Нет пути домой. Глава 9. По праву крови

Бета: Роса Жанр: Приключения, боевик, детектив, юмор, романтика, мистика, элементы триллера. Персонажи: Заид Массани, Логан (Джеймс Хоулетт) Росомаха, Элис Хилл, Веном Дрейк, Иллиста Фалькрус, Беатара Фабэриум. Предупреждение: NC-21, нецензурная лексика.

Данный фанфик является плодом смешения жанров, сеттингов и фантазий авторов. Любимые персонажи, как канонические, так и оригинальные, взяты из любимых вселенных и циклов других фанфиков и помещены в мир Fallout 4, где нет Выжившего, но есть все остальные фракции и персонажи оригинальной игры. По воле судьбы оказавшись в чужом мире и встретив там новых друзей и любовь, герои не оставляют надежды найти дорогу домой обратно в мир Mass Effect. Рискованные приключения и забавные ситуации, дружба и предательство, неожиданности и атмосфера мира Fallout и Mass Effect, хитрые опасные враги, гибель друзей, любовь и лютая ненависть, ― героям предстоит пройти через многое на своём пути поисков обратной дороги домой. Данный фанф не является частью ни одного из циклов фанфиков или ФРПГ.

Глава 9. По праву крови


— Беатара! — Иллиста сорвала с её руки броне-перчатку, проверила ей пульс. ― Тус маартешш... (1) — увидев позади Венома и Логана, она крикнула: — Помогите! Помогите отнести её в дом!

— Логан, блядь, как можно было так облажаться?! — со стороны наблюдательной вышки к воротам спешил Заид.

— Заткнись! — рявкнул в ответ Джеймс, подхватывая Тари на руки и поспешив за Иллистой.

Он выбил с ноги дверь и положил турианку на стол, как только Дрейк сбросил с него всё ненужное взмахом руки.

— Столько крови! — вытаскивая из шкафчиков всё необходимое, орал турианец. — Какого хера у неё в бедре рана от твоих когтей?!

— Да мать вашу, я не специально! Она хотела мне помочь, когда это совсем было не нужно! — чувствуя, как начинает закипать, взревел Росомаха.

— Заткнитесь все! — прорычала Иллиста. — Какая, нахер, разница, что и почему произошло?! Пасть закрыли — и помогите мне! Снимите с неё одежду! Полностью! Несите всё, что у вас есть из медикаментов, инструментов! ВСЁ! БЫСТРО!!!

В комнате резко наступила тишина, но мужчины быстро взяли себя в руки, начав действовать. В дом вбежал Престон и тут же забыл, зачем шёл, увидев окровавленное тело инопланетной женщины на столе.

― Господи… Боже… ― прошептал он.

Веном поставил рядом с доктором ящик с медикаментами и инструментами, выбежал на улицу за запасами мамы Мёрфи, утаскивая с собой Гарви. Логан же, выпустил когти, быстро, но аккуратно распорол полностью пропитавшуюся одежду на теле турианки, оставляя её голой. Ни груди, ни чего-либо ещё интимного видно не оказалось, но мужчина всё равно слегка смутился от подобного зрелища. Не каждый день видишь обнажённое тело пришельца...

— Что ещё требуется? — спросил он, переводя взгляд на доктора.

Иллиста тяжёлым взглядом окинула обшарпанное, если не откровенно разгромленное помещение. Что она могла попросить сейчас?.. Только у Духов и у крепкой природы Беатары ― чтобы у той в результате операции не начался сепсис, учитывая условия, в которых эта операция должна была происходить. Но не извлекать пули было нельзя, а потому оставалось надеяться, что здесь найдутся хоть какие-нибудь антисептики и противомикробные препараты. В этот момент, в комнату вбежала Элис, охнула от количества синей крови, но, взяв себя в руки, быстро кинула винтовку на диван.

— Я принесу кипячёную воду и чистые тряпки, — проговорила она, схватив пустой тазик и выбегая обратно на улицу.

— Хоть что-нибудь для дезинфекции, — сказала ― уже менее резким тоном ― Иллиста, раскрыла на столе тряпку и принялась выкладывать из ящика нужные ей инструменты.

Набор был невелик, а про его качество и отсутствие элементарной антисептической обработки не стоило и говорить. Но выбирать не приходилось. Покопавшись в ящике, Иллиста к немалому своему удивлению нашла там даже целый флакон с жидкостью, название которой переводчик перевел как "физиологический раствор". Она задумалась, глядя на тяжело вздымающийся киль Беатары, лежавшей без сознания, что-то посчитала про себя в голове.

— Логан, у неё в нагрудном кармане должна быть кассета с четырьмя ампулами. Вынь её и дай мне.

Мужчина взял тяжёлый, мокрый от крови плащ и, поискав во внутренних карманах, нашёл что-то, подходящее под описание вышеупомянутого предмета.

— Это? — уточнил он, протягивая небольшой коробок.

— Да это, — Иллиста взяла кассету, достала систему для капельницы, зарядила флакон с физраствором, закрепила над Беатарой, подумала... и ввела содержимое ампулы в флакон.

— Тшаэ...— едва слышно прошептала она. — Только бы выдержать скорость введения...

Турианка открыла капельницу — и медленно, по вяло набирающейся капле, содержимое пошло в Беатару. Пульс изменился, сердце заработало стабильнее.

— Всё, что смогли найти, — влетел в комнату Веном и поставил на стол рядом с Тари маленький контейнер со стимуляторами для ускоренной регенерации ран и ещё несколько пустых запечатанных наборов для капельниц и флаконов ― с глюкозой. — Возместить потерю крови это слабо поможет, но раны затягиваются быстрее. И как антибиотик сойдёт.

Иллиста поблагодарила и тут же поставила Беатаре вторую капельницу ― с уже сильно быстрой скоростью введения содержимого.

Следом в дом вернулась Элис с тазиком тёплой воды и сравнительно чистыми чистыми, по местным меркам, тряпками.

— Проклятые рейдеры… — проворчала она с отчаянием, глядя на бесчувственное тело на столе, и принялась счищать при помощи влажной тряпки с Беатары кровь.

Обнаружив в ящике потрепанную интубационную систему, Иллиста выдохнула и принялась прилаживать предназначенную для человека трубку под турианку. Через минуту всё получилось, Иллиста зафиксировала трубку и прикрепила к ней большой упругий резиновый мешок.

— Брось тряпки, — сказала она Элис. — Держи — и качай. Прошу… Будешь дышать за неё, пока я обрабатываю бок.

Иллиста полезла в свою аптечку, достала маленькую ампулу и ввела через ту же вену, но быстро, её содержимое. Тело Беатары расслабилось, дыхание стало более спокойным, а потом почти остановилось.

― Это нормально, ― пояснила она перепугавшейся, было, Хилл. ― На несколько минут. Качай ей воздух.

Потом повернулась к Веному, посмотрела на пару странного вида инъекторов в коробке и не решилась пока использовать незнакомые ей препараты. Вместо этого она подошла к турианцу.

— Мне нужно несколько капель твоей крови. Если нам повезет, у тебя окажется подходящая группа. Если нет... придется тащить её на зубах.

Веном пошевелил мандибулами, пытаясь понять свои внутренние ощущения. Стать донором крови почти незнакомой женщине ― это героический поступок, но турианец себя точно не считал героем. Он с сомнением посмотрел себе на ладонь, взял нож, проткнул палец и вытянул руку перед Иллистой.

Она включила сканер, взяла у него кровь и взяла кровь у Беатары. И спустя минуту почувствовала, как у неё становятся ватными ноги — от облегчения: сигнал был разрешающий — кровь подходила. Иллиста умоляюще посмотрела на Венома.

— Я могу тебя просить поделиться с ней кровью? Это огромная просьба. И безмерная благодарность, если ты согласишься.

Дрейк тяжело вздохнул. Каким бы козлом турианец себя не считал, отказать в подобной ситуации он не смог. Веном снял плащ, отстегнул элементы тяжёлой, уже совсем изношенной брони из родного мира, и, оголив руку, уселся рядом с Тари на стул.

— Давай, – кивнул он.

— Она выживет? — срывающимся голосом спросил Логан, ставя на стол спирт для дезинфекции.

Иллиста странно посмотрела на него, в её зелёных глазах мелькнула сначала неуверенность, а потом ― твёрдость и… интерес.

— Да, — сказала Фалькрус. — Она выживет. Она... живучая.

Иллиста нашла в ящике систему для переливания крови, облокотила Венома на спинку стула, установила катетеры.

— Если вдруг станет нехорошо, говори сразу, — сказала она Веному. — Я много не возьму. И... — турианка будто смутилась, колеблясь. — Я должна спросить у тебя... ещё одну вещь…

Сейчас было не время… Но… ситуация была исключительная. А после уже свершившегося вопрос встал бы опять. Так или иначе. И кто знает, будет ли потом возможность на него ответить. Вопрос странный, какой вряд ли сидевший перед ней турианец слышал в своей жизни, не говоря уже об остальных…

— Эм, нет, я ничем плохим не болен, — тут же буркнул Веном, предполагая, что может спросить доктор в таких случаях.

— Не в этом совсем дело... — мотнула головой Иллиста. — Мой вопрос иной. И может показаться… необычным… даже безумным…

Она замерла ещё на секунду, прислушиваясь и спрашивая внутри себя и… не только себя ― и следующая фраза молотом в ответ звенела в её голове…

― Кем... кого бы ты... хотел в ней видеть?.. Сестру или супругу?

Логан поперхнулся виски, который он глотнул, чтобы немного успокоить нервы, и попал слюной прямо в Элис. Та ругнулась и принялась брезгливо вытирать капли со своего лица.

— Что? Это же просто переливание… — не понял вопроса Веном и вдруг подозрительно глянул на Иллисту, припоминая, как Тари её назвала перед тем, как упасть. — "Чиида", "Тшаэ"... Эти нереальные выкрутасы в драке... Она… воин-берсерк?.. Духи... мать вашу. Нет… или… да?..

Иллиста замерла. Зелёные глаза буравили Венома. Если бы не ситуация с ранением... Если бы не весь этот пиздец последних суток... Если бы... если бы было время поговорить иначе, более... обтекаемо… не выдавая подробностей, не оставляющих сомнений для того, кто мог о таком слышать, в том, кто они… Если бы…

— Да, — негромко сказала Иллиста. — Она берсерк... Тшарда, — Фалькрус напряжённо смотрела на турианца. — Ты... поделишься с ней кровью?.. Зная, что она — тшарда? Я более чем пойму, если ты откажешься. Таких, как она, мало кто жалует.

— Так и есть, — не стал отрицать очевидное Веном, внимательно глядя в глаза доктора. — Но бывают исключения. И давай не будем терять время.

Он заметил как она приоткрыла рот, чтобы повторить вопрос, но турианец её перебил:

— Точно не жена: семья это вообще не про меня. Сестра ― вполне.

— Что происходит? — ничего не поняла Элис, держа в руках аппарат искусственной вентиляции лёгких.

— Хорошо... — сказала Иллиста, не отрывая взгляда от Венома. Она протянула руку, сжала ему плечо. — Веном... Спасибо...

Иллиста открыла систему, и почти черная кровь пошла по прозрачной трубке в вену Беатары. Разобрав инструменты, Иллиста положила их назад в лоток, залила спиртом и им же обработала кожу вокруг раны на животе Тари. А потом принялась извлекать из неё пули и зашивать бок.

Веном ничего не ответил. Он поудобнее откинулся на спинку стула и закрыл глаз от усталости. Поспать так и не удалось, и сейчас, после такого замеса, сон понемногу начинал брать над ним верх.

— Я могу чем-то ещё помочь? — заметив, что Беатара начинает снова дышать самостоятельно, поинтересовалась у Иллисты Элис, с осуждением глядя на Логана, который пил из горла виски, отрешённо уставившись в пол.

— Минуту... — Иллиста закончила обработку, проверила дыхание Тари и извлекла у неё из горла трубку. — Поставьте, пожалуйста, рядом койку для него,— Иллиста указала на Венома, промыла руки в воде и принялась готовить вторую капельницу с глюкозой.

— Тяжёлый случай, — буркнул Логан, вставая с дивана и заглядывая в соседнюю комнату в поисках раскладушки. Еле живую и скрипучую ― он вытащил её в столовую.

— Сомневаюсь, что она выдержит мой вес, — с усмешкой отозвался Дрейк, чуть приоткрыв глаз на шум.

— Другой нет. Надо чуть запаять и в принципе нормально. Или что-нибудь поставить...

— Не проще ли лечь на диван? — уточнила Элис. ― Паять он собрался…

— Куда угодно, — бросила Иллиста, устанавливая над Веномом капельницу. — Поставлю глюкозу — тебе станет легче.

— Всё нормально, — отозвался Дрейк спокойным тоном. — Бери крови сколько нужно, у меня много.

― Ты много высадил сейчас в бою, ― покачала головой турианка. ― Это поддержит твою нервную систему.

— Что тут у вас? — на пороге возник Заид, увидел лежавшую на столе без сознания обнаженную Беатару, подключенного к ней системой переливания Венома на придвинутом к столу диване... — Блядь! Вашу мать!

― Умолкни! ― заткнула его Хилл. ― Хоть сейчас умолкни!

Продолжая вполголоса материться, Заид оперся плечом на дверной косяк.

Зашив рану от арматуры, Иллиста приступила к обработке распоротого бедра.

— Что у тебя за когти? — спросила турианка Логана.

— Из адамантия. По крайней мере, так говорит Струджерс, — ответил он, снова отпил из бутылки виски, чувствуя, как алкоголь наконец начинает дурманить голову, и смотрел ― уже скорее с любопытством, чем с отчаянием ― на изгибы тела турианки. Иная, странная и… интересная… И одёрнул себя, отвернувшись: обстоятельства не располагали любоваться обнажённой фигурой инопланетянки.

— Что за материал? И почему он в тебе... в таком... качестве?..

— Я не знаю, откуда и почему, — пожал плечами Джеймс. — А адамантий ― это, вроде как, самый прочный металл на Земле. Очень редкий. Кажется, во многом из-за него и началась война. И ядерный пиздец.

— Если бы ты всё помнил, нам открылись бы ответы на многие вопросы, — хмыкнула на это Элис, не чуя ног под собой, и облокотилась на барную стойку.

— Например... — проговорила Иллиста, закончив полностью обработку, проверила пульс, дыхание Беатары, скорректировала скорость введения в капельницах, накрыла Тари покрывалом, поставила в торец стола стул и устало села на него, ожидая, когда можно будет закончить переливание.

— Например, как попасть в Институт. По всем признакам, Логан сбежал именно оттуда. Но это так же может означать, что он синт, — подал голос Веном из полудрёма.

— Но ведь он прошёл тот тупой тест ― значит, отпадает, — возразила Элис.

— Значит, да, — не стал спорить турианец.

— К слову, раз уж мы заговорили о странностях, — нахмурилась рыжая, склонив голову. — А что за "чиида" и воины берсерки? Я как-то не решалась спросить, пока шла операция.

Иллиста угрюмо, с тенью досады, посмотрела на неё, потом на Венома.

— Как ты догадался? Ты видел таких, как она, прежде?

— Мой лучший друг детства был таким… Пока его не убили на посвящении, — с упрёком, стиснув зубы, вдруг проговорил Дрейк.

Иллиста поняла его и как-то по-другому, по-новому на него посмотрела.

— Мне очень жаль, что вышло так. Но, к сожалению, это... неизбежность Тшаис. Они все через это проходят.

— Да, я знаю. Просто... хотелось бы, чтобы оно иначе повернулось, — Веном тяжело вздохнул и отвернулся к окну, устремив рассеянный взгляд на звёзды.

— Так что за чииды, тшаис и прочая белиберда? Это секта какая-то, где тренируют суперсолдат? — не унималась Элис.

Иллиста снова глянула на не в меру пытливую девчонку, встала, прошлась по комнате.

— Тшаис... можно... в некоторой степени назвать культом. Хотя, скорее это образ жизни, философия, набор знаний, практик и умений. Собранных вокруг турианцев, которые приходят в этот мир с особенностью. Их генетика такова, что они сочетают в себе лучшие качества охотников и воинов. Они не вольны в своем выборе. Они рождаются такими. Их называют у нас тшардами, берсерками. Они обладают отменным здоровьем, быстро заживляют раны, они — лучшие охотники, лучшие бойцы. Их скорость, реакция, рефлексы — лучшие среди турианский расы. Они могут видеть хоть в кромешной тьме подземелий. А ещё у них есть специфическая реакция на некоторые боевые стимуляторы, которые усиливают их врождённые качества. И выключают боль. Рождают в крови ярость, которая гонит их в драку. Но вместе с тем, они имеют ряд особенностей характера, которые не всем по нраву в упорядоченной и приученной к дисциплине турианской расе. Много лет назад тшард из-за их потенциальной угрозы загнали в тень забвения. А они не выступили против, чтобы не развязать гражданскую войну. Теперь берсерки — лишь бешеные войны из древних легенд и сказок на ночь. Для большинства… Но не для всех.

— Ого! — выдохнула Элис, закусив губу. — Хотела бы я быть такой же крутой... как все вы...

— За подобные силы своя расплата. Не нужно за этим гнаться, — качнул головой Веном.

— Я с рождения уже расплачиваюсь, – тихо буркнула девушка.

— Веном прав, ― мягко заметила Иллиста. — Есть вещи, которые проще назвать проклятием, чем даром. Своя свобода, но и свои большие ограничения. Не говоря уже о том, что тшарды — изгои в нашем мире.

— У вас хотя бы есть шанс восстановить свои права, – пожала плечами Элис. — При должной поддержке. Вас должны ценить. Ведь, если случается какая-нибудь война, такие воины становятся незаменимыми.

— У нас нет шансов, — сказала печально Иллиста. — Нас не потерпят, не дадут официального статуса. Никто не даст. Никогда. Тшард практически невозможно контролировать. В нашем верховном генералитете хватает тех, кто не хочет нашего легального положения. А на раскол в обществе мы не пойдём.

— Чуднó всё это, — подал голос Джеймс и сделал ещё глоток.

— Сказал чувак со скелетом и когтями из металла и ебанутой регенерацией, — хохотнула на это Элис.

— Я лишь результат экспериментов. А они-то рождаются такими, — пожал плечами мужчина. — И эта биотика. Хотел бы я побывать в вашем мире, посмотреть на иной каламбур.

Иллиста не спешила с ответом, а потом сказала:

— Любой мир несовершенен. В любом мире есть то, что не приемлешь. В каждом мире это что-то своё... Быть может... даже не для всех очевидное... неизвестное... или... давно забытое. Но есть всегда. И не надо проситься в чужой мир. Его законы порой... неожиданно могут оказаться чудовищными для тебя...

Иллиста проверила ещё раз общее состояние Беатары, подошла к Веному и отключила систему переливания. Оставила лишь капельницу с глюкозой. А потом проверила, как себя чувствует он сам. Биотик был ослаблен. И Иллиста испытала огромную внутреннюю признательность к этому мужчине за его помощь, которую он оказал, несмотря на собственное истощённое состояние и усталость.

Элис угрюмо взглянула на доктора. Она не была согласна с её суждениями, считая, что любой мир гораздо лучше этого. Где не надо каждый день бороться за свою жизнь с мутантами, рейдерами, радиацией и прочим. Да, опасность была везде, но явно не в таких количествах.

— Ладно, спокойной ночи всем, — сухо проговорила девушка, выходя из дома и пытаясь не смотреть на Заида. Но вместо того, чтобы идти спать, она пошла вдоль стены к воротам, где заступил на дежурство Престон.

— Ты бы тоже шла отдыхать, — подал голос Веном, глядя на Иллисту и замечая, что она вымотана не меньше их всех.

— Я если что разбужу, — кивнул Логан. — Всё равно нихрена не спится.

Фалькрус отрицательно покачала головой.

— Мне нужно дождаться, пока прокапает всё, и проследить, как она себя поведёт. Наркоза я ей никакого не давала. Если... начнутся проблемы, и она встанет, не разбирая, где кто, а меня не окажется рядом, — это может закончиться катастрофой.

— Может, перенести её к вам в дом тогда? — подал идею Заид.

— Да, это можно, — кивнула Иллиста. — Если вас не затруднит, конечно.

— Не затруднит, — кивнул Джеймс, вставая с кресла и подходя ко столу, где лежала Беатара. Завёрнутую в плед, со свёрнутыми прозрачными трубками и флаконом со стимулятором на воротнике, мужчина аккуратно подхватил её на руки и понёс в сторону дома, где их поселили.

Иллиста, отсоединив пустую капельницу от Венома, пошла следом, на пороге оглянулась, посмотрела на Дрейка, задержала на нём преисполненный благодарностью взгляд, поднесла левую руку, скругленную ладонью вниз, к килю и поклонилась.

— Благодарю тебя ещё раз, Веном — брат Венаты по праву крови.

И она поспешила за Логаном.

— Я так и не понял, что за хуета сейчас произошла, ― закуривая, сказал Заид. ― Что всё это значило? Что за берсерки и прочая мудотень?

— Они, вроде как, члены древнего культа воинов, — спокойно ответил Веном, присаживаясь на диване. — Долгая история... лучше расскажи, что с тобой происходит?

Заид бросил на Венома злой взгляд, сделал несколько глубоких затяжек, выпустил высокий "фонтан" дыма.

— Ты это о чём?

— Я должен поверить, что ты не врубаешь, о чём я? — уточнил Веном, взяв в руки ратшамаш (2) и также закуривая.

— За последние двадцать четыре часа случилось столько херни, что мне интересно, что я должен рассказать.

— Ага, — устало буркнул турианец, делая глубокую затяжку и искоса глядя на Заида. Говорить прямо о том, что он имеет ввиду ему по-прежнему не хотелось. — Я думал, мы друзья. Боишься осуждения?

Заид бросил окурок на пол, придавил его сапогом, вытащил вторую сигарету и снова закурил.

— Дрейк... Какого хуя ты вечно лезешь, блядь, не в своё дело?

Турианец закатил глаз.

— Скрата, а кто если не я? Наверно потому, что мне на тебя не похуй? — уточнил Веном. — Мы через многое прошли вместе, и я с гордостью могу заявить, что ты мой лучший друг. А ты мало того, что выглядишь как скукоженный мутафрукт, так ещё и ведёшь себя также.

Заид подошёл к окну, открыл его и смачно сплюнул.

— Хуйня со мной происходит... Это если коротко...

— Лора уже не спасает? — с грустью предположил Дрейк.

— Дрейк, иди на хуй... — Заид выкинул сигарету за окно. Помолчал, а потом, не поворачиваясь к турианцу сказал: — Я люблю её.

— И... что ты собираешься с этим делать?

— Ничего...

— Ты ёбнутый?

— Дрейк! — Заид резко повернулся к нему и захлопнул окно так, что стекла зазвенели. — Вот скажи мне ты... На кой хер я ей нужен? Ей двадцать лет, а мне уже... — он пнул ногой стул — стул отлетел к стене и едва не развалился. — Меня выебло жизнью со всех сторон. Стареющий, изуродованный и здесь, — он указал на лицо, — и внутри наемник... Так на кой хер, я тебя спрашиваю?!

Веном спокойно смотрел на друга, никак не реагируя на его агрессивные выпады и недовольно покачал головой.

— Вулкан сентиментальности… Из тебя… Сука… Мы не выбираем, кого любить, — турианец встал с дивана, чуть пошатываясь, подошёл к Массани. — А она, если ты не в курсе, тоже к тебе неровно дышит. А теперь представь, как ей больно, когда она слышит стоны из вашего с Лорой дома. Вы бегаете от своих чувств, но вас тянет друг к другу. Жизнь одна. Никогда не знаешь, когда сдохнешь. А в нашем случае это может случится в любую минуту. Впрочем, на кой хер я всё это говорю?!. Ты взрослый дядя ― сам решишь, как лучше. Но дам тебе совет: ты многое просрал, не просри и это.

С этими словами Веном взял плащ, накинул его на себя, не продевая в рукава, и направился к выходу из дома.

— Блядь! И это мне говорит тот, кто в свои шестьдесят личную жизнь не устроил, каждый раз сбегая от очередной бабы! ― рявкнул Заид.

— Наверно потому, что я никого не любил по-настоящему? — ничуть не обидевшись, развёл руками Дрейк. — Да и меня никто не разбежался любить такого одноглазого долбоёба.

— И долбоёб, который сам всё проебал, будет учить меня семейной жизни... Дрейк, из тебя, мать твою, психолог, как и ворка — логопед. Ты никогда о своих бабах не думал ― что было дальше, когда ты съёбывал в туман? Ты даже не пытался полюбить.

— Вот учись на чужих ошибках, — с усмешкой отозвался Веном. — И да, я буду учить, потому что не хочу, чтобы кто-то был таким же долбоёбом, как я. Ладно, хуй с тобой. Живи с Лорой, раз так нравится. Хотя, тебя можно понять: у неё грудь, как два арбуза. Прикольно, наверно, трогать.

— Турианец мне рассказывает об изысках человеческих сисек?.. Тоже мне большой специалист... И да, я буду долбоебом и не стану ломать жизнь Элис. Потому что она сама ещё ничего не понимает. Потом перегорит и найдёт себе нормального, блядь, мужика!

— Это кого? — сухо уточнил Веном, сложив руки на груди. — Забыл парней, что у неё были? И кстати, у неё, кажется, были шашни с мужиком постарше тебя в Даймонд-Сити. Как его... Два брата-акробата Бобровы из бара. Кто-то из них. Ой, ты же не в курсе... упс…

Заид оказался рядом с Веномом через полсекунды, и, не останавливаясь, с ходу, вломил ему кулаком в челюсть.

— Ты сукин сын! — проорал Массани.— Ты захлопнешь клюв?! Или тебе расхуярить его, чтобы эта ёбанутая докторша тебе его нахуй зашила к херам? — Заид почувствовал боль в руке, глянул ― кисть была разбита в кровь о пластины и зубы турианца.

Дрейк, долго не думая, набросился на Массани в ответ, повалил его на пол и с силой тряхнул за воротник куртки.

— Да ты заебал, сука! Нытик ебаный! В старики себя записал раньше времени и радуется, блять! — проорал турианец, загораясь биотическим свечением.

В этот момент в дом вернулся Логан и, увидев валяющихся на полу Заида и Венома, которые мёртвой хваткой вцепились друг в друга, подскочил к ним и дёрнул турианца за плечи, пытаясь расцепить их.

— КАКОГО ЧЁРТА ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?! — охреневая от происходящего, воскликнул Джеймс.

— Я тебя уебу, сука шипастая! — с налитым кровью глазом орал взахлёб Заид, безуспешно пытаясь дотянуться до лица турианца-гиганта, — Я тебе гребни повырываю, нахер, если ты... если ещё раз... если что про НЕЁ подобное спизданёшь!

— Про кого? — на пороге возникла Элис, жуя мутафрукт и, склонив голову в бок, рассматривая творящееся на полу безобразие. — Что за битва старпёров?

Драка почти мгновенно прекратилась. Заид, тяжело дыша и глядя в сторону Элис, медленно отпустил Дрейка.

— Ты хотела пойти спать... — поднимаясь с пола, прохрипел Массани, потому что от голоса уже мало что осталось. — Опять с Престоном лясы точила?

— Ага, он, в отличии от некоторых, любит слушать, — Элис подошла к шкафчику, достала из его недр тёплое одеяло и потащила его к выходу. Стараясь не обращать внимания на их побитые морды, разбитый кулак Массани, покачала головой и хлопнула за собой дверью.

— Так, блять, — выдохнул Логан, ставя с грохотом ополовиненную бутылку виски на стол.

— Сука! — прошипел сквозь зубы Массани, злясь уже не столько на Дрейка, сколько на себя самого.

В этот раз стулу повезло меньше, и он, ударившись о стену, развалился в хлам, годный теперь только на растопку. Джеймс молча разлил в это время виски по стаканам и раздал напиток парням в руки.

— Выпейте, придурки. И успокойтесь уже, — раздражённо прорычал когтистый. — Какого хуя произошло?

— Заид ― тупой мудень просто, — махнул рукой Веном, тут же залпом опрокидывая в рот содержимое стакана.

— Дрейк, заебал лезть, куда, блядь, не надо. Психолог недоделанный... — проглотил свою порцию единым махом Заид. — Эксперт по бабам...

— Да иди ты нахуй, чипглазис! (3) — рявкнул на него в ответ турианец. — Мучаешь и себя и Элис тупыми принципами.

— А, тогда понятно, — уловив суть их ссоры, буркнул Логан и сделал глоток. — Если уж пошло, мы все долбоёбы и ничего не смыслим в бабах. Они самые непонятные существа.

— Ну, ему-то сразу двоих подвалило, — Заид налил себе ещё стакан. — Что, долбоптиц, последний шанс?... Не облажайся.. Гарем заведи.

Веном щёлкнул жвалами и снова набросился на Массани, но Логан, предусмотрительно подхватив бутылку, успел откинуть его в сторону, отчего турианец рухнул прямо на стол, ломая его своей тушей пополам.

— Скрата! Тус маартешш! — прокряхтел тот, запуская обломки биотикой прямо в Заида.

Массани успел увернуться, обломки улетели в стену, отчего с той посыпалась штукатурка, обнажая ещё довоенную деревянную сетчатую основу дома.

— Косая задница! — прокомментировал грохот и грязь от падения штукатурки Заид. — Вот теперь сам будешь и чинить и красить.

— Пошёл нахуй, еблан! — уже окончательно озверев, Веном вскочил на ноги и начал швырять в Заида более тяжёлые предметы.

— ЗАКОНЧИЛИ! — проорал Логан так громко, что Малыш, который спал за окном, испугался до такой степени, что снёс навес своей головой, под которым он спал. — Закончили...

Заид сплюнул на пол, сдержал бушевавший в нём гнев, направив его в адрес куска штукатурки, который улетел в противоположную от Венома сторону, и пошел посмотреть причину грохота снаружи.

— Логан, твою мать... — проворчал он, выглянув в окно и увидев ошметки навеса, раскиданные по двору. — Теперь чинить... Хорошо, что хоть наш зверюга не обосрался. Я бы убирать точно не стал... — он хотел продолжить фразу, развернув её в адрес Венома, но сдержался.

— Лора бы убирала ― хоть какая-то польза была бы от её присутствия, — буркнул на это Веном беззлобно, наливая себе ещё виски. Он усмехнулся, представив себе такую картину, и потёр больную мандибулу.

Заид вздохнул, выпил третий стакан.

— Надо будет... — он причмокнул языком, выковыривая кончиком застрявший между зубами кусочек мяса. — Как светло будет, тела собрать и спалить. А то потом вони будет... — он помолчал. ― Интересно... сколько же их было, в итоге...

— Дохуя, — красноречиво заметил Логан, сняв окровавленную футболку и садясь на кресло.

— Да, работы завтра будет много, — тяжело вздохнул Веном, косясь на Заида.

— Я так и нихуя не понял, что это за баба турианская, которая мне чуть, мать её, плечо вместе с броней не снесла, ― сказал Массани. ― Мне может кто-нибудь объяснить, что за стерва?

— Она тшарда, — пожав плечами, пояснил Веном спокойно, будто пару минут назад совершенно ничего и не произошло. – Воин-берсерк. Крайне опасная паскуда. Как бешеный коготь смерти, только мельче и проворнее.

— Это типа "Черных когтей"? ― уточнил Заид. — Ещё одно подразделение спецназа Иерархии по пиздец особо важным операциям?

— Вроде того, только слишком своенравные, — ответил Веном.

— Первый раз о таких слышу. И на кой они такие вашему руководству нужны?

Массани нашёл в соседней комнате пару целых стульев, притащил. На один сел сам, на другой поставил стакан и отобранную по пути у Джеймса бутылку.

— У вас же шаг влево, шаг вправо — трибунал и вечная каторга. Дисциплина и вечная служба во благо Иерархии.

— Иллиста говорила, что их контору прикрыли много лет назад и объявили вне закона. Видимо по этой причине, – Веном снова потёр мандибулу. Челюсть болела: удар у Заида был отменный.

— Понятно... — Заид глубоко затянулся, выдохнул и сделал хороший глоток виски. Очередная блядская история про брошенное спецподразделение, которое в результате сменило китель военного на броню наёмников, — Заид пригубил из стакана, задумчиво глядя в одну точку перед собой.

— Я тут спросить хотел, — вдруг подал голос Джеймс. — Если вы всё-таки найдёте способ вернуться... вы вернётесь?

Дрейк задумчиво хмыкнул на это и неопределённо повёл плечами.

. — Я бы вернулся. И... забрал бы с собой Элис. Там у неё хоть будет нормальная жизнь, а не вот это всё дерьмо, — решительно отозвался Массани.

— И нормальный мужик, да? — с усмешкой едва успел уточнить Веном, как ему в голову прилетел чей-то прогнивший двухсотлетний диплом.

— Как дети, — устало вздохнул Логан.

— Да, и он тоже! — рявкнул Массани. — Нормальный, здоровый, без всей этой радиационной хероты. И там, по крайней мере, я смогу ей обеспечить будущее, насколько у меня хватит сил. А кто и что может дать ей здесь?

Дрейк махнул на него рукой, не желая продолжать этот бессмысленный спор.

— Я спать, заебали вы меня, — буркнул он, ставя пустой стакан на еле живую тумбочку.

— Бывай, — устало ответил Логан, развалившись на кресле.

— Я тоже, пожалуй, пойду... Куда-нибудь... не знаю, куда... — Заид смотрел на чуть больше, чем наполовину, опустевшую бутылку. — Ты не против, если я заберу? ― спросил он Джеймса.

— Тебе нужнее, — не стал возражать Росомаха.

Заид забрал бутылку, вышел, заглянул в прихожую своего дома ― тихо, чтобы не разбудить Лору, снял с вешалки куртку, ещё хранившую запах Элис, и побрёл к тому участку стены, где они сидели несколько часов назад...

___________________

1. Тус маартешш… ― Твою мать… (тур.)

2. Ратшамаш ― традиционный турианский курительный прибор для растительных смесей. Представляет из себя резную маленькую сеточку-шар, сделанную чаще из дерева. Более редкие материалы - кость, керамика, камень. Ратшамаш имеет небольшую "лапку"-держалку, которую принято зажимать в зубах у самого рта и короткую ручку, за которую его можно придерживать рукой. Смесь забивается внутрь сеточки и поджигается. Смеси устроены таким образом, чтобы долго тлеть, давая густой плотный дым, который и вдыхается внутрь. Дыханием смесь "раскочегаривается" и даёт больше дыма. Однако в современном мире классические ратшамаши используются только истинными поклонниками и ценителями. Большинство же предпочитает более простой и эргономичный вариант - стальную или пластиковую сеточку, где поджиг и раскуривание происходят благодаря электронике.

3. Чиплазгис – уёбок (тур.)
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 135

Отзывы: 1

0
1 Vulture  
Keep it up! I`m impressed! ;)