История Шеррата. Дикарь. Глава 5.

Автор: Я-туман, Роса - соавтор.
Персонажи: Шеррат и другие.
Жанр: Action/Adventure
Аннотация: Фанфик повествует о жизни и приключениях Шеррата до Войны Первого Контакта.
Статус: в работе

По грубо обработанным стенам тоннеля широкой паутиной расходились трещинки, дополняя и без того пёстрый узор скальной породы. Коридор уходил вниз, уводя в глубокие старые галереи и штольни, и дальний край его тонул в море первозданного мрака, царившего здесь все тысячи лет существования лабиринта пещер. Из тоннеля тянуло сырым камнем и плесенью, густыми неровными разноцветными розетками покрывавшей стены там, где скапливалось больше влаги. Она, да серые и рыжие грибы, стайками жившие по соседству со своей микрородственницей — вот, пожалуй, и все обитатели здешнего подземного лабиринта, до сего дня виденные Игнис. Не считая, конечно, самих анахорров.
За спиной троицы добровольцев с грохотом захлопнулась решетка, отрезая их от внешнего, вернее, верхнего мира, от чего на душе возникло ощущение, будто жизнь только что разделилась на «до» и «после». Пара шагов - и путники оказались в кромешной тьме, а воздух стал более тяжелым и затхлым. Пройдя немного вперёд, Шаркан застыл на месте и закрыл глаза. Шедший впереди Шеррат тоже остановился и посмотрел на старого турианца, а затем на Игнис.
- Игнис, закройте глаза на пару минут. Пусть они привыкнут к темноте, - услышала женщина шепот старика.
- Зачем? Вы полагаете, это сильно поможет? - Игнис таращилась в бесконечную черноту в тщетной попытке разглядеть в ней хоть что-то.
Где сейчас находятся Шеррат и Шаркан, она понимала только по их дыханию, да по движению воздуха. Да и можно ли было что-нибудь видеть там, где камень не знал, что есть свет с первого дня существования этих пещер? Пальцы привычно потянулись к омнитулу, но крепкая ладонь остановила движение Игнис.
- Попробуй, - послышался рядом голос Шеррата.
Она зажмурилась. Тьма перед глазами не изменилась. Даже не дрогнула. Игнис почувствовала себя глупо. Она открыла глаза и в недоумении повернула голову туда, где должен был находится чёрный турианец.
- Попробуй, - с нажимом повторил тот.
- Игнис, когда-то давно все мы умели видеть в полной темноте, - зашептал снова старик, делая странный акцент на слове «мы». - Твоё тело вспомнит. Слушай меня — я помогу. Закрой глаза и постарайся увидеть. Глаза — всего лишь помощники. Хозяйка — ты.
Плохо вникая в смысл того, что говорил ей сейчас Шаркан, Игнис снова зажмурилась, решив подождать подольше. Первые минуту-две ничего не происходило, а потом… что-то начало меняться. От темноты и тишины, окружавших её, по телу медленно расходилось ощущение странной расслабленности и точно отрешённости, как бывает, когда готовишься к большому прыжку и напряжение уходит глубоко внутрь тела. Сознание старалось уловить хотя бы один звук или луч света. И организм понемногу снижал порог восприятия. Чувства обострялись — сначала обоняние, затем слух и, наконец…
В какой-то момент Игнис показалось, что перед глазами промелькнуло нечто мутное, тёмно-багровое. Не размыкая век, она наклонила голову в естественном желании лучше разглядеть тень. И сама не заметила, как её глаза открылись, и она принялась рассеянно вглядываться во тьму, пытаясь разглядеть нечто у самой границы видимого. От живота по телу прошла непонятная всколыхнувшая сознание волна, наполняя её, утыкаясь ей в кожу и пластины и словно прорастая корнями и ветвями в окружающее пространство, медленно раздвигая его в стороны. Тень снова возникла перед ней, став внятнее, яснее. В темноте родилось какое-то движение - и Игнис яркой секундной вспышкой увидела, как на неё смотрят два ярко-красных глаза. Из темноты проступили очертания звериной морды, странно похожей на лицо турианца, насколько можно было судить по костяной броне и мандибулам. Звериная пасть раскрылась, обнажив целый ряд острых зубов, по которым стекала слюна...
