Mass Effect Universe

ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин" - Страница 4 - Форум

Страница 4 из 4«1234
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин" (ФРПГ в жанре Action)
ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин"
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2533
2017-01-28 в 16:21 # 1



ФРПГ «Выжить или умереть. Восстание машин»


В ролях:

ReaperSlayer
- Барбара «Боб» Стоукс -
человек, командир десантной группы

Gordon_Freeman
- Эмили Холмс -
человек, разведчик Альянса

Cyborg_Commander
- Самуэль Варгас -
человек, солдат Альянса

Xhabarzumm
- Роман Грба -
человек, пилот челнока в космпорту

HAMsTer
- позывной "Эхо-3" -
человек, военнослужащий ВС Альянса

Vulture
- Джон Рико -
человек, офицер ВКС Альянса





Мастер: ReaperSlayer | Свободные места: 2 | Обсуждение ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин"
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2533
2017-12-17 в 14:24 # 61
Отряд. Барбара Стоукс. "Чикаго"

- Граната точно не подойдет, - произнесла Стоукс, съежившись в своем укрытии. - А вот столы я кидать не умею. Разве только...
Женщина посмотрела на Эмили. В ее глазах промелькнула мысль. "Нет, - подумала она, - это бредовая идея. Она же совсем еще ребенок. Она первый раз только сейчас об этом узнала! Может сработать? Или не сработает, и тогда нам всем конец? Черт, так мало времени!.."
Пролетели еще несколько зарядов.
- Блядь! - выругалась мастер-сержант вслух. - Полцарства за стакан водки!..
Еще несколько зарядов разнесли один стол на куски. Женщина высунулась и выстрелила в ответ. Не попала, но щиты потеряла опять и бросилась в укрытие.
- Ааах, суки!.. На куски разнесу!..
Гет наверху что-то прожурчал и открыл огонь с удвоенной силой.
- Эмили!.. - прокричала Стоукс. - Я знаю, что биотик ты начинающий, но попробуй закинуть туда стол перед собой! Или так, или мы оба покойники!..

- Капитан, докладываю: данных от десанта до сих пор нет, - лейтенант Барток вытянулся в струнку перед командиром "Чикаго. - Принято считать, что они либо погибли, либо пропали без вести.
- Понятно, - мрачно произнес Джарвис. - Что ничего не понятно. Навряд ли им нужны наши ископаемые. Судя по всему, шахтеры там, внизу, что-то нашли. Что-то, что нужно позарез гетам. Иначе бы они не обороняли базу так рьяно. Мы не можем подойти близко к городку, их планетарное орудие может проделать в нас очень большую дырку. Вся надежда на подкрепление.
- Вы имеете в виду прибывший недавно "Роджер Янг", сэр? - спросил Барток. - Мы связывались с ними, они отправили группу. Те тоже попали под обстрел.
- Какие будут приказания, сэр?
- Свяжитесь с адмиралом Хаккетом. Доложите ситуацию. И пусть передадут в Совет, турианцам. Это ведь и их база.
- Задача ясна, сэр!
- Выполнять!
- Есть выполнять!..
Life it feels like a frozen winter dream, like a silent scream!
Life it feels like a thousand frozen tears... and the night dwells within me!

В ночном бою главное - засветить противнику в глаз. А там видно будет...
HAMsTer
17 0%
Offline
130
2017-12-19 в 3:08 # 62
Батальон

12 миль на Юго-Восток
от базы "Camp Juliette".
Высота 482.0. Ночь.
Три часа до высадки
второй волны десанта.


Трудности в выполнении намеченного плана действий начались с самого начала. Горбачи зашевелились буквально сразу же, стоило только разведчикам из "Эхо-4" появиться в зоне эффективного поражения их огневых средств. Первое, что они сделали - принялись быстро занимать свои позиции, укрытия и боевые посты, не теряя ни малейшей секунды на лишние телодвижения, размышления или отдачу приказов. Все их приказы и принятые за доли секунд решения начали приводиться в исполнение уже тогда, когда командир "четверки", споро преодолевающей рытвины и буераки на крейсерской скорости, только набирал в лёгкие воздух, что бы дать своему наводчику первое целеуказание. Такой фантастической скоростью принятия решений и завидной организованностью не обладал никто, ни одна из армий известных разумных рас.
Горбачи, не заставив себя долго ждать, сделали первый шаг: ураганным огнем вместо приветствия заработали их автоматические турели, со свойственной разумным машинам рациональностью развернутые в наиболее трудных для поражения противником местах. Секундами спустя, с мизерной разницей во времени полыхнув маршевыми двигателями в темноте, в направлении М35 вылетела и серия управляемых реактивных снарядов. Продержаться и провести разведку под такими сокрушительными ударами хотя бы несколько минут, как планировалось изначально, оказалось попросту невозможным: разведчики были обречены на гибель, стоило им хотя бы на минуту задержаться в поле зрения вражеских стрелков. Вспышка разрушенной кинетическим барьером кумулятивной струи первой же ракеты осветила поджарый силуэт БМП, совершающей отчаянный маневр выхода из-под атаки. Экипаж её в те секунды наверняка уже успел осознать масштабы того дерьма, в которое он вляпался по самые уши, самоуверенно сделав всю ставку на маневренность и скорость своей машины. Но отступать или менять план было уже поздно - в следующее же мгновение после первой вспышки, очередной близкий разрыв заставил "Мако" содрогнуться. Обладавший высоким фугасным действием боеприпас, угодивший М35 в борт, сорвал своим разрывом батареи питания динамической защиты с её корпуса, градом осколков, словно ножом срезал антенны и разметал по сторонам закреплённые за башней тюки с различным имуществом. Взрыв повредил приборы наблюдения и орудие. Ошеломлённый таким противодействием экипаж успел только скрыть поврежденную машину в вовремя подвернувшемся им овраге практически у самого склона сопки, где и оказался блокирован неприятельским огнем на подавление.
В этот момент на выручку, наконец, подоспели запоздавшие на минуту "Эхо-1" и "Эхо-3", которые должны были осуществлять огневое прикрытие для "4". Заняв огневые позиции, они бесстрашно вступили в огневой контакт с превосходящим по численности и огневой мощи неприятелем, чем смогли отвлечь основной огонь горбачей на себя и выиграть немного времени для того, чтобы прижатые к земле реконы всё же выполнили поставленную перед ними задачу. Не побоявшись прицельного огня горбачей, разведчики покинули поврежденную машину, установили на обратном склоне оврага переносной перископ и при помощи него до последнего продолжали вести наблюдение, корректировать по рации огонь, передавать данные о численности и оснащении противника, чем долгое время очень сильно облегчали жизнь всем остальным непосредственным участникам штурма. Горбачи, смекнув это, долго не переставали предпринимать попыток уничтожить наблюдателей. Поначалу их сдерживал точный огонь орудий помогающих изо всех сил М29 и М35, которые пытались нейтрализовать тех из числа неприятельских сил, кто подбирался на опасное расстояние броска гранаты. Но вскоре горбачи всё же добились своего и серия разрывов, практически не выделившихся в общем звуковом фоне, превратила овраг в братскую могилу для троих человек.
Но это случилось гораздо позже, а в тот самый момент, когда необходимо было решать судьбу операции, доклады разведвзвода "Эхо" приходили Гастальди непрерывно и коротко, но ёмко информировали его о текущей ситуации. Получив достаточно данных об обстановке, комбат, не колеблясь более ни секунды, подал радиосигнал к выдвижению своей основной ударной силе - взводам "Оскар" и "Лима".
К двенадцатой минуте боя они, наконец, прибыли, но, к несчастью и пока по невыясненным обстоятельствам - не в полном составе. Взвод "Оскар" не досчитался аж двух машин. Это заставило комбата на ходу менять план и сокращать количество сил, принимавших участие во фланговом маневре. Теперь сдерживать контратаки противника должен был всего один М35 при поддержке пехотного отделения. Ожесточенное сопротивление со стороны нескольких десятков горбачей на склонах сопки оказалось куда более серьезным, чем ожидалось и, связывая руки, вынуждало задействовать в непосредственном штурме большее количество имеющихся сил. С каждой минутой положение батальона становилось всё рискованнее, но Гастальди был уверен в успехе железно - его люди дрались чертовски хорошо.
Понимая безвыходность ситуации, когда выбор есть только между смертью и смертью в бою, бойцы батальона совершенно себя не жалели, явно предпочитая из двух бед - вторую. Расчеты переносных ракетных комплексов справлялись отлично, демонстрируя хорошую эффективность огня и взаимодействия, но при этом все же несли ощутимые потери от смертоносного ответного огня горбачей. Если экипажи БМП ещё хоть как-то могли укрыться за своей бронёй, пехоте же эти чёртовы роботы, подчас, не оставляли шансов даже в тех случаях, когда расчет, казалось, был в относительной безопасности из-за большого удаления от своей цели и имел достаточно времени, что бы сменить позицию. Вести бой с горбачами было трудной задачей, ведь, как правило, любому "нормальному" противнику - конечно же представителю органической формы жизни - говоря примитивным языком, нужно какое-то время (пусть даже считанные секунды) для того, что бы опознать цель, прицелиться в неё и выстрелить. Отталкиваясь от этих неписанных законов, в силу физиологии органиков не дающих им прыгнуть выше собственной головы, происходит всё - от формирования боевого устава и тактики ведения боя до разработки вооружения и спецсредств. Горбачи же, будучи более ловкими, по-своему быстрыми, сильными, чем кто-либо ещё и способными анализировать колоссальный объем данных за кратчайшие сроки, полностью игнорировали эти правила, в который раз подтверждая свой статус сильнейшего, ультимативного противника из всех, с кем только доводилось сражаться человеку. Многие стандартные боевые приёмы были малоэффективны против них. До сих пор ни к чему подобному Альянс свою армию не готовил.
Однако, в какой-то момент, под организованным натиском даже такая сила, как горбачи может, как ни странно, дать слабину, позволяя своему противнику перехватить инициативу. С немалым трудом подавив автоматические турели и наиболее опасные разновидности пехоты горбачей комбинированным огнем из пушек, спаренных пулеметов и управляемых ракет, бойцы предприняли, наконец, попытку выбить остатки противника с его позиций. Перегруппировавшись у подножья сопки, штурмовая группа, состоящая из смешанного отряда М29 и М35 и прикрываемая идущими с обоих флангов пехотинцами, вытянулась колонной и начала движение к вершине, медленно но верно вклиниваясь в изрядно поредевшие боевые порядки противника. Возглавивший штурм М29 взвода "Оскар" медленно продвигался вверх по склону и при поддержке идущей следом пары "Эхо-1"-"Эхо-3", развернувших стволы своих орудий в разные направления "ёлочкой", один за одним уничтожал огнем спаренного пулемета разрозненные очаги сопротивления. Началась самая жестокая фаза, не требующая в таких случаях, как этот, особого ума - зачистка. Боеприпаса не жалел никто. Внезапно, яркая вспышка ослепила механика-водителя М35, идущего в сорока футах позади от головной машины. Ведущую единицу поразила электрическая дуга высоковольтного разряда. В корпус боевой машины вцепилась огромная когтистая лапа молний, заставив потерявшую управление БМП неуклюже развернуться поперек пути и бессильно замереть на месте. Не дав никому опомниться, в следующее мгновение борт атакованной БМП смертельно ужалила кумулятивная струя реактивного снаряда, выпущенного практически в упор одним из засевших в складках местности недобитков, которого прозевали потерявшие бдительность пехотинцы. В поднятой взрывом пыли отчётливо виднелось пламя, ярким факелом бьющее из входного отверстия на месте попадания.
Выиграв немного времени, оставшаяся дюжина горбачей отступала на вершину сопки, на которой можно было различить нечто похожее на мачту антенны.

Всё во вселенной когда-нибудь происходит впервые. Со временем, любая звезда погаснет; однажды запущенный масс-ускорителем шальной снаряд рано или поздно обязательно найдет своего первого и единственного адресата; придет час и даже в самую глубокую и дремучую глухомань непременно зайдет какой-нибудь первооткрыватель... Наступит день и не останется ни одного места в галактике, на который не ступала бы нога человека.
Той ночью своих первооткрывателей обрёл и древний девственный лес, в котором, возможно, ни разу за тысячи и тысячи лет ещё никто не бывал. Но, как ни странно, этим первооткрывателям было совершено без разницы то, в каком месте они находились и какие чувства надлежало испытывать при осознании того, что в этих местах ещё ни разу никого не бывало чуть ли не с самого момента мироздания. Вместо того, что бы погрузиться в глубокие мысли о вечном, "первооткрыватели" матерно ругались, тяжело и шумно дышали, и порой заходились тяжёлым кашлем. А вместо того, что бы испытывать восхищение реликтовыми растениями, они, словно бульдозеры, навьюченные габаритными цилиндрическими контейнерами, стрелковым оружием и снаряжением, пробивали себе дорогу в зарослях, ломая стебли, переворачивая камни, утаптывая землю и сбивая вековую пыль с листьев и веток колючих кустарников.
- Отделение! Выше по склону, триста футов! Головы не поднимать! Пошевеливаемся, ну! - искаженный фильтрами бронемаски голос громким шепотом в который раз подстегнул бегущих след в след людей, державшихся на последнем издыхании. Смена позиции расчетов переносных ракетных комплексов в условиях боя была настолько же важным делом, на сколько и выматывающим, порой выжимающим из операторов последние соки.
Время как всегда поджимало, не оставляя ни секунды на отдых. Ещё немного и горбачи снова полезут в очередную свою контратаку, остановить которую сейчас было просто некому, кроме одной БМП М35 и отделения пехоты. Рассчитывать на подкрепления было бессмысленно, ведь все основные силы были задействованы в штурме сопки.
- Воздух! Воздух! Get down! - идущий в головном дозоре с изготовленной к бою винтовкой боец моментально свалился на землю ничком и его примеру последовали все остальные. Ему повезло вовремя распознать среди разнообразных шумов и канонады звук работающего двигателя разведывательного дрона горбачей, несколькими секундами спустя прошедшего прямо у них над головами. Беспилотник в воздухе - верный признак того, что враг уже совсем рядом.
- Похоже, не заметил... Пошли, пошли, пошли! - как сильно не хотелось бы остаться лежать на земле, каждый пехотинец усилием воли заставлял себя подниматься и продолжать движение. Оставался ещё один, последний рывок и отделение, наконец, зашло на свою новую позицию. Валясь с ног от усталости, все, кроме командира, растянулись на земле, переводя дыхание.
Позволяя расчетам немного отдохнуть, командир отделения с лейтенантской "шпалой" на защитном шлеме подполз к кусту, из-под которого открывался широкий сектор наблюдения. Даже невооружённым глазом прекрасно был виден тот самый пологий склон, по которому, как верно спрогнозировал Гастальди, вновь контратакуют горбачи. Первая их попытка отбить высоту закончилась провалом. Останки противников, расстрелянных из засады кинжальным огнем, тлели немного выше по склону. Лейтенант навёл прибор наблюдения на то место, где только что заметил какое-то движение и распознал характерные силуэты приближающейся группы противника. Как всегда организованно, словно хорошо отлаженная боевая машина, группа горбачей из двух десятков голов упрямо преодолевала подъём, на этот раз рассредоточившись на десятки футов в длину и ширину и сохраняя при этом безопасную дистанцию друг от друга. Первая же их волна передвигалась сравнительно плотным строем. Разобраться с этими гадами на этот раз будет гораздо сложнее, ведь они уже в курсе о том, что на их пути будет засада. Но они совершенно точно не знали где именно она будет. Это давало отделению и экипажу "Лима-1", работающему с ним в паре, небольшое тактическое преимущество, которое следовало реализовать в полной мере.
- В секторе противник, приготовиться к пуску! - немного сползнув назад и скрыв себя за кустом, командир отделения объявил о приближении противника. Услышав команду, операторы тут же принялись со здравой неторопливостью изготавливать к бою свой основной рабочий инструмент. Расчехлив пусковые контейнеры со снаряжёнными ракетами, помощники - вторые номера расчетов - помогли наводчикам-операторам пристыковать к ним модули командно-пусковых блоков и сняли защитные колпаки с круглых конусообразных стволов. Проверив питание батарей и работу системы в тестовом режиме, расчеты заняли свои позиции, ожидая дальнейших команд.
- Наводчик! Пехота противника, двенадцать часов, четыре-три-ноль. Огонь слева в центр. Огонь справа в центр. - не отрываясь от наблюдения, спокойным тоном, каким и предписано отдавать команды в боевой обстановке любому командиру, лейтенант проинструктировал оба своих расчета о составе противника, направлении, дальности и последовательности ведения огня, что бы не допускать путаницы в выборе цели. Сигналом к атаке должен были стать выстрелы пулемета "Лима-1". Раньше него открывать огонь пехотинцам запрещалось, что бы преждевременно не выдать противнику местонахождение своих позиций. Противник, на марше которому так же наверняка не было равных, быстро приближался к месту засады. С каждой секундой напряжение росло и вот, когда оно, наконец, достигло пиковых значений, произошла развязка - где-то недалеко заговорил пулемет М35 и расчеты ракетных комплексов принялись фиксировать в прицельных сетках пусковых блоков объекты своих атак, через три секунды в один голос доложив о захвате цели. Им тут же скороговоркой ответил командир:
- Расчет Альфа - огонь! Расчет Браво - stand by! - что бы по-максимуму растянуть время, в течение которого хотя бы один расчет не обозначит себя, команда "огонь" давалась операторам поочередно. Это был совершенно новый прием, выработанный уже непосредственно в ходе борьбы с горбачами на Ксеносе. Возможно, когда-нибудь, этот уникальный опыт, добываемый огромной ценой батальоном, будут изучаться в военных академиях...
- On the way! - громко объявил наводчик и тот час же, инициировав команду "пуск", направил ракету в сторону противника, ряды которого уже активно косил спаренный пулемет "Мако". Сработавшая система "мягкого спуска" с негромким хлопком выплюнула ракету вперед на пару десятков футов из контейнера, прежде чем воспламенился маршевый двигатель и с шипением послал снаряд по настильной траектории прямо на голову противнику.
- Прямое попадание! - завидев, как одного из горбачей поразило разрывом кумулятивной боевой части реактивного снаряда, лейтенант дал команду атаковать и второму расчету - Team Bravo, fire and adjust!
- On the way!
- наружу вырвалась очередная ракета и со сверхзвуковой скоростью понеслась вперёд.
- Target! Get some! Так держать! - радостным голосом перекрикивая шум вылетающих снарядов, лейтенант возбуждённо привстал с земли и свободной рукой показал неприличный жест в сторону горбачей. Не известно что заставило противника огрызнуться в этот раз: этот жест или очередные несколько точных попаданий ракет, нейтрализовавших ещё пятерых гадов, но по позициям отделения начал вестись ответный огонь. Несколько точных очередей пролетели прямо над головами пригнувшихся от неожиданности операторов. Оставаться на месте было бы крайне опасно и командир отделения начал отводить своих людей обратно в лесной массив, что бы снова сменить позицию. Быстро собрав "инструмент" в походное положение, бойцы организованно отступали. Где-то в небе над их головами неустанно кружил вражеский беспилотник...
И Шепард такой молодой - струячит с работы домой!
Gordon_Freeman
28 0%
Offline
517
2017-12-22 в 7:06 # 63
Отряд. Эмили Холмс.

- Можно попробовать, мисс Стоукс, - сказала Эмили.
Девушка на мгновение выглянула из укрытия и осмотрела помещение. Найдя взглядом более-менее целый стол, она вытянула руки перед собой и сосредоточилась на предмете. Её руки и остальное тело охватили синие всполохи биотики, и Эми попыталась направит их в сторону стола. Но вместе с биотикой пришла и ужасная головная боль. Через несколько минут ей удалось поднять стол в воздух, и, пересиливая боль, она быстро махнула руками в сторону дыры в потолке. Стол плавно "пролетел" по комнате и врезался в потолок. Силы удара оказалось более, чем достаточно. От удара дыра начала расширяться, но и над укрытием Барбары потолок тоже начал сыпаться.
- Осторожно, мисс Стоукс! - крикнула Эмили и кинулась к мастер-сержанту, не заметив, что у самой пошла кровь из носа.
Добежав до неё, девушка оттолкнула её, а сама откатилась в сторону. Потолок обрушился.
Vulture
31 0%
Offline
812
2017-12-24 в 17:09 # 64
- Повторяю, Роджер Янг вызывает десант! Кто-нибудь меня слышит? Приём! Капитан, никто не отвечает. Либо наши каналы связи глушатся, либо наши солдаты погибли. - Подвёл итог своей очередной попытки связаться с солдатами, которые высадились на планету.
- Продолжайте попытки. - Коротко бросил капитан Даладье. Ему предстояло в ближайшее время держать отчёт перед адмиралом Хэкетом. Высадка десанта обернулась полным провалом. Кто-то использовал и разведку и солдат втёмную. Ведь, исходя из сообщений разведки и строились все планы. Именно разведка сообщила, что внизу, на планете не может быть зенитных орудий, иначе, высадке предшествовала бы артподготовка. Высадить дронов, которые хоть визуально, хоть по пеленгу, но обнаружили бы синтетиков, невелика премудрость. Теперь же остаётся уповать только на чудо, благодаря которому у гетов что-нибудь незаладится, либо перегорят все их процессоры, или что у них там вместо мозгов... Однако капитан Даладье знал, что это непозволительная роскошь, питать надежды и иллюзии. Значит, вся надежда на десант. Возможно, что хотя бы кто-нибудь из почти десятка челноков уцелел, а это почти пять сотен бойцов.
- Ну же, ребята, не подведите меня! Кто-нибудь из вас наверняка ещё живой! - Мысленно обращался со своим сообщением к солдатам капитан.
- Второй пилот, пробуйте аварийную частоту. Мне нужна связь с Чикаго!
- Есть, сэр!

Попискивание аварийного маяка, электрический треск проводки, свисающей отовсюду, стоны либо зажатых и раненых людей, либо уже умирающих нарушали общую тишину, ставшую за последнее время роскошью. Десантные войска предназначены именно для этого, сражаться и погибать, если прикажут. За всё время существования этого рода войск, львиная доля потерь среди личного состава приходится именно на них. Лейтенант Джон Рико находился в противоперегрузочном устройстве. Всё тело болело, словно он побывал в хорошей драке. Модуль диагностики бронекостюма выдавал информацию о состоянии своего владельца, ровно настолько, насколько позволяло общее состояние батареи, в нескольких местах пробитой металлическими осколками обшивки и одному богу известно, чем ещё. Джонни был весьма удивлён тем, что он всё ещё жив, и сохраняет способность к критическому анализу обстановки. Удерживающий каркас противоперегрузочного устройства после нажатия кнопки аварийного открытия ушёл вверх, освободив пленного десантника из своих объятий. Рядом догорали чьи-то останки, по обоим бортам зияли дыры, из кабины пилотов доносился слабый стон, видимо, кто-то ещё жив. В наушниках прозвучал чей-то голос, но Джонни пока не мог его разобрать. Он пополз по направлению к кабине. Постепенно, организм офицера, приспособившись к новому состоянию, благодаря изрядной дозе панацелина, вернулся к нормальному состоянию, и Джонни смог передвигаться на ногах, а не на четвереньках.
- Командир! - Простонал второй пилот, когда Рико наконец смог добраться до него сквозь завал, образовавшийся в результате жёсткой посадки.
- Тэтч. - Узнал лейтенант пилота. - Хигенс?
Первый пилот, Рональд Хиггенс, был насквозь пронзён металлическим прутом, и уже не подавал признаков жизни.
- Чья это вина?
- Разведка просчиталась. Всё они. Это из-за них. Ломанулись сломя голову, а нас встретили с огоньком. Грёбаная разведка! Всё из-за них! Где они информацию только взяли?! Тэтч?
Второй пилот смотрел на него остекленевшими глазами, не мигая, и не дыша. - Отмучился.
В десантном отсеке оказалось двое выживших, помимо самого Рико. Это капрал Шугар Уоткинс, и рядовой Эйс Леви. Выбравшись из заточения, неполное отделение, должным образом экипировавшись, и вооружившись, хотя бы тем, что осталось после посадки, решили выяснить своё местоположение, и, продолжить выполнение миссии.
HAMsTer
17 0%
Offline
130
2017-12-25 в 2:50 # 65
Батальон

Случайно упущенный из виду вражеский гранатомётчик, подбивший ведущую М29, немедленно был расстрелян подоспевшими на вспышку выстрела пехотинцами. Пришедшие в ярость от очередной потери, причем по их собственному недосмотру, бойцы выместили на нём, должно быть, всю накопившуюся за эти дни злобу и не оставили от горбача даже мокрого места, в четыре ствола изрешетив его до неузнаваемости. Будучи уже повреждённым, с оторванными нижними конечностями и порядком обгоревшим, минуту назад этот подранок был расценен проводящими зачистку бойцами, как "убитый", окончательно выведенный из строя. В который уже раз люди убеждались в том, что их обыкновенное оценочное восприятие, когда получивший несовместимые с жизнью (по меркам живого существа) повреждения противник уже не должен быть угрозой - не работает по отношению к этим бездушным машинам, которыми движет заложенная в них программа. Эта, казалось бы, простая истина тяжело укладывалась в умах не привыкших к такому противнику людей, отчего ими нередко забывались или иногда даже игнорировались элементарные на первый взгляд вещи, вроде целесообразности бросить в условную щель три гранаты вместо одной или лишний раз "прощупать" веерной очередью "Лансера" останки уже поверженных горбачей.
Тем временем, пока происходила одна расправа, недалеко от неё люди пытались предотвратить другую, грозящую произойти уже над их собратьями. При этом в жертву приносился темп их продвижения и ранее перехваченная у горбачей инициатива, что позволяло последним без труда занять оборону на вершине сопки. Стремясь спасти экипаж подбитой БМП, что отчаянно пытался выбраться из западни, в которую превратилась постепенно разгорающаяся их машина, на выручку уже спешил шедший следом "Эхо-1". Рискуя самой оказаться подожжённой, "единица", объехав ведущую машину, закрыла её своей бронёй и экранами от точного смертоносного огня горбачей, которые запросто бы расстреляли дезориентированный экипаж, вылезавший наружу. Под прикрытием габаритного профиля М35, так же подбежавшие на помощь пехотинцы помогли потрепанному экипажу выбраться через аварийные люки, оказали им первую помощь и вместе с другими раненными отправили "в тыл", хотя таковым его можно было бы назвать лишь с большой натяжкой. "Тылом" условно называлась местность у подножия сопки, где развертывался импровизированный лазарет. Несколько оставшихся в строю полевых медиков и санинструкторов оказывали в нем посильную помощь раненным бойцам, которых, однако, было не слишком много. Оружие горбачей оставляло шансы выжить лишь редким счастливчикам.
Туда же в те минуты прибыл и командирский М29 комбата Гастальди. Сложившаяся ситуация требовала его непосредственного вмешательства, иначе дело грозило закончится для всех очень плохо. Темп движения упал. Инициатива, с таким трудом добытая батальоном ценой немалых потерь в людях и технике, вновь была перехвачена горбачами. После того, как чертовски не вовремя был подбит возглавлявший штурм М29, наступление постепенно выдохлось и остановилось так и не добравшись до вершины. Не случись подобного, оставшимся горбачам не дали бы закрепиться сверху и уже давно бы добили, полностью заняв сопку. Но вместо этого вновь приходилось распылять имеющиеся силы, ведь противник, в добавок, непрестанно терзал своими контратаками небольшую горстку людей, самоотверженно обороняющих противоположный склон высоты. Отбивая атаку за атакой, они постоянно запрашивали помощь, выходя в эфир с тревожными сообщениями о количестве прибывающего противника. Гастальди следовало немедленно вносить коррективы в тактику, перегруппировать и правильно распределить имеющиеся силы, заново вдохнуть жизнь в зачахшие атакующие действия. Но как это сделать, если уставшие физически и психологически люди постепенно теряют боевой дух и находятся буквально на грани апатии? Когда их непосредственные командиры не в состоянии исправить ситуацию по тому, что сами теряют веру в собственные силы? Психологически всё это очень тяжело и, как правило, в таких случаях на выручку приходит наличие резервов - свежие силы, ещё не вымотанные боем, заменив уставшие подразделения, порой способны переломить ход даже самого безнадёжного дела. Но резервов у батальона не было и выдохшихся бойцов некем было заменить. Комбату оставалось только рассчитывать на собственную харизму, давить авторитетом и, в крайнем случае, если будет необходимость, даже показывать остальным что нужно делать своим личным примером.
Связавшись с командирами взводов, Гастальди далеко не литературным языком внёс ясность в происходящее, донес до подчиненных степень туманности перспектив всех без исключения в случае, если горбачи прорвут оборону и пригрозил потерей мужского достоинства в самой жёсткой форме тем, по чьей вине он - комбат - потеряет свой любимый 404-й. Конечно, его гневная тирада носила скорее не злобный, а воспитательный характер, но при всей своей изощрённой грубости она, к счастью, возымела успех и смогла подстегнуть впавших в уныние младших офицеров и сержантов. В рядах беспорядочно рассыпавшегося по склону сопки батальона вновь наметилось оживление и подобие организованности. Челноком вверх-вниз по склону непрерывно мотался "Гризли", вывозивший на себе раненных и убитых, и доставляющий на передний край боеприпасы. Снимались с мест БМП взвода "Лима", которых Гастальди возвращал к выполнению их первоначальной задачи. Подбирая на ходу довооружившихся ракетными комплексами и под завязку набравших боеприпасов пехотинцев, они уходили на противоположный склон в поддержку тем немногим, кто ещё остался жив, заслоняя собой волны непрерывно контратакующих горбачей. Занимали свои новые позиции и М35 взвода "Эхо", вместе с группирующимися пехотинцами готовящиеся штурмовать вершину, из которой "росла" хорошо различимая даже в скудном освещении далёких пожаров мачта антенны, не дающая покоя рассматривавшим её издали бойцам.

Любое сооружение подобной конфигурации, кто бы его не строил - турианцы, горбачи или черт знает кто ещё - скорее всего выполняет функцию антенны или ретранслятора. Для лейтенанта первого класса Коннолли, внимательно рассматривающего через прибор наблюдения возвышающуюся на полста футов странную конструкцию, это было очевидным фактом. Вопрос заключался только в том для чего именно горбачам нужна была эта антенна, а то, что она им была нужна - совершенно не вызывало сомнений. Для чего именно она ими использовалась? Какое у нее было назначение? Для передачи данных или получения их? Для обмена данными или, может, для координации действий? Для сканирования местности или в качестве маяка для ориентировки? Для всего этого вместе? Может ли она помочь установить связь с внешним миром? Одни только вопросы, ответов на которые пока не было. Было только яростное сопротивление какого-то жалкого десятка горбачей, укрывшихся внутри напоминающей пещеру полости в базальтовом выступе, из верхней части которого и вытянулась мачта антенны.
Туда их, словно крыс, начавших отчего-то драться чуть ли не с утроенной силой, бойцы штурмовой группы "Браво" загнали во время первой и пока единственной удачной попытки захвата пятнадцать минут назад. В ходе ожесточенной перестрелки они с большим трудом выбили противника с небольшого, окружённого большими, с человеческий рост, валунами пятачка, находящегося прямо у входа в ту самую пещеру. Это и ещё возможность как следует рассмотреть вблизи неприятельское укрытие - пока были единственными положительными моментами, единственными на текущий момент его - Коннолли - достижениями. Сама же пещера представляла собой узкий и невысокий лаз, в который, пригнувшись, мог втиснуться всего один боец в полной экипировке. Как глубоко она уходила не знал никто. Заглянуть же туда не представлялось возможным - изнутри сразу же открывался яростный огонь, что делало эту полость практически неприступной. Сложившуюся ситуацию предстояло решить именно лейтенанту.
Коннолли был назначен командовать штурмом лично Гастальди, когда поделился с комбатом своими соображениями насчёт возможной полезности этого странного сооружения. Не сказать, что он был сильно обрадован этому назначению. Но он прекрасно понимал, что кроме него свободных от выполнения других задач офицеров, способных держать в руках винтовку по эту сторону склона не было физически. Командовать кроме него было некому. Собственно, как и воевать - на момент своего назначения, лейтенант не располагал даже десятком бойцов. Ему пришлось самому собирать себе штурмовую группу, самостоятельно под постоянным беспокоящим огнем горбачей ползком и перебежками пробираясь по складкам местности и всевозможным укрытиям в поисках людей. Те, попрятавшись кто где от неприятельского огня, зачастую не горели особым желанием снова идти в бой. Некоторые из них, не выдерживая психологического давления, наотрез отказывались идти куда либо, но лейтенант, человек по своей натуре довольно мягкий, сам себя не узнавал, когда твердым словом, или даже пинком под зад заставлял пехотинцев подниматься с места и идти в точку сбора, где они получали инструктаж, пополняли боезапас и откуда, пригибаясь, что бы не быть подстреленными выходили на исходные позиции. Лишь спустя некоторое время Коннолли стал осознавать, что ходил в те минуты буквально по краю пропасти - в любой момент его могли не моргнув глазом застрелить свои же...
Неотрывно наблюдая за объектом атаки, к которому была приставлена группа бойцов, контролирующих выход из пещеры, лейтенант размышлял что можно было бы предпринять в этой ситуации. Просто сунуться в узкий лаз было форменным суицидом. Подогнать туда БМП и расстрелять главным калибром через проход внутренние залы - было невозможно из-за того, что угол вертикального наведения орудия "Мако" вместе с естественным отрицательным наклоном сопки не позволяли выполнить прицеливание по контуру пещеры - орудие просто-напросто не опускалось на необходимый уровень. По аналогичной причине было невозможно запустить внутрь реактивный снаряд. Оставалось только два варианта: забросать горбачей гранатами через вход или просто заминировать выступ и похоронить гадов под обрушившейся базальтовой скалой. Так или иначе, доступ к исправной антенне был заказан и все надежды захватить её в целости летели прахом. "Должен же быть какой-то способ. Может быть, сверху, между мачтой и базальтом есть щель, через которую можно будет проникнуть внутрь? Прямо что твой Санта через дымоход! Но как забраться на выступ? Нет, все же бредовая мысль... - времени с каждой минутой становилось всё меньше, но лейтенант всё ещё не мог принять решение.
- Эл-ти, сэр! - голос сержанта, раздавшийся позади, прервал его размышления - Капитан Ференц на пять часов. Похоже, ищет Вас.
Капитан размеренно и неторопливо шагал в полный рост так, словно бы он был вовсе не в зоне прямого контакта с противником, а прогуливался по парку после работы. Подойдя к укрывшимся за колесом М29 двум бойцам, он что-то спросил у них, а они в ответ указали руками куда-то в сторону, после чего он так же неторопливо продолжил свой путь, не пригиная головы. В его уверенных, отдающих грозным спокойствием движениях можно было распознать нечто неуловимое, но прямо говорящее о том, что он пришел сюда, на передний край, явно не просто так, спросить как дела и мило поболтать о погоде. Должно быть, отсутствие результатов последние пятнадцать минут серьезно беспокоило Гастальди, раз уж он прислал аж целого своего заместителя. Дробовик в руке офицера лишь подчеркивал его недовольство и решимость.
- Какого дьявола здесь творится? - вместо вступления и прочих прилюдий, Ференц низким спокойным голосом сразу задал вопрос прямо "в лоб" и забрал из руки лейтенанта прибор наблюдения.
- Мы разрабатываем план... Атаки... Там пещера, узкий лаз и...
- Дэйв
- не меняя стальной интонации, капитан бесцеремонно на полуслове перебил начавшего было оправдываться Коннолли - Шефу необходимо срочно убрать эту ебаную антенну. - Ференц, словно удав, гипнотизирующий добычу, впился взглядом в глаза своей "жертве", уже наверняка осознавшей свою вину и раскаивающейся в своей нерешительности. Нет ничего хуже, чем оказаться беспомощным и некомпетентным в глазах своего командира, особенно в подобных случаях, когда ставки как никогда высоки. Коннолли под испепеляющим взглядом готов был провалиться под землю и если бы не бронемаска, скрывающая полголовы, его покрасневшее лицо могло бы, наверное, освещать путь впереди.
- Тут у нас линия защиты - прервав неприлично долгую паузу, капитан продолжал уже менее беспощадным тоном - А ты у нас - нападающий. Ты должен действовать агрессивнее. Активно применять силу. - в его сощуренных глазах Коннолли распознал жалкое подобие улыбки. Похоже, капитан сменил гнев на милость и, объяснив ему-дураку все предельно доступным языком, великодушно отсрочил казнь, предоставив шанс всё исправить. Второй раз ему повторять точно не придется.
- Капитан, сэр. Вы оказали мне услугу, забрав у меня визор. - облегчённо выдохнув, лейтенант с плохо скрываемым волнением кивнул Ференцу и поискал взглядом сержанта, работавшего со своим инструметроном немного поодаль - Кин! Поднимай людей. Группам Альфа и Браво - трёхминутная готовность. Подготовьте взрывчатку. И пусть захватят с собой побольше гранат! - отдав указания, лейтенант подобрал свою винтовку, повешенную за ремень на угловатый выступ корпуса "Мако" и, стараясь не смотреть на капитана, быстрым шагом направился выполнять возложенные на него обязанности. Впервые испытав на собственной шкуре ужас не просто перед начальством, а перед более старшим, сильным и опытным человеком, чем он и осознав при этом, что ему минуту назад выпал один шанс из тысячи, Коннолли в одночасье изменился. Так меняют людей только самые сильные переживания. Он получил и усвоил важный урок.
Ференц строго смотрел ему вслед, ожидая, что дело, наконец, сдвинется с мертвой точки.
И Шепард такой молодой - струячит с работы домой!
Vulture
31 0%
Offline
812
2018-01-08 в 16:31 # 66
Три человека. Трое выживших из всего батальона. Может быть, они встретят ещё кого-нибудь, но, рассчитывать на это, как понимали они, непозволительная роскошь.
- Внимание всем выжившим! Мой позывной - Головорез 2033! Точка сбора ноль, запятая, четыре. Время - Ч+15, дальше действуйте по ситуации. Окончательное место встречи все знают.
- Около десяти секунд в эфире. Многовато! - Подумал Джонни, поудобнее перехватив свой «Мститель».
- Ладно, Эйс, Уоткинс, интервал три метра, приступаем к выполнению задания. Нас очень мало, но мы обязаны выполнить задачу! Если не мы, всех остальных ожидает та же участь. Связи нет, похоже, что местный узел связи захвачен противником, и они глушат любые радиопередачи, кроме коммуникаторов. Соберитесь, не подставляйтесь, огонь вести только прицельный, короткими очередями. Старайтесь избегать открытых мест. Вперёд! - Произнёс Рико, хотя все трое итак понимали, что от них зависит.
Троица двинулась вперёд. Защитные костюмы то и дело озарялись бело-голубыми всполохами, щиты исправно, несмотря на жёсткую посадку, поглощали излишки энергии, вырабатываемой биосферой планеты. Где-то вдалеке произошёл вулканический выброс, земля под ногами задрожала, так что им стало сложно держаться на ногах.
Вдалеке виднелись строения Главной транзитной системы, склады боеприпасов, правда группа об этом не знала. Конечно, несколько десятков километров для группы десанта - пара пустяков, но, ни разведка, никто из вышестоящего командования, ни словом не обмолвился о местном климате, равно как и о системе ПВО противника. Кто-то, где-то очень ловко и тонко играл свою игру, при этом поставив под угрозу само существование ВКС Альянса.
- Слева, на девять часов! Две цели! Ложись! - Прозвучала команда, после чего все трое поспешили её выполнить. Два гета, один солдат и один ракетчик прочёсывали местность. Благодаря малому размеру отряда, и своевременно поданной команде, десантники остались незамеченными, а противник продолжил движение.
- Почему мы просто не вырубим их? - Тихо спросил Эйс.
- Нас очень мало, боеприпасов, медикаментов и всего остального тоже. К тому же, если ты заметил, то укрытий тут маловато, чтобы снимать каждый патруль.
- Я слышал, что совсем недавно, вроде бы даже на прошлой неделе какой-то Шепард, отрядом из трёх человек отбили базу Альянса на Иден Прайм.
- Потери отряда?
- Один убитый, капрал Дженкинс. Зато, то, что они сделали, успели заснять камеры, а потом их похождения выложили в экстранете...
- Тихо там! Они возвращаются! - Подал голос Уоткинс. Патруль гетов возвращался. Потрескивания, пощёлкивания, и ещё какие-то нечленораздельные звуки, издаваемые синтетиками, донеслись до слуха десанта. Рико, будучи командиром, начал прикидывать варианты, среди которых, шлёпнуть патруль гетов, и прорываться с боем, как тот же Шепард, уже не выглядел таким уж бредовым.
Синтетики стали осторожно обшаривать своими сенсорами всё, куда бы они не «посмотрели».
Внезапно Эйс чихнул, да так громко, что у Рико непроизвольно вырвалось слово, отлично характеризующее ситуацию.
- Мочи козлов!!! - Что есть мочи заорал Уоткинс, сбивая с ног ближайшего гета, а Рико уперев ему в грудную пластину свой ботинок, нажал на спусковой крючок. Гет-ракетчик стал добычей пришедшего в себя после непростительного конфуза Эйса, когда тот, увидев, что синтетик взял на прицел его товарищей, десантник закричал, и стрелял до тех пор, пока винтовку не заклинило от перегрева.
- Встали, и к тому зданию! Бегом!!! - Рико принял единственное, как ему показалось, верное решение. Оставаться на месте, и ждать, пока патруль не хватятся, глупо, снова прятаться в надежде, что их не найдут, тоже.
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2533
2018-01-11 в 20:50 # 67
Отряд. Барбара Стоукс.

...Геты явно были не готовы к такому развитию событий. Они попадали на пол вместе с обломками, но и саму Стоукс чуть не придавило. Спасибо Эмили, она вовремя предупредила и бросилась на мастер-сержанта, отталкивая ее в сторону. И вовремя: через мгновение большой кусок потолочной секции обрушился на стол, за которым она пряталась.
- Т...вою дивизию!.. - выругалась она, перекатилась, встала на одно колено и разнесла голову гета, который только-только начал восстанавливать щиты. Второй жалобно журчал, придавленный обломком. Вероятно, таким образом он хотел вызвать у человека сострадание. Но у десантницы это понятие по отношению к врагу имело свой смысл. Освободить от бремени жизни, проще говоря - добить. Что она и сделала.
Третий штурмовик оказался полностью выведенным из строя. Барбара выдохнула и запустила диагностику систем брони. Те пока работали исправно. У убитых гетов могли быть трофеи, но сейчас Стоукс было не до них. Эмили. Она все это время лежала без движения возле ящика с кодовым замком.
- Эмили! - Мастер-сержант побежала к ней, спотыкаясь о куски плит, и попыталась ее перевернуть. - Эмили, очнись! Ты в порядке?!
Life it feels like a frozen winter dream, like a silent scream!
Life it feels like a thousand frozen tears... and the night dwells within me!

В ночном бою главное - засветить противнику в глаз. А там видно будет...
Vulture
31 0%
Offline
812
2018-01-18 в 21:45 # 68
По религиозным представлениям чудо — это удивительное, невероятное событие, сверхъестественное явление, которое произошло благодаря Богу и которое нельзя объяснить с научной точки зрения.
Только чудом можно назвать манёвр остатков отряда Головорезов. Это самоубийство, бежать добрых три сотни метров, которые оставались до какого-то здания, мелькавшего впереди, словно в тумане. Как по-другому это назвать?
Под непрекращающимся огнём защитных сооружений, видимо уже захваченных синтетиками, редких, но как всегда метких патрулей, и ко всему прочему добавившаяся вулканическая пыль. Когда до дверей здания оставалась какая-то несчастная сотня метров, путь неистовой тройке преградил гет-штурмовик, появившись как раз из дверей, в которые люди собирались ворваться.
- Шугар, направо, Эйс, налево! - Скомандовал он, после чего вскинул винтовку, и дал три длинных очереди, чтобы противник обратил своё внимание именно на него. Джонни на долю секунды показалось, что он начал угадывать главную слабость их противника, - неспособность гетов чётко определять главную угрозу, и очевидную задержку, когда происходила оценка очередной нестандартной ситуации, где люди получали преимущество.
- Да! Именно так. Внезапность и нестандартные решения. Вот их слабость! – Успел подумать лейтенант, прежде чем щиты пропели реквием. Увидев впереди-слева большой валун, он, недолго думая, рванул к нему. В это же время, слева застрекотали длинные очереди, видимо Шугар Уоткинс нашёл-таки позицию для стрельбы. Имея нестандартный оптический прицел своей винтовки, он без труда отыскал цель, и уже поливал её огнём дезинтегрирующих патронов. Почти ни одна из очередей не прошла мимо. Внезапно, когда гет уже определился с новой целью, справа открыл огонь Эйс Леви. Джонни снова увидел, как противник замешкался, ровно на несколько секунд. Внезапно, проскользнула мысль, что всё это не просто так. Что-то было не так. Обычно, синтетики не давали ни одного шанса органикам. Однако, нужно было заканчивать игру, долго такое везение длиться не может.
- Внимание! Все сразу! Гранатами, сначала Шугар, потом Эйс, и я. Давайте! – Десантники чётко выполнили команду. Поочерёдно, с трёх сторон ударили гранаты, а затем, синтетик упал навзничь, сражённый огнём трёх винтовок. – Вперёд, входим!
Джонни оказался ближе всех ко входу, поэтому, встав в дверном проёме, он встал на колено, чтобы прикрыть своих товарищей.
Gordon_Freeman
28 0%
Offline
517
Вчера в 14:21 # 69
Отряд. Эмили Холмс.

Открыв глаза, первое, что увидела Эмили, было лицо мастер-сержанта.
- Мисс С...стоукс, - закашлявшись, сказала она. - Ну как? Я справилась? Геты уничтожены?
С помощью своего командира Эми попыталась подняться, но, оперевшись одной рукой об обвалившийся кусок потолка, сразу же рухнула обратно.
- Ау! - жалобно воскликнула девушка. - Чёрт... Кажется, сила биотики оказалась слишком большой.
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин" (ФРПГ в жанре Action)
Страница 4 из 4«1234
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe