ответные действия и попытался обрушить своё щупальце на джип, но водитель ушёл в занос и огромная чёрная конечность разбросала песок в нескольких метрах от машины. Ночную пустыню озарили вспышки ракетных установок и десяток ракет с обеих сторон врезался в порождение глубин. Я снова выстрелил, на этот раз в стык тела и щупальца, лишив это создание своего грозного оружия. Пикапы пошли на второй заход, доехав до задней части этого местного Левиафана и снова развернувшись. С каждой секундой чудище теряло ноги под огнём пулемётов. В один момент тварь изогнулась вправо, пытаясь достать пикап своей гигантской пастью, в которой не то, что джип, небольшой шаттл уместился бы. Но в дело включилась моя винтовка: я выстрелил прямо под челюсть существа, заставив его закрыть рот. Водитель машины, уворачиваясь от головы, направил её прямо под брюхо твари. Вскоре там полыхнула череда вспышек. Монстр от боли подскочил, издав особенно громкий рёв. Пикап к этому моменту покинул опасную зону, куда упала туша. Левиафан, потеряв часть своих лап, не смог распределить нагрузку на остальные. От удара суставы треснули и существо, теперь беспомощное, рухнуло на песок.
— А теперь подъезжайте к голове и разнесите её к чёртовой матери!
Обе машины подъехали к голове и сосредоточили огонь на одной точке. Пулемётчики раскололи панцирь, защищавший мозг, после чего два ракетных залпа расшвыряли содержимое черепа.
— Оно сдохло? — спросил я.
Кто-то из солдат бросил в пробоину гранату. После взрыва ничего не произошло.
— Сдохло, — ответили мне
— Слава богу. Едьте сюда и, наконец, двинем на базу.
Произошло то, чего никто не ожидал: когда машины развернулись, изо рта не до конца мёртвого монстра вылетел язык и пробил задний бампер и крыло пикапа. Машину потянуло в раскрытую пасть
— Пулемёт перегрелся! Не могу перерезать! Спасите! — раздалось по рации.
— Спокойно.
Я прицелился и выстрелил по языку. Обрубок скрылся в пасти чудовища, а вслед за ним полетел ещё десяток ракет. Голову окончательно разорвало на куски. Машина сорвалась с места и понеслась вперёд. Пока пикапы ехали ко мне, я через прицел винтовки попытался рассмотреть поверженное существо. От начала и до конца оно было около тридцати метров в длину. В ширину - около шести-семи, в высоту - примерно четыре. За те бесконечные минуты, пока солдаты пытались обездвижить это, оно преодолело почти четыре сотни метров. Без сомнений, эта штука умела перемещаться не только под водой.
— По приезду выпивка за мой счёт. Прекрасная работа, парни, — сказал я.
— Угу, ещё бы девочек.
— С этим уж как-нибудь сами, в конце концов, спасайтесь руками.
Дружный смех разорвал эфир. Даже техники подключились.

На следующий день.

— Так оно вылезло прямо из-под воды?
История о том, как мой отряд уничтожил монстра из глубин, уже стала известной всем пиратам. Левиафан, как я его назвал, оказался первым встреченным на этой планете живым организмом после бомбардировок.
Рассказы моментально облетели все бары, обрастая несуществующими подробностями и откровенными небылицами. Я сегодня был свободен, поэтому не покидал базу и смог зайти, чтобы подтвердить рассказ солдат.
— Да, выскочило из ниоткуда. Я сразу заорал, чтобы открыли огонь из всех стволов, сам отъехал подальше и поддерживал снайперским огнём.
— Мы в один момент думали, что всё, накроет щупальцем. Если бы не ваш выстрел, то так бы наша машина там и осталась, — продолжил рассказчик.
Солдаты из моего вчерашнего отряда были новичками, пришли за пару-тройку месяцев до Последнего Приземления и не успели повидать того, что пережил, например, я, присоединившись к команде за пять лет до конца. Было весело: турианские военные конвои, волусские транспорты, несколько раз били корабли ГОР по наводке Серого Посредника.
Естественно солдаты были в восторге от боя. Не то, чтобы меня было удивить уже нечем, но сражение с подводной тварью такого трепета не вызывало. Омни-инструмент завибрировал. Я включил устройство и открыл пришедшее по внутреннему каналу Стервятников сообщение. К нашему каналу имели доступ только члены отряда, даже капитан не мог читать наши сообщения и слушать переговоры.