Сдавило горло. Будучи не в силах закричать, Игнис глухо всхрипнула, дёрнулась - и зверь исчез, словно его и не было. Осталось только ощущение холода и усталости в теле. А ещё Шардис вдруг поняла, что начинает различать во мраке стены коридора и фигуры Шеррата и Шаркана. Потрясённая, она для большей уверенности протянула руку к старику и коснулась его предплечья. Холодные пальцы турианки дрожали.
- Не бойся темноты, Игнис. Тьма не зло, а лишь отсутствие света, - теплая рука Шаркана аккуратно взяла ладонь турианки и слегка сжала. Холод начал понемногу уходить.
- Там что-то было в темноте. Мне показалось… - Игнис замолчала, понимая, что не может объяснить увиденное.
- Определенно там что-то и кто-то есть, - мягко согласился Шаркан, возвращаясь к своему привычному обращению к Игнис на «вы». - Не бойтесь, мы с вами.
Турианка вздохнула, беря себя в руки. Из памяти, меж тем, выплывали события сегодняшнего дня…
...Обратный путь до жилища Шаркана они проделали в молчании. Старик шагал впереди и шумно сопел - то ли ему было тяжело, то ли от негодования. Позади Игнис бесшумной тенью шел Шеррат. Когда же они уже откинули занавеску и вошли в общую комнату, Шаркан наконец-то выдал:
- И зачем вам это было нужно, Шардис? Захотелось острых ощущений?
Напор со стороны Шаркана вызвал в Игнис порыв естественного ответного сопротивления.
- Вы сами сказали, что я могу беспрепятственно изучать все аспекты быта общины. Почему я не могу сходить с вами на охоту?
- Ну, - Шаркан сбавил голос, - это не совсем охота. Скорее просто разведка, - он помолчал, водя жвалами, словно что-то жуя. - Всё же будьте осторожны и поговорите с нашим чёрным другом, - Шеррат, стоявший рядом и инстинктивно зажимавший повязку на руке, удивленно поднял на Игнис и Шаркана свои желтые глаза.
С не меньшим удивлением смотрела на Шаркана и Шардис.
- Тогда я тем более не понимаю, - продолжила она. - Чего вы боитесь, если это просто разведка? Разведка чего?
- Мы спустимся и узнаем, прав ли Шеррат. А потом решим, что делать дальше, - пояснил старик.
Он был не уверен на счёт того, что её следует брать с собой, и Игнис это поняла. Как и то, что сейчас есть ещё шанс отказаться и остаться здесь, в пещере Шаркана.
- Прекрасно. Так я могу идти с вами? - отмела она этот шанс прочь.
- Можете, - скрепя сердцем ответил старик. - Я, конечно, сам с ишин-арами не сталкивался. Но зато с нами идёт единственный, так сказать, специалист по ним. - Шаркан снова посмотрел на Шеррата. - Как рука?
- Жить буду, - буркнул тот в ответ. Затем поднял руку, пошевелил кистью и согнул локоть пару раз. - Болит, конечно, но терпеть можно.
- Дам обезболивающее, нам ты нужен в полном здравии. Ну, ладно, молодежь. Пока отдыхайте и готовьтесь к выходу. А я пойду… помедитирую, - Шаркан откинул полог своей комнаты и скрылся в ней.
Шеррат и Игнис остались вдвоём. Некоторое время молча созерцая противоположную стену, мужчина о чём-то размышлял, а потом направился к соседней комнатке, вынес из неё несколько копий, ножи и разложил это всё на полу общего зала. Глядя на него, Игнис задумалась, что было бы неплохо тоже осмотреть и почистить пистолет после “прогулки под дождём”. Если помимо разведки им всё ж таки предстояла ещё и охота, то выходить на дичь с непроверенным оружием не стоило. Тем более, что зверь, на которого они собирались идти, явно не относился к категории лёгкой добычи.
