Mass Effect Universe

ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин" - Страница 3 - Форум

  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин" (ФРПГ в жанре Action)
ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин"
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2669
2017-01-28 в 16:21 # 1



ФРПГ «Выжить или умереть. Восстание машин»


В ролях:

ReaperSlayer
- Барбара «Боб» Стоукс -
человек, командир десантной группы

Gordon_Freeman
- Эмили Холмс -
человек, разведчик Альянса

Cyborg_Commander
- Самуэль Варгас -
человек, солдат Альянса

Xhabarzumm
- Роман Грба -
человек, пилот челнока в космпорту

HAMsTer
- позывной "Эхо-3" -
человек, военнослужащий ВС Альянса

Vulture
- Джон Рико -
человек, офицер ВКС Альянса





Мастер: ReaperSlayer | Свободные места: 2 | Обсуждение ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин"
Gordon_Freeman
30 0%
Offline
572
2017-07-12 в 13:22 # 41
Эмили сидела в укрытии, не решаясь высунуться и оценить обстановку. Через минуту она всё же на это решилась. Взяв поудобнее пистолеты, девушка только хотела выглянуть из-за укрытия, но мимолётный взгляд на пистолеты её задержал. Вокруг оружия были еле заметные голубые всполохи. Отложив пистолеты, Эми заметила, что эти всполохи исходили от её же рук.
"- Так, так... - задумалась она. - Это похоже на биотику. Я видела нескольких тренирующихся солдат с биотическими способностями. Но у них были имплантаты... хм... L2? Или L3? Не помню. Даже если у меня тоже биотика, то когда я была облучена нулевым элементом?"
Историю Галактики, человечества и основных рас галактического сообщества Эмили знала чуть ли не наизусть. Изначально, биотики были только азари. Может, ещё какие расы. Но все люди с биотическими способностями были облучены нулевым элементом вследствие разных аварий.
"- Может, моя мама была облучена? - подумала Эми. - Хотя как? Мы жили на Земле. Я родилась там же. А на нашей планете нет месторождений нулевого элемента. Хорошо, допустим, я была облучена, если не с рождения, но как-то по-другому. Тогда почему сейчас проявляются биотические способности? Ладно, подумаю об этом позже. У нас же там один оставшийся гет за углом."
Эмили попыталась поднять пистолеты с помощью биополя. Но, так как у неё не было имплантантов, позволявших управлять биотикой, её тёмная энергия была сильнее. Пистолеты очень высоко подбросило.
"- Надо попробовать "вытянуть" гета из укрытия, - подумала девушка. - С помощью... Как же это? С помощью "стазиса" или "сингулярности". Вроде так они это называли."
Эмили закрыла глаза, сложила руки так, если бы она держала небольшой шар, и напряглась. Она почувствовала тепло тёмной энергии. Когда же энергия стала слишком горячей, девушка открыла глаза и, быстро выйдя из укрытия, выпустила голубой шар энергии в тот угол, где прятался гет. Её саму же сильно отбросило назад.
Cyborg_Commander
9 0%
Offline
46
2017-08-06 в 8:43 # 42
Майор Самуэль Варгас.

- Кто-нибудь закройте чертову дверь! - Крикнул один из солдат, пытаясь сдержать натиск машин. Как только летающие дроны были уничтожены, Самуэль за секунды преодолел мост и буквально влетел в проход. Он упал на железный пол с мыслью: “Никогда так быстро не бежал стометровку”. Оглянувшись, он увидел как боец тащил раненого товарища через закрывающуюся дверь.
- Несколько попаданий в грудь, дело дрянь - Заключил солдат, посадив раненого спиной к стене. Система жизнеобеспечения, встроенная в костюм, помогла остановить кровотечение, но одного меди-геля было недостаточно для того чтобы восстановить поврежденные органы. Оружие Гетов словно специально было спроектировано для того, чтобы уничтожать органиков с максимальной эффективностью.
Майор отполз к стене. Тяжело дыша, он смерил взглядом оставшихся в живых. Одного человека не хватало.
- “Я оставил его там” - Самуэль вспомнил раненого в голову радиста.
Варгас стиснул зубы от злобы и негодования. Он злился на проклятых машин, устроивших бойню, и злился на себя за то что завел своих подчиненных в ловушку и не смог их уберечь.
- “Еще одна жизнь просрата под моим командованием. Проклятье.”
Майор встал и подошел ближе к раненому. Тот был еще в сознании, но ему было явно больно дышать. Он посмотрел на Самуэля пустым взглядом. Он не выражал ужаса, лишь удивленный ступор, что он оказался еще жив. Майор же лишь горько вздохнул.
- “Ему все равно было конец” - подумал Варгас. Ему было больно думать о том, что им все равно пришлось бы бросить своего брата по оружию. Люди должны держаться друг за друга, но в долгосрочной перспективе таскать за собой обреченного значило подвергать жизни остальных еще большему риску. Самуэлю такие мысли казались жалкой попыткой оправдать свою некомпетентность.
- “Уже поздно - заключил майор - когда-нибудь я буду наказан за свои ошибки, а сейчас я должен сосредоточиться на выживании остальных”
Самуэль решил подождать некоторое время, чтобы дать своим отдохнуть и придумать, что делать дальше. Им предстояла долгая дорога.
ЛитРПГ "Обреченный": Серый Стрелок - убийства и саботаж по разумной цене.
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2669
2017-08-19 в 10:37 # 43
Барбара была поражена. Нет, не поражена - шокирована! Прямо у нее на глазах из-за стены выплыл гет и медленно поплыл по направлению к дверям. Впрочем, шок длился недолго: поудобнее перехватив винтовку, она выпустила в гета несколько коротких очередей, и тот разлетелся на мелкие куски, издав предсмертный писк.
- Элис! Ты в порядке? - Сержант подбежала к разведчице. Все это время она задавалась вопросом, где она допустила просчет. Не может быть, чтобы в личном деле утаили про биотику. Если только... Если только способности не проявились у Холмс именно в этот момент!
Нужно было спешить. Подхватив девушку, она потащила ее к лифту вверх по лестнице.
Только потом женщина просканировала местность. Из пары гетов извлекла батареи для щита, которые смогла вставить себе и Элис в броню. Там, где стоял гет, вытянутый Элис, находился ящик, но, как ни старалась Стоукс, она не смогла его вскрыть.
- Доктор бы точно смог, - прошептала мастер-сержант.
Но доктор был мертв, и сделать с этим ничего было нельзя. Нужно было двигаться дальше.
Лифт вел вниз, в помещение, заставленное огромными ящиками с турианскими знаками. Программа перевода быстро показала Стоукс, где они находятся сейчас. Это был продуктовый склад.
- Здесь пока никого, - сказала Барабара разведчице. - Можем немного отсидеться и привести себя в порядок. И еще ты мне должна кое-что рассказать.
Life it feels like a frozen winter dream, like a silent scream!
Life it feels like a thousand frozen tears... and the night dwells within me!

В ночном бою главное - засветить противнику в глаз. А там видно будет...
Gordon_Freeman
30 0%
Offline
572
2017-08-21 в 14:44 # 44
Эмили сидела на полу, спиной облокотившись на стену. Она пыталась разобраться в недавно сложившейся ситуации. "Откуда у неё биотические способности? Когда она была облучена НЭ? Как будет действовать биотика без специальных имплантатов? Не убьёт ли она её?" Все эти вопросы сейчас были в голове у девушки.
"- Нет-нет-нет, - думала Эми. - Здесь умирать я не собираюсь. И уж тем более от биотики. Наверно, стоит начать учиться контролировать свои новые "силы"."
На просьбу мастер-сержанта Эми ответила:
- Мисс Стоукс, я не могу объяснить природу происхождения своей биотики. Я и сама сильно удивилась, когда почувствовала силу тёмной энергии.
Эмили встала, вытянула перед собой руки ладонями от себя и попыталась использовать биотику в качестве щита. Это у неё получилось, но совсем не так, как она задумывала. Вместо биотической "стенки", вокруг неё и Барбары образовалось биополе. И сразу же у девушки закружилась голова, и она чуть не упала. Мастер-сержант её вовремя подхватила.
Xhabarzumm
4 0%
Offline
16
2017-11-22 в 19:44 # 45
Роман Грба. Выживший.

Ответ на мольбу о помощи был неизменен: трещащий и завывающий шум статики. Минутное ликование группы выживших сменилось сосущим отчаянием, что пробивалось сквозь вернувшийся страх. Сержант Амарболд безэмоционально пнула машину гетов.
— Кранты десантникам, выходит, — констатировала она.
— Кранты, — пробубнил Роман. Именно в этот момент он понял, что как-то все слишком хреново вышло. Безнадежно; то есть совсем. Почему-то с самого начала атаки, после плотной бомбардировки и даже после появления хасков, парень бессознательно считал, что в конце концов все образуется, они победят и получат кучу медалей на грудь.
Да даже если не победят, если вся колония будет напрочь захвачена гетами — все равно уцелевших эвакуируют. Уж его-то, Романа Грбу, точно. Родители же дома, и друзья, и вообще гражданка впереди...
Просто никак в голову не могло прийти, что он здесь погибнет. Сегодня же. Может, через час или даже раньше, как карта ляжет. А теперь пришло.
Пилот сел на какой-то булыжник, вспоминая ощущения от старого кожаного дивана — дома, перед телевизором на чердаке. Как собирались там с ребятами из школы, марафонили сериалы и жрали пиццу. Всю службу, пусть довольно легкую и местами даже веселую, Роман думал об этом диване, о том, как обнимется с родными, скинет форму и прыгнет туда с разбегу, чтоб сломался к чертям — потом починит, конечно. Но теперь не починит. Теперь ничего не будет, а последним пристанищем станет этот мерзкий, холодный и ядовитый лес.
В ступоре Грба медленно прикидывал, сохраняют ли хаски хотя бы часть своего сознания. Если да — не лучше ли будет сдаться? Хоть какая-то надежда.
От размышлений его отвлек резкий грохот выстрела: это рядовой Хаббад вынес себе мозги казенным "Наемником". Событие внезапное, но отчасти предсказуемое, поэтому Роман удивился ему меньше, чем мог от себя ожидать. Юноша выглядел слабовольным.
Сержант Амарболд смотрела на полуобезглавленный труп с какое-то время, затем оглянулась, чтобы увидеть совершенно протокольные мины остальных выживших, и вновь уставилась на покойника. После чего провозгласила:
— Нет, ну это совсем пиздец! Встать, нахуй!
Все встали.
— Залезаем на леталку и валим, пока роботы не приехали.
— А куда? — поинтересовался некто.
— Куда прикажу, долбанный по голове! — женщина откровенно проорала на человека, отрабатывая свое звание. — Лазий!
Бронетранспортер был не очень большим, особенно внутри, но примерно двадцать человек все-таки сумели там уместиться: кто в десантном отсеке, кто у турели, кто просто на запятках. Машна поднатужилась, присела, но продолжила висеть. Этого было достаточно.
Романа сержант сразу схватила за плечо и направила на место водителя: знала, что их учили обращению с гетской техникой когда-то давно. Двигаться надо было в сторону жилой зоны — огромной территории, уставленной многоквартирными домами, с торговыми центрами, больницей и прочими атрибутами цивилизации. Включая, самое главное, крупные людские ресурсы, на которые Амарболд, видимо, и полагалась.
Роман исполнил приказ, осторожно стартовав и направив машину сквозь деревья на юго-восток, где в небольшом отдалении пролегала грунтовая дорога к городку.
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-11-24 в 3:50 # 46
Батальон

~13 миль на Юго-Восток
от базы "Camp Juliette".
Джунгли. Утро.


Зам.ком. разведвзвода сержант первого класса Ноор отстранился от видоискателя спрятанного за камнем перископа и потер красные от усталости глаза. Вот уже который час он наблюдал за горбачами (так называли в батальоне никем ранее невиданную машинерию гетов), основательно закрепившихся на склоне преобладающей по высоте сопки. Грамотно выбранная разведчиками позиция для наблюдения находилась в скальной гряде на безопасном отдалении от чутких к присутствию органической жизни машин и позволяла, при должном соблюдении маскировки, не опасаться обнаружения.
Следить за горбачами даже с безопасной закрытой позиции оказалось поистине сложной задачей, требующей от наблюдателя железной силы воли. В основном для того, что б не уснуть прямо на месте или вовсе не сыграть в ящик со скуки. Это казалось странным, но все, что делали эти чёртовы машины в те моменты, когда не было необходимости воевать - просто стояли на месте. Прямо замирали: кто-то на своих двух или в "сложенном" состоянии, а некоторые и вовсе опускались на четвереньки, предварительно собравшись вокруг неопознанных светящихся и очень технологичных с виду предметов. К слову, все эти странности в поведении противника сразу стали предметом сальных шуточек в батальоне, нередко повышая всем настроение.
Сзади послышался громкий шепот:
- Че видать, Шелти? Че там делают эти ебаные humps? - голос принадлежал Бенсону, вызвавшемуся в разведку с экипажем Ноора вместо отравившегося местной водой наводчика-оператора. Придерживая рукой висящую на оружейном ремне винтовку, он ловко забрался на камни и уже по-пластунски подползал к разложенному штативу перископа рядом с сержантом.
- Ничего такого, чего ещё ты не видел, bro. Отрабатывают догги стайл. Check this out. - продвинувшись, он освободил место рядом с собой и, перевернувшись на спину, вытянул затекшую ногу - Мать твою, ног не чувствую...
- Я вижу десять, шестнадцать... двадцать шесть hostiles на двенадцать часов и... пятеро на один час, выше по склону на пятьдесят футов - размеренно и неторопливо проговорил Бенсон - Это не может быть все, а больше мы нихрена снизу не увидим. Взглянул бы я на их муравейник с воздуха, да нечем. Я думаю о том же, о чем и ты, брат?
- Yep. И похоже, что от разведки боем нам не отделаться. Пит прав. Нахрапом высоту не взять.
- сержант закинул в рот капсулы биостимуляторов и устало посмотрел на напарника - установи связь с Эхо Шесть. Сканы и снимки я уже сделал. Докладываем и уходим. - Бенсон кивнул в ответ и на включившемся инструметроне установил синхронизацию с радиостанцией, которой был снабжён замаскированный в 50-ти футах от НП М35. Оставалось настроить необходимую частоту...
Геты, с ужасающей тщательностью, свойственной только не знающим усталости машинам, с первого дня планомерно вывели из строя все средства коммуникации на планете и ее орбите, в считанные часы уничтожив или захватив все - даже наименее важные и устаревшие - спутники связи и практически все наземные ретрансляторы. Не смотря на это оставалась возможность использовать коротковолновую связь, которая, как показала практика, стала настоящим козырем в рукаве батальона. Благо чья-то светлая голова во властной верхушке Альянса в своё время оказала неоценимую услугу всем ВКС, решив не отказываться от морально устаревшего к середине 22-го века, но очень надежного метода связи и "на всякий пожарный" продолжила дальше устанавливать радиостанции в большую часть поступающей на вооружение военной техники. Удачным стечением обстоятельств было и то, что геты по какой-то непонятной причине до сих пор не удосужились широко применить методы подавления радиосигналов, любезно предоставив людям возможность в полной мере использовать свои немногочисленные тактические преимущества. Впрочем, о реальных возможностях гетов в плане радиоперехвата тоже никто толком не знал и иной раз радиообмен мог происходить даже по открытым каналам... И возможно, что расплата за такую халатность была не за горами.
- Альфа Эхо Шесть, это Lil'Bird, как слышно, over? - одновременно с сеансом связи, что бы не терять времени, наблюдатели быстро складывали в походное положение прибор наблюдения.
- Lil'Bird, это Альфа Эхо Шесть, go ahead, over! - ответное сообщение по радио пришло практически сразу, слышимость была хорошей.
- Альфа Эхо Шесть, это Lil'Bird, задание выполнено, запрашиваю разрешение Ромео Танго Браво, over. - используя принятый в любом удаленном фонетическом обмене замысловатый шифр альфа-кода, сержант запросил разрешение оставить текущую позицию и завершить задание.
- Lil'Bird, это Альфа Эхо Шесть, stand by... Lil'Bird, affirmative. Поторопитесь. Конец связи.
Прихватив с собой контейнер сложенного перископа, разведчики трусцой пробирались к укрытому в зарослях "зелёнки" БМП, с которого уже срывал маскировочную сеть стоявший рядом на часах механик-водитель. Следовало как можно скорее вернуться на базу с докладом.
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2669
2017-11-25 в 17:59 # 47
POV Отряд. Барбара Стоукс.

- Дьявол тебя побери, Холмс, ты вообще что удумала?! - шепотом прорычала мастер-сержант, подхватывая падающую Эмили и затаскивая ее за ящики с каким-то декстробелковым мясом. - Если ты только сейчас поняла, что у тебя есть способности, то это не значит, что ты прямо сейчас можешь вести себя как профессиональный биотик! Ты могла покалечить нас с тобой сильнее, чем врагов, поняла? Подумай об этом.
Успокоившись, женщина открыла карту и стала ее изучать.
- Отлично, - сказала она. - Мы находимся в жилой зоне. Здесь пищеблок. К сожалению, пообедать нам тут не удастся - турианцы тут все под себя делали, на людей не рассчитывали. Гетов здесь пока не видно, так что идем в кухню и пробуем как-то выбраться на верхний уровень, мне кажется, лифт рабочий. А теперь, Холмс, доложи мне свое состояние. И пошли вперед. Нам нельзя ждать. Воздух здесь более-менее пригоден для дыхания, но шлема не снимай. Я не знаю, что сейчас с системой вентиляции.
Life it feels like a frozen winter dream, like a silent scream!
Life it feels like a thousand frozen tears... and the night dwells within me!

В ночном бою главное - засветить противнику в глаз. А там видно будет...
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-11-27 в 22:57 # 48
Батальон

23 мили на Юг от базы
"Camp Juliette". Место
базирования временного
лагеря 404-го батальона.
Полдень.


В то злополучное утро успешно выполнить задание по рекогносцировке удалось не всем. Из четырёх экипажей разведвзвода "Эхо", каждый из которых действовал отдельно от других, с данными о противнике вернулись только два. Остальные были либо замечены гетами и, понеся потери, вынуждены были отступить в массивные леса, по-привычке называемые всеми "джунглями", либо вовсе по какой-то нелепой случайности и неудачному стечению обстоятельств попали в неприятности, доставляемые агрессивной окружающей средой.
Так, М35 сержанта Хислопа вышел из строя прямо на марше из-за поломки важного элемента силовой установки. Пока его экипаж на скорую руку производил ремонт, они были замечены разведывательным дроном гетов. Спустя считанные минуты, участок внеплановой остановки был с убийственной точностью обстрелян прямой наводкой с одной из далёких горных возвышенностей чем-то уж очень крупнокалиберным, с чем встречаться до сих пор не приходилось. Не иначе, как чудом, бойцы успели выйти из зоны поражения и пешком добраться до временного лагеря, но оставленный ими БМП пополнил список безвозвратных потерь.
О том же, как потерял ногу отлучившийся от группы "на пару минут" прикомандированный к "Эхо-4" на время рейда специалист Яттара, могла рассказать только капрал Дю Пэи, якобы видевшая как все произошло, но та всего лишь хлопала округлившимися от шока глазами не в силах что-либо внятно объяснить. Сопровождавший группу полевой медик, оказывая первую помощь раненному Яттаре, распознал на его теле лишь следы зубов...
Словом, удача в то утро была явно не на стороне батальона. Более того, контакт с разведывательным дроном гетов в непосредственной близости от лагеря вынуждал незамедлительно покидать насиженное место. Но что можно было говорить об удаче? Удача не всесильна. Она может помогать в незначительных вещах, прощать некоторые ошибки, допускать которые свойственно всем. Но когда ошибки носят характер систематических - пенять остается только на себя. И за каждую свою ошибку батальон пенял. За все шесть с половиной суток выживания в тылу врага это были далеко не первые по счету потери, каждая из которых уменьшала шансы на удачный исход кратно. В сложившейся ситуации ошибки были неизбежны. Люди устали, истощение было не только физическим, но и моральным, психологическим. Постоянный риск, напряжение, неопределенность, недосыпание и недоедание пополам с суррогатной едой и биостимуляторами - все это заставляло личный состав ошибаться и нести потери, часто небоевые. Но даже в таких условиях батальону удавалось сохранять присутствие духа. Впереди ожидали великие дела.

- Чарли Четыре at the ready. Вспышка через два майка.
Гастальди вместе со своим только что подошедшим с докладом заместителем капитаном Ференцом стоял на броне М29, на последок осматривая оставляемый ими лагерь. Вся находящаяся на ходу техника и люди, тщательно проинструктированные непосредственными командирами о дальнейших действиях, уже десять минут, как вышли на марш и пробирались к своим точкам назначения. Комбат со своим экипажем уходили последними.
На месте свернутого лагеря оставались лишь обозначенные маячками могилы и угловатый силуэт потерявшего ход "Гризли". Неремонтопригодный, он использовался как донор для ремонта других машин. Перед уходом техники демонтировали с него все представляющие ценность узлы и агрегаты, которые только можно было увезти с собой. Те же элементы, собрать которые уже не оставалось времени - предстояло, скрепя сердце, уничтожить дистанционным подрывом, чтобы не допустить ни малейшей возможности использования их кем бы то ни было в своих целях.
Какое-то неясное и от того ещё более неприятное чувство настырно терзало Гастальди душу, заставляя в глубине сомневаться в принятых им решениях. Будто бы что-то он делает не так, будто не следовало объявлять подчинённым о "вступлении в большую игру", как выразился он на недавнем брифинге. Рациональнее и безопаснее, а следовательно и лучше было бы переждать вторжение где-нибудь в экваториальной горной системе, довольствуясь рейдами на малые группы этих горбачей, ведь подкрепления уже близко, взять хотя бы вчерашний десант. Пусть эта первая их волна и погибнет, ничего. Будет следующая. Понадобится - будет ещё одна и ещё. Альянс так этого не оставит и рано или поздно обязательно сомнет агрессора. Не Альянс, так турианцы - они тоже заинтересованы. Или кто-нибудь еще, инопланетян на тысячу лет припасено. А запасов для выживания хватит... Должно хватить. К тому же они наверняка попытаются помочь, сбросив груз продовольствия с орбиты или верхних слоев атмосферы куда-нибудь в эти районы, а уж добраться к месту приземления - дело техники. Так можно будет спасти свой батальон, уставших и выдыхающихся людей, и это никто никогда не осудит.
Но стоило Гастальди посмотреть на такие "угрызения совести" под другим углом, как все они начинали походить на обыкновенную трусость и лучшими вышеописанные действия ему больше не казались. Командир не имеет права даже допускать таких мыслей! Нет места сомнениям. Нужно выполнить свою задачу сверх меры или умереть! - как правило этим умозаключением внутренний спор обрывался, на время скрываясь за другими мыслями, либо делая следующий заход и начинаясь сначала.
- Roger. Хорошо. Мы уходим, Пол. Как только саперы закончат работу - тщательно скрывая внутренние переживания, комбат, вздохнув, надел шлемофон и подключил его к комбинезону. Зажав тангенту на индивидуальном блоке управления связью, он приказал мехводу приготовиться к маршу. Необходимо было поспешить, ведь в любое время сюда мог нагрянуть разведывательный дозор горбачей и тогда бы серьезных проблем им было не миновать.
- Внимание! Управляемый взрыв через десять, девять, восемь... - из-за кормы командирского "Гризли" послышался голос сапера, звучно отсчитывающего время до взрыва.
Громкий хлопок заложил уши. Над местом, где только что стоял брошенный БМП, медленно оседало облако пыли.
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
Gordon_Freeman
30 0%
Offline
572
2017-11-28 в 6:48 # 49
POV Отряд. Эмили Холмс.

- Да-да... Простите, мисс Стоукс, - ивинилась Эми. - Я просто... Просто хотела опробовать биотику сначала вне боя. Ну, перед встречей с гетами. Ведь мои способности помогли бы нам выжить. Один раз это уже получилось.
Девушка шла впереди и "осматривала" двумя пистолетами каждый угол помещения. Мало ли, что может здесь их ожидать. Тем временем, они приближались к лифту.
- Кстати, со мной всё в порядке, - ответила Эми на вопрос о состоянии. - Только голова немного болит. Рана на ноге почти не чувствуется, а про трещину на шлеме я почти забыла.
Девушка слегка улыбнулась и, подойдя к лифту, нажала на кнопку вызова. Лифт заработал. Сверху послышались странные металлические звуки, похожие на...
- Чёрт! В лифту геты! - воскликнула Эми. - В укрытие.
Она быстро схватила за руку Барбару и вместе с ней спряталась за ближайший стол, предварительно опрокинув его и сделав укрытие.
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-12-01 в 2:24 # 50
Батальон

Как и любой другой план боевой операции, разработанный штабом Гастальди за все дни с тех пор, как геты вторглись на Ксенос, готовящееся нападение на облюбованную горбачами сопку отличалось незамысловатостью и нарочито грубой манерой исполнения. Однако, за внешней простотой плана искусно скрывалась трезвая оценка тактической обстановки и, пусть одному ему - комбату - понятный, тонкий расчет. В специфике предстоящей атаки небыло ничего такого, с чем люди Гастальди ранее ещё не сталкивались, разве что в этот раз объект нападения был сложнее, численность противника - больше и отступать в случае неудачи - некуда. Т.е. технически - отступать, конечно, было куда: наименее боеспособная часть личного состава вспомогательных служб батальона, включая некомбатантов, тяжелораненых и больных, была снабжена частью от общих запасов провизии и медицины, и на небоевом транспорте повышенной проходимости покинула оставляемый лагерь, незамедлительно выдвинувшись к условленной точке в экваториальной горной системе. Там, по старым данным сейсмологической службы "Camp Juliette", можно было не опасаться сильных землетрясений. Очевидно, что и отступать в случае неудачи следовало бы именно к ним.
Но фактически: выход из боя и отступление под огнем противника в случае провала основной задачи обернулись бы полным уничтожением батальона, как боевой единицы. Не было никаких сомнений в том, что геты, устроив преследование, не остановятся, пока не уничтожат все разрозненные группы отступающих.
Риск был велик, на кону стояла жизнь бойцов батальона, но на другой чаше весов лежал ключ от подступов к космопорту - высота 482. "Взрослая игра" Гастальди стоила свеч, понимание целесообразности проведения операции было у каждого. Уверенность в своих силах, замысле командира и желание поскорее всё закончить, чтобы выбраться из этого ада лишь подталкивали людей вперёд, к действиям.
О подвигах и медалях в те наиболее тяжёлые часы ожидания перед боем никто даже и не думал. Для всех это была рутина, обыкновенная боевая работа, которую предстояло выполнить с полной самоотдачей и, естественно, не погибнуть. Забыв об усталости, словно бы не было и в помине этих тяжёлых шести с половиной суток, экипажи активно обсуждали детали предстоящей операции.
За условным названием "Царь горы", как нарекли операцию в штабе, скрывался смелый и дерзкий бросок на позиции горбачей, который в установленное время начинали наиболее опытные из всех в батальоне разведчики взвода "Эхо", вынужденные действовать в неполном составе всего тремя машинами. По замыслу планировавших нападение, один из экипажей "Мако", под прикрытием темноты и при огневой поддержке двух остальных проводил доразведку местности прямо перед носом у гетов и, передав примерные данные о составе и численности противника, выходил из боя. Такой разведкой боем Гастальди, ни больше, ни меньше, собирался разворошить улей. Выполнять такой тактический замысел, выглядевший, бесспорно, полной авантюрой, приходилось совсем не от хорошей жизни (выходил боком провал утренней разведвылазки), но добровольно вызвавшийся на роль "живца" экипаж с позывным "Эхо-4", должно быть, был уверен в своих силах на все 100%. Это был, пожалуй, самый ответственный момент всего дела. От наличия разведданных, переданных реконами, а главное - от их правильности зависило дальнейшее развитие событий. В случае, если численность гетов и их оснащение не были угрожающими, в дело вступали взводы "Лима" и "Оскар", до этого ожидавшие сигнала на своих рубежах атаки в нескольких минутах хода от сопки. В противном случае, командирами давался сигнал к отходу.
В случае же удачного развития событий, взвод "Оскар" получал команду "фас" и на своих М29 выдвигался на огневой рубеж, откуда вступал в бой при поддержке перегруппировавшихся к тому моменту реконов из "Эхо", опрокидывал позиции гетов и пробивал путь к вершине занимаемой сопки, зачищая её.
В то же время, очень важной задачей взвода "Лима" был фланговый маневр. О том, как быстро геты предпримут попытку отбить высоту обратно - можно было только догадываться, но опыт прошлых боевых контактов с врагом подсказывал, что контратаковать горбачи умеют очень быстро. По этому, чтобы не дать противнику возможности снова взобраться на сопку и не допустить охвата им дерущихся в это время основных сил, взводу было предписано обогнуть высоту 482 с юга и, организовав засаду, прикрыть единственный остающийся маршрут кроме того, который будет использовать батальон - ещё один пологий склон, который простирается с противоположной, северо-восточной стороны возвышенности. Гастальди знал, что горбачи, в попытке отбить высоту, пойдут именно этим, наиболее проходимым путем. Они, конечно, хоть и не знающие усталости машины, способные делать невозможное и воевать так эффективно и слаженно, как, наверное, никто другой, но тоже не всесильны, и кое в чем предсказуемы. Ведь кому угодно, даже самому дьяволу что бы перемещаться по земле - нужна хоть какая-нибудь подходящая для пешего передвижения местность и было очевидно, что взбираться по базальтовым скалам или ползти по крутому подъему, но с другого направления геты с огромной долей вероятности не станут.
В теории все выходило складно, но как план сработает на деле, разумеется, наверняка не знал никто. На случай же различных внештатных ситуаций были свои инструкции - наученные тяжёлым опытом штабники Гастальди и командиры взводов позаботились о мелочах. Но возможно ли вообще предусмотреть абсолютно все? Поможет ли батальону удача и на этот раз или же запас везения уже полностью исчерпан?
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
Xhabarzumm
4 0%
Offline
16
2017-12-02 в 19:50 # 51
Роман Грба. Выжившие.

Брать транспорт гетов было ошибкой. На полпути к городку, среди джунглей, ракета подлетела откуда-то с юга -
ориентируясь, видимо, на некие не стертые сигнатуры. Роман заметил ее слишком поздно и потому успел лишь слегка отвести в сторону; боеголовка разорвалась в паре метров от бтр. Пусть бронебойный, заряд сопровождался мощным взрывом, убившим почти всех, сидевших на корпусе, и отбросившим бронемашину в заросли. Пилоту повезло не потерять сознание: с чудовищным гулом в ушах он кое-как вылез наружу, к своему стыду отпихивая остальных, сполз на землю и успел схорониться за ближайшую неровность местности -- за миг до нового удара.

Уцелели почти только солдаты, что неудивительно. Гражданских осталось лишь двое: какие-то школьницы с отрешенным взглядом, с потихоньку нарывающей от атмосферы кожей. Остальные -- мертвы. К большому счастью, второй взрыв, разметавший бронетранспортер по дороге, не оставил калек, убив всех мгновенно.
Сержант Амарболд сидела на ветке чего-то кряжистого и высокого, высматривая ориентиры. Почти час прошел с атаки, но больше ничего не последовало: видимо, роботам не захотелось распылять силы на беспомощную кучку людей. К лучшему, наверное. Все еще не было никакой связи; разве что радистка с длинной фамилией шерстила понемногу коротковолновые, гетских сигналов на которых по какой-то причине не было. Самим выходить в эфир, однако, Амарболд запретила настрого.
Грба выцарапывал острым камнем неприличное слово на ствольной коробке "наемника" -- забрал с тела Хаббада еще там, у пещер, да так и таскал потом. Хорошая винтовка, хоть и кондовая. Надежная. Боезапаса в ней оставалось примерно половина, чего при разумной трате хватило бы до скончания времен.
Пилот находился в удивительно спокойном расположении духа. Он мычал под нос приставучую песенку, поглядывал иногда на бедных школьниц -- тех пытались приободрить остальные солдаты -- да царапал оружие. Возможно, ему удалось за этот долгий мерзкий день что-то понять. Что-то важное. Что-то очень, очень важное.

А возможно, токсины начали понемногу просачиваться через забитый фильтр противогаза.
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-12-03 в 1:03 # 52
Батальон

~15 миль на Юго-Восток
от базы "Camp Juliette".
Рубеж атаки взвода "Оскар"
на высоту 482. Вечер.


На малом удалении от группы лавовых озер, невесть когда образовавшихся у края трансформного геологического разлома, расположились позиции взвода "Оскар". Для затаившихся чуть ли не в самом пекле бойцов эта местность была близка к идеалу с точки зрения невозможности быть обнаруженными на ней как с воздуха, так и с земли: у крутых зыбких берегов лавовых озёр геты никогда не появлялись без крайней необходимости, а зависшее в воздухе облако черного дыма затрудняло работу беспилотникам. Но, вместе с тем, более опасной и тяжёлой для нахождения местности трудно было и представить. Невыносимый жар, немного ослабевающий до терпимого температурного значения только на расстоянии двухсот футов от озера, то и дело устремляющиеся на десятки футов вверх лавовые фонтаны и ненадежный рыхлый грунт, затрудняющий перемещение по нем - все это могло сыграть злую шутку с кем угодно. Однако, альтернатив у взвода не было и находящиеся в ожидании экипажи "Гризли" вынуждены были несколько часов к ряду переносить крайне тяжёлые условия своего пребывания в неблагоприятной среде.
Но просто расположиться в таком неожиданном месте и быть уверенным в том, что для такого сложного противника, как геты это станет сюрпризом - явно было недостаточно. Что бы минимизировать риск обнаружения взвода противником раньше положенного срока, было решено соблюдать полное радиомолчание, даже по внутренней связи. Так же, должно было быть полностью отключено всё бортовое оборудование М29 - боевое, информационно-вычислительное, навигационное, инструметроны и тактические компьютеры. Даже внутреннее освещение боевых и десантных отделений БМП использовать в течение всего времени ожидания, вплоть до сигнала к выдвижению, строго-настрого запрещалось. Словом, из соображений безопасности экипажами было отключено все, кроме, разве-что, штатных систем жизнеобеспечения, без которых люди в условиях экстремальных температур и загрязнённого воздуха не смогли бы протянуть и получаса, угорев и задохнувшись один за одним. Все эти беспрецедентные и, возможно, избыточные меры секретности основывались на опасениях, которые были отнюдь не беспочвенны - до сих пор не было точной информации о чувствительности и эффективности систем обнаружения горбачей. Любая серьезная активность бортовых приборов в непосредственной близости от противника (расстояние отсюда до штурмуемой сопки было всего около полутора-двух миль) могла быть замечена каким-нибудь особым датчиком гетов и тогда... Словом, пренебрежение осторожностью запросто могло поставить под удар всю операцию ещё до ее начала.
Тяжёлый раскалённый ночной воздух Ксеноса сотрясал глухой грохот далёких разрывов. Казалось, словно бы кто-то огромным молотом со всей силы без устали бил по земле, дополняя ставшую уже привычной для всех какофонию звуков войны пополам с шумом извергающихся вулканов. На горизонте красным дрожащим светом искрилось зарево огня охвативших комплексы зданий космопорта и бывшей военной базы пожаров, а где-то вдалеке кипел один из десятков действующих на планете вулканов. Его черную конусообразную громадину рассекали стремительные лавовые потоки, кажущиеся издалека маленькими струйками. Казалось, все вокруг горело, бросая свет на силуэты словно бы вжавшихся в землю боевых машин.
Капрал Йон Сторесунд, вместе с остальными членами экипажа сидящий внутри темного боевого отделения М29, кажущегося невыносимо тесным в тусклом красном свете дежурного освещения, этой зловещей картины, конечно, не видел. Но он отчего-то точно знал, что именно и где горело и даже вслепую мог безошибочно указать направление, откуда исходит свечение от пожара, бушующего на "Джульетте". Уже который по счету день, не переставая, и днём, и ночью там шли бои, иногда с большей интенсивностью, иногда с меньшей. Последние сутки с тех пор, как туда свалился с орбиты десант, конечно больше... "...но на долго ли их хватит?" - в который раз спрашивал себя он. Шумно вдохнув слегка воняющий серой и ещё черт знает чем тяжёлый воздух, полностью отфильтровать который не могла даже работающая на полную мощность система вентиляции боевого отделения, Йон до хруста размял уставшую от долгого сидения в кресле наводчика-оператора спину. Ожидание на этот раз было особенно тягостным, чувство приближающейся неизвестности не оставляло в покое ни на минуту. Уже около суток Йону не удавалось поспать больше одного часа и, казалось бы, сейчас самое время воспользоваться моментом и хоть немного вздремнуть. Но на все попытки уснуть разум отвечал лишь дурным сновидением - в создании снова всплывал её образ. "Та девчонка из инженерной службы, почему именно она? Зачем она мне снится? Она ведь наверняка не уцелела..." - Йон вновь подумал об Олле, с которой он познакомился всего месяц назад, через день после своего прибытия на базу после ротации. Глупое вышло знакомство, как в старых фильмах, где двое в толпе случайно задевают друг друг и встречаются взглядами. Они и виделись после этого всего-то несколько раз... Да и не было в ней ничего настолько необычного, чтобы такой обладатель благородных черт лица и роскошной шевелюры, как Йон хоть немного запал на неё: так, круглое лицо, тонкие, будто бы не её, губы, курносый веснушчатый нос, очечки какие-то, да смешная гуля стянутых сзади заколкой светлых волос. Сам он, будучи известным прожигателем жизни и легкомысленным по своей натуре человеком, совсем не испытывал дефицита женского внимания к себе. В былые времена, кажущиеся сейчас невообразимо далекими, Йон имел дело с куда более привлекательными и интересными красотками. Что уж говорить о таких, как эта Олле. С тех пор, как всё началось, Йон даже забыл о её существовании. Но однажды Олле напомнила о себе, явившись во сне и с тех пор стала "приходить" регулярно. Из-за этого, и без того плохой урывочный сон Йона отчего-то крепче не становился. Во взводе шла молва, мол, это дурной знак, когда к кому-то во сне являются покойники, но более странным и пугающим Йону казался тот факт, что помня чуть ли не в малейших деталях образ этой едва знакомой ему девушки, он совсем забыл внешность других женщин, которых знал, казалось, тысячу лет. "Как только все закончится - покажусь, пожалуй, доку. Интересно будет узнать, что у меня поехала крыша..."
Йон мотнул головой и потер пальцами переносицу, отгоняя ненужные мысли. Шум системы вентиляции изредка прерывал чей-то очередной приступ кашля или скрип подошв о полик десантного отделения. Никому из плотно набившихся внутрь бойцов не было дела до разговоров: всё, что можно было обсудить - уже обсудили. Ключевые моменты брифинга были уже разжёваны, ориентиры, условные знаки и радиопозывные тактических групп - вызубрены. Многие спали. Кто-то - просто сидел как и Йон, погрузившись в свои мысли. Люди решили просто побыть в тишине, ведь для некоторых, возможно, это было последнее время покоя. Земного покоя.
Длинный тональный сигнал, внезапно раздавшийся в наушниках шлемофонов и гарнитур, оборвал ожидание.
- Wake'n'shake, devildogs! Горбачи заварили кофе!
Внутреннее пространство боевой машины сразу же осветилось комфортным матовым сиянием осветительных приборов. Пространство наполнилось звуками размеренной подготовительной возни членов десантной партии и прерывистыми короткими командами экипажа, оперативно запускающего и настраивающего аппаратное обеспечение всех систем боевой машины.
В эти минуты начиналась та самая "взрослая игра" Гастальди.
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2669
2017-12-05 в 21:01 # 53
Отряд. Барбара Стоукс

В продуктовом складе машинам было делать нечего, в столовую они тоже не заглядывали. Зато верхний этаж, на котором был шлюз наружу, кишел солдатами и штурмовиками - судя по всему, на месте тех, кого перебили сражавшиеся там турианцы, транспортный корабль высадил новых. Стоукс выхватила штурмовую винтовку и проверила вставки.
- Чувствую, на верхний уровень будем пробиваться, - прошептала она. - Ну хорошо. Пару десятков лампочек...
Громыхнула короткая очередь, и голову солдата разворотило. Тот издал предсмертный писк и упал. Следующая очередь лишила четверых гетов в лифте еще одной платформы.
- Остальные твои, Эмили! Давай! - выкрикнула сержант.
Life it feels like a frozen winter dream, like a silent scream!
Life it feels like a thousand frozen tears... and the night dwells within me!

В ночном бою главное - засветить противнику в глаз. А там видно будет...
Gordon_Freeman
30 0%
Offline
572
2017-12-07 в 10:18 # 54
Отряд. Эмили Холмс.

- Вас поняла, мисс Стоукс, - сказала Эмили.
Она проверила пистолеты и, выглянув из-за укрытия, выстрелила в ближайшего гета. Пискнув, тот упал. Затем девушка быстро "перекатилась" за другой стол, одновременно оценив обстановку.

Двое солдат у лифта. Один ближе к укрытию Барбары. И один в самом лифту.

Гет. Свет от лампочки связан с "головным" механизмом. Под защитой пластин находится модуль памяти. Он уничтожается сразу, как только лампочка гаснет. "Слабые" места в "суставах" конечностей. Вывод. Чтобы обездвижить гета, можно отстрелить конечности. Затем быстро добраться до его тела и вынуть модуль памяти, не погасив лампочку.

Эмили снова выглянула из-за укрытия и, пока дальние машины осматривали помещение, отстрелила ближайшим гетам конечности. Как только оставшиеся заметили её, девушка схватила щтурмовую винтовку и дала очередь по ним. Оттащив ближайшего гета в своё укрытие, Эми уни-клинком аккуратно вскрыла его "голову" и очень быстро извлекла что-то похожее на жёсткий диск, прежде чем лампочка погасла.
"- Это может быть модуль памяти", - подумала она.
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-12-08 в 3:04 # 55
Батальон

~15 миль на Юго-Восток
от базы "Camp Juliette".
Рубеж атаки взвода "Оскар"
на высоту 482. Ночь.


- Да-авай, стар-рая сволочь, поднимай свою... Hijo de puta! - в закрепленном над одной из голограмм приборов управления маленьком зеркальце отражалось перекошенное от досады лицо механика-водителя по прозвищу Грязнуля, тщетно пытавшегося вытащить управляемую им боевую машину на верх крутого вала. Словно дикий зверь, М29 остервенело бросался на десятифутовый зыбкий склон, вспахивая огромными колесами рыхлую вулканическую породу и раз за разом беспомощно откатываясь назад. Через обшивку и броню был слышен град бьющихся о корпус камней, вылетавших из-под колес. Грунтозацепы покрышек не справлялись - Basura de mierda! Басти, без рампы ниче не будет! Мы не выберемся, amigo! - предприняв очередную, четвертую, неудачную попытку вывести машину вверх, водитель, умело орудуя рукоятями управления двигателем, дал реверс и плавно отвёл "Гризли" на небольшое расстояние. В свете прожекторов кружилась поднятая вулканическая пыль. Немного поодаль лежали разбросанные сегменты штурмового пандуса.
Для успешного преодоления слабопроходимых участков местности как пехотой, так и бронетехникой, подразделениями ВКС применялся специальный пандус (рампа или в обиходе просто "мост"), который представлял собой простейшую сборную конструкцию из высокопрочных композитных материалов. В зависимости от длины непроходимого участка, пандус за считанные минуты собирался из требуемого количества сегментов и крепился к земле с помощью забивных свай, которые забивались в грунт с помощью специнструментов или по-старинке - обыкновенным двуручным молотом, если это было возможно. Пандус мог устанавливаться практически на любой грунт под любым углом наклона и был способен долгое время выдерживать вес большинства видов проходящей по нем техники, но самое важное - это качество исполнения крепления. Некачественно закреплённый пандус всегда мог сорваться прямо под колесами БМП со всеми вытекающими последствиями. И к огромному несчастью для экипажа сержанта "Басти" Бержере это случилось именно с ними, именно в столь важный момент.
Басти на несколько секунд замер у перископа, рассматривая сегменты. До боли стиснув зубы и проклиная все на свете, он с ужасом представил, чем может обернуться эта ошибка. Чертов мост не выдержал и в самый ответственный момент, в то время, когда взвод, продвинувшись далеко вперёд, уже, должно быть, вступал в контакт с противником, они оказались застрявшими в этой дыре по вине собственного головотяпства. Закрыв глаза и шумно вздохнув, сержант обернулся через плечо - мгновением ранее решение было принято.
Через переборку, частично отделявшую боевое отделение от десантного, Басти обратился к находящейся там десантной партии, уже порядком взволнованной, пытаясь перекричать обыкновенный для боевой машины шум работающих систем.
- Мост накрылся! Нужно восстановить! Восстановить! Мне нужны молотобойцы! - из-за отказа внутреннего переговорного устройства, вышедшего из строя ещё несколько суток назад от полученных машиной боевых повреждений, связаться с бойцами по внутренней связи не представлялось возможным. Сержанту несколько раз пришлось повториться, прежде чем командир группы спешивания энергично закивал головой и показал поднятый вверх большой палец, давая понять, что все правильно расслышал и понял.
- Йон, смотри в оба! Грязнуля, at my signal! - не теряя ни секунды, Басти извлёк из контейнера маску-респиратор, откинул фиксирующие его тело ремни безопасности и потянулся к задрайке командирского люка.
- Газы! Газы! Газы!
Правильно выполнять обязательную процедуру подготовки к разгерметизации, предписанную всеми возможными инструкциями, не было времени и едва Йон с Грязнулей успели надеть свои респираторы и отключить фильтро-вентиляционную систему, как снаружи, через открывшийся люк ударил поток горячего пыльного воздуха, сильно контрастирующий с относительной прохладой внутри. Следуя примеру Басти, бойцы в десантном отделении быстро изготовились, собрали инструмент и запасные сваи, и не задерживаясь организованно вышли наружу через открывшуюся аппарель.
В свете прожекторов закипела работа. Мелькавшая нашлемными фонарями ремонтная бригада не без усилий переносила на руках вылетевшие ранее из-под колес увесистые сегменты пандуса и монтировала их в нужном месте. Отдельная группа ремонтников, орудуя пневматическими молотами, крепила конструкцию к наклонной поверхности вала. Засекший время Йон отметил, что за двенадцать минут, усилием девяти упрямцев, пандус был восстановлен - Басти уже размахивал руками, давая знак Грязнуле, что бы тот начинал движение.
- Ease out!
Не заставив себя долго ждать, водитель, корректируя направление движения, на малых оборотах подвёл БМП к пандусу. Стоило Грязнуле поддать газу, как машина сделала рывок и под одобрительные выкрики стремительно вскарабкалась вверх, вновь сломав, правда, несколько сегментов задней парой колес. Но Басти это уже не волновало, теперь необходимо было догонять своих.
Не смотря на то, что в этот раз ценой допущенной ошибки было не только потерянное время, но и вывихнутые руки и ноги некоторых членов десантной партии, а так же лёгкие ожоги и отравления серой, сержант вернулся на свой боевой пост в хорошем расположении духа. Задраив за собой люк, Басти занял командирское кресло, запустил систему фильтрации воздуха и машинально прильнул к видоискателю перископа, осматривая малознакомую местность. Теперь, когда ничего не мешало сконцентрироваться на выполнении своих прямых обязанностей, Басти вновь почувствовал себя в своей тарелке, у него вновь появился азарт и жажда боя. Осмотревшись и прикинув ориентиры, он ввел данные в боевой компьютер, построив маршрут продвижения:
- Очистка воздуха в работе! Снимаем намордники через три майка. Водитель! Следовать заданному курсу to alpha point, dash!
- Roger that!
- сразу же отозвался Грязнуля и почувствовалось, что машина прибавила ходу, уверенно пробивая путь в темноте. Штатная инфракрасная система видения позволяла прекрасно ориентироваться даже в полной темноте.
Со стороны сопки постепенно стали доноситься звуки интенсивной стрельбы, возрастающая громкость которых недвусмысленно указывала на то, что там шел ожесточенный бой. Ещё немного и злополучная высота окажется в поле зрения.
- Водитель! Slow stop! Наблюдаю дружественную технику. На один час.
- Подтверждаю. Бля, это же "Оскар Один"! Он горит! Горит!
- Driver, quick stop! Похоже на засаду.
- Басти снова обернулся через плечо, на сколько ему позволял шлемофон и жестом показал командиру группы спешивания, что тем пора на выход - Впереди может быть засада! Ambush! Идём вместе, я впереди. Дистанция! Наблюдаем! Понял? - вновь перекрикивая шум работающих бортовых приборов добавил сержант и командир группы в ответ подал знак, что всё понял.
Аппарель снова плавно опустилась и гремящее железом воинство с приданным ему тяжёлым вооружением организованно выгрузилось наружу.
Не без доли восторга Йон наблюдал за рассредотачивающимися по обе стороны его БМП белыми фигурками людей, в тепловизионном канале прибора наблюдения кажущихся какими-то нереальными. В сознании промелькнула незваная мысль о том, будто что-то идёт не так и Йон почувствовал, что у него отчего-то затряслись колени. Мерзкий озноб прокатился по телу...
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
ReaperSlayer
30 0%
Offline
2669
2017-12-12 в 20:56 # 56
POV Отряд. Барбара Стоукс

Все-таки штурмовая винтовка гетов, даже самой первой модели, по убойной силе намного лучше против этих платформ, чем ее старая пушка. В этом Барбара убедилась, когда за несколько выстрелов она сняла щиты и поразила насмерть тех двух из четырех солдат, что сейчас лежали в неестественных позах возле лифта.
Эмили начала расправляться с остальными. Только что мастер-сержант заметила, как девушка, прибив последнего гета, извлекла из его головы что-то похожее на модуль памяти. "Если он не поврежден, то мы можем найти способ, как его использовать. Возможно, это даст нам необходимую информацию для борьбы с ними".
Повсюду были обломки пробитого потолка жилой комнаты. Остатки кресел и столов обеспечивали солдатам превосходное укрытие. Пищевой синтезатор, где турианцы готовили свои правобелковые кушанья, был разворочен и заляпан синей кровью. И нигде ни одного трупа. "Солдаты могли унести всех убитых с собой", - подумала Стоукс.
Затем она посмотрела в ту сторону, где у стены стоял большой защищенный кодовым замком контейнер. И под забралом шлема сбежала слеза.
Нет. Не от того, что она не сможет взять оттуда, возможно, необходимые вещи. Просто теперь каждый запертый сейф будет напоминать ей о еще одной потерянной жизни, за которую она была в ответе.
Ее родные люди погибли.
Теперь умер Крин.
Она не могла смахнуть слезы с глаз, потому что шлюз был разрушен, и атмосфера здесь оставляла желать лучшего. Просто стояла и тяжело дышала, даже не обернувшись, чтобы осмотреть уничтоженных гетов - а в них наверняка могло что-то найтись. Жаль только, что одному из них это не пригодится.
Откуда-то сверху прострекотала очередь, пять пуль прошлись по Стоукс. Три сняли щит, две прошлись по броне. Ахнув, женщина упала, пытаясь перекатиться за остатки пищевого синтезатора.
- Сверху!! Эмили, берегись!!
Штурмовик. За ним еще один. И еще. Всего трое. Рассредоточившись на верхнем уровне, они принялись старательно простреливать помещение внизу. Положение стало опасным.
Life it feels like a frozen winter dream, like a silent scream!
Life it feels like a thousand frozen tears... and the night dwells within me!

В ночном бою главное - засветить противнику в глаз. А там видно будет...
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-12-12 в 23:03 # 57
Батальон

В горах или в городской застройке, в ясный день или в кромешной тьме ночи, в наступлении или в обороне: неважно где и неважно при каких обстоятельствах - бронетехника и пехота всегда неразделимы. Эту аксиому, железное правило, в буквальном смысле написанное кровью, люди усвоили ещё более двух веков назад сразу же после первых своих попыток применения в войне нового тогда явления - танков. Даже не смотря на в корне изменившиеся с тех времён методы ведения боевых действий, тактику и военную доктрину, не смотря на развитие вооружения и средств защиты - этот в общем-то нехитрый принцип не перестает втолковываться на занятиях по тактике в голову каждого, кто может быть хоть как-то причастен к боевым действиям на земле.
На практике, в большинстве случаев, ни поддержка с воздуха, ни мощная биотика, а именно бронетехника, эта смертоносная кавалерия современной войны, способна придать пехоте так необходимую ей мобильность, огневую мощь, сделать любую грамотную атаку внезапной для противника и стремительной в своём развитии. И, при этом, только пехоте, в свою очередь, под силу эффективнее всего облегчить в бою жизнь бронетехнике. Сопровождающие технику пехотинцы порой способны увидеть и услышать больше, сделать непроходимые участки движения проходимыми, нейтрализовать неприятельское противодействие из любого труднодоступного места, будь то укреплённая огневая точка или же баррикада из мусора, а так же многое другое.
Многим опытным в своем деле операторам боевых машин, кто хоть раз побывал в горячке боя, и вовсе было хорошо знакомо то обманчивое чувство неуязвимости, когда поймавшая кураж команда боевой машины забывает обо всем на свете, пробивает путь вперёд, выполняя боевую задачу и, отрываясь от сопровождения, остается без прикрытия пехоты. Задумываться о своем положении экипаж начинает только тогда, когда наступает короткая передышка между огневыми контактами, справляться с которыми закономерно становится все труднее. И хорошо, если понимание того, что он не всесилен, приходит к экипажу условной БМП раньше, чем его загоняют в угол и поджигают неприятельским огнем.
Проще говоря, любое взаимодействие боевых машин и пехоты на поле боя позволяет эффективно выполнять широкий спектр тактических задач и приёмов, которые по отдельности ни бронемашины, ни любой, даже вооруженный до зубов, "файртим" не сумели бы выполнить никогда.
БМП во взаимодействии с пехотой - так всё происходило и этой ночью. Именно благодаря такому подходу к тактике ведения боя батальон, по сути, ещё ни разу не понёс крупных единовременных потерь в людях и технике, не единожды совершая свои рискованные нападения на объекты горбачей. К счастью, ни ранее, ни сейчас, проблем с тем, где взять людей для выполнения столь непростой задачи сопровождения в батальоне никогда не возникало. Люди были главным и самым ценным ресурсом для батальона и все принятые в той суматохе первого дня вторжения меры по их спасению оказались не напрасны.
Остатки дерущегося с горбачами в полном окружении батальона состояли из множества бойцов, за которыми не было закреплено боевых машин даже в мирное время и они не были профильными их операторами. Неудивительно, ведь любой механизированный батальон - это не только водители, наводчики и командиры экипажей. Это сотни людей обслуживающего персонала и вспомогательных служб. Это управленцы, техники, специалисты по электронной борьбе и разведке. Это и пехотинцы, в задачи которых как раз и входило то самое пресловутое взаимодействие с бронемашинами. Обычное дело, когда количество личного состава мехбата, задействованного непосредственно в управлении БМ составляет лишь некоторый процент от общего, а соотношение бойцов и некомбатантов и вовсе один к одному, даже с небольшим перевесом в пользу последних. Нетрудно понять, что описанное выше соотношение лишь увеличилось, зная, что во время нападения гетов батальон по очевидной причине потерял почти всю боеспособную часть личного состава и практически две трети от имеющегося парка бронетранспортеров и другой техники. В строю осталось множество людей, меньше всего приспособленных к боевым действиям на переднем краю. А "combat zone" в этой внезапной и пока ещё никому непонятной войне был для батальона повсюду.
Однако, ни в коем случае нельзя было сказать, что все эти "неприспособленные" люди стали для батальона обузой. Конечно, в бою всё держалось на опытных и знающих своё дело солдатах, выполняющих, на первый взгляд, всю основную работу. Но в ходе непрекращающейся войны и постоянного стресса даже самым выносливым требовался отдых. И их было кому подменить: часто, при необходимости, вместо заболевших, раненных или погибших в дозор или патруль добровольно шли вчерашние ординарцы, интенданты, техники, повара и прочие. Хоть и не обладая боевым опытом, они были лишней парой рук, ног, глаз и ушей; кроме того, они учились, привыкали и в ряде случаев на них можно было рассчитывать. Пожалуй, без всех этих людей у батальона ничего бы не получилось. Многие из них и сейчас принимали непосредственное участие в штурме высоты, самостоятельно вызвавшись и войдя в состав групп спешивания, а так же расчётов переносных ракетных комплексов, которых было по одному-два на каждое отделение.
Конечно, у всех участников штурма были свои трудные и опасные задачи, но тяжелее, чем остальным очевидно приходилось именно членам десантных партий. Тяжелее, как физически, так и психологически. Очень тяжело сохранять присутствие духа, зная, что тебе противостоят бездушные, не знающие страха, усталости и пощады машины, прямого огневого контакта с которыми опасаются все без исключения, ведь от их почти всегда прицельного огня не защитит практически ничего, кроме, возможно, слабых кинетических барьеров бронекостюма и - дай бог, чтобы подвернулось вовремя - ненадёжного укрытия. Ко всему прочему, у них не было вообще никакой связи ни с БМП, ни друг с другом, что и вовсе в разы увеличивало и без того тяжёлое бремя, которое им предстояло вынести. И всё это не говоря о постоянном негативном воздействии окружающей среды, плохой видимости и других "радостей" нахождения на линии огня противника, который никогда не ошибается. Без сомнений, это были настоящие смельчаки, уже совершившие подвиг тогда, когда добровольно взяли на себя самую тяжёлую часть общего дела.

М29 сержанта Бержере на небольшой, около пяти миль в час, скорости полз по колее глубоких следов, проторенной прошедшими тут ранее другими машинами взвода "Оскар". Дистанция до подбитого впереди "Гризли" постепенно сокращалась. Его раскалённый внутренним пожаром остов бесформенным белым пятном играл в тепловизионных каналах прицелов и толсто намекал на возможную засаду горбачей впереди. "Чёртовы роботы, ублюдки... Как с нашими-то парнями расправились, а. Но остальные две машины, похоже, пробились - значит, засада могла быть уничтожена. Может, нам повезет?" - напряжённо размышлял Басти, нервно похрустывая пальцами и неотрывно наблюдая за местностью через видоискатель перископа. Так же внимательно контролируя свои сектора через прикрепленные к шлемам приборы ноктовизоров, по обе стороны от идущей на малых оборотах машины цепью растянулось пехотное отделение. Стараясь соблюдать оптимальную, в восемнадцать-двадцать футов, дистанцию друг от друга и не отставать, они шли, немного сутулясь, будто бы стараясь быть ближе к земле, что бы в случае чего - сразу уйти из-под огня, упав ничком. Обыкновенная походка тех, кто в силу специфики своей работы привык "кланяться" летящим в него пулям. Сейчас для этих бойцов худшей участи, чем оказаться тяжело раненным - трудно было и представить. Помощи в этом случае не было бы почти никакой - рядом не было ни одного врача, только встроенная в комбинезоны примитивная система жизнеобеспечения, иллюзий насчёт которой никто уже не испытывал. С большой долей вероятности, раненного бойца могла ожидать только медленная и мучительная смерть.
- Наблюдаю тела убитых. На один час, левее БМП. Четыре. - рассмотрев несколько обезображенные силуэты тел погибших, Йон немедленно сообщил о находке остальным.
- Affirmative. Четыре тела возле М29. Hostia! Это же наши! Святые угодники, только эти сволочи могли так сделать... - взволнованный увиденным, Грязнуля выдал трехэтажный пассаж на своём языке об истинной половой принадлежности всего рода горбачей вплоть до их самых далёких предков.
- Не вижу оружия. Кто скажет почему у покойников нет их винтовок?
- Их "Лансеры" могли взять наши парни. Уничтожили засаду и пошли дальше.
- Почему тогда не забрали тела, amigo? Как можно не забирать тела? Есть же гребаное предписание, блядь! Это какое-то безумие...
- Грязнуля не унимался и, обладая свойственным таким людям, как он, темпераментом, разразился чередой проклятий теперь уже в адрес сопартийцев из других экипажей, бросивших тела своих товарищей на произвол судьбы. Согласно распоряжению комбата, 404-й никогда не оставлял тела погибших, это было важным моментом для всех без исключения.
- Не беспокойся, брат, мы заберём их. Мы заберём их. - Йон попытался успокоить водителя, так не вовремя начавшего проявлять эмоции.
- Affirmative.
- Ебаные humps! А ну мы до вас доберёмся, суки!
- Аминь, брат.
- Stay frosty and alert, guys.
- не отрываясь от наблюдения, Басти спокойным тоном угомонил разговорившихся подчиненных и перевел перископ на девять часов - Водитель! Обьезжаем этот "Гризли" слева и остановка. Забираем покойников и двигаемся дальше.
- Эй, брат, осторожно! Только не наедь на него!

БМП немного качнулась, войдя в поворот и, немного протянув вперёд, плавно остановилась. Подбитый М29, из деформированных от температуры люков которого валил густой дым, остался стоять позади и справа. Рядом появились несколько подбежавших трусцой бойцов, которые, включив фонари с красными светопоглощающими фильтрами, стали осматриваться вокруг в поисках других тел убитых или раненных. Один из них склонился над покойником и ещё один - бегло осматривал повреждения подбитой машины. На "Оскар-3", взвыв электроприводом, опустилась кормовая аппарель и пролила немного внутреннего света из десантного отделения в окружающий ночной мрак. Сейчас бойцы занесут тела внутрь и движение возобновится...
"Плохо стоим, кучно. Сейчас горбачи нарисуются и как надерут нам жопы! Только парни не медлили..." - стараясь не выказывать волнения, Басти продолжал осматриваться. Контрастное видеоизображение приборов наблюдения отчётливо позволяло видеть в своих скупых черно-серо-белых тонах скальные выступы с густо растущими на них кустарниками и редкими деревьями. Стоило командиру "скользнуть" прибором чуть в сторону, как его глаз зацепился за явно выпадающую из общей картины деталь среди деревьев. Что бы лучше всё рассмотреть, Басти помассировал пальцами уставшие веки и проморгался. Щёлкнув переключателем тумблера на корпусе перископа, Басти сравнил изображения в "черном" и "белом" режимах тепловизора. Ему не показалось: за стволом дерева кто-то неподвижно сидел и наблюдал за ними, но кто - было не разобрать.
- Возле деревьев кто-то есть.
Внезапно, откуда-то с той стороны, где находился этот наблюдатель полетела прицельная очередь в его - Басти - десантников, возившихся с телами погибших возле кормы. В следующее мгновение этой очереди уже вторили несколько других с того же направления. Ответный огонь, однако, не заставил себя долго ждать: попавшие под обстрел пехотинцы тут же залегли и принялись стрелять в ответ, впрочем не особо точно. Качество передачи изображения их ноктовизоров оставляло желать лучшего и похоже, что бойцы ориентировались в основном только на звуки выстрелов нежданных гостей.
Тот час же спохватившись, Басти скороговоркой дал команду наводчику:
- Оператор! Пулемет, множественные цели на девять часов!
Мгновенно сориентировавшись, Йон всего за пару секунд выполнил горизонтальное и вертикальное наведение орудия и распознал среди деревьев отчётливо теперь виднеющиеся в канале тепловизионного прицела белые фигуры неопознанных стрелков:
- Identified!
- Огонь!
- On the way...
- Йон повернул ключ предохранителя и выжал спуск. Снаружи послышался сухой треск спаренного скорострельного автомата, и мягкий звук сработавшего ему в унисон электромотора охлаждающего устройства. От идентификации цели до первого выстрела - считанные секунды. Опытный экипаж современной боевой машины всегда работает чертовски слаженно и просто дьявольски быстро. Ураганный огонь пулемета срубил несколько тонких стволов деревьев и вырезал под корень плотный кустарник, заставив атаковавших стрелков затихнуть.
- Прекратить огонь! Cease fire! Cease fire! Cease fire! - голос командира внезапно повысился и Йон, получив нелогичную команду, отпустил рычаг спуска и вопросительно взглянул на Басти. Тот округлил от удивления глаза и, повернувшись к наводчику лицом, ответил на его немой вопрос:
- Гребаные сукины дети! Огневой контакт с Tango-Romeo!
- Чё? Какого ху...
- Это турианцы! Дружественный огонь!
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
Vulture
32 0%
Offline
816
2017-12-14 в 23:53 # 58
Боевой корабль «Роджер Янг» готовился к выброске десанта на планету. В ходовой рубке тщетно пытались связаться с судном «Чикаго», в грузовых трюмах вовсю шла подготовка к десантированию. Работала сварка, туда-сюда сновали инженеры, техники, просто любопытные, которых по возможности старались выпроводить, дабы не нарушать порядка. Проводились последние приготовления, проверялись челноки, запорные люки, аппарели… В соседних отсеках тоже кипела своя работа. Десантники разбирали боеприпасы, гранаты, проводили подгонку оружия, брони и других элементов амуниции.
Отряд Рико – «Головорезы» не являлись исключением. Хоть и были среди них те, кому это казалось излишним, ведь технический персонал отвечал за исправность всего оружия и снаряжения. Однако после первого столкновения с реальным противником, а не компьютерной моделью, все сомнения исчезали как по мановению руки.
- Когда столкнёшься со жмущим ботинком, заклинившим оружием, или когда забарахлит тепловизор шлема, или «минус» потеряется в системе жизнеобеспечения, вот тогда вы вспомните меня, господа! – Всегда говорил Джонни новобранцам, после того как кто-нибудь из них высказывал сомнения по этому поводу.
- Значит так! По прежнему нет связи с судном «Чикаго». Неизвестна судьба форта на планете. Отдельные сигналы не в счёт. Похоже, что противник в лице синтетиков прочно обосновался, и выселяться не хочет. Наша задача – высадиться, оценить обстановку, вернуть форт, наладить связь, и оборонять его до подхода подкреплений. Всё ясно?
- Так точно, сэр! – Грянул хор из тридцати глоток отряда, при завершении погрузки в транспорт. Вместе с «Головорезами» погрузились «Апачи», «Саламандры», и ещё три отряда.
«Роджер Янг» открыл десантные шлюзы, из которых, с обеих бортов судна неспешно появлялись челноки, останавливаясь на ограничительных аппарелях. Последний челнок застыл в томительном ожидании. Сработали механизмы, и десантные челноки отправились в путь, по направлению к планете.
Все экипажи, каждый член десантной партии был заранее проинструктирован об особенностях планеты и её климата.
- Входим в атмосферу! Держитесь! – Подал голос второй пилот челнока «Головорезов», после того как началась «болтанка». Машину бросало из стороны в сторону, вверх-вниз, казалось, что некое существо хотело развалить её прямо в воздухе. Пара десантников еле сдерживали рвотные позывы, некоторые откровенно веселились, и кричали во весь голос, самовыражаясь таким образом. Джонни не мешал, ведь всё это он прошёл сам, при первых высадках. Вдруг слева, там, где только что находился челнок «Апачей», вспыхнула огромная яркая красно-жёлто-оранжевая вспышка, а по обшивке «Головорезов» забарабанили обломки, панорамное стекло заволокло дымом, пылью, и, наверное, содержимым челнока. Тут же завыла сирена, и включилось аварийное освещение.
- Какого чёрта?! Что это было?! – Воскликнул второй пилот, но его тут же усадил на место первый. - Замолкни, сядь и рули! У них есть ПВО! Роджер Янг, по нам ведёт огонь зенитная батарея противника! Вынуждены отклониться от курса! Сядь, я сказал!
Второй пилот уже понял, что сейчас произойдёт, или может произойти. Если ПВО – не шутка, то их высадка – чистое самоубийство.
- Кто-то непростительно ошибся! – Только и смог выдавить из себя он, поскольку в горле моментально пересохло.
Машину ощутимо тряхнуло, ПВО противника вели заградительный огонь. Единственное преимущество – количество, сейчас уже ничего не значило, потому как счёт шёл на секунды. От следующего взрыва у Рико заложило уши, и потемнело в глазах. Лишь через несколько томительных секунд, чувства стали приходить в норму, лишь для того, чтобы осознать неизбежное, их челнок подбили, и сейчас пилоты делают всё возможное и невозможное, чтобы совершить хотя бы жёсткую посадку. Отовсюду доносились звуки и крики людей, пытающихся бороться за свои жизни. Джонни со смешанными чувствами наблюдал в образовавшуюся брешь за приближающейся поверхностью планеты. С одной стороны, он так мало повидал на своём веку, с другой, ему было даже интересно, будет ли что-нибудь дальше…
Gordon_Freeman
30 0%
Offline
572
2017-12-16 в 14:12 # 59
Отряд. Эмили Холмс.

- Сверху!! Эмили, берегись!! - крикнула Барбара.
И в метре от ног Эмили пролетели заряды штурмовых винтовок гетов. Девушка быстро "юркнула" за опрокинутый стол и посмотрела наверх. В потолке зияла большая дыра, откуда "выглядывали" три винтовки и стреляли в людей. Эми огляделась вокруг.

Края дыры хрупкие. Если швырнуть в то место что-нибудь потяжелее, потолок обрушится, и геты упадут. Так. Геты-штурмовики. Серьёзный враг. У них преимущество - верхний этаж к нижнему. Но идея может сработать, но долго ли они будут обездвижены?

- Мисс Стоукс, мы можем расширить дыру, обрушив часть потолка, - сказала Эмили. - Геты упадут к нам, и мы их прикончим. Только для начала надо найти что-нибудь тяжёлое.
HAMsTer
18 0%
Offline
137
2017-12-16 в 15:28 # 60
Батальон

"И откуда тут только взялись эти чёртовы инопланетяне? И надо же было умудриться не распознать друг друга прямо сейчас, имея при себе столько этого сверхсовременного дерьма!" - не теряя времени на раздумья, Басти сразу же принялся за сборы в свою очередную вылазку наружу. Вот уже который раз за короткий промежуток времени обстоятельства вынуждали сержанта покидать свое рабочее место и лезть в самое пекло, будто бы он вовсе не командир боевой машины, а какой-нибудь заправский штурмовик-киногерой с шилом в известном месте. "Нашелся пацан, твою мать, туда-сюда прыгать... Ещё немного и горбачам не придется в меня стрелять - я, бля, сам застрелюсь!" - беззлобно причитая и мысленно жалуясь на судьбу, Басти выдернул из фиксаторов под командирским креслом сложенную в походное положение винтовку, схватил свой респиратор и полез в узкий проход в переборке между боевым и десантным отделениями.
- Hurry up, holmes! Они же все там поубивают друг друга! - в динамиках шлемофонона послышался взволнованный голос Грязнули.
Стрельба снаружи не прекращалась. Казалось, счёт шел уже на секунды и вот-вот взаимный обмен "любезностями" между отделением пехотинцев и нежданно объявившимися турианцами перерастает в полноценный бой со всеми вытекающими последствиями. Промедление могло стоить жизней и кому как не Басти - из всех наиболее информированному о сложившемся раскладе - было под силу расхлебать заварившуюся кашу и внести ясность в происходящее.
- Йон! Какие у нас процедуры идентификации для Танго-Ромео?
- Так... В условиях отсутствия связи - пароли, световые сигналы, синий дым... Зелёная ракета в зенит. Нет, белая! Белая ракета!
- торопливо по памяти ответил наводчик, не отрываясь от наблюдения за сектором.
- Всё, понял тебя! Понял! Cover my ass! - захватив с собой маленькую, не толще сигары, гладкую конусообразную тубу сигнальной ракеты, Басти скрылся за переборкой. На ходу снаряжая сигналкой уже изготовленную к стрельбе М7, он старался не смотреть на полик десантного отделения, где лежали сваленные друг на друга мертвые тела, погруженные внутрь минутой ранее - церемониться с покойниками сейчас было некогда. Переступая натёкшую лужу крови, Басти, силой сдерживающему отвратительное чувство, пришлось даже пройтись по одному из тел - по-другому в тесном пространстве отсека сделать не получилось бы.
Выскочив в темноту ночи, Басти тут же споткнулся о что-то мягкое, но не обратив на это внимания, тут же поднялся и побежал за ближайшее укрытие, которое только смог различить в темноте, размахивая при этом свободной от винтовки рукой и крича своим, призывая их прекратить огонь в надежде, что его кто-нибудь увидит и услышит:
- Дружественный огонь! Blue on blue! Не стрелять! Cease fire!
Очутившись за каким-то непонятным невысоким предметом, Басти вскинул винтовку и выстрелил снаряженной ранее ракетой вверх над собой. Разбившись на множество горящих ярким белым светом звёздок, она описала в воздухе крутую дугу и стала плавно опускаться вниз, оставляя за собой дымный след. Неестественно затрепетали в её свете тени, то укорачиваясь, то удлиняясь.
- Прекратить огонь! Это турианцы! Friendly fire! Не стрелять! - надрывный крик Басти вкупе с выпущенной ракетой, показалось, наконец сработали как надо - стрельба постепенно начала утихать, причем с обеих сторон. Завидев в свете ракеты прижавшихся к земле двоих пехотинцев, Басти, на всякий случай пригнув голову, подбежал к ним и свалился рядом:
- Живы, пехота? Там несколько Танго-Ромео среди деревьев, нужно установить с ними связь!
- Блядь, кто тут? Басти, это ты? С кем у нас контакт?
- немного ошарашенный произошедшим боец не сразу смог переварить полученную информацию.
- Да, это я. Контакт с турианцами! Нужно связаться с ними. Ведите меня вперёд, я без ПНВ, can't see shit!
- Вот суки, они же стреляли в нас! Чуть зад мне не продырявили выродки!
- осторожно приподнявшись на локти, второй боец посмотрел вперёд, в сторону, откуда только что по нему вели огонь. Турианцы и впрямь стреляли достаточно точно, Басти и остальные не могли этого не заметить. Это косвенно указывало на то, что у них были как минимум ноктовизоры или ночные прицелы. Конечно, это далеко не факт, но если всё в самом деле было так, то этот дружественный огонь совершенно точно не был случайным, ведь с помощью таких приборов никому не составит труда отличить силуэт человека от горбача. Следовательно, это был совсем не дружественный огонь, а настоящая засада. Не смотря на нелогичность и тем более неподкрепленность таких выводов прямыми доказательствами, в разум Басти все же закрались подозрения.
- Эй, Басти! Готов? - отдышавшись несколько секунд, пехотинец приготовился к новому броску вперёд, к следующему укрытию. Басти, которому уже перестала нравиться идея установки связи с "союзниками", очередной раз хлопнул его по плечу, обозначив готовность - Ладно! Follow my lead!
Преодолев короткими спринтерскими перебежками расстояние с полсотни - в темноте трудно было разобрать - ярдов открытой местности, бойцы, держа свои М7 наготове, взошли на то место, где по идее должны были быть турианцы. Ожидаемо для Басти, никакими турианцами там и не пахло. Могли, конечно, оставаться какие-то следы их присутствия, но в такой темноте быстро найти хоть что-нибудь совершенно не представлялось возможным.
- Чисто! Никаких признаков присутствия Танго-Ромео.
- Вот же суки. Почувствовали, что Старина Билли идёт и свалили, да?
- присев на одно колено, рослый боец самодовольно хмыкнул.
- Сержант, это точно был "синий-по-синему"? Больше похоже на...
Внезапно, Басти словно бы ударило током и он с ужасом подумал, что и тот сгоревший "Гризли" - тоже отнюдь не дело рук горбачей. В голове окончательно всё смешалось. С бешеной скоростью, "перекрикивая" друг друга, выстраивались всё новые и новые версии касательно происходящего, создавались и тут же разрушались уже которые по счету логические цепочки, а на их обломках вырастали домыслы. Для чего турианцам все это затевать? И почему они предприняли такую вялую попытку повторного нападения теперь уже на них, а завидев ракету и поняв, что их опознали - взяли и просто отступили? В конце концов, все же турианцы ли это были? Нескончаемой чередой вопросов полнились вагон и маленькая тележка, а ответов было - ни одного. Басти плотно подсел на измену.
- Возвращаемся. Возвращаемся и рвем когти отсюда. Тут небезопасно. - угрюмо проговорил сержант и три темные фигуры торопливо направились обратно, ориентируясь на слабый свет огонька догорающей БМП.

- Экс-рей!
- Квебек! Не стреляй, это свои!

Обозначив свое присутствие отзывом на пароль, Басти с напарниками вышли из темноты к одному из выставленных по периметру часовых и направились к командиру отделения, что бы рассказать о случившемся. Тот вместе с двумя своими бойцами встретили их тяжёлым молчанием. У всех на устах вертелись назревшие вопросы, чувствовалось, что ещё немного и люди окончательно озлобятся. У опущенной аппарели прибавилось ещё два тела, накрытых брезентовым чехлом.
- Это Капрал Камбу и рядовой первого класса Шац. - усталый и отдающий нотами злости низкий голос командира отделения с пиктограммой штаб-сержанта на плече резюмировал список потерь от "дружественного" огня. Произошедшее за последние десять минут всем казалось каким-то невозможным бредом - Killed in action. Эхо-Три-Сьерра умер только что от шока.
- Это были турианцы, Себастиан? Это они нас мочили?
- из собравшейся "толпы", перебивая командира, прозвучал ожидаемый всеми вопрос и Басти почувствовал, как в него уставились острые взгляды нескольких пар глаз.
- Я... не уверен. Теперь не знаю. Мы видели одного турианца, который вел наблюдение, смотрел из-за дерева. Остальных не видели. Так что я не знаю... - впервые за всё время Басти ощутил на себе тяжесть вины за якобы совершенную им ошибку. Возможно, он поторопился с принятием решения и гораздо более правильным было бы тогда расстрелять из спарки незваных гостей прежде, чем они успели бы достать кого-то из бойцов отделения.
- Это были они, я этих уродов по запаху чую! - один из пехотинцев раздраженно пнул лежащий у ноги камень и широкими шагами заметался из стороны в сторону.
- Надо было размазать их по земле из "Гризли", а потом уже махать им ручкой.
- Если это они, то зачем им вообще на нас нападать? Причины?
- более спокойно, но не без тревоги в голосе спросил сидящий у заднего колеса транспортера боец. Положив винтовку на колени, он задумчиво ковырял пыльный грунтозацеп огромной шины.
- Да я даже знать не хочу ни о каких причинах. Мы с этими худосочными ублюдками ещё разберемся!
- Лучше обсудим это дерьмо как-нибудь потом. Мы и так потеряли достаточно времени.
- Squad, listen up!
- громко объявил командир отделения, оборвав не к месту собравшееся вечернее ток-шоу и резко поднялся с колена, перебрасывая через шею оружейный ремень "Лансера" - Грузим тела покойников в "Оскар-Три" и выступаем. Check your weapons! Готовность через три майка. Басти, бля, не стой столбом! - он толкнул в плечо командира БМП и быстро направился помогать своим людям заносить погибших внутрь транспортера.
Не ответив ни слова, Басти скрылся в глубине десантного отделения. Произошедшие в эту ночь события немного пошатнули в нем чувство собственной уверенности.
Закончив сборы и сняв часовых, охранявших периметр чуть поодаль, оставшаяся в строю часть отделения, идя в разрез всем инструкциям, строго запрещающим передвижение пехоты "на броне", споро взобралась на крышу десантного отделения, помогая взобраться нагруженным переносными ракетными комплексами операторам. Плавным рывком БМП сдвинулась с места и, набирая скорость, легла на курс, ведущий к конечной точке - высоте 482.
>>>>> 404th lead the way! <<<<<

И Шепард такой­ мол­одой - струячит с работы домой!
Форум » Форумная РПГ Mass Effect » Форумные ролевые игры Mass Effect » ФРПГ "Mass Effect Universe" » ФРПГ "Выжить или умереть. Восстание машин" (ФРПГ в жанре Action)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

Форум

Лента сообщений Вселенная Масс Эффект Фанатский уголок Форумные РПГ Масс Эффект Цитадель: общение фанатов

Опросы сайта
Архив опросов Mass Effect Universe