"У нас ЧП. Вы должны это видеть. Встречаемся на указанной точке, подкрепления не берём".
Так. Это нехорошо. Взломать канал не могли, потому что о нем знали только Стервятники. У нас точно проблемы, и большие. Никто не стал бы объявлять общий сбор ради шутки или по незначительном поводу. Да ещё и секретность. Что там творится?
Я выбежал из бара и направился к стоянке. Выпить я, к счастью, не успел. По моему заказу "Пиранью" доработали, установив более прочные покрышки и форсированный двигатель, что позволяло мне двигаться ещё быстрее.

Где-то в пустыне. Через час.

Как и ожидалось, я приехал первым. Помимо меня здесь находился ещё один солдат. Не успел я приблизиться, как в рации раздались
— Глуши мотор и лезь сюда. Прижмись к земле.
Я огляделся и увидел остов здания. В обломках притаился Стервятник, который помахал мне рукой. Прикрыв мотоцикл лежавшим рядом листом металла, я полез по обломкам на небольшую площадку. Когда я влез, азари указала мне инфракрасным лазером направление
— Посмотри в бинокль или через прицел СВ.
Я вытащил винтовку и вгляделся в пустыню. В пяти километрах от нашего укрытия находилась сеть трещин в земле с крупным кратером по центру, в котором копошились бандиты. Взрыв ЭЛПЗ** или землетрясение в результате ядерного удара обнажил что-то вроде секретного подземного склада или бункера. Очень старого. Около пятидесяти фигур выносили оттуда контейнеры и погружали их в машины.
— И что это? Они грабят какой-то склад. Мы все так или иначе что-то мародёрили на этой планете. Разве стоило такой паники? — спросил я.
— Неужели ты… Ах, точно, ты же человек. В общем, это склад оружия Совета, и, судя по всему, он времён Кроганских Восстаний или Рахнийских войн. И не смотри на то, что прошло около тысячи лет: оружие тех времён убивает ничуть не хуже современного. Тяжеляк, броня, припасы, хватит на целую армию, — голос азари звучал взволнованно, — поэтому я и позвала всех: мы должны немедленно атаковать их, иначе рейдеры получат всё это добро и станут невероятно сильными. Если даже сейчас они одерживают победы, то что будет дальше? Они нападут на нас и захватят наши корабли, а потом станут вообще непобедимыми… Только если вмешается крупный игрок, вроде Альянса или Иерархии. Омега тоже выстоит. Но остальной Терминус будет обречён…
— Стоп-стоп-стоп. Во-первых, ты предлагаешь напасть на них отрядом всего в двадцать человек, когда я насчитал около пятидесяти противников? Во-вторых, какое нам дело до того, что они собираются грабить Терминус или кого-то ещё? В-третьих, у нас на орбите два крейсера висят: сунутся на базу - прихлопнем на подходах, — азари меня резко оборвала
— Ты серьёзно? А если там лежит по частям ракета ПКО? Или химическая боеголовка? В те времена особо не церемонились в выборе оружия, уж слишком большой была угроза.
Что-то было в её словах. Кто знает, какие тайны мог скрывать бункер Совета? Да и нам лишними стволы не будут, пусть и древние.
— Хорошо. Возможно ты и права, но всё же их слишком много. И спорить с тобой, когда все приедут, я тоже не могу, иначе группа может расколоться, а тогда вас уж точно перебьют. Скажу честно: мне это не нравится, но лучше ударим все вместе и у нас будет шанс отделаться без потерь.
— Рада слышать. Кстати, распространились истории про вашу вылазку за водородом. Держи, — она отдала мне свою снайперскую винтовку, — это очень мощный прототип, который мне ни к чему: предпочитаю ближний бой. Можешь оставить себе.
Интересная винтовка. Возможность усиленного выстрела, режим для средней дистанции, встроенный электризующий контур для более быстрого уничтожения щитов.
— Спасибо, э-э-э… Я даже не знаю твоего имени.
— Лина.
— Мэтт, — я выдержал небольшую паузу и продолжил, — не расскажешь про склады подробнее после этой неожиданной вылазки? Способы обнаружения, возможное содержимое. Может, он тут такой не один и мы сможем извлечь из этого пользу для всех нас. Зайдёшь ко мне на корабле или встретимся где-нибудь на планете? Мне, в принципе, одинаково подходят оба варианта.
— Встретимся здесь после того, как закончим с рейдерами. Я давно хотела покататься по пустыне, но отправляться в одиночку слишком опасно. Заодно и обсудим дела. Если мы оба переживём атаку.
— Хорошо, — в этот момент я увидел на радаре приближающихся Стервятников, — вот и наши. Веселье начинается, а?
Я разбежался и спрыгнул с наблюдательного пункта. Броня и песок поглотили удар. Выпрямившись, я включил маяк опасности, чтобы остальные перевели двигатели в скрытный режим и старались быть незаметнее.
Из-за горизонта показались восемнадцать фигур на мотоциклах. Все, как один, в броне песочных оттенков. При помощи ИК-луча я показал остальным, куда ехать.
Я ввёл в курс дела весь отряд. Было решено использовать стандартную пиратскую тактику боя: быстрый налёт. Бойцы делятся на группы по пять и атакуют одновременно с разных направлений, сводя векторы атаки в одну точку. Ничто другое не подходило из-за отсутствия каких либо укрытий. Закончив с проработкой плана, отряд разделился и теперь оставалось только ждать, пока каждая группа отчитается о готовности.
Не прошло и часа, как все были готовы
— Группа 1 на месте.
— Группа 2 готова.
— Присоединяемся.
— И мы.
— Так чего ждём?
— Понеслась!
С этими словами я активировал систему маскировки, встроенную в мотоцикл, и сорвался с места.
На скорости около двух сотен километров в час мы быстро преодолели дистанцию и приблизились к спуску в кратер. К этому времени было необходимо отключить звукопоглотители, чтобы не перегреть двигатели.
— Бейте оглушающими, — скомандовал я. Несколько бойцов вскинули руки и выстрелили светошумовыми зарядами из омни-инструментов.
Мы были уже совсем рядом. Настолько, что можно было различить пятна ржавчины на бортах рейдерских грузовиков. Конечно, ослепило не всех противников и по щитам прошёлся град пуль. Я убрал с руля левую руку, достал штурмовую винтовку, и прошёлся несколькими короткими очередями по ближайшему укрытию, до которого оставалось не больше пятидесяти метров. Я сбросил скорость до сорока и резко вывернул руль. Мотоцикл вместе со мной врезался в нагромождение ящиков и они посыпались на укрывшихся за ними. Встаю с земли. Достаю дробовик вместо потерянной при ударе винтовки и расстреливаю в упор прижатых ящиками. Бросаюсь в сторону, ложусь на землю, меняю дробовик на снайперскую винтовку, прицеливаюсь, стреляю. Кроган, бросившийся в атаку на двух наших, упал с пробитой головой.
Рейдеры, потеряв преимущество в начале боя, начинают отступать к складу. Темп перестрелки замедляется. Я занимаю укрытие и делаю несколько выстрелов по укреплённой позиции у входа на склад. Удачно открывшийся человек с пулемётом успевает спрятаться. Краем глаза замечаю фиолетовую вспышку. Азари ворвалась в ряды противников при помощи биотики и стала расстреливать из дробовика оглушённых врагов. Секунда, и IFF опознаёт в ней Лину. Ещё секунда, и я вижу, как батарианец готовится поднять её биотикой и расстрелять. Нажав кнопку усиленного выстрела, я взял в прицел точку между его верхними глазами и спустил курок. Отдачей меня чуть не сбило с ног. Вернувшись на позицию, я увидел, как азари скрывается за стоящей рядом машиной.
Бой затягивался. После того, как бандиты отступили, обе стороны окопались.
— Видели пулемётчика справа от входа? Этот гад кроет весь правый фланг! Снимите его или мы никуда не сдвинемся, — раздалось по рации.
— Я пытался, но меня самого прижали. Подавите стрелков, чтобы у меня появилось время на выстрел, — ответил я.
— Да мы бы с радостью, но если высунемся - нас накроют ракетами. Сидим втроём за небольшим контейнером в двадцати метрах от входа.
Я попытался выглянуть из-за перевёрнутого камня, но очередь из трёх автоматов заставила меня спрятаться. Остальные были заняты в других местах или слишком далеко, чтобы помочь.
— Есть идеи? Обычными методами не получится.
— Группа 2 сможет вам помочь через несколько минут, сопротивление минимальное, скоро дожмём.
— На связи Группа 3! Мы под плотным огнём! Двое ранены! Нужна помощь, срочно!
— Сами слышали. Помогите лучше третьей, у нас всё не так плохо, — решил я.
— Поняли, мы их вытащим.
— Четвёртая, пятая, как обстановка?
— Соединились и движемся к бункеру, но противников много. Задержимся надолго, помочь не сможем. Потерь нет.
— Ладно, разберёмся сами. Конец связи. Первая группа, переходим на канал 20-48-альфа, не будем мешать остальным.
Я выставил из-за укрытия ствол винтовки и сделал несколько выстрелов в сторону противников. В ответ тут же прилетело множество пуль. Теперь пытаюсь высунуться с другой стороны, но меткая пулемётная очередь почти лишает меня щита.
— Никак. Что делать будем? Может, кто-нибудь видел неподалёку что-то полезное?
— Тут где-то лежит труп гранатомётчика, но пользы от него мало: я забил его его же оружием, хе-хе-хе, — раздался по радио довольный кроганский голос.
Безумие. Но лучше всё равно ничего не получается выдумать.
— Лина, ты сможешь найти это тело и принести сюда реактивные гранаты?
— Допустим. Но зачем?
У неё был приятный голос. Не воркование Иллиумских шлюх, а воина.
— Сейчас расскажу. Давай.
Через несколько минут рядом со мной сверкнула сиреневая вспышка биотического рывка. На землю легло три снаряда.
— Сейчас я при помощи омни-инструмента направлю гранату, а ты ускоришь её биотикой. Так мы разнесём огневую точку и выбьем ракетчика.
— Но ведь твоя рука, подсвеченная омни-инструментом, будет прекрасной целью.
— А есть идея получше? Ты сама так точно не сможешь метнуть, а попыток немного.
Она хотела возразить, но вскоре кивнула головой, как бы говоря "давай". Я поднял снаряд при помощи поля, а второй рукой отсчитал от трёх до одного. На счёт "один" мы синхронно показались из-за камня. Вокруг гранаты помимо оранжевого свечения появилось голубое и она унеслась в сторону рейдеров. Взрыв. Группа переходит в наступление. Теперь я мог работать на полную. Выстрел. Ещё один взрыв. Точное попадание в боекомплект турианца, державшего под прицелом ракетной установки двух наших. Группа переходит в наступление. Под натиском Лины, уже успевшей ворваться на правый фланг, и неизвестно откуда появившегося Йорда, кроганского воеводы, пали фланги рейдеров. Я открываюсь и беру в прицел дрелла. Падает с дырой в груди. Перевожусь на подбирающегося к брошенному пулемёту крогана. Простреливаю колено, затем голову. Снова меняю цель. Женщина хватается за пробитую шею. Невезучая двойка открывает шквальный огонь. Ещё четверо преступников лишаются жизней. Удар кроганского молота по азарийской голове завершает бой.
Выстрел дробовика разносится во внезапно наступившей тишине - Лина добила раненого. В пылу боя я не заметил, как приблизился закат.
— Ну что, мародёрить будем?
— А то! Не зря же мы "Красная Комета".
Удовлетворение. Впервые за два месяца мы нанесли поражение бандитам. Разгромное поражение. Мы вышли из боя с шестью ранеными солдатами. Удовлетворение. Как сказал один мудрый человек: "выстрел в голову может решить почти любую проблему". А сегодня я прострелил не одну. Раны заживут, броню починят, но столько новых людей они будут ещё долго вербовать. Звук. Я повернулся и увидел недобитого дрелла. Думал, что в сердце, но прострелил лёгкое. Теперь подранок отошёл от болевого шока и пытался себя залатать. Подойдя к нему, я с сбил пинком его руку с инструметрона. Достал винтовку и прострелил ему правое плечо. Левое. Два в живот. И финальный в голову. Страдай. Скоро вы все будете валяться в пустыне в таком виде или ещё хуже. Да, плохой поступок. Впрочем, на роль святого я и не претендую. За время пиратства и пожёстче казни устраивали, например, для чересчур назойливых офицеров СБЦ. С окончанием действия адреналина начала накатывать усталость. Мысли в голове становились всё более хаотичными.
— А теперь главный приз. Пошли грабить бункер. И вызовите сюда несколько отрядов, чтобы перетащили всё добро на базу.
