После нас. Пролог

Жанр: Fix-it Hurt/Comfort Драма Научная фантастика Психология Романтика Сатира Следующее поколение Персонажи: Джейн Шепард, Лиара Т'Сони, Тали'Зора вас Нима нар Райя, Джефф Моро, Урднот Грант, Ханна Шепард, Матриарх Этита, Стивен Хакетт и др. Пейринг: Джейн Шепард / Лиара Т'Сони Предупреждение: Нецензурная лексика Плохой хороший финал Постканон Психологические травмы Серая мораль Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей

Описание: 2187 год, уничтожение синтетиков положило конец войне со Жнецами. "Нормандия" терпит аварийную посадку за пределами солнечной системы. Экипаж возвращается на Землю, капитан Шепард разгадывает тайну своего спасения. Хакет снаряжает секретную научную экспедицию. Джейн и Лиара отходят от военных дел в семейную жизнь. Их дочери взрослеют и строят планы на будущее, не подозревая, с чем им предстоит столкнуться. Ссылка на оригинал работы: https://ficbook.net/readfic/4791065?fragment=part_content

Пролог
«Левиафан Диса»


Миллиарды лет назад, ещё до появления Жнецов, на просторах галактики Млечный путь господствовали Левиафаны. Существование этой древнейшей расы оставалось тайной для всех разумных рас высшей степени развития цивилизаций, пока в 2186 году команда капитана Шепард не столкнулась с ними лицом к лицу в системе Колыбель Сигурда. Но началась история расследования 24 годами ранее. Обратимся же к хронологии.
В 2163 году батарианскими разведчиками был обнаружен труп древнего Жнеца на планете Яртар в скоплении Гамма Аида. Объект был забран дредноутом Гегемонии и окрещён «Левиафан Диса» по названию системы, в которой был найден. Сам факт нахождения космического корабля неизвестной расы активно отрицался батарианцами, вся информация по делу была строго засекречена. Заявления правительства Гегемонии о том, что никакого артефакта вовсе не было, стали ещё более горячими и громкими после трансляции саларианскими исследователями записей, на которых виден корабль. Нетрудно догадаться, откуда у саларианцев взялись данные со спутника, учитывая высокий уровень мастерства сотрудников ГОР. И тем нелепее выглядело отрицание доказанных фактов.
Возможно, правительство Гегемонии полагало, что, изучив столь высокотехнологичный артефакт, батарианская раса получит преимущество в промышленной структуре и на военной галактической арене. А до той поры стоило отказываться от всех обвинений в том, что батарианцами было скрыто, изучено и использовано средство, позволившее расе незаконным путём обрести преимущество над галактическими соседями. Правительство привлекло множество учёных для изучения таинственной машины, но даже не подозревало, какие катастрофические последствия в будущем может иметь само наличие артефакта на территории Гегемонии, в том числе для властных структур.

Падение Батарианской Гегемонии


Даже «мёртвым» Жнец продолжал испускать электронные сигналы и одурманивать исследовательские команды батарианцев, а вместе с ним и военных чиновников Гегемонии. Известные своей агрессивностью по природе и грубыми методами на практике, батарианцы вплоть до параноидальных настроений дистанцировались от внешних политических контактов и самостоятельно возвели над территорией всей Гегемонии «железный занавес», изолируясь от стороннего вмешательства. Недальновидность горделивых и ослеплённых правителей привела к кризису во внутренней экономике государства, обилию роста заболеваний, высокой биологической смертности, отсутствию эффективных медицинских средств и недостатку продовольственных товаров, что вынудило расу к жестокой борьбе за существование. Батарианцы начали вылетать за границу Гегемонии, подаваться в наёмники, подобно кроганам, заниматься космическим пиратством и вскоре испытали яростную обиду на молодую расу, едва выбившуюся из скорлупы родной звёздной системы, но достигшую в рекордные сроки признания расами Совета Цитадели. Конечно же, речь идёт о человеческой расе.
Через двадцать лет батарианцы готовили теракт на Терра Нове в системе Асгард, колонии расы людей, активно осваивающих космическое пространство. Батарианцы планировали обрушить на планету гигантский астероид Х57, чтобы дать людям знать их место в галактике и отбить территорию. Колонисты не подозревали о потенциальной угрозе и могли бы погибнуть, если бы капитан Шепард вовремя не отреагировала на просьбу инженера Кейт Боуман.
Спустя ещё два года, когда о возможном нашествии Жнецов стало известно всей галактике, в батарианском секторе на астероиде 157-Голгофа пропал секретный агент Альянса Аманда Кенсон. Батарианцы захватили Кенсон и обвинили в терроризме – хотя под обвинением скрывался страх, что будет обнаружен уже известный читателю секретный объект. Адмирал Хакет был знаком с Амандой лично и снова обратился за помощью к Шепард, как надёжному человеку с широкими возможностями спектра и высокой лояльностью к Альянсу. В ходе миссии Шепард обнаружила, что не только агент Кенсон, но и вся исследовательская группа была одурманена находящимся на станции Жнецом – тем самым объектом «Левиафан Диса», обнаруженным батарианцами. Дабы отсрочить пришествие Жнецов в галактику, капитан Шепард убила одурманенных (агента Кенсон и учёных), уничтожила масс-ретранслятор Альфа и базу вместе со Жнецом. Последствия для Батарианской Гегемонии были катастрофическими. Ввиду того, что именно система Бахак была родной колыбелью для вида батарианцев, все расположенные в ней колонии Гегемонии погибли от прямых либо следственных причин.
Это не могло не отразиться на отношении выживших батарианцев к человечеству. Адмирал Хакет, жертвуя своим статусом контр-адмирала в Альянсе, защищал капитана Шепард сколько мог. Ведь если бы она не отсрочила появление Жнецов, смерть настигла бы все неподготовленные расы в галактике. Но после битвы на базе коллекционеров Шепард всё же была отдана под трибунал за сотрудничество с террористической организацией «Цербер», а заодно уничтожение батарианских колоний и смерть миллионов их населявших.
«Отдана под трибунал»… И это несмотря на то, что причиной, по которой Шепард работала с Призраком, главой организации «Цербер», было то, что Альянс не признавал потенциальную угрозу ни Жнецов, ни коллекционеров. Земное человечество было слишком заинтересовано в том, чтобы заслужить почётное место на межрасовой политической арене, а Альянс был его лицом. Тем временем на краю Систем Альянса бесследно пропадали целые колонии, дела для расследования даже не заводились - безусловно, это портило репутацию главной военной организации человечества.
Никто, даже адмирал Хакет и капитан Андерсон, не принимали участия в том, чтобы помочь колонистам. Также, как не сделали ничего, чтобы спасти экипаж «Нормандии», разбившейся над Алкерой. Контр-адмиралтейство Альянса Систем только объявило героя войны мёртвой. Стоит ли напоминать, что единственным, кто из всей команды заинтересовался судьбой капитана Шепард, была преданная доктор Лиара Т’Сони, и что она не без усилий и угрозы для жизни отбила криокапсулу с телом капитана у Серого Посредника? Что Джек Харпер, Призрак, воскресил капитана Шепард в ходе пятимиллиардного проекта «Лазарь» и дал ей шанс продолжить службу своим идеалам во благо человечества? Не случись всего этого, Млечный путь вовсе не увидел бы бесстрашного героя, столько раз спасавшего его от смерти. Всё это время Альянс стоял в тени и даже не вернул звание капитану.
Но вернёмся к батарианцам. Тем временем, параллельно с войной со Жнецами, продолжалось одурманивание Батарианской Гегемонии. Когда в 2186 году началось очередное нашествие Жнецов, вся армия Гегемонии была разбита в считанные дни. Планеты оказались без защиты, орбитальные спутники отключены, станции висели на орбитах в бездействии. Жнецам было проще всего, без затраты времени и ресурсов, внушить пилотам стрелять по своим же товарищам, а системам – выйти из-под контроля. Государство Гегемонии было уничтожено, а вид батарианцев (вернее, то, что от него осталось после уничтожения родины) оказался на грани полного истребления. Выжившие скрылись в стенах Цитадели в доках для мигрантов, нашедших временное убежище от войны.

«Аврора» и обнаружение Левиафанов


Данные 23-летнего расследования по делу «Левиафан Диса» попали в руки военных сил Альянса не просто так. Адмирал Хакет был озабочен, что, ещё до обнаружения батарианцами Левиафана Диса, некто смог уничтожить столь могущественного Жнеца и исчез. Настоящий Левиафан. Адмирал возобновил дело в надежде, что ему удастся переманить «убийцу Жнецов» на сторону сопротивления, чтобы вместе положить конец войне. В тайне, как делали батарианцы.
Расследованием по делу «Левиафан Диса» занималась исследовательская группа «Аврора», которую возглавили доктор Гаррет Брайсон, его дочь Энн Брайсон и Алекс Гарно. Исследовательской группой был произведён ряд экспедиций в далёкие звёздные системы, в том числе не отмеченные на общепринятой галактической карте, и составлена новая карта инцидентов: учёные искали артефакты, как-либо связанные с Левиафанами, «Осколки» шаровидной формы на местах раскопок, любые упоминания, в том числе мифы о роли Левиафанов в развитии цивилизаций возрастом в миллионы лет. Обрывочная информация медленно складывалась в целостную картину, но доктору Брайсону потребовалась помощь. Тогда адмирал Хакет снова обратился к капитану Шепард. Почему именно к ней – можно догадаться.
Оказалось, что все учёные, вовлечённые в дело «Левиафан Диса», таинственным образом исчезали, умирали или оказывались одурманены, но не Жнецами. А значит, представитель расы, без труда остановивший объект «Левиафан Диса», обладал не менее внушительными характеристиками, чем Жнец. В ходе утомительных и в то же время интригующих поисков так и были обнаружены Левиафаны, скрывающие своё существование на океанической планете 2181-Деспойна в системе Пси Тофета скопления Колыбель Сигурда.
При попытке первого контакта Левиафаны взяли под контроль разум капитана Шепард, чтобы собрать информацию о прибывшей и решить, оставить её в качестве раба или просто убить. Но Шепард не сдалась и попросила ответы на вопросы, ради которых зашла так далеко, на самое дно чуждого океана. Левиафаны рассказали капитану о судьбе своего вида, о создании расы Жнецов, о цикличности развития видов в галактике. Вновь всё выглядело безнадёжно: расы, на каком бы уровне развития они ни находились, остаются в проигрыше, а если прекратить войну, в виду естественного хода причин и следствий она начнётся снова в следующем цикле – если не Жнецами, то самими расами или созданными ими синтетиками.
Капитану Шепард удалось противостоять внушению Левиафанов и убедить их, что если они один раз уже столкнулись с Жнецами, в этом цикле жатва коснётся и их. Ради выживания своего вида Левиафаны согласились отпустить капитана и присоединиться к войне в качестве временных союзников. Они взяли под контроль солдат Жнецов и даже одного из Жнецов, чтобы челнок с отрядом Шепард смог улететь. Встреча с «подводными чудовищами» стала настоящим ключом к тайне Катализатора, но породила ещё больше вопросов.

История расы Левиафанов


Трудно определить, как именно началась история Левиафанов. За миллионы лет звёзды не раз сменяли друг друга, вместе с ними – планетарные системы. По данным исследований Левиафаны являются древнейшей органической расой в галактике, произошли на планете с водной экосистемой и прошли сложный путь эволюции. Левиафаны полностью раскрыли потенциал своего вида и уникальные способности, позволившие им доминировать по всему Млечному Пути. Они научились вступать в ментальный контакт с представителями любых рас, оказывать внушение на целые группы особей, перемещаться в космическом пространстве и преодолевать тысячелетние межзвёздные расстояния в миг.
Так господство Левиафанов началось с подчинения видов на их родной планете, а закончилось тотальным порабощением галактики. Каждая разумная раса, встретившая их, оказывалась перед выбором: платить дань «богам» или погибнуть. Расы оказывались неподготовленными и выбирали подчинение. В качестве «платы» Левиафаны собирали их генетический материал, особей, технологии, а в обмен обеспечивали защиту. В основе подобного взаимодействия лежало чистое доминирование, но никак не сотрудничество и компромисс.
Левиафаны встречали тысячи разумных видов в ходе филогенеза. Страшно подумать, как расширились границы их влияния за миллионы лет. Вид обладал большой продолжительностью жизни и передавал знания от поколения к поколению, подобно рахни. Благодаря такому обильному накоплению интеллекта и сведений Левиафаны обнаружили цикличность развития всех процессов в галактике: слабые виды подчинялись сильным либо исчезали путём естественного отбора; чтобы выжить, органические виды развивались, при достижении апогея создавали разумных синтетиков и погибали от их же руки; расы, не создававшие синтетиков, изживали себя из-за недостатка ресурсов; выбравшиеся за пределы родных планет расы использовали сверхдвигатели на нулевом элементе как топливе, позволяющем преодолевать тысячи световых лет, но нарушающем поля гравитации физических масс; круговорот биофизических процессов приводил не только к климатическим изменениям на планетах, но к смещению систем планет и скоплений; звёзды умирали раньше положенного им срока из-за дестабилизации гравитационных полей, что также приводило к гибели цивилизаций.
Если умирали расы – не было и рабов. Без порабощения биологическое выживание Левиафанов было обречено. Чтобы сохранить жизнь недоразвитых рас, они создали искусственный интеллект, способный провести сложный вычислительный анализ и найти решение замкнутой цепи проблем галактического масштаба. Искусственный интеллект, названный «Разумом», вскоре нашёл выход к том, чтобы уничтожать расы, достигшие апогея, пока они не создали синтетиков или технологии на эффекте массы, ускоряющие смерть звёзд.
Левиафаны не видели в решении искусственного интеллекта ироничной ошибки, пока «Разум» не создал из них же, особей своих создателей, первого Жнеца – «Предвестника». Так совершилась первая Жатва, жертвами которой пали отцы машины смерти. Левиафаны были почти полностью истреблены. Единицы из особей скрылись в океанах далёких планет и воспользовались внушением, чтобы слабые расы стёрли следы их существования. Левиафаны сосредоточились на выживании своего вида, но разбросали по галактике Млечный Путь «Осколки», чтобы наблюдать за развитием других и более новых цивилизаций в каждом цикле.
Тем временем «Разум» продолжал выполнять «программу сбора», создавая из цивилизаций новых Жнецов. Чтобы уменьшить время, проходящее между Циклами в 50 тысяч лет, Жнецы построили масс-ретрансляторы и станцию Цитадель, через которую могли беспрепятственно являться в галактику.

Вторжение и Горн


В 2183 году должно было начаться очередное вторжение. Жнец Назара или «Властелин», как окрестил его Сарен, стремился впустить в галактику собратьев, ожидающих «жатвы» за пределами Млечного Пути. Воротами для их пришествия была станция Цитадель. Чтобы активировать ретранслятор, «Властелин» одурманил Сарена. Совет Цитадели, состоящий из главных политиков галактических цивилизаций, не верил в угрозу Жнецов, больше того - не подозревал Сарена в измене. Представители Альянса не сдавались, искали древние маяки протеан и доказательства, которые убедили бы советников в их ошибочном бездействии. К сожалению, стало слишком поздно, Сарен обеспечил «Властелину» контроль над Цитаделью. Вторжение и механизированный Сарен были остановлены капитаном Шепард.
Последующие три года Жнецы применяли новые попытки вторжения, задействовали расу коллекционеров, нападали на колонии, проводили ужасающие эксперименты над жителями и переработку для создания Протожнеца на базе в ядре галактики, добраться до которого можно только через ретранслятор Омега-4. Коллекционеров, создание Протожнеца, объект «Левиафан Диса» и возможное пришествие Жнецов в 2185 году тоже остановила капитан Шепард. Снова без поддержки Совета и помощи Альянса.
В 2186 году вторжение гигантских машин в галактику всё же свершилось. Расы, неподготовленные и не ожидавшие нападения столь мощного врага, понесли колоссальные потери. Силы сопротивления оттесняли Жнецов, чтобы колонисты перебирались в более безопасные места. Казалось, что надежды нет. Отчаяние сыграло свою роль.
Капитан Шепард, не признанная спасительница галактики, как раз была под трибуналом за сотрудничество с «Цербером» и отстранена от службы на полгода. Чтобы не тратить время на вес миллиардов жизней, доктор Лиара Т'Сони использовала связи Серого Посредника и помогала Альянсу в борьбе со Жнецами. В обмен на ценные сведения адмирал Хакет, на тот момент возглавлявший Пятый флот Альянса Систем и ведущий оборонительные операции по защите людских колоний, предоставлял ей информацию о Шепард.
Подошёл к концу срок трибунала, Шепард восстановили в звании. Очень вовремя, ведь Жнецы уже вторглись в солнечную систему и захватили спутник Луну. Земля горела под атакой, и это было только началом последующего ада. Адмирал Андерсон понимал, что Шепард – единственная, кто сможет добиться поддержки Совета Цитадели, и приказал вылететь за пределы Солнечной системы. Тогда же с Шепард связался адмирал Хакет, который сообщил, что на Марсе в протеанских архивах лежат данные, природа и назначение которых якобы не известны. Выбора не оставалось, и капитан отправилась на Марс, где встретила доктора Т’Сони, которая и дала ей ответы на все вопросы.
Один из протеанских маяков на Марсе содержал чертежи устройства невероятной мощи – «Горна». В надежде, что устройство является оружием, которое поможет противостоять Жнецам, отряд Шепард отправился к маяку. Если бы всё было так просто. Призрак, глава организации «Цербер», не выходил из игры и даже попытался переманить Шепард обратно на свою сторону. За данными пришлось пробиваться с боем.
Когда архив с Марса был расшифрован, надежды оправдались. Горн оказался мощным оружием, чертежи которого совершенствовались и передавались от цивилизации к цивилизации цикл за циклом. Протеане также совершенствовали чертёж, но даже они не сумели достроить оружие, чтобы победить Жнецов. Убедить Совет Цитадели в том, что все силы должны быть брошены на постройку Горна, оказалось не просто, пришлось заслужить доверие представителей всех рас. Зато общие беды сплотили галактику, и неформальным лидером движения стала капитан Шепард.
Задача сопротивления была изменена: оттеснять войска Жнецов любой ценой, пока идёт постройка супероружия.
Следующая глава
Просмотры: 103

Отзывы: 0