После нас. Глава 11 - 2227. Что-то хорошее 2/2

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Глава 11 - 2227. Что-то хорошее 2/2
После занятий Трея не всегда возвращалась домой сразу. Бывали дни, когда ей хотелось побыть в обществе мудрой наставницы Самары. Иногда встречи оборачивались познавательными беседами, в других случаях они занимались упражнениями, которые учили Трею лучше владеть своим состоянием и, что важнее, биотическими импульсами. В день, когда предстоял большой семейный ужин, Трее особенно хотелось побыть с другом и забыть на пару часов о роли послушной дочери.
Когда Самара погрузилась в состояние транса, Трея отвлеклась. Она смотрела на городские шпили, огни небоскрёбов, движущиеся в воздухе аэрокары и шаттлы. Их гудение было слышно даже отсюда и звало в путешествие подальше от родного дома.
- Тебе что-то мешает, - услышала она голос юстицара.
Трея не помедлила с ответом, зная, что Самара сделает свои выводы.
- Я думаю.
Свет в глазах Самары стал менее ярким, а биотические волны исчезли. Она прекратила медитацию, чтобы помочь деве разобраться с преградой.
- Хаос мыслей нужно упорядочить. Для этого и нужна медитация. Сосредоточься.
- Я всегда думаю. Для меня это нормально.
Трея ответила спокойно, но заметила на лице юстицара напряжение. Тренировка дня заключалась в том, чтобы научиться прислушиваться к себе, когда вокруг кипело оживление.
- Сейчас мысли тебе мешают. Не ты контролируешь их, а они - тебя.
- Может, я просто хочу подумать о чём-то.
Самара решила не цепляться к ответу девы. Для юности свойственны размышления и самоуверенность, считала она. В такие моменты казалось, что у матриарха есть ответы на всё.
А Трея чувствовала вину за то, что отнимает их время напрасно. Самара была готова уделять ей каждый день и час, если младшая Т’Сони появлялась на пороге дома, заблудившаяся в себе. Они виделись нерегулярно, но Трее хотелось, чтобы каждая встреча значила что-то для них обеих, однако чаще ей хотелось просто побыть в обществе того, кто её слышал и понимал.
- Неужели? Для медитации ты слишком напряжена.
- Может, я не всегда могу расслабиться? Может, это не всегда нужно?
Самара встала. Трея решила, что тренировка сорвана, как вдруг матриарх подняла её в воздух над собой. Тело окуталось мощным биотическим полем и подскочило на два метра над землёй.
- Что ты делаешь?!
- Помогаю.
- Да? По-моему, ты меня подбросила!
- Успокойся.
- Ты шутишь? Самара! Если шутишь, это не смешно.
- Точно, не смешно.
Трея сообразила, что с ней проводят новый урок, и перестала сопротивляться. Но её напряжение только усиливало биотику вокруг тела. Она боялась, что при столкновении зарядов энергии случится деформация. Но внизу стояла Самара – сильнейший биотик на Тессии, в чём она убедилась лично, по рассказам родителей и информации в Экстранете. Самара должна знать, что делает, и не причинит ей вред. Правда?
- Ладно, что мне сделать, чтобы ты опустила меня?
- Я сказала – успокойся.
- И как мне это сделать? В таком-то положении.
Трея боялась упасть и задёргалась.
- Дыши.
Происходящее казалось безумием, но Трея доверилась её совету. Она глубоко задышала, задерживая дыхание. Из-за напряжения в груди это давалось тяжело, но с каждым вдохом объём воздуха в лёгких увеличивался. Трея чувствовала, как биотический заряд держит её словно гравитационная подушка.
- Хорошо. Я вроде успокоилась. Ты меня опустишь?
- Если «вроде», нет, - по лицу Самары было трудно понять, иронизирует она или нет.
Трея продолжала дышать, считая секунды. Должно было пройти несколько минут, а Самара ещё держала её в воздухе. Трея не могла поверить, что у кого-то может быть столько сил. Она посмотрела на землю и подумала: если Самара резко отпустит, Трея сломает себе что-нибудь, челюсть или руку. Больше всего она боялась упасть и была готова к этому каждую секунду. Но бороться со страхом столкновения без чувства опоры казалось невозможным.
- Рано.
Младшая Т’Сони чувствовала себя в западне. Она не могла ничего поделать, её безопасность полностью зависела от другого человека.
- Самара, можно спросить тебя?
- Да?
Трея набрала в грудь воздуха, чтобы преодолеть сопротивление биотики, и проговорила:
- Что, если я хочу, чтобы моя жизнь принадлежала только мне?
- Тебе нужно стать самостоятельной.
Трея попробовала пошевелить рукой, но её зажало поле. Ноги начало сводить из-за напряжения мышц. Она не могла выбраться или уговорить опустить её.
- Это невозможно, да? Контролировать всё, что происходит в моей жизни.
Самара кивнула. Она ждала, когда ученица сделает выводы.
- Вот я сейчас в воздухе вишу, - Трея нервно засмеялась. – И ничего не могу с этим сделать. Что я могу?
- Расслабить мышцы, чтобы я опустила тебя раньше, чем появится судорога.
Трея постаралась напрячь уставшие мышцы ещё сильнее и медленно снизить их тонус. Она прислушивалась к телу, чтобы найти места, которые ещё не расслабила сознательно, и повторяла упражнение снова и снова. Трея сосредоточилась на ногах вплоть до кончиков пальцев и мышцах лица, прежде чем почувствовала разливающуюся слабость и тепло по всему телу. Она поняла, что закончила, когда даже в голове вместо мыслей остался гул. Волны биотики раскачивали её и уже не казались угрожающими, поскольку биотика Треи не могла столкнуться с полем Самары. Трея открыла глаза и обнаружила, что висит над самой землёй.
- Хорошо, - подытожила Самара и опустила её.
Трея слишком размякла, чтобы двигаться, и продолжала лежать на панели. Самара присела рядом.
- Больше десяти лет я учила тебя, как управлять собой. В самоконтроле нет смысла, если ты позволяешь управлять тобой мыслям. Именно хаотичные мысли порождают эмоции и являются причиной поспешных поступков. Нет сознательности в действиях, если ты спешишь.
- Я не понимаю. Я стараюсь обдумывать каждый шаг.
- Ты полна сомнений.
Как только в конечностях появились силы, Трея встала с холодной плиты.
- Откуда ты знаешь?
- Дело не в твоих поступках, а в тебе. Так ты думаешь?
Младшая Т’Сони пожала плечами.
- Я не уверена, что справлюсь. Моя семья верит в то, что всё получится, что бы я ни выбрала. Даже мама Джейн подбадривает меня. Иногда мне кажется, что они это делают, чтобы я не расстраивалась. Я не хочу никого подвести. Скоро экзамены, ситуация с учёбой сильно меня выматывает. Я даже перестала говорить с сестрой.
- Что тебя беспокоит?
- Я хочу после школы поступить в военное училище. Пойти по стопам мамы, ну знаешь, - голос Треи спустился до хрипотцы. – Мне кажется это правильным. Я думаю, что могла бы пригодиться в армии со своими знаниями. Может быть, даже с биотикой. Но если мне сейчас так тяжело, я себя спрашиваю: а что будет дальше? Нагрузка вырастет, появится ответственность за других, от меня потребуется больше сил.
Самара кивнула. Трея постоянно чувствовала себя как подвешенной в воздухе. Без опоры и уверенности в том, что действует без ошибок. И чем больше она размышляла, тем суетнее становился её ум. Трея запутывала себя, полагая, что так быстрее найдёт ответ.
- Так ты думаешь сейчас, Трея.
- Я знаю это, потому что говорила с мамой Джейн о её службе всё детство.
Юстицар улыбнулась:
- Так вот в чём дело? Дитя, ты не сможешь стать своими родителями.
Трея зажмурилась. Было непонятно, сдерживает она злость или слёзы. Трея слишком сильно хотела совершить что-то великое, что имело бы для неё большой смысл. Без идеалов жизнь казалась пустой и напрасной.
- Спасибо, что хотя бы ты сказала мне правду в лицо.
Самара улыбнулась, чем привлекла внимание. На фоне смешка юстицара досада юной азари казалась ещё более глупой, чем «понапрасну» прожитая жизнь.
- Может, ты не сможешь успеть так много, как Шепард. А может, достигнешь чего-то большего. Это и не важно. Шепард служила не для того, чтобы стать героем. Она служила людям в отчаянном положении, когда больше некому было помочь, из чувства долга.
Лицо девы сморщилось ещё сильнее. Она была разочарована, что даже Самара её не слышит.
- Я знаю! Я просто не хочу подвести родителей.
- Кто хочет стать десантником – ты или Шепард?
Трея выдохнула с дрожью в голосе:
- Я хочу.
- Правда?
- Да, я хочу поступить в десантницы и защищать людей, - она пощёлкала застёжкой на кофте. – Хотя сомневаюсь, что потяну планку. Может, мне лучше пойти в органы правопорядка?
Самара встала и обошла её, выискивая оценивающим взглядом, куда спрятался тот бунтующий подросток, который был готов показать миру всю свою экспрессию.
- Удивительно. Ты хочешь быть как Джейн Шепард, но сомневаешься, хватит ли тебе на это сил.
Трея услышала иронию. Она не понимала, что хочет сказать юстицар, и что смешного в её мечте. Но когда тёплая ладонь легла на плечо, она почувствовала то, зачем пришла на самом деле – поддержку.
- Ты веришь, что у меня получится стать солдатом?
- Я верю, что ты сможешь стать лучшей версией себя. Но своей матерью ты стать не сможешь хотя бы потому, что она другой человек. Да, Шепард – хороший пример справедливости, но она тоже не совершенна. Никто не защищён от ошибок.
- И ты тоже?
- И я.
Трея обернулась на позднее солнце, залившее окружение лиловым светом. Она не заметила, как звезда пошла на закат. Пора было возвращаться домой, но резко обрывать разговор с Самарой не хотелось.
- Сегодня ты учила меня управлять чужой биотикой, да?
Самара убрала руку и отошла, освобождая Трее путь домой.
- Биотика есть биотика, твоя или чужая. Но ты, как любая другая азари, можешь управлять биотикой с помощью психики. Научись владеть собой и сможешь эффективно использовать её в бою.
- То есть… Ты можешь… Тренировать меня?
- Смогу, когда ты будешь готова.
Юстицар уже шагала к зданию, когда Трея крикнула ей вслед:
- Самара!
Матриарх обернулась и спросила мягко, как всегда:
- Да?
- Сегодня у нас будет ужин в честь семейного праздника. Хочешь присоединиться?
Самара улыбнулась. Казалось, предложение не застало её врасплох, но и с ответом она не спешила.
- Ты сама сказала, праздник семейный. До свидания, дочь Шепард.

Элира вернулась домой уставшая. Лекции выдались насыщенными и шли друг за другом без перерывов. Руки так и горели после нескольких часов беспрерывной печати конспекта, а голова была уже не в состоянии воспринимать информацию. Всё, чего ей хотелось – упасть в своей комнате и подремать несколько часов, чтобы свежей и задорной присоединиться к ужину. Такой, какой её всегда видели родители и сестра.
Завтра расписание обещало быть не менее плотным, но с практическими занятиями на отделении. Обычно Элира успевала почитать что-нибудь из учебной литературы перед сном или сесть за задания, но не в этот вечер, когда все должны были собраться вместе.
В комнате Элира открыла шкаф и полностью разделась, уверенная, что её никто не видит.
За спиной раздался голос мамы:
- Добрый вечер, Элирия Т’Сони. Сегодня вы замечательно выглядите.
Элира испуганно развернулась и обнаружила источник звука – дрона, похожего на Глифа, но говорил и выглядел он по-другому. Элира прикрылась кофтой и закричала на весь дом:
- Ма-а-ам?!
Азари звала несколько раз, всё громче, пока в комнату не вбежала мама.
- Что случилось?
Лиара застала дочь, когда она, полностью нагая, отмахивалась от дрона кофтой.
- Мама, убери его. Что, что это, что?
Старшая Т’Сони обратилась к носителю своего голоса:
- Али, не могла бы ты удалить запись последних десяти минут и изменить своё местонахождение на другую комнату?
- Моя программа не включает выполнение указаний.
Лиара вздохнула. Настолько неразумных ВИ она ещё не встречала, стоило составить список коррективов для Треи. Али занималась сбором информации и только.
- Али, в комнате Треи находится стена моделей. Каждая из них собрана с исторической достоверностью. Если просканировать каждую и обнаружить оригинальный образец в сети, можно сложить кластеры данных в единую форму.
Дрон улетел. Лиара обернулась на старшую дочь, которая смотрела на неё с широкими от удивления глазами. Всё ещё без одежды.
- Прекрасно выглядишь.
- Спасибо, - пробубнила Эли. – Мне уже сказали. Что это, чёрт возьми?
Элира повесила кофту в шкаф и быстро потянулась за домашним нарядом.
- Изобретение твоей сестры.
- Богиня, - взмолилась Элира в негодовании. – А что дальше, она сделает копию СУЗИ?
- Надеюсь, что нет, - Лиара не сводила глаз с дочери, наблюдая, как та нервно натягивает костюм. – У тебя есть планы на ближайшие часы?
- Да, - Эли закрыла шкаф. – Поспать.
Лиара сделала вид, что не заметила её напряжённости.
- Я надеялась, что ты поможешь мне подготовиться к празднику. Как никак, у нас сегодня будут гости, - Лиара сверилась со временем. - Когда вернётся Трея?
Элира раздражённо потерла лицо. Не суждено ей было отдохнуть.
- Не знаю. Мне она ничего не сказала. Наверно, Трея у Самары, как всегда.
Лиара кивнула. Старшая сестра встретила её спокойный взгляд и постаралась успокоиться сама. Эмоции одолевали ею так же быстро, как покидали.
- Я помогу.
- Тогда пойдём.
Элира выбежала из комнаты следом.
- С чего начнём?
- Я хочу кое-что уничтожить, - Эли прокрутила мамину фразу в памяти, чтобы убедиться, не ослышалась ли она. - А потом мы сделаем заказ и украсим первый уровень. На твой вкус.
Идя следом, дева заметила, что на поясе Лиары у спины висел пистолет. Т’Сони постучала в дверь кабинета Джейн. Эли подсмотрела, но не заметила ничего необычного: мама Джейн сидела за компьютером и листала почту, как если бы всё шло своим чередом. Она услышала:
- Милая, мы немного пошумим в моём кабинете, ты не против?
- Хорошо, - пожала плечами Джейн. – Привет, мотылёк.
- Привет.
События, разворачивающиеся в этот день, казались Элире слишком уж странными. Или она уснула на лекции и всё происходящее – плод её бурного воображения, или между родителями, пока её не было, что-то произошло. Элира не имела ни малейшего понятия, но уже согласилась маме помочь, поэтому прошла за ней следом. В кабинет Лиары.
Элира огляделась. Последний раз она видела рабочее место Т'Сони несколько месяцев назад. Она опасалась трогать технику и даже витрины, чтобы случайными движениями не повредить и не разбить ценные экспонаты. Элира не заметила никаких изменений, за исключением выдвинутой ниши у стены.
- Пока твоя сестра не вернулась, - Лиара достала из-за пояса «Дугу», - я хотела бы уничтожить одну вещь. Думаю, всё будет в порядке. Ты готова?
- К чему?
Лиара облокотилась на стол и нажала на скрытую панель. Из стены выдвинулась ещё одна витрина. Под кубическим стеклом красовалась вибрирующая сфера, по виду состоящая из жидкого металлического сплава. Было не совсем понятно, полый он или нет, но шар при приближении издавал вибрации, гудел и пульсировал.
- Это очень древний экспонат. Сначала мы думали, что ему больше тысячи лет, но сейчас я сомневаюсь в этом. Джейн обнаружила его на Элетании ещё в довоенное время.
- Что это?
Элира подошла ближе и замедлила дыхание, как если бы воздух мог разбить стекло.
- Протеанский артефакт.
- Да ладно? Вот этот? Настоящий?
Лиара кивнула. Она не спешила и позволила Эли лучше его рассмотреть.
- Я не понимаю. Ты занималась протеанами всю свою жизнь, разве этот экспонат для тебя ничего не значит?
Лиара шумно вздохнула. Она продолжала держать пистолет в руке и потерла рукоять. Без перчатки тот показался более массивным и ребристым на ощупь, чем раньше.
- Ты права, и в научной среде не так много учёных, воочию видевших протеанские технологии, - она дёрнула дулом в сторону экспоната. – У меня есть основания считать, что этот «шар» не протеанской природы.
- Чьей же тогда?
- Расы, которая существовала задолго до них.
Элира отошла от витрины подальше. Странный, очень странный выдался день.
- Подожди, - речь младшей Т’Сони стала непривычно медленной. Она была в замешательстве, - если ты его уничтожишь, что произойдёт?
- Надеюсь, что он просто разлетится на осколки, которые мы утилизируем в ближайший мусорный бак. Если повезёт.
Элира не узнавала маму. Лиара, которую она знала, очень дорожила каждой исторической находкой, хранящейся в её музее. Если мама хотела уничтожить столь памятную вещь, этому должна была быть веская причина. Учебная программа по истории точно не включала объяснение подобных «явлений», и Элира сказала:
- Перед тем, как ты уничтожишь… «это», можно задать тебе пару вопросов?
Мама кивнула.
- Что он делает?
- Главным образом содержал информацию в форме энергии. Сейчас он не делает ничего.
- Кому-нибудь удавалось расшифровать информацию?
Лиара покачала головой.
- Даже если кому-нибудь когда-нибудь удастся расшифровать эти массивы данных, понадобятся технологии, которые ещё никем не придуманы. Была одна группа учёных с очень… большим потенциалом и возможностями. Им не удалось.
Элира резко обернулась:
- Тогда зачем его разбивать?
- Затем, чтобы он никому не достался.
- Почему? Почему нельзя сохранить его на будущее, когда изобретут нужные устройства? Чем он тебе мешает?
Лиара сняла блокировку на пистолете.
- Потому что иногда мы осознаём очевидные вещи слишком поздно. Я видела похожие артефакты, которые не приносили ничего, кроме беды. Надеюсь, что тебе никогда не придётся с ними столкнуться. Но если увидишь их, пообещай, что поступишь, как я сейчас.
Элира неуверенно помяла плечо и снова посмотрела на экспонат. Тот лежал под стеклом, ни в чём не повинный и ни к чему не причастный, как ей казалось.
- Хорошо, что я должна сделать?
- По моему сигналу опусти стекло. Я должна сделать очередь выстрелов точно в цель.
Элира встала рядом с ней. Рука нависла над самой панелью, ожидая команды. Лиара стиснула пистолет обеими руками и встала в боевую стойку. Холодный взгляд смотрел точно на артефакт. Такой она маму никогда не видела. Элира не могла перестать думать о том, что через несколько секунд исчезнет историческая реликвия временем существования в миллионы лет. Что подобная вещь лежала в их доме, о которой они Треей ничего не знали, как не знали про стеллаж оружия в стене и твёрдый характер мамы. Хотя много раз слышали истории о том, как они с Джейн познакомились, и боролись с разными чудовищами, и спасали мир.
Сказки в её памяти окрасились в кроваво-алые тона и обрели реальные очертания.
- Открывай.

Трея активировала входную дверь. Внутреннее помещение дома уже осветилось закатными лучами Парниты, как весь район Армали. Промелькнула мысль, что она опоздала к ужину.
- С днём рождения, звезда моя!
Над Треей пролетело облако из блёсток и серпантина. Довольная Элира смотрела на неё со второго этажа с пустой хлопушкой.
- Мы уже заждались. Думали, ты останешься ночевать у своей подруги.
- Да нет, я не…
- Пойдём скорее.
Элира была весёлой и неудержимой как всегда. Порой её энергичность сильно утомляла. Но Трея проследовала за сестрой, ведь нельзя было сбежать с собственного праздника.
Вся семья уже собралась в гостинной. Мама Джейн беседовала с Этитой, Элира указала на свободный стул и расположилась по соседству, а Лиара занималась украшением праздничного торта. Трея неуверенно присоединилась.
- Здравствуй, солнышко. С днём рождения.
- И тебя с днём рождения, мам.
Так уж сложилось, что Трея родилась незадолго до катастрофы на Цитадели, став подарком прямо в день рождения своей второй мамы. Несмотря на то, что её родиной являлась станция, как для Элиры, Трея испытывала большую связь к Тессией. Здесь был её дом, здесь жила Этита, отец мамы Лиары, здесь жила её старшая подруга Самара и некоторые знакомые со школы, здесь же она взрослела и предавалась грёзам о будущем.
Этита навещала семейство Т’Сони не часто, но праздники старалась не упускать. После переезда Лиары на Тессию она стала намного ближе к своей последней родственнице. Этита была рада встречам и особенно рада видеть своих внуков, детей Шепард, хотя сама за несколько сотен лет родила значительно больше детей. Лиара была для Этиты как родная дочь – вылитая копия Неззи, её первой большой любви. Возможно, общаясь с внуками, Этита старалась исправить вину за долгое отсутствие в её жизни.
Что происходило в тот вечер, Трея запомнила обрывочно. Мама Лиара преподнесла на стол большой торт, которого хватило на всех сладкоежек в семействе. Трея с Шепард задували свечи по очереди, из-за чего их пришлось зажигать дважды. Этита широко улыбалась и вспоминала их с Элирой совсем маленькими, подтрунивая над детскими неловкостями. Мама Джейн рассказывала истории о том, как Трея с Элирой изводили друг друга в вечном сестринском противостоянии и тем трепали нервы родителям. Элира дулась, но наигранно. Мама Лиара оставалась спокойной, как всегда, но даже она не могла не улыбаться в ответ на причуды родных. Мама всегда пыталась сдержать смех, хотя он казался Трее самым чудесным.
Что-то забавное. Что-то бескрайне доброе. Что-то хорошее было в этих часах, которые Трея запомнит до конца своей жизни. Почему именно этот день, а не какой-либо другой, она не знала. Может быть, дело было в переломном моменте юности, когда ребёнок принимает важные для себя решения и меняется навсегда. А может, в том, что это был самый весёлый на её памяти праздник перед смертью мамы Шепард.
Так или иначе, этот праздник продолжался. После совместного нарезания торта и чаепития Лиара с Элирой вернулись с коробками подарков. Переглянувшись, Трея и Джейн разделили смущение и неловкость. Честь поздравить именинников досталась Элире.
- Вы двое не любите громкие поздравления. Но мы не могли оставить вас без подарков, так что потерпите пару минут, ладно?
Этита толкнула Шепард в плечо:
- Девочки-то подготовились.
Лиара протянула Джейн длинную коробку, обмотанную матерчатой тканью. Она склонилась и поцеловала её в лоб, убирая в сторону седые локоны.
- Нам хотелось сделать для тебя что-нибудь памятное. Элира старательно выбирала.
Шепард поставила коробку на свободное от десертов место и потянула за ленту. В упаковке оказался альбом, настоящий материальный альбом с распечатанными фотографиями, какие делали на Земле целое столетие назад. Джейн открыла форзац. Страницы вмещали под защитными плёнками фотографии её юности, сделанные в период поступления в военную академию и в первые годы службы, и чем дальше листался альбом, тем старше Шепард становилась. Совсем не похожая на ту, что сейчас.
Джейн ощутила нарастающее чувство тоски.
- Ух ты. Здесь есть фото, которые хранились у мамы.
Элира закивала:
- Мы распечатали электронные в том же формате, чтобы всё выглядело красиво.
Шепард листала историю своей военной службы. Совсем юная, она поступает в 18 лет на службу. Проходит обучение, проводит время с товарищами из своего и соседних подразделений. Юные и задорные, полные надежд, они не подозревают о том, что им предстоит пережить на галактической войне. Отправляется в первый запланированный полёт, проходит испытание. Её причисляют к спецподразделению N7. Шепард крепнет, выражение лица становится всё более суровым, но ярко зелёные глаза блестят внутренней силой, толкающей её в новые сражения. Джейн перелистнула дальше: путешествия, колонисты, разведотряд… В альбоме сильно не хватало фотографий, отражающих период, когда она впервые ступила на палубу первой «Нормандии». Но нашлись те, которые были сделаны с командой.
Взгляд Элиры прыгал с Джейн на Лиару, на Этиту и обратно. Она в предвкушении ожидала, что мама скажет ещё что-нибудь. А Шепард листала дальше, погружаясь в воспоминания о своей команде, разлетевшейся по удалённым уголкам Млечного пути.
- Я и забыла о них, - Джейн встала, чтобы крепко обнять дочь. – Спасибо. Это чудесный подарок.
Элира почувствовала её крепкие руки на плечах и медленное дыхание. Ей показалось, что Джейн пытается сдержать слёзы. Элира погладила её по спине в ответ.
- Я рада, что тебе понравилось.
Джейн кивнула. Глаза были полны блеска и света. Лицо озарилось грустной улыбкой, морщинки сбежались в уголки рта с век.
- Есть ещё один. Этот от меня, - сказала Лиара.
Джейн приняла второй подарок. Под обложкой оказалась книга.
- Я решила, что будет лучше написать биографически достоверную историю.
- Ты выпустила книгу?
Лиара смутилась:
- Не совсем… В смысле, да, я распечатала её, но только в трёх экземплярах.
- Трёх?
Этита присвистнула.
- Я, конечно, знала, что моя дочь талантлива, но чтобы написать роман!
Джейн поспешила обнять Лиару.
- Я обязательно прочитаю её. Но когда ты успела?
Лиара только хихикнула. Если сидеть в кабинете безвылазно, не отвлекаясь на остальные дела, можно успеть очень многое. Особенно если правильно расставить приоритеты.
- Ну хорошо, кто следующий?
Трея вжалась в стул, прячась от обильного внимания. Элира торжественно подтащила к младшей сестре большую коробку с половину своего роста.
- Держи.
Просто так потянуть за ленту не получилось, пришлось повозиться с узелками и завязками. Под слоем праздничной упаковки оказался ещё один, под ним ещё один, в нём – большая коробка с крышкой, в которой – сама коробка с подарком. Добравшись до трофея, Трея замерла. Элира тоже.
- В этот раз я точно не ошиблась?
- Точно, - тихо ответила Трея, заворожённая доставшимся ей чудом.
Этита обошла стол, чтобы взглянуть.
- Что тебя так удивило, малыш?
Лиара подсказала:
- Акустическая стерео-система с синхронной подсветкой последней модели LBJ.
- А простыми словами?
Трея трепетно провела рукой по плёнке:
- Моя мечта и радость.
Элира облокотилась на плечо Треи:
- Пусть у тебя будет что-то вдохновляющее, когда я улечу на практику. Только не разбери сразу, хорошо?
Трея молча обняла её, да так крепко, что обе боялись шевельнуться.
- Славненько.
Прошло не меньше минуты, а Трея всё не отпускала Элиру.
- Трея.
- М, - промычала младшая Т’Сони в плечо.
- Это от нас с мамой Джейн.
Она обернулась. Лиара протянула ей коробку, кажущуюся теперь совсем маленькой. Трея сдвинула панель. Внутри лежал диск старого образца для хранения террабайт данных. Азари осторожно достала его за края и осмотрела со всех сторон, как если бы могла считать содержимое на глаз.
- Что на нём?
- Думаю, тебе подскажет твой новый ассистент.
- А… А-а… - протянула девушка. – Надо было сказать раньше, да?
Лиара иронично закивала.
- Всё в порядке. Просто не оставляй свои приборы без присмотра.
Этита нагнулась к ней, чтобы прошептать:
- Сама доброта.
- Да ладно, пап, не ругать же ребёнка в праздник.
На диске, подаренном родителями, хранился комплект голографических карт всех звёздных систем Млечного Пути от компании «Бариа Фронтирс», какие были в арсенале разве что старших офицеров на космических фрегатах. Диск позволял не только просмотреть полный вид галактики: опуститься до кластерного, системного и планетарного уровня и прочесть подробную информацию о каждом из них. Трея ещё не представляла, какую ценность имел подарок, ведь архив данных собирался Шепард в ходе многолетних путешествий среди звёзд и включал малоизвестные скопления, не отмеченные на общей галактической карте.
- И всё же, что на нём? – Трея сгорала от любопытства.
- Скажем так, у тебя теперь больше возможностей заниматься астрографией.
Сегодня явно был день объятий. Джейн мягко потрепала Трею за плечо и вручила ей последний коробок, который умещался на одной ладони.
- Последний на сегодня, обещаю.
Девушка вытянула за цепочку жетоны Шепард.
- Это же… Но… Как? Мама, это же твои жетоны.
Джейн усмехнулась и переглянулась со второй мамой.
- Мне они больше не понадобятся. Делай с ними, что хочешь. Я помню, как ты любила с ними бегать в детстве.
Трея провела пальцем по отполированным пластинам с выгравированными данными матери. Жетоны прозвенели и заблестели, когда она подвесила их перед собой.
- Я не… В смысле, спасибо большое, это… Спасибо всем вам.
Воцарившуюся идиллию нарушил низкий голос Этиты:
- Ну что, отпустим детей спать?

Элира помогла Трее отнести коробки наверх. Пока сёстры возились с подарками, ещё стояла суматоха. Трея несколько раз сбегала с верхнего этажа, чтобы разобраться с подключением, которое оказалось до минимализма простым. Подключив несколько колонок в гостинной, Трея проверила звук. То и дело доносились крики восторга.
Старшие остались одни. Этита тоже подготовила подарок, который был совсем в её духе. Матриарх игриво подвигала бровями и достала из пакета бутылку дорогущего Тессийского вина. Из кухни донёсся грудной смех Лиары.
- Ничего не меняется, я смотрю.
Т’Сони оставила на столе спасённые десерты, убрала лишнюю посуду, поднесла ещё фруктов на закуску, после чего ушла наводить порядок. Этита экспрессивно замахала руками в немом диалоге с Шепард, Джейн только пожала плечами.
- Сладкая моя, ты к нам присоединишься? – крикнула матриарх.
Из-за стены донеслось:
- А кто будет приводить дом в порядок после хлопушек?
Джейн прокашлялась и крикнула:
- Да будет тебе, оставь. Я уберу завтра.
- Ещё чего!
Этита громко поставила бутылку и отправилась за Лиарой. С кухни послышалась возня. Шорохи, недовольный шепот, даже что-то похожее на тихий визг, стук. Тишина.
- Всё в порядке?
Запыхавшаяся Лиара ответила:
- Да! Подожди.
Этита заученными барменскими движениями расставила бокалы на столе и с хлопком открыла бутыль. Лиара уселась рядом, чуть покрасневшая и всё ещё тяжело дышащая.
- Есть что-то… что я не должна знать?
Этита широко улыбнулась и разлила вино.
- Мы искали бокалы.
Шторы задвинулись, пространство наполнил живой звук гармоничных мелодий с неспешным ритмом, а темноту осветила мягкая подсветка, переливающаяся в их такт. Домашняя атмосфера стала ещё более уютной, чем прежде.
- У Треи хороший вкус на вещи, - отметила Этита.
- На всё, - поправила Джейн.
Этита размышляла, сочетая послевкусие вина с ягодами.
- То есть, она сегодня ваш диджей?
- Вроде того, - Лиара взяла бокал.
- Вообще-то они с Элирой включают музыку каждый день, - продолжила Джейн.
- Да, и Трея давно хотела приобрести декоративный комплект колонок, который можно было бы установить по всему дому.
- С трансляцией музыки из своей комнаты.
- И опцией, чтобы все члены дома могли выбрать музыку в любой комнате.
За их спинами послышался голос.
- Добрый день, Джейн Шепард. Добро пожаловать домой.
Джейн дёрнулась и увидела рядом дрона, говорящего голосом Лиары.
- О господи. А это что такое?
- Я помощник Треи Т’Сони. Вы можете обращаться ко мне «Али». Рада познакомиться.
Лиара засмеялась:
- А вот и ассистент.
Джейн развернулась, чтобы понаблюдать за дроном.
- А чем мой голос не угодил?
- Мой создатель посчитал, что голос высокого тембра лучше располагает к доверию.
- А что твой создатель думает насчёт других голосов?
Али покрутилась в пространстве, анализируя выходящие данные.
- Трея Т’Сони считает, что каждый голос звучит привлекательно для тех, кто воспринимает его таковым. Не беспокойтесь, тембр вашего голоса занимает второе место в списке избранных.
- Ох, мне полегчало, спасибо за информацию.
- Я рада, если сведения в моей базе данных оказались для вас полезными.
Дрон улетел к колонкам и, настроившись на бит, закружился в свете ламп. Все рассмеялись. Этита гортанно протянула:
- Да, настоящее веселье начинается, когда дети уходят спать, - она сделала глоток. – Всё-таки они у вас чудесные. Каждый год что-то новое преподносят.
Джейн и Лиара смущённо опустили глаза.
- Ох, да ладно вам, это не лесть. Они уже маленькие взрослые, дальше будет веселее.
Шепард усмехнулась и задумчиво покачала напиток. Этита поняла, что задела живую струнку, и переглянулась с Лиарой. Т’Сони не отвела взгляда, выражая согласие.
- Вы говорили с ними об этом?
- Да, - от вина голос Лиары стал мягче и глубже. – Но, кажется, Элира лучше осознаёт. Она постарше и учится в медицинском.
Этита покивала головой.
- Такое не понимаешь до конца, пока сам не столкнёшься в лоб. Я сколько жила, тоже провожала своих партнёров, и знаешь, только проводив первого осознала, насколько это тяжело. Должен появиться личный опыт потери. И меняется взгляд на всё. Вот тогда начинаешь чувствовать настоящий вкус жизни и ценить каждый момент.
Лиара коснулась Джейн. Этита заметила их уединение и дала время, чтобы не нарушать интимный момент. Казалось, Т’Сони пытается защитить Джейн от того, с чем сама Шепард уже смирилась. Этита налила ещё вина в бокалы и подняла свой, призывая к тосту.
- В твоих силах остаться с нами подольше, Шеп. Так что береги себя.

Этита покинула дом Т’Сони в начале ночи, оставив их наедине. Уликами праздника остались разве что затерянные под столом декоративные ленты и бутылка вина с блестящим за стеклом напитком. Джейн вернулась в гостиную и вопросительно посмотрела на Лиару, как бы спрашивая плечами, чем они займутся.
Лиара подключилась к Али через инструментрон и сменила музыку на более спокойную.
- Потанцуем?
- Ох, ты же знаешь, я еле волочу ногами.
Лиара прижалась к ней и завела руку в волосы на затылке.
- Сегодня ты хорошо держалась.
Перед таким обаянием было трудно устоять. Они медленно закружились на месте в такт мелодии, больше обнимаясь, чем танцуя. По телам разливался жар выпитого алкоголя, движения стали совсем медленными, тягучими. Джейн вдохнула запах духов на горячей коже Лиары. Аромат напоминал свежесть мяты и солоноватость морской воды. А ещё напомнил день свадьбы, когда они, тоже пьяные и уставшие после тяжёлого дня, танцевали, прижимаясь вот так друг к другу в такт романтичной песне. Тогда Лиара была беременна Элирой.
- Прости, что не предупредила о приходе Этиты раньше, - вдруг сказала Лиара.
- Не переживай, мы приятно пообщались.
Джейн подумала, какими станут Эли и Трея, когда вырастут, - через десять лет, двадцать, сотню. Она гордилась своими дочками и не сомневалась, что Лиара присмотрит за ними после её смерти. Джейн не могла знать, куда приведёт их судьба, не считая их юношеских планов и устремлений, но знала, что уже не сможет этого увидеть. Она размышляла, дала ли им достаточно, и есть ли что-то ещё, что стоило бы сделать прежде, чем она исчезнет.
Возможно, стоило сказать Элире, что люди не всегда оказываются такими дружелюбными и честными, как она считает о каждом. Возможно, стоило дать Трее понять, что доверие многого стоит и потому так ценно, чтобы пытаться снова и снова установить с кем-то близкие отношения, несмотря на возможные неудачи. Сотрудничать, верить, влюбляться, разочаровываться, дорожить, заботиться, учиться любить по-новому. Не принимать близко к сердцу и относиться проще к происходящему вокруг – даже к тому, что волнует до дрожи. Не возлагать ожиданий из личных надежд на других – и принимать их такими, какие они есть. Не съедать себя за промахи и ошибки – а извлекать из них уроки и двигаться дальше. И не корить за ошибки других – осознав, они сами извлекут выводы и изменятся, если захотят.
Всему тому, о чём она забыла, что не учла, научит детей жизнь. Но этот опыт будет уже суровым и болезненным. Хотела бы Джейн сделать их достаточно сильными – если бы знала, как.
Они опустились на диван, чтобы передохнуть. Какое-то время молчали. Лиара потянулась к бокалу и сделала глоток, смакуя на языке вкус. Этита выбрала действительно хорошее вино: умеренно сладкое, с различимыми фруктовыми нотами и лишь слабой горчинкой.
Лиара слушала медленное дыхание, знакомый шорох обезвоженной кожи и шелест обесцвеченных волос. Не могла отвести взгляд от похудевших пальцев, и крепких плеч, и тонких губ. Ей хотелось освободить слова о том, как она дорожит Джейн, припрятанные, как спасательный круг. Но Лиара была уже не так наивна, как раньше, и училась у пустоты между ними, иногда говорившей куда больше, чем самые откровенные речи. Высказано было всё.
Исчезали оживлённые разговоры из их полуночного уединения. Томные взгляды сменились вдумчивыми размышлениями. Движения из ловких стали неторопливыми. Всё реже в стенах звучал звонких смех. Впечатления еле заметно пробирались к сердцу. Жажда жить заменила настойчивость остаться. Джейн боролась каждый день внутри себя, чтобы продолжать быть для детей их Шепард. Лиара видела в её слабости силу, но пыталась разделить с Джейн то, что была пока не в состоянии понять. Правда была слишком далёкой от её осознания.
- Как думаешь, какими вырастут Эли и Трея? – так же неожиданно начала Джейн.
- Трудно сказать, - Лиара подала ей второй бокал и задумалась. – Мне кажется, Эли станет посерьёзнее, - она улыбнулась. – В ней есть что-то чарующее, от поклонников покоя не будет.
Джейн засмеялась и согласилась молчаливым кивком.
- А Трея… всё время где-то не здесь. Кажется, она и сама чувствует, что ей из-за этого сложно. Надеюсь, она поборет свою застенчивость.
Из колонок на низкой громкости зазвучала другая запись пианино. Сбивчиво переливаясь, звуки клавиш наслаивались друг на друга. В мелодии был слышен эмоциональный порыв, неуверенность и поразительно гармоничная печаль. Через пару минут отрывки ускорились, соревнуясь за первенство, делая композицию непрерывной и волнообразной. Впечатление от первых аккордов оказалось обманчивым. Под печалью скрывались более сложные и противоречивые чувства, не находящие выхода, не доигранные, не пережитые сполна, заглушаемые волевым усилием.

________
Примечания:
Elyria's voice: Spotify VK
Elyria's theme: Spotify VK
Treya's voice: Spotify VK
Treya's theme: Spotify VK
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 162

Отзывы: 0