Вход представлял из себя трещину в стене тоннеля. Гермодвери, установленные при постройке до сих пор успешно справлялись со своими обязанностями, так что через них попасть внутрь было невозможно. Даже освещение частично работало. Шаги отряда отдавались звонким эхом в покрытом металлом коридоре. Пройдя около двадцати метров, мы пришли к старому грузовому лифту. В кабине стояли готовые к погрузке контейнеры, помеченные неизвестной эмблемой. Дождавшись, когда все войдут в лифт, я нажал на одну из двух кнопок на панели. Кабина вздрогнула, сверху раздался скрип и мы поехали вниз. Система была древняя, где кабина подвешивалась на тросах к лебёдке. Такие теперь остались только на Земле, в памятниках архитектуры начала двадцать первого века.
Лифт проехал вниз около двадцати метров и остановился. Мы вышли из кабины и оказались в центре квадратного помещения примерно двадцать метров в длину и десять в высоту. Помещение было полностью занято рядами стеллажей. На потолке был установлен автопогрузчик на рельсах, который мог достать нужный контейнер. Управлялся он, похоже, с панели около лифта.
— Кто-нибудь знает, как работать с этой штукой? — я показал на панель погрузчика, — у меня переводчики не распознают язык интерфейса.
— Я попробую, — прорычал Йорд, — кому что достать?
— Мне бы полуавтоматическую винтовку вместо потерянной штурмовой.
Кроган нажал на несколько кнопок. Под потолком раздалось гудение электродвигателя и через пару минут сверху спустился ящик метр на метр.
— Полуавтоматические T'yiur - 53, ещё их называли… Аррррр… По-землянски ближе всего будет "мухобойка". Под прикладом рычаг, за него надо дёрнуть, чтобы зарядить следующую пулю в ускоритель. Ещё кому что? — объяснил воевода.
Дальше уже не было ничего интересного, так что и слушать смысла не было. Я вытащил из креплений внутри ящика оружие. По внешнему виду винтовка напоминала земной Winchester 1873. У моего отца неизвестно откуда был такой, один раз мы брал его на охоту, к счастью, благодаря современным технологиям, создать боеприпасы было довольно легко.
К сожалению, за много сотен лет хранения моя новая винтовка разрядилась полностью, но это единственное, что пострадало от времени. Кажется, техникам придётся изобретать зарядное устройство для новых стволов.
Всё, что хотел, я получил. Осталась только одна вещь. Я перевёл коммуникатор в режим персональной связи
— Лина, если ты ещё хочешь ехать, то пошли к мотоциклам. Я собираюсь наверх. Мне здесь делать больше нечего.
— Иди, я тебя скоро догоню.
Что ж. Я зашёл в кабину и слабо ударил по кнопке. Лифт пришёл в движение. Через несколько минут я был на поверхности. Здесь уже собрались все остальные группы. Кто-то стоял и курил, некоторые сбились в небольшие группы, разожгли костры и грели пайки, попутно общаясь, кто-то занимался ранеными. Я стрельнул сигарету у военного инженера, который что-то делал с бандитским грузовиком, и пошёл дальше. Мой мотоцикл так и лежал там, где я его бросил. Неподалёку я нашёл и свою штурмовую винтовку, но места на броне уже не было, так что её пришлось убрать в небольшой багажник. Ставлю миллион кредитов, что забуду потом занести в оружейную. Да и пусть будет так. Мало ли, когда может пригодиться запасной ствол.
Надо бы осмотреть свой транспорт на предмет повреждений после столкновения. Удар пришёлся на защиту двигателя, так что мотоцикл должен быть на ходу. Я поднял с земли "Пиранью" и начал запаивать треснувшую композитную решётку, как вдруг сзади раздались шаги. Повернувшись, через затемнённое для сварочных работ стекло, я рассмотрел женский силуэт
— Интересный способ войти в бой. Где ты научился так управляться с мотоциклом? — спросила Лина.
— Мой отец с сослуживцами из полицейского спецназа после выхода на пенсию основал мотоклуб. Они и научили меня ездить, стрелять. Узнал бы он, чем я занимался последние несколько лет - пристрелил бы на месте, — я повернулся обратно и продолжил ремонт.
— Насколько я знаю, семья занимает значимое место в жизни землян. Ты не поддерживаешь контакт с ними? Я замечала, что некоторые из нас иногда общаются с родственниками.
— Я хотел бы, но мой старый омни-инструмент сломался в бою, а наизусть я адреса в экстранете не помню.
— Ты не пытался его починить?
— Имплант выгорел начисто, когда я задел повреждённый силовой кабель во время абордажа. Не по своей вине. Кроганский пинок помог. Всего лишь досадная случайность.
— Может, я могу помочь тебе вспомнить?
— Нет уж, спасибо. Прости, конечно, но я слишком мало тебя знаю, чтобы вот так пускать рыться в своей голове. Без обид.
— Ничего, я понимаю. Скоро закончишь?
— Это защитная пластина, я могу ехать хоть сейчас. А где твой мотоцикл?
— Боюсь, он не на ходу: во время атаки пуля попала в тормозную систему.
— Значит, ты не поедешь? — Я отключил сварочный лазер и сел за руль.
— Почему же? — она села сзади, — ты не против?
— Тогда держись крепче, — я, как обычно, разогнался с места до сотни, — куда поедем?
Похоже, что Лина сверялась с картой
— Отсюда на запад, примерно сорок километров.
Стрелка спидометра уверенно подползала к отметке "140"
— А что там?
— Остов корабля, с которого открывается очень красивый вид.
— Какой ещё, к чёрту, красивый вид?! Это же планета - пустошь: здесь нет ничего, кроме песка и обломков.
— Увидишь, — она сделала паузу, — когда ты ушёл, мы проверили управляющий терминал бункера. Он тут такой один, но бандиты успели вывезти около сорока процентов содержимого. Вот откуда у них ракеты и припасы, не считая того, что было украдено.
— И о каком количестве украденного идёт речь? У Техаса и Иклинса не так много оружия, тем более тяжёлого. Они меняют ресурсы и нерадиоактивную воду на пушки и боеприпасы, так что остаёмся только мы и Омега.
— Около месяца назад с наших складов пропали три сотни ракет и ядерная боеголовка. Собрать остальное - не проблема.
— Но это же безумие! Невозможно разграбить то, что пять минут назад было испарено ядерным взрывом. Да даже мы её украли только для того, чтобы обменять у Кровавой стаи на запчасти для кораблей и аренду пяти орбитальных верфей.
— Боюсь, не все такие умные, как ты. И вообще, откуда ты это знаешь? В те времена у тебя не было допуска к такой информации.
— Случайно подслушал разговор Стервятников, пока менял проводку.
— Богиня, сколько раз уже говорили нашим не трепаться где попало о планах и приказах?
— Запреты бесполезны. Лучше бы попросили ходить в полной броне и общаться по рации.
— Мы же не кварианцы, чтобы всё время в шлемах и скафандре.
— В этой броне ещё можно жить. А вот в том, что выдают рядовым бойцам, в пустыне как-то херовато без климат-контроля.
— Так никто же, вроде, и не жаловался.
— Так никто и не спрашивал, но когда в последний раз проверяли сторожевые башни? Там всё заколотили листами металла и понавтыкали самодельных кондиционеров, которые в любую секунду готовы выйти из строя и залить всё вокруг токсичным хладагентом. Я не говорю, что это всё нужно убрать, а наоборот, выделить ресурсы и команду техников, чтобы они сделали нормально. Тогда, может, и меньше людей будет сбегать.
— Что? О чём ты говоришь? — Голос Лины прозвучал удивлённо и взволнованно
— То есть об этом ещё и не знают? Четыре дня назад пятеро ушли в неизвестном направлении. Регулярно небольшие группы или одиночки дезертируют по разным причинам. В основном, новички, которых ещё толком никто не запомнил. Блять! Неудивительно, что у нас прямо из под носа пиздят тяжеляк целыми партиями, — я начинал злиться, — когда вообще в последний раз кто-то занимался тренировками людей, безопасностью? Да я недавно поднялся на сторожевую вышку, чтобы попить пива с другом, который был в карауле, а там какой-то батар наяривал на квариано-ханарское порево! Прямо на посту! О, да мы по уши в дерьме ворка, если всё настолько плохо. У нас уже четверть охранников не пробежит и километра, потому что они прокурили себе все лёгкие. Конечно, рейдеры ебут нас, как детей, потому что почти все положили болт и загорают вместо работы. Да и мы не лучше. Сидим себе на "Моргане", где температура не поднимается выше двадцати пяти, временами вылезаем из шлюза и стреляем по космическому мусору, чтобы не забыть, как вообще в руках держать пушку, а что толку? Из полутора тысяч боеспособных человек шестьсот. Где та "Красная Комета", которая была лет семь назад? Жестокие пираты, гроза Терминуса и Траверса. Дьявол!
