История Шеррата. Дикарь. Глава 1.

Автор: Я-туман, Роса - соавтор.
Персонажи: Шеррат и другие.
Жанр: Action/Adventure
Аннотация: Фанфик повествует о жизни и приключениях Шеррата до Войны Первого Контакта.
Статус: в работе

Глава 1

Тригинта Петра - маленькая колония на краю галактики. Суровая и неласковая, высушенная жёлтой звездой Ленал, как сухо-фрукт, с тяжелым климатом и океанами, полными правобелковых бактерий. Однако пару тысяч лет назад на её бескрайних просторах появились первые поселенцы, не нашедшие себе приюта в других мирах. Селились они, в основном, там, где пустынные почвы удавалось удобрить и сделать плодородными. А бескрайние пустыни и безводные солончаки оставались природе.
Ночь укутала равнину, словно саваном. Нагретая почва быстро отдавала набранное за день тепло, так что к утру становилось даже прохладно. Ночью пустыня оживала, наполнялась звуками и шорохами. На продуваемом всеми ветрами утёсе замерла одинокая фигура.
Турианец, чьи чёрные кожа и пластины были покрыты краской охристого цвета, припав на одно колено, вглядывался в темноту. Одет он был лишь в набедренную повязку и в нечто вроде жилета из соединённых друг с другом деревянных пластин. На поясе висела пара костяных ножей с зазубренными лезвиями, фляга для воды. Турианец держал в руках недлинное копьё - тоже с костяным наконечником.
Его звали Шеррат. Он был охотником и уже третий день выслеживал шанду - небольшого зверя размером с собаку. А хитрая тварь как будто знала, что надо двигаться в сторону Ливня. Турианец поднял свои жёлтые глаза и ещё раз с горечью посмотрел на край горизонта с тёмно-свинцовыми тучами, что тускло освещались всполохами молний и медленно, но неуклонно приближались.
Последняя охота в этом сезоне началась неудачно: зверь был далеко от поселения и каждый день уходил всё дальше в сторону надвигавшегося дождя. А Шеррат не привык уходить без добычи. И теперь ему оставалось лишь дожидаться дня, чтобы наконец выследить зверя, который станет последним, добытым в этом сезоне.

***

До прибытия на Тригинту Петра оставалось менее одних стандартных галактических суток. Сущий пустяк по сравнению с тремя неделями, в течение которых ей пришлось ждать транспортный корабль, раз в месяц аккуратно доставлявший в систему Ленал припасы, технику, запчасти, оружие, топливо и тех, кого направляли туда на службу или по иным надобностям. Как, например, её.
На широком подоконнике одного из двух больших иллюминаторов грузового транспорта сидела молодая женщина и отрешённо смотрела на медленно плывущие за корпусом корабля мириады звёзд. Светло-серые с едва уловимым тёплым бежевым оттенком лицевые пластины турианки были покрыты тёмно-синими метками, отчасти переходящими на длинные отростки - скуловой и височный, а серебристая плотная ткань её комбинезона мягко отражала тусклый свет ламп дежурного освещения и почти сливалась с кожей.
Сколько она уже сидела здесь? Два? Три часа? Игнис не считала. Она ждала, когда корабль начнёт поворот к планете и станет видно Ленал. Тогда она пойдёт собирать вещи и готовиться к прибытию в колонию, где ей предстояло провести следующие полтора года, изучая особенности этногенеза местных общин, долгое время сохранявших относительную изоляцию после Войны за объединение и, фактически, открытых заново чуть более десяти лет назад, когда Тригинта Перта была официально включена в список колоний Турианской Иерархии.
Игнис Шардис окончила Сипритинский Историко-архивный Университет несколько месяцев назад. Это исследование, по сути, было её первым серьёзным делом, которое ей поручили по результатам распределения и с учётом рекомендаций в личном деле.
По нарастанию шума с технических этажей женщина поняла, что корабль начал торможение и поворот, и словно очнулась от своей грёзы наяву. Не прошло и нескольких минут, как у края металлического корпуса блеснул жёлто-белый диск звезды. Улыбнувшись и прищурив жёлто-зелёные глаза, Игнис прошептала неразборчиво несколько слов, спрыгнула с подоконника и побежала собираться. Спустя четыре часа она сошла на маленьком военном космодроме, расположенном внутри гарнизона.
От тёмных плит космодрома исходил почти нестерпимый жар. Планета была сухой, ветреной и жаркой. Игнис убедилась в том уже через пару шагов, когда воздушный поток швырнул ей в лицо пригоршню песка и пыли. Турианка согнулась в приступе кашля. «Хорошее приветствие», - подумала она и, в свою очередь, мысленно поприветствовала место, в которое прибыла. И тут увидела направлявшегося к ней офицера - высокого турианца с песочного цвета кожей, в броне с пустынным камуфляжем, из-за чего он показался женщине громадным и выглядел так, словно был частью этой пустыни. На лице турианца виднелись причудливые белые завитушки колонии Шайги-Тон, подкрашенные синими чертами для того, чтобы быть заметнее. Яркие синие, как ясное зимнее небо, глаза смотрели слегка насмешливо.
- С прибытием, - сухо сказал турианец. - Я комендант гарнизона, полковник Рогус, - в голосе офицера прозвучали нехорошие металлические нотки.
Игнис вытянулась по струнке, коснулась когтями височной пластины.
- Здравия желаю, господин полковник! - бойко ответила она. - Шардис Игнис. Прибыла для… - короткий жест Рогуса заставил её смолкнуть. Комендант и без её рапорта прекрасно знал, что сегодня прибывает этнограф, хотя и не совсем понимал, для чего вдруг понадобилось изучать быт и культурные особенности «коренных» жителей этой планеты. Впрочем, решения и мотивации вышестоящих обсуждению не подлежали.
- Вольно, - комендант, как показалось, раздосадованно махнул рукой. - Я знаю, для чего вы прибыли. Я только не могу понять, почему именно в такой момент? - турианец отступил в сторону, пропуская этнографа вперед. - Я провожу вас до вашей комнаты, где вы удачно проведёте следующие три месяца.
- Прошу прощения, господин полковник, - замялась Игнис. - Почему три месяца? Меня откомандировали сюда на полтора стандартных года или чуть больше - в зависимости от результатов исследований.
- Взгляните вот на это, - Рогус отошёл немного в сторону, жестом призывая турианку следовать за ним.
Они направились в сторону видневшегося у края площадки космодрома терминала, где, по всей видимости, располагались диспетчерская и КПП. В крепчавшей песчаной буре очертания строений с каждой минутой становились всё более и более размытыми, дышать наполненным мелкой пылью горячим воздухом было тяжело. Да уж… негостеприимно её встречала планета, где ей предстояло работать.
Они прошли КПП, и им открылся вид на бескрайнюю равнину, край которой терялся в миражах. Игниса посмотрела несколько минут - пустыня как пустыня.
- На горизонт, - вскоре достигло её слуха пояснение. Турианка присмотрелась и заметила свинцово-тёмную пелену облаков у самого края небосклона. - Скоро Ливень, - просто проговорил Рогус, как будто бы это всё объясняло.
Женщина посмотрела на него с лёгким недоумением.
- Но я не планировала выдвигаться в пустоши прямо сейчас. Даже завтра не получится. Мне надо подготовить аппаратуру, уточнить расположение поселений, прояснить ещё ряд вопросов. Это займёт пару дней - не меньше. Думаю, к тому времени уже распогодится, станет прохладнее и менее пыльно, - Игнис улыбнулась.
- Ха, определенно, - турианец рассмеялся, глухо и невесело. А затем посмотрел на турианку еще раз, будто на ученика, не выучившего урок и вообще не знавшего тему. - Одно дело, когда руководство, не понимающее ничего в происходящем, посылает ко мне птенцов - это я могу понять. А вот когда птенцы прилетают сюда, не потрудившись узнать общих сведений о планете - вот это я понять уже не могу. Игнис, вы не полетите ни сегодня, ни завтра и ни даже через неделю. А после дождя, - турианец еще раз хмыкнул. - Пойдемте в вашу комнату.
Получив такую отповедь, Игнис почувствовала, как внутри неё начинает клокотать злость. То, что комендант был выше её по рангу, не давало ему права обходиться с ней подобным образом. Формально, она находилась вне его прямого командования. Постаравшись говорить как можно спокойнее, женщина предприняла ещё одну попытку возразить.
- Я узнавала про климатические особенности планеты. И если намечающийся ливень и означает начало сезона дождей, то не понимаю, каким образом это имеет отношение к моим исследованиям? Да, накрапывающий сверху дождик разбавит мне в кружке чай. Но я как-нибудь переживу это неудобство.
- Вы не первая, кто пытался, и, боюсь, что не последняя, - с нескрываемым неудовольствием проговорил Рогус, удостоив Игнис ледяным взглядом. И, направляясь к жилому корпусу, не доходя несколько шагов до дверей, он продолжил: - Сегодня вступило в силу мое распоряжение о запрете покидать периметр гарнизона до окончания Ливня. Так что располагайтесь поудобней, и я советую вам не нарушать мои приказы: мне бы не хотелось сажать вас под замок.
Шардис осталась одна. Обескураженная странным поведением полковника она постояла некоторое время на пороге своей комнаты, затем всё же вошла внутрь, закрыла за собой дверь и свалила у стены весь свой нехитрый скарб - походную сумку. Был ещё ящик с разного рода аппаратурой и небольшим набором лабораторного оборудования. Но ящик пока пребывал в грузовом отсеке транспортного звездолёта, дожидаясь, пока очередь выгрузки дойдёт и до него.
Комната являла собой олицетворение минимализма и функциональности: одноместная кровать у стены, стол с рабочим терминалом, стул, пара небольших шкафов для вещей и вмурованный в стену стальной ящик для личного оружия. Широкое окно занимало пол стены напротив входной двери, но сейчас почти не давало света из-за песчаной бури.
Подойдя к стеклу, Игнис увидела по ту сторону окна бронированные ставни-щиты, поднятые вверх телескопическими штангами. Испещрённая мелкими царапинами металлическая поверхность мягко отражала те редкие лучи светила, что пробивались сквозь плотную пылевую завесу. Вдали, насколько хватало глаз и насколько позволяла видимость, простирались однообразные пустынные пейзажи, без малейших признаков растительности. Где-то на грани видимости можно было с трудом различить очертания то ли холмов, то ли сложенных из песчаника скал. И над этими скалами медленно росла и становилась всё чернее огромная туча, несущая в своём чреве главное сокровище этих земель - дождь. Постепенно ветер крепчал, и было слышно, как песчинки яростно молотят по закалённому стеклу.
Их цокот навевал уныние. И очень не хотелось провести здесь безвылазно подряд три месяца. Без материалов, с одними лишь только привезёнными с собой записями и голофильмами. Да она сойдёт с ума без стоящего занятия хоть чем-нибудь…
Игнис принялась распаковывать и раскладывать вещи, попутно размышляя, можно ли как-то обойти складывавшуюся ситуацию. Зажигать свет женщина не стала. Она любила полутемень: так лучше думалось. Спустя около получаса, уже переодевшись «в домашнее» - в одну лишь просторную, длинную, до колен, рубашку с геометрическим узором, босая - она сидела за столом и мельком просматривала записи по отшельникам или, как их чаще называли в Иерархии «изгоям», оседавшим по разного рода причинам на этой планете, начиная с периода, предшествовавшего Войне за Объединение, т.е. на протяжении последних, без малого, двух тысяч лет. За это время в общинах сложились свои устои, культура, традиции, законы, отличавшиеся, порой заметно, от законов Иерархии, которая недавно взяла планету под свою юрисдикцию. Однако же частью турианского государства народ, со временем получивший название «анахорры», себя не считал и по мере сил старался избегать контактов с представителями Иерархии. Ровно как и с представителями других рас, предпочитая отшельнический образ жизни.