- У вас есть какие-нибудь инструменты? - неуверенно спросила она Шеррата. - Для… современного оружия?
- Спроси у Шаркана. У меня ничего нет, кроме точила и молотка, - ответил Шеррат, проверяя остроту наконечников у копии и изредка украдкой поглядывая на Игнис. Та же с нескрываемым жадным любопытством буквально пожирала глазами его охотничий инвентарь. Взяв в руки один из наконечников и проведя по нему пальцем, Игнис удивилась: наконечник был выточен из кости животного.
- А почему кость? - спросила она. - Металл же намного крепче. Почему вы не используете его? Не делаете оружие из стали? Те же наконечники или ножи. Или даже целиком копья, или что-то иное метательное.
- Кость легче, и, в добавок, не блестит на солнце и не нагревается, - пояснил турианец-охотник. - К тому же здешние животные не такие уж толстокожие.
Игнис в сомнении дёрнула мандибулой, но решила не спорить. Поднявшись с пола, она подошла к занавеске, за которой скрылся Шаркан, и негромко окликнула:
- Я побеспокою? Очень нужно.
Ответом ей была тишина. Она позвала чуть громче, а потом заглянула за полог. Шаркан дремал или, как он сказал, медитировал - Игнис не особо поняла. Однако же получить ответ на свой вопрос она сейчас явно не могла. Но должны же были быть у старика ремкомплект и инвентарь для ухода за оружием, раз у него у самого был пистолет. Вот только где он их держит?.. Внимание турианки привлёк ящик, стоявший у стены, который она приметила ещё в первый день её пребывания здесь. Больше, похоже, хранить подобный инвентарь было негде. Крышка ящика была откинута. Оставалось сделать лишь пару шагов и заглянуть внутрь.
- Он спит, - Игнис повернулась к Шеррату. - Интересно, я могу посмотреть у него в ящике?
- Я не знаю. Посмотри, - лаконично ответил Шеррат.
Ещё раз взглянув на старика, она подошла ближе к ящику и заглянула внутрь. Несколько отсеков, разделённых перегородками и закрытых крышками - стандартный формат. Помедлив, Игнис наугад открыла один из отсеков. И замерла в удивлении, увидев в нём несколько… книг, лежавших наименованиями вниз. Настоящих книг - не планшетов. В плотном теснённом переплёте и с бумажными страницами. Редкость и бесценная вещь. Книги оберегали, дарили, передавали по наследству. Приобрести подобное новое в современном мире было сложно и дорого. А здесь книг было несколько - две или три точно, насколько могла различить Игнис по корешкам. Рука турианки невольно замерла над отсеком в желании прикоснуться к ним и прочитать хотя бы название.
Шорох со стороны кровати остановил порыв её любопытства. Словно очнувшись, она посмотрела на Шаркана, потом снова на книги и с неохотой закрыла отсек. Где же могли лежать инструменты? Она открыла боковой небольшого размера ящичек и нашла то, что искала: ремонтный набор и всё необходимое для ухода за оружием.
Когда Игнис вернулась в комнату, Шеррат видимо удовлетворенный остротой наконечников копий, принялся за древки. Привычные деревянные он сменил на другие — сделанные из четырех тонких металлических прутьев, стянутых квадратом металлической стяжкой.
- Нашла, - она присела рядом с Шерратом, кинув на пол подушку и поставив рядом ящичек с принадлежностями.
Она не знала, будет ли “Унгум” работать после пребывания в воде и грязи. В целом, насколько ей было известно, его устройство не исключало использование после всего этого, но проверить стоило. Отсоединив блок питания, Игнис разобрала пистолет, осмотрела и протёрла каждую из деталей, удаляя с них остатки песка.
- Намокла твоя игрушка? - задал неожиданный вопрос Шеррат.
- Это не игрушка, - обиделась Игнис за оружие. - Это один из лучших пистолетов своего класса. Надёжный, лёгкий, хороший “убой”. Его используют в наших спецвоисках.
Убедившись, что контакты, защищённые слоем полупрозрачного полимера, не пострадали от воды, турианка разложила части на полу, давая им возможность полностью просохнуть.
- Ну, тогда намокла твоя “не игрушка”, - с легкой усмешкой сказал Шеррат. - Когда увидишь ишин-ара, стреляй на упреждение: они очень прыгучие. - Шеррат, видимо, вспомнил о ране и вновь рукой дотронулся до повязки. - Учитель больше доверят клинку, чем пистолетам, я же считаю, что против зверя копьё лучше. Оно меня еще ни разу не подводило.
- Болит? - спросила Игнис. - Может, обезболивающее поискать?
- Не надо. Пока не надо, - ответил Шеррат. - Я справлюсь с этой болью. Игнис, ты когда-нибудь была на охоте?
- Да. Мы часто ходили с отцом, когда я была маленькой, и потом, уже после “учебки”, когда находилось время между моим университетом и его службой. Иногда мама ходила с нами, иногда ходили с сослуживцами отца. Но лучшего охотника, чем он, я не видела. А охоту очень люблю.
- Эта охота будет на чудовищ. А иногда бывает так, что чудовища охотятся на нас, - заметил чёрный турианец, и что-то неприятное проскользнуло в его тоне. - Денир вообще не верит, что они существуют. Их видел только я. А Шаркан видел голову одного из них.
- Не верит? - переспросила Игнис. - Но ведь кто-то же сломал эту решётку, и от кого-то же вы её ставили. Зачем закрывать решёткой проход от того, в чьё существование не веришь?
- Ну, вообще-то решетка стояла не от ишин-аров, а для того, что-бы кто попало не бродил в Старых тоннелях. В них и без ишин-аров опасно. А Денир не поверит в существование чего-либо, пока оно не схватит его за горло, - ответил Шеррат, и на последней фразе его глаза как-то странно блеснули.
- Но не может же быть, чтобы рядом с вами обитали, насколько я поняла, крупные хищники, и никто ничего о них не слышал, - не унималась Игнис. - Даже следов нет? Ни разу на охоте не попадались? И питаться им тоже чем-то здесь надо. На Тригинте живности не так много.
Шеррат опустил голову и ответил с тяжелым вздохом:
- Попадались. Мне три сезона назад, - черный турианец вспомнил продуваемое всеми ветрами плато и желтую пожухшую траву, и мерзкую пыль, и зверя, которого он никогда раньше не видел.
Время изобилия, когда почва, пропитанная влагой Ливня, еще давала хоть какой-то урожай, заканчивалось. И живность уходила все дальше от селения в долины, где когда-то безуспешно пытались обосноваться фермеры, разводившие крупную и мелкую домашнюю живность, и где еще оставались нетоптанные пастбища. Там били ключи из древних скважин, пробуренных для того, чтобы оживить пустыню. Здесь зелень сохранялась и в сухой сезон, позволяя переживать тяжёлое время даже таким крупным созданиям, как одичавшие энверны и крурисы. И здесь же местами можно было заметить развалины строений, как не менее древних, чем сами скважины, так и более молодых - наследие последующих попыток поселенцев обосноваться здесь. Безуспешных попыток, словно Духи здешних мест отказывались принимать гостей. Зато животные находили тут приют, пищу и воду в ожидании нового сезона дождей. И едва в холмах и на равнинах травы высыхали, стада и табуны устремлялись в известные им оазисы. А Шеррат как единственный охотник общины шел за ними. И вот на вершине тернистого плато он увидел стадо энвернов.
Это были звери, вернее, ящеры крупные, но травоядные - не опасные, если не станешь на них нападать, но страшные и свирепые, если посмеешь. Шеррат на них не охотился. Просто потому, что их тушу он бы просто не дотащил до селения. И, оставив стадо, он двинулся дальше, ища подходящую добычу. И за несколько сот метров увидел уже мертвого энверна и зверя, что жрал его, зарывшись с головой в распоротое брюхо жертвы. Охотник остановился - его тело среагировало мгновенно, почуяв опасность. Зверь же оторвался от своей трапезы и повернул голову в сторону охотника. Шеррат не поверил своим глазам: тварь внешне напоминала энверна, если не брать в расчет пасть, полную острых клыков, и красные горящие глаза, будто внутри крупной рогатой башки пылало пламя.
Зверь издал какой-то рокочущий звук и, раскрыв пасть, двинулся в сторону чёрного турианца, не проявляя к недоеденной туше больше никакого интереса. Хищник и охотник замерли друг напротив друга, дуэль взглядов продолжалось несколько секунд, а затем ишин-ар бросился в атаку. Шеррат не двигался, тварь с громогласным ревом покрыла разделявшее их расстояние за считанные секунды. И когда турианец уже почти мог ощутить зловоние, исходящее от зверя, он прыгнул. Вперед и вверх, уйдя от раскрытой пасти чудовища, вонзив копье в то место, где шея соединялась с головой. Древко копья с сухим треском сломалось, как спичка, турианец перелетел через спину животного, и, мягко приземлившись мигом развернувшись к противнику, отбросив бесполезную теперь деревяшку, и выхватил оба ножа.
Зверь продолжал бежать, а затем ноги его подкосились, и он рухнул на землю для того, что бы больше не подняться. Шеррат осторожно приблизился. Зверь уже окончательно затих, и красные глаза погасли. Ткнув несколько раз ножом в бок чудовища, охотник убедился, что оно мертво. Потом приблизился к голове - из основания шеи торчал наконечник копья, прервавший жизнь ишин-ара. Кровь тёмно-синего цвета с мерзким кислым запахом впитывалась в сухую землю. Шеррат посмотрел в мертвые глаза, затем перевел взгляд на наконечник и подумал, что учителю будет интересно узнать о новом звере. Шеррат присел на корточки и, приподняв башку твари, перерезал ишин-ару горло.
- Я показал учителю его голову. Поэтому он мне верит, - произнес Шеррат, возвращаясь из воспоминаний.
- И больше голову никто не видел? Ты не показывал её остальным? - Игнис не скрывала удивления. Голова животного должна была быть более чем убедительным доказательством его существования. Ведь хватает осколка окаменелой кости, пара перьев или чешуек, чтобы открыть новый вид. А здесь целая голова. Игнис удивлённо смотрела на Шеррата, чувствуя недосказанность в его словах.
- Голову видели все. Она сейчас в зале трофеев, вернее все, что от неё осталось. А из рогов я сделал вот это, - Шерратом разом вытащил из-за пояса оба своих ножа и протянул их Игнис. Ножи были вырезаны из рога целиком, с зазубренным лезвием, что оставляло рваные раны, и обмотанными полосами сыромятной кожи рукоятками.
Она взяла клинки и удивилась их лёгкости и тому, как они были изготовлены. Уверенность в том, что аборигены применяют в повседневной жизни методики, которые на Палавене забыты уже тысячи лет, приблизилась к абсолютной. Но каким образом анахорры могли о них узнать? Разве только что кто-то сведущий целенаправленно обучал их древним техникам.
“Три сезона…” - Игнис задумалась. За три сезона, несмотря на то, что ножи наверняка использовались и использовались активно, на них почти не появилось лишних сколов или зазубрин. Похоже, материал, из которого они были сделаны, не уступал по прочности некоторым современным полимерам. И это всего лишь рог животного?.. Или ножи после заточки обрабатывались чем-то ещё? Например, выдерживались в каком-нибудь минеральном растворе?..
Она перехватила ножи боевым хватом - рукояти оказались великоваты для её ладоней — Шеррат делал их под свои руки. Возникло ощущение неуверенности, как когда без спросу берёшь чужую вещь… Клинки словно размышляли, доверять ли тому, кто держал их сейчас.
Игнис опробовала остроту клинков и убедилась, что даже мономолерулярам она уступает несильно. Рукояти, в целом, были удобны, баланс оружия - идеальным. Оставляя в голове фотографический образ клинков, женщина протянула их обратно Шеррату.