От злости я дёрнул газ, что заставило мотоцикл резко рвануть вперёд, а Лину - схватиться за меня.
— Мэтт! Помедленнее! Если мы сейчас разобьёмся - это не решит проблему, но и моментально исправить ничего не получится, как минимум потому, что несколько наших сегодня были тяжело ранены и проваляются около недели в госпитале. Всё равно такую проблему не получится решить моментально.
— И что? Начинать нужно как можно скорее! Остальных можно ввести в курс дела позже, но хотя бы накидать примерный план действий, просчитать затраты времени и ресурсов, необходимо сейчас. Пара таблеток стимуляторов решит проблему усталости после боя!
— Да, но не только физическая усталость имеет значение. Мы сегодня сражались против превосходящего противника! На наших глазах едва не погибли друзья. Кстати, это тебя я должна сказать спасибо за свою спасённую жизнь? Мне рассказали про того батарианца - биотика.
— Я делал свою работу. Так должен был поступить любой солдат на моём месте, поэтому не стоит благодарить меня за надлежащее исполнение обязанностей. Насчёт остального: мы и раньше выбирались из дерьма похуже, и ничего, потом ещё оставались силы. Эмблема на наших плечах означает не только то, что мы лучшие бойцы среди всех остальных, но и несём больше ответственности. Если в отряде, которым командует Стервятник, будут потери, то виноват будет в первую очередь он, потому что звание обязывает отвечать за действия своих подчинённых: остановить слишком горячих, подогнать любителей посидеть в укрытии… Своим примером! Когда команда будет отмечать очередной успешный грабёж, мы будем планировать следующий, да так, чтобы сделать это быстрее и лучше. Иначе какая мы, к чертям, элита?
Несмотря на то, что я снизил скорость до ста двадцати, азари продолжила держаться за меня.
— Да… Ты прав… Как только жизнь стала легче, мы разленились… Знаешь… Ты говоришь очень правильные вещи, такое обычно можно услышать от турианцев. Я очень рада, что этот разговор состоялся. Похоже, что всем азари свойственно затягивать принятие решений. Ты был прав: необходимо начинать немедленно разбираться со всем этим ужасом. Не могу поверить в то, что всё происходило прямо у нас под носом и никто ничего не заметил.
— Теперь важно лишь то, что мы будем делать. Оставим эту тему до совещания и поговорим о чём-то более лёгком?
— Да… Пожалуй, было бы неплохо. О чём, например?
— Ну, например, что-то, вообще не связанное с работой вообще. А ещё можно и просто помолчать.
Это был лучший из вариантов, тем более, что ехать оставалось немного. Я вывалил на свою спутницу гору тяжёлой информации, которую ей предстояло как-то осмыслить.
Впрочем, процесс не неожиданный. Власть всегда со временем отдаляется от простых людей, пока кто-то, тем или иным способом, не напомнит о том, что, вообще-то, их работа - служить этим самым простым людям. Капитан, забывший о своей команде, очень быстро становится одиноким или мёртвым.
Я начал сбрасывать скорость, когда увидел торчащую из земли конструкцию обтекаемой формы. Пират всегда узнает корабль, даже если его почти не видно. Небольшой пассажирский корвет, лежащий здесь, похоже, со времён бомбардировок. Спёкся из-за электромагнитного импульса на взлёте, скорее всего.
Присадки в сплавах, используемых в космической промышленности, совсем сводили на нет коррозию, поэтому возраст обломков можно было узнать только при помощи замеров радиационного фона. Корпус корабля до сих пор блестел, отражая лучи ярко-красной звезды. Казалось, что обшивка была будто раскалена докрасна. Мотоцикл остановился в нескольких метрах от части крыла, занесённой песком. Лина только сейчас заметила, что обнимала меня всё оставшееся время поездки, хоть я и не чувствовал её рук из-за толстых пластин тяжёлого бронекостюма. Что-то неловко проговорив под нос, она убрала руки и я слез с седла.
Похоже, что этот корвет при аварийной посадке врезался в землю под углом около сорока градусов и немного с наклоном вправо, отчего часть крыла вместе с двигателем оторвалась. Левое крыло осталось в своём первозданном виде, за исключением нескольких глубоких вмятин. Похоже, что во время последней посадки этого малыша здесь рос густой молодой лес.
— Кто первый до конца крыла? Без биотических прыжков и бустеров.
Я посмотрел на Лину.
— А давай!
— Три. Два. Один.
Начали бежать мы синхронно. Вскоре более лёгкая азари начала меня обгонять. Я увеличил скорость. К началу крыла мы подбежали вместе. Запрыгнув с разбегу и зацепившись магнитными захватами, я начал карабкаться вверх. Лина попыталась продолжить бежать вверх, но одни магнитные ботинки не смогли справиться с силой притяжения и она съехала вниз. Я же продолжил движение дальше и вскоре уже держался руками за конец крыла.
— Ну и кто будет учитывать силу притяжения? Сразу видно, что кроме космоса ты магнитами нигде не пользуешься. А ведь такая удобная вещь: можешь добираться до более выгодных позиций, проникать в пришвартованные корабли, да что угодно, лишь бы было, куда и зачем лезть.
— А что, если я могу лучше?
Её тело засветилось фиолетовым. Секунда, и она уже рядом со мной.
— ОК, твой усилитель вышел из строя, или ты ранена, или устала. Что будешь делать?
— Опять мы о делах, — ушла Лина от вопроса, — давай лучше переместимся к кокпиту.
Я оторвал одну руку от обшивки и съехал к фюзеляжу. В своё время сержант, отвечавший за обучение отряда, в который я попал, присоединившись к пиратам, заставил нас отработать до автоматизма способы перемещения по внешней обшивке в космосе и атмосфере и откалибровать до миллиньютонов удерживающую силу магнитных ботинок и перчаток. Лина предпочла спрыгнуть, от чего раздался глухой звук удара.
— Боже, этот корабль и так пережил жёсткую посадку, а теперь ещё и ты на него падаешь. Только погляди на эту вмятину!
— Да иди ты! Будешь так рядовых и сержантов подкалывать на тренировках.
— О, этих ленивых чертей я загоняю и застебу до полусмерти. А потом запинаю на промывку лёгких.
— Это жестоко.
— А налимонивать мудя на посту - это не жестоко по отношению к своим товарищам, особенно, когда есть угроза нападения противника?
— Пожалуйста, скажи хотя бы, что ханар делал это с кварианкой.
— Нет. С кварианцами. Тремя. Сразу. Я даже пытаться догадаться не хочу, что режиссёры сделали с беднягами, чтобы уговорить их на такое. Понимаю, конечно, что галактика большая и хватает в ней всяких любителей необычного, но пусть такие любители держатся подальше от меня, желательно, на расстоянии выстрела штурмовой винтовки.
— Ты же, вроде, больше снайпер, чем автоматчик.
— Сечёшь фишку. На этой дистанции отстреливать их будет проще в разы.
Лина рассмеялась.
— А ты что в этом плане предпочитаешь, — спросила она сквозь смех.
— Мне как-то больше нравятся женщины. Земные, например, но ещё я бы не отказался от эксперимента с кварианкой. Азари тоже неплохи. Как-то раз я провёл две восхитительные ночи с одной девочкой на Иллиуме после удачного налёта на фрейтер, перевозивший военных роботов для "Затмения".
— Всего лишь неплохи?
— В физическом плане вы очень даже хороши. Дело в ваших объятиях. Как-то мне всё равно немного не по себе от того, что проститутка может прочитать всю мою жизнь.
— Ах, Мэтт, ты кое-чего не знаешь о нас: мы не можем проникнуть в голову партнёра, если он того не желает. Это не работает как вскрыватель мозгов. Только если между двумя есть что-то большее, чем физическая связь, объятия становятся возможными.
Странно. Мы были знакомы всего несколько часов, но общались, как давние друзья.
— И всё же, что здесь красивого? Я, как и говорил, вижу только обломки и песок.
— Надеюсь, мы не опоздали и не приехали слишком рано. При взгляде с носа свет во время заката падает под таким углом, что кажется, будто песок плавится.
— То есть мы ехали сюда ради оптической иллюзии?
— Очень красивой оптической иллюзии. Начинается!
Действительно. Звезда уже была близка к линии горизонта. Такой эффект мог возникнуть из-за большого содержания стеклянной пыли, оставшейся после падения высотных зданий. С каждой минутой песок светился всё ярче и ярче, пока не достиг пика. Момент, пока земля светилась немногим слабее звезды, продлился не дольше двадцати секунд, а потом очень быстро наступила ночь.
Просмотры: 55

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности