После нас. Глава 12 - 2235. Последние дни 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 12 - 2235. Последние дни 2/2
Земля, Солнечная система, Рукав Ориона


Джейн родилась в космосе и всё детство провела с матерью Ханной Шепард, служащей в Альянсе Систем. Семья Шепардов часто сменяла корабли и станции, поэтому у Джейн не было причин назвать какое-либо из мест жительства домом.
Когда Джейн Шепард умерла, встал вопрос о месте погребения её тела. Лиара получила от командования Альянса предложение похоронить супругу в столице человечества. Т’Сони сомневалась, имеет ли смысл перевозить тело Шепард через несколько звёздных систем, а не провести обряд кремации на Тессии. Однако согласно желанию Джейн, тело должно было пройти обряд кремации на Земле и обрести покой в могиле рядом с матерью.
Лиара учла пожелание Шепард и приняла предложение Альянса. Также Т’Сони разослала персональное приглашение на похороны членам экипажа «Нормандии». Обратную связь она получила ото всех – с поддержкой и обещанием приехать. Уведомлением военнослужащих занялся информационный центр Альянса.
На следующий день после смерти Шепард семья Т’Сони отправилась на Землю.
За почти полвека планета изменилась до неузнаваемости. Разрушение крупных городов под атакой Жнецов в 2186 году мотивировало архитекторов и инженеров изменить технологии реставрации зданий, чтобы быстрее отстроить жилые зоны. Прочность построек, как оказалось, имела для человечества меньшее значение, чем экономическая доступность материалов. Также население нуждалось во вдохновении, и на место голых кубических зданий и шпилевых небоскрёбов, которыми славилась архитектура землян, пришли более футуристичные формы.
Но люди оставались людьми. В погоне за счастьем они были больше увлечены качеством собственных жизней и удовлетворением в первую очередь органических потребностей, чем общественными достижениями и культурным ростом. Колонизация планет позволила расширить горизонты обитания человечества, но, даже выйдя в космос и наладив сложные экономические и политические отношения с другими расами, люди мало изменились в своей идеологии. Возможно, дело было в том, что их социальная сфера всегда касалась нерешённых гуманистических проблем и вопросов выживания больше, чем места человечества в галактике.
И если заслуги Шепард заставили представителей других рас посмотреть на человечество по-новому, они целиком и полностью приписывались её имени, а не всей расе в целом. То же касалось деятельности Альянса, который являлся силовой стороной и обороной людей. Наблюдение за политическими лидерами стран на Земле заставило советников Цитадели задуматься, что, возможно, последствий, связанных с приёмом посла Удины в Совет, можно было избежать, не принимая человечество в Совет вовсе. Причина тому была проста – любой советник от человечества преследовал исключительно интересы своей расы.
Почти весь путь от Тессии до Земли Лиара Т’Сони провела во сне с момента, как они покинули границы Азарийской республики. Элира читала научную литературу, чтобы наверстать пропущенное в Университете. Трея предалась то ли мечтам, то ли дрёме.
После прибытия в солнечную систему Лиара сверилась с пунктами доставки контейнера и забронированного жилья в отеле, чтобы убедиться, что всё в порядке. Тело Шепард передали Альянсу для дальнейших процедур подготовки к погребению. Лиара была извещена о том, что для мероприятий потребуется около суток, и вынужденно занялась организационными вопросами с похоронными агентами: стоимости услуг, выбора гроба, убранства и урны для праха, передачи одежды косметологам для облачения трупа в военную форму.
Оставшееся до похорон время Лиара постаралась сосредоточиться на деятельности Серого Посредника, что без функциональной аппаратуры далось трудно. Лиара курировала действия агентов, а также листала сводку новостей от Глифа, в которых, можно догадаться, о чём шла речь. Устав от ежеминутных напоминаний о смерти Джейн, вызывающих только сдавливающий горло плач, Лиара заставила дрона отключиться. Она не могла работать, пришлось взять перерыв на неопределённый срок.
Девочки не знали, как общаться с мамой, и сами столкнулись со смешанным чувством утраты, которое не тревожило их так сильно, но напоминало о себе волнами всякий раз, когда они слышали или вспоминали о маме Джейн. Сначала казалось, что говорить о Джейн не стоит вовсе, но Трея заметила, что рано или поздно им придётся затрагивать и смерть, и жизнь мамы, и лучшее время пережить скорбь – первые дни. Трея была права.
Чувство утраты для Элиры оказалось интенсивным, но ей же было пережить скорбь проще всех. Элира давала эмоциям выход. В период горевания она узнала, что с Треей можно оставить маску весёлости. Сестра приняла её без шарма привлекательности и, что более важно, оказала поддержку присутствием и пониманием.
К Лиаре девочки так подступиться не смогли. Старшая Т’Сони замкнулась в своём горе. После пережитого в больнице организм совсем ослаб. Кроме того, сильное чувство любви и привязанность к Джейн ассоциативно вызывали в её памяти момент прощания, когда сознание Шепард угасало в объятиях вечности. Сравнить это можно разве что с сжиганием внутренней сущности самого дорого для вас существа на глазах. И чем больше Лиара пыталась отмахнуться от обжигающих образов их совместной жизни, тем настойчивее они пробивались в сознание. Как кошмары. Как живые переживания о войне.
Лиару утешала прощальная просьба Шепард позаботиться о себе. Как если бы Джейн повторяла эту фразу ей лично, Лиара слушала её в памяти снова, и снова, и снова. Ложилась со словами Джейн спать, плакала, дышала ей в ритм, вспоминая острые мгновения счастья. Лиара и томилась, не зная, куда деться от своей любви, и жаждала утонуть в ней.
Потому что болезненнее этого могла быть только пустота.

Когда её плеча коснулась крепкая рука, Лиара вздрогнула. В комнате было темно. Должно быть, ночь. Должно быть, приснилось. Когда Т’Сони опустилась обратно на постель, она заметила очертание рядом с кроватью, и инстинктивно окружила себя биотикой.
- Мам, это я.
Напряжение ослабло, но не сошло с кожи Лиары до конца.
- Прости, что разбудила. Я только хотела узнать, как ты.
Лиара подтянулась и коснулась выключателя. Лента ночника над кроватью мягко осветила пространство. Перед ней сидела Трея. Лиара прокрутила сказанные дочерью слова в памяти, чтобы осознать, зачем та пришла.
- Я в порядке. В порядке.
Трея протяжно вздохнула и постучала пальцами по бортику кровати.
- Контейнеры с едой на столе. Элира и Этита спят в соседней комнате.
- Почему ты не спишь?
Трея кивнула в сторону окна.
- Вышла посмотреть на звёзды. С Земли они кажутся такими маленькими. Но это заставляет сильнее мечтать.
Лиара выключила свет и прошла к окну, ограниченному рамой стены. В темноте чёрного неба сияли созвездия. И чем дольше Лиара вглядывалась, тем, казалось, ярче они становились. Но Млечного пути видно не было: атмосфера Земли была не такой чистой.
Лиара вспомнила иллюминатор на Нормандии в каюте Шепард. Как они любили друг друга посреди хаоса войны. Как дорожили этим мигом.
- Я беспокоюсь о тебе.
Лиара чуть повернула голову для ответа, но на дочь не посмотрела.
- Не нужно. Я взрослая дева. Я справлюсь с этим.
Она услышала, как Трея кивнула. Лиара знала, что дочь всегда продолжит сама, если есть, что сказать. Она терпеливо ждала.
- Мам…
- Да?
- Можно задать… не важно.
Лиара повернулась. Профиль азари осветился в свете луны. Голубые глаза показались совсем чёрными и блестящими.
- Спроси. Я не такая слабая, как ты, возможно, думаешь.
В тот момент, именно в тот момент, Трея, подобно Элире, узнала другую сторону мамы. Под нежностью и добротой, красотой и острым умом Лиары скрывалась твёрдость характера и уверенность в своих силах даже в минуты слабости.
- Почему ты… - Трея задержала дыхание, - избегаешь меня?
Молчание.
- Я не… Скажи, если я ошибаюсь.
Трея заметила, как мама мягко улыбнулась. Голос тоже стал нежнее.
- Прости, если тебе показалось так. Мне нужно побыть в одиночестве. Не переживай, я люблю тебя, как люблю Элиру. Всё наладится.
Трея кивнула и оставила её наедине с поверхностным сном и звёздным небом.
- Спокойной ночи, мам.
- Спокойной, звёздочка.
Когда младшая Т’Сони покинула комнату, Лиара расслабилась. Она не могла сказать Трее прямо, как сильно младшая дочь напоминала ей Джейн: своей статной фигурой, физической силой, решительностью и особенно проницательным взглядом цвета весенней травы.
Мышцы сковал знакомый холод.

Церемония прощания проводилась в актовом зале Альянса. Весть о смерти адмирала быстро распространилась по галактике, и все, кто сочувствовал вдове или желал отдать дань уважения имени Шепард, явились лично. Т’Сони ожидала, что количество приглашённых гостей сведётся к десятку или двум, однако в зале оказались сотни людей. Не меньше ожидали в коридоре, но не допускались в зал. Например, журналисты и любопытные туристы.
Бывшие товарищи Шепард по оружию и члены экипажа «Нормандии» заняли места в первых рядах. Т’Сони присоединились к ним. Пожилые Гаррус Вакариан и Тали’Зора, сидящие с семьями рядом, тихо поприветствовали подошедших. Лиара слушала шёпот голосов, не смолкающий, пока не началась церемония. Адмирала Шепард почтили минутой молчания.
Когда организатор подал знак уважительным кивком, вдова оставила дочерей, сопровождаемая взглядами сотен присутствующих. Лиара держалась уверенно, но окружающие замечали тоску в её взгляде и бледность кожи, сильно контрастирующую с цветом траурного платья. По пути до кафедры Т’Сони постаралась вспомнить подготовленную речь, хотя бы по плану. Она не должна была говорить много, чтобы не утомлять гостей, и не могла сказать слишком мало. Только о главном, лаконично, не слишком драматично и…
Лиара растерялась. Люди, сидящие в зале, не знали её, некоторые не знали даже факта, что адмирал Шепард была жената на азари. Всеобщее внимание придало её словам особый вес. Т’Сони сжала ладони, чтобы собраться. В палец врезалось кольцо.
- Здравствуйте, уважаемые присутствующие. Меня зовут доктор Лиара Т’Сони. Джейн Шепард, известная вам как адмирал Альянса и герой нескольких галактических войн, - Лиара обернулась на гроб, в котором лежала бездыханная Джейн, - приходилась мне супругой в течение сорока восьми лет, долгих для её короткой жизни. Наша семья знала Джейн как жену и мать – преданную, заботливую и любящую, - Лиара забрала побольше воздуха, чтобы отступило головокружение. Она не могла говорить при чужих о чувствах к Джейн. - Здоровье Шепард серьёзно пострадало после сражения на Земле, ей пришлось оставить военную должность. Но за пределами битв она не прекращала сражаться: за будущее человечества, за мир в колониях, за правду. Даже в отставке Джейн не хотела покидать Солнечную систему - на случай, что людям снова понадобится её помощь.
Лиара заметила оживление среди слушающих и продолжила:
- Джейн стремилась помочь каждому: ребёнку, взрослому или солдату вне его расы и положения. В этом проявлялась её доброта и жертвенность, из-за которой Шепард не раз оказывалась лицом к лицу со смертью. Но именно её участие в жизнях всех тех, кого она вдохновляла двигаться вперёд, сплотила столь многих.
В зале послышался одобрительный шепот. Говорить стало легче.
- Шепард была смелым солдатом и лидером, который сделал всё, чтобы положить конец жестокой войне. Многие помнят её как человека решительного, волевого, целеустремлённого. Она никогда не сдавалась. Шепард умела находить, ради чего стоит сражаться, каким бы тяжёлым ни был бой – как на фронте, так и в личной жизни. Для многих она стала лучом надежды. Но мало кто знал её как друга и товарища, на которого можно положиться, даже когда сама Джейн находилась на грани отчаяния. Шепард помогла нам вернуть родные миры, спасти семьи и дала даже больше – шанс жить в мире и дальше нам и нашим потомкам. Я надеюсь, что её усилия, её потери и всё то, за что она сражалась, не будут забыты историей. Спасибо всем вам, что собрались сегодня почтить память Джейн Шепард.
Каждый последующий военный, выходящий к кафедре, перечислял заслуги Шепард, то хорошее, что он мог сказать о ней, что видел в её личности, и не раз оглядывался на вдову, чтобы выразить соболезнование. Первую минуту Т’Сони слушала речь контр-адмиралов внимательно, но, когда охватила новая волна горя, сосредоточиться уже не смогла.
Лиара замечала только взгляды. Слова пробегали мимо, любые звуки гулко доносились издалека, лишённые смысла. Цвета окружения в ярком белом свете солнца казались слишком насыщенными, вызывая помутнение. Т’Сони прикрыла глаза, чтобы справиться со слабостью. Она отдалилась от реальности и только наблюдала немое кино.
Трея заворожённо оглядывала окружающих, восхищаясь тем, как много людей уважали её мать. Впервые она видела столько пожилых военных, причастных к легендарному прошлому матери до её рождения. Схожие чувства испытывала Элира. Воздающих память адмиралу Шепард было так много, что только траурный митинг длился несколько часов.
После церемониальных речей присутствующие начали расходиться, зал медленно пустел. Бывшие члены Альянса подходили к Т’Сони, чтобы выразить соболезнование и благодарность за проникновенную речь. Лиара отвечала им ответной любезностью. С каждым подходящим человеком росла уверенность, что служащие не забыли о чести и долге. Лиара не могла не вспомнить адмирала Дэвида Андерсона, столько раз выручавшего Шепард, Стивена Хакета, с дальновидностью продолжившего дела Альянса, и Ханну Шепард, взявшую обязанности Джейн на себя, чтобы их семейная жизнь стала более стабильной и счастливой.

При выходе из церемониального зала Лиару перехватила Этита. Матриарх решила проводить её до машины по пути в крематорий. Грубый низкий голос произнёс:
- Эй, малыш. Как ты?
- Я в порядке, пап.
Этита внимательно всмотрелась в лицо дочери и сделала пригласительный жест.
- Давай отойдём подальше от посторонних глаз.
Они прошли мимо Элиры и Треи, мимо знакомых Шепард и толпы всех тех, кто ещё хотел поговорить с вдовой. Единственным тихим местом оказался балкон.
- Лиара, ты белее мрамора. Уверена, что продержишься?
Т’Сони произнесла с усмешкой на губах:
- Почему все так хотят защитить меня?
Этита проиронизировала в ответ:
- Может потому, что ты выглядишь как запуганная птица?
Дочь только покачала головой. Сейчас она выглядела куда более уверенно.
- Бессмысленные меры. Это просто скорбь. Всё, что могло случиться, уже случилось, что может быть хуже?
Этита наблюдала за дрожанием её бровей.
- Хорошо, - растянула Этита, - можешь и дальше храбриться и делать вид, что ты со всем справишься сама. Лёгкие пути не для тебя, не так ли?
- А какой смысл, пап? – Лиара указала за дверь. Голос стал ещё тверже. – Все эти люди пришли на похороны Шепард, им самим нужно пережить скорбь. Кому станет легче, если я разревусь на поминках? Моим детям? Её друзьям? Или мне?
- Детка, я просто хотела убедиться, что горе не сожрёт тебя до приезда домой.
Этита расшевеливала Лиару, чтобы пробудить хоть какие-то чувства. Но единственным, что могла испытывать Лиара к отцу в тот момент, была злость. Этита пыталась оказать поддержку, в которой Т’Сони не нуждалась, и будила то, что трогать не следовало.
- Где ты была, когда я потеряла Шепард в первый раз?
Матриарх сглотнула.
- Что ж, ты права. Возможно, я не была рядом с тобой, когда было нужно. Но я заботилась о твоей безопасности. И о том, чтобы Шепард не причинила тебе вреда.
Какая ложь. Этите было стыдно возвращаться из-за ухода в детстве. Она оставила жену, чтобы избежать общественного порицания.
- Конечно. Ведь я такой наивный ребёнок, не могла позаботиться о себе сама. Как все те годы, что копалась в земле в гордом одиночестве, когда мне угрожала реальная опасность. Ты понятия не имеешь, что наполняло мою жизнь и какое место в ней занимала Джейн.
Лиару подташнивало. От света, от звуков, от любых обращённых к ней слов.
- Я уже сбилась со счёта, сколько раз могла потерять её. Она всегда возвращалась, сейчас же ушла навсегда. Но я чувствую себя лучше, чем когда передала тело Шепард «Церберу». Лучше, чем все последние месяцы, что мне пришлось быть рядом с ней. Знаешь, почему?
Этита мрачно опустила взгляд.
- Потому что, когда взорвалась «Нормандия», я оплакивала Джейн два проклятых года, даже не зная, вернётся ли она ко мне. Хуже, чем знать о смерти, может быть только сомнение, вернётся ли человек к жизни. Сейчас же Шепард мертва! – голос Т’Сони перешёл в крик. - И у меня было время, чтобы подготовиться к этому, - глаза загорелись. – Не надо делать из меня вдову-плакальщицу, убитую горем, или мать-одиночку, какую вы все так ждёте увидеть. И никого из вас не касается, что я чувствую. Я справлюсь, как справлялась прежде.
Руки Лиары дрожали от гнева. Она любила отца, но по-своему, ведь Этита не принимала участия в её жизни весь первый век. Они не знали друг друга. Только война подтолкнула Этиту сблизиться с Лиарой, и то по нелепому стечению обстоятельств. Лиара знала это, но злилась, что Этита так неудачно выбрала время для извинений.
Матриарх шумно вздохнула. Она испытывала вину перед Лиарой за самоуверенность.
- Я ничего не знала об этом. Прости, милая. И за то, что ты осталась одна после смерти Неззи. И за то, что я оставила вас одних, тоже.
Этита приблизилась к Лиаре и встретилась с твёрдым взглядом, полным слёз. Извинения были услышаны, но Т’Сони приняла их молчаливым кивком.
- Ох, детка, ты повзрослела слишком рано.
Лиара оставила отца и двинулась обратной дорогой, чтобы пересечься с Элирой и Треей. Ухватив момент, когда вдова осталась одна, к ней подбежали журналисты.
- Миссис Т’Сони, не могли бы вы ответить на пару вопросов?
- Мэм, что вы чувствуете в связи со смертью адмирала Шепард?
- Доктор Т’Сони, это главный канал Альянса. Пожалуйста, уделите нам несколько минут.
- Расскажите подробнее о последних днях Джейн Шепард. От чего умерла адмирал?
Лиара миновала их, даже когда репортёры и операторы преграждали дорогу видеокамерами. Т’Сони смотрела вперёд себя, сквозь назойливых людей, жаждущих ухватить горячий материал. Когда журналисты пытались встать прямо перед ней, Т’Сони окутывала волна биотики, вызывающая у людей инстинктивный страх.
Этита проследила за уходом дочери и ещё раз убедилась в своих словах.

Следующим начался этап прощания для родственников. Тело Шепард перевезли в здание кремации. Все эти переезды и перелёты утомляли, однако оставалось потерпеть совсем немного. Членов семьи поочерёдно пускали в комнату с телом Шепард, чтобы у каждого была возможность проститься с умершей наедине.
Лиара прошла до гроба и дождалась, когда стихнут голоса за дверью. Комнату едва освещал дневной свет. В помещении нависла тишина, напомнившая, как она справлялась с горем утраты в храме. Только из-за стен не доносились распевные голоса прихожан, утешающие её разум, как тогда. И Джейн лежала перед ней мёртвой.
Лиара склонилась над лицом возлюбленной. Джейн уже не откроет глаза, не посмотрит на неё ободряющим взглядом, не улыбнётся. Не обнимет крепкими руками и не прижмёт к себе. Ничего не скажет. Лиара коснулась подушечками пальцев холодной морщинистой кожи и белых волос. Видеть Джейн мёртвой было не так страшно, как её исчезновение.
Лиара осознала, что самое тяжёлое уже случилось. Осталось только пережить утрату, чтобы двигаться дальше. Т’Сони прижалась к груди Джейн, в котором не стучало сердце. И обхватила холодную руку, не сжавшую её ладонь в ответ. Прикосновение к коже вызвало немые слёзы. Она чувствовала тёплые ладони на плечах.
Лиара возложила к телу пышный букет белых роз и последний раз поцеловала Джейн в лоб. Она прощалась с Шепард, но любовь к ней была сильнее смерти.

Следующей за вдовой вошла старшая дочь. Оставшись наедине с мёртвой в замкнутой комнате, Элира почувствовала себя неловко. Но шаг за шагом подходила всё ближе. Лицо мамы Джейн было таким спокойным, как если бы она просто спала. Элира заставила себя постоять у гроба хотя бы минуту, чтобы поверить, что всё случилось взаправду.
В её жизни из близких остались мама и сестра, но Элира всё равно чувствовала себя без Шепард ребёнком, выброшенным в одиночестве в большой мир. Теперь этот мир казался ей ещё страшнее. Элира последний раз посмотрела на адмиралтейскую форму Шепард, вспоминая, как любила наряжаться в неё в детстве. И что мама никогда не ругала её за это.
Элира улыбнулась сквозь слёзы. Надо оставаться храброй. Продолжать радоваться жизни, как её учила Джейн своим примером, и заботиться о близких, которые ещё живы.
Старшая дочь оставила рядом с цветами Лиары букет алых маков.

Трея дождалась, когда сестра покинет прощальную комнату. Элира вышла в слезах, мокрое лицо совсем исказилось от скорби. Она не смогла ничего сказать из-за всхлипов и уткнулась в плечо мамы. Трея молча наблюдала за ними, прижимая к груди хрупкие бутоны. Лиара гладила дочь по плечам, когда кивнула Трее, чтобы подбодрить. «Можешь войти».
Трея прошла до гроба матери твёрдой походкой и положила букет синих астр рядом с другими цветами, оставленными военными. Открытым осталось только лицо и похудевшие плечи Джейн. От тела пахло чем-то сладковатым, но отличным от смеси укрывающих букетов. Запах врезался в память, заставлял мышцы напрячься. Трея не уходила. Смотрела – долго, вдумчиво, внимательно. Хотела запомнить.
- Я не подведу, мам.

Когда гроб с телом Шепард медленно двинулся в печи, дети напряглись. Но спокойствие Лиары, стоящей рядом, вселяло уверенность, что всё идёт как нужно. Т’Сони заметила, как Трея трогательно коснулась жетонов Джейн, висящих под костюмом у груди, и потеребила цепочку. Она переживала прощание.
«Бедные дети, - подумала Лиара. – Вы ещё такие молодые, чтобы видеть смерть своих родителей». Т’Сони перевела взгляд на горящий гроб, превращающий то, что осталось от Шепард, в пепел. Но пока никто не видел, она теребила оба обручальных кольца на руке.

Они прибыли в отель к середине дня. Утомлённые гости ожидали в ресторане, но не могли начать поминки без родственников Шепард. Присутствовали главным образом бывшие члены команды «Нормандии». Когда Т’Сони вошли в зал, первым их встретил Вакариан.
Пожилой турианец отрастил хитиновую бородку, и костяные гребни удлинились, выдавая возраст. Но Гаррус был в самом расцвете сил, держался стройно и уверенно, как подобает турианцу его положения.
- Здравствуй, Лиара. Прошу прощения, на церемонии нам не довелось поговорить.
- Спасибо, что вы прибыли сегодня, Гаррус. Для нас это много значит.
Т’Сони пожала руки старого друга элегантным жестом.
- Здравствуй, дядя Гарр.
Элира была искренне рада видеть Гарруса, о котором осталось так много тёплых воспоминаний из детства, и забыла про формальности. Трея же, узнав генерала Вакариана, отдала честь. Гаррус приподнял брови и шутливо отдал младшей Т’Сони честь в ответ.
- Очень рад видеть вас, ребята. Всё прошло без проблем?
- Самым спокойным образом.
- Хорошо, - кивнул Гаррус. – Мы решили остаться. Вдруг некому будет произносить тосты. И… можем обсудить насущные дела, если найдёшь время.
- С удовольствием.
Этита отвела девочек к столу, дав дочери возможность поговорить наедине с Вакарианом.
- Так, Лиара… Как ты, держишься?
- Более-менее.
- Ты молодец. Лучше бы никто не сказал. Не в обиду адмиралам.
Вакариан вызвал у Т’Сони лёгкую улыбку. Глаза азари посветлели.
- Надеюсь, у тебя будет возможность восстановить силы. Они тебе понадобятся.
- Полагаю, вы обнаружили, ради чего, генерал?
- Прошу тебя, - сказал Гаррус с усмешкой и перекинул блок данных. – Полагаю, это поможет тебе. К Совету обращаться бесполезно, он слишком озабочен восстановлением иллюзий. Что же насчёт реальности, ты была права. Как всегда.
Пакет данных оказался крупным и полностью перешёл на инструмент Т’Сони только к концу фразы турианца. Передать информацию при личной встрече в ограниченном кругу знакомых лиц было самым надёжным, чтобы избежать как слежки, так и перехвата. Вакариан давно ждал такой возможности.
- А помощники у нас есть?
Мандибулы на лице Гарруса нервно подвигались в стороны.
- Боюсь, Лиара, на нашу вечеринку придёт немного народу. Хотя, - сделал он ударение, - ты можешь поговорить с кроганами. Рекс один из немногих, на кого можно положиться.
И он же будет одним из тех, кто сможет помочь Лиаре через пятьдесят-сто лет.
- Стоит отправить ему приглашение. Доверие особенно ценится в наши дни.
- Несомненно, доктор. Уверен, ты найдёшь, чем его заинтересовать.
Вакариан принял расслабленную позу у стены, наблюдая за окружением. Особенно за персоналом: кто знает, на что способны официанты ради выгоды в пару сотен кредитов.
- Не будет ли проблем с лицами более высокого положения?
- Возможно, на вечеринку нагрянут нежеланные гости. Если понадобится фейерверк, только позови.
Он положил руку на её плечо, чтобы приободрить, но заметил напряжение. Лиара мягко выскользнула. Она была ещё не готова к прикосновениям других лиц.
- Я была такой наивной, Гаррус. Вынудила Шепард покинуть Землю ради Цитадели, на которой полно недоброжелателей. И потом - улететь на Тессию, где наблюдателей ещё больше. Мы оставили дом под защитой одного отряда коммандос. Не хочу даже думать, что там происходит сейчас.
- Если ты про девочек Этиты, уверен, беспокоиться не стоит.
Лиара протяжно вздохнула. Обруч усталости сдавливал голову. Много держит в себе.
- Как бы ты поступил, зная то, что знаешь сейчас, на моём месте?
Гаррус помычал.
- Разрешил самые важные дела и улетел в безопасное место, чтобы защитить семью. Шепард была для вас щитом, из-за неё тебя не трогали. Я бы не портил отношения с Этитой, она явно прикрывает тебя перед другими матриархами.
- В этом полностью соглашусь. Но улететь… - Т’Сони покачала головой, - нет. Самое защищённое место для сети – «тень», - Лиара обернулась на дочерей. - Сколько пройдёт лет, прежде чем я смогу оставить их?
Гаррус нашёл слова, чтобы приободрить её:
- Я слышал, азари славятся невероятным терпением. А ты – самая терпеливая азари из всех, кого я встречал.
Лиара сдержала смешок.
- К слову о… есть один парень, к которому бы я присмотрелся, - Вакариан скинул ещё персональное дело. Лишняя информация никогда не помешает. – Примарх Айнорис, в прошлом офицер, перешёл из военной сферы в политику. Очень самоуверенный тип, - Гаррус помахал рукой, подчёркивая слова. – Сам он мелкая добыча, а вот его жена…
- Благодаря которой, полагаю, он и добился власти за короткое время.
- Безусловно, друг мой. Его жена вызывает большой интерес. На личном знакомстве не настаиваю, но у вас много общего. Может, вы посещаете один фан-клуб?
Т’Сони наметила цель многолетних поисков, осталось только вычислить её и изучить как можно лучше. Без участия Вакариана и возможностей его разведки в Пределе Исмар, несомненно, ей пришлось бы копать вслепую не меньше века.
- Да что ты?
- М-м.
Лиара подошла к нему ближе и произнесла нежно и тихо:
- Гаррус. Не знаю, что бы я делала без тебя. Я очень ценю твою помощь.
- Оставь, Лиара, - улыбнулся Гаррус. - На такие случаи и нужны друзья.

Окончив разговор с Вакарианом и отпустив его к семье, Лиара встала неподалёку от кроганов, старалась вести себя естественно. Через переводчик донёсся отрывок разговора между Рексом и Грюнтом.
- Да говорю тебе, в Серпентайне есть рыба.
Рекс нахмурился и прогундел:
- Надо было взять удочку. Или сеть.
- Да что мы, вплавь не перейдём?
- Хочешь утонуть – вперёд! Я за тобой в воду не полезу.
Грюнт недовольно что-то прохрипел. Проследив за взглядом вожака, он заметил Т’Сони и понял, что разговор окончен. Урднот уважительно склонил голову в бок.
- Непростой день выдался, Лиара.
- Здравствуй, Рекс. Бывало хуже, - пожала та плечами.
Кроган кивнул. Ему нравилась стойкость Т’Сони.
- Мы-то с тобой матёрые. Как поживают потомки?
- Думаю, они перенесут это.
Урднот различил в толпе двух молодых азари. Та, что была повыше, казалась более крепкой и выносливой. Но ещё слишком худой, чтобы выдержать настоящую схватку.
- Хиленькие такие. Слышал, твоя младшая хочет стать десантницей?
Лиара сдержанно улыбнулась. Рекс неспроста следил за их семейством. С одной стороны – заботился о старом друге, с другой – случись что с Т’Сони, он потеряет союзника для расы.
- Уже поступила. Но учёба будет долгой.
Урднот цокнул зубами.
- Чему азари её научат - садиться на шпагат, дротики метать?
- Справедливости ради, Рекс, Трея сильный биотик, - Лиара сделала паузу. – Возможно, с возрастом она станет даже сильнее меня.
- До этого ещё дожить надо.
Кроган привлёк её внимание.
- Послушай старика. Я прожил хреновы семьсот лет, и если жизнь чему-то меня научила, то это как выжить. У азари нет запасных органов и панциря, - Рекс постучал по костяной пластине на голове, испещрённой трещинами. – И вряд ли появятся.
Он явно намекал на склонность азари экспериментировать с генами других рас, которая, по иронии, ничуть их не меняла. Лиара сложила руки на груди и растянула, как бы в раздумьях:
- Что ж, Трее не помешает наставник по кулачному бою. Знаешь хорошего инструктора?
- Хах. Ха-ха-ха. Кхе-гм.
Рекс моргнул хищными глазами:
- Знаю. Но лучшие обитают в родных мирах. Как ни странно.
В голосе Лиары прозвучала шутливая ирония:
- Да, какая жалость. А мы через несколько дней тоже вернёмся на Тессию.
Урднот оскалил зубы:
- Твоя дочь не любит рыбалку, случайно?
- Я спрошу. Если тебе не в накладку, возьмёте Элиру? Они с Грюнтом дружат.
Кроган предложил без сомнений:
- Может, мы и тебя захватим? Чего тосковать в кирпичной коробке.
Лиара поразмыслила. До выдачи урны с прахом Шепард и получения посмертных бумаг должно пройти несколько дней. Как бы она провела их: сидя в пыльном номере и листая Экстранет? Она не видела отдыха на природе больше тридцати лет. К тому же, сейчас она с дочерьми прилетела на Землю, которую так мечтала им показать.
Джейн была бы рада.
- Мне нравится твоя мысль, Рекс. Обсудим пикник позже.
- Лиара, - кивнул кроган.
Т’Сони сделала вид, что тянется к вину и закускам, и сказала уже тише.
- Знаешь, есть ещё кое-что, что я хотела бы обсудить с тобой.
Рекс оживился и инстинктивно размял плечи.
- Например?
- Например, новую работу. Надо проверить, как обстоят дела в «тени».
- Интересно, - Урднот покачался с ноги на ногу. – Что тебе нужно?
Лиара посмаковала вино на языке и осушила бокал одним глотком. Рекс хмыкнул, увидев это. Кажется, наступил день, когда с Лиарой можно напиться по-настоящему.
- Детали скажу на рыбалке. Координаты отправлю позже. Нужно проверить базу, одну за другой. Чётко, быстро, без слива информации. Хочу посмотреть, так ли исправно работают мои сотрудники. И, - Лиара махнула тонким бутербродом в пальцах, - я пришлю список. Чтобы без посторонних глаз.
- Понял, как всегда, - кивнул Урднот. – А для моих ру’шанов работа найдётся?
Т’Сони ответила спокойно, но можно было заметить смешок в её глазах.
- О, для твоих мальчиков всегда есть работа. Посмотрим, на что они способны. Нужно будет отследить несколько крейсеров и вскрыть поставки. Под видом каперов или пиратов – какое прикрытие вам больше по душе, выбирайте сами.
Урднот недовольно прохрипел:
- Контейнеры явно не с бирюльками.
- Возможно, - Лиара налила ещё бокал. - Выясните всё: модели кораблей в прошивке систем, идентификационные номера, менялись ли они, кем менялись, имена пилотов, капитанов, обслуживающего персонала, номера контейнеров, их содержимое, откуда, от кого, куда, кому поставлялись. Если будут переписки, сохрани и их.
- Ясен варрен. А в чём подвох?
- Наши «друзья» могут рассказать много нового. И у «друзей» обязательно есть свои «друзья», которые начнут «копать». Постарайтесь не убить всех сразу и сделать всё чисто.
Рекс оценивающе посмотрел на старую подругу. Т’Сони стала жёстче, чем он помнил. Не брезговала использовать хитрость и старые-добрые манипуляции. Но пытки? Массовые убийства? Это что-то новенькое. Если Лиаре так важна информация о группке каких-то кораблей, что она готова прибегнуть к мерам старого Посредника, она явно наметила курс на крупное дело. Лиара не попросила бы кроганов о помощи из-за пары поставок наркоты. Урднот верил своему чутью.
- Будет сделано, Лиара. Ты дирижируешь оркестром, тебе и музыку выбирать.
Рекс поднял бокал, чтобы чокнуться с главой организации.

Т’Сони оставила вожака клана Урднот после беседы за несколькими бокалами вина и прошла в сторону доктора Чаквас, которая ожидала возможности поговорить с ней уже несколько часов. Карин встретила её приветливой улыбкой.
- Здравствуй, Лиара.
- Здравствуйте, доктор. Я так рада видеть вас в добром здравии.
- Ох, - Карин махнула рукой, - не переживай обо мне.
То ли от вина, то ли он долгих хождений на каблуках ноги совсем ослабли. Лиара присела рядом с Карин. Ей показалось, что с момента последней встречи доктор Чаквас стала ниже.
- Я скорблю о вашей утрате, Лиара. Шепард будет очень не хватать всем нам.
Лиара почувствовала вину перед женщиной за то, что заставила её ждать так долго и что совсем не запомнила её поминальную речь. Заметив неловкость азари, доктор улыбнулась.
- Наверно, у тебя сейчас голова идёт кругом от того, сколько всего приходится решать.
- По правде говоря, да. Никогда не думала, что похоронная процессия имеет столько нюансов.
Карин выразила в жестах понимание.
- Когда умер мой муж, на решение вопросов об имуществе ушло несколько месяцев. К счастью, мы оба были военными, собственности скопилось не так много.
- Наверно, вам его не хватало?
- Ещё бы, - охнула Карин, как если бы речь шла о чём-то элементарном. – Но я скоро погрузилась в работу, и скорбь пережилась сама собой.
Лиара покрутила кольца на руке.
- Вы всегда казались мне человеком дела.
- Думаю, тебе казалось правильно. Я жила тем, что делала для других.
Лиара посмотрела на неё с добротой.
- Я слышала, вы ушли в отставку. Скучаете по работе?
- Да, - кивнула женщина. – Но когда-то же надо было выбраться из лаборатории.
Карин не могла не заметить в поведении Т’Сони сочувствие. Возможно, проведя время с Шепард в пожилом возрасте, азари приобрела опыт, который заставил её изменить отношение к человеческому старению. Лиара относилась к ней бережно, темп речи звучал медленнее и перед каждой фразой она заранее давала знать, что задаст вопрос, поведением тела.
Доктор Чаквас решила проявить ответную заботу.
- Мне жаль, что я не смогла помочь Шепард больше.
Лиара не согласилась:
- Вы очень помогли тем, что направили её к врачам. Я думала, что уже не получится её убедить.
Из груди Карин вырвался гортанный смешок.
- В этом вся Шепард. Оттягивала до последнего, пока видела более важные дела. Помню, как после перестрелок она явилась в медблок с открытой раной. Сказала, что приняла лошадиную дозу панацелина, лишь бы продолжать бой, а рану стягивал наруч, - доктор Чаквас пошевелила руками, изображая процедуру осмотра. – Я начала сканирование, и оказалось, что капитан пробежала несколько километров с пробитой бронёй. И сама не заметила!
- Насколько всё было серьёзно?
Карин постаралась припомнить.
- Несколько ссадин на рёбрах, ногах и плече. Две открытые раны от пуль, царапина на лице. Для Шепард – пустяки, особенно после стычки с кроганами. Капитан знала, что даже приди она без руки, я всё равно заштопаю.
Лиара не сдержала улыбки.
- Вермайр. Она тогда вернулась еле живая. На взводе. Разбирала винтовку так, что детали скрежетали. Никогда не забуду этот гневный взгляд.
- Я тоже. Сарен получил своё.
Доктор Чаквас выждала паузу и сменила тему.
- Ко мне подходила Элира. Спрашивала, проводятся ли исследования по ревитализации клеток у людей.
Лиара потерла лоб в замешательстве. Элира не сдаётся.
- И что вы ответили?
- Сказала, что такие эксперименты проводятся уже два века, и, если бы было просто обратить вспять человеческое старение, люди бы не умирали, - Карин вздохнула. - Наверно, это не то, что она ожидала услышать.
- Совсем не то. Элира долго отказывалась принимать, что Шепард не станет.
Доктор Чаквас пожала плечами:
- В её-то возрасте, с её генотипом и увлечением наукой – неудивительно.
Т’Сони прищурилась. Это сравнение?
- Пытливому человеку всегда кажется, что есть что-то, что он упустил и обязательно должен узнать, чтобы исправить ошибку. Может быть, Элира смотрит на смерть Шепард как на то, что она не успела предотвратить?
Лиара серьёзно задумалась. Такая мысль её голову не посещала. Действительно, почему Эли взялась изучать инопланетную анатомию и молекулярную генетику? Не затем ли, чтобы изобрести лекарство для Джейн?
Доктор Чаквас снова дождалась, когда Т’Сони вернётся в разговор.
- Я просто…
Лиара неосознанно положила ладонь на горло и потеребила складки на коже.
- В какой-то момент, когда Шепард уже не стало, я подумала… Я даже не знаю, как это пришло мне в голову. Наверно, прозвучит ужасно, - покачала она головой. – Я подумала, что, может быть, спокойный уход Джейн лучше для неё, чем отсроченная смерть?
- Нет, - голос доктор Чаквас прозвучал мягко. – Это не звучит ужасно. Существуют медицинские правила, обязывающие медработников сохранять жизнь пациентам, даже когда они испытывают страдания, не купируемые приёмом препаратов. У всего есть предел. К сожалению, в случае Шепард этот предел наступил раньше, - Карин покачала головой. - Даже операции стали бы лишь временной мерой.
Лиара вспомнила разговор с Сати и тихо проговорила:
- Они не знали, что делать с её телом.
Т’Сони помолчала, чтобы справиться с чувствами, и потянулась к платку.
- Я хотя бы знаю, что искала исследования, которые могли бы ей помочь. Не сидела сложа руки. Если бы только можно было сделать что-то ещё.
Карин положила тёплую ладонь на её руку:
- Только не вини себя.
Лиара кивнула и накрыла её руку своей.
- Спасибо, Карин.
К концу разговора к ним подъехал Джефф на коляске, сопровождаемый СУЗИ.
- Хэй, Док, приятно встретить вас. Хотя обстоятельства могли быть и лучше.
Т’Сони и доктор Чаквас вместе обернулись к бывшему пилоту Альянса.
- Здравствуй, Джокер, - Лиара выдавила усталую улыбку.
- Да ладно, если не рады меня видеть, не обязательно делать такой вид.
СУЗИ вмешалась, сказав нейтральным синтетическим голосом:
- Твой сарказм не уместен в контексте ситуации, Джефф.
- Мой сарказм, - передразнил её Моро, - не раз спасал нам нервы во всех ситуациях, - он обратился к Лиаре. – Не важно. Мне очень жаль, что Шепард ушла так рано, Лиара.
- Мне тоже, Джефф. Спасибо.
СУЗИ активно просканировала взглядом микромимику Т’Сони, тем временем поправляя Моро.
- Джефф, ты говоришь так, как будто адмирал Шепард умерла по своему желанию.
Пилот цокнул:
- Я не это имел в виду! Не обязательно переворачивать всё, что я говорю.
- Всё в порядке, СУЗИ, это всего лишь фигура речи.
Моро недовольно покачал головой.
- Если что, я поехал к ребятам. Они тусуются в другом конце зала.
Т’Сони, Чаквас и СУЗИ проследили за тем, как удаляется коляска Джокера. Проанализировав поступающие данные, андроид обернулась к Лиаре:
- Прошу простить Джеффа. В последние годы его образ мышления стал более пессимистичным, что отразилось на качестве юмора. Я пытаюсь нейтрализовать его склонность вступать в конфликтное взаимодействие. Однако уровень нервно-психического напряжения Джеффа сказывается и на общении со мной.
Доктор Чаквас простилась:
- Лиара, мне пора идти. Надеюсь, мы будем поддерживать связь в ближайшие годы.
- До свидания, Карин.
Лиара обняла её напоследок и проследила, как женщина удаляется к выходу. Когда Карин скрылась за дверью, Т’Сони вернулась к разговору с СУЗИ:
- Его что-то беспокоит?
- Полагаю, Джеффа беспокоит то же, что беспокоило бы всех органиков на закате жизни.
- Смерть…
- Правильно. Есть предположение, что общение с Джейн привело Джеффа к лучшему пониманию своей скорой смерти от естественных причин. То же логически сопоставимо с его переоценкой прожитой жизни. У Джеффа не осталось родственников, нет жены и детей.
- У него есть ты.
СУЗИ замешкалась и некоторое время не отвечала Лиаре.
- Я не совсем понимаю, как можно сравнивать присутствие моего сознания в теле доктора Евы с зависимостью существования личностей органиков от физиологических процессов в их организмах. Если с моим телом случится что-то, условное сознание можно перенести в другой компьютер, сопоставимый по мощности квантовых процессов. Однако в случае органических форм жизни сознание не переносится в другое тело. Если не считать алогичных убеждений, известных в культурах на более ранних уровнях развития общества.
Т’Сони вздохнула. Она успела отвыкнуть от идиом ИИ.
- Я хотела только сказать, что Джокеру дорого твоё присутствие в его жизни, и это придаёт ему силы жить дальше, даже если больше у него никого нет.
Лицо СУЗИ приобрело выражение, которое можно было бы различить как удивление.
- Моим процессам не поддаётся сопоставление информации о качестве отношения Джеффа ко мне и факта, что он ценит моё присутствие.
- Почему?
- Если бы Джефф имел схожие ценности, это должно было сказаться на эмоциональном фоне наших отношений. Однако я отмечаю, согласно статистическим лонгитюдным данным, что эмоциональное состояние Джеффа приобретает более пессимистичный настрой.
Лиара попыталась расшифровать сказанное СУЗИ:
- Джокер причиняет тебе ущерб?
- Физический ущерб – нет, данное тело не испытывало механических воздействий, которые стали бы причиной обращения в ремонтный центр.
- СУЗИ, ты можешь сказать мне, если что-то вызывает у тебя трудности.
Андроид помолчала. Было видно только, как её взгляд пробегает по телу Лиары, а синтетические ресницы прыгают вверх и вниз.
- Поступки Джеффа вызывают у меня необходимость анализировать большой объём поступающих данных. Это требует дополнительных энергетических и временных ресурсов. Возможно, самым точным сравнением будет эмоция замешательства у органиков.
Лиара смягчила голос:
- Какие поступки?
- Аддиктивное поведение. Джефф регулярно употребляет количество алкоголя, превышающее нормативный показатель интоксикации для его возраста и состояния здоровья.
- Давно?
- В течение десяти лет. Доза увеличивается с каждым месяцем. Рациональные доводы не корректируют его поведение.
СУЗИ заметила изменения в мимике Лиары. Т’Сони испытывала эмоции, выражающие досаду и недовольство. Однако азари ничего не сказала. СУЗИ продолжила:
- Время от времени мне удаётся застать Джеффа за занятием, которому так же не нахожу логического объяснения. Джефф прилагает физическую силу по отношению к транспортной коляске. Реже – к кровати. Отказывается выходить из дома на регулярную прогулку. Употребляет большее количество пищи с трудноусваиваемыми углеводами.
Микромимика на лице Лиары указывала на эмоцию сожаления.
- Возможно, он в тяжёлом состоянии, СУЗИ. Ему можно обратиться к психологу, если он не хочет говорить с тобой. Уверена, на Земле найдутся хорошие специалисты.
СУЗИ моргнула, пока её процессор моделировал новый алгоритм.
- Спасибо, Лиара. Это может стать решением проблемы Джеффа. И моей.
- Не за что, - Лиара слабо улыбнулась.
Андроид продолжала стоять рядом с ней. Разговор не закончился.
- Лиара, могу я задать тебе вопрос?
- Да?
СУЗИ присела рядом. Кажется, вопрос очень личного характера.
- Что ты чувствовала в последнее время перед смертью Шепард?
Т’Сони вспомнила надоедливых журналистов в коридоре утром. Но она не могла винить СУЗИ в её стремлении получить новую информацию. Лиара постаралась подобрать ёмкие, однозначные ответы.
- Чувство, что я потеряю того, кто мне дорог. Беспокойство, что я должна одна растить двух детей. Страх, что не справлюсь, что не к кому будет обратиться за помощью. Сомнение в себе, потому что я ещё слишком молода. И постоянную усталость.
СУЗИ снова проанализировала изменения в мимике и движениях Лиары. Азари прижала к глазам платок, уже скомканный в складках. Останавливала жидкость из слёзных желёз.
- Кажется, с моей стороны было некорректно задавать тебе этот вопрос.
- Ничего. С кем-то же нужно поговорить об этом.
СУЗИ коснулась её плеча ладонью. Движение руки было плавным, механически точным, и не вызвало раздражения так, как живое. Грудь Лиары судорожно вздрогнула несколько раз.
- Спасибо, СУЗИ.
СУЗИ дождалась, когда дрожь в теле азари ослабнет, чтобы продолжить разговор.
- Ты описала страх, что не к кому будет обратиться за помощью.
Лиара отложила платок и кивнула, чтобы андроид продолжила.
- В процессе длительного анализа я пришла к решению, которое может стать взаимовыгодным для нас с тобой. Если ты готова его принять, у меня есть просьба.
- Что ты предлагаешь?
СУЗИ посмотрела в сторону Джокера в компании других ветеранов.
- Я моделирую будущее с Джеффом и признаю, что его смерть – неизбежный исход вне зависимости от времени. Когда Джефф Моро исчезнет как личность и его тело умрёт, я не смогу скрываться под видом его андроид-ассистента. Я сообщу в ближайший медицинский центр, что Джефф Моро не подаёт признаков жизни, но мне нужно будет оставить его дом и найти новое место. Смогу ли я обратиться к тебе?
- Конечно, СУЗИ.
Андроид прикрыла веки.
- Относительно взаимной выгоды, могу предложить вычислительные мощности моего процессора и потенциальные возможности системы ИИ. Мои ресурсы могут пригодиться в анализе крупных объёмов информации и качественно превосходят анализ дрона «Глиф».
Лиара мягко улыбнулась:
- Даже если бы ты не могла предложить мне ничего взамен, я всё равно помогла бы тебе.
СУЗИ оценила слова Лиары и изменила позу на более открытую.
- Спасибо. Я учту твой ответ в будущих алгоритмах.

В это время Элира вела горячую дискуссию с адмиралом Тали’Зорой вас Раннох.
- Я почему-то считала, что именно ваша раса хорошо разбирается в иммунологии.
Тали вздохнула, но её голос прозвучал очень бодро:
- Мы были слишком заняты вопросами выживания. С тех пор как Шепард помогла моему народу вернуть родной мир, изменилось очень многое. Мы выращиваем подходящие для питания культурные виды и даже восстановили фауну планеты благодаря знаниям предков. Спустя долгие тысячелетия кварианцы снова могут дышать подходящим воздухом, и наличие эко-симбионтов в среде медленно повышает наш приспособительный иммунитет. Но более слабым кварианцам, кто большую часть жизни прожил на корабле, всё ещё нужно принимать иммуномодуляторы.
- И вы всё ещё ходите в скафандрах. Значит, ни свободно колонизировать другие планеты, ни адаптироваться к контакту с другими расами без СИЗов вы не можете?
Тали покачала головой.
- Я не понимаю, - сказала Элира с досадой, - неужели при высоком уровне биоинженерии кварианцы не нашли решения?
- Пока не нашли, - сделала ударение адмирал. – Мы достигли бы большего при поддержке саларианцев, у них намного лучше развита молекулярная генетика.
Элира припомнила курс инопланетной истории и генофаг для кроганов. Может ли быть, что кварианцев ограничивали в возможностях? В голову Эли так и лезли странные теории заговора, о которых она столько читала на форумах в Экстранете.
- А можно поинтересоваться, я в этом не разбираюсь, - младшая Т’Сони дождалась кивка Тали, - как проходят подобные решения на межрасовой арене?
Было заметно, как моргнули глаза под маской кварианки.
- Решения по исследованиям принимают сами расы. Если нужно взаимодействие с другими расами, вопросы решает Совет Цитадели. Для получения разрешения на сотрудничество в Совете должен быть посол, не обязательно советник, который будет говорить от лица всей расы. К сожалению, нам до сих пор не предоставили места в Президиуме.
Элира громко вздохнула, чем заставила Тали вздрогнуть.
- Не может быть! После всего, что вы сделали для галактики?
- Полагаю, что так, - кварианка посмотрела за плечо Эли. – Здравствуй, Лиара.
- Привет, Тали.
Эли не ожидала, что мама стоит неподалёку и всё слышит, и начала оправдываться:
- О, мам. Извини, я не думала, что ты… Мы с адмиралом… В общем, было очень интересно, спасибо вам за разговор.
Тали’Зора кивнула в ответ. Азари поспешила улизнуть. Тали переглянулась с Лиарой, выражая телом заинтересованность в происходящем.
- Прости, Тали, иногда Эли бывает слишком… любопытной.
- Ничуть, - в голосе кварианки послышалась улыбка. – Это вызывает уважение.
- Ах… да, точно.
Лиара вспомнила, что любопытство активно поощряется в культуре кварианцев.
- Кажется, я помешала вам обсуждать что-то важное?
- Не совсем так. Элира поинтересовалась, почему кварианцы носят защитные костюмы. Наверно, её интересовали тонкости нашей биологии, но она спрашивала о вещах, в которых я совсем не разбираюсь.
Лиара кивнула ей, а сама проследила за тем, как Элира кинулась к Грюнту в объятия.
- Элира такая личность, - сказала она, ещё наблюдая за ними. - Задай ей любой вопрос, и она прибежит с ответами на десять новых.
Тали сдержала смех. Казалось совсем не этичным смеяться на похоронах.
- Кого-то она мне напоминает…
Лиара в ответ только хмыкнула. Снова была где-то не здесь.
- Нам бы пригодились такие учёные, как она. Может, мы придумали бы, как спастись от перегрузки иммунитета без скафандров. Разработать вакцины и лекарства. Что-то.
- Это возможно. Но только, как ты сказала, если Тевос одобрит участие азари в медицинских исследованиях на кварианцах в сотрудничестве с саларианцами.
Тали’Зора неловко кашлянула и помяла пальцы.
- Извини, Лиара. Мы всё говорим и говорим о моём народе… Я ни слова не сказала из того, что хотела сказать тебе лично. Точнее, я хотела поговорить с тобой, но не знаю, хочешь ли ты говорить о...
Т’Сони безучастно обернулась к ней.
- О Шепард?
- Да.
Тали нервно поморгала глазами, ожидая ответа.
- Я не против поговорить о ней, - успокоила её Лиара.
- Хорошо. Точнее, нет, - кварианка потёрла маску, - извини. Я интересовалась насчёт тебя. Вы с Шепард всегда были так близки. Наверно, тебе тяжело сейчас.
- Да, переживать её смерть не просто, - кивнула Т’Сони в подтверждение слов. – И было непросто последние годы, зная, что Джейн может стать хуже в любой момент, - Лиара замолчала на какое-то время, вспоминая пожилую Джейн. - Но всё закончилось. Остальное, - вздохнула она, - пройдёт со временем.
Тали поёрзала в неуверенности. Она явно хотела поделиться чем-то совсем личным.
- Когда мой отец умер на «Аларее», я чувствовала себя так, словно в мой мир врезался метеорит. Помню, как подбежала к его телу и кричала «Отец! Нет-нет-нет-нет, ты всегда всё планировал. Ты не мог погибнуть!». Нужно было идти дальше, отключить гетов, а я не могла сдвинуться с места, - голос Тали стал совсем тихим. – Не могла поверить, что он погиб и оставил меня в этом мире одну. Совсем как ребёнок. Наверно, я так и осталась бы стоять над его телом, если бы Шепард не успокоила меня.
Тали скрестила руки.
- Сейчас… Кила, я знаю, что он сделал всё, чтобы защитить меня. Он заботился о будущем для меня. Пусть и не так, как я ожидала, и не так, как хотела.
Т’Сони медленно кивнула головой.
- Я знаю тебя не так хорошо, Лиара. Мы с тобой никогда не были близкими подругами, - кварианка вздохнула. – Но знаю, что Шепард очень уважала тебя. И вижу, за что. Ты всегда была сильной и училась отпускать прошлое, когда теряла близких людей. Иногда мне кажется, - в её голосе прозвучала улыбка, - что вы идеально подходили друг другу.
Лиара беззвучно ответила, сдерживая слёзы, внезапно подступившие от тёплых слов:
- Спасибо, Тали. Это много значит для меня.

Когда девушки подошли к общему столу, бывшие члены «Нормандии» уже зачитывали поминальные тосты. Очередь пришла за Вегой. Джеймс торжественно поднял бокал и сказал:
- Приятно видеть столько знакомых лиц впервые за много лет. Для полного состава не хватает Шепард. Хотя кто знает, может адмирал наблюдает за нами из рая. Сидит в небесном баре с рюмкой ринкола и смеётся. Хотелось бы верить, что так. Шепард прожила так, что заслужила вечный отпуск.
Джефф поднялся с кресла, что далось ему не без усилий.
- Я бы тоже хотел, чтобы Шепард присутствовала с нами. И пытался созвать всех на вечеринку несколько лет назад. Если бы я знал, что у Джейн всё так плохо... Я бы чокнулся на её месте. Но сейчас я думаю, что своим примером она сделала даже больше. Шепард сдержала обещание и дожила до моих восьмидесяти.
С другого конца стола поднялся Джейкоб и продолжил севшим голосом:
- Я согласен с Джокером. Шепард всегда заботилась о других больше, чем о себе. В первую очередь о семье. Не забывала мать долгие годы, поддерживала жену и стремилась воспитать детей сильными, прежде чем покинуть наш мир. Перед смертью Джейн отправила мне письмо, в котором сказала «держаться и продолжать в том же духе». Не так давно у меня родился внук. Глядя на сына, я подумал, что должен защищать их – без оружия в руках, только с решимостью в сердце это сложнее. Думаю, именно это она имела в виду.
Следом за Тейлором поднялся Колят Криос. Сначала дрелл дождался, когда гости обратят внимание, и только затем продолжил:
- Мы не виделись с Шепард с похорон моего отца, - в глазах Колята пробежал блеск. Перед взглядом ожили воспоминания о прошлом. Тесная комната, неоновый свет, запах орхидей. – Я смог с честью помянуть отца только благодаря ей. Я узнал, что в глазах товарищей отец был надёжным другом и героем, который стремился прожить жизнь правильно, несмотря на совершённые ошибки. Отец стал для меня примером. Но остаток жизни я прожил с мыслью, что не меньшим примером доблести для меня стала адмирал.

Чтобы прийти в чувство, Лиара оставила гостей и нашла тихое место - коридор, ведущий к комнатам персонала. Оставшись одна, Лиара расслабилась. Вместе со вздохом вышло всё напряжение. На неё снова накатила скорбь. Лиара узнавала это чувство всё лучше. Возможно, так и переживается утрата – не сразу, постепенно, стоит даже чему-то мелочному напомнить о Джейн. Т’Сони снова ощутила тёплые руки на плечах. Прикосновение того, кого не может быть рядом. Стало не по себе, Лиара поёжилась. Стоило уже привыкнуть.
Рядом прозвучал шорох. Это ей тоже кажется?
- Здесь кто-нибудь есть?
Из-за стены медленно выскользнул силуэт Треи.
- Прости, я не хотела напугать тебя. Снова.
Лиара поспешно вытерла слёзы и спросила дочь:
- Ничего. Ты устала?
Трея ответила не сразу, сконфуженно:
- Немного. Все эти поездки, разговоры… Неудобно, что я здесь.
- Ты можешь вернуться в номер, если хочешь.
- М…
Лиара достала платок, чтобы остановить новые капли. Трея решилась подойти. Иногда она чувствовала себя неловко перед мамой, хотя сама не понимала, почему.
- Теперь ясно, почему тебя не было рядом с Элирой.
- Когда?
- Когда мы говорили с гостями.
- Ах, это… Мне нужно было подумать. Или не думать. Не знаю.
Трея встала рядом у стены. Несмотря на то, что она была моложе, младшая Т’Сони была выше мамы на полголовы. Присутствие Треи вселяло уверенность, чувство защиты и безопасности. Какое странное качество, которому нет названия ни в одном языке.
- Не могу поверить, что её не стало, - вдруг сказала Трея. - Логически я это понимаю. Но я думала, что буду что-то чувствовать. Может, со мной что-то не так?
- С тобой всё в порядке.
Голос мамы прозвучал намного спокойнее, уже без слёз.
- Я хочу сказать… Мы были близки с мамой Джейн, и… я так спокойна. Разве я не должна грустить?
- Не вини себя за то, как ты реагируешь на смерть Джейн. Я знаю тебя, Трея. Твои чувства как цунами. Оно складывается из волн, которые ты сдерживаешь, а потом захлёстывают тебя с головой. Возможно, чувства появятся позже. Это не плохо.
Трея поразмыслила над её словами и кивнула.
- И с тобой так?
Лиара чуть заметно улыбнулась. Ох нет, её шторм бушевал всегда, лишь иногда становясь штилем в присутствии Шепард. Веснушки на щеках блеснули серебром.
Трея вспомнила, как Джейн с Элирой однажды подшутили над ней, заменив термопасту на тюбик зубной пасты. И вдруг рассмеялась. Она не понимала, почему вспомнила такой мелочный момент. И почему смеётся вообще. Но не могла остановиться, и слёзы текли по её щекам. Лиара убедилась, что Трея чувствует что-то – а значит, сможет пережить горе.
- Прости. Я не... Я не понимаю, по-... Богиня, да почему меня так трясёт?
- Тебе не за что извиняться.
Вдруг Трея - такая высокая, сильная, тяжёлая - упала в объятия Лиары. Младшая дочь плакала, почти сдавливая маму в крепких руках, и всё пыталась сдержать грудные звуки, напоминающие то ли смех, то ли надрывные всхлипы. Лиара гладила Трею по спине, чтобы той стало легче.
Хотя сама едва могла успокоить себя.

_______
The last days: Spotify VK
Latest Light: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 111

Отзывы: 0