- И в существование зверей не поверили?
- Поверили, но немногие. Ты же видела Денира - такой поверит в существование ишин-ара после того, как тот его загрызет, - Шеррат улыбнулся. - Тхарам [1].
Игнис усмехнулась: ей почему-то вспомнились её профессора, которым она неделю пыталась доказать целесообразность этнографических исследований на Тригинте. Сейчас, по прошествии нескольких дней, она поняла, что была права. Пусть всё шло абсолютно не по плану, а казавшееся поначалу увлекательным исследование, обернулось не только увлекательным, но и опасным, но с каждой минутой Игнис всё меньше и меньше жалела о своём решении сначала взять саму тему, а потом - отправиться без разрешения в пустыню.
Убедившись, что детали просохли, она вынула из ящичка графитовую смазку и стала обрабатывать ею детали, постепенно собирая пистолет обратно. Спустя минут десять турианка прикрепила обратно энергоблок. По оружию весело пробежали огоньки, оно несколько раз сложилось в компактную форму, развернулось обратно. Когда Игнис убедилась, что пистолет исправен, она прикрепила его обратно к поясу, собрала и закрыла ящичек и вернула его на место в отсек ящика в комнате Шаркана.
- Когда будем выдвигаться? - спросила она.
- Как учитель проснется, - ответил Шеррат. Турианец тоже был почти готов. На полу пещеры перед ним лежал весь его арсенал: три копья, два ножа и пяток металлических дротиков, каждый длиной примерно в локоть. Дротики охотник прикрепил к кожаному наручу и надел его на левую руку.
Игнис следила за действиями Шеррата, стараясь не упустить ни одной детали. Так маленькие дети следят за взрослыми, перенимая и впитывая новое, непонятное, незнакомое, но бесконечно удивительное и прекрасное на их взгляд. Умение удерживать в голове образы часто выручало молодого этнографа, когда у неё не было возможности записать увиденное или сделать снимок. После при первой же возможности, пока не истёрлись воспоминания, Игнис записывала их на более надёжный носитель — электронный терминал или планшет. Схема работала всегда и работала успешно. С одной важной поправкой: времени тогда проходило немного, и она не успевала забыть мелочи, порою весьма важные. Хватит ли ей памяти сейчас на эти злосчастные три месяца отсутствия возможности вести полноценно записи? Игнис не знала. И… не могла оторваться от того, что видела сейчас.
Она подошла ближе, присела рядом, прижав колени к воротнику и обхватив их руками. Закрепив дротики на предплечье, Шеррат вернулся к ножам, вложил их в ножны на поясе, ещё раз проверил, насколько надёжно закреплены наконечники на стальных древках. В какой-то момент Игнис поймала себя на мысли, что наблюдает уже совсем не за тем, что и как делает охотник, а за ним самим. За тем, какие у него ловкие пальцы, как проворно и верно двигаются руки. Глаз скользнул по широким плечам и воротнику, задержался на килевом гребне. Крепкая шея, резные мандибулы, высокий лоб, внимательный, сосредоточенный взгляд янтарных глаз. Понемногу размышления и образы в голове турианки приобрели направление такого характера, что она была вынуждена, хотя и долей сожаления, но остановить их дальнейшее развитие. Не то чтобы в турианском обществе подобного рода вещи порицались — вовсе нет, если это не становилось ни для кого проблемой и никто ничего не имел против. Но… здесь и сейчас были не те условия и обстоятельства, чтобы пытаться их реализовать.
- И всё это ты делаешь сам? - спросила Игнис в попытке переключить свои думы на что-то иное и кивнула на оружие.
- Дротики делает Тигус. Я не очень хорошо работаю с металлом. Он также делает болты для стрелометов и всякие сельхоз орудия. Ну, и решетки тоже он делал. Тебя это так удивляет?
Она кивнула и улыбнулась.
- Сейчас совсем мало кто умеет делать оружие по древним технологиям. Тем более настолько хорошо. Вы все умеете так? Те, кто живёт здесь?