Из-за их скрытности об анахоррах в энографо-историко-социологических научных кругах было известно немного. Иерархию мало интересовали малочисленные группы аборигенов, населявших пустынные земли Тригинты. Какого бы то ни было особого беспокойства редким фермерским хозяйствам и поставленному здесь для защиты последних от пиратов и работорговцев военному гарнизону анахорры не доставляли, а растрачивать на их изучение и без того скромные ресурсы приграничного сектора было непозволительной роскошью.
Потому, почти вся исследовательская работа давалась «на откуп» молодым энтузиастам, проявлявшим интерес к альтернативным путям развития турианского этноса. Вроде Ингис. Вот только, похоже, весь этот энтузиазм стоял на грани того, чтобы разбиться вдребезги о непреклонность начальника гарнизона. Если бы удалось раздобыть хоть немного образцов и фотографий перед тем, как дорога в пустоши будет отрезана дождём...
Игнис ещё раз оценивающе посмотрела на чёрные тучи. За прошедшее время особо сильно они не приблизились. Судя по скорости, Ливень начнётся не ранее вечера. Может, она и успеет хоть что-то собрать за пару-тройку часов? Вот только как договориться на КПП, чтобы её выпустили на лаасидере (1) слетать до ближайшего поселения, расположенного, судя по карте, менее чем в ста вадрас (2) к юго-востоку от гарнизона? Против прямого приказа коменданта никто, конечно, не пойдёт. Оставалось лишь попытаться уговорить его отложить запрет на некоторое время.
Игнис влезла в штаны, сапожки, накинула плотный плащ, не пропускавший ни ветер, ни пыль, ни дождь, кинула в небольшой рюкзачок планшет и несколько ёмкостей под образцы, загрузила в омни карту окрестностей и вышла на улицу.
Ветер явно крепчал, а пылевой вихрь напоминал полчища мелких разъярённых насекомых, какими кишат болота Инвиктуса. Посильнее надвинув на голову капюшон, Игнис направилась в комендатуру.
В комендатуре Рогуса не оказалось, равно как и на КПП. Уже готовая смириться с неудачей Шардис поплелась обратно к жилому корпусу. Путь её пролегал через плац, с одной стороны которого располагался ремонтный ангар, куда на время Ливня загоняли технику на техосмотр и, если требовалось, ремонт. У угла ангара, возле открытой двери стоял двухместный лаасидер. Подстрекаемая любопытством, Игнис подошла к ангару и заглянула в него. Её взору предстало просторное помещение, откуда тянуло резкими запахами масел, красок и жжёного металла и пластика. На широких креплениях висели полуразобранный боевой шаттл и пара лаасидеров. Ещё три или четыре последних - уже собранные - стояли у дальней стены перед закрытыми высокими воротами.
Персонала видно не было. По всей видимости они сейчас были заняты тем, что сгоняли сюда всю мелкую технику с территории гарнизона. Игнис снова посмотрела на лаасидер. В голову закралась нехорошая шальная мысль, которую турианка поначалу прогнала прочь. Только за одно намерение можно было получить немалый срок гауптвахты и крепкую взбучку, не лишённую рукоприкладства. Что её могло ожидать за осуществление намерения, представлять не хотелось.
Но… её вылазка ведь могла пройти и совершенно незаметно: углядеть отлёт с территории гарнизона небольшого лаасидера в условиях песчаной бури не смогла бы даже автоматическая система охраны периметра. Долгую вылазку Игнис всё равно не планировала: добраться до ближайшего поселения, провести там пару часов - и к ужину вернуться обратно. Шардис колебалась не долго.
Спустя двадцать минут в жёлто-свинцовое небо ушёл маленький серый транспорт и почти мгновенно пропал из поля зрения возможных случайных очевидцев.
До поселения было минут двадцать-тридцать лёту, но, заметив у края песчаного холма остатки каких-то строений, отличавшихся по очертаниям от однообразных, стандартных фермерских домиков, Игнис посадила лаасидер раньше. Пристегнув на пояс «Унгум» - лёгкий, но скорострельный, с неплохим «убоем» пистолет, взятый «на крайний случай» - она открыла стекло кабины и спрыгнула на землю.
Песок нещадно бил по лицевым пластинам. «Похоже, душ мне сегодня не понадобится, - усмехнулась про себя турианка. - Особенно, если ещё дождичком сверху накроет…» Отстегнув часть внутренней подкладки капюшона, Игнис закрыла от песчинок лицо до уровня глаз и направилась к развалинам.
Коснувшись покрытого резным орнаментом остова одного из домов, женщина поняла, что не ошиблась в своих предположениях: дом или хозяйственное строение был построен когда-то из дерева и ткани, а впоследствии уничтожен огнём. Присев на корточки, она извлекла из напоясной сумки тонкий пинцет, аккуратно отщепила уцелевший кусочек ветхой ткани с цветастым узором и положила его в одну из специальных ёмкостей. «Странный рисунок, - подумала она, доставая планшет и делая пометку. - Чем-то напоминает орнаменты тшаланской культуры. Не иначе археологи и историки среди анахорров тоже иногда оседают. Но сколько же лет этому поселению?..» Закончив с записью, Игнис перешла к следующему строению, сделала пару снимков, собрала ещё несколько образцов, после чего вернулась к лаасидеру.

***

Хотя Шеррат быстро отыскал след и пустился в погоню, поднимавшаяся песчаная буря спутала все планы. Впрочем, перед дождём всегда начиналась буря. А сегодняшняя отличалась лишь тем, что была не такой сильной. Охотник решил поискать укрытие. Поблизости было одно старое поселение, даже очень старое и давно заброшенное. Немного поразмыслив, Шеррат направился туда. Ветер продолжал усиливаться, но турианца это не беспокоило: за пару часов до дождя буря пойдёт на спад и настанет лёгкое затишье, которое и завершит этот сезон. А первая капля, упавшая с небес, начнет новый сезон. Турианец шел вперед, слушая слабеющий голос ветра и прикрыв глаза от песчинок. Не доходя до поселения, его внимание привлек странный звук, вносивший диссонанс в общую мелодию пустошей.

***

«Лапы» лаасидера уже почти полностью занесло песком, успевшим собраться за те полтора часа, которые Игнис провела в заброшенном посёлке. Забравшись в кабину, она развернула голографическую панель управления и дала команду запустить двигатель. Панель мерцнула, щёлкнула, но двигатель не завёлся. Приборы показали наличие в соплах инородных тел.
- Скрата! - выругалась турианка. - Набился, зараза.
Покинув кабину, Игнис открыла ремонтный отсек в левом борту лаасидера, взяла инструменты и подошла к соплам. Буран, как будто, стал тише - во всяком случае, так показалось Игнис. Пользуясь передышкой, она осмотрела сопла. И поняла, что дело не в набившемся песке. Его нанесло не столь много, чтобы помешать работе двигателя. Но от сильного ветра, похоже, каким-то образом захлопнулась одна из заглушек в воздухозаборнике.
Попытавшись открыть её, женщина поняла, что у неё не хватает сил, дёрнула - и сорвала вместе с ней защитную панель блока стабилизации напряжения.
- Тус маартешш! - взревела Игнис. - Кземская железка!
На лицо ей упали первые мутные от пыли капли. Где-то вдалеке пророкотали громовые раскаты. Игнис подняла голову вверх и поняла, что ошиблась с расчётами времени. Дождь пришёл часа на три раньше, чем она ожидала.
Шеррат увидел лаасидер, что стоял на окраине старого селения. Поблизости никого не было, и это показалось ему странным: солдаты из гарнизона никогда не оставляли технику без присмотра. Понаблюдав за селением минут двадцать, турианец наконец увидел пилота. Это была турианка, мало походившая на военную: без брони, в водо- и ветронепроницаемом плаще, с непонятными небольшими контейнерами в руках. Женщина села в кабину и попыталась взлететь, но сделать это ей не удалось. Вскоре она выбралась из кабины и, взяв ящик с инструментами, направилась к соплам. Провозившись там несколько минут, она, по всей видимости, сделала что-то не то, и, выругавшись, застыла на месте. До Шеррата донеслись новые рокочущие звуки, тучи подходили все ближе, буря почти утихла, а с неба начал моросить пока еще редкий дождь. Несколько капель упали рядом с охотником. Шеррат выпрямился и, встав в полный рост, воскликнул, подняв руки к небу:
- Туран ша-нтар! (обрядовая фраза, означающая начало нового сезона и конец старого), - женщина внизу вздрогнула и посмотрела на турианца, что стоял на вершине холма с поднятыми к небу руками.
При виде тёмной фигуры на фоне ещё более тёмного неба Игнис инстинктивно протянула руку к оружию. Бившие в глаза мутные капли не давали увидеть, кто именно стоял на холме. Но одно она знала наверняка: ни военных, ни фермеров в этих местах быть сейчас не могло…
Шардис сделала пару шагов назад, уходя под защиту корпуса лаасидера. С ненавистью посмотрела на дождь. Грязные серо-коричневые дождинки потекли по стальной обшивке крошечными ручейками. Добравшись до незащищённого узла, один такой ручеёк шаловливо скользнул внутрь. Проскочила искра, другая, послышался треск - и электроника вырубилась.
- О, Духи... Нафаргр…
Видя, что женщина испугалась и скрылась за корпусом своей машины, Шеррат решил спуститься вниз и представиться. Но едва пройдя половину пути, он услышал треск и ругательства. Обогнув летательный аппарат, он посмотрел сначала на турианку, а потом - на её машину.
- Похоже, он уже никуда больше не полетит, - резюмировал охотник. - Пойдём, надо добраться до селения, пока совсем не задождило.
- Кто вы? - жёстко спросила Игнис, буравя незнакомца взглядом и стараясь не пропустить ни одного его движения. Когда ей показалось, что расстояние между ними сократилось до минимально допустимого в её понимании, она направила в его сторону пистолет. - Стоять!
Шеррат с удивлением уставился на направленное в его сторону оружие, но быстро взял себя в руки.
- Я Шеррат. А теперь, когда я вам ответил, советую пойти со мной. До селения путь неблизкий.
Он мог оказаться кем угодно. Судя по выговору, незнакомец был местным, но это не гарантировало, что он не приведёт её в лагерь контрабандистов или работорговцев.
- Какого ещё селения?
- Посёлок. Если пойдем сейчас, то до дождя, может, и доберёмся. Решайтесь: да или нет. Если нет, я пойду один, - спокойно ответил турианец. - Ну? - с нажимом спросил он.
Игнис посмотрела на мёртвый аппарат, на усиливавшиеся дождь и ветер, на полыхавшие в отдалении всполохи молний. Скорее всего, её уже должны были хватиться в гарнизоне и начать искать. Вот только насколько реальным было найти в такую погоду маленький лаасидер?.. Поисковая система даже не запеленгует его аварийный маячок из-за помех, вызванных бурей… Скрата… вот же угораздило... Может, незнакомец всё же не врёт и говорит про селение, до которого она сама хотела сегодня добраться? Других в округе по картам гарнизона не значилось. Поразмыслив ещё немного, Игнис решила рискнуть.
- Веди, - коротко бросила она, не отводя дула пистолета. - Если приведёшь в ловушку - пристрелю первым.
Шеррат промолчал, повернулся и пошел вперед.
- Не отставай! - крикнул он через плечо и побежал. Насколько могла судить Игнис, двигались они именно в ту сторону, где и располагалось интересовавшее её селение. Но провожатый двигался странно, стараясь идти там, где было выше, и только в случаях крайней необходимости очень быстро перебегал между холмами, словно опасаясь оставаться в низине надолго.
Все же бежал он слишком быстро - вскоре Игнис стала отставать. Сначала ненамного, но постепенно этот отрыв увеличивался. Она уже убрала обратно за спину пистолет, освобождая руки, чтобы было легче идти, но помогало это несильно.
Первое время Шеррат останавливался, чтобы подождать спутницу, а затем решил просто медленнее идти. Игнис перестала отставать и мысленно поблагодарила проводника за это, в определённом роде, снисхождение.
На вершине очередного холма в последнем, должно быть, на сегодняшний день, проблеске светила, турианке, наконец, удалось рассмотреть своего проводника. Прежде ей особо не доводилось встречать турианцев с чёрного цвета кожей и пластинами. Но ещё больше её поразила его «одежда». Сомнений, что перед ней был один из местных, почти не осталось.
- Ты анахорр? - тяжело дыша, спросила Игнис, когда он снова остановился, чтобы подождать её.
- Кто? - с удивлением переспросил Шеррат. - Я даже не знаю, что это слово означает. Пойдем, пойдем, Кира, поговорим, когда доберемся до селения.
Дождь, тем временем, становился все сильнее, переходя в ливень.
Признав, что он прав, Игнис кивнула, и они продолжили путь. С каждой минутой двигаться становилось всё труднее: песчано-глинистая почва, в сухой сезон отвердевавшая под горячими лучами, сейчас на глазах превращалась в непролазную хлябь, а встречный ветер едва ли не валил их с ног, оглушая своим воем. Женщина чувствовала, как силы начинают покидать её, и молила Духов не дать ей скиснуть окончательно. И старалась не выпускать из виду того, кто шёл впереди неё.
Видя, как турианка тяжело бредёт в вязкой «каше», путаясь в полах развевавшегося парусом плаща, Шеррат взял её за руку и начал тащить за собой. Вскоре потоки воды, лившиеся с неба, превратились в настоящую стену, подобную водопаду в горах, и Игнис с трудом уже могла различить мужчину, что вёл её за руку. Грохот бури заглушал все остальные звуки, дождь немилосердно хлестал по лицу, небо и земля слились в единый непроглядный хаос, и как её проводник находил дорогу в этом ревущем безумии, оставалось загадкой. Вскоре женщина почувствовала, что идёт в воде уже по основание шипа на голени и что вода продолжает прибывать.
- Ещё далеко? - спросила она, с трудом сдерживая подступавший к горлу природный, почти животный страх перед большой водой.
- Не бойся. Всё хорошо, - ответил Шеррат, слыша, как дрогнул её голос.
Невыносимо медленно, почти бесконечно тянулось время. Вода добралась до колен, потом достигла пояса... И тут вдруг что-то изменилось: сделав ещё пару шагов, Игнис заметила, что дно жуткого “болота”, сквозь которое они продирались, стало твердым, а сапоги перестали вязнуть.
- Осторожно, Кира, тут ступеньки.
Игнис абсолютно не понимала, где они, но, нагнувшись, она нащупала каменные, явно рукотворные выступы, невысокие и достаточно ровные. Поднявшись по ним, они выбрались из воды и потом ещё некоторое время шли вверх в полутьме по какой-то лестнице. А завершив подъём и добравшись до ровной площадки, повалились на землю, пытаясь отдышаться. Рядом с головой Игнис что-то звякнуло, но звук потонул в шуме дождя. Шеррат лежал на спине, раскинув руки в стороны, и смотрел на льющуюся из туч воду, пузырями разбегавшуюся по каменным плитам.
- Добра ли была охота? - в грохочущем шуме дождя раздался совсем рядом хрипловатый голос. Произношение было странным, с растянутым окончанием слов.
- Добра, - ответил Шеррат, после чего повисла неловкая тишина.
Чувствуя, что ещё бы немного, и у неё бы пошла горлом кровь, Игнис разлепила веки, но кроме расходящихся перед глазами лиловых кругов по-прежнему не видела ничего. Сердце колотилось так, что, казалось, вот-вот проломит ей килевую кость, а его удары огненными пульсирующими волнами отдавались во всём теле.
- Ты хочешь, что бы я съел эту женщину? - хрипловатый голос раздался вновь.
Шардис повернула голову на источник звука и только тут смогла рассмотреть говорившего - стоявшего чуть поодаль и смотревшего на неё мужчину в плаще, закрывавшем капюшоном его лицо.
Когда с языка ушёл горьковато-солёный привкус крови, Игнис, кряхтя и глухо рыча, приподнялась, села и отползла немного в сторону от возвышавшейся над ней тёмной фигуры. Фигура с едва слышным хрипящим урчанием проводила взглядом её движение.
- Где мы? - турианка огляделась по сторонам, но увидеть смогла немного. Только лишь какие-то мутные очертания небольших куполообразных построек, что окружали их - и всё.
Незнакомец под капюшоном рассмеялся, протянул Игнис руку, помогая ей подняться на ноги, а затем помог подняться и Шеррату.
- Вам надо передохнуть, обсохнуть и выспаться. Не каждый день из-под Ливня уходишь… - продолжил “капюшон” и направился к одной из построек. Шеррат последовал за ним. Игнис недолго постояла в нерешительности, вздохнула и пошла следом.

______________
1. Лаасидер - разновидность спидера или скутера, разработанная для передвижения по смешанным пустынно-болотистым территориям.
2. Вадрас - турианская мера длины, равная 1036,8 человеческим метрам.
Просмотры: 278

Отзывы: 10

1
10 Fox666 Fox666

Мне очень понравилась задумка. Собственно, и исполнение тоже. Буду следить за развитием сюжета и с нетерпением жду продолжения good2

2
4 Trazyn Trazyn

Интересно) Неплохая тематика для сюжета)

3
1 Шериф Шериф

Мне очень понравилось, очень интересно :) Но я не очень понимаю, откуда взялись турианские аборигены на турианской колонии %)

3
2 Роса Роса

Спасибо :)
Тригинта вошла в число турианских колоний лет за десять до описываемых здесь событий. А до этого, начиная с периода колониальных войн, т.е. две тысячи лет назад, здесь селились скитальцы, больше нигде не нашедшие себе места. Часть из них объединилась в группы, ставшие племенами. Потом эти племена по своим причинам отказались от передовых современных технологий и вернулись к максимально приближённому к естественному образу жизни. Их потомков и примкнувших к ним в дальнейшем других изгоев и называли аборигенами. :)

2
3 Шериф Шериф

А, вот оно что... То я вчера читал, думал, а что будет, если на Марс отправить не только технологически продвинутую часть населения, но и коренное население Австралии, к примеру crazy

2
5 Роса Роса

Уйдут в марсианские пустоши и станут охотиться на марсианских кенгуру и вомбатов? crazy

2
6 Шериф Шериф

Кажется, их будет ожидать голодная смерть в таком случае :(

2
7 Шериф Шериф

Кстати, это не что-то вроде секты получается? Группа объединилась вокруг лидера, который проповедовал зло технологий crazy

2
8 Роса Роса

Нет, они не секта и, строго говоря, даже не племя. Здесь я неточно выразилась.
Поселение анахорров - скорее община, место, где собрались и живут как те, что родились на этой планете, так и те, кто прибыл сюда впервые. У них нет единого лидера, есть круг наиболее уважаемых старших членов общины. Отказ от технологий - поступок добровольный, никем не навязанный.

1
9 Fox666 Fox666

Махровые амиши по-туриански и без религиозного аспекта crazy

Рейтинг квестов в реальности