- У каждого свой талант. Просто, живя здесь, все получают возможность его проявить. Или почти все. Даже Денир нашел свое место. И ты, Игнис, нашла.
- Моё место? - Шардис удивлённо посмотрела на Шеррата. - Здесь?! Кхе-мрр… Это какое же? Я даже появилась тут случайно, по собственной неуёмности и глупости.
- Не важно, как ты здесь оказалась. Важно, что здесь каждому найдётся дело. Так мы и живем, помогая друг другу. Тебе мы ведь тоже помогаем - даём то, что тебе нужно, показывает и рассказываем, что тебе интересно.
- Это так, - согласилась Игнис. - Но вот вам от меня помощи нет никакой. Только лишний рот в посёлке, который надо кормить.
- Ты к себе не справедлива, Кира. Если судьба свела нас, значит так и должно быть. Ты ведь спустишься с нами сегодня, значит, ты уже полезна. Только береги себя, не делай глупостей.
- Я всю жизнь делаю глупости, - вздохнула турианка. - С того момента, как отец мне на отрез отсоветовал идти на активную армейскую службу. А я по результатам рекомендаций учебки и экзамена пошла в историко-архивный, - она невесело прищёлкнула жвалами, задумалась, а потом спросила: - А почему ты называешь меня Кирой? И сейчас и тогда, как мы шли сюда.
- Кира - это спутник, а мы с тобой из под Ливня ушли вместе. И сейчас вместе идем. Мне кажется, это правильно. Тебе не нравиться это обращение?
- Не знаю, - казалось, она смутилась. - Хотя, пожалуй что нравится. Кира… - проговорила Игнис, как будто пробуя слово на вкус. Звучание слова как обращения ей понравилось. - Можешь звать меня Кирой, если хочешь, - улыбнулась женщина.
- Хорошо, - ответил Шеррат и после секундной паузы добавил: - Кира.
Память вновь вернулась к ишин-арам, и к тому, что те, с которыми он бился в Старых тоннелях не очень походили на того, что встретился первым. Эти новые были мельче, но более быстрые и ловкие и даже лазали по стенам. Всех их объединяло только одно: горящие красным глаза, почти ощущаемый им физически их голод и кислый запах крови.
- Игнис, ты когда нибудь встречала одних и тех же зверей, не похожих друг на друга? - задал неожиданный вопрос охотник.
- Зверей? - Игнис задумалась. - Вроде как нет… если не считать тех, кто проходит нечто вроде стадии куколок. Как насекомые. Ещё, есть виды, где самец и самка непохожи друг на друга. Вроде бы… А почему ты спрашиваешь?
- Просто… - ответил Шеррат, хотя по его лицу и интонации было ясно, он чего-то не договаривает.
Просто так ничего не спрашивают, и у каждого вопроса есть своя причина. Но Игнис поняла, что эту самую причину ей раскрывать не хотят. Она чувствовала, что Шеррата что-то беспокоит, и уже собиралась узнать, что именно, как позади раздался шорох ткани.
Оглянувшись, они увидели на пороге комнаты Шаркана.
- Пора, - коротко и по-существу сказал старый турианец. Было видно, что он тоже уже успел собраться: к мечу и пистолету прибавилось нечто вроде кожаной кирасы и патронтаж, который висел на поясе.

__________________
1. Тхарам - твёрдолобый (тур.).
Просмотры: 173

Отзывы: 3

-1
3 Fox666 Fox666

Отлично good2
Жду охоты на ишин-ара killyou

0
2 Один_из_них Один_из_них

Прошлые главы меня интересовали задумкой, как показана около-первобытная стадия развития, но сюжет фокусировался на внедряющих в повествование вещах, которые более близки к известной вселенной me, здесь же более ярко (лучше, чем сцена охоты) развивается именно эта сторона, что мне и понравилось. Великолепно yes4

0
1 ReaperSlayer ReaperSlayer

Потрясающе!

Рейтинг квестов